Защита авторских и смежных прав

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Понятием «защита интеллектуальных прав» охватывается совокупность мер, направленных на восстановление или признание авторских и смежных прав и защиту интересов их обладателей при их нарушении или оспаривании. Законодательство содержит достаточную регламентацию видов, форм, средств и способов защиты авторских и смежных прав. К сожалению, не все возможности, заложенные в нормах права, реализуются на практике.

С принятием части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации [6] (далее по тексту — ГК РФ) существенно изменились логика действия и структура норм, содержащих соответствующие правила.

В частности, нормы о защите в основном помещены в гл. 69 ГК РФ, являющейся общей для любых отношений интеллектуальной собственности. Непосредственно в гл. 70 ГК РФ («Авторское право») изложены лишь некоторые уточняющие нормы (ст. ст. 1290, 1299−1302 ГК РФ); кроме того, применительно к защите смежных прав имеются собственные правила (ст. ст. 1309−1312 ГК РФ).

Законодатель попытался скоординировать правила о защите и ответственности, размещенные в разных частях ГК РФ. Дифференциация правового регулирования защиты в части четвертой ГК РФ проводится прежде всего исходя из характера нарушенных прав.

Так, изначально устанавливается принципиально важная норма о том, что все интеллектуальные права (в том числе и права на авторские произведения) защищаются теми же способами, которые предусмотрены для защиты других гражданских прав и содержатся непосредственно в ГК РФ (п. 1 ст. 1250 ГК РФ). Эти способы используются «с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права».

Главная особенность системы защиты прав заключается в том, что не всякий правообладатель может заявить любое требование и использовать любой способ защиты. Это касается и авторов. Так, после передачи автором своего исключительного права он утрачивает и право на соответствующий данному праву иск, например на компенсацию.

Правовое регулирование защиты интеллектуальных прав в Российской Федерации основывается как на предыдущем опыте такого регулирования, так и на ряде международно-правовых документов.

Также при анализе ряда норм Четвертой части ГК РФ можно увидеть, что они противоречат международным стандартам или созданы без их учета. Это, в свою очередь требует организации научных исследований в данной области правоотношений и обусловливает их актуальность.

Объектом данной работы является совокупность общественных отношений, возникающих по поводу защиты интеллектуальных прав в Российской Федерации.

Предметом работы является совокупность правовых норм, регулирующих данную область правоотношений, материалы судебной практики, доктринальные источники, учебные материалы.

Целью работы является комплексная характеристика института гражданско-правовой защиты интеллектуальных прав в Российской Федерации.

Задачи работы:

— общая характеристика принципов и способов защиты интеллектуальных прав в Российской Федерации;

— изучение проблем и перспектив защиты авторских прав в Российской Федерации;

— анализ проблем и перспектив защиты смежных прав в Российской Федерации.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные (анализ, синтез, индукция, дедукция, классификация, сравнение и др.) и частнонаучные (формально-юридический анализ, сравнительное правоведение, метод анализа судебной практики, историко-правовой метод и др.) методы юридического познания.

Задачи исследования определяют его структуру. Работа состоит из введения, трех глав, каждая из которых делится на параграфы, заключения, списка использованных источников.

1. Правовое регулирование защиты интеллектуальных прав в Российской Федерации

1.1 Общие принципы защиты интеллектуальных прав в Российской Федерации

Правовое регулирование отношений в связи с созданием объектов интеллектуальной собственности осуществляется нормами части четвертой ГК РФ, в которой нашел свою реализацию ряд концептуальных положений и достижений цивилистической науки. Так, в ГК РФ появились новые способы защиты гражданских прав, которые требуют научного анализа, определения их юридической природы и выявления на этой основе особенностей их применения.

При нарушении интеллектуальных прав потерпевшее лицо может воспользоваться общими способами защиты гражданских прав, предусмотренными в ст. 12 ГК РФ и др., и специальными, в частности, закрепленными в ст. 1250−1252 ГК РФ и др.

При выборе способа защиты права необходимо учитывать специфику (существо) интеллектуального права и последствия его нарушения. Необходимо также иметь в виду, что защита интеллектуальных прав осуществляется в рамках охранительного правоотношения, которое направлено на обеспечение защиты (восстановление) нарушенного гражданского права или правового положения потерпевшего лица. В рамках данной правовой связи реализуются меры гражданско-правового принуждения (меры ответственности, меры защиты и др.).

На обязанную сторону правоотношения оказывается неблагоприятное имущественное воздействие в пользу потерпевшего лица. Защита нарушенного права в рамках охранительного обязательства может быть осуществлена также в добровольной форме. В таком случае применение мер принуждения к правонарушителю не требуется.

Важнейшей особенностью охранительного правоотношения является наличие в его содержании самостоятельного гражданского права на защиту и охранительной обязанности, которые существуют в указанном качестве только в данном правоотношении. Основанием возникновения указанного правоотношения является нарушение интеллектуального права [27, с. 6].

Объекты интеллектуальных прав имеют идеальную природу. Они не подвержены износу (амортизации), представляют собой нематериальное благо. Данную особенность также необходимо учитывать при защите нарушенного интеллектуального права.

Защиту интеллектуальных прав необходимо рассматривать в ретроспективном смысле слова, то есть как отношения, которые складываются после нарушения права. Все способы защиты интеллектуальных прав, таким образом, должны рассматриваться как правовое последствие соответствующего противоправного поведения [32, с. 12].

Специфика защиты интеллектуальных прав заключается в том, что нарушение часто сопровождается тем, что страдает доброе имя автора, его репутация. Как представляется, именно этим обстоятельством обусловлено появление в ГК РФ такого нового способа защиты неимущественного права, как публикация решения суда о допущенном нарушении, и некоторых других.

Нарушение личных неимущественных прав авторов характеризуется тем, что восстановить данные права в полном объеме, как представляется, невозможно (в отличие от защиты имущественных прав). Следовательно, задачей цивилистической науки и законодателя является поиск способов защиты, которые хотя бы в некоторой степени способствовали восстановлению того положения, которое существовало до нарушения. Указанный выше способ обладает достаточной эффективностью, поскольку опубликованное в средствах массовой информации решение суда способствует некоторому восстановлению доброго имени автора, его репутации.

Нельзя не отметить еще одну особенность защиты интеллектуальных прав, предусмотренную в ст. 1254 ГК РФ. Согласно указанной статье способами защиты интеллектуальных прав (предусмотренными в ст. 1250, 1252, 1253 ГК РФ) может воспользоваться лицо, которое не является обладателем интеллектуального права. Речь идет о правах лицензиата, который получает право использовать объект интеллектуальной собственности по лицензионному договору.

Анализ норм части четвертой ГК РФ свидетельствует о том, что имеет место тенденция на ужесточение наказания за нарушение интеллектуальных прав с целью восстановления прав потерпевшего лица в полном объеме [34, с. 144].

Так, за нарушение исключительного права на произведение предусмотрена ответственность (компенсация) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей либо в двукратном размере стоимости экземпляров произведения (ст. 1301). Ответственность в таком размере предусмотрена за незаконное использование товарного знака (ст. 1515) и за незаконное использование наименования места происхождения товара (ст. 1537) и др.

Кроме общих способов защиты гражданских прав в части четвертой ГК РФ (в случае нарушения личных неимущественных прав или исключительных прав автора) также закреплено специальное требование о публикации решения суда о допущенном нарушении права (ст. 1251 и 1252). В случае нарушения исключительных прав автора допускается требование об изъятии материального носителя (ст. 1252).

Также появились такие способы, как изъятие и уничтожение оборудования и материалов, использованных для нарушения гражданских прав (ст. 1252), и ликвидация по требованию прокурора юридического лица, неоднократно или грубо нарушающего исключительные права (ст. 1253).

Все меры правового воздействия, которые применяются к нарушителю с целью его наказания, с одной стороны, и защиты интеллектуальных прав потерпевшего лица — с другой, можно подразделить на две группы — меры ответственности и иные меры принуждения. Последние в юридической литературе иногда именуются мерами защиты.

Меры защиты в отличие от мер ответственности не влекут возложение на правонарушителя дополнительных обременений (лишений) и применяются лишь при наличии факта нарушения (объективно-противоправного поведения). В этом случае не требуется доказывать в суде иные элементы состава гражданского правонарушения (вину, причинную связь, вред (убытки)).

Согласно п. 3 ст. 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав и не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав.

На указанную особенность защиты интеллектуальных прав обращается внимание в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» [8] (далее — Постановление № 5/29).

В абз. 2 указанного пункта Постановления № 5/29 содержится разъяснение, согласно которому судам следует иметь в виду, что указанное правило подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст. 401 ГК РФ [16, с. 20].

К числу мер ответственности, закрепленных в части четвертой ГК РФ, как представляется, относится возмещение убытков, компенсация за нарушение интеллектуальных прав (п. 3 ст. 1252, ст. 1301), гражданско-правовая конфискация (п. 4 и 5 ст. 1252, ст. 1515), ликвидация юридического лица по требованию прокурора (ст. 1253), досрочное прекращение (лишение) исключительного права публикатора на произведение (ст. 1342), компенсация морального вреда и др.

Мерами защиты являются признание интеллектуального права, пресечение действий, нарушающих интеллектуальные права или создающих угрозу его нарушения, восстановление положения, существовавшего до нарушения, публикация решения суда о допущенном нарушении и др.

В порядке постановки научной проблемы можно предположить, что при нарушении неимущественных прав авторов может применяться такой способ защиты, как самозащита права (не указанный в части четвертой ГК РФ). Данный способ представляет собой самостоятельные действия потерпевшего лица по восстановлению нарушенного права, например, в телекоммуникационных сетях, средствах массовой информации или другие активные действия, направленные непосредственно против нарушителя [17, с. 28].

Результатом применения указанных мер правового воздействия является восстановление нарушенного интеллектуального права в полном объеме и наказание, неблагоприятное имущественное или неимущественное воздействие на правонарушителя [17, с. 29].

Среди перечисленных в ст. 1252 ГК РФ способов защиты исключительных прав наиболее эффективным является взыскание компенсации за нарушение данных прав. В отличие от возмещения убытков применение указанного способа не связано с трудностями процессуального характера. По сути, необходимо лишь доказать факт нарушения исключительного права. Возмещение же убытков требует представления доказательств наличия убытков.

Размер компенсации определяет суд в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Компенсация может быть присуждена за каждый способ неправомерного использования объекта интеллектуальной собственности.

В абз. 2 п. 43. 3 Постановления 5/29 содержится разъяснение по этому вопросу, согласно которому размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения [16, с. 31]. Защита личных неимущественных прав автора и исключительного права осуществляется в юрисдикционной форме в исковом судопроизводстве. Однако в масштабах всей страны они занимают значительное число споров. В этой связи, говоря о защите интеллектуальных прав, нельзя не отметить интересную инициативу Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (которую, безусловно, необходимо поддержать), касающуюся идеи создания в России в структуре арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам. Функционирование такого суда, как представляется, будет способствовать достижению наибольшей эффективности в деле восстановления нарушенных интеллектуальных прав [37, с. 300].

1.2 Классификация способов защиты авторских и смежных прав в Российской Федерации

Авторские права, как и иные интеллектуальные права, могут защищаться способами, предусмотренными ГК РФ, «с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права» (п. 1 ст. 150 ГК РФ).

Кроме того, в ряде случаев ГК РФ устанавливает специальные способы защиты, предназначенные для применения только при нарушениях интеллектуальных прав в отдельных случаях, в частности нормы о возможности взыскания специальной компенсации за нарушение исключительного права.

Соответствующие способы защиты могут применяться по требованию правообладателей, организаций по управлению правами на коллективной основе, а также иных лиц в случаях, установленных законом.

В ГК РФ специально подчеркивается, что отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту прав.

Так, публикация решения суда о допущенном нарушении и пресечение действий, нарушающих исключительное право либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляются независимо от вины нарушителя и за его счет [33, с. 17].

Применяемые способы защиты существенным образом различаются в зависимости от того, какое именно право было нарушено.

Защита личных неимущественных прав (ст. 1251 ГК РФ) может осуществляться, в частности, путем:

— признания права;

— восстановления положения, существовавшего до нарушения права;

— пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

— компенсации морального вреда;

— публикации решения суда о допущенном нарушении.

Кроме того, защита чести, достоинства и деловой репутации автора осуществляется в соответствии с общими положениями ст. 152 ГК РФ.

Данные положения подлежат применению в случаях нарушения личных неимущественных прав как авторов, так и иных лиц, в том числе при нарушении права на указание имени или наименования лица, организовавшего создание сложного объекта (п. 4 ст. 1240 Кодекса), издателей энциклопедий, энциклопедических словарей, периодических и продолжающихся сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий (п. 7 ст. 1260 Кодекса), изготовителя аудиовизуального произведения (п. 4 ст. 1263 Кодекса), работодателя при использовании служебного произведения (п. 3 ст. 1295 Кодекса), изготовителей фонограмм (п. 1 ст. 1323 Кодекса), изготовителей баз данных (п. 2 ст. 1333 Кодекса) и публикаторов (п. 1 ст. 1338 Кодекса).

Несмотря на отсутствие отдельного упоминания о применимости положений данной статьи в отношении исполнителей, следует считать, что они полностью относятся также к случаям нарушения принадлежащих им личных неимущественных прав, так как согласно закрепленному в Кодексе подходу исполнитель признается «автором исполнения» (ст. 1313 Кодекса).

Защита исключительных прав (ст. 1252 ГК РФ) может осуществляться, в частности, путем предъявления требования:

— о признании права — к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;

— о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Такое требование может предъявляться к любому лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, вне зависимости от наличия вины такого лица. Например, такое требование может быть предъявлено к магазину, как распространителю контрафактной продукции, вне зависимости от того, было ли известно его сотрудникам о том, что соответствующая продукция является контрафактной;

— о возмещении убытков. Требование может быть предъявлено к лицу, неправомерно использовавшему произведение без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб;

— об изъятии материального носителя — оборудования, устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав (п. 5 ст. 1252 ГК РФ). Требование об изъятии материального носителя может быть предъявлено к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю. Соответствующие оборудование, устройства и материалы по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации;

— о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя. Такое требование может быть предъявлено к любому нарушителю исключительного права вне зависимости от наличия его вины.

Следует специально отметить, что такую же ответственность, какая установлена за бездоговорное использование произведений, несут также лицензиаты и иные лица, вышедшие за пределы использования, разрешенные им по договору с правообладателем, например использовавшие произведение способами, не предусмотренными договором, или по окончании срока его действия (п. 3 ст. 1237 ГК РФ).

Согласно ст. ст. 1301 и 1311 ГК РФ авторы, исполнители и иные обладатели исключительных прав на произведения или объекты смежных прав вправе наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ, требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты специальной компенсации за нарушение исключительных прав:

— в размере от 10 000 руб. до 5 000 000 руб., определяемом по усмотрению суда;

— в двукратном размере стоимости экземпляров произведения (фонограммы) или в двукратном размере стоимости права использования произведения (объекта смежных прав), определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Компенсация выплачивается вместо возмещения убытков и является одним из наиболее востребованных способов защиты авторских прав в последние годы.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости (абзац второй п. 3 ст. 1252 Кодекса).

Таким образом, Кодекс предоставляет широкий простор для судебного усмотрения в каждом отдельном случае.

При этом предусматривается, как указано выше, два возможных варианта ее определения:

1) в размере от 10 000 руб. до 5 000 000 руб., определяемом судом;

2) в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Согласно п. 3 ст. 1252 Кодекса компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. В случае если правообладатель требует выплаты компенсации в размере двукратной стоимости экземпляров или прав, он обязан также предоставить доказательства, подтверждающие обоснованность заявленной им стоимости экземпляров произведений (фонограмм) или прав на произведения (объекты смежных прав).

Согласно абзацу третьему п. 3 ст. 1252 Кодекса правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования либо за допущенное правонарушение в целом.

Особо следует обратить внимание на то, что взыскания компенсации могут требовать только обладатели исключительных прав и только в случаях нарушения их исключительных прав либо также в тех случаях, в которых возможность взыскания такой компенсации специально предусмотрена Кодексом, как это имеет место, в частности, в отношении норм о защите технических средств и информации об управлении правами (ст. ст. 1299, 1300, 1309 и 1310 ГК РФ).

Согласно ст. ст. 1302 и 1312 ГК РФ в целях обеспечения иска по делам о нарушении авторских прав суд может запретить ответчику или лицу, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно является нарушителем авторских или смежных прав, совершать определенные действия (изготовление, воспроизведение, продажу, сдачу в прокат, импорт либо иное использование, а также транспортировку, хранение или владение) в целях введения в гражданский оборот экземпляров произведения или объекта смежных прав, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными. Суд может также наложить арест на все экземпляры произведения или объекта смежных прав, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, используемые или предназначенные для их изготовления или воспроизведения.

Таким образом, к специальным способам обеспечения исков, связанных с нарушениями авторских и смежных прав, отнесены такие меры, как:

1) запрещение ответчику совершать определенные действия (изготовление, воспроизведение, продажу, сдачу в прокат, импорт либо иное использование, а также транспортировку, хранение или владение) в целях введения в гражданский оборот экземпляров произведения или объекта смежных прав, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными;

2) наложение ареста на экземпляры произведений или объектов смежных прав, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, используемые или предназначенные для их изготовления или воспроизведения.

Кроме того, органы дознания или следствия обязаны принимать меры для розыска и наложения ареста на такие экземпляры произведений, материалы и оборудование, осуществлять при необходимости их изъятие и передачу на хранение.

Одной из новелл части четвертой ГК РФ является также закрепление возможности ликвидации юридического лица в случае, если оно неоднократно или грубо нарушает исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности (ст. 1253 ГК РФ). Такое решение принимается судом по требованию прокурора. При совершении таких нарушений гражданином, осуществляющим предпринимательскую деятельность, судом может быть прекращена его регистрация в качестве индивидуального предпринимателя [23, с. 42].

Следует дополнительно обратить внимание на то, что установленные ГК РФ способы защиты исключительных прав может применять также лицензиат, которому выдана исключительная лицензия, если нарушение третьими лицами исключительного права затрагивает права, полученные им по лицензионному договору (ст. 1254 ГК РФ).

С учетом сказанного перспективы развития гражданского законодательства о защите интеллектуальных прав видятся в расширении способов защиты указанных прав, увеличении размера гражданско-правовой ответственности за нарушение прав авторов, а также в усилении восстановительной (компенсационной) функции гражданского права в области интеллектуальной собственности.

2. Проблемы и перспективы защиты авторских прав в Российской Федерации

2.1 Особенности реализации права авторства в Российской Федерации

интеллектуальный авторский смежный право

По смыслу нормы абз. 1 п. 2 ст. 1228 ГК РФ право авторства существует в отношении всякого результата интеллектуальной деятельности, но оно не может возникнуть в отношении средств индивидуализации. Поэтому, например, в отношении таких объектов, как товарные знаки или, скажем, коммерческие обозначения, право авторства не предусмотрено. Это объяснимо не только отсутствием нормативных требований творчества к объектам такого рода, но и специфическими задачами, возлагаемыми на само право авторства. Если средства индивидуализации исходно предназначены для защиты интересов предпринимателя путем идентификации его фирмы, продукции, производства и отграничения их от других подобных объектов, то наделение правом авторства решает преимущественно задачи, связанные с условиями реализации творца как автономной личности [40, с. 52].

Наиболее полно урегулировано и наиболее исследовано в доктринальном плане право авторства создателей авторских произведений.

В отличие от иных личных неимущественных прав, которые имеются лишь в случаях, названных ГК РФ, право авторства на произведение должно предполагаться имеющимся всегда, независимо от того, есть или нет специальное указание законодателя. Это положение действует и в случаях, когда автор не опубликовал или иным образом не обнародовал свое произведение, а также если он действовал анонимно либо используемое им имя не позволяет идентифицировать автора.

Перечня личных неимущественных прав автора не существует, хотя обычно к ним относят права, названные в п. 2 ст. 1255 ГК РФ, а также некоторые иные. Личные неимущественные права, названные в п. 2 ст. 1228 и ст. 1265, 1266 ГК РФ, не являются чем-то уникальным и по своему происхождению (генетически) являются частью личных неимущественных прав, относящихся к предмету гражданско-правового регулирования (п. 1 ст. 2 ГК РФ). Таким образом, они должны быть отнесены к классу личных возможностей, составляющих содержание общей гражданской правоспособности. Дополнительным аргументом в пользу этого является прямое указание абз. 2 п. 1 ст. 1231 ГК РФ, что личные неимущественные и иные интеллектуальные права, не являющиеся исключительными, действуют на территории РФ в соответствии с абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК РФ. Обычно это положение используется для доказательства обладания такими правами иностранными гражданами и лицами без гражданства, но, разумеется, вполне может быть применено и в отношении граждан РФ.

Однако признание такой связи личных неимущественных прав, включая право авторства, с объективным правом, со статусом личности вызывает потребность пояснений. В частности, в теоретико-доктринальном плане требуется учитывать межотраслевой характер соответствующих норм и также понять соотношение норм конституционного и гражданского права применительно к творчеству и его результатам; в практическом плане важно ориентироваться на необходимость выяснения точного объема прав и обязанностей участников конкретных правоотношений.

В зарубежной литературе, прежде всего — в англо-американской, права, связанные с возможностью творчества, идентификацией автора, возможностью давать произведению наименование и пр., традиционно именуются «моральными»; этот вольный перевод с французского («droits moraux») легко вошел в оборот, но ему придается неодинаковое значение. В целом на этот взгляд и терминологию влияют различие правовых систем и отсутствие жесткого разделения во многих странах авторских прав на имущественные и личные неимущественные. Если здесь и появляются специальные нормы авторского законодательства, то они направлены прежде всего на установление предельных сроков, когда автор может действовать анонимно. Впрочем, само понятие «право авторства» законодательству Англии известно, хотя и понимается своеобразно, чаще всего — как единое с полномочиями по обозначению авторства (определению, идентификации автора) [40, с. 55].

В традиционной систематике гражданских прав право авторства обычно толкуется как личное неимущественное субъективное право, реализуемое в абсолютных правоотношениях. Однако ни в законе, ни в судебной практике, ни в теоретических разработках данной проблематики так и не удалось найти ясной и твердой границы между всеми тремя личными авторскими неимущественными правами, названными в ст. 1265−1266 ГК РФ.

С одной стороны, есть достаточные основания полагать, что их объем и механизм появления не совпадают; так, право авторства служит предпосылкой права на имя, право авторства как особое субъективное право может существовать и на неопубликованные произведения, что трудно сказать в отношении права на имя (если не смешивать субъективное право с объективной, физической возможностью как-то поименовать созданный объект).

С другой стороны, право на имя в значительной степени есть форма реализации права авторства и в отечественной литературе всегда существовало мнение о единстве всех личных неимущественных прав, объединяемых личностью автора, тем более это касается права на защиту от искажений произведения, выполняющего, скорее, обслуживающие функции. Во многих странах просто нет такого понятия, как «право авторства», либо дается другое его истолкование. Так, известный европейский специалист по авторскому праву Д. Липцик, признавая автономность права авторства, полагает возможным включить в право авторства «право требовать… упоминания особым способом его имени, сокращенно или совместно с любым элементом» [32, с. 197]. Не предусматривает обязанности выделять это право и ТРИПС — Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, являющееся частью правовой системы ВТО. В нем предусмотрено, что члены ВТО должны соблюдать основные положения Бернской конвенции, но во второй фразе п. 1 ст. 9 данного акта содержится указание о том, что они не имеют прав или обязательств «в отношении прав, предоставляемых согласно статье 6 (bis)» или вытекающих из нее.

И все же нам следует сохранить это право в качестве самостоятельного в своей национальной правовой системе не только потому, что оно соответствует сложившимся традициям континентальной правовой семьи. В этих целях следует проанализировать его ключевые аспекты.

Возможность быть творцом, создателем результатов интеллектуальной деятельности закреплена в нормах объективного права, в том числе в Конституции Р Ф (ст. 44) и нормах ГК РФ, прежде всего — в ст. 150. Относительно норм данной статьи долгое время велись споры, основанные преимущественно на не вполне удачной ее редакции, допускающей смешение «благ» и «прав». Следует предположить, что при реализации положений проекта внесения изменений в первую, вторую, третью и четвертую части Гражданского кодекса РФ значительная часть причин для разночтения будет просто устранена; проектом сохранена связь авторских прав и нематериальных благ, но вместо слов «право авторства» в действующей редакции Кодекса предполагается указать «авторство».

Таким образом, «авторство» — это благо, возможность заниматься творческой деятельностью. При появлении соответствующих юридических фактов и тем самым возникновении правоотношений по поводу этих благ возникают субъективные права. Разумеется, эти правоотношения могут иметь различную отраслевую принадлежность, но с появлением юридических фактов, предусматриваемых нормами гражданского права, возникают и гражданско-правовые отношения, вызывая тем самым и субъективные гражданские права как их содержание.

Право авторства возникает с момента создания произведения, отражая объективный факт действительности, по этой причине правильно разграничивать право авторства как субъективное гражданское право и авторство как юридический факт. Это отличает право авторства, например, от права на имя, где решающее значение имеют волеизъявление автора и его субъективные представления (и даже пристрастия) о возможностях и способах фиксации имени.

Действия по созданию авторских произведений в системе юридических фактов относятся к классу поступков, т. е. тех действий, которые вызывают последствия независимо от намерений при их совершении, поэтому авторские произведения, а также соответствующие права на них возникают с момента придания произведению объективной формы.

Право авторства как субъективное гражданское право существует столько же, сколько существует сам автор. Поэтому установление правил о защите после смерти автора (ст. 1267 ГК РФ) есть установление правил об охране самого правопорядка, хотя бы и осуществляемого иными лицами.

Основные признаки произведения связаны именно с его автором (творческий характер, оригинальность и даже объективная форма произведения). Само наименование «авторское право» указывает на центральную роль именно автора в данной сфере, без автора нет и не может быть никаких авторских правоотношений, он же определяет и готовность произведения для представления, что вполне отразилось в существовании особого права отзыва (ст. 1269 ГК РФ), принадлежащего только автору.

Следует положительно оценить положение проекта ГК РФ о дополнении ст. 1233 п. 6, предусматривающим возможность правообладателя безвозмездно разрешать использовать результат интеллектуальной деятельности.

Впрочем, и само исключительное право, которому в четвертой части ГК РФ придано организующее значение (ст. 1229, 1270 ГК РФ), в действительности зависит и предопределено наличием права авторства. Например, если будет установлено, что право авторства отсутствовало или принадлежало другому лицу, т. е. основания для утверждения об отсутствии и исключительного права (например, предоставленного договором).

Самодостаточность права авторства проявляется и при создании служебного произведения (ст. 1295 ГК РФ): именно оно является основанием выплаты вознаграждения за создание такого произведения, так как исключительное право по общему правилу достается работодателю (ст. 1295 ГК РФ).

Это право является именно личным как в плане противопоставления имущественным правам, так и для указания на роль самого творца в формировании всей системы авторских прав. Всех их, в том числе и исключительное право, объединяет именно фигура автора, результат деятельности которого единственно и порождает их. В принципе, потенциально вся группа прав, которая сегодня в ГК РФ названа как «интеллектуальные права» (ст. 1226 ГК РФ), могла бы получить наименование «авторские права».

Связанное с определенной личностью данное право может появиться лишь у физического лица (п. 1 ст. 1228 ГК РФ).

Поскольку право авторства в решающей степени предопределено тем, создано ли соответствующее произведение определенным лицом, а не его персональными характеристиками, автором может стать любой гражданин независимо от возраста и состояния психики; известны многочисленные случаи, когда произведения музыкального, прикладного искусства и живописи создавались детьми и психически больными людьми. Во всяком случае закон не содержит ограничений для признания таких лиц авторами.

Эти же соображения требуют исключения из числа авторов кого-либо или чего-либо помимо людей. При отсутствии права авторства невозможно использовать и предусмотренный законом механизм наделения исключительным правом. Созданные в таких случаях изделия могут иметь коммерческую ценность, но их возможный оборот не может опираться на нормы части четвертой ГК РФ.

Поскольку право авторства отражает объективный факт, то оно возникает — с соответствующими последствиями — и у спичрайтеров, литературных поденщиков (гетеронимов), вне зависимости от того, как фактически строятся отношения. В любом случае здесь нет плагиата. Следует предположить, что процесс создания творческих произведений «не для себя» продолжится и со временем, видимо, придется решать вопрос о правовом режиме этих произведений, в отношении которых действительный автор не собирается заявлять об авторстве.

Право авторства является абсолютным в связи с тем, что в силу создания произведения все (абсолютно все) лица, помимо автора, не могут заявлять о своем авторстве и совершать действия, на которые уполномочен автор. Относительным оно быть не может уже потому, что не возлагает на определенных лиц обязанности совершить указанные в законе действия, все возможности лежат «в поле власти» самого автора.

Видимо, следует исходить из того, что это право все же включает в свое содержание возможность активных действий самого обладателя данного права. Они выражаются в возможности предопределять юридическую судьбу произведения, заключать договоры авторского заказа (ст. 1288), в том числе и тогда, когда произведение еще не создано, отзывать произведение и т. п. По смыслу норм ст. 1257 ГК РФ номинация (идентификация) себя как творца требует специальных усилий, только в этом случае возникает презумпция авторства. Автор вправе публично заявлять о себе как об авторе, требовать от других лиц такого признания и соответствующего поведения и т. п. Наконец, лишь обладание правом авторства вызывает «возврат» полномочий имущественного характера по истечении срока действия лицензионного договора, от наличия или отсутствия права авторства зависит возможность защиты и других личных неимущественных прав (права на имя, права на неприкосновенность произведения, право на отзыв).

Право авторства имеют авторы любых произведений, отвечающих признакам авторских произведений, включая переводные, а также созданные в соавторстве. Здесь вероятны некоторые сложности в истолковании действия права авторства. Как известно, правовой режим соавторства может возникать и при совместном создании, и при соединении различных произведений, а также при создании общего произведения, отдельные части которого могут иметь самостоятельное значение.

Поэтому, видимо, следует исходить из того, что по общему правилу каждый из соавторов обладает правом авторства на все произведение в целом, в том числе и тогда, когда произведение представляет собою соединение различных произведений. Однако надо учесть норму п. 7 ст. 1259 ГК РФ, предусматривающую, что на часть произведения распространяется не только исключительное право, но и прочие авторские права, включая право авторства. Это положение, видимо, надо толковать так, что у соавторов может быть общее право авторства лишь на общий объект, но каждый из них не имеет права авторства на ту часть произведения, которая создана другим. В силу природы данных прав, неотчуждаемых и неспособных к передаче иным образом, нельзя и передать данное право.

Если творческий труд действительно совместный, то можно говорить о соавторстве, но не о коллективном авторстве. Здесь проявляется довольно жесткое правило о том, что субъективные авторские неимущественные права могут иметься лишь при наличии конкретных граждан-авторов и могут принадлежать только определенным лицам.

Некоторые права, указанные в законе, внешне сходны с правом авторства, но не являются им. Это касается и права продюсера-организатора (п. 4 ст. 1240 ГК РФ) указывать свое имя (наименование) или требовать этого. Тем более, что такая возможность существует не в отношении всякого использования результата интеллектуальной деятельности, а, скорее, лишь в отношении факта его применения в составе соответствующего сложного объекта; реализация указанного полномочия отражает роль данного лица в организации общей работы, а не в получении отдельного творческого результата.

Как известно, издатели газеты, журнала, периодических сборников научных трудов и т. п. обладают лишь «правом использования» (п. 7 ст. 1260 ГК РФ). Это правомочие не вписывается в общую логику системы авторских прав четвертой части ГК РФ, но, вне сомнений, его нельзя признать ни правом авторства, ни исключительным правом.

Наконец, право авторства имеет и специфику защиты. Право на защиту рассматриваемого права составляет его неотъемлемый компонент, имманентно присущий всякому гражданскому праву и не требующий обособления в особое «право на защиту права авторства». При этом правило о защите и осуществлении издателем авторским прав лиц, выступающих анонимно или под псевдонимом (п. 2 ст. 1265 ГК РФ), следует считать распространяющимся и на защиту права авторства, а не только права на имя.

Признаки действия права авторства как самостоятельного хорошо видны в нормах ст. 1274−1280 ГК РФ, предусматривающих свободное использование произведений, но на условиях, указанных в гипотезах соответствующих норм. В их числе обычно следует указание на то, что требуется указать имя автора. Например, в соответствии с п. 1 ст. 1274 свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях дозволяется лишь «с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования». Такое выражение, конечно же, можно связать с действием права на имя, но последнее в соответствии с п. 1 ст. 1265 ГК РФ означает лишь «право использовать или разрешать использование произведения под своим именем, под вымышленным именем (псевдонимом) или без указания имени». На практике вариантов форм реализации этого права еще больше, нежели указал законодатель, но все они представляют собою варианты собственного поведения автора. Между тем названные условия свободного использования характеризуют вовсе не действия автора, а действия соответствующего пользователя. Иначе говоря, несоблюдение правил гипотезы таких норм также влечет нарушение права авторства.

Наличие различных средств защиты, дифференцированных исходя из того, что именно нарушено, не лишает заинтересованное лицо права обращаться с единым иском, включающим различные требования.

Иногда требования, вызванные нарушением права авторства и направленные на пресечение неправомерных действий, сочетаются с защитой и права на имя, в частности при требовании запрета использовать определенное имя в качестве автора определенного произведения.

Имеющиеся ограничения в использовании тех или иных способов защиты, и формулировки требований (предмета иска) вызваны преимущественно необходимостью учитывать характер самого права авторства. Так, если автор по договору об отчуждении исключительного права передал его другому лицу, он не может требования о признании авторства сочетать с требованиями о взыскании компенсации, предусмотренной нормами ст. 1301 ГК РФ (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

В судебной практике обоснованно признается, что при подаче иска о признании договора об отчуждении исключительного права недействительным и применении последствий недействительности ничтожной сделки вопросы о праве авторства обсуждаться не могут, так как должны составлять предмет отдельного требования (иска).

2.2 Защита авторских прав в Российской Федерации

Способы защиты гражданских прав закреплены в статье 12 ГК РФ, в которой изложен примерный перечень таких способов, в том числе признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, самозащита права, возмещение убытков, компенсация морального вреда.

С принятием части четвертой ГК РФ упомянутый выше перечень дополнен тремя новыми способами защиты интеллектуальных прав: публикация решения суда о допущенном нарушении, выплата компенсации за нарушение исключительного права вместо возмещения убытков, изъятие из оборота и уничтожение некоторых видов имущества.

Статья 1251 ГК РФ посвящена защите личных неимущественных прав автора. Так, в соответствии с пунктом 1 данной статьи в случае нарушения личных неимущественных прав автора их защита осуществляется, в частности, путем признания права, восстановления положения, существующего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсации морального вреда, публикации решения суда о допущенном нарушении.

Согласно пункту 2 данной статьи режим защиты личных неимущественных прав применяется также к защите прав лиц, организовавших создание сложного объекта, издателей энциклопедий, сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий; изготовителей аудиовизуальных произведений; работодателей, которым принадлежит только право использования служебного произведения; изготовителей фонограмм; изготовителей баз данных; публикаторов.

В литературе упомянутые выше права предложено называть квазиличными неимущественными правами, а также сделан логичный вывод: наследники и иные правопреемники авторов (и других указанных выше лиц) не имеют права требовать публикации решения суда о нарушениях личных неимущественных прав [37, с. 133].

Следует полагать, что положение о квазиличных неимущественных правах распространяется также на исполнителей, поскольку они согласно статье 1315 ГК РФ обладают правом авторства, правом на имя и правом на неприкосновенность исполнения.

Единственными в сфере гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительного права на произведения являются соответственно статьи 1301 и 1311 ГК РФ. Однако ограничиться только их анализом не представляется возможным. Для полноты исследования необходимо привлечь общие нормы о способах защиты гражданских прав, о внедоговорной (деликтной) ответственности, а также соответствующие общие положения главы 69 ГК РФ.

Ответственность за нарушение исключительного права на произведение (зачастую применяется термин «контрафакция») является одним из видов гражданско-правовой, деликтной (то есть внедоговорной или ответственности за причинение вреда) ответственности. Для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего следующие основания (условия): причинение вреда, противоправность поведения правонарушителя (делинквента), наличие причинной связи между противоправным поведением и причиненным вредом, вина правонарушителя (делинквента) [24, с. 35].

Указанные основания (условия) считаются общими и установлены в статье 1064 ГК РФ (глава 59 «Обязательства вследствие причинения вреда»). Так, согласно пункту 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившем вред.

Данная норма — специальная по отношению к общей норме пункта 1 ст. 15 ГК РФ. В общей норме статьи 15 установлена диспозиция, согласно которой законом или соглашением сторон может быть ограничен размер подлежащих возмещению убытков. В случае, указанном в пункте 1 ст. 1064 ГК РФ, требование императивно: вред должен быть возмещен в полном объеме. Более того, допускается увеличение объема ответственности на основании закона либо соглашения сторон. Указанная норма представляет собой исключение из общего принципа компенсаторной направленности гражданско-правовой ответственности.

Правило полного возмещения вреда предполагает компенсацию не только имущественного, но и в случаях, предусмотренных законом, морального вреда (ст. ст. 151, 1099−1101 ГК РФ). Вред возмещается либо в натуре (например, предоставляется вещь того же рода и качества), либо в виде возмещения убытков, состоящих как из реального ущерба, так и из упущенной выгоды (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а под убытками — неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Убытки в форме упущенной выгоды наиболее распространены в рассматриваемой сфере, поскольку нарушается прежде всего монопольное положение правообладателя на рынке вследствие появления на нем контрафактной продукции.

Вопрос об исчислении размера убытков, учитывая особенности объекта нарушения как нематериальной категории, — один из самых сложных в делах о контрафакции. Поэтому возмещение убытков представляет собой самый важный и трудоемкий по реализации способ защиты исключительного права на произведение.

В статье 1252 ГК РФ предусмотрены способы защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, изложенные в виде примерного перечня. Так, защита исключительных прав осуществляется, в частности, путем предъявления требования:

— о признании права — к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;

— о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним;

— о возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб;

— об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 5 настоящей статьи — к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой