Гипотезы о происхождении гагаузов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Краеведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Гипотезы о происхождении гагаузов

Введение

Этногенез — процесс сложения этнической общности на базе различных этнических компонентов. Этногенез, который является начальным этапом этнической истории народа, носит сложный характер и проходит через длительный процесс. По завершении этногенеза происходит включение в складывающийся этнос других ассимилируемых им групп, дробление и выделение новых этнических компонентов. Этногенез завершается образованием новых народов.

О происхождении гагаузов существует множество гипотез. Их более двадцати. Все они носят самый противоречивый, часто абсурдный характер. Некоторые румынские историки, например, считали гагаузов албанцами, болгарами, валахами, греками, македонцами и, наконец, смесью некоторых из перечисленных народов Балканского полуострова. Некоторые болгарские историки в свое время выдвинули гипотезу о «протоболгарском» происхождении гагаузов. В соответствии с ней, гагаузы — это потомки аспаруховых булгар, пришедших на Балканы с берегов Волги в середине VII века. Эту гипотезу категорически отвергает видный болгарский историк П. Мутафчиев (Избрани произведения, София, 1973, т. 2, с. 729−730).

Примечание: Аспарух (Исперих) — с 643 года хан протоболгар, с 680 года — хан Первого Болгарского царства. Протоболгары — народ тюркского происхождения, живший в IV веке. Во второй половине VII века часть протоболгар продвинулась в район Камы и Средней Азии, получив название волжско-камских болгар. Другая их часть во главе с Аспарухом проникала на Балканы. Здесь она растворилась среди славянского населения, участвовала в этногенезе современных болгар.

Со временем мнения ученых стали окончательно склоняться к двум гипотезам: «болгарской» и «тюркской» (сельджукской, кыпчакской и узско-печенежско-кыпчакской). Авторы болгарской гипотезы утверждают, что гагаузы — это отуреченные болгары с «ярко выраженным болгарским самосознанием». Они говорят, что эта часть болгар осталась христианами, но по разным причинам вынуждена была принять турецкий язык. О причинах ничего не говорится.

Гипотеза о болгарском происхождении гагаузов

Ее приверженцы (И. Градешлиев и другие) считают, что использование термина «гагаузы» в значении самостоятельного этнонима (названия народа) ошибочно и «полностью расходится с действительностью». Отуреченными болгарами гагаузов считал и молдавский историк И. И. Мещерюк, сделавший очень многое для изучения истории бессарабских болгар и гагаузов. И современный молдавский исследователь болгарского происхождения Д. Гургуров пытается доказать, что гагаузы — это болгары.

Болгарский историк Д. Ангелов, изучивший песенное творчество гагаузов области Варна, утверждает, что «не имеется никаких оснований поддерживать тезис о длительном сохранении печенегов, узов и кыпчаков (половцев, куманов) как самостоятельных этносов на болгарских землях во времена Средневековья». Автор также называет гагаузов болгарами, «по различным причинам потерявшими свой материнский язык, но сохранившими свою христианскую религию». Так ли это?

Отнюдь нет. Во-первых, никто из приверженцев гипотезы о болгарском происхождении гагаузов не раскрывает причины: почему «эти болгары потеряли свой материнский язык и стали использовать турецкий язык?». Возникает встречный вопрос: почему не «отуречивались» болгары, проживавшие на тех территориях Болгарии, которые были захвачены османами в самые первые годы их вторжения на Балканский полуостров?

Заметим, что первый набег на Болгарию османские отряды совершили в 1352 году. В 1361 году янычары подняли османское знамя над Эдирне (Адрианополь). Немного позже и Пловдив был оккупирован османами и стал называться Филибе. К1364 году большая часть владений Болгарии во Фракии была окончательно потеряна. Для «отуречивания» болгар в этих местах у завоевателей было больше времени. Да и желания у них должно было быть гораздо сильнее. Но тогда в этих районах этого не произошло. Почему?

Султаны в принципе придерживались иной тактики. Они переселяли из Малой Азии (Анатолии) в захваченные районы Балкан тюркское население, миграция которого в одну сторону продолжалась довольно долго. Среди мигрантов были выходцы из разных тюркских племен. Турки женились на болгарских девушках. Цель? Укрепить турецкий элемент в болгарском обществе. Добавим, что «невступившие на истинный путь» (непринявшие ислам) не могли жениться на турчанках.

Османы довольно лояльно относились к другим религиям и языкам других народов. Они не смешивались с покоренными народами Европы. Османы не усваивали от них пороков и не передавали им своих. Христиане — подданные османского государства, жившие в нем, назывались арабским словом зимми. Зимми подчинялись исламскому праву, а вместо исполнения военной службы обязаны были платить подушный налог — джизью. В ответ на это османское государство брало под защиту их жизнь и имущество и позволяло им жить в соответствии с их верой.

После завоевания (29 мая 1453 г.) Константинополя специальное внимание было уделено правовому положению зимми. Султан Мехмед II Фатих (Завоеватель) первым делом назначил Геннадия Схолария патриархом греко-православной церкви. За немусульманами признавалась свобода веры и убеждения. Гарантировалось, что у зимми не будут отобраны церкви. Подтверждалось, что они не будут превращены в мечети. Османские власти гарантировали невмешательство в обряды немусульман. Они гарантировали также, что ни один немусульманин не будет обращен в мусульманина, отмечает известный турецкий историк I. Н. Uzunarili в своей работе «Osmanli Tarihi», Ankara, 1983, cilt 11, s. 7−8.

Принадлежавшие к одной религии и компактно проживавшие группы нетюркского населения, в общем-то, вели автономную жизнь. Эти группы назывались мицлетами. Понятие миллет (община) употреблялось совсем в ином смысле, по сравнению с нынешним восприятием слова «нация». Миллеты были признаны и поддержаны османским государством. Сначала был организован Рум миллети (греческая община), куда вошли все православные — греки, болгары, сербы, румыны, даже православные арабы-христиане. Позже появились иудейский и армянский миллеты. Ведущие религиозные деятели миллетов (миллетбаши) управляли своими общинами в качестве их духовных и юридических руководителей и представляли их интересы в османском государстве. Во времена султана Баязида II в Стамбуле было предоставлено убежище евреям, бежавшим от гнета и резни в Испании. Османы сознательно отказались от политики насильственной исламизации немусульманского населения.

Отметим, что на протяжении многих столетий в Османской империи и республиканской Турции никто не осмеливался подвергать критике действия султана Мехмеда II Фатиха (Завоевателя Константинополя). Но во второй половине XX в. некоторые турецкие историки нарушили эту историческую традицию. Так, автор книги «Padijah Analari» («Султанские матери», istanbul, 1997) Али Кемаль Мерам квалифицирует некоторые действия султана как антитурецкие. Он считает, что Мехмед II «слишком жестко относился к туркам и слишком лояльно к немусульманам и служителям православной церкви, говорил с ними на греческом языке, целовал руку патриарха».

По словам автора, султан не забыл и армян, и евреев, дав им права на сохранение своих религий и обычаев. Из Армении в Константинополь Мехмед II переселил 250 тысяч армян, обеспечив их работой. В 1466 году он приютил евреев, изгнанных из Баварии. Разместил их в Стамбуле, Салониках и на острове Сакыз. Автор книги утверждает, что врачом султана Мехмеда II был еврей Якуп Паша, настоящее имя которого — маэстро Джакобо. «А что же оставалось туркам?» — задает вопрос автор и сам же отвечает: «Туркам оставалось работать и воевать, защищать свое государство, умирая за него на поле боя». Подчеркнем, что османы пошли по пути экономической эксплуатации немусульманского населения. Немусульмане несли более высокое, чем мусульмане, налоговое бремя, но османские налоги были ниже, чем византийские. Правда, турецкие историки не указывают, насколько они ниже были.

Немусульмане, желавшие занять государственные и военные посты, добровольно принимали ислам суннитского толка. Нигде никого насильно не обращали в ислам. Из 24 великих везиров (премьер- министров), исполнявших свои обязанности в период с 1453 по 1566 гг., только четверо были турками, остальные двадцать были выходцами из стран Балканского полуострова и Кавказа, принявшими ислам. Они начинали свой путь в качестве христианских райя (геауа — арабское слово означает подданные султана немусульмане). Соответствующее обучение, честное служение османскому государству и исламу, дали им возможность достичь самых высоких государственных должностей. Знаменитая семья Кёпрюлю (1656−1710 гг.), например, имела албанские корни. Ее родоначальник Мехмет Паша Кёпрюлю в 1656—1661 гг. был главным везиром Османской империи. Для войск янычар из Боснии был привезен Сокуллу Мехмед Паша.

Еще один пример. В 1393 г. войсками османов под командованием старшего сына султана Баязида I Сулеймана Челеби было ликвидировано Тырновское царство. Сын болгарского царя Шишмана по имени Александр попал в плен. По утверждению авторов «Исламской энциклопедии» (Стамбул, 1992, т. 6, с. 397), он принял ислам и был назначен правителем санджака (административная единица) Самсун. Перед этим его никто не отуречивал.

Османское государство широко использовало потенциал христиан и иудеев, проявивших удивительную способность к инициативе и сделавших серьезный прогресс в утверждении османского патриотизма и османского самосознания, пишут турецкие авторы «Истории Османского государства, общества и цивилизации» (М., 2006, т. 1, с. 249). Чего, добавляют они, нельзя было сказать о самих турках. Позже, в XIX в., турецкие власти принимали в высшие учебные заведения определенное количество учащихся — немусульман (треть общего количества учащихся). Среди них были и гагаузы.

Существуют письма и прошения об изучении турецкого языка в греческих школах, которые посещали и многие гагаузские дети. Их авторы писали, что жалованье учителям будут платить греческие общины (BOA, i Med. Mahsus, Nr. 2128). К изучению турецкого языка немусульманские народы Балканского полуострова толкали создавшиеся политические и социально-экономические условия. В немусульманских школах были введены уроки турецкого языка. Его изучение властями поощрялось и со временем оно стало обязательным. Османский центр власти физически вобрал в себя многих представителей балканской аристократии. Христианский мир первым испытал воздействие ее преобразований «сверху». Султаны, покорив православные народы, — пишет профессор Кемаль Карпат, — насильно не заставляли их ни изучать турецкий язык, ни принимать ислам". По его словам, балканские православные христиане рассматривали султана в качестве царя, однако этот «царь» был их правителем исключительно в области светской жизни (власти). Султан не был религиозной главой (журнал «Диалог-Евразия», 2001,4, с. 93).

Аналогичную политику власти Османской империи проводили и в Молдове, Валахии, в других частях Европы. Исторические документы подтверждают, что в турецко-фанариотский период сохранился специальный статус Молдавского княжества. Его территория не была включена в состав Османской империи. Молдавский исследователь В. Степанюк пишет: «Оттоманская Порта, ее сановники не вмешивались в конфессиональную и национально-культурную жизнь молдаван. Османы не навязывали свою мусульманскую веру, не пытались переименовать население Молдовы, насаждать в ней свои традиции, язык». Далее автор книги «Государственность молдавского народа» (Кишинев, 2006, с. 107) подчеркивает: «Кажется поразительным, но, будучи под османским господством, Молдова была подвергнута массированной эллинизации. Греческий язык, нравы, греко-фанариотские одеяния заметно повлияли на молдавский язык, на местные традиции. С середины XVIII века Молдавская православная церковь „де-факто“ стала филиалом греческой».

И в области языковой политики среди покоренных народов османские власти вели себя сдержанно. Даже если бы они хотели официально отуречить их, из этого ничего путного не вышло бы. На то были объективные причины. В самой Османской империи население было сплошь неграмотным. Грамотных, особенно в начале оккупации балканских регионов, султаны «импортировали» из других стран. Спрашивается, в этих условиях, кто мог вести активную политику по отуречиванию народов балканских стран?! гагауз болгарин этнос тюркский

Добавим, что до 1928 г. турки пользовались арабской вязью, которая была серьезным тормозом даже в республиканской Турции. И после оккупации (1394−1396 гг.) Добруджи османами, где жила основная масса гагаузского этноса, гагаузы ходили в греческие церкви и школы, долгое время пользовались греческим алфавитом. В покоренных османами странах Балканского полуострова турецкий язык и ислам добровольно принимала лишь часть аристократии, переходившей без насилия на службу к туркам. Это касалось особенно тех лиц, которые хотели связать свою судьбу с военной службой в османской армии.

Русский исследователь В. А. Мошков в своей работе «Гагаузы Бендерского уезда» (Кишинев, 2004, с. 13) считает, что турки могли насильно навязать свой язык болгарам, если бы их численность во много раз превосходила численность болгар, если бы к услугам турок было всеобщее обязательное обучение всех болгар на турецком языке. Ни тем, ни другим турки, однако, не располагали. Их численность, по сравнению с численностью покоренных народов, была совершенно ничтожна. Поэтому, заключает автор, «гипотеза о болгарском происхождении гагаузов должна быть оставлена, как не выдержавшая серьезной критики». В. А. Мошков отмечает, что «разговорный язык гагаузов близок к турецкому языку, но турецкая письменность им неизвестна. Собственного богослужения языка гагаузы также не имели. В их церквях служили либо по-болгарски, либо по-гречески. Школьным языком был болгарский или греческий, пишет автор (с. 7).

Противниками теории о «славянском происхождении» (отуречивание болгар) гагаузов являются и многие болгарские историки. Среди них и Г. Атанасов («Още веднъж за этногенезиса на гагаузите», 1996, т. 5, с. 31−34). Он пишет: «Теория о том, что гагаузы являются болгарами, потерявшими свой язык, но сохранившими после турецкого нашествия свою религию, абсурдна. Сутью политики османского правительства были только изменение религии, а отнюдь не языка и обычаев того или иного народа, покоренными турками».

Некоторые болгарские исследователи утверждают, что в слове «гагаузы» содержится смысл «прозвища». К ним относится и И. Градешлиев («Гагаузы», Одесса, 1998, с. 5). Но разве это лишает права гагаузов именоваться самостоятельным этносом? Кстати, и болгар некоторые народы называют «туканами», а украинцев — хохлами. Но они не перестают быть народами — болгарским и украинским. Из истории, например, известно, что в далекую старину многие на Руси в понятие «немцы» вкладывали смысл «немые».

Судя по всему, «знатоки» в области прозвищ слишком далеки от знаний истории, обычаев тюрков. Отметим, что до принятия ими ислама тюркские имена носили названия диких зверей, птиц и вещей, выдерживающих большие нагрузки. С тех пор, например, остались такие имена и прозвища, как Bozkurt (серый волк), Arslan (Aslan-лев), § ahin (ястреб), Dogan (сокол), Timur (demir-железо), Кауа (скала), Gokhan (хан неба). Их давали в два периода. Сразу после рождения ребенка ему не давали имени. Когда ему исполнялся год, по тюркским обычаям устраивались большие торжества. Тогда имя ребенку давал самый старший по возрасту гость.

В пору юности человек получал имя только после совершения им героического поступка. Его оглашал присутствовавший на торжествах самый высокопоставленный гость. Сын хана Тирсе, например, получил прозвище Бугач (богай — бык) за то, что он свалил быка и отрезал ему голову («islam Ansiklopedesi», istanbul, 1988, cilt 1, s. 332−333; Erol Ozbilgen, «islam kiilturiinde isim Miiessesesi», ilim ve Sanat. sy. 10, istanbul, 1986, s. 76).

В Средней Азии наряду с именем человека часто существовало его прозвище, которое ему давали посторонние. Прозвищами были разные понятия из растительного и животного мира, цвета кожи человека и его характера, симпатии и антипатии к нему других людей т.д. Чаще встречается черный цвет — кара («islam Ansiklopedesi», istanbul, 2003, cilt 27, s. 65 67; Kemal Ozergin, «Tiirklerde Lakap Alma Adetlerine Dair», TFA, XII, 1970, s. 5583−5584).

Если перелистать многотомное издание «Османской истории» проф. Хаккы Изунчаршылы, вы найдете самые различные имена и фамилии. К примеру: Домуз Оглан (домуз-свинья, оглан-парень), Кёпек Оглу (кёпек-собака, ogul — сын), Чичек Хатун (чичек-цветок, хатун-женщина), Кара Коч (кара — черный, коч-баран), Сарыбай (сары-желтый, фамилия в Казахстане), Шишман Бей (шишман-толстый), Чырак Бей (чырак-слуга), Уста Бей (уста — мастер), Байрам Бей (байрам-праздник), Дели Бей (дели — сумасшедший). Заметим, что в начале истории османского государства «дели» использовался в значении разведчика.

С течением времени имя часто исчезало, оставалось прозвище, которое и употреблялось как фамилия или имя. По мере развития общества их стали носить отдельные этносы или государства. В древнетюркском языке монгольское слово «хунну» («гунн») сначала означало «человек», «народ», а позже оно стало названием империи гуннов. В 410 году правителем Гуннской (Хуннской) империи стал Каратон. Это его прозвище, а не имя (кара — черный + тон — оттенок какого-либо цвета). Каратон означал «одежда черного цвета». В османской империи для султанов и военачальников давали особые прозвища. После победы турецкой армии над греками в районе Сакарья (3 сентября 1921 г.) ее главнокомандующий Мустафа Кемаль Паша, будущий первый президент Республиканской Турции, получил официальное прозвище «гази» («герой-победитель»). Позже он получил второе прозвище «Ататюрк» («Отец всех тюрков»). Со временем второе прозвище вытеснило его настоящее имя. Султан Мехмед II, завоевавший Константинополь в 1453 г., получил прозвище «Завоеватель».

Основателем Крымского ханства является Хаджы Гирай (умер в 1466 г.). Это его прозвище Гирай восходит к древнетюркскому слову кер, что значит «сотворенный самым сильным, гигант, гений, выдающаяся личность». Знатный род гирай (керей) правил Крымским ханством с начала XV века и до присоединения Крыма к России (1783 г.). Тюркские фамилии Дели, Топал, Арабаджы, Кёпрюлю, Сюрмели, Сирке- ли, Кендигелян являются прозвищами конкретных людей. В свете этих и других примеров вряд ли стоит сомневаться в том, что Кантемир — исторически это прозвище конкретного человека. Слово Кантемир состоит их двух частей: кан (хан) + темир (демир), что значит «железо» (железный хан, сильный хан). У ногайцев, выходцами из которых были древние предки Дмитрия Кантемира, хан назывался кан (кхан). Это понятие нельзя смешивать с понятием крови. Ислам запрещал подобные сочетания. Одного их сыновей Крымского хана Тогая Тимура звали Таш Тимур. Таш (даш) в тюркских языках означает камень. В понятие Таш Тимур вкладывался смысл «Тимур — это глыба, железо, сильный, крепкий человек».

Предки рода Кантемира переселились в центральную зону нынешней территории Республики Молдова из Аккерманского или Измаильского регионов, а не с Крыма. Османы во главе с султаном Баязидом II 15 июля 1484 г. захватили Килию, а 24 июля подошли к стенам Cetatea Alba. 16 дней героически защищались ее обитатели. Но силы были неравными. 9 августа 1484 г. ворота Аккерманской крепости раскрылись перед неприятелем. Крепость османы назвали Аккерманом (Аккирманом), что значит Белая крепость.

В том походе осман, кроме армии Валахии во главе с Владом Кэлугэрул, впервые участие принимали 50 тысяч войск крымского ханства, которыми командовал хан Мингли Гирай (Hammer, «Biiyiik Osmanli Tarihi», istanbul, cilt 2, s. 323). Султан Османской империи Баязид II (правил в 1481 -1512 гг.), как отмечалось, в знак «благодарности» за помощь, оказанную османам, переселил в регион Аккермана около 40 тысяч татар. Мингли Гирай получил от падишаха ценные подарки и шапку, шитую золотом. Возможно, что родоначальники династии Кантемиров еще раньше переселились в районы Килии, Аккермана, Добруджи. После второго похода монголов в Европу (1241 г.) в эти регионы ногайские татары шли волнами.

Дед Дмитрия Кантемира, которого звали Кантемир Арасланоглу, был здесь правителем нового административного образования (1622−1637 гг.). После его участия во главе нескольких тысяч ногайских татар в польском походе (на Хотин, 1621 г) и за личное мужество

Осман II назначил его губернатором провинции Силистра, включая Добруджу, Килию и Аккерман. Он получил титул Паши (высший военный чин, соответствующий генеральскому званию). Этот жест султана усилил ненависть крымских ханов к деду Дмитрия Кантемира («Naima Tarihi», istanbul, 1968, cilt 2, s. 749).

Немало и болгар имеют имена и фамилии, перешедшие к ним через тюркские этносы и имеющие в своей основе прозвища. К ним, например, относится фамилия Делибалтов (дели — сумасбродный, балта — топор).

И, наконец, почему отуречивание части болгар и их «превращение в гагаузов», как утверждают некоторые историки, произошло в тех регионах Болгарии, где еще с первой половины XI века начали расселяться печенеги, узы и кыпчаки (половцы, куманы)? Известно, что со временем именно из этих регионов Болгарии и были переселены в Бессарабию гагаузы, которых по политическим соображениям царские власти записывали как болгар. Как отмечалось, чтобы отуречить часть болгарского населения и «превратить их в гагаузов», у османских властей больше времени было в других захваченных турками регионах Болгарии, чем в Добрудже. Но этого не произошло.

Сама гипотеза о болгарском происхождении гагаузов остается лишь гипотезой немногих исследователей. Она имеет под собой так мало исторических данных, что ни широкая болгарская интеллигенция, ни видные западные ученые не находят возможным ее принять. Как исторический пример, они ссылаются на события в Боснии, которая была завоевана турками во второй половине XV века. В период с 1463 по 1878 годы часть местного населения, действительно, приняла ислам. Однако боснийцев османские власти не отучили от своего родного сербохорватского языка. Сюда хлынули не учителя турецкого языка (их не было и в самой Турции), а дервиши, умело агитировавшие местное население за принятие ислама. Из Малой Азии в Боснию было переселено довольно большое количество тюркского мусульманского населения. Таковы факты, которые нельзя опровергать. Гипотезу о болгарском происхождении гагаузов нельзя всерьез принимать во внимание.

Добавим, что некоторые греческие исследователи считали, что гагаузы — это отуреченные греки. Михаил Чакир утверждал, что как греки, так и болгары стремились ассимилировать гагаузов, поэтому их гипотезы о происхождении и названии гагаузов различны. Корень гагаузов- огузский, подчеркивает автор («История бессарабских гагаузов» на гагаузском языке, Кишинев, 1934, с. 225).

Теория о тюркском происхождении гагаузов

Ее придерживаются гагаузские исследователи Г. А. Гайдаржи, М. Н. Губогло, Д. Н. Танасогло, С. С. Курогло, М. В. Маруневич, А. Макриш, а также большая часть зарубежных ученых. К ним относятся: К. Иречек, Н. К. Дмитриев, Н. А. Баскаков, Л. А. Покровская, П. А. Данилов, Г. Е. Марков, В. Злата реки, П. Мутафчиев, В. ЗайончковскийД. Ковальский, А. Аманжолов, А. Манов, Г. Братяну и другие. Отметим, однако, что сторонники этой теории из среды зарубежных историков в своих мнениях расходятся. Одни исследователи считают, что гагаузы ведут свое происхождение от сельджуков-огузов. Другие усматривают в гагаузах прямых потомков куманов (кыпчаков, половцев). Третьи доказывают, что гагаузы являются потомками узов (части огузов). Имеются историки, которые считают гагаузов потомками печенегов-огузов. И, наконец, некоторые исследовтаели (С. А. Токарев и другие) называют гагаузов народом смешанного этнического происхождения.

Гипотеза о сельджуском происхождении гагаузов

Ее сторонниками являются, в основном, турецкие историки (Осман Туран, Халил Иналджык, Кемаль Карпат, Фарук Сюмер и другие), некоторые болгарские исследователи (Г. Баласчев, И. Джансызов), западные авторы Paul Wittek и W. Zajaczkowski. Впервые гипотезу о сельджукском происхождении гагаузов высказал Г. Баласчев в своей работе «Държавата на огузите в Добруджа» (Военни известия, 1917). Он считает, что этимология слова гагауз восходит к фамилии султана Кейкавус II, мать которого была христианкой. Переход буквы к в г, по его утверждению, в Добрудже в XIV — XV вв. был нормальным явлением. С этим (к/г) спорить не стоит. Это типично и для многих современных тюркских языков. Это, однако, не дает еще серьезных научных оснований утверждать, что гагаузы являются потомками сельджуков. Да, сельджуки, как и печенеги и узы (часть огузов), относятся к племени Огузов (к роду кынык). Всех огузов, как известно, было 24 рода. После окончательного распада (1000−1009 гг.) огузского государства Ябгу, существовавшего на берегах Сырдарьи, большая часть огузов рода Сельджука (Сельчука, имя человека) двинулась в Малую Азию. К началу XIII века почти вся современная Анатолия (Турция) была объединена сельджуками в единое государство — Анатолийский (Конийский, Румский) султанат (1075-- 1318 гг.). В период 1246—1261 гг. им правил Иззеддин Кейкавус II, который имел родственные связи в высших эшелонах Константинополя. Под давлением монголо-татар он в 1261 году вынужден был покинуть страну и перебраться в Византию.

Часть сторонников Иззеддина Кейкавуса II во главе с духовным отцом Сары Салтуком с разрешения императора Византии (1259−1282 гг.) Михаила VIII Палеолога обосновалась в северной части Добруджи. В турецком народе Сары Салтука ласково называли Баба Султан или просто Баба (отец). С тех пор и осталось название нынешнего румынского города Бабадагуезда Тульча (даг-гора). Правитель Византии считал сельджукского султана своим другом. Этот «друг» и решил свергнуть византийского императора, оказавшись вскоре за решеткой. Специальным подразделением хана Золотой Орды в 1270 году Иззеддин Кейкавус II был освобожден из тюрьмы и вместе с частью своих соратников перебрался в Крым, где и скончался. До этого большая часть сельджуков вернулась обратно в Анатолию. Остатки же сельджуков в Добрудже со временем растворились среди других тюркских этносов или ассимилировались болгарами.

Даже представить себе невозможно, чтобы султан Иззеддин Кейкавус II мог навязать на Балканах свое имя (кейкавус-гагауз) мощной в политическом отношении куманам. Повторимся, что в ту эпоху куманами назывались уже не только кыпчаки (половцы), но и печенеги, узы. У сельджуков ничего не вышло бы из попытки создания своего государственного образования на территории Добруджи. Почему? Во-первых, численность перебравшихся в Добруджу сельджуков составляла менее 10 тысяч семей. Некоторые ученые-востоковеды называют их группой переселенцев, которые недолго находились на Балканах. Они предпочли вернуться обратно. Немало было и тех, кто перебрался в Крым. До откочевки сельджуков в Добруджу не одно десятилетие здесь уже обитали многие-многие десятки тысяч печенегов, узов, куманов, татар. Если учесть, что соперничество и зависть исторически разделяли самолюбивых тюрков, что, в свою очередь, нередко приводило к кровопролитным войнам между разными родами и племенами, то вряд ли можно себе представить, что огромная масса печенегов, узов, куманов и татар позволит небольшой группе сельджуков командовать собой.

Во-вторых, ко времени переселения анатолийских сельджуков в Добруджу среди печенегов, узов и куманов в Византии уже были свои сенаторы, советники императора и полководцы, занимавшие высокие должности в армии. Могли ли они позволить пришельцам из Малой Азии командовать собой, позволить им создать свое государственное образование в Добрудже, навязать своим соплеменникам имя другого султана? Конечно, нет. Пример тому — плачевная попытка авантюриста Иззеддина Кейкавуса II захватить власть в Византии.

В-третьих, в общественно-политическом и культурном отношении анатолийские сельджуки не были настолько выше печенегов, узов и кыпчаков по уровню развития, чтобы оказать решающее влияние на процесс этногенеза гагаузского народа. Пребывание сельджуков в Добрудже было крайне ограничено — менее десяти лет. Поэтому ожидать от них в ту эпоху чуда не приходилось. Вывод: гипотеза о сельджукском происхождении гагаузов не имеет под собой почвы.

Гипотеза о куманском (кыпчакском) происхождении гагаузов

В своих ранних научных исследованиях одним их первых этой гипотезы стал придерживаться видный чешский историк Константин Иречек. В более поздней своей работе «Das Fiirstenthum Bulgarien» (Prag — Wien —

Leipzig, 1891, s. 144−150) автор высказал правдоподобную мысль о том, что гагаузы, как один из древних тюркских народов, этнически не едины. Ни один из 10 родов племени кыпчаков не имеет сходства ни с одним из 24 родов племени огузов. Огузы представляют собой сложную этническую группу племен. По мнению академика В. В. Радлова, начиная от древних огузов, в нее последовательно входили печенеги, берендеи, ковуи, черные клобуки и другие. И раннефеодальное объединение огузов этнически было неоднородно. Ближайшими родственниками огузов, отмечает известный российский ученый Н. А. Баскаков, являются древние предки гагаузов («Тюркские языки», М., 1960).

Кыпчаки (половцы, куманы) являются лишь одним из компонентов гагаузского этноса, но не главным. Это тюркское племя не имело прямого отношения к Огузам, состоявшим на берегах Сырдарьи из 24 родов, в том числе печенегов и узов. Печенегов и узов отличает от кыпчаков, прежде всего, язык. Все современные огузские языки, включая и гагаузский, генетически связаны с языком огузов X—XI вв.еков. Он, в свою очередь, генетически восходит к древнеогузскому языку — языку енисейско-орхонских надписей. А огузско-сельджукские черты гагаузский язык получил в период османского господства на Балканах.

Гагаузский язык относится к юго-западной группе (огузской) группе тюркских языков. К кыпчакской группе тюркских языков относится подгруппа современных языков казахов, каракалпаков и ногайцев. К кыпчакской группе относится также татарский язык. Не только фонетический строй, но и словарный состав (особенно) кыпчакского и гагаузского языков серьезно отличаются. Это видно при изучении крупнейшего памятника кыпчакского (куманского, половецкого) языка «Codex Cumanicuus» (XIII в.), подготовленного к изданию К. Грёнбегом в 1828 году.

Приведем конкретные примеры на кыпчакском (первое месте) и гагаузском языках: abu$ka/yaсli — пожилой; abra/korunmaa — защищаться; abaga/amuca — дядя; aqirgan/pijman olmaa — сожалеть, каятся; akrin/ yavaj — медленно; angur/yaamur — дождь; asra/bakmaa, beslemaa - смотреть, ухаживать, кормить; ayna/karfi koymaa — сопротивляться; ayna/cuma gunii — пятница; bar^a/hepsi — все; emgen/aq ekmaa - терпеть боль; kdp/ok — много, еще больше; kork/gozellik — красота; korklu, korkli/gozal — красивый; kun/giine;  — солнце; maq/erkek kedi — кот; magar/beki — быть может; neik/nasil — как; alpavut/asker — солдат; kaсka/kabak kafali — дурная голова; karga$a/kavgaci — скандалист; yuzak/kilit — замок; yuvanang/yava;  — медленно.

Приведем ряд предложений на кыпчакском и их перевод на гагаузский и русский языки. Almazlikga sagi etti/evlenmemeya karar aldi — решил (а) не жениться (не выходить замуж); ancami kop sovmekten esirding/sevmektan о kadar fok mu sarfo; oldun — от любви ли закружилась (опьянела) голова? Anca tengeri am artuh sovgey/Allah onu per sever — Бог его очень любит; Yegit dagi astri korkli kiсi/Genf hem pek gozal bir adam — молодой и очень красивый человек; A§ ka unde/ imaa {aarmaa (teklif etmaa) — приглашать к столу; Aytti beym tengeri menim tinim algil/Dedi ki, Allahim, benim ruhumu al — сказал; Божье мой, возьми мой дух; l$lerini ayta bilding/i$lerini aniatabilirdin — ты мог бы рассказать о своих делах; Azaс/yolunu $a; irmaa — сбиться со своего пути; bar-mu andi kin neik menim kmim/benim derdim gibi dert var mi?- подобно моему горю есть ли горе? Kurban bara anda kaldi/ Butiin kurban (kesma adeti) ondan sora durdu — жертвоприношение после этого прекратилось.

Вывод: гагаузы не являются прямыми потомками кыпчаков (половцев, куманов). Теории о кума иском происхождении гагаузов придерживаются лишь немногие ученые. Куманы — один из компонентов создания гагаузского этноса, но не главный. Это ярко видно при анализе словарного фонда, грамматического строя кыпчакского и гагаузского языков. На этногенезе современного гагаузского народа, безусловно, оказали влияние различные тюркские (и не только тюркские) этносы. Об этом свидетельствует наличие нескольких диалектов современного разговорного гагаузского языка.

Объясняется это тем, что предки нынешних носителей гагаузского языка переселились в Буджак из различных районов Добруджи и некоторых других регионов Болгарии, а также Македонии. На Балканах это зависело от того, кто был соседями предков гагаузов. С древнейших времен тюрки по-разному влияли друг на друга. Подчеркнем, что самым важным национальным инструментом того или иного народа, которым он отличается от других этносов, является его язык. Вне родного языка не может быть и самостоятельного этноса. Язык очень трудно усваивается человеком даже с «молоком матери». Любой язык крайне трудно развивается и обогащается, но его очень легко потерять. Примеров тому — очень много. Особенно в древнейшей истории.

В седую старину тюрки говорили на едином («общетюркском») языке. Но время и судьбы так распорядились, что спустя века они обрели разные языки, которые в наши дни серьезно отличаются друг от друга. Или, к сожелению, их потеряли. Без переводчика турецкий министр сегодня не может вести политическую беседу, например, со своими коллегами из Казахстана и Киргизии. Абсолютно не поймут друг друга якут и туркмен.

Еще в низовьях Сырдарьи в конце VIII века язык огузов (токузгузов, узов) серьезно отличался от кыпчакского языка. К такому выводу приходишь, сравнивая фонетические, лексические и грамматические их особенности, содержащиеся в «Словаре тюркских языков» Махмуда Кашгарского — памятнике устного языка огузов X—XI вв.еков, и кыпчакском (половецком) словаре «Codex Cumanicus». А в более раннее время у огузов и кыпчаков была единая языковая основа. Как отмечалось, в далеком прошлом все тюркские племена говорили на одном (или на нескольких очень близких диалектах). Со временем их наречия стали серьезно отличаться друг от друга. Близкий к казахскому языку кыпчакский язык, например, настолько отличается от языка огузов (узов), что анализ их словаря вводит в серьезное затруднение даже лингвистов-юркологов.

Скажем и «о новом слове» в гагаузской исторической науке, в соответствии с которым «скифы — это огузы», а «племя гагаузов еще с древних времен входило в состав союза огузских (скифских») племен и многие столетия проживало в среднем Поднепровье". Его автор — Д. Я. Узун, написавший работу сумбурного характера («Через века с именем своим», Кишинев, 2008). При этом он часто ссылается на Геродота. Но если бы автор внимательно почитал «Историю» этого мыслителя, перелистал работы «Античные государства Северного Причерноморья», «Древнейшее прошлое человечества» (автор Борисковский), «Скифы» (автор Греков), произведения Соловьева («История России с древнейших времен»), книгу самого авторитетного в мире турецкого историка Фарука Сюмера об огузах («Oguzlar»), то он не заблудился бы в трех соснах. У Геродота нигде нет, что огузы — это скифы. И не могло быть: у скифов и огузов разные временные, хронологические и территориальные границы. И, естественно, языковые основы.

Скифы — общее название основного населения Северного Причерноморья, состоявшего из родственных племен (скифов, сарматов, алан, роксолан и др.) североиранской языковой группы индоевропейской семьи. Одно из скифских наречий легло в основу осетинского языка. Прародина скифов, действительно, находилась где-то в Средней Азии, за Волгой. Примерно в конце VI11-VII вв. до нашей эры скифов стали вытеснять соседние кочевые племена — массагеты. Перекочевывая с места на место, они добрались до Северного Причерноморья, где обитали киммерийцы, известие о которых сохранилось в «Одиссее» Гомера. Скифы стали их оттуда вытеснять в Переднюю Азию.

Во второй половине VII—VI вв. до нашей эры скифские племена перебрались в Северное Причерноморье и через некоторое время создали здесь Скифское царство. В конце IV в. до нашей эры оно под давлением сарматских, гето-фракийских племен и под тяжестью внутренних социально-экономических и политических проблем распалось. На его обломках появились «Малые Скифии» (на Нижнем Днепре, в Крыму, на Нижнем Дунае). По утверждению авторов солидной энциклопедии «AnaBritannica», «Малые Скифии» перестали существовать во втором веке нашей эры, а вместе с ними и скифские племена, являвшиеся племенами иранского происхождения (Istanbul, 2000, cilt 12, s. 32). А тюрки, как известно, не иранского происхождения. Огузы — тюрки, имевшие, как отмечалось 24 рода, никак не могли стать скифами. Древнетюркский язык и его диалекты никак не похожи на древнеперсидский (древнеиранский) язык и его диалекты, хотя оба языка заимствовали другу друга определенное количество слов. Наличие персидских элементов в тюркских языках, а тюркских элементов в персидском языке и его наречиях не может быть основанием для утверждения, что огузы — это скифы или скифы — это тюрки. В жизни человечества возникновение понятия вещей у того или иного народа и сами вещи переносились в другие языки. Утверждение о том, что в период VII в. до нашей эры — X в. нашей эры «племя гагаузов входило в состав огузских (скифских) племен — это несерьезно. Не только в VII в. до нашей эры, но и в X в. нашей эры этнонима гагауз еще не было. Гагаузы, как специфический этнос, сформировался позже на базе печенежского, узского и кыпчакского компонентов на территории Балкар. Действительно, и часть огузов прошла по Средней Азии, через Волгу и далее к Дунаю. Но это было гораздо позже. Имена огузов впервые упоминаются в эпитафиях VI века, найденных на берегах реки Барлык (Китай). Как гласят надписи, в ту эпоху было шесть огузских племен.

Не меньше удивляют филологические рассуждения автора. Слово «Канев» (кан-кровы- ев — дом) автор переводит «дом на крови». В данном случае «кан» — это хан. Это слово в разных тюркских языках пишется по-разному. У татар и ногайцев оно зафиксировано, как «кан и кхан». У этих тюркских этносов существовала практика отдавать мальчиков (особенно наследников престола) на воспитание в чужие богатые, высокообразованные семьи. Глава семьи назывался «аталык» (ата-отец), воспитатель, наставник. Прошедший его школу воспитания и назывался «кан», что значит «хан», человек, который мог претендовать на правление ханством.

Но и это еще не все. Горы Карпаты автор переводит как «снежные кровати» (каар-снег + пат-топчан). Если бы «исследователь» взглянул в «Энциклопедический словарь» Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона (т. 28, с. 37), то он прочел бы статью «Карпаты». Этот географический термин происходит от славянских слов Charbaet, Charbat, Cherbet, что значит «горный хребет». Как видим, читатель, и филология, как наука, требует к себе серьезного внимания. Тем более, когда речь идет об истории народов!

Этнос — сложное, специфическое общественное явление. Оно определяется общностью происхождения, порождением культуры на базе общего языка группы людей, похожих друг на друга, объединенных общим самосознанием, отмечает Л. Н. Гумилев («Этногенез и биосфера Земли», 1989, с. 22). Это суждение подтверждается и на примере происхождения специфического гагаузского этноса.

Литература

1. Васильевский В. Г. Византия и печенеги (1048−1094) /Васильевский В. Г. Труды. СПб, 1908, т. 1.

2. Гагаузы. Исследования и материалы. М., 1993.

3. Гайдаржи Г. А. Гагаузский язык. Кишинев, 2000.

4. Голод в Молдове (1946−1947). Сборник документов. Кишинев, 1993. Голубовский П. А. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Киев, 1884.

5. Градешлиев И. Гагаузы (перевод с болгарского языка). Одесса, 1998. Грек И. Ф. Общественное движение и классовая борьба болгар и гагаузов юга России (конец 20-х — середина 50-х гг. XIX в.). Кишинев, 1988. Губогло М. Н. Гагаузы// Народы России: энциклопедия. М., 1994. Губогло М. Н. Этнокультурные данные о кочевом прошлом гагаузов: археология, этнография и искусствоведение Молдавии. (Материалы и исследования). Кишинев, 1968.

6. Державин И. С. О наименовании и этнической принадлежности гагаузов. Кишинев, 2005.

7. Дмитриев Н. К. Фонетика гагаузского языка //Строй тюркских языков. М., 1962.

8. Дмитриев Н. К. Гагаузские этюды //Строй тюркских языков. М., 1962. Дмитриев Н. К. К вопросу о словарном составе гагаузского языка // Строй тюркских языков. М., 1962.

9. Дрон И. В. Гагаузские географические названия. Кишинев, 1982. Дьяченко В. Д. Антропологический состав гагаузского народа //Гагаузы. Исследования и материалы. М., 1993.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой