Гиппократ - основоположник античной медицины

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

1. Гиппократ — основоположник античной медицины

2. Деонтологические принципы Гиппократа

3. Принцип «не навреди» (модель Гиппократа)

4. Литература

1. Гиппократ — основоположник античной медицины

Родился в 460 году до н. э. и жил в эпоху расцвета древнегреческой культуры. Один из основоположников античной медицины. За свой огромный вклад в развитие медицины Гиппократ был наречён отцом медицины.

Родился он в городе Меропис, на острове Кос. Отец Гиппократа происходил из рода асклепиадов (врачей). Он же и был первым учителем Гиппократа в области медицины. Но Гиппократ не ограничился знаниями, приобретёнными у своего главного наставника. Став после смерти своих родителей странствующим врачом — периодевтом (в их обязанности в частности входило лечение бедного населения) он много путешествовал по многим греческим городам, а также Малой Азии. Это дало возможность Гиппократу иметь обширную врачебную практику и накопить большой опыт, обобщенный им в виде медицинских сочинений. Часть этих сочинений дошла до нашего времени в так называемом «Гиппократовом сборнике». С особым уважением к Гиппократу относились врачи Эллады и Фессалии.

Вообще вопрос о том, какие труды оставил после себя Гиппократ, до сих пор окончательно не решён. Согласно традициям того времени врачи не подписывали своих сочинений, и все они со временем оказались анонимными. Первый сборник трудов древнегреческих врачей был составлен много лет спустя после смерти Гиппократа в III в до н. э. в знаменитом александрийском хранилище рукописей. По велению Птолемея со всего света свозились в Александрию рукописи ученых, которые систематизировались в каталоги, изучались, переводились и переписывались. Среди 700 тысяч свитков было 72 медицинских сочинения, написанные по-гречески. Все они были безымянными: история не сохранила ни одного подлинника, в котором было бы указано авторство Гиппократа или других врачей Древней Греции классического периода. Около 300 до н. э. медицинские рукописи были объединены в «Гиппократов сборник». Таким образом александрийские ученые сохранили для потомков сочинения Гиппократа и других греческих врачей живших в V — III века до н. э.

У Гиппократа было два сына Фессал и Дракон. Они работали с отцом, под его непосредственным руководством и влиянием. Часть работ «Гиппократова сборника» написана ими.

Гиппократ скончался по одним источникам в возрасте 83, а по другим — 104 лет. Похоронен в Лариссе Фессалийской. Местные жители очень чтили его могилу и ещё во II в н. э. показывали путешественникам.

2. Деонтологические принципы Гиппократа

Велики заслуги Гиппократа в становлении деонтологических принципах зарождающейся научной медицины. После смерти ученого прошло более 23 веков, и если о специальных работах великого грека, к сожалению, знают не многие врачи, то о принципах клятвы Гиппократа, например, знает почти всё население. В период становления научной медицины «клятва» явилась своеобразным уставом нового поколения врачей, порвавших связи с храмовой медициной жрецов. Но одновременно она объединяла врачей того времени в борьбе со знахарями, лжеврачами, шарлатанами. Положение этой «клятвы»: «…направлять режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости» остаётся незыблемым в настоящее время.

В наш век, когда раздаются голоса о дегуманизации медицины, особенно актуально звучат слова «клятвы» о врачебной тайне: «Чтобы при лечении — а также без лечения — я не увидел или не услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной». Этой же проблеме посвящены такие работы Гиппократа, как «Закон», «О враче», «О благоприличном поведении», «Наставление». В статье «Закон», выступая против посредственности в медицине, он писал о врачах, что «по званию их много, на деле же — как нельзя менее». В работе «О враче», указывая на необходимость аргументированности, обоснованности суждений врача у постели больного отмечал, что «…поспешность и чрезмерная готовность, даже если бывает весьма полезны, презираются».

Говоря о необходимости профессиональной подготовки хирурга и вреде невежд в этой области, великий ученый писал: «А стыдно через операцию не достигнуть того, чего желаешь». В подготовке хирурга он основное внимание уделял не технической стороне проведения операции, а диагностическому процессу в деятельности врача. «Только тот кто будет иметь знания признаков правильно приступит к хирургии».

В работе «О благоприличном поведении» Гиппократ говорит не только о правилах поведения врача в обществе, но и о положении медицины в системе других наук и связи медицины с философией. «Ведь врач философ равен богу. Да и немного в самом деле различия между мудростью и медициной и всё, что ищется для мудрости всё это есть и в медицине, а именно: презрение к деньгам, совестливость, скромность, простота в одежде, уважение, суждение, решительность, опрятность, изобилие мыслей, знание всего того, что полезно и необходимо для жизни, отвращение к пороку, отрицание суеверного страха перед богами, божественное превосходство. То, что они имеют, они имеют против невоздержанности, против корыстолюбивой и грязной профессии, против непомерной жажды приобретения, против алчности, против хищения, против бесстыдства… «

Долгое время идёт полемика (продолжается она и сейчас): к чему относится врачевание, к науке или искусству? Со всей определенностью уже тогда отметил, что врачевание может стать действительно искусством после длительной, целенаправленной, постоянной учебы и кропотливой работы. «Поэтому должно вообще стоять на том, что действительно происходит, и заниматься этими делами немалое время, если кто хочет приобрести себе эту легкую и безошибочную способность, которую мы зовём врачебным искусством. Ведь она принесёт величайшую пользу, как больным, так и тем, которые занимаются с ними. И не нужно стесняться разузнавать от простых людей, если что покажется полезным для удобства лечения, ибо я думаю, что всё искусство в целом так было обнаружено, что наблюдался конец в каждом отдельном случае и всё было сведено к одному и тому же выводу. Поэтому должно обращать внимание на случайные обстоятельства, которые встречаются на каждом шагу, и делать дело с пользою и тактом, а не с предвозвещанием и аналогиями во время самого действия».

В наставлениях для врачей Гиппократ высказался и за необходимость коллегиальных решений вопросов диагноза и лечения затруднительных случаев. Он писал, что нет ничего постыдного в том, что врач испытывающий затруднение в диагностике и лечении просит созвать консилиум. Словно к грядущим поколениям обращены его слова: «Я с клятвою заверяю, что никогда осуждение врача, должно возбуждать зависти другого, это значило бы показать свою слабость…».

Важное место в сочинениях Гиппократа отводится научной работе врача. Он начисто отвергает дилетантский подход к возможности научных открытий и утверждает значение исторического изучения того или иного вопроса. «А мне кажется, что стремление и задача знания состоит в том, чтобы находить нечто ещё не найденное, то именно, что будучи открытым, много лучше неоткрытого, а также точно доводить, до конца сделанное наполовину». И далее: «…в медицине уже с давнего времени всё имеется в наличии, в ней найдены и начало, и метод при посредстве которых в продолжении долгого времени многое и прекрасное открыто, и остальное вслед за этими будет открыто, если кто-нибудь, будучи основательно подготовленным и зная уже открытое, устремится, исходя из этого к исследованию. Напротив, тот, кто, отвергший и презревший всё это, приступает к новому пути или способу искания и утверждает, что он открыл нечто, как сам обманывается, так и других обманывает, да и в самом деле это невозможно».

Ещё совсем недавно в период переломных моментов развития медицины, когда собственный фактический материал не мог быть объяснён господствующими теориями медицины, а передовые достижения не осваивались по субъективным или объективным причинам, пессимисты от медицины провозгласили лозунг: «Назад к Гиппократу». Нельзя признать и лозунг оптимистов: «Вперёд с Гиппократом». Не ценить интеллект, не признавать и не использовать достижения отдельных личностей — ошибка, дорого обходящаяся обществу, но обожествлять какую-либо личность в любой отрасли человеческих знаний не менее вредно, ибо это задерживает поступательное развитие общества, обязывает его на застой. Поэтому мы с полным основанием можем сказать, что достижения прошлых поколений могут и должны быть лучом, направленным в грядущее.

3. Принцип «не навреди» (модель Гиппократа)

Более 25 веков в европейской культуре формировались, сменяли друг друга различные морально-этические принципы, правила, рекомендации, сопровождавшие многовековое существование мировой медицины. Возможно ли в этом многообразии вычленить подходы, имеющие непреходящее значение для современного врача? Если мы обозначим все многообразие врачебного нравственного опыта понятием «биомедицинская этика», то обнаружим, что сегодня она существует в четырех формах или моделях: модели Гиппократа, модели Парацельса, деонтологической модели и в виде биоэтики, которая в свою очередь представлена двумя формами — либеральной и консервативной. Исторические особенности и логические основания каждой из моделей определяли становление и выработку тех моральных принципов, которые составляют сегодня ценностно-нормативное содержание современной биомедицинской этики.

Исторически первой формой врачебной этики были моральные принципы врачевания Гиппократа (460−377 гг. до н.э.), изложенные им в «Клятве», а также в книгах «О законе», «О врачах» и др. Гиппократа называют «отцом медицины». Эта характеристика не случайна. Она фиксирует рождение профессиональной врачебной этики.

В древних культурах — вавилонской, египетской, иудейской, персидской, индийской, греческой — способность человека врачевать свидетельствовала о его «божественной» избранности и определяла элитное, как правило, жреческое положение в обществе.

Например, первые вавилонские врачи были жрецами, и основными средствами лечения были обряды и магия. Первый египетский целитель Имхотеп (2830 г. до н.э.) — жрец, который впоследствии был обожествлен, и храм в его честь в Мемфисе был одновременно и госпиталем, и медицинской школой. Медицинская практика была исключительным правом магов Персии и брахманов Древней Индии. Исследователи предполагают, что отец Гиппократа был одним из жрецов Асклепия — бога медицины в древнегреческой цивилизации.

Становление греческой светской медицины было связано не только с влиянием рационального знания и накоплением опыта врачевания, но и с принципами демократической жизни городов-государств Древней Греции. Освященные и необсуждаемые права врачующих жрецов постепенно, но неизбежно сменялись моральными профессиональными гарантиями и обязательствами лекарей перед пациентами. Так, в Клятве Гиппократа были впервые сформулированы и выписаны обязанности врача перед больными, перед своими коллегами по ремеслу.

Гиппократ писал: «Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с родителями, делиться с ним достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никакому другому. Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду проводить я свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. «

Практическое отношение врача к больному и здоровому человеку, изначально ориентированное на заботу, помощь, поддержку, безусловно является основной чертой профессиональной врачебной этики. То, что впоследствии, в христианской морали, станет идеальной нормой отношения человека к человеку — «люби ближнего своего как самого себя», «любите врагов ваших» (Мф. 5,44) — в профессиональной врачебной этике является реальным критерием и для выбора профессии, и для определения меры врачебного искусства.

Нормы и принципы поведения врача, определенные Гиппократом, являются не просто отражением специфических отношений в конкретно-исторической эпохе. Они наполнены содержанием, обусловленным целями и задачами врачевания, независимо от места и времени их реализации. В силу этого, несколько изменяясь, они работают и сегодня, приобретая в том или ином этическом документе, будь то «Декларация», «Присяга» и т. п., свой стиль, особую форму выражения.

Примером документа, созданного в режиме «модели Гиппократа», является «Клятва российского врача», принятая 4-й Конференцией Ассоциации врачей России в ноябре 1994 г. :

«Добровольно вступая в медицинское сообщество, я торжественно клянусь и даю письменное обязательство посвятить себя служению жизни других людей, всеми профессиональными средствами стремясь продлить ее и сделать лучше; здоровье моего пациента всегда будет для меня высшей наградой.

Клянусь постоянно совершенствовать мои медицинские познания и врачебное мастерство, отдать все знания и силы охране здоровья человека, и ни при каких обстоятельствах я не только не использую сам, но и никому не позволю использовать их в ущерб нормам гуманности.

Я клянусь, что никогда не позволю соображениям личного, религиозного, национального, расового, этнического, политического, экономического, социального и иного немедицинского характера встать между мною и моим пациентом.

Клянусь безотлагательно оказывать неотложную медицинскую помощь любому, кто в ней нуждается, внимательно, заботливо, уважительно и беспристрастно относиться к своим пациентам, хранить секреты доверившихся мне людей даже после их смерти, обращаться, если этого требуют интересы врачевания, за советом к коллегам и самому никогда не отказывать им ни в совете, ни в бескорыстной помощи, беречь и развивать благородные традиции медицинского сообщества, на всю жизнь сохранить благодарность и уважение к тем, кто научил меня врачебному искусству.

Я обязуюсь во всех своих действиях руководствоваться этическим кодексом российского врача, этическими требованиями моей ассоциации, а также международными нормами профессиональной этики, исключая не признаваемое Ассоциацией врачей России положение о допустимости пассивной эвтаназии. Я даю эту клятву свободно и искренне. Я исполню врачебный долг по совести и с достоинством. «

Ту часть врачебной этики, которая рассматривает проблему взаимоотношения врача и пациента под углом зрения социальных гарантий и профессиональных обязательств медицинского сообщества, можно назвать «моделью Гиппократа». Совокупность же рекомендаций, которые принимает медицинское сообщество, осознавая свою особую включенность в общественную жизнь, является принципами, заданными этикой Гиппократа. Речь идет об обязательствах перед учителями, коллегами и учениками, о гарантиях непричинения вреда, оказания помощи, проявления уважения, справедливости, об отрицательном отношении к эвтаназии, абортам, об отказе от интимных связей с пациентами, о заботе о пользе больного, о врачебной тайне.

Среди перечисленных принципов основополагающим для модели Гиппократа является принцип «не навреди». В «Клятве» говорится: «Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости» В культурно-историческом контексте этики Гиппократа принцип «не навреди» фокусирует в себе гражданское кредо врачебного сословия, ту исходную профессиональную гарантию, которая может рассматриваться как условие и основание его признания обществом в целом и каждым человеком, который доверяет врачу ни много, ни мало — свою жизнь.

Литература

1. Большая Советская Энциклопедия, 2-ое издание, том 11, 1952 года.

2. «История Медицины», Т. С. Сорокина, 1992 год.

3. Журнал «Клиническая медицина», № 7 за 1986 год.

4. Врачи — философы", С. Я. Чикин, 1990 год.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой