Институт освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава I. Понятие освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних лиц, совершивших преступления

§ 1. Понятие освобождения от уголовной ответственности

§ 2. Эволюция института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних

§ 3. Особенности освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в современных условиях

Глава II. Виды, основания и процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних

§ 1. Общие и специальные виды освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних

§ 2. Процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего

§ 3. Применение принудительных мер воспитательного воздействия

Заключение

Библиографический список

Приложения

Введение

Актуальность темы исследования. Проблемы преступности несовершеннолетних всегда отличались особой остротой и актуальностью. Рост социальных противоречий, связанный прежде всего с появлением частной собственности и имущественным расслоением населения, вызвал резкое увеличение масштабов преступности и, в частности, преступности несовершеннолетних, которая не только претерпела количественные изменения, но и приобрела новые качественные характеристики. На протяжении последних лет уровень преступности несовершеннолетних в России остается довольно высоким (несмотря на имеющуюся некоторую положительную динамику). Так, в 2008 г. было зарегистрировано 218 273 преступлений, совершенных несовершеннолетними и при их соучастии, в 2009 г. — 170 703, в 2010 г. — 144 584, в 2011 г. — 132 264, а в 2012 г. — 117 412 Официальный сайт МВД России. Статистика [Электронный ресурс] // http: //www. mvd. ru/. Наглядно статистические данные представлены в табл. 1 и на рис. 1 в приложении 1.

Приведенные статистические данные свидетельствуют о том, что на протяжении последних пяти лет имеет место постепенное снижение количества преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Однако, во-первых, приведенные показатели характеризуют не фактический, а только регистрируемый уровень подростковой преступности Забрянский Г. И. Преступность несовершеннолетних в современной России (взгляд сквозь призму статистики) [Текст] / Г. И. Забрянский // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. 2012. № 4. С. 68. Во-вторых, уменьшение количества преступлений, совершенных несовершеннолетними, происходило на фоне сокращения количества несовершеннолетних в стране, о чем свидетельствуют как данные общей статистики Официальный сайт Росстата [Электронный ресурс] // http: //www. gks. ru/. (см. табл. 2 в приложении 1), так и статистика МВД России, а именно — если в 2008 г. на территории обслуживания органами внутренних дел проживало 34,1 млн. несовершеннолетних, то в 2012 г. — 27,2 млн. подростков Официальный сайт МВД России. Статистика [Электронный ресурс] // http: //www. mvd. ru/. Удельный же вес преступлений несовершеннолетних и при их соучастии в общем количестве преступлений за указанный выше период уменьшился лишь с 6,8% в 2008 г. до 5,1% в 2012 г. (см. табл. 1 и рис. 1 в приложении 1).

Таким образом, криминальная обстановка с преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними и при их соучастии, остается достаточно напряженной. Очевидно, что применения только мер уголовного наказания недостаточно для сдерживания и ограничения числа преступлений, совершаемых несовершеннолетними, что свидетельствует о важности применения к указанной категории лиц освобождения от уголовной ответственности.

Межотраслевой институт освобождения от уголовной ответственности является одним из проявлений компромисса между государством в лице компетентных органов (суда, прокуратуры, предварительного следствия, дознания) и лицом, совершившим предусмотренное уголовным законом деяние, вовлеченным в уголовно-правовые отношения. Осуществляя последовательную политику в сфере освобождения от уголовной ответственности, можно плодотворнее противостоять преступности несовершеннолетних.

Актуальность изучения вопросов освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности обусловлена также и тем, что в настоящее время, во-первых, необходимо сохранение и развитие всего наиболее ценного, созданного в прошлые годы, и, во-вторых, следует учитывать те перемены, которые произошли и происходят в российском обществе.

Степень разработанности темы исследования. Проблеме освобождения от уголовной ответственности в отечественной юриспруденции уделялось немалое внимание. Вопросам сущности и содержания освобождения от уголовной ответственности посвятили свои труды такие ученые, как X. К. Аликперов, Л. В. Головко, С. Г. Келина, А. И. Коробеев, Н. Ф. Кузнецова, А. И. Рарог, П. С. Яни. Вместе с тем, немногие из работ касались непосредственно освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних.

Объектом исследования являются уголовно-правовые отношения и область социальной политики, представляющая собой общественные отношения, связанные с освобождением от уголовной ответственности несовершеннолетних.

Предметом исследования выступают уголовно-правовое, криминологическое, организационное и социальное направления обеспечения освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних.

Целью настоящего исследования является изучение института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних.

Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

— раскрыть понятие освобождения от уголовной ответственности;

— рассмотреть эволюцию института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в отечественном законодательстве;

— выявить особенности освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в современных условиях;

— изучить общие и специальные виды освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних;

— охарактеризовать процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего;

— проанализировать применение принудительных мер воспитательного воздействия.

Методология и методы исследования. Методологическую основу исследования составляет диалектический метод научного познания социального мира. В ходе работы использованы формально-логический метод, метод сравнительно-правового анализа, анализ и синтез, проведены обобщение и анализ уголовных дел и статистических данных. В работе использован метод сравнительного исторического анализа законодательства, изучена и обобщена юридическая литература по уголовному праву.

Теоретическую основу исследования составили работы ученых в области уголовного права, посвященные рассматриваемой проблематике.

Нормативную основу работы составили Уголовный кодекс Российской Федерации, иные специальные нормативные акты.

Эмпирическую базу исследования составили материалы уголовных дел, опубликованные в Бюллетене Верховного Суда Р Ф, а также рассмотренные судами Волгоградской области.

Научная новизна исследования определяется комплексным и детальным исследованием теоретических и практических проблем, связанных с уголовной ответственностью и освобождением от нее несовершеннолетних.

Практическая значимость исследования определяется тем, что сформулированные и обоснованные в работе выводы могут оказаться полезными при дальнейших научных исследованиях, связанных с уголовной ответственностью и освобождением от нее несовершеннолетних.

Структура работы определена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии.

Глава 1. Понятие освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних лиц, совершивших преступления

§ 1. Понятие освобождения от уголовной ответственности

уголовная ответственность несовершеннолетний

Понятие «освобождения от уголовной ответственности» появилось в отечественном уголовно-правовом законодательстве не так давно — в 1958 г., когда Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик употребляли его в заголовке и тексте УК РСФСР 1960 г. Тогда институт освобождения от уголовной ответственности начал активно развиваться, основной тенденцией являлось использование в борьбе с преступностью не уголовно-правовых средств, а мер общественного воздействия. Другой предпосылкой становления и развития этого института в российском уголовном законодательстве явилось то, что значительная часть преступлений, предусмотренных УК РСФСР 1960 г., относилась к категории преступлений, не представляющих большой общественной опасности, граничащих с административными и иными правонарушениями.

Правовая природа освобождения от уголовной ответственности тесно связана с самой уголовной ответственностью Сухарева Н. Д. Освобождение от уголовной ответственности как средство дифференциации уголовной ответственности [Текст] / Н. Д. Сухарева, Р. Б. Байрамуков // Общество и право. 2011. № 3. С. 186. Уголовная ответственность наступает за преступления и представляет собой наиболее суровый вид юридической ответственности. «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом» (ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. (далее — УК РФ)). Всего в составе преступления выделяются четыре элемента, каждый из которых образует группа признаков состава, характеризующих:

1) объект преступления,

2) объективную сторону преступления,

3) субъективную сторону преступления;

4) субъекта преступления.

Некоторые авторы рассматривают уголовную ответственность с одной стороны, как определенную обязанность, с другой — как осуждение и порицание.

Так, А. А. Иванов считает, что уголовная ответственность «…означает вытекающую из уголовного закона обязанность лица дать отчет перед … судом в своих общественно опасных действиях и понести заслуженное осуждение и наказание в случае виновного причинения вреда» Иванов А. А. Правонарушение и юридическая ответственность. Теория и законодательная практика: Учебное пособие для студентов вузов [Текст] / А. А. Иванов, В. П. Иванов. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2013. С. 178. Связывая уголовную ответственность с обязанностью подвергнуться осуждению и понести наказание, некоторые авторы Сидоренко Э. Л. Уголовная ответственность в контексте правовых и философских теорий [Текст] / Э. Л. Сидоренко // Lex Russica. 2010. № 4. С. 808. имеют ввиду понести наказание, так как об уголовной ответственности, по их мнению, можно говорить лишь тогда, когда обвинительный приговор вынесен с назначением наказания.

Подобные мнения являются ошибочными. Более правильно отождествление уголовной ответственности и наказания, ибо трактовка уголовной ответственности как обязанности лица претерпеть наказание неправомерно переносит основной аспект ретроспективной ответственности, не регулируемой нормами уголовного права. Поэтому, хотя уголовная ответственность и существует в рамках уголовных правоотношений, она не может отождествляться с элементом уголовных правоотношений, каковым является обязанность преступника понести лишения. Уголовная ответственность -- это обязанность лица отвечать за совершенное преступление, — здесь авторы смешивают юридический аспект проблемы ретроспективной ответственности с этическим. Лицо может быть обязанным, но не претерпеть впоследствии ответственности. Например, лицо, совершившее преступление, при определенных условиях по истечении сроков давности не может быть привлечено к ответственности, хотя все это время оно обязано было ее претерпеть.

Нельзя отождествлять уголовную ответственность и с уголовными правоотношениями. Уголовные правоотношения значительно шире по объему правоотношения, составляющего уголовную ответственность (правоотношения ответственности). Если лицо, совершившее преступление, находится с государством в уголовно-правовых отношениях с момента совершения преступления и до погашения или снятия судимости, то правоотношение ответственности имеет место только при осуществлении уголовной ответственности. Отождествление уголовной ответственности с одним из элементов уголовного правоотношения (обязанностью лица), уголовно-правовыми отношениями в целом или совокупностью уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных отношений не только противоречит действующему уголовному законодательству, но и приводит к неправильному выводу о пределах уголовной ответственности, что, в свою очередь, искажает ее сущность и содержание.

Так, определяя уголовную ответственность как обязанность лица претерпеть те или иные лишения и страдания за совершенное преступление, Г. А. Севдималиева считает, что она возникает с момента совершения преступления и завершается отбытием наказания Севдималиева Г. А. К вопросу об основании уголовной ответственности и отличии уголовной ответственности от других видов юридической ответственности [Текст] / Г. А. Севдималиева // Оперативник (сыщик). 2011. № 3 (28). С. 49. Однако ее реализация начинается с процессуального привлечения к уголовной ответственности, проходит стадию назначения наказания и завершается его исполнением.

По мнению В. В. Сверчкова, уголовная ответственность как обязанность лица претерпеть лишения и страдания за совершенное преступление возникает с момента привлечения его в качестве обвиняемого и в дальнейшем окончательно реализуется в форме судебного приговора Сверчков В. В. Освобождение от уголовной ответственности, прекращение уголовного дела, отказ в его возбуждении. Проблемы теории и практики [Текст] / В. В. Сверчков. М.: Юридический центр Пресс, 2008. С. 158.

Несколько иного мнения придерживается К. В. Михайлов. Полагая, что уголовная ответственность -- это бремя принудительно-воспитательных мер (мер процессуального пресечения, наказания, публичного изобличения и осуждения, иного право ограничения), фактически возлагаемое на лицо, совершившее преступление, он убежден, что эта ответственность начинается с момента применения к обвиняемому мер процессуального пресечения, заключающихся в ограничении его личной свободы и интересов. Если же мера пресечения в отношении обвиняемого не применяется, то уголовная ответственность выражается в назначении виновному наказания и его исполнении Михайлов К. В. Обвинительный приговор без назначения наказания: освобождение от уголовной ответственности или от наказания? [Текст] / К. В. Михайлов // Уголовное право. 2009. № 2. С. 42. Это мнение разделяют и другие ученые Российское уголовное право: в 2 т.: учебник для вузов. Т. 1: Общая часть [Текст] / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В. С. Комиссарова, А. И. Рарога; Мос. госуд. ун-т, Мос. госуд. юрид. акад.; 3-е изд. М.: Проспект, 2011. С. 126..

Представляется обоснованным, что лицо ни в коей мере не может претерпевать уголовную ответственность с момента совершения преступления. Такое положение противоречило бы конституционному принципу осуществления правосудия только судом (ст. 118 Конституции РФ), в соответствии с которым никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом (ст. 49 Конституции РФ).

Исходя из этого, лицо не может претерпевать уголовную ответственность в процессе дознания или предварительного следствия ни при избрании меры пресечения, ни при привлечении лица в качестве обвиняемого. Как правильно отмечено в литературе Моисеенко Я. В. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних: дис. … канд. юрид. наук [Текст] / Я. В. Моисеенко. Красноярск, 2006. С. 70., в этих случаях лицо, совершившее преступление, не претерпевает никаких изменений в своем материально-правовом положении, ибо к нему не применяются нормы уголовного права. Квалификация же преступления является предварительной и юридической силы не имеет. Она имеет лишь процессуальное значение, поскольку определяет пределы предъявленного обвинения Сухарева Н. Д. Указ. статья. С. 187.

В связи с этим нельзя согласиться с мнением тех ученых, которые выделяют этапы (стадии) реализации уголовной ответственности, признавая таковыми привлечение к ответственности (когда это оформляется процессуальным актом предъявления обвинения), назначение и исполнение наказания Балафендиев А. М. Проблема освобождения от уголовной ответственности и неотвратимость ответственности [Текст] / А. М. Балафендиев // Правовая политика и правовая жизнь. 2008. № 4. С. 157.

Правоотношение ответственности возникает не при избрании меры пресечения, не при привлечении лица в качестве обвиняемого, а при применении уголовно-правовой нормы (одной или нескольких) судом, когда он от имени государства отрицательно оценивает конкретное преступление и лицо, его совершившее, в обвинительном приговоре. Поэтому уголовная ответственность есть не что иное, как осуждение и порицание виновного в совершении преступления судом от имени государства, т. е. публичное государственное осуждение (порицание, отрицательная оценка) определенного общественного опасного деяния и лица, его совершившего Наумов А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судеб. практики и доктрин. толкование [Текст] / под ред. Г. М. Резника. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 202.

Однако при определении понятия уголовной ответственности не следует ограничиваться только государственно-правовой и морально-политической оценкой, адресованной лицу, виновному в совершении преступления. Помимо этого в определении необходимо отметить и такие важные стороны этого института, как его принудительный характер, степень осуществления прав и обязанностей участниками уголовных правоотношений (правоотношения ответственности), назначение института ответственности в уголовном праве.

С учетом изложенного уголовная ответственность есть такая мера государственного принуждения, когда в результате реализации прав и обязанностей участников охранительных уголовных правоотношений (государства в целом и лица, действительно совершившего преступление) и применения норм уголовного права конкретное деяние и лицо, его совершившее, подвергаются судом отрицательной государственно-правовой и морально-политической оценке, выраженной во вступившем в законную силу обвинительном приговоре суда, в целях обеспечения охраны наиболее ценных общественных отношений от преступных посягательств, исправления правонарушителя, предупреждения совершения преступлений Рыжаков А. П. Уголовная ответственность несовершеннолетних [Текст] / А. П. Рыжаков. М.: МФПА, 2012. С. 21.

В литературе нет единого мнения и по вопросу о сущности и содержании уголовной ответственности. Представляется неверным мнение, что сущностью уголовной ответственности является осуждение и порицание виновного в совершении преступления со стороны государства, т. е. морально-политическая отрицательная оценка, адресованная виновному Бриллиантов А. В. Освобождение от уголовной ответственности с учетом общей судейской практики [Текст] / А. В. Бриллиантов. М.: Проспект (ТК Велби), 2013. С. 11.

Уголовная ответственность — это прежде всего общественное отношение, возникшее по поводу совершенного преступления (сущность уголовной ответственности). Будучи урегулированным нормами уголовного права, это фактическое общественное отношение обретает юридическое содержание в виде уголовного правоотношения (правоотношения ответственности). Реализация прав и обязанностей участников этого правоотношения в суде, когда преступление и лицо, виновное в его совершении, отрицательно оценивается от имени государства в обвинительном приговоре, в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждение преступления, означает в тоже время, реализацию уголовной ответственности.

Нужно подчеркнуть, что процесс выявления правовой природы освобождения от уголовной ответственности затрудняет отсутствие единой точки зрения на вопрос об уголовной ответственности и ее сущности.

Вот, например, что пишет Е. Л. Воронова об институте освобождения от уголовной ответственности. «Прежде всего при освобождении от уголовной ответственности, в том числе и в суде, уголовное дело … прекращается производством без вынесения обвинительного приговора. Поэтому суд, так же как и другие органы, не решает вопроса о виновности лица. … Кроме того, закон не устанавливает каких-либо различий в условиях освобождения от уголовной ответственности в зависимости от органа, решающего этот вопрос» Воронова Е. Л. Правосудие в отношении несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом: вопросы правоприменения и законодательного обеспечения [Текст] / Е. Л. Воронова // Вопросы ювенальной юстиции. 2012. № 2. С. 34.

С.В. Проценко полагает, что «освобождение от уголовной ответственности — это прекращение или приостановление уголовных правоотношений между государством и лицом, совершившим деяние, содержащее признаки преступления, факультативно, в соответствии с уголовным законом, применяемое правоприменительными органами» Проценко С. В. О необходимости внесения корректив в нормы, регламентирующие освобождение от уголовной ответственности [Текст] / С. В. Проценко // Российский следователь. 2011. № 12. С. 28.

«Освобождение от уголовной ответственности означает освобождение правонарушителя от всех юридических последствий совершения им уголовно наказуемого деяния. Во-первых, он не подлежит официальному государственно-правовому осуждению, которое обычно выражается в обвинительном приговоре суда. Во-вторых, не подвергается наказанию и не считается судимым. В-третьих, факт совершения преступления, от ответственности за которое он освобожден, утрачивает всякое юридическое значение и не образует признака неоднократности в случае совершения нового преступления. В-четвертых, с освобождением от уголовной ответственности отменяются все меры процессуального принуждения: меры пресечения, арест на имущество, перлюстрация корреспонденции и т. д.» Гезгиев М. А. Институт освобождения от уголовной ответственности в историческом дискурсе [Текст] / М. А. Гезгиев // Бизнес в законе. 2009. № 5. С. 51.

Под освобождением от уголовной ответственности следует понимать «отказ государства от вынесения отрицательной оценки лицу, совершившему преступление, в случаях предусмотренных в законе» Волошин В. М. Индивидуализация уголовного наказания несовершеннолетних [Текст] / В. М. Волошин // Российская юстиция. 2007. № 1. С. 34..

Многие криминалисты считают, что уголовное право основывается на принципе неотвратимости уголовной ответственности и наказания Мингазова Л. Н. Обеспечение неотвратимости ответственности за преступления по современному уголовному и уголовно-процессуальному законодательству России [Текст] / Л. Н. Мингазова // Российский следователь. 2009. № 8. С. 7. Однако в УК РФ такой принцип уголовной ответственности не предусматривается, что, думается, вполне обоснованно. Обеспечение неотвратимости уголовной ответственности и наказания — одна из важных задач уголовного судопроизводства (ст. 6, ч. 2 ст. 21 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 г. (далее — УПК РФ), а не принцип уголовной ответственности.

Задача обеспечения неотвратимости уголовной ответственности и наказания обязывает органы предварительного следствия и дознания, прокуратуру установить каждого совершившего преступление и с учетом личности правонарушителя и других обстоятельств дела либо направить дело в суд для решения вопроса о виновности или невиновности лица в совершении преступления и применении или неприменении к нему уголовного наказания, принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего правонарушителя, либо применить к лицу иные меры уголовно-правового воздействия.

«Основанием освобождения от уголовной ответственности выступает нецелесообразность возложения уголовной ответственности на лицо, совершившее преступление, при наличии определенных установленных уголовным законом условий» Курганов С. И. Некоторые вопросы уголовно-правового и процессуального регулирования освобождения от уголовной ответственности и наказания [Текст] / С. И. Курганов // Российское правосудие. 2009. № 4. С. 52.

Освобождение от уголовной ответственности как самостоятельный институт российского уголовного права характеризуется следующими особенностями:

1) Любой вид освобождения от уголовной ответственности может быть применен только к лицу, в действиях которого содержатся признаки состава преступления. Под составом преступления понимается совокупность предусмотренных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление. Если же совершенное деяние не является преступлением в силу:

его малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК РФ),

добровольного отказа от его завершения (ст. 31 УК РФ),

совершено в состоянии правомерной необходимой обороны (ст. 37 УК РФ), крайней необходимости (ст. 39 УК РФ), непреодолимого физического принуждения (ст. 40 УК РФ), обоснованного риска (ст. 41 УК РФ) или при исполнении обязательного приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ),

то об освобождении от уголовной ответственности не может быть и речи, поскольку нет оснований для возложения такой ответственности на данное лицо.

Так, по признаку малозначительности Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф в порядке надзора прекратила дело в отношении Е., осужденного по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Действия Е. в силу малозначительности не представляли общественной опасности, поскольку он не имел цели приобретения ружья и патронов для себя, а пытался предотвратить самоубийство В., который получил тяжелую травму позвоночника и высказывал мысли о самоубийстве, в связи с чем жена В. попросила Е. временно хранить ружье у него Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2010. № 9. С. 15.

В приложении 2 представлено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное в связи с недостижением Мальцевой К. А. возраста привлечения к уголовной ответственности (вынесенное инспектором ПДН), а также постановление суда о направлении её в СУВУЗТ. При этом Мальцева формально совершила деяние, в котором усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

2) Вторая особенность касается оснований применения различных видов освобождения от уголовной ответственности.

В соответствии со ст. ст. 75, 76, 78 УК РФ, основанием для освобождения от уголовной ответственности может быть деятельное раскаяние, примирение сторон, истечение сроков давности.

Можно привести пример из судебной практики, когда Президиум Верховного Суда Республики Мордовия по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Р Ф прекратил на основании ст. 75 УК РФ уголовное дело в отношении гражданки Агафоновой, осужденной по ч. 1 ст. 165 и ч. 3 ст. 327 УК РФ. Свое решение о прекращении дела Президиум Верховного Суда Республики Мордовия мотивировал тем, что Агафонова впервые совершила преступление небольшой тяжести, в содеянном раскаялась, оказывала помощь следствию в раскрытии преступления, возместила причиненный ущерб Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2011. № 2. С. 18−19.

Основанием для освобождения от уголовной ответственности могут служить также акты амнистии и помилования. Последние два условия освобождения от уголовной ответственности и от наказания носят не постоянный характер, а являются разовыми актами и применяются в отношении не всех осужденных.

Так, в одном из примеров из судебной практики, судебные акты по уголовному делу о краже, незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств изменены: исключена ссылка на отмену условного осуждения по предыдущему приговору, исключено осуждение по ч. 1 ст. 228 УК РФ, исключено осуждение за совершение преступлений лицом неоднократно, назначенное наказание смягчено в связи с объявлением амнистии, принятием новой редакции уголовного закона, улучшающего положение осужденного Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2012. № 12. С. 21.

УК РФ предусматривает также самостоятельный вид освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних, что подробнее будет проанализировано ниже.

3) Третья особенность касается содержания освобождения от уголовной ответственности, его юридической природы. Все виды освобождения применяются на «нулевой стадии» реализации уголовной ответственности, когда в связи с совершением преступления возникает уголовно-правовое отношение: у государства и лица, совершившего преступление, возникают определенные права и обязанности. Поэтому применять все виды освобождения от уголовной ответственности могут следователь, орган дознания с согласия прокурора и суд до постановления приговора.

Освобождение от уголовной ответственности следует отличать от смежных институтов уголовного права, в частности от освобождения от наказания и от условного неприменения наказания Михайлов К. В. Указ. статья. С. 43. В последнем случае наказание назначается, но виновный освобождается от реального его отбывания. Кроме того, к нему может быть применено дополнительное наказание (ст. 73 УК РФ). Освобождение от наказания не означает полного освобождения от уголовной ответственности, поскольку в любом случае оно связано с вынесением обвинительного приговора, а в ряде случаев и с отбыванием определенного срока наказания. При освобождении же от уголовной ответственности лицо, виновное в совершении преступления, освобождается не только от наказания, но и от осуждения, порицания со стороны государства, которые, как известно, находят выражение в обвинительном приговоре Зиновьев А. С. О возникающих на практике сложностях при постановлении приговоров с освобождением от наказания и без назначения наказания [Текст] / А. С. Зиновьев // Российское правосудие. 2008. № 10. С. 49.

Освобождение от уголовной ответственности следует отличать от прекращения уголовной ответственности, например, ввиду отсутствия признаков состава преступления. Освобождение от уголовной ответственности вообще не является реабилитацией лица. Оно есть основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержащее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания его невиновным), т. е. вопрос о его виновности остается открытым.

Раскрывая определение «освобождение от уголовной ответственности», следует подчеркнуть, что правоохранительные органы, а также суд, вынося решение об освобождении лица виновного в совершении преступления от уголовной ответственности, всесторонне рассматривают тяжесть совершенного преступления, характеризуют личность виновного, и делая вывод, что лицо не имеет большой общественной опасности, его поведение не будет отрицательно воздействовать на окружающих, не наказывают его, т. е. не применяют санкций в виде лишения свободы, а также других мер уголовно-правового характера. Им представляется, что такое исправление принесет положительный результат, как если будет применена другая мера наказания. Правоохранительные органы, а также суд как бы дают шанс лицу, совершившему уголовное деяние, исправить самому свои ошибки и изменить свое отношение к обществу, то есть вести правильный образ жизни, не преступить через закон.

Итак, уголовная ответственность — это общественное отношение, возникшее по поводу совершенного преступления. Будучи урегулированным нормами уголовного права, это фактическое общественное отношение обретает юридическое содержание в виде уголовного правоотношения (правоотношения ответственности). Реализация прав и обязанностей участников этого правоотношения в суде, когда преступление и лицо, виновное в его совершении, отрицательно оценивается от имени государства в обвинительном приговоре, в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждение преступления, означает реализацию уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности является отказом суда от вынесения обвинительного приговора в отношении лица, виновного в совершении преступления, и связанного с этим применение к нему уголовно-правовых санкций (наказания). Можно выделить субъективное и объективное основания освобождения от уголовной ответственности. Субъективное основание -- отсутствующая или утраченная, либо сниженная общественная опасность лица, совершившего предусмотренное уголовным законом деяние. Объективное основание -- утраченная или сниженная общественная опасность (вредность) деяния, совершенного этим лицом, к моменту освобождения от уголовной ответственности.

§ 2. Эволюция института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних

Политика Российского государства в отношении несовершеннолетних правонарушителей всегда была отражением стратегии государства в области предупреждения преступности, скорректированным социальным отношением к детству. Первые памятники русского права (X — XIII вв.) уделяли вопросам регулирования ответственности несовершеннолетних самое незначительное внимание. В древнейшем памятнике русского права — Русской Правде Хрестоматия по истории государства и права России [Текст] / под ред. Титова Ю. П. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2012. С. 28. — нет упоминания о возрасте субъекта преступления, из чего можем заключить, что в то время несовершеннолетние привлекались к уголовной ответственности наравне со взрослыми Симонова Е. А. Понятие освобождения от уголовной ответственности [Текст] / Е. А. Симонова // Безопасность уголовно-исполнительной системы. 2008. № 1. С. 90. Отсутствует такое упоминание в русском уголовном праве и в XVI—XVII вв. Однако М. Ф. Владимирский-Буданов указывает, что «в новоуказных статьях есть ссылка на постановление кормчей, по которому от уголовной ответственности освобождаются отроки до 7 лет… Несовершеннолетние свыше 7 лет подлежали уголовному преследованию; но за преступления, за которые полагалась смертная казнь, подлежали другим, смягченным наказаниям» Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права [Электронный ресурс] М.Ф. Владимирский-Буданов // http: //civil. consultant. ru/. С. 336..

Таким образом, в древнерусском законодательстве возраст преступника не был достаточно четко определен. Однако преступление одновременно рассматривалось как грех, а в религиозной теории считалось, что человек может грешить с семи лет. Именно этот возраст был минимальным порогом привлечения к уголовной ответственности. Полную уголовную ответственность в XV в. несли женщины, достигшие 12-летнего возраста, и мужчины -- с 14 лет.

Поворот законодательства в сторону гуманизации уголовно-правовых последствий совершения преступления несовершеннолетними наблюдается лишь с XVIII столетия. При толковании субъекта преступления Воинский Артикул Петра Первого дал следующее неопределенное положение: «Наказание воровства обыкновенно умаляется или весьма ослабляется, ежели вор будет младенец, которых дабы заранее от сего отучить, могут от родителей своих лозами наказаны быть» Хрестоматия по истории государства и права России / под ред. Титова Ю. П. С. 189. При императрице Елизавете в Сибири 14-летняя девочка убила двух девочек-подружек. Генерал-прокурор, чтобы разрешить вопрос о наказании юной убийцы, предложил сенату собрать президентов всех коллегий и сообща решить данный вопрос. Вопрос и был решен в том смысле, что «несовершеннолетними считаются до 17 лет и не подвергаются ссылке, кнуту или смертной казни, а лишь наказанию плетьми и отсылке в монастыри на 15 лет» Владимирский-Буданов М. Ф. Указ. раб. С. 362..

Указ от 2 мая 1765 г. дал более точные определения: «По криминальным делам мужескому полу и женскому полу совершенный возраст считать в 17 лет»; по преступлениям, влекущим к смертной казни или к кнуту, преступники до 17 лет предоставляются на усмотрение сената, «где с ними поступано быть имеет по благоусмотрению и по мере их вин»; по прочим преступлениям преступники 15−17 лет могут подвергаться наказанию плетьми, от 10 до 15 лет — только розгами (а не батогами), 10 и менее лет отдаются для наказания родителям или помещику, «не считая те сделанные ими преступления впредь ни в какое им подозрение» Цит. по: Владимирский-Буданов М. Ф. Указ. раб. С. 362..

Однако вопрос о малолетстве в сфере уголовного права оставался неясным для практики и в XIХ в. По «Учреждениям для управления губерний Всероссийской империи» 1775 г. дела о преступлениях малолетних предоставлены были совестному суду. В достаточной степени совершенную систему норм об ответственности несовершеннолетних создало Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.: к несовершеннолетним не применялись каторга и ссылка, допускалась замена наказания на менее строгое. Кроме того, независимо от замены наказания в законе содержалось особое, уменьшающее вину несовершеннолетних обстоятельство, а именно: суд имел право снизить наказание несовершеннолетнему, если будет доказано, что в преступление его вовлекли совершеннолетние лица.

Опыт законодательной регламентации вопросов ответственности несовершеннолетних и их практическое решение позволяют констатировать, что к началу XX в. государство разработало достаточно разумную, отвечавшую уровню развития науки систему норм об ответственности лиц, не достигших совершеннолетия. В рассматриваемый период Россия определила основания и условия ответственности несовершеннолетних, создала приемлемые формы практической реализации идеи замены наказания несовершеннолетних воспитательными мерами в виде особых воспитательных приютов и колоний; разработала прогрессивную систему назначения наказания лицам молодого возраста.

В Уголовном уложении 1903 г. содержались нормы об особенностях вменения в вину и наказания несовершеннолетних. Уложение, как и ранее действовавшее уголовное законодательство, различало три возрастных периода — от 10 до 14 лет, от 14 до 17 лет и от 17 до 21 года — и устанавливало в отношении двух первых периодов возможности замены полагающегося по закону наказания мерами принудительного воспитания или его смягчения. Для последней же возрастной группы допускалось лишь смягчение наказания.

В начале ХХ в. можно отметить ещё один момент, свидетельствующий о том, что в русском обществе все более начинали задумываться о необходимости повышенной защиты прав несовершеннолетних: именно Россия была одним из первых государств, внедривших еще в 1910 г. ювенальные суды — суды общей юрисдикции, рассматривающие административные и уголовные дела несовершеннолетних и выносящие решения, предусмотренные законом. В свое время эта судебная система считалась одной из наиболее передовых в Европе Беженцев А. А. Система профилактики правонарушений несовершеннолетних [Текст] / А. А. Беженцев. М.: Флинта, 2012. С. 18.

Вместе с тем, в силу ряда объективных причин практическая реализация гуманистического потенциала уголовного законодательства была затруднена. В тюрьмах содержалось в 1905 г. 3223 человека в возрасте до 17 лет, а в 1906 г. — 3324, в то время как в исправительных заведениях — соответственно 466 и 500 человек. При этом 51% находящихся в тюрьмах несовершеннолетних содержался вместе с взрослыми заключенными, а 75% - не обучались какому-либо ремеслу или грамоте. Это обстоятельство, наряду с другими факторами, способствовало активизации преступной активности несовершеннолетних на рубеже веков. В частности, удельный вес осужденных в возрасте 10 — 17 лет в 1901 г. составил 3,0% от общего числа осужденных, в 1910 г. — 4,6%, в 1916 г. — 8,6%.

14 января 1918 г. Совет Народных Комиссаров издал Декрет «О Комиссиях по делам несовершеннолетних» Хрестоматия по истории государства и права России / под ред. Титова Ю. П. С. 319., которым упразднил суды и тюремное заключение для малолетних и несовершеннолетних. Дела о несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, замеченных в деяниях общественно-опасных, подлежали теперь ведению комиссии о несовершеннолетних. Указанные комиссии находились в исключительном ведении Народного Комиссариата общественного призрения и состояли из представителей ведомств: общественного призрения, народного просвещения и юстиции в количестве не менее трех лиц, причем один из этих лиц должен был быть врач. По рассмотрении дела о несовершеннолетних, комиссия либо их освобождала, либо направляла в одно из убежищ Народного Комиссариата общественного призрения, соответственно характера деяния. Все дела о несовершеннолетних, находящихся в то время в производстве каких-либо судов, а также закончившиеся осуждением, подлежали пересмотру указанных комиссий.

Частично данные положения были подтверждены 7 марта 1918 г. Декретом № 2 Всероссийского Центрального Исполнительного комитета Совета Рабочих, Солдатских, Крестьянских и Казачьих Депутатов Там же. С. 320., где было указано (ст. 17): «Суды и тюремное заключение для несовершеннолетних обоего пола до 17 лет отменяются. Дела о несовершеннолетних, уличенных в деяниях общественно-опасных, рассматриваются в „комиссиях о несовершеннолетних“ в составе представителей ведомств юстиции, народного просвещения и общественного призрения». Для организации дела призрения за несовершеннолетними, обвиняемыми в деяниях общественно-опасного характера, при Народном Комиссариате Государственного Призрения 25 января 1918 г. был учрежден Отдел призрения несовершеннолетних. В ведение Отдела перешли все исправительно-воспитательные приюты, колонии и учреждения, сосредоточенные в ведении Народного Комиссариата Государственного Призрения.

Руководящими началами по уголовному праву РСФСР, изданными 12 декабря 1919 г. Наркоматом юстиции РСФСР Там же. С. 323., предусматривалось, что несовершеннолетние до 14 лет не подлежат суду и наказанию. К ним применялись лишь воспитательные меры (приспособления). Такие же меры были предусмотрены в отношении лиц переходного возраста 14 — 18 лет, действующих без разумения.

В 1921 г. было принято Положение о Дисциплинарных Товарищеских Судах (Декрет Совета Народных Комиссаров от 5 апреля 1921 г.) Там же. С. 324. Положение предусматривало, что в отношении несовершеннолетних Дисциплинарные Товарищеские Суды применяют все меры воздействия, предусмотренные для взрослых правонарушителей, а в тех случаях, когда при разборе дела выяснится дефективность несовершеннолетнего или проступок его требует применения более серьезных мер воздействия, дело направляется согласно декрета о Комиссии по делам несовершеннолетних.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 г. Там же. С. 327. предусматривал (ст. 40), что при наличии в деле нескольких обвиняемых, из которых один или несколько несовершеннолетних (менее 16 лет), дело в отношении последних должно быть выделено и передано в комиссию о несовершеннолетних.

Как показывает анализ, к середине 1920-х гг., в ходе поиска оптимальных решений для борьбы с правонарушениями несовершеннолетних, в России были заложены основы новой, гуманистической воспитательно-профилактической системы, способной даже в условиях экономической разрухи, политической и социальной нестабильности достаточно эффективно решать задачи охраны прав и законных интересов детей, реально снижать общественную опасность их противоправного поведения. Законодательные установки на максимально возможное изъятие несовершеннолетних из сферы уголовной юстиции и замену карательных мер мерами воспитательного воздействия в сочетании с социологическим объяснением преступности привели к существенной гуманизации уголовно-правовой политики и практики предупреждения преступности несовершеннолетних.

Имеющаяся статистика показывает, что более чем половине несовершеннолетних комиссиями по делам несовершеннолетних (которые рассматривали до 90% дел о преступлениях несовершеннолетних) назначались меры, не связанные с изоляцией от привычного социального окружения, 5 — 6% назначались воспитательные меры, связанные с помещением в специальное учреждение, только 10 — 12% дел несовершеннолетних передавались в суд. Однако, несмотря на предпринимаемые усилия, удельный вес несовершеннолетних среди осужденных в двадцатые годы прошлого столетия постоянно возрастал. Так, в 1919 г. он составил 0,7%, в 1920 — 0,8%, 1921 — 1,0%, 1922 — 1,4%, 1923 — 1,3%, 1924 — 1,6%, 1925 — 2,1% Детков М. Г. Некоторые исторические и современные аспекты формирования системы исполнения уголовных наказаний в отношении несовершеннолетних [Текст] / М. Г. Детков // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2010. № 12. С. 22.

С конца 1920-х и особенно ярко с середины 1930-х гг. борьба с преступностью несовершеннолетних приобретает исключительно репрессивный характер. Вместо совершенствования заложенной в середине 1920-х гг. системы предупреждения преступности несовершеннолетних началась ее коренная перестройка на совершенно иных, во многом социально ущербных, принципах. Ликвидируются комиссии для несовершеннолетних, детские социальные инспекции, функции предупреждения преступности несовершеннолетних передаются в систему органов НКВД. 7 апреля 1935 г. ЦИК и СНК СССР принимают печально известное Постановление «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» Хрестоматия по истории государства и права России / под ред. Титова Ю. П. С. 320., действовавшее вплоть до 1959 г. и на долгие годы определившее отнюдь не демократическую прокурорскую и судебную практику в отношении несовершеннолетних (уголовной ответственности подлежали несовершеннолетние с 12-летнего возраста).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1941 г. «Об уголовной ответственности несовершеннолетних» Там же. С. 343. было установлено, что за преступления, не предусмотренные в Постановлении ЦИК и Совнаркома СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» и Указе Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. «Об уголовной ответственности совершеннолетних за действия, могущие вызвать крушение поездов» Там же. С. 342., несовершеннолетние привлекаются к уголовной ответственности, начиная с 14-летнего возраста.

Очевидно, что названными актами 1935, 1940 гг. было допущено произвольное, без научного обоснования определение возрастного критерия уголовной ответственности.

Существенные изменения в политике государства в отношении несовершеннолетних правонарушителей произошли в конце 1950 — начале 1960-х гг. Большое внимание уделялось работе по ликвидации и предупреждению детской безнадзорности, своевременному выявлению детей и подростков, нуждающихся в зачислении в школы и детские учреждения, проведению мероприятий, отвлекающих детей от улицы, обеспечению привлечения широкой общественности к этой работе. Так, 4 октября 1957 г. Совет Министров РСФСР принял Постановление № 1099 «О мерах улучшения работы среди детей вне школы и предупреждения детской безнадзорности» Там же. С. 389. Были предусмотрены следующие меры:

— создание при школах и домоуправлениях спортивных площадок, их оборудование и привлечение для проведения спортивной работы преподавателей и тренеров спортивных секций и мастеров спорта;

— выделение помещений для организации детских киносеансов, а также систематический показ кинокартин в школах;

— создание родительских комитетов, комиссий содействия при всех домоуправлениях для организации кружковой и экскурсионной работы с детьми. Обеспечение полного использования средств, предназначенных в домоуправлениях на культурно-массовую работу;

— организацию при домоуправлениях и внешкольных учреждениях различных технических и швейных кружков, кружков по домоводству и других, широко используя для руководства ими специалистов из среды родительского актива, пенсионеров и других лиц, проживающих в домах;

— трудоустройство всех необучающихся и неработающих подростков, достигших 16 лет, и создание необходимых условий для получения ими квалификации;

— выделение комнат под красные уголки при домоуправлениях.

Этим же Постановлением было утверждено Положение о комиссиях по устройству детей и подростков при Советах Министров автономных республик и исполкомах краевых, областных, окружных, городских и районных Советов депутатов трудящихся. Задачами комиссий были определены предупреждение и содействие в ликвидации детской безнадзорности, устройство детей и подростков и охрана их прав.

С 1 января 1961 г. был введен в действие УК РСФСР 1960 г. Там же. С. 411. (который с изменениями и дополнениями действовал до 31 декабря 1996 г.). Кодекс достаточно подробно регулировал вопросы ответственности несовершеннолетних. Предусматривалось, что уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет. В реализации уголовной ответственности несовершеннолетних УК РСФСР 1960 г. знал две формы: с назначением наказания и с назначением мер воспитательного характера. При этом гораздо детальней, нежели вопросы назначения вида и размера наказания несовершеннолетним, регламентировались правила определения порядка отбывания наказания. В отношении несовершеннолетних, совершивших менее тяжкие преступления, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного мог применить: условное осуждение, отсрочку исполнения приговора, решить вопрос об их условно-досрочном освобождении или замене наказания более мягким видом.

Лица, совершившие преступления в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, подлежали уголовной ответственности лишь за убийство, умышленное нанесение телесных повреждений, причинивших расстройство здоровья, изнасилование, разбой, кражу, грабеж, злостное хулиганство, умышленное уничтожение или повреждение государственного, общественного имущества или личного имущества граждан, повлекшее тяжкие последствия, а также за умышленное совершение действий, могущих вызвать крушение поезда. Если суд находил, что исправление лица, совершившего в возрасте до восемнадцати лет преступление, не представляющее большой общественной опасности, возможно без применения уголовного наказания, он мог применить к такому лицу принудительные меры воспитательного характера, не являющиеся уголовным наказанием.

При наличии таких условий, несовершеннолетний мог быть освобожден от уголовной ответственности и наказания с направлением его в комиссию по делам несовершеннолетних для рассмотрения вопроса о применении к нему принудительных мер воспитательного характера. Следует отметить, что аналогичный подход (в общих чертах) к уголовной ответственности несовершеннолетних мы встречаем и в современном законодательстве.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой