Институт процессуального соучастия в зарубежных государствах

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие группового иска и преимущества процессуального соучастия

1.1 Понятие группового иска

1.2 Преимущества процессуального соучастия

Глава 2. Институт процессуального соучастия в зарубежных государствах

2.1 Институт процессуального соучастия в США

2.2 Институт процессуального соучастия в Бразилии

2.3 Институт процессуального соучастия в Аргентине

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Корни коллективных исков можно найти в определенных специфических групповых процессах в средневековой Англии Yeazell St.C. Collective Litigation as Collective Action // U. III. L. Rev. 1989. P. 43. Однако реальное значение имеет только то, чем они стали после последней всеобъемлющей реформы, проведенной в 1966 г.: это механизм рассмотрения аналогичных претензий больших групп людей в едином судебном разбирательстве, обеспечивающий завершение спора независимо от результата обсуждения Федеральные правила гражданского процесса 23 (далее — Федеральные правила гражданского процесса).

Обращаясь к терминологии, отметим, что в литературе идет спор о названии института процессуального соучастия, в частности, предлагается также именовать его «классовый иск» или «групповой (коллективный) иск», «групповое производство». В данной работе мы будем использовать все указанные термины, отметив при этом, что основное отличие группового производства от процессуального соучастия состоит в том, что участники группы не участвуют в судебном разбирательстве лично или через представителя: в их интересах действует одна сторона, по-разному именующаяся в литературе и законодательстве, например «представительная сторона» или «истец-представитель» («представительная сторона»).

Групповое производство получило наибольшее развитие в США как способ, позволяющий рассматривать дела с большим количеством сторон более эффективно, чем в порядке обычного процессуального соучастия Об особенностях группового производства см. подробнее: Пучинский В. К. Гражданский процесс США. М., 1979. С. 58 — 68; Ярков В. В. Новые формы исковой защиты в гражданском процессе (групповые и косвенные иски) // Государство и право. 1999. N 9. С. 32 — 40; Елисеев Н. Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. 2-е изд. М., 2004. С. 494 — 520; Аболонин Г. «Новые» иски // ЭЖ-Юрист. 2006. N 11. С. 6 — 7; Рожкова М. А. И вновь о групповых и косвенных исках // Вестник ВАС. 2007. N 5. С. 19 — 36; Осакве К. Классовый иск (class action) в современном американском гражданском процессе // Журнал российского права. 2003. N 3. С. 137 — 147.

Объектом настоящего исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу процессуально соучастия. Предметом исследования являются нормативные правовые акты в области процессуального соучастия.

Цель настоящей работы заключается в исследовании понятия и видов дееспособности. В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи:

· раскрыть понятие группового иска;

· рассмотреть преимущества коллективного производства;

· выявить особенности процессуального соучастия на примерах США, Бразилии и Аргентины.

Глава 1. Понятие группового иска и преимущества процессуального соучастия

1. 1 Понятие группового иска

Г. О. Аболонин, исследовавший законодательство США о групповых исках, понимает под ними следующее: «Групповой иск представляет собой обращенное к суду процессуальное требование участника многочисленной группы лиц, уполномоченного законом юридического или физического лица о принятии судебного решения по гражданскому делу в отношении многочисленной группы лиц» Аболонин Г. О. Групповые иски. М., 2001. С. 14. Кардинальным принципом американского группового иска является его частный характер. Иными словами, интересы всех истцов в деле защищаются не органами публичной власти или общественными организациями, а только частными добровольно вызвавшимися лицами, действующими без предварительного поручения от представляемых лиц. Состав такой группы лиц количественно не определен. Она должна быть настолько многочисленна, что привлечение к судебному разбирательству всех ее участников не представляется возможным по практическим соображениям Абанина А. Ю. Процессуальное соучастие и групповой иск по АПК РФ: сходство и отличие // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 1. С. 17 — 19.

Н.Г. Елисеев отмечает: «Судебное постановление относительно допустимости группового производства необходимо не только как чисто формальный акт, регистрирующий факт его возбуждения. В нем выражается результат проверки согласованности такого способа защиты с принципом индивидуализма. По своей сути групповое производство противоречит индивидуалистическим началам, поскольку процесс инициируется и ведется представителями группы от имени всех ее членов без соответствующего поручения с их стороны. Снятие этого противоречия составляет одну из главных задач в регулировании института группового производства» Елисеев Н. Г. Указ. соч. С. 496.

До того, как в российском процессуальном законодательстве получил закрепление институт групповых исков в защиту определенного круга лиц, преобладающей точкой зрения на их природу была позиция о том, что групповой иск — это своеобразный синтез конструкций процессуального соучастия и представительства. По мнению В. К. Пучинского, специфика соучастия по групповым искам состоит в том, что на стороне лиц, возбудивших иск или отвечающих по нему, незримо выступают другие субъекты. Элементы представительства также довольно очевидны. Правда, существует одно значительное исключение, а именно — те, кто реально ведет процесс, не обладают формально зафиксированными полномочиями (в виде доверенностей), исходящими от остальных членов группы Пучинский В. К. Участники буржуазного гражданского процесса (Англия, США, Франция): Учеб. пособие. М., 1991. С. 19. Н. Батаева полагает, что с юридической точки зрения групповые иски представляют собой процессуальное соучастие в чистом виде Батаева Н. Необходимость ввести институт группового иска // Российская юстиция. 1998. N 10. С. 43−45. По мнению И. Д. Алиевой, соучастие и представительство по групповым искам имеют место не в чистом виде, а отличаются особенностями, как то: возбуждение дела без специальной доверенности со стороны других участников группы, отсутствие необходимости привлечения всех соучастников к рассмотрению дела Алиева И. Д. Защита гражданских прав прокурором и иными уполномоченными органами. М., 2006.

Вопрос о том, нужна ли такая форма защиты прав, как групповое производство, дебатируется не только в России, но и в других странах континентальной Европы. Европейская комиссия опубликовала документ, названный «На пути к последовательному европейскому подходу к групповым средствам правовой защиты» (towards a Coherent European Approach to Collective Redress) http: //ec. europa, в котором предлагается высказать мнения о том, насколько групповые средства правовой защиты нужны в Европейском союзе. При этом сделана оговорка, что независимо от решения по этому вопросу «…любая новая инициатива должна будет соответствовать принципам субсидиарности и пропорциональности, заложенным в статье 5 Договора о функционировании Европейского союза».

Наконец, Европейская комиссия скептически высказывается по поводу возможности использования в качестве прототипа модели США и прямо говорит о том, что групповые иски не должны давать экономический толчок к подаче недобросовестных исков.

1. 2 Преимущества процессуального соучастия

С момента реформы 1966 г., коллективные иски стали предметом серьезных разногласий. Увлекательной эту тему делает то, что большинство споров мало затрагивали технические или правовые аспекты данного процессуального инструмента. Вместо этого большое внимание, которое привлекали коллективные иски, концентрировалось на социальных и политических последствиях, которые они влекут за собой в демократическом обществе В этом смысле, например, утверждалось, что спор по поводу коллективных исков о возмещении ущерба ведется не о самом механизме. Наоборот, это «спор о том, какие виды исков и какие решения по ним может позволить правовая система» (Class Actions Dilemmas: Pursuing Public Goals for Private Gain. RAND Institute for Civil Justice, 2000. P. 50). Эти последствия, в свою очередь, являются результатом трех конкретных преимуществ данного механизма:

· доступ к правосудию;

· эффективность;

· сдерживающий эффект.

Что касается первого преимущества, то после реформы 1966 г. коллективные иски имеют потенциал «широкого влияния на доступ к суду». На самом деле это, похоже, была одна из целей реформы Burbank St.B., Silberman L.J. Civil Procedure Reform in Comparative Context: The United States of America // Am. J. Comp. L. 1997. Vol. 45. P. 675, 684. По словам Каплана (человека, ответственного за разработку реформы), такой вид процесса работает просто как «вид функции административного производства, где разрозненные личные интересы представлены правительством». Это особенно верно, когда затронутые права не совпадают, а люди, имеющие эти права, скорее забудут или откажутся от своих претензий по разным причинам (таким как невежество, экономические ограничения, скромность или незнание вопросов бизнеса или права) Kaplan B. Continuing Work of the Civil Committee: 1966 Amendments of the Federal Rules of Civil Procedure (I) // Harv. L. Rev. 1967. Vol. 81. P. 356, 398.

Как коллективные иски обеспечивают надежный доступ к системе гражданского судопроизводства? Ответ может заключаться в том факте, что они устраняют (или хотя бы уменьшают) диспропорцию сил, которая существует между группой пострадавших и ответчиком. Ярким примером может послужить отношение к «маленьким жалобам» («small claims») (т.е. требованиям, стоимость рассмотрения которых не оправдывает усилий для их рассмотрения в суде, так как эти расходы не имеют обусловленной связи с лучшим результатом, который может быть достигнут в случае выигрыша дела). Возможность объединения этих маленьких жалоб в коллективные иски увеличивает потенциальную ответственность ответчика и гарантирует, что они попадут в судебную систему за счет привлечения юристов для тяжб на основе платы по принципу непредвиденных расходов Melnick K. In Defense of the Class Action Lawsuit: An Examination of the Implicit Advantages and a Response to Common Criticisms // St. John’s J. Legal Comment. 2008. Vol. 22. P. 755, 790. Но также см.: Silver Ch. «We're Scared to Death»: Class Certification and Blackmail // N.Y.U. L. Rev. 2003. Vol. 78. P. 1357, 1373 (автор утверждает, что обвиняемые, как правило, участвуют в исках в случаях крупных размеров, когда коллективные иски подаются, так как дело создает отдаленный риск финансового краха).

Целесообразно подчеркнуть, что коллективные иски не только играют роль в отношении жалоб, которые иначе не были бы рассмотрены на основании экономических причин. С той же точки зрения на доступ к правосудию они представляют собой особенно интересный инструмент, когда дело касается других препятствий на пути к суду: культурных и образовательных. В этом смысле коллективные иски также могут начать судебный процесс, привнося в правовую систему жалобы, о которых физические лица даже не подозревают Class Actions Dilemmas: Pursuing Public Goals for Private Gain. P. 49 (утверждается, что коллективные иски требуют говорить людям, что «у них могут быть претензии, о которых они не подозревали, но не обязывают предпринять действия для присоединения к тяжбе»).

Эффективность коллективных исков заключается в их коллективном характере. Имеется в виду возможность объединения нескольких обычных жалоб и их рассмотрение в рамках одного процесса Sherman E.F. Aggregate Disposition of Relatedcases: The Policy Issues // Rev. of Litigation. 1991. Vol. 10. P. 231, 237 (автор утверждает, что «объединение исков обещает экономию за счет устранения повторений и уменьшения объемов»); Cabraser E.J. The Class Action Counter reformation // Stan. L. Rev. 2005. Vol. 57. P. 1475, 1479 (автор подчеркивает полезность коллективных исков как справедливого, эффективного и экономичного процессуального инструмента для рассмотрения общих вопросов права и факта). С одной стороны, это позволяет государству сохранить ресурсы; с другой стороны, это преимущество также играет значимую роль в пользу ответчиков, так как они могут тратить меньшую сумму денег на правовую консультацию и представительство (возможность судопроизводства одновременно для всех обычных вопросов права или факта позволяет им готовиться только к защите) Rosenberg D. Mass Tort Class Actions: What Defendants Have and Plaintiffs Don’t // Harv. J. on Legis. 2000. Vol. 37. P. 393, 393 — 394. Хотя аргументы, представленные в данной статье, связаны с коллективными исками по массовым деликтам, эти аргументы также могут быть использованы в отношении исков, включающих маленькие жалобы и судебные запреты.

Сдерживающий эффект коллективных исков заключается в том, что они позволяют людям приносить маленькие жалобы в правовую систему. Если бы не этот процессуальный инструмент, такие жалобы остались бы на окраине правосудия. Как каждый может догадаться, это одна из главных причин, почему коллективные иски подверглись такой жестокой критике: они создают процессы, которые иначе не существовали бы В числе критиков см.: Cooper E.H. The (Cloudy) Future of Class Actions // Ariz. L. Rev. 1998. Vol. 40. P. 923.

Проблема критиков заключается в том, что они забывают об одном из самых важных практических эффектов коллективных исков, т. е. о сдерживании незаконных коллективных действий посредством эффективного правоприменения Scott K.E. Two Models of the Civil Process // Stan. L. Rev. 1975. Vol. 27. P. 937 (цит. по: Yeazell St.C. Collective Litigation as Collective Action. P. 43, 56). В этом смысле сдерживающая функция коллективных исков породила должность «главного частного прокурора» («private attorney general») в этой области, что заставляет признать, что этот механизм «позволяет компенсациям остаться невыплаченными согласно регулирующему государственному акту» (см.: Newberg on Class Actions. CLASSACT, § 1:6 и мнение Верховного суда, процитированное в поддержку этой конкретной функции: «Объединение индивидуальных исков в классовые дела является эволюционным ответом на ущерб, который остается невозмещенным из-за государственного регулятивного акта» (Deposit Guaranty Nat. Bank, Jackson, Miss. v. Roper, 445 U.S. 326); «Как заметили комментаторы, с точки зрения истца коллективный иск является «квазиадминистративным процессом, осуществляемым судьей» (Phillips Petroleum Co. v. Shutts, 472 U.S. 797)). См. также: Buschkin I.T. The Viability of Class Action Lawsuits in a Globalized Economy — Permitting Foreign Claimants to be Members of Class Action Lawsuits in the U.S. Federal Courts // Cornell L. Rev. 2005. Vol. 90. P. 1563, 1588 (автор утверждает, что с возможностью объединить не только жалобы, но и ресурсы «коллективные иски уменьшают бремя отдельных истцов, делая предъявление исков в публичных интересах более привлекательным»). На самом деле в отсутствие объединяющего инструмента «многие организации могли бы избежать ответа за свои проступки, пока они не навредят кому-то настолько, что для пострадавшего экономически эффективной будет подача индивидуального иска» Melnick K. Op. cit. P. 755, 791; см. также: Greenawalt A. Limiting Coercive Speech in Class Actions // Yale L. J. 2005. Vol. 114. P. 1953, 1971 (автор отмечает способность механизма изменить поведение ответчика). Этот аспект коллективных исков актуален потому, что, согласно многим комментариям, сдерживание (а не компенсация) является основным разумным объяснением данного механизма Coffee J.C. Jr. Litigation Governance: Taking Accountability Seriously // Colum. L. Rev. 2010. Vol. 110. P. 288, 343; Idem. Rescuing the Private Attorney General: Why the Model of the Lawyer as Bounty Hunter Is Not Working // Md. L. Rev. 1983. Vol. 42. P. 215; Gilles M., Friedman G.B. Exploding the Class Action Agency Costs Myth: The Social Utility of Entrepreneurial Lawyers // U. Pa. L. Rev. 2006. Vol. 155. P. 103, 162 (авторы приходят к выводу, что «большая часть современной литературы о коллективных исках (а также результаты работы Конгресса и судов по этой теме) не может полностью оценить конкретное влияние на общественную политику одной настоящей нормативной «полярной звезды» — вынужденной интернализации социальных издержек»). Но см.: Beisner J.H., Shoresand M., Miller J.D. Class Action «Cops»: Public Servantsor Private Entrepreneurs? // Stan. L. Rev. 2005. Vol. 57. P. 1441, 1451 — 1462 (авторы критикуют модель правоприменения через коллективные иски и идею «главного частного прокурора»).

Глава 2. Институт процессуального соучастия в зарубежных государствах

2.1 Институт процессуального соучастия в США

США являются федеральным государством, в котором централизованное государство сосуществует с 50 штатами и федеральными округами. Каждый штат сохранил власть, для того чтобы диктовать свои правила гражданского судопроизводства, и почти все они приняли устройство коллективных исков в целях урегулирования конфликтов с участием большого числа людей Pace N.M. Class Actions in the United States of America: An Overview of the Process and the Empirical Literature (http: //www. law. stanford. edu/display/images/dynamic/events_media/USA_National_Report. pdf).

Хотя происхождение такого вида представительских исков в США можно объяснить заимствованием из старого английского права справедливости Yeazell St.C. From medieval group litigation to the modern class action. New Haven; L.: Yale University Press, 1987. P. 38 — 71., его современный вид не так уж стар. Есть два основных исторических события, которые должны быть упомянуты в связи с текущей формальной структурой правила. Первое из них произошло в 1938 г., когда коллективные иски были инкорпорированы в Федеральные правила гражданского процесса в рамках общего процесса слияния юрисдикций по закону и по праву справедливости в США. Несмотря на то что Федеральные правила гражданского процесса считались к тому времени более упорядоченными по сравнению с тем, как коллективные иски были урегулированы практикой судов права справедливости Сначала Правилом 48 (1833 г.), а затем Правилом 38 (1912 г.)., новое правило стало мишенью для некоторой критики. Вероятно, наиболее существенным аргументом критиков было то, что Федеральные правила гражданского процесса не решали вопрос о том, как и в какой степени решение будет обязательным для отсутствующих сторон. Реформа рассматривалась как необходимый шаг, и это второе (и главное) историческое событие в данной области — поправки 1966 г., которые определили современную структуру Федеральных правил гражданского процесса Issacharoff S. Governance and Legitimacy in the Law of Class Actions // Sup. Ct. Rev. 1999. P. 337, 391.

Сегодня можно увидеть, что правило является только частью более комплексной системы гражданского процесса, включающей, помимо прочего, механизм управления процессом со множеством сторон Раздел IV «Стороны» Федеральных правилах гражданского процесса (17 — 25). Хотя сохранена их «базовая структура» 1966 г., Федеральные правила гражданского процесса в последующем претерпели несколько важных изменений, касающихся требований об уведомлениях, предварительных апелляций и границ контроля над коллективным представителем. Кроме того, Class Actions Fairness Act 2005 г. установил федеральную подсудность на основе минимальных различий, когда дело доходит до работы с большими ставками, федерального права и права штатов, регулирующего коллективные иски Friedental J.H., Miller A.R., Sexton J.E., Hershkoff H. Civil Procedure. 9th ed. St. Paul: Thomson West, 2008. P. 387., и Public Securities Litigation Reform Act (далее — PSLRA) внес некоторые изменения в эту область материального права.

Для предъявления групповых исков могут существовать субъективные и объективные критерии.

В США, например, обязательные условия группового производства перечислены в правиле 23 (a) Федеральных правил гражданского судопроизводства, изложенном следующим образом:

«Один или несколько членов группы могут предъявить иск или отвечать по иску как представительные стороны от имени всех ее членов только при условии, если:

1) группа настолько многочисленна, что соучастие всех ее членов практически невозможно;

2) имеются вопросы права или факта, общие для группы;

3) выдвигаемые представительными сторонами требования или возражения однотипны требованиям или возражениям группы, и

4) представительные стороны будут добросовестно и адекватно защищать интересы группы" Елисеев Н. Г. Указ. соч. С. 501.

Как видно из приведенного перечня, условия (1) и (4) относятся к субъективным критериям, в то время как (2) и (3) — к объективным.

По общему правилу групповое производство в США допускается там, где институт процессуального соучастия не позволяет многочисленным сторонам адекватно защитить свои интересы: в соответствии с правилом 23 (a)(1) необходимо доказать, что существует практическая невозможность (под которой также понимается обременительность или неудобство) иных вариантов организации производства. Однако в случае, если количество лиц, участвующих в деле, измеряется сотнями, тысячами или миллионами, исследования невозможности процессуального соучастия не требуется.

В случае если количество лиц не столь велико, суд принимает во внимание определенный набор факторов.

Во-первых, суд учитывает принцип процессуальной экономии. Например, в деле с участием 25 лиц суд признал, что одно производство с участием 25 лиц явно удобнее 25 индивидуальных производств, и рассмотрел дело по правилам группового производства, руководствуясь принципом процессуальной экономии Philadelphia Electric Co v Anaconda American Brass Co. 43 FRD 452 (ED pa 1968).

Во-вторых, суд смотрит, поможет ли групповое производство преодолеть пространственную разобщенность участников спорного правоотношения. Так, если лица находятся в разных частях страны, то совместное ведение дела приведет к тому, что им необходимо будет либо направлять своего представителя для участия в судебных заседаниях, либо привлекать местного юриста, который будет представлять их интересы. Групповое производство подразумевает, что представительные стороны под строгим контролем со стороны суда ведут судебное разбирательство в интересах всех членов группы.

В-третьих, суд учитывает реальную доступность для членов группы обычной формы процессуального соучастия. Например, если по отдельности лица слишком разрознены и являются держателями малого количества акций для предъявления самостоятельных требований, то групповое производство позволит им также участвовать в процессе и получить защиту своих прав пропорционально размеру их требований.

Наконец, в-четвертых, суд должен пытаться предотвратить правонарушения в отношении лиц, формально в группу не входящих Елисеев Н. Г. Указ. соч. С. 505 — 508.

Что касается объективных критериев, к ним в большинстве стран относят наличие общих вопросов права или факта, общий интерес участников группы, а также одинаковые требования и возражения по существу дела Mulheron R. From Representative Rule to Class Action: Steps Rather Than Leaps // Civil Justice Quarterly. 2005. 24 (Oct). P. 124 — 449.

Федеральные правила гражданского процесса не содержат специальных положений об исковой правоспособности. В США любой член группы может подать иск, при условии, что он может быть адекватным представителем и его требования являются типичными для других членов группы Issacharoff S., Miller G.P. Will Aggregate Litigation Come to Europe? // Vand. L. Rev. 2009. Vol. 62. P. 179, 192. На самом деле признано, что коллективные иски сами по себе не работают как механизм увеличения или даже изменения всей исковой правоспособности названных представителей Mullenix L.S. New Trends in Standing and Res Judicata in Collective Suits // General Report to the XIII International Convention on Procedural Law (Salvador Bahfa, Brazil, 09/16−22/07). Rio de Janeiro: Forense, 2007. P. 21 — 22. Единственное исключение из этого правила можно найти в коллективных исках в области ценных бумаг, в которой PSLRA, принятый в 1995 г., установил презумпцию содействия истцу с крупными вкладами в специальных правах через ценные бумаги ответчика Gold A.S. Experimenting with the Lead Plaintiff Selection Process in Securities Class Actions: A Suggestion for PSLRA Reform // DePaul L. Rev. 2008. Vol. 57. P. 447, 449 — 450 (поясняет, что «до момента принятия PSLRA суды обычно выбирали главного истца по коллективному иску по принципу первенства. Первый иск становился коллективным. Это привело к гонке до здания суда, в которой требования иногда были вызваны падением цен на акции ответчика; тем самым увеличивался риск незаслуженных исков»); см. также: Grundfest J.A., Perino M.A. Ten Things We Know and Ten Things We Don’t Know About the Private Securities Litigation Reform Act of 1995 (http: //securities. stanford. edu/research/articles/1 997 0723sen1. html). За пределами данной специфической области представитель должен доказать (если кто-то хочет судебного вмешательства в конкретное дело), что он потерпел ущерб вследствие «факта причинения вреда» и что он имеет «личную заинтересованность» в исходе дела, что отличает его от широкой общественности Marcus R., Redish M.H., Sherman E.F. Civil Procedure. A Modern Approach. 4th ed. St. Paul: Thomson West, 2005. P. 93 — 94. Это преобладающий взгляд на данный вопрос: требования к членам группы аналогичны требованиям к процессуальной правоспособности Friedental J.H., Miller A.R., Sexton J.E., Hershkoff H. Op. cit. P. 390.

Эти принципы остаются неизменными даже в сфере правоспособности организаций. Верховный суд недавно выразил мнение по делу о требовании экологической организации судебного запрета против Службы охраны лесов США. В «Summers» претензия была основана на предполагаемом нарушении административных процедур, которые предшествовали продаже спасенного имущества поврежденных огнем федеральных земель («Burnt Ridge Project»); Суд, явно руководствуясь этими общими принципами, отклонил исковую правоспособность Earth Island Institute «Summers v. Earth Island Institute», 129 S. Ct. 1142, 1149 (U.S. 2009). Большинство суда постановило: «Истец должен доказать, что ему угрожает „причинение вреда“ конкретно и детально; угроза должна быть актуальной и неизбежной, а не предположительной или гипотетической; она должна прослеживаться, для того чтобы оспорить действия ответчика, и должна существовать вероятность того, что благоприятное судебное решение предотвратит или устранит ущерб»; см. также: «Friends of the Earth, Inc. v. Laidlaw Environmental Services (TOC), Inc. «, 528 U.S. 167, 169 (U.S. 2000) («организация подала иск от имени ее членов, когда они могут подать иск на основе собственного права»). Для дальнейших ссылок см.: Mank B. Summers v. Earth Island Institute Rejects Probabilistic Standing, «Realistic Threat» of Harm Is a Better Standing Test // Envtl. L. 2010. Vol. 40. P. 89, 137; Seligman B. Using Law for Change: Litigation to Challenge Systemic Violations // Clearinghouse Rev. 2011. Vol. 44. P. 483, 486 — 487.

В США, Англии, Италии и большинстве других стран вопрос о возможности группового производства решается в судебном заседании.

2.2 Институт процессуального соучастия в Бразилии

процессуальный соучастие коллективный иск

Бразилия является федеративным государством, объединенным центральным правительством и состоящим из 26 штатов и более 5 тыс. муниципалитетов Статья 1 Конституции Бразилии 1988 г. В Бразилии есть только один Гражданский процессуальный кодекс (далее — ГПК Бразилии), принятый федеральным правительством, который применяется по всей стране. Бразилия — одна из немногих стран, в гражданском праве которой разработана сложная процессуальная система защиты коллективных прав. Бразилия первой среди стран Латинской Америки ввела такое регулирование Pellegrini Grinover A. Acoes coletivas Ibero-Americanas: novas questoes sobre a legitimacao e a coisa julgada. Report for Brazil to the International Convention of Procedural Law, Tor Vergata University, Rome, May 2002.

Согласно Гиди, истоки бразильской системы можно найти в исследованиях итальянских ученых 70-х годов Gidi A. Op. cit. P. 311, 324 (см.: Taruffo M. I Limiti Soggettivi del Giudicato e le Class Actions // Rivista di Diritto Processuale. 1969. Vol. 24. P. 618 (рассматривается как первая работа по коллективным искам цивилиста); Coco F. Class actions in Italy. Where the rubber meets the road (http: //www. luiss. it/siti/media/1/20 061 106-class-actions-coco. pdf). Первым законом, содержащим процессуальные нормы, касающиеся защиты потребителей, был принятый в 1985 г. Public Action Civil Act (далее — PACA) Lei da Acao Civil Publica, Lei N 7347, de 24 de julho de 1985. До настоящего Закона в Бразилии были приняты популярные иски (Actio Popularis), которые позволяли любому гражданину обратиться в суд, чтобы отменить некоторые административные акты (1934 Constitution, currently art. 5. LXXIII of the 1988 Constitution; Lei da Acao Popular, Lei n. 4,717, de 29 de junho de 1965). С того времени самые существенные изменения произошли с принятием новой Федеральной Конституции 1988 г. с некоторыми включенными в нее материальными и процессуальными коллективными правами В частности: ст. 5. XXI, в которой признается право организаций подать в суд; ст. 5. XXXII, в которой говорится, что правительство будет принимать правовые нормы по защите потребителей; ст. 5. XXXIII, признающая право на доступ к информации как на индивидуальной, так и на коллективной основе; ст. 5. LXIX, внедрение mandado de seguranga как быстрого процессуального средства для защиты тех естественных и оспариваемых прав, которые не могут быть обеспечены с помощью habeas corpus или habeas data (ст. 5. LXX в свою очередь утверждает, что к коллективному mandado de seguranga могут быть привлечены политические партии, профсоюзы и ассоциации, существующие не менее одного года с момента их регистрации); уже упоминалась ст. 5. LXXIII, которая предусматривает Popularis Actio, и ст. 129. III, в которой признается компетенция прокуратуры по поощрению государственных гражданских исков. и впоследствии Кодекс о защите потребителей 1990 г. (далее — КЗП) Закон от 11 сентября 1990 г. N 8078. В наши дни представительные процедуры в Бразилии имеют свое собственное специальное правовое регулирование, и есть сильное движение в направлении его кодификации Assagra de Almeida G. Codificacao do Direito Processual Coletivo Brasileiro. Belo Horizonte: Del Rey, 2007. P. 100 — 125. Правовое регулирование может рассматриваться как подсистема во всеобъемлющей системе гражданского процесса и получила название «коллективный гражданский процесс» Gallotti C. Fase Inicial do Cumprimento de Sentenca — Lei N. 11. 232, de 22. 12. 2005 // Direito Processual Civil / P.B. Marchetto (org.). Sao Paulo: Juarez de Oliveira, 2009. P. 76 — 77; см. также: Assagra de Almeida G. Codificacao do Direito Processual Coletivo Brasileiro. Belo Horizonte: Del Rey, 2007. P. 48. Более того, согласно мнению некоторых авторов, в этой дисциплине разработаны специальные правила толкования Assagra de Almeida G. Op. cit. P. 64 — 68; см. также: Pellegrini Grinover A. Derecho Procesal Colectivo // RDP. 2006-II. P. 387 ff.

Краеугольный камень бразильской системы можно найти в ст. 81 КЗП, которая гласит, что судебное осуществление прав потребителей можно искать как на индивидуальной, так и на коллективной основе. Особенностью является то, что коллективное возмещение возможно только тогда, когда ответчик нарушил хотя бы одну из трех категорий основных коллективных прав, описанных в этой же статье Mello de Camargo Ferraz A.A., Lopes Guimaraes J., Jr. A Necessaria Elaboracao de Uma Nova Doutrina de Ministerio Publico, Compatrvel com seu Atual Perfil Constitucional // Ministerio Publico. Instituicao e Processo / A.A. Mello de Camargo Ferraz (org.). Sao Paulo: Atlas, 1977. P. 26 (объясняет, что к тому времени в Бразилии «главное средство массовой коммуникации, производства и потребления, работающее в массовом масштабе» ведет к появлению различного рода групп со своими особыми интересами). Первая категория — это «распространенные права». Она включает трансиндивидуальные и индивидуальные права, принадлежащие неопределенной группе лиц, которые связаны между собой фактическими обстоятельствами Параграф 1(I) ст. 81 КЗП. Вторая категория называется «коллективные права». Это также трансиндивидуальные и индивидуальные права, но отличающиеся от «распространенных прав» тем, что принадлежат группе, категории или классу лиц, связанных между собой или с противоположной стороной в силу базовых правоотношений Параграф 1(II) ст. 81 КЗП. Наконец, КЗП выделяет третью категорию коллективных прав, обозначенных как «индивидуальные однородные» и характеризуемые как «результат общего начала» Параграф 1(III) ст. 81 КЗП. Последняя категория включает индивидуальные и полностью разделимые права, обобщенные для целей судебного процесса. Вот почему ученые рассматривают их как «случайно коллективные», в то время как две другие категории рассматриваются как «по существу коллективные» права Barbosa Moreira J.C. Tutela jurisdiccional dos interesses coletivos ou difusos // Temas de direito processual (Terceira Serie). Sao Paulo: Saraiva, 1984. P. 196.

Между первыми двумя категориями реально различия не проводятся (во всяком случае на практике) Модельный кодекс о коллективном производстве, разработанный Иберо-американским институтом процессуального права, объединил обе категории под названием «диффузные права» (ст. 1). — важно отличать их от третьей категории, так как КЗП предусматривает некоторые специальные положения, которые применяются только тогда, когда в споре затрагиваются индивидуальные однородные права Статьи 91 — 100 КЗП. Различие защищаемых интересов всегда было основным критерием разграничения. Вместо этого возможна индивидуализация членов группы, для того чтобы разграничить два «по существу коллективных» вида прав Silva L.P. da, Filho A. Sobre a distincao entre interesses coletivos e interesses individuais homogeneos // Processo en Constituicao / L. Fux, N. Nery, Jr., T.A.A. Wambier (org.). Sao Paulo: Revista dos Tribunais, 2006. P. 78 — 79, 82.

Помимо положений, касающихся исковой правоспособности, средств правовой защиты и цели прекращения общие правила КЗП касаются издержек коллективного процесса, гонорара адвоката Статья 87 КЗП., санкции в случае недобросовестного судебного разбирательства Параграф 1 ст. 87 КЗП. и иска, находящегося на рассмотрении Статья 104 КЗП устанавливает, что коллективные иски, предусмотренные в § 1 и 2 и в § 1 ст. 81, не порождают lis pendens выше индивидуальных исков. Однако у отдельных истцов есть возможность получения выгоды от эффекта res judicata при благоприятном судебном решении по коллективному иску при соблюдении следующего условия: они должны осведомиться о положении дел в течение 30-дневного периода, указанного в этой статье. Существует также отдельная статья о том, что оба правила, содержащиеся в ГПК Бразилии и PACA, применимы в этой области, при условии что они не противоречат содержанию КЗП Статья 90 КЗП. Важно отметить, что КЗП ввел изменения в PACA, в силу которых положения КЗП применяются к делам, установленным этим законом Статья 117 КЗП, которая включена в новую ст. 21 PACA (см.: Assagra de Almeida G. Op. cit. P. 79 — 80 (обсуждение реформы как «третьего большого исторического момента» в области бразильского коллективного процесса)). Таким образом, перед нами сложная система, в которой все процессуальные положения КПЗ применяются к любому виду процесса, начатого в соответствии со ст. 1 PACA (вред, причиненный окружающей среде, потребителям, городским ландшафтам, художественному, эстетическому, историческому, туристическому имуществу, и нарушение экономического порядка), и наоборот, т. е. положения PACA применяются к процессам, начатым в соответствии с правилами КЗП Gidi A. Class Actions in Brazil. A Model for Civil Law Countries. Р. 311, 328 (разъясняет, что хотя нормы изложены в КЗП, «коллективный процесс, воплощенный в этом судебном разбирательстве, носит „внематериально-правовой“ („trans-substantive“) характер и поэтому применим к любому виду коллективных прав, подлежащих коллективному процессу»); см. также: Assagra de Almeida G. Op. cit. P. 67 (утверждает, что КЗП и PACA предусматривают общие правила, которые применяются к любому коллективному процессу на этой территории).

Статья 82 КЗП, измененная в 1995 г. в соответствии с Законом N 9. 008, предусматривает перечень субъектов, которые уполномочены содействовать коллективным искам от имени отдельных потребителей и их групп в Бразилии. В данный перечень включены: 1) прокуратура — возможно, самый активный участник данного вида судебных разбирательств Mello de Camargo Ferraz A.A., Lopes Guimaraes J., Jr. Op. cit. P. 26 (учитывая, что 1980-е гг. — период «возрождения прокуратуры» вследствие новых перспектив, появившихся в отношении ее институциональной эволюции в частной сфере благодаря принятию PACA). Для более полного описания роли прокуратуры в правоохранительной сфере см.: Alberto de Salles C. Legitimidade para Agir: Desenho Processual da Atuacao do Ministerio Publico // Ministerio Publico. Instituicao e Processo / A.A. Mello de Camargo Ferraz (org.). Sao Paulo: Atlas, 1977. P. 228 — 274.; 2) объединения, штаты, муниципалитеты и федеральное правительство; 3) общественные организации, которые должны действовать от имени прав потребителей; и 4) частные объединения при соблюдении некоторых условий. Эти частные объединения должны быть зарегистрированы по крайней мере за год до наступления событий, которые послужили основанием иска, и должны осуществлять защиту прав потребителей в пределах своей институциональной миссии. Однако от вышеупомянутого требования частное объединение может быть освобождено судом в случае, когда очевиден общественный интерес, проявляющийся в расширении причиненного вреда или в значимости затронутых прав.

Положения, содержащиеся в ст. 82, применяются также к искам в защиту индивидуальных однородных прав Статья 91 КЗП. Тем не менее нужно отметить два отличия в правилах, которые регулируют производство по этим делам. Первое связано с ролью прокуратуры: когда прокуратура не выступает в качестве представителя, она должна вмешаться, чтобы контролировать правильное применение закона (по аналогии с ролью, которую берет на себя прокуратура Аргентины) Статья 92 КЗП. Второе отличие состоит в том, что КЗП позволяет вмешиваться тем лицам в такого рода дела, чьи права затронуты в споре Статья 94 КЗП.

КЗП, дополненный ст. 5 PACA, наделяет коллективной правоспособностью не только четыре указанные организации, но и общественного защитника («Defensoria Publica»), а также начиная с 2007 г. автократические и общественные корпорации Разделы II и IV ст. 5. Следует помнить, что КЗП и PACA взаимосвязаны посредством специфических положений, включенных в тексты обоих законов. В связи с этой особенностью бразильской системы приведенный в PACA список организаций с коллективной исковой правоспособностью применяется в контексте судебного разбирательства в соответствии с положениями КЗП, и наоборот.

Стоит подчеркнуть, что бразильская система не дает какое-нибудь адекватное представление о судебном контроле. Даже несмотря на проекты кодификации, включающие положения, делающие обязательными предварительные условия коллективных исков по Федеральным правилам гражданского процесса, некоторые ученые считают, что это не соответствует бразильской Федеральной Конституции, а также существующей правовой структуре. По мнению критиков, соответствие истца определяется в Бразилии санкцией законодательного органа и должно быть продумано ope legis Assagra de Almeida G. Codificacao do Direito Processual Coletivo Brasileiro. Belo Horizonte: Del Rey, 2007. P. 113 — 116, 156 (на с. 115 аргументирует, что контроль предпосылок «явно свидетельствует об американизации бразильской коллективной системы»). Этот взгляд разделяют далеко не самые известные бразильские специалисты в этой области Gidi A. Las acciones colectivas y la tutela de los derechos difusos, colectivos e individuales en Brasil. Un Modelo para paises de derecho civil. Mexico: UNAM, 2004. P. 79; аналогичную позицию см.: Pellegrini Grinover A. Acciones colectivas iberoamericanas: nuevas cuestiones sobre la legitimacion y la cosa juzgada. Relatorio presented atthe Roma Convention (May, 2002)., но он, конечно, широко распространен.

2.3 Институт процессуального соучастия в Аргентине

Аргентина — федеральная страна, в которой центральная власть сосуществует с местными властями в 23 провинциях и властями г. Буэнос-Айрес, который имеет особый статус, уже признанный Верховным судом (далее — ВС). Как и в США, к полномочиям федерального правительства относятся только те, которые были делегированы провинциями. Политическая система предполагает, что все полномочия, которые прямо не делегированы, остаются за провинциями См. объяснение Альберто Молинарио (Molinario A. in: Miami Conference Summary of Presentations / Transcr. and ed. by J.F. Molloy // Ariz. J. Int’l & Comp. L. 2003. Vol. 20. P. 47, 49) о том, что в Аргентине «отцы — основатели нашей страны черпали вдохновение в Конституции США. Таким образом, наша система эволюционировала таким же образом, как и система США, в том, что штаты существовали до федерального правительства. Эти провинции собрались на Конгресс и приняли Конституцию. В отличие от Аргентины, правительственные структуры в Бразилии, также являющейся федеративной республикой, развивались по-другому. Бразилия образовалась как монархия, империя и превратилась в федеративную республику». Нужно принять во внимание, что ст. 5 Конституции устанавливает в качестве условия для признания автономии провинций то, что они должны организовать свою собственную систему осуществления правосудия; данная задача включает принятие закона, осуществляющего процессуальное регулирование.

Что касается совокупного судебного разбирательства, в Аргентине невозможно найти всеобъемлющий процессуальный механизм для конфликтов с участием больших групп людей. Даже на местном уровне Некоторые локальные акты регулируют коллективные процессуальные устройства в аргентинских провинциях. Однако ни один из них не создает согласованной и всесторонней системы для регулирования массовых конфликтов. В качестве примера можно привести последние изменения в процессе «amparo» в провинции Буэнос-Айрес (Закон N 14. 912, который ввел изменения в Закон N 13. 928). Хотя до сих пор нет системной структуры, текущую версию Закона можно считать улучшенной, так как среди других изменений он впервые в провинции предусматривает идею адекватности представления (ст. 7). Отсутствие соответствующего процессуального механизма на федеральном уровне представляет особую проблему, поскольку поправка к Конституции установила подачу иска в порядке реализации коллективных прав, имеющих конституционное закрепление в этой стране, а также некоторые материальные права, которые могу быть обозначены как коллективные Oteiza E.D. La constitucionalizacion de los derechos colectivos y la ausencia de un proceso que los «ampare» // Procesos Colectivos / E. Oteiza (coord.). Santa Fe: Rubinzal-Culzoni, 2006; Giannini L.J. La tutela colectiva de derechos individuales homogeneos. La Plata: Libreria Editora Platense, 2007; Salgado J.M. La corte y la construccion del casocolectivo // La Ley. 2007-D. P. 787; Ardoy L. La defensa de los intereses colectivos. Su evolucion jurisprudencial // D.J. 2007-I. P. 1; Verbic F. Procesos Colectivos. Buenos Aires: Astrea, 2007.

Начиная с 1994 г. § 2 ст. 43 Конституции четко определил, что разные частные социальные субъекты («потерпевший» и некоторые виды общественных организаций) и государственные учреждения (омбудсмен) имеют право подавать «amparo colectivo» от имени группы и против «какой-либо дискриминации, а также в отношении прав, связанных с защитой окружающей среды, конкуренции, прав потребителей и коллективных прав в целом» Параграф 2 ст. 43 Конституции Аргентины: «Podran interponer esta accion contra cualquier forma de discriminacion y en lo relativo a los derechos que protegen al ambiente, a la competencia, al usuario y al consumidor, asi como a los derechos de incidencia colectiva en general, el afectado, el defensor del pueblo y las asociaciones que propendan a esos fines, registradas conforme a la ley, la que determinara los requisitos y formas de su organizacion». Статья 86 Конституции в свою очередь более конкретно говорит об омбудсмене (здесь прямо указывается, что он «вправе предъявлять в суд иски») Параграф 2 ст. 86 Конституции Аргентины: «El Defensor del Pueblo tiene legitimacion procesal. Es designado y removido por el Congreso con el voto de las dos terceras partes de los miembros presentes de cada una de las Camaras. Goza de las inmunidades y privilegios de los legisladores. Durara en su cargo cinco anos, pudiendo ser nuevamente designado por una sola vez». Кроме того, ст. 42 Конституции (также включенная поправкой 1994 г.) признает несколько основных прав потребителей и пользователей, таких, как равноправие, здоровье, экономические интересы, доступ к достоверной информации и свобода выбора и т. д.

Федеральные нормы, регулирующие коллективные конфликты, сосредоточены в General Environment Act No. 25. 675 и Законе о защите потребителей N 24. 240 (далее — ЗЗП) Стоит отметить, что после внесения поправок в 1994 г. ст. 41 Конституции признается право на здоровую окружающую среду. И тот и другой приняты Конгрессом и могут быть охарактеризованы как «материальное» право. Однако в обоих мы можем найти некоторые отдельные процессуальные положения, которые в принципе могут быть применены к коллективным конфликтам, относящимся к этим конкретным областям материального права. ЗЗП был принят в 1993 г. и претерпел несколько незначительных изменений, касающихся его материально-правового содержания, до 2008 г. Законы N 24. 568, N 24. 787 и N 24. 999., когда Закон N 26. 361 ввел существенные изменения, включая некоторые положения о коллективном процессе. Важно пояснить, что хотя провинции приняли свои процессуальные положения в соответствии со ст. 5 Федеральной Конституции Аргентины (далее — ФКА, Конституция), ВС давно признано полномочие федерального правительства делать так, когда такие правила необходимы для обеспечения соблюдения основных прав человека CSJN in re «Correa c/Barros» (1923), Fallos 138: 154. Для получения дополнительной информации о разделении властей в области принятия процессуальных норм в аргентинской федеральной системе см.: Mercader A.A. Poderes de la Nacion y de las provincias para instituir normas de procedimiento. Buenos Aires: Juridica Argentina, 1939.

Никакое общее описание законодательства о коллективном процессе в Аргентине не будет точным, если не обратиться к мнению, выраженному ВС в начале 2009 г. в деле «Халаби» SCJA in re «Halabi Ernesto c/ Poder Ejecutivo Nacional». Поразительно, но решение не было неожиданным. К тому времени ВС уже вынес несколько решений, касающихся различных аспектов совокупных судебных разбирательств. Большинство из этих решений было вынесено по делам об окружающей среде и правах человека. Эрнесто Халаби был адвокатом и пользователем мобильных телефонов и интернет-сервисов. Он подал требование «amparo» о признании неконституционным федерального закона, который допускал просмотр личной телефонной информации без предварительного судебного разрешения Закон N 25. 873 и Декрет N 1563/04. Дело дошло до ВС, когда основной вопрос уже был решен. Апелляционный суд провозгласил закон неконституционным и распространил обязательный характер принятого решения на всех пользователей телекоммуникационных систем, находящихся в схожей ситуации. Единственным вопросом, обсуждавшимся в ВС, было обязательное значение решения Апелляционного суда в отношении группы лиц.

В ходе рассмотрения дела ВС заявил, что в Аргентине возможна подача коллективных исков (которые были обозначены как «accion colectiva») с аналогичными коллективным искам США свойствами и последствиями и что даже в отсутствие законодательства положения ст. 43 Конституции являются безусловно действующими и должны исполняться судами. Кроме того, в этом решении ВС сформулировал конституционные требования к вынесению правомерного заключения в соответствии с процессуальными правовыми нормами. Подчеркнув недостаток соответствующего процессуального регулирования, принятого Конгрессом по коллективному процессу, Суд сделал некоторые замечания в качестве руководства по порядку защиты при помощи надлежащей правовой процедуры отсутствующих членов в будущем использовании «accion colectiva» Параграф 20° мнения большинства. В этом отношении ВС решил, что «формально допустимы» любые «accion colectiva», соответствующие следующим требованиям: 1) должна быть точно определена группа людей, которая представлена в этом деле; 2) истцом может быть соответствующий требованиям представитель; 3) требования должны быть сфокусированы на вопросах факта и права, общих и однородных для группы людей в целом; 4) процесс допустим при соответствующем извещении всех людей, которые могут быть заинтересованы в исходе дела; 5) члены группы обеспечены возможностью участвовать или не участвовать в процессе; и 6) общественность должна быть надлежащим образом проинформирована для того, чтобы избежать двух различных, но взаимосвязанных проблем: с одной стороны, сложности совмещения коллективного процесса со схожими основаниями иска; с другой стороны, риска различных или несовместимых мнений по одним и тем же вопросам. В ЗЗП уже содержатся некоторые положения, касающиеся различных тем, но интересной особенностью дела «Халаби» является то, что ВС придал им конституционный статус Lorenzetti R. Justicia colectiva. Santa Fe: Rubinzal-Culzoni, 2010. P. 275 — 276 (утверждает, что ЗЗП устанавливает «accion colectiva», но «очень ограниченным способом, и богатый сравнительный материал опускается законодателем»).

Следует отметить, однако, что есть один вопрос, который может привести впоследствии к некоторым трудностям. Он связан с делами с положительным значением претензий. Утверждение В С, что ст. 43 ФКА действует и что она обязательна для исполнения судами, верно. Проблема состоит в том, что это решение суда определено в следующем заключении: суд продолжал говорить, что необходимо принудительно осуществлять процессуальные действия, «когда явно доказано нарушение одного из основных прав и доступа к правосудию его обладателя» Параграф 13° мнения большинства. В соответствии с данной формулировкой дела с положительным значением претензий не дают права судиться на представительской основе (потому что не причинен вред праву на доступ к правосудию и лицо (обладатель этого права) имеет достаточный интерес подать иск самостоятельно). Однако при объяснении данного принципа большинство не так непреклонно. Сюда включается то, что даже если по общему правилу истец должен доказать, что индивидуальный иск не «вполне оправдан», это положение не применяется в делах, где превалируют проблемы, касающиеся некоторых вопросов (окружающая среда, потребление и здоровье), или когда группу потерпевших можно рассматривать как одного потерпевшего («традиционно отводятся или слабо защищены», по словам Суда) Параграф 13° мнения большинства. Кажется очевидным, что в отсутствие таких исключений ВС не готов приветствовать совокупные судебные разбирательства в Аргентине.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой