Институт судимости в уголовном праве

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИНСТИТУТА СУДИМОСТИ

1.1 Развитие института судимости в уголовном законодательстве России

1.2 Развитие института судимости в науке уголовного права

1.3 Понятие судимости

1.4 Социально-правовая природа института судимости и его развитие в России

1.5 Проблема определения судимости

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО — ПРАВОВЫЕ И УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ СУДИМОСТИ

2.1 Уголовно-правовые последствия судимости

2.2 Снятие и погашение судимости по российскому законодательству

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Одним из внутренних условий, обеспечивающих высокую степень эффективности деятельности системы уголовной юстиции, является ее организационное совершенство. Система должна гибко приспосабливать свою деятельность к новым задачам, возникающим в области борьбы с преступностью, и вместе с тем оставаться стабильной по своим общим целям, методам и формам деятельности, предусмотренным законом. Институт судимости является одним из самых проблемных звеньев в современной российской уголовной юстиции, что подтверждают изменения, которые претерпел институт неоднократности уже в ходе существования нового Уголовного кодекса РФ (УК РФ). Объяснение данному факту следует искать не только в специфике текущего реформационного этапа в развитии отечественного уголовного законодательства, но и сложностью проблемы, лежащей в основе интерпретации категории «судимость», — проблемы уголовной ответственности, в том числе ее начала и прекращения. Очевидно, что только справедливое наказание может достичь своих целей, обеспечить эффективное исправление, частную и общую превенцию.

Специалисты свидетельствуют, что существующая нормативно-правовая база, регламентирующая институт судимости в уголовном праве, недостаточна. В частности, заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Р Ф Э. Н. Ренов отмечал в прошедшем году на Всероссийском семинаре-совещании, что в практике Высшего Арбитражного Суда Р Ф часто возникает вопрос о том, как следует понимать определение «не имеет судимости» применительно к лицу, рекомендованному на должность арбитражного управляющего: одни суды полагают, что понятие судимости можно толковать в данном случае в точном соответствии с пониманием, встречающимся в уголовном законодательстве, другие суды считают, что термин «судимость» следует понимать в его расширительном значении по сравнению с его уголовно-правовым содержанием, как факт биографии лица, который уже произошел и уже никогда не может быть из нее вычеркнут Ренов, Э. Н. Тексты выступлений на Всероссийском семинаре-совещании Изменения в системе антикризисного управления в России в связи с административной реформой / Э. Н. Ренов. — М.: Юриздат, 2004. — С. 119.

Актуальность темы исследования. Сложные и противоречивые процессы во всех сферах государства и общества вместе с позитивными изменениями вызвали ухудшение криминологической обстановки, повышение роста преступности, в том числе рецидивной. При этом борьбу с преступностью осложняет глубокий нравственно-психологический кризис общества, пассивность и неверие людей в возможность выхода из кризиса. Рецидивная преступность является одним из основных дестабилизирующих факторов общественного развития. Масштабы рецидива представляют реальную угрозу процессу становления государственности, более успешному осуществлению социально-экономических реформ. Общественный опрос показал, что преступность прочно занимает второе место после роста цен в числе проблем, вызывающих наибольшую тревогу в обществе. Кроме того, общая распространенность и интенсивность рецидива преступлений и его видов нарастали и продолжают нарастать. Этот процесс приобрел последовательный характер в 70-х годах, усилился в 80-х годах, значительно возрос в 90-х годах и в конце XX -- в начале XXI столетия приобрел внушительные масштабы. Динамика рецидивной преступности находится в тесной связи с динамикой первичной преступности и судимости, поскольку увеличение числа лиц, имеющих судимость при остальных равных условиях, предполагает последующее увеличение количества рецидивных преступлений.

Все эти обстоятельства определяют необходимость совершенствования имеющихся средств борьбы с рецидивной преступностью, а также и поиска новых средств. В этой связи с уверенностью можно утверждать, что в деле борьбы с рецидивом значительную роль выполняет институт судимости.

Проблема института судимости неоднократно подвергалась исследованию в теории уголовного права. Подробным и полным исследованием данного института в 60−80-е годы занимались В. В. Голина, В. И. Горобцов, Н. Д. Дурманов, С. И. Зельдов, М. П. Евтеев, В. В. Ераксин, Л. Ф. Помчалов, В. Д. Филимонов. Исследованием отдельных аспектов института судимости занимались в разной время JI.B. Багрий-Шахматов, А. С. Голик, И. И. Карпец, В. Н. Кудрявцев, В. П. Малков, А. С. Михлин, Б. С. Никифоров, A.Л. Ременсон, М. В. Степаненко, А. Н. Тарбагаев, О. В. Филиминов, A.M. Яковлев и другие.

С момента выхода основной массы этих публикаций истек весьма длительный срок. За это время к институту судимости подходы законодателя существенно изменились. Одним из таких новых подходов к данному институту следует отнести принятие в 1996 году нового уголовного законодательства, где не нашли отражения ряд положений ст. 57 УК РСФСР 1960 года. Следующим существенным взглядом законодателя на институт судимости следует считать изменения и дополнения в УК РФ, внесенные от 12 декабря 2003 года Федеральным законом за № 162-ФЗ. Следует отметить, что институт судимости еще не подвергнут обстоятельному монографическому исследованию на базе нового уголовного законодательства. Следовательно, обращение к вопросам, посвященным институту судимости, далеко не случайно и их детальное рассмотрение представляется вполне обоснованным и своевременным.

Цель дипломной работы — рассмотреть содержание и понятие «судимости» и её уголовно — правовые последствия.

Постановка указанной цели предопределила необходимость решения следующих исследовательских задач:

1) Изучить социально-правовую природу института судимости и рассмотреть основные этапы его развития в отечественном праве.

2) Проанализировать подходы и действующие нормы уголовного и уголовно-исполнительного законодательства к проблеме правовых условий, оснований и порядка аннулирования судимости.

3) Сформулировать рекомендации по совершенствованию некоторых положении УК РФ о судимости.

Объектом исследования является институт судимости как уголовно-правовое явление во всех его проявлениях, в законодательстве и практике.

Предмет исследования -- уголовное законодательство, регламентирующее институт судимости, история развития судимости, ее понятие, содержание и виды прекращения, материалы практики применения норм о судимости.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В целях устранения неточности необходимо внести уточнение в формулировку ч. 6 ст. 86 УК РФ, изложив её следующим образом: «погашение, или снятие судимости аннулирует все уголовно-правовые последствия, связанные с судимостью»

2. Следует изменить формулировку ч. 2 ст. 86 УК РФ «лицо, освобождённое от наказания, считается несудимым» на «лицо, освобождённое от уголовной ответственности, считается не судимым».

3. Для реализации целей уголовного закона требуется внести в ст. 86 УК РФ норму о снятии судимости у лиц, совершивших особо тяжкие преступления, или при рецидиве, в индивидуальном порядке судом.

Методология и методика исследования. Методологическая основа дипломного исследования представлена диалектическим методом познания социальных процессов и явлений, системным подходом к изучению объекта и предмета исследования и рядом частно-научных методов познания, среди которых необходимо выделить логический, исторический, сравнительно-правовой, статистический, системно-структурный, социологический методы.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция Российской Федерации, международно-правовые акты о правах и свобода человека, действующее и прошлое уголовное законодательство России, ведомственные нормативные акты, регламентирующие последствия отбытия наказания, а так же разъяснения Пленумов Судов Российской Федерации.

Теоретической основой дипломного исследования явились труды отечественных юристов, посвященные различным аспектам института судимости, изучение и обобщение материалов научно-практических и научно-теоретических конференций, публикации в периодической научной печати.

Структура работы предопределена целями и задачами дипломного исследования и включает в себя введение, две главы, объединяющие семь параграфов, заключение и список использованной литературы и приложения.

ГЛАВА 1. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИНСТИТУТА СУДИМОСТИ

1. 1 Развитие института судимости в уголовном законодательстве России

Любой правовой институт имеет свою историю развития, свои исторические корни. Институту судимости присущи свои исторические особенности, которые связаны с установлением определённых ограничений лицам, отбывшим уголовное наказание за совершенное преступление. Главной особенностью, на наш взгляд, необходимо отметить позднее появление данного понятия в уголовном праве. Термин «судимость» появился в уголовном законодательстве России лишь в двадцатых годах XX века, то есть в период, когда в России шло становление социализма.

Однако, анализируя содержание судимости, необходимо отметить, что элементы судимости были присущи уголовному законодательству более раннего периода. Их можно обнаружить во многих памятниках отечественного права. Так, в Псковской Судной грамоте и Двинской Уставной грамоте, относящихся к XIV веку, упоминается о рецидиве преступлений, так как идет речь о совершении нового преступления лицом, которое ранее наказывалось за совершение преступления, а это свидетельствует о появлении судимости в уголовном праве России.

Так, в ст. 8 Псковской Судной грамоты указывается: «Если что-либо будет украдено на посаде, то дважды вора милуя, не лишать жизни, а уличив в воровстве, наказать в соответствии с его виною; если же он будет уличен в третий раз, то в живых его не оставлять так же, как вора, обокравшего Кремль» Гришко, А. Я. Амнистия. Помилование. Судимость. / А. Я. Гришко, А. М. Потапов. — Рязань.: Логос, 2010.- С. 58. Очень близкие по смыслу положения, касающиеся рецидива преступлений, содержались в ст. 5 Двинской Уставной грамоты.

Таким образом, законодательные акты XIV века (уставные и судные грамоты) уже содержат нормы, по содержанию свидетельствующие об уголовно-правовом значении судимости, что нашло выражение в указании на рецидив преступлений.

Дальнейшее развитие норм права, касающихся судимости, произошло с принятием в 1497 году Судебника, своего рода первого кодекса централизованного русского государства. В нем идет речь уже не только о рецидиве преступлений, но и о неоднократности, где указывается на совершение нового преступления после осуждения за предыдущее, что было закреплено в ст. 11 Судебника.

Судебник 1550 года предусматривал повышенную ответственность за рецидив (ст. 56 Судебника): за второе воровство, совершенное лицом, уже наказанным за первое, назначалась смертная казнь. Однако в отличие от Судебника 1497 года, он допускал ее назначение только в том случае, если вор под пыткой сам сознается в содеянном, а в противном случае ему назначалось пожизненное наказание в тюрьме.

Соборное Уложение 1649 года значительно расширило круг преступлений, предусматривающих рецидив в качестве квалифицирующего признака. Если в более ранних источниках права рецидив предусматривался в статьях о воровстве, то в данном правовом документе он появляется в статьях о корчемстве (незаконное изготовление и сбыт вина — ст. ст. 1 и 2 главы XXV), о хранении и продаже табака, о вымогательстве путем предъявления поклепного иска.

Таким образом, в отмеченных правовых документах судимость прямо не указывается, однако она находит свое отражение в нормах права, предусматривающих повышенную ответственность за рецидив преступлений, который возможен лишь в случаях совершения нового преступления лицом, ранее осуждавшимся за совершение тождественного преступления. При этом уголовно-правовое значение рецидива преступления заключалось не только в отягчении наказания, но этот факт влиял и на квалификацию преступления.

В период становления абсолютизма центральное место в развитии уголовного законодательства отводится Артикулу воинскому, Морскому Уставу и Указу от 10 ноября 1721 года. В них делалось указание на рецидив преступлений, причем рецидив специальный. Так, в Артикуле 189 было сформулировано следующее положение: «Ежели кто в воровстве пойман будет, а число краденого более двадцати Рублев не превозыдет, то надлежит вора впервые шестью сквозь полк прогнать шпицрутен, вдругорядь двенадцатью, а втретие, отрезав нос и уши, сослать на каторгу, а украденное всегда от него отобрать» Гришко, А. Я. Амнистия. Помилование. Судимость. / А. Я. Гришко, А. М. Потапов. — Рязань.: Логос, 2010.- С. 76. Артикул 191 гласил: «Если кто украдет… в четвертые… имеет быть повешен».

Элементы судимости были присущи и Уставу благочиния Екатерины II, принятом в 1782 году, где в качестве необходимого условия признания преступления повторным являлся факт отбытия наказания за первое преступление, однако это положение распространялось лишь на некоторые виды имущественных преступлений.

В Своде законов 1832 года рассматривался рецидив в качестве обстоятельства, увеличивающего вину, в котором он именовался повторением. Ст. 124 Свода законов гласила: «Повторением преступления считается то, когда преступник, будучи наказан за преступление, учинил тоже самое в другой или третий раз», что позволило Н. С. Таганцеву заметить, что он «внес понятие повторения в число общих условий преступности и сделал его приложимым ко всем видам преступлений» Там же.- С. 79.

Следовательно, Свод законов повторение преступлений связывал с условием отбытия наказания за предшествующее преступление, однако признак специального повторения в нем был заменен признаком тождественности преступлений, образующих повторение.

Уголовное уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года также восприняло эту формулу. Так как отбытие наказания за предыдущее преступление отграничивало повторение преступлений от совокупности, то уголовный закон закрепил, чтобы наказание при предшествующем осуждении было отбыто полностью. Поэтому совершение преступления во время отбывания наказания или побег из мест лишения свободы не образовывали повторения, а влекло за собой применение ст. 57 Уголовного уложения, специальных постановлений Устава о ссыльных или Устава о содержании под стражей. Кроме этого в Уголовном уложении были предусмотрены ряд ограничений для лиц, совершивших преступления и отбывших уголовное наказание, которые характерны институту судимости и мерам пост пенитенциарного воздействия в настоящее время.

Так, ст. 29 Уголовного уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года в качестве последствий по отбытию каторжных работ указывала «поселение в Сибирь навсегда», а ст. 46 Уложения закрепляла, что осужденный «даже и по освобождении из временного заключения или от работы… лишается как почётных титулов, дворянства, чинов и всяких знаков отличия» и при этом он не может: «1) вступать в государственную или общественную службу; 2) записываться в гильдии или получать какого-либо рода свидетельства на торговлю; 3) быть свидетелем при каких-либо договорах и других актах и давать по делам гражданским свидетельские показания, под присягою или без присяги, кроме лишь случаев, в коих судом будет признано необходимым потребовать его показаний.

1. 2 Развитие института судимости в науке уголовного права

Одним из основных вопросов в науке уголовного права, связанных с институтом судимости, является вопрос о ее возникновении. Этот вопрос рассматривался видными юристами прошлого и настоящего, среди которых можно выделить работы Н. С. Тагандева, Ю. М. Ткачевского, СП. Мокринского, Б. С. Никифорова, З. С. Колетаевой, В. В. Голины, В. Д. Филимонова и других.

Несмотря на проводимые исследования, вопрос о судимости, ее возникновении и появлении в уголовном праве до сих пор является дискуссионным и до настоящего времени нет однозначного ответа.

Так, Ю. И. Бытко, проанализировав памятники отечественного права XIV века (Псковскую Судную грамоту и Двинскую Уставную грамоту) дал понятие рецидива преступлений по законам Руси эпохи «Русской Правды», Уставных и Судных грамот: «Рецидив есть такой случай совершения лицом воровства в третий раз, когда оно ранее было наказано, или, по меньшей мере, осуждено за два воровства, независимо от длительности срока, отделяющего третье преступление от двух предыдущих» Бытко, Ю. И. Лекции по уголовному праву России / Ю. И. Бытко. М. :Юриздат, 2006. — С. 59.

2 Таганцев, Н. С. Русское уголовное право /Н.С. Таганцев, Часть общая: в 2 тт. -Тула.: Автограф, 2001. — 162 с. Из этого можно сделать вывод о том, что в данных документах имеются указания на судимость, без которой рецидив невозможен, и поэтому можно считать моментом возникновения судимости факт установления рецидива преступлений в уголовном праве России.

По мнению других авторов, начало становления института судимости относится ко второй половине 16 века. Так, В. А. Рогов отмечал, что в период правления Ивана Грозного острие карательной политики было направлено против особой категории преступников -- «ведомых лихими». К данной категории преступников были отнесены ненавистники к добру, которые, в отличие от других нарушителей закона, не могли быть исправлены и подлежали физическому уничтожению Необходимо отметить, что принадлежность к «лихим людям» удостоверялась наличием внешних следов на теле преступника от понесенных им наказаний, что позволило Н. С. Таганцеву подчеркнуть, «у кого уши резаны, руки или ноги порублены — несомненно, что они уже были в приводе и наказанию»2.

Таким образом, чтобы признать человека «ведомым лихим», необходимо было установить факт принадлежности этого лица к данной категории преступников и наиболее простым материальным способом удостоверения факта совершения лицом преступления являлось членовредительство. Следовательно, по этим следам на теле человека можно было установить факт прежнего осуждения лица за совершенное им преступление. Однако членовредительству подвергались не все преступники, а только их определенная категория, а именно, тати, конокрады, разбойники и душегубы. Особенностью оставленных на теле преступника следов являлось то, что они свидетельствовали не только о факте отбывания им наказания, но и о юридических свойствах совершенного им ранее преступления -- кралей, разбоя, убийства и т. п. Данный способ удостоверения у лица факта прежней судимости в России имел место длительное время, и это позволило Н. С. Таганцеву подчеркнуть, что «даже и после отмены изувечивающих наказаний это „пятно“ преступника оставалось долгое время главным средством удостоверения прежней судимости. Так, мы видим, что в нашем праве рвение ноздрей было отменено в 1817 году, а клеймение — лишь в 1863 году» Таганцев, Н. С. Русское уголовное право /Н.С. Таганцев, Часть общая: в 2 тт. — Тула: Автограф, 2001. -- 178с..

По мнению Б. С. Никифорова понятие судимости впервые появилось в Уголовном кодексе РСФСР 1926 года, где в ст. 55 было закреплено, что лицо, совершившее преступление, считается несудимым, если он, будучи осужденным условно, не совершит в течение испытательного срока нового не менее тяжкого преступления. Также с условным осуждением связывает возникновение в уголовном праве института судимости и З. С. Колетаева. Она считает, что руководящие начала по уголовному праву РСФСР от 12 декабря 1919 года, Уголовный кодекс РСФСР 1922 года и первоначальная редакция Основных начал уголовного законодательства Союза СССР и союзных республик от 31 декабря 1924 года не содержали каких-либо положений о судимости, а амнистии, издававшиеся в первые годы Советской власти, не предусматривали возможности погашения судимости.

Однако с этими мнениями не соглашается Ю. М. Ткачевский, который считает, что «в Уголовном кодексе РСФСР 1922 года содержались основные элементы судимости».

При этом он отмечает, что уголовно-правовое значение элементов судимости по УК РСФСР 1922 года заключалось в том, что при назначении наказания учитывался рецидив преступлений (п. «е» ст. 24 УК РСФСР), который «как известно, возможен только при совершении нового преступления лицом, имеющим судимость»; при условном осуждении (ст. 37 УК РСФСР) и условно-досрочным освобождении от отбывания наказания (ст. 55 УК РСФСР) испытательный срок «являлся ничем иным, как судимостью»; в Особенной части УК РСФСР 1922 года судимость выступала в качестве квалифицирующего обстоятельства некоторых составов преступлений (п. «б» ст. 142 УК РСФСР).

Рассматривая вопрос о появлении судимости в уголовном законодательстве России, А. А. Герцензон писал: «В вопросе о наказании Уголовный кодекс РСФСР 1926 года пополнился таким важным институтом, как институт погашения судимости, чего не знало законодательство предшествующих лет» Герцензон, А. А. Основные положения Уголовного кодекса РСФСР. Научно-популярный очерк. / А. А

Герцензон.- М.: Госюриздат, 1961.- С. 115. Следовательно, он связывает возникновение судимости с принятием в 1926 году дополнений в Уголовный кодекс РСФСР 1926 года.

Таким образом, большинство исследователей считают этот период временем появления в уголовном праве такого понятия как «судимость». М. М. Исаев следующим образом объяснил факт появления этого понятия: «Виновный может отбыть наказание, суд может, признав его виновным, освободить от наказания, и все же данное лицо считается имеющим „судимость“ — последствие, тяжелое для каждого гражданина. Поэтому в советском уголовном праве не мог не возникнуть вопрос о снятии и погашении судимости» Исаев, М. М. Уголовное право. Особенная часть. / М. М. Исаев.- М.: Госюриздат, 1948.- С. 89..

Следует согласиться с тем, что в уголовном праве России элементы судимости находят свое отражение в памятниках отечественного права России XIV века, однако возникновение института судимости относится к 20-м годам XX века, а именно в УК РСФСР 1922 года.

Следует отметить, что в юридической литературе 20−40-х годов почти не уделялось внимания проблеме института судимости. Так, в учебнике «Советское уголовное право. Часть общая и особенная», изданном в 1925 году в г. Одессе (автор Э.Я. Немировский) не было специального раздела, посвященного анализу института судимости, а в весьма объемном (36 п. л.) четвертом издании учебника «Уголовное право. Часть общая», изданном в 1948 году в г. Москве (автор М.М. Исаев), проблеме института судимости было уделено только две страницы.

Целесообразным представляется вопрос: «Почему институт судимости появился в российском уголовном праве лишь во второй половине 20-х годов, и каковы причины, вызвавшие его появление в советском уголовном праве?»

В.Д. Филимонов пытался дать ответы на поставленные вопросы. Он выделил причины, которые, по его мнению, препятствовали дальнейшему усовершенствованию положений о погашении и снятии судимости и их более широкому применению в практической деятельности.

1. 3 Понятие судимости

В процессе отбывания назначенного судом наказания и после его отбытия лицо претерпевает определенные ограничения в возможности реализации некоторых прав, которые гарантируются любому человеку Конституцией Российской Федерации. Правовые последствия отбывания наказания всегда связаны с ограничением ряда прав и возникновением новых обязанностей. Анализ уголовно-правовых отношений, возникающих в связи с совершением преступления, свидетельствует о том, что они не прекращаются после отбывания лицом назначенного наказания, а сохраняются в пределах срока судимости. Следовательно, судимость и является тем правовым основанием, которое позволяет ограничить права лиц, совершивших преступления и отбывших назначенное наказание, и возложить на них дополнительные обязанности.

Анализируя судимость, СИ. Зельдов указывает, что — это «сложный правовой феномен». Среди разновидностей нетипичных нормативных предписаний судимость может быть отнесена к «юридическим конструкциям», так как представляет собой «модель, обобщающую наиболее существенные элементы сложного по своему составу и одновременно единого целого правового явления или состояния» Зельдов, С. И. Освобождение от наказания и от его отбывания / С. И. Зельдов. -М.: Юрид. лит., 1982.- С. 69.

Б.С. Никифоров определяет судимость как сложное юридическое явление, которое имеет различное значение. Он рассматривает это явление в трех аспектах: 1) в фактическом смысле, то есть «в том смысле, что-либо было осуждено за совершенное преступление, было под судом, было судимо»; 2) в смысле морального осуждения лица, совершившего преступление и осужденного за это судом; 3) в правовом смысле, где судимость выступает в двух значениях: в уголовно-правовом смысле как обстоятельство, усиливающее уголовную ответственность лица при повторном совершении любого другого преступления до истечения сроков погашения судимости, и в общеправовом значении как обстоятельство, которое по отбытию уголовного наказания или освобождения от его отбывания может влечь определенные ограничения для лица Никифоров, Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву / Б. С. Никифоров.- М.: Госюриздат, 1960. -С. 22.

Рассматривая судимость как правовое основание ограничения прав граждан, А. С. Михлин указывает на сложную правовую природу этого института. Установление правовой природы судимости состоит в анализе объективной закономерности возникновения и функционирования данного института на протяжении всего периода ее существования. Этот вопрос специально в юридической литературе не рассматривался, а его исследование происходило в совокупности при решении других проблем в теории права. Он является дискуссионным, и при его анализе не было дано однозначного ответа.

Изучая юридическую природу судимости, можно отметить, что в основе понятия судимости лежит уголовно-правовое отношение, которое возникает в результате осуждения лица за совершение конкретного преступления.

Следовательно, возможно связать судимость с фактом осуждения лица за совершенное преступление, обращая внимание при этом на персонофицированность судимости, на что еще в 1957 году указывал В. Д. Филимонов, отмечая, что в уголовном праве нет просто судимости, а есть судимость за определенное преступление.

Однако необходимо подчеркнуть, что уголовно-правовое отношение возникает сразу же после совершения лицом преступления, а судимость является последним этапом в реализации уголовной ответственности. Она возникает с момента вступления приговора в законную силу, а началом ее течения следует считать факт освобождения лица от отбывания наказания. Следовательно, уголовно-правовое отношение возникает намного раньше, чем возникает состояние судимости и поэтому оно не может лежать в основе последнего.

Ряд ученых связывают правовую природу судимости с уголовной ответственностью. По мнению авторов энциклопедического юридического словаря, судимость в российском уголовном праве — это юридическое последствие осуждения за преступление, один из элементов уголовной ответственности.

Следовательно, правовая природа судимости детерминируется понятием и содержанием уголовной ответственности, которая, как известно, представляет собой правоотношение, возникающее между государством в лице его правоохранительных органов и лицом, совершившим преступление. При этом уголовная ответственность существует в присущих ей формах на различных этапах ее реализации, включая и стадии, связанные с осуждением лица, отбыванием наказания и истечением сроков погашения судимости. Содержание уголовной ответственности включает в себя три основных элемента: 1) оценка со стороны государства деяния в качестве преступного, а лица, его совершившего, в качестве преступника, выраженная в обвинительном приговоре суда; 2) уголовное наказание как мера государственного принуждения; 3) судимость как уголовно-правовое последствие наказания.

А.И. Санталов полагает, что судимость выступает в качестве правового последствия уголовной ответственности, а А. А. Пионтковский подчеркивает: «судимость не есть наказание, а представляет собой последствие отбытия наказания. Судимость есть поэтому не процесс отбытия уголовной ответственности, а ее последствие» Пионтковский, А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву / А. А. Пионтковский. М.: Юриздат, 1961.- С. 125.

Однако с их мнениями трудно согласиться, так как судимость представляет собой системное образование, состоящее из двух временных отрезков: периода отбывания наказания (или испытательного срока при условном осуждении) и предусмотренного уголовным законом срока погашения судимости. Если встать на позицию А. И. Санталова и А. А. Пионтковского, то следует признать, что период отбывания уголовного наказания не есть реализация уголовной ответственности, а лишь ее правовое последствие. Однако, как отмечает И. Я. Козаченко, «уголовная ответственность реализуется лишь через уголовно-правовое принуждение» а, следовательно, и «через наказание, отбывание которого является одним из временных элементов судимости» Козаченко, И. Я. Уголовное право. Общая часть. 4-е изд., перераб. и доп. / И. Я. Козаченко. М.: Юриздат, 2008. — С. 82.

Н.И. Загородников, В. П. Божьев, А. Е. Фролов считают, что судимость — это часть уголовной ответственности. «Субъект, отбывший наказание вследствие исполнения обвинительного приговора, — отмечает Н. И. Загородников, — оказывается обязанным претерпеть все отрицательные последствия осуждения и исполнения наказания. Эти отрицательные последствия являются составной частью уголовной ответственности» Загородников, Н. И. Советское уголовное право. Особенная часть./ Н. И. Загородников, В. П. Божьев, А. Е. Фролов; М.: Госюриздат, 1999.- С. 152.

1. 4 Социально-правовая природа института судимости и его развитие в России

Все меры уголовно-правового воздействия реализуют уголовную ответственность, выступающую в качестве системообразующего правового феномена как последствия преступления. Поэтому исходным элементом при построении в законодательстве системы мер уголовно-правового воздействия должен стать институт уголовной ответственности. Следовательно, прежде чем решить поставленную задачу о месте и роли судимости в уголовном праве, нам необходимо более подробно рассмотреть институт уголовной ответственности. Связь судимости с проблемой уголовной ответственности обозначена в заключительных строках работы А. И. Санталова: «…С погашением или снятием судимости: 1) прекращается уголовная ответственность; 2) заканчиваются уголовно-правовые отношения» Пинчук, В. И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. /В.И. Пинчук, А. И Санталов; Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1992. — С. 96.

Поведение субъектов права, регламентированное нормами права, становится юридически значимым. Оно при этом может быть правомерным либо противоправным.

Правомерное поведение — это такое поведение, которое соответствует предписаниям права, т. е. субъективным правам и обязанностям. Это социально полезное действие или бездействие субъектов права, в котором реализуются предписания, заложенные в правовых нормах. Правомерное поведение — долг и обязанность субъектов права.

Исходя из предпосылки справедливости права, противоправное поведение субъекта с позиции права оценивается как правонарушение. Именно правонарушение является единственным основанием возникновения юридической ответственности, которая связана с применением государственного принуждения в отношении лица, его совершившего.

Исторически первым законодательным актом, давшим понятие преступления, явилась Декларация прав человека и гражданина 1789 г. Франции. Ее ст. 5 характеризовала материально-содержательное свойство любого правонарушения, а именно его вредность для общества, а также признак законодательного закрепления той нормы, нарушение которой признается преступлением: «Закон вправе запрещать лишь действия, вредные для общества. Нельзя препятствовать тому, что не запрещено законом, и никто не может быть принужден делать то, что закон не предписывает» Юстузова, В. Г. Мир политической мысли. Хрестоматия по политологии. Кн. 2. Новое время /. В. Г. Юстузова, А. К. Голикова; - Спб. :Юриздат, 2007.- С. 64. Другие буржуазные Уголовные кодексы постепенно свели определение преступления ко второму признаку, утратив его содержательную характеристику — преступлением признавалось деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания (принцип законности). Отражая юридический признак преступления, формальное определение, совсем не раскрывало социальной сущности преступного и наказуемого деяния.

Материальное понятие преступления означает раскрытие его социальной сущности. На сегодняшний день общепризнан тот факт, что в условиях сословно-классового общества социальная сущность преступления, обозначаемая как общественная опасность, сводится к защите интересов господствующих классов Кузнецова, Н. Ф. Курс уголовного права. Т.1. Общая часть. Учение о преступлении / Н. Ф. Кузнецова, И. М. Тяжкова; - М.: Приор, 2008. — С. 31. Об этом свидетельствует вся история права, от Законов Ману до права Российской империи XIX в.

Попытки демократизировать социальную сущность преступления в ХХ в. привели к появлению таких содержательных формулировок преступления, как ориентирующиеся на «опасность интересам правового государства», противоречия «социальной этичности» или «интересам публичной морали», «народному духу» (в фашистской Германии). Как показывает приведенное действующее определение преступления по УК РФ, в настоящее время российское уголовное законодательство также избегает содержательной характеристики преступления, указывая на абстрактную «общественную опасность». Более того, переход от советской системы права к российской сопровождался снижением содержательности формулировки преступления. Так, ст. 7 УК РСФСР 1960 г. «Понятие преступления» давала следующую дефиницию преступления: «Преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, а равно и иное посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом» Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (в посл. ред. от 30 октября 1985 г.). Ст. 7. . Данная норма уточнялась в той же статье в пункте о малозначительном деянии. Более того, УК РСФСР и РФ постепенно совершенствовали общее определение преступления. Первые У К 20-х гг. делали акцент на социально-классовом содержании преступления: в центр определения поставлена общественная опасность деяния как «угроза основам советского строя и правопорядка, установленного рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени». Основы уголовного законодательства 1958 г. исключили классовую характеристику преступления, включили юридический признак — уголовную противоправность. УК РФ 1996 г. включил также указание на вины.

По толкованию современных российских правоведов, согласующемуся с отмененным в новом УК РФ перечислением объектов преступного посягательства, «общественная опасность деяния выражается в причинении либо создании угрозы причинения ущерба охраняемым УК интересам» Кузнецова, Н. Ф. Курс уголовного права. Т.1. Общая часть. Учение о преступлении / Н. Ф. Кузнецова, И. М. Тяжкова; - М.: Приор, 2008. — С. 78. Действительно, не представляющее общественной опасности ввиду малозначительности деяние, согласно ч. 2 ст. 14 УК, преступлением не является.

Преступление — это, прежде всего деяние, т. е. выраженный в форме активного действия или пассивного бездействия акт поведения (поступок, деятельность). Устное или письменное слово тоже представляет собой поступок, и потому ряд «словесных» деяний признаются преступными (угроза жизни, угроза с целью завладения имуществом).

Уголовная противоправность юридически выражает в уголовном законе общественную опасность и виновность деяния. Она производна от них как оценочно-нормативный признак преступления. Только общественно опасное и виновное деяние признается уголовно противоправным.

Дуализм признаков уголовной ответственности, основанной, с одной стороны, на абстрактных соображениях общественной пользы и вреда (опасности), с другой стороны, на юридическом признании противозаконности деяния в ходе судебного разбирательства с учетом уголовно-правовых норм, порождают, по мнению автора, двойственность и в трактовке термина «судимость».

С разработкой уголовно-правовой теории и формированием российского уголовного законодательства в систему со второй половины XVIII века до начала XX века сущность судимости связывалась с фактом понесенного лицом ранее наказания при определении юридических признаков совершенного им вновь преступления.

Значение судимости заключалось в том, что она являлась признаком, отграничивающим повторение преступлений от совокупности. Положения, касающиеся рецидива преступлений, имевшие место в данный период, создали основу для дальнейшего развития норм института судимости в уголовном законодательстве России. Впоследствии судимость была законодательно закреплена и формировалась как последствие отбытия уголовного наказания Абдурахманова, А. А. Проблемы института судимости в уголовном праве России. / А. А. Абдурахманова. — Махачкала, Юриздат, 2008. — С.9. Основные характеристики института судимости и погашения судимости сформировались в связи с развитием понятия рецидива к концу XIX в. Отмечают, что применяемые в то время давностные сроки погашения судимости не были научно обоснованы, что объяснялось отсутствием данных эмпирического характера о рецидивной преступности, хотя такой вопрос о сроках погашения судимости уже был поставлен юридической наукой. Широко распространенным является мнение о том, что УК РСФСР 1922 г. не регламентировал судимость, которая впервые в России была введена Декретом ВЦИК и СНК от 9 февраля 1925 г. «О дополнении статьи 37 Уголовного кодекса». Этот вывод не обоснован, т. к. в УК РСФСР 1922 г. содержались отдельные элементы судимости. Так, вп. «е» ст. 24 УК РСФСР 1922 г. предписывалось учитывать при назначении наказания рецидив, который, как известно, возможен только при совершении нового преступления лицом, имеющим судимость. В ст. 37 этого же кодекса было определено, что при совершении условно осужденным в течение испытательного срока нового тождественного или однородного преступления условное осуждение аннулируется. Испытательный срок — это срок судимости.

В ст. 55 УК РСФСР 1922 г. предусматривалось условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, испытательным сроком которого являлась неотбытая часть наказания. Этот срок являлся не чем иным, как судимостью.

В Особенной части УК РСФСР 1922 г. судимость являлась квалифицирующим некоторые составы преступления обстоятельством. Так, в п. «б» ст. 142 этого кодекса было установлено, что умышленное убийство является квалифицированным, если оно было совершено лицом, уже отбывшим наказание. Однако срок такой судимости не устанавливался.

Как уже отмечалось, Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 9 февраля 1925 г. ст. 37 УК РСФСР 1922 г. была дополнена указанием на то, что осужденные к лишению свободы на срок не свыше 6 месяцев или ко всякой другой мере социальной защиты являются судимыми, если они в течение трех лет со дня вступления приговора в законную силу не совершат какого-либо другого преступления. Если же лицо было осуждено к лишению свободы на более продолжительный срок, но не более трех лет — срок судимости устанавливался продолжительностью в шесть лет. Следовательно, лица, осужденные к лишению свободы на срок свыше трех лет, считались пожизненно судимыми. Важно, что совершение в течение срока судимости любого преступления прерывало судимость, и она становилась пожизненной. В ст. 55 УК РСФСР 1926 г. была воспроизведена регламентация судимости, установленная ст. 37 УК РСФСР 1922 г. Проблеме судимости в юридической литературе 1920−40-х гг. внимание почти не уделялось. Так, в учебнике Э. Я. Немировского «Советское уголовное право. Части Общая и Особенная» (1925) не было специального раздела, посвященного анализу судимости. Даже в весьма объемном четвертом издании учебника «Уголовное право. Часть Общая» (1948) проблеме судимости уделено только две страницы.

В ст. 471 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. впервые в уголовном законодательстве СССР была дана развернутая, подробная регламентация института судимости, которая почти дословно была воспроизведена в УК союзных республик. В УК РФ 1996 г. нормы, регламентирующие институт судимости, подверглись серьезной реконструкции по сравнению с прежним УК РСФСР. Причем если давать общую оценку произведенным изменениям, то судя по опубликованным научным статьям многие положения ст. 86 УК РФ «Судимость» вызывают обоснованные возражения, как у теоретиков, так и практиков Вырастайкин, В. Порядок погашения судимости следует изменить / В. Вырастайкин // Российская юстиция. -2009. — № 4. — С. 46;

2 Ткачевский, Ю. Судимость / Ю. Ткачевский // Уголовное право.- 2009. -№ 3. — С. 35;. Основное направление совершенствования института судимости в новом УК РФ сводится к двум проблемам. Во-первых, законодатель в соответствии с принципом законности определил правовое значение судимости и уголовно-правовые последствия ее снятия или погашения. Во-вторых, четко прослеживается намерение законодателя по возможности сократить число лиц, гражданские права которых ограничиваются в связи с наличием у них судимости. Эта линия проявляется в разных аспектах. Так, не изменяя практически продолжительности сроков погашения судимости, УК 1996 г. предоставил каждому осужденному право ходатайствовать о досрочном снятии с него судимости при наличии безупречного поведения после отбытия наказания. Новый У К отменил особый порядок снятия судимости с лиц, отбывших длительные сроки лишения свободы, и отказался от прерывания срока судимости при совершении нового преступления.

Так, например, в соответствии с п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ в отношении лиц, осужденных за тяжкие преступления, судимость погашается по истечении 6 лет после отбытия наказания.

По приговору суда присяжных Дьяконов, ранее судимый 9 августа 1971 года по ч. 2 ст. 108, ч. 3 ст. 206 УК РСФСР; 24 мая 1979 года по п. п. «г», «и» ст. 102, ч. 1 ст. 109, ч. 1 ст. 158 УК РСФСР, освобожденный из места лишения свободы 29 ноября 1993 года по отбытии наказания, осужден по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Кассационная палата Верховного Суда Р Ф оставила приговор без изменения. В надзорной жалобе Дьяконов просил переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку его предыдущая судимость погашена. Президиум Верховного Суда Р Ф удовлетворил надзорную жалобу по следующим основаниям. Квалифицируя действия Дьяконова по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд исходил из того, что его судимость по приговору от 24 мая 1979 года не погашена. Однако в соответствии со ст. 7.1 УК РСФСР преступления, за совершение которых был осужден Дьяконов (ч. 2 ст. 108, ч. 3 ст. 206, п. п. «г», «и» ст. 102 УК РСФСР), относились к категории тяжких. В соответствии с п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ в отношении лиц, осужденных за тяжкие преступления, судимость погашается по истечении 6 лет после отбытия наказания. Дьяконов был освобожден из места лишения свободы 29 ноября 1993 года, а новое преступление совершил 21 мая 2000 года, т. е. спустя 6 лет 5 месяцев 21 день. В соответствии с п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость Дьяконова была погашена 29 ноября 1999 года, и на момент совершения преступления 21 мая 2000 года он считался несудимым.

При таких обстоятельствах действия Дьяконова переквалифицированы с п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ. Поскольку в соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) наказание осужденный должен отбывать в исправительной колонии строгого режима Постановление N 896 № 03 по делу Дьяконова// Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2003 года (утв.: Постановление Президиума Верховного Суда Р Ф от 07. 04. 2004 год.

1. 5 Проблема определения судимости

Закрепленные в норме закона противоречия основаны на отсутствии единого подхода к определению сущности судимости. В трудах советских правоведов судимость рассматривалась как сложное юридическое явление, тесно связанное с наказанием — «мерой государственного принуждения, применяемой судом от имени государства к лицам, совершившим преступления, влекущей определенные лишения или ограничение прав осужденного и выражающая от имени Советского государства отрицательную оценку преступника и его деяния. Уголовное наказание отличается от других мер государственного принуждения тем, что его назначение всегда влечет за собой судимость» Зельдов, С. И. О понятии судимости / С. И. Зельдов.- М. :Юриздат, 2002.- С. 61. По мнению В. Г. Смирнова, «само по себе порицание преступления и лица, его совершившего, судом от имени государства, являясь мерой уголовно-правового воздействия, не может составить и в действительности не составляет еще содержания понятия наказания… Анализ советского законодательства и практика его применения показывают, что момент, порицающий преступление и совершившее его лицо, входит непременной частью в содержание мер воздействия, которые составляют наказание, при условии, что он связан с установлением факта судимости за совершение какого-либо конкретного преступления».

Развивая эту мысль, можно сделать вывод, что порицание заключается в установлении судимости, и до тех пор, пока она сохраняется, сохраняет силу отрицательная морально-политическая и правовая оценка преступления и лица, его совершившего.

Вместе с тем признавалось, что «не может быть признана кара и целью судимости. Она -- лишь необходимое средство достижения целей наказания, а следовательно, и судимости: исправление и перевоспитание осужденного, предупреждение новых преступлений с его стороны, оказание воспитательно-предупредительного воздействия на окружающих граждан, содействие искоренению преступности. Именно ради достижения указанных целей устанавливается административный надзор за поведением определенной категории освобожденных из мест лишения свободы судимых лиц».

Судимость возникала лишь с момента вступления обвинительного приговора с назначением наказания в законную силу (ст. 356 УПК РСФСР), когда он становился обязательным для всех государственных и общественных учреждений, предприятий и организаций, должностных лиц и граждан (ст. 358 УПК РСФСР); приобретал такие свойства, как исключительность и преюдициальность. На продолжительность состояния судимости в значительной мере влияло поведение осужденного. На современном этапе трактовка момента возникновения судимости не изменилась: в соответствии с УПК РФ11 Уголовно — процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174 — ФЗ (в посл. ред. от 28 декабря 2010 г.) — М., 2011. Ст. 400, вступившим в действие с июля 2002 г., «лицо, осуждённое за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения, или снятия судимости. Судимость в соответствии с Уголовным Кодексом «учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания» (п. 1 ст. 86 УК РФ). Как это определено ч. 1 ст. 86 УК РФ, лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления приговора в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Противоположностью судимости является несудимость — «лицо, освобождённое от наказания, считается несудимым». В то же время продолжительность состояния судимости и порядок её погашения и снятия претерпели изменения.

Действующее российское законодательство не определяет цели существования института судимости, что дает простор для толкования его признаков.

В юридической литературе встречаются различные определения понятия судимости. Так, по мнению Г. Б. Виттенберга, судимость — это уголовно-правовое состояние, созданное для лица фактом осуждения его судом к какой-либо мере наказания за совершенное преступление. Аналогичный подход применяет В. М. Лебедев2.

В понимании В. И. Радченко, данное состояние связано не только с вынесением судом приговора: «Судимость определяется как особое правовое состояние человека, совершившего преступление, осужденного, отбывшего наказание или освобожденного от него досрочно»2 Радченко, В. И. Уголовное право. Общая часть / В. И. Радченко. — М.: Юриздат, 2009. — С. 372.

А.В. Наумов полагает, что обвинительный приговор с применением наказания порождает особое уголовно-правовое последствие — судимость, определяющее особое правовое положение лица, признанного судом виновным в совершении преступления и осужденного к уголовному наказанию. Близко к данному подходу определение С. Г. Келиной: «Судимость есть правовое последствие отбытия наказания за совершенное преступление, связанное с возложением на лицо определенных ограничений уголовно-правового и общего характера» Келина, С. Г. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / С. Г. Келина. — М. :Юриздат, 2009. — С. 119.

Судимость, несомненно, является правовым последствием осуждения лица за совершенное преступление, что порождает его особое правовое состояние. Разрыв этих правовых категорий друг от друга недопустим, они органически связаны между собой.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой