Институт уголовного преследования в уголовном судопроизводстве

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Восточно-Сибирский филиал

федерального государственного бюджетного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ»

Факультет подготовки специалистов для судебной системы

(юридический факультет)

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «Уголовно-процессуальное право»

ИНСТИТУТ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Выполнила:

Студентка 3 курса

заочной формы обучения

группы ЮСЮз-10

Лукашова Ирина Николаевна

Научный руководитель:

Доц. Симанчева Людмила Викторовна

Иркутск, 2013

Оглавление

Введение

I. Институт уголовного преследования

1.1 История формирования института уголовного преследования

1.2 Понятие и признаки уголовного преследования

1.3 Виды уголовного преследования

1.3.1 Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации

1.4 Формы уголовного преследования

II. Прекращение уголовного преследования

2.1 Соотношение понятий «прекращение уголовного преследования» и «прекращение уголовного дела»

2.2 Процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования

2.3 Реабилитация обвиняемых в связи с прекращением уголовного преследования

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В цивилизованной правовой действительности каждый правовой институт или отдельные нормы права имеют глубокие социальные корни и учреждаются для выполнения определённых общественно значимых функций. Значение уголовного преследования в том, что оно является основным средством защиты публичного интереса в уголовном процессе.

Публичный интерес — это охраняемый законом интерес, за которым стоят общество и государство. В уголовном судопроизводстве публичный интерес выражается в создании обстановки неотвратимости наказания за совершённое преступление и привлечении к уголовной ответственности виновных. Он выражается также в обязанности государственных органов и должностных лиц в пределах своей компетенции обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства. Защищая публичный интерес, уполномоченные органы и должностные лица осуществляют свои функции, как правило, независимо от воли отдельных организаций и граждан.

Ещё А. Ф. Кони писал «Уголовное преследование слишком серьёзная вещь, чтобы не вызывать самой тщательной обдуманности. Ни последующее оправдание судом, ни даже прекращение дела до предания суду очень часто не могут изгладить материального и нравственного вреда, причинённого человеку поспешным и неосновательным привлечением его к уголовному делу» Мазюк Р. В. Уголовное преследование в российском уголовном судопроизводстве: автореферат диссертации (электронный ресурс): http: //lawtheses. com/ugolovnoe-presledovanie-v-rossiyskom-ugolovnom-sudoproizvodstve Эти строки, написанные столетие назад, и в настоящее время точно отражают значение уголовного преследования, заключающееся в том, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ч. 2 ст. 6 УПК РФ)

Актуальность выбранной темы обусловлена новизной данного института уголовно-процессуального права. Разработкой теории уголовного преследования активно занимались М. С. Строгович, М. А. Чельцов, А. М. Ларин и иные научные деятели.

Целью данной курсовой работы является всестороннее изучение института уголовного преследования, которая обусловила следующие задачи исследования:

1. рассмотрение истории возникновения и развития института уголовного преследования в российском праве;

2. определение понятия уголовного преследования, характерных для него видов и форм;

3. сопоставление понятий «уголовное преследование» и «уголовное дело»;

4. установление оснований для начала и прекращения уголовного преследования;

5. выявление последствий уголовного преследования.

По структуре курсовая работа состоит из двух глав. В первой главе рассматривается сущность уголовного преследования, определяются виды и формы. Во второй главе акцентировано внимание на основаниях для прекращения уголовного преследования, в том числе реабилитации незаконно обвинённых.

I. Институт уголовного преследования

1.1 История формирования института уголовного преследования

Отдельные авторы считают возможным в связи с исследуемым понятием упоминать законодательный акт 1715 г. — «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб». Однако, термин «преследование» в отечественном законодательстве впервые начал использоваться в Уставе уголовного судопроизводства России 1864 г. С учётом специфики тогдашнего уголовного процесса в Уставе шла речь о «судебном преследовании». Так, например, в ст. 1 было закреплено, что «никто не может подлежать судебному преследованию за преступление или проступок, не быв привлечен к ответственности в порядке, определенном правилами сего Устава» Ефанова В. А. О прокурорском уголовном преследовании в современном российском уголовном процессе // Вестник воронежского государственного университета. 2011. № 1. С. 356.; в ст. 2 — что «судебное преследование возбуждается как должностными, так и частными лицами» См. там же; а в ст. 16 — что «судебное преследование в отношении к уголовной ответственности обвиняемого не может быть возбуждено, а начатое подлежит прекращению: 1) за смертью обвиняемого; 2) за истечением давности…» См. там же.

В УПК РСФСР 1922 г. уже использовался термин «уголовное преследование», однако и в этом источнике уголовно-процессуального права не раскрывалось его содержание. В статье 4 данного УПК определялись случаи, когда уголовное преследование не подлежало возбуждению или его надлежало прекратить; ст. 9 закрепляла обязанность прокуратуры «возбуждать уголовное преследование перед следственными и судебными органами по всякому совершившемуся и подлежащему наказанию преступлению» См. там же.

Отсутствие чёткого определения этого термина в УПК привело к различию в его понимании и применении, и тем самым вызвало научные споры. В советской юридической литературе 40-х — 60-х гг. XX столетия сформировались две основные точки зрения относительно понятия «уголовное преследование». Согласно одной из них, наиболее ярко выраженной проф. М. А. Чельцовым, уголовное преследование начинается с момента возбуждения уголовного дела. Он писал: «…Начальным моментом процесса … является возбуждение уголовного преследования. Мы понимаем под ним процессуальный акт соответствующего государственного органа, в котором последний устанавливает наличие в определенном событии признаков уголовного преступления и поэтому решает начать уголовное преследование. Объектом уголовного преследования в этот начальный момент процесса не обязательно является индивидуально определённое лицо (оно может быть неизвестно), а всякий предполагаемый совершитель преступления» Ефанова В. А. О прокурорском уголовном преследовании в современном российском уголовном процессе // Вестник воронежского государственного университета. 2011. № 1. С. 357.

Иной точки зрения на данный вопрос придерживались П. И. Тарасов-Родионов, С. А. Голунский, М. С. Строгович. По мнению М. С. Строговича, «уголовное преследование начинается и ведется только в отношении определенного лица, обвиняемого в совершении преступления. Возбуждение же уголовного дела может иметь место в отношении факта, события преступления, когда лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности за его совершение, еще может и не быть» См. Там же. Исходя из этих соображений, в последующих работах понятие «уголовное преследование» использовалось как альтернатива «обвинению», а затем и вообще было исключено и из научного оборота, и из законодательства.

В УПК РСФСР 1960 г. термин «уголовное преследование» не использовался, хотя в практике органов предварительного расследования такое словосочетание употреблялось, например, в постановлениях следователей, дознавателей «о прекращении уголовного преследования в части предъявленного обвинения».

Таким образом, вплоть до марта 2001 г. понятие «уголовное преследование» не использовалось.

В современном российском праве об этом термине вспомнили разработчики Концепции судебной реформы, а законодатель воспроизвёл его впервые в законе РФ «О прокуратуре Российской Федерации», ч. 2 ст. 1 которого закрепила «уголовное преследование» в качестве одного из основных направлений её деятельности. Однако само понятие «уголовное преследование» снова ввёл в оборот Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ), принятый в декабре 2001 г.

1.2 Понятие и признаки уголовного преследования

уголовный преследование дело процессуальный

Введение в УПК РФ категории «уголовное преследование» создало предпосылки для оформления в российском уголовном судопроизводстве нового процессуального института, регламентирующего порядок изобличительной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в отношении подозреваемого, обвиняемого по уголовному делу. Законодатель при этом не только закрепил определение рассматриваемого понятия, но и назвал указанной категорией отдельную главу (главу 3 УПК РФ), что дало процессуалистам повод начать активно использовать понятие «институт уголовного преследования».

Мазюк Р. В. отмечает, что законодатель, в первую очередь, не смог соблюсти одного из основополагающих требований юридической техники — единообразия смысла используемых правовых категорий, ссылаясь на УПК РФ трактует «уголовное преследование» в трёх значениях: «1) как процессуальная деятельность в отношении конкретного лица, состоящая из следственных и иных процессуальных действий, направленных на собирание доказательств, а также получение иных данных о причастности лица к совершению преступления и его виновности в совершении данного преступления; 2) как функция обвинения (уголовного преследования), о чём свидетельствует лингвистическое толкование п. 45 ст. 5 УПК РФ, согласно которому „стороны — участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения“. В указанной норме заключенное в скобки понятие „уголовное преследование“ находится в том же падеже, что и слово „обвинение“ (родительный падеж), а потому согласуется только со словом „функция“, на основании чего можно заключить, что очевидно использование указанных понятий в качестве абсолютных синонимов, для которых главным словом является термин „функция“; 3) производство по уголовному делу в целом. В этом значении понятие „уголовное преследование“ используется в статьях главы 3 УПК РФ» Мазюк Р. В. Институт уголовного преследования в системе институтов российского уголовного судопроизводства // Сибирский юридический вестник. 2012. № 2. С. 139.

Многоаспектность термина «уголовное преследование» ведёт к неоднозначности его трактовки в нормах УПК РФ, а это, в свою очередь, влечёт отсутствие единообразного понимания учёными-процессуалистами значения данной категории в российском уголовном судопроизводстве

Если исходить из трактовки понятия «уголовного преследования», непосредственно закреплённого в п. 55 ст. 5 УПК, как процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, то можно определить характерные признаки:

1. Уголовное преследование осуществляется в порядке, строго регламентированном законом. В УПК РФ содержится целый комплекс норм, которые детально закрепили процедуру уголовного преследования.

2. Уголовное преследование осуществляется специально уполномоченными государственными органами и должностными лицами. В соответствии с п. 47 ст. 5 УПК РФ сторону обвинения представляют прокурор, а также следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель.

3. Органы и должностные лица, которые в соответствии с законом обязаны осуществлять уголовное преследование, вправе действовать лишь в пределах предоставленных им законом полномочий. Так, следователь вправе возбуждать уголовные дела и осуществлять уголовное преследование в случаях, когда производство по таким уголовным делам находится в его компетенции в соответствии с правилами о подследственности (ст. 38, 151 УПК РФ). Руководитель следственного органа принимает участие в уголовном преследовании путём дачи следователю указаний о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, о квалификации и об объёме обвинения (п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). Прокурор обладает полномочиями по осуществлению уголовного преследования в тех случаях, когда досудебное производство осуществляется в форме дознания, а также с момента, когда уголовное дело поступило к нему с обвинительным заключением или обвинительным актом (ст. 37 УПК РФ). Дознаватель занимается уголовным преследованием при возложении на него соответствующих полномочий начальником органа дознания (ч. 1 ст. 41 УПК РФ) и в пределах своей подследственности (ч. 3 ст. 151 УПК РФ). Частный обвинитель — это лицо, которое подало заявление в суд по уголовному делу, возбуждаемому не иначе как по его желанию. Фактически им является потерпевший, поскольку в ч. 1 ст. 318 УПК РФ речь идет о заявлении именно этого лица. Частный обвинитель осуществляет уголовное преследование по уголовным делам о преступлениях, перечисленных в ч. 1 ст. 20 УПК РФ, т. е. по так называемым уголовным делам частного обвинения (о чем речь пойдет ниже). Потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель осуществляют уголовное преследование в пределах своих прав, закрепленных в действующем законодательстве (ст. 22, 42, 44, 45 УПК РФ).

4. Уголовное преследование осуществляется в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Из этого положения следует, что уголовное преследование начинается не ранее того момента, когда лицо, в отношении которого осуществляется производство по уголовному делу, приобрело соответствующий процессуальный статус. Подозреваемым в соответствии с ч. I ст. 46 УПК РФ признается лицо в любом из четырех случаев: 1) когда в отношении его возбуждено уголовное дело; 2) когда оно задержано по подозрению в свершении преступления; 3) когда в отношении его применена мера пресечения до предъявления обвинения; 4) когда оно уведомлено в совершении преступления с вручением соответствующего документа. Обвиняемым согласно ч. 1 ст. 47 УПК РФ признается лицо, в отношении которого: 1) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого; 2) вынесен обвинительный акт. Поэтому процессуальные действия или решения, которыми лицо приобретает тот либо иной статус, следует считать начальными моментами уголовного преследования. С другой стороны, органы и должностные лица уголовного судопроизводства не вправе осуществлять фактическое уголовное преследование без наделения лица соответствующим процессуальным статусом.

Калугин А. Г. выделяет основные стадии уголовного преследования Калугин А. Г. Уголовное преследование и отказ от уголовного преследования на начальном этапе уголовного судопроизводства // Публичное и частное право. 2011. № 2. С. 117. :

1) возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица;

2) собирание доказательств, уличающих конкретное лицо в совершении преступления или устанавливающих отягчающие его вину обстоятельства, в том числе путём проведения следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан;

3) формулирование вывода о совершении конкретным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом (обвинения), и обоснование (поддержание) его перед судом;

4) применение к обвиняемому (подозреваемому) мер процессуального при-нуждения, обеспечивающих изобличение его в совершении преступления и применение к нему наказания;

5) деятельность субъектов обвинения в стадиях исполнения приговора, апелляционного, кассационного, надзорного производства, направленную на реализацию уголовной ответственности.

Таким образом, как отмечает О. Н. Коршунова, «представляется целесообразным и необходимым рассматривать уголовное преследование как познавательный процесс, который начинается (не может не начаться) ещё на стадии возбуждения уголовного дела, представляет собой сложную деятельность, в орбиту которой включены различные органы и лица» Коршунова О. Н. Уголовное преследование как познавательный процесс: проблемы и перспективы решения // Вестник Санкт-Петербургского Университета МВД России. 2006. № 1. С. 185.

В структуре уголовного судопроизводства уголовное преследование занимает особое место. Оно лежит в основе уголовного процесса и является его движущей силой, потому что только через эту деятельность и посредством её осуществления реализуется намерение и требование государства (а по делам частного обвинения — потерпевшего) о привлечении лиц, виновных в совершении преступлений, к уголовной ответственности и их наказании.

1.3 Виды уголовного преследования

Понятие «вид уголовного преследования» указывает на то, по чьей инициативе возбуждается уголовное преследование и в соответствии с какой процедурой реализуется. В соответствии со ст. 20 УПК РФ различают публичный, частно-публичный и частный порядок уголовного преследования.

Критерием разграничения уголовного преследования на вышеуказанные виды является характер и тяжесть совершённого преступления. В свою очередь, термин «характер преступления» означает, что-то либо иное деяние имеет определенные внешние проявления (объективную сторону). Это обусловливает неодинаковую степень общественной опасности различных деяний. Термин «тяжесть совершенного преступления» в данном случае применяется в двух значениях. Во-первых, как степень общественной опасности конкретного деяния, совершенного в рамках определенной статьи (части, пункта статьи) Особенной части УК РФ. Во-вторых, как преступление определенной категории из числа обозначенных в ст. 15 УК РФ, т. е. преступление небольшой тяжести, преступление средней тяжести, тяжкое и особо тяжкое преступление.

Следовательно, тот факт, что в основу разделения уголовного преследования на виды положены характер и тяжесть совершенного деяния, обусловлен объективными причинами, а именно степенью проявления общественной опасности в том либо ином конкретном деянии.

Уголовными делами частного обвинения являются уголовные дела о преступлениях, которые возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. В соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ к данным преступлениям относятся: умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ); побои (ст. 116 УК РФ); клевета без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 129 УК РФ); оскорбление (ст. 130 УК РФ). В качестве заявления потерпевшего не могут расцениваться показания, данные им при производстве по иному уголовному делу, если в них отсутствует явно выраженная просьба о возбуждении уголовного дела. Предварительное расследование по уголовным делам частного обвинения не ведется. Примирение потерпевшего с обвиняемым является безусловным основанием для прекращения дальнейшего производства по уголовному делу независимо от того, в какой момент такое примирение наступило (вплоть до удаления мирового судьи в совещательную комнату для постановления приговора).

Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК РФ (в связи с примирением сторон). Перечень составов преступлений, по которым уголовное преследование осуществляется в частно-публичном порядке, приведен в ч. 3 ст. 20 УПК РФ. К ним относятся: изнасилование без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 131 УК РФ); насильственные действия сексуального характера без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 132 УК РФ); нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 136 УК РФ); нарушение неприкосновенности частной жизни без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 137 УК РФ); нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 138 УК РФ); нарушение неприкосновенности жилища без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 139 УК РФ); необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК РФ); нарушение авторских и смежных прав без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 146 УК РФ); нарушение изобретательских и патентных прав (ч. 1 ст. 147 УК РФ).

После возбуждения уголовного дела предварительное расследование по нему осуществляется в общем порядке. Прекращение уголовного дела возможно лишь в порядке, установленном ст. 25 УПК РФ. В данном случае суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе (но не обязаны) прекратить уголовное дело. В качестве дополнительного требования законодателем указана необходимость того, чтобы лицо обвинялось в совершении преступления лишь небольшой или средней тяжести. Поскольку в соответствии со ст. 15 УК РФ изнасилование относится к категории тяжких общественно опасных деяний, уголовное дело, будучи возбужденным по признакам данного преступления, последующему прекращению не подлежит.

Прекращение уголовного дела частно-публичного обвинения возможно не только по основаниям и в порядке, установленным в ст. 25 УПК РФ, но и по другим установленным законом основаниям.

В ч. 4 ст. 20 УПК РФ закреплено исключение из общего порядка возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения. Следователь, а также с согласия прокурора дознаватель вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении, обычно преследуемом в частном или частно-публичном порядке, и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны. При этом следователь приступает к производству предварительного расследования, а дознаватель — дознания.

Все остальные уголовные дела в силу ч. 5 ст. 20 УПК РФ считаются уголовными делами публичного обвинения. Они возбуждаются независимо от мнения любых заинтересованных лиц, в том числе и лица, в отношении которого было совершено преступление. Данное правило вытекает из того факта, что преступлением в соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания. Преступление посягает на общество в целом, потому осуществление или неосуществление уголовного преследования нельзя ставить в зависимость от волеизъявления любых лиц. Вместе с тем уголовное преследование по уголовным делам публичного обвинения при наличии соответствующих оснований также может быть (или должно быть) прекращено.

Можно сделать вывод, что уголовное преследование реализуется в форме правоотношений. Действия и решения должностных лиц по возбуждению уголовного дела, задержанию подозреваемого, предъявлению обвинения и другие, а также подача потерпевшим соответствующего заявления в суд по делу частного обвинения влекут возникновение уголовно-процессуальных отношений между субъектами обвинительной деятельности и теми лицами, в отношении которых она осуществляется.

1.3.1 Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации

Привлечение к такому преследованию предусмотрено и регламентируется примечаниями к ст. 201 УК РФ, а также ст. 23 УПК.

Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации допускается в случае производства по деяниям, предусмотренным гл. 23 УК РФ. К ним относятся преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: злоупотребление полномочиями -- ст. 201; злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами — ст. 202; превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб — ст. 203; коммерческий подкуп — ст. 204.

Данный вид уголовного преследования имеет место в случае, если деяние, предусмотренное ст. 201 УК либо иными статьями гл. 23, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства.

Примечанием 2 к ст. 201 УК РФ установлено, что если деяние, предусмотренное данной статьёй либо иными статьями гл. 23 УК РФ, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с её согласия. В статье 23 УПК, однако, уточняется, что уголовное преследование за указанные виды преступлений осуществляется по заявлению руководителя данной организации (лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющего организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в организации, — примечание 1 к ст. 201 УК) или с его согласия. Порядок получения согласия законом не определен.

Поддержание уголовного преследования в случае признания потерпевшим юридического лица осуществляется его представителем (ч. 9 ст. 42 УПК). Если деяние, предусмотренное ст. 201 либо иными статьями гл. 23 УК РФ, причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное преследование осуществляется на общих основаниях (примечание 3 к ст. 201 УК).

1.4 Формы уголовного преследования

По определению Мазюк Р. В. форма уголовного преследования — это «правовой режим процессуальной деятельности стороны обвинения, осуществляемой в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления» Мазюк Р. В. Особые формы уголовного преследования в российском уголовном судопроизводстве // Вестник Оренбургского государственного университета. 2008. № 3. С. 112. Понятие формы уголовного преследования указывает прежде всего на то, в какой уголовно-процессуальной форме оно осуществляется. Выделяется две формы уголовного преследования: 1) уголовное преследование в форме обвинения и 2) уголовное преследование в форме подозрения.

Важным представляется вопрос о моменте начала уголовного преследования и о соотношении его с расследованием преступления. В юридической литературе советского периода относительно этого можно встретить прямо противоположные позиции. Например, М. А. Чельцов полагал, что «уголовное преследование ведётся не обязательно в отношении определенного лица; оно может вестись и в отношении самого факта, события преступления, когда обвиняемого ещё нет, поскольку подлежащее уголовной ответственности лицо еще не известно, не обнаружено следствием, а, следовательно, уголовное преследование начинается с момента возбуждения уголовного дела» Виды и формы уголовного преследования: его начало и окончание: лекции по у.п. (электронный ресурс): http: //studentu-vuza. ru/ugolovnyiy-protsess/lektsii-po-up/vidyi-i-formyi-ugolovnogo-presledovaniya-ego-nachalo-i-okonchanie. html. Иную позицию высказывали П.И. Тарасов-Родионов и М. С. Строгович. По их мнению, «уголовное преследование начинается и ведётся только в отношении определенного лица, обвиняемого в преступлении» См. там же.

В более поздний период, в конце 90-х годов двадцатого столетия, взгляд на момент начала уголовного преследования был более конкретен. Так, А. Б. Соловьёв и Н. А. Якубович указывали, что «функция уголовного преследования реализуется при возбуждении уголовного дела против конкретного лица, его задержании, применении меры пресечения, привлечении к уголовной ответственности, а также при производстве в соответствии с судебным решением следственных действий, ограничивающих конституционные права подозреваемых и обвиняемых. При возбуждении уголовного дела по факту преступления начальным моментом уголовного преследования явится проведение первого процессуального действия, связанного с применением указанных мер процессуального принуждения» Виды и формы уголовного преследования: его начало и окончание: лекции по у.п. (электронный ресурс): http: //studentu-vuza. ru/ugolovnyiy-protsess/lektsii-po-up/vidyi-i-formyi-ugolovnogo-presledovaniya-ego-nachalo-i-okonchanie. html.

А. Г. Халиулин считает, что «момент начала уголовного преследования зависит от того, в какой форме оно производится: в форме подозрения или обвинения» См. там же.

Из вышеприведенных позиций последняя представляется наиболее верной. Действительно, если речь идет об уголовном преследовании в форме обвинения, то оно начинается с момента появления фигуры обвиняемого, а значит с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого либо вынесения обвинительного акта в отношении конкретного лица (п.п. 1,2 ч.1 ст. 47 УПК РФ).

Заканчивается уголовное преследование в форме обвинения либо постановлением о прекращении уголовного дела или уголовного преследования либо вынесением приговора.

Уголовное преследование в форме подозрения начинается с момента появления процессуальной фигуры подозреваемого. В соответствии с ч.1 ст. 46 УПК РФ, подозреваемым является лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо которое задержано по подозрению в совершении преступления, либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения.

В первом случае момент начала уголовного преследования полностью совпадает с моментом возбуждения уголовного дела, так как в постановлении о возбуждении уголовного дела уже обозначена конкретная фигура, в отношении которой будут проводиться следственные и процессуальные действия, направленные на установление и доказывание причастности его к совершенному преступлению.

Во втором случае момент начала уголовного преследования будет совпадать со временем задержания лица в порядке ст. 91 УПК РФ, так как само задержание — уже проявление уголовного преследования. Процессуально данный момент будет обозначен протоколом задержания, составленным в соответствии со ст. 92 УПК РФ.

В третьем случае моментом начала уголовного преследования является момент применения меры пресечения в отношении конкретного лица до предъявления ему обвинения, процессуально обозначенный постановлением об избрании меры пресечения в соответствии со ст. 100 УПК РФ.

Заканчиваться уголовное преследование в форме подозрения будет либо переходом в форму обвинения, либо вынесением постановления о прекращении уголовного преследования.

II. Прекращение уголовного преследования

2.1 Соотношение понятий «прекращение уголовного преследования» и «прекращение уголовного дела»

Уголовное преследование подлежит обязательному прекращению при наличии оснований, перечень которых приведен в ст. 27 УПК РФ. К ним относятся: 1) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; 2) прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1−6 ч. 1 ст. 24 УПК; 3) наличие акта об амнистии; 4) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; 5) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; 6) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Р Ф, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица. В данных случаях уголовное преследование прекращается независимо от мнения представителей стороны обвинения и без дополнительных условий. Исключение составляет прекращение уголовного преследования вследствие издания акта об амнистии, поскольку подозреваемый или обвиняемый должен подпадать под ту категорию лиц, на которую конкретная амнистия распространяется.

Кроме того, в уголовно-процессуальном законодательстве установлены случаи, когда уголовное преследование может быть прекращено по решению суда, а также следователя с согласия руководителя следственного органа и дознавателя с согласия прокурора. К ним относятся следующие процедуры: прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ); прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ).

При этом вышеперечисленные органы и должностные лица, принимая решение о прекращении уголовного преследования, не связаны мнением любых заинтересованных участников и действуют исключительно по своему внутреннему убеждению, основанному на законе. Прекратить уголовное преследование — это их право, но не обязанность, поскольку УПК РФ к такому решению выдвигает ряд дополнительных требований (совершение преступления небольшой или средней тяжести, согласие подозреваемого и обвиняемого и др.).

Термины «прекращение уголовного преследования» и «прекращение уголовного дела» тесно взаимосвязаны между собой, но не тождественны. Прекращение уголовного дела имеет место в тех случаях, когда ликвидируется производство по уголовному делу в целом. При этом считаются исчерпанными все уголовно-процессуальные отношения, возникшие по определенному событию преступления. После прекращения уголовного дела все материалы сдаются в архив. В случаях прекращения уголовного преследования факт события преступления не ставится под сомнение. Решение же о прекращении уголовного преследования касается конкретного лица, наделённого процессуальным статусом подозреваемого или обвиняемого. Если преступление совершено группой лиц, то прекращение уголовного преследования в отношении одного или нескольких из них не влечёт прекращения уголовного дела в целом. При прекращении уголовного преследования в отношении лица, если соучастники преступления не установлены, уголовное дело в целом также не прекращается. Поскольку событие преступления имело место, на следователе, дознавателе лежит обязанность осуществлять предварительное расследование по данному факту. Прекращение производства по уголовному делу в целом влечет за собой одновременно и прекращение уголовного преследования (ч. 3 ст. 24 УПК РФ). И наоборот, если событие преступления неразрывно связано с лицом, его совершившим (например, по таким преступлениям, как злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, -- ст. 157 УК РФ), то прекращение уголовного преследования влечет за собой и прекращение уголовного дела в целом.

Таким образом, прекращение уголовного преследования не всегда вызывает прекращение уголовного дела, поскольку в тех случаях, когда событие преступления имело место, лицо, его совершившее, подлежит установлению. С другой стороны, прекращение уголовного дела в целом всегда порождает прекращение уголовного преследование в отношении лица, наделенного процессуальным статусом подозреваемого или обвиняемого.

2.2 Процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования

Процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела урегулирован ст. 148 УПК РФ. Отказ в возбуждении уголовного дела осуществляется при наличии рассмотренных выше соответствующих оснований. Следует отметить, что в связи с отсутствием в деянии состава преступления отказ в возбуждении уголовного дела возможен только в отношении конкретного лица.

Прокурор, следователь или дознаватель при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела выносит мотивированное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Дознавателю и следователю получать разрешение прокурора не требуется. Если в сообщении о преступлении в его совершении подозревалось конкретное лицо, то прокурор, следователь или орган дознания решают вопрос о возбуждении уголовного дела в целях привлечения к уголовной ответственности лица, заявившего или распространившего заведомо ложные сведения о преступлении по ст. 306 УК РФ «Заведомо ложный донос».

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов направляется следователем и органом дознания прокурору. В тот же срок копия постановления направляется заявителю. Одновременно заявителю разъясняется его право обжаловать указанное постановление прокурору или в суд и порядок обжалования, установленный ст. 124 и 125 УПК.

Если прокурор признаёт отказ в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, он отменяет соответствующее постановление и возбуждает уголовное дело или возвращает материалы для дополнительной проверки. Судья в таком случае выносит постановление о незаконности и необоснованности отказа в возбуждении уголовного дела, направляет его для исполнения прокурору, о чём уведомляется заявитель.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования, как отмечалось, возможно на любой стадии уголовного судопроизводства. Процессуальный порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования на досудебной стадии установлен ст. 212, 213 УПК. Согласно данным нормам, при наличии рассмотренных выше оснований следователь или дознаватель выносит постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. Копия постановления направляется прокурору. Следователю и дознавателю на прекращение уголовного преследования в связи с примирением сторон и в связи с деятельным раскаянием необходимо согласие прокурора.

В соответствии со ст. 213 УПК в постановлении о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) указываются: дата и место его вынесения; должность, фамилия, инициалы лица, его вынесшего; обстоятельства, послужившие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела; пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающие преступление, по признакам которого было возбуждено уголовное дело; результаты предварительного следствия; данные о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование; применявшиеся меры пресечения; пункт, часть, статья УПК РФ, на основании которых прекращается уголовное дело (уголовное преследование).

Также в постановлении излагаются: решение об отмене меры пресечения, наложения ареста на имущество, корреспонденцию, временного отстранения от должности, контроля и записи переговоров; решение о вещественных доказательствах; порядок обжалования данного постановления. В случаях, когда прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия должно быть отражено в постановлении.

Прекращая уголовное преследование в отношении обвиняемого (подозреваемого) в тех случаях, когда на это требуется его согласие, например в связи с деятельным раскаянием, суд, прокурор, следователь либо дознаватель разъясняют указанному лицу основания прекращения и право возражать против этого, а также обеспечивает реализацию этого права. В случае возражения лица, в отношении которого прекращается уголовное дело в связи с деятельным раскаянием, согласно ч. 4 ст. 28 УПК, прекращение уголовного преследования не допускается, производство по делу продолжается в обычном порядке.

Копия постановления о прекращении уголовного дела вручается либо направляется лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, а также потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику. Потерпевшему и гражданскому истцу разъясняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства, кроме случаев, когда уголовное дело прекращается в связи с отсутствием события преступления, а уголовное преследование — в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления. Кроме того, потерпевшему разъясняется право обжалования соответствующего постановления.

При прекращении уголовного преследования конкретного лица производство по уголовному делу в целях изобличения виновных продолжается в установленном порядке.

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с отсутствием события преступления, отсутствием в действиях лица состава преступления, непричастностью подозреваемого (обвиняемого) к совершению преступления в соответствии с ч. 2 ст. 212 УПК налагает на прокурора, следователя, дознавателя обязанность принять меры по реабилитации этого лица.

Прекращение уголовного преследования и уголовного дела на судебной стадии уголовного судопроизводства производится в соответствии со ст. 239, 254 УПК. Данное процессуальное действие, осуществляемое в ходе предварительного слушания, оформляется соответствующим постановлением судьи, которое содержит в себе: основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования); описание порядка решения вопросов о вещественных доказательствах, отмены меры пресечения, наложения ареста на имущество, корреспонденцию, временного отстранения от должности, контроля и записи переговоров. Копия постановления о прекращении уголовного дела направляется прокурору, а также в течение пяти суток со дня его вынесения вручается потерпевшему и лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование.

Постановление суда о прекращении уголовного дела выносится в совещательной комнате и излагается в виде отдельного процессуального документа и подписывается судьёй или судьями, если дело рассматривается коллегиально.

Постановление следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в порядке, установленном ст. 214 УПК, может быть отменено прокурором или судом (в порядке, установленном ст. 125) в случае, если оно будет признано незаконным или необоснованным. При этом производство по уголовному делу может быть возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (в соответствии со ст. 413 УПК), но не позднее одного

года со дня открытия вновь открывшихся обстоятельств и если не истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 414).

Решение о возобновлении производства по уголовному делу доводится до сведения обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, а также прокурора.

2.3 Реабилитация обвиняемых в связи с прекращением уголовного преследования

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания — основная и первоочередная задача органов расследования и суда в рамках уголовного процесса. Но стоит процессу возникнуть, как сразу же перед данными органами появляется и другая задача, которая по своей значимости становится в один ряд с первой: не допустить привлечения к уголовной ответственности невиновного, не подвергать его незаслуженному наказанию, в максимальной степени оградить от негативного воздействия судебной или следственной ошибки.

Обе эти задачи неразрывно связаны, одна не может существовать без другой. Лишь при условии, когда уголовно-процессуальное регулирование учитывает одновременно обе задачи, а правоприменитель реализует их (или имеет их в виду) при выполнении каждого процессуального действия, уголовный процесс как особый вид государственной деятельности может достичь успеха.

Лица, в отношении которых неправильно были применены меры уголовного наказания или уголовно-процессуального принуждения, должны иметь гарантии восстановления их в прежних правах, гарантии компенсации причиненного материального и морального вреда, что необходимо и для престижа правосудия правового государства. Ликвидировать негативные последствия судебной и следственной ошибки возможно путём реабилитации лиц незаконно или необоснованно вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства в качестве подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. Принцип реабилитации частично нашел отражение в ст. 53 Конституции Р Ф, в которой говорится, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причинённого незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В настоящее время понятие реабилитации закреплено в п. 34 ст. 5 УПК РФ и представляет собой «порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причинённого ему вреда». Помимо этого в УПК имеется глава 18, посвящённая реабилитации.

Признаками реабилитации в уголовном процессе являются: 1) признание факта незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности; 2) принятие предусмотренных законом мер к восстановлению невиновного в правах и свободах; 3) разрешение вопроса о необходимости возмещения причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием вреда и гарантии реализации права реабилитируемого на возмещение данного вреда.

Реабилитация может включать в себя возмещение имущественного вреда, возмещение морального вреда, восстановление иных прав реабилитированного, таких как пенсионных, трудовых, жилищных и иных, а также восстановление званий, чинов, возвращение наград.

Для определения срока, в течение которого реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда, УПК РФ в ч. 2 ст. 135 отсылает к ГК РФ. Статьёй 196 ГК РФ установлен общий срок исковой давности — три года. В этот период реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда.

Ст. 136 УПК РФ рассматривает возмещение морального вреда, которое так же регламентировано в ст. 151, 1100, 1101 ГК РФ, постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 (в ред. от 6 февраля 2007 г.) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Устранение последствий морального вреда может иметь место как в денежной, так и в иной форме.

Ошибки при осуществлении уголовного преследования и правосудия дорого обходятся как отдельной личности, так и обществу в целом. Нарушение справедливости в той сфере, где она должна быть в первую очередь, негативно влияет на душевное состояние человека, порождает неуважение к закону и должностным лицам. Поэтому существует необходимость компенсации моральных страданий, причинённых лицу необоснованным и незаконным привлечением к уголовной ответственности, с целью восстановления его душевного состояния в плане отношения к своему положению в обществе и государстве. Необоснованное и незаконное привлечение к уголовной ответственности может оказаться причиной не только вреда нематериального, но и неблагоприятных экономических последствий, которые выражаются в умалении наличного имущества, его уничтожении или повреждении либо в неполучении материальных благ, которые лицо получило бы при нормальном, законном развитии событий и отношений. И этот вред должен также подлежать возмещению государством.

Заключение

Изучив данную тему, мы пришли к выводу, что институт уголовного преследования относительно новое правовое явление. Это связано с тем, что только в 2001 году с принятием УПК РФ был введён раздел «уголовное преследование». До этого данное явление не имело статуса самостоятельного института, а применялось лишь как термин для обозначения определённого уголовного процесса, причём, даже, как термин «уголовное преследование» не имело легализованного трактования.

На сегодняшний день, помимо определения законодатель закрепил в УПК виды, к которым относятся публичный, частно-публичный и частный порядок уголовного преследования. Каждый из видов указывает на то, по чьей инициативе возбуждается уголовное преследование и в соответствии с какой процедурой реализуется.

Таким образом, понятие «уголовного преследования» отражает деятельность лиц, вовлечённых в уголовное судопроизводство. Нами было определено, что уголовное преследование начинается в момент предъявления обвинения конкретному лицу. Затем, согласно УПК РФ, стадия досудебного следствия и судебного производства. Исходя из этого, в результате уголовного преследования лицам, виновным в совершении преступления, назначают наказание, а лиц, чья вина не доказана, освобождают от уголовного преследования и закрывают уголовное дело. Помимо этого, для лиц пострадавших от уголовного преследования, предусмотрена реабилитация, основания и процессуальность для которой также закреплены в УПК РФ.

Реабилитация заключается в компенсации материального и морального вреда, причинённого правоохранительными органами, восстановлений званий, возврате наград.

Таким образом, «институт уголовного преследования необходимо рассматривать как сложный, комплексный, общий институт уголовно-процессуального права, регулирующий производство следственных и иных процессуальных действий, а также принятие процессуальных решений дознавателем, следователем, руководителем следственного органа, прокурором и частным обвинителем по установлению причастности подозреваемого к совершенному преступлению, виновности обвиняемого в его совершении, поддержанию обвинения в суде и обеспечению данной деятельности мерами процессуального принуждения» Мазюк Р. В. Институт уголовного преследования в системе институтов российского уголовного судопроизводства // Сибирский юридический вестник. 2012. № 2. С. 144.

.

Список использованной литературы

I. Нормативные акты

1. Уголовный кодекс Российской Федерации. — Москва: Проспект, КноРус, 2011. -192.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. — Москва: Проспект, КноРус, 2012. — 256 с.

II. Литература

Монографии. Учебники

3. Уголовный процесс: учебник / отв. ред. А. В. Гриненко. -- 2-е изд., перераб. -- М.: Норма, 2009. -- 496 с.

4. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. И. Радченко. --

24е изд., перераб. и доп. -- М.: «Юридический Дом «Юстицинформ», 2006. -- 784 с.

Научные статьи

5. Головинская И. В., Хамадишин Д. З. Проблемы реализации права реабилитированного на возмещение вреда, причинённого незаконным уголовным преследованием // Вестник Владимирского юридического института. 2011. № 2. С. 70−76.

6. Калугин А. Г. Уголовное преследование и отказ от уголовного преследования на начальном этапе уголовного судопроизводства // Публичное и частное право. 2011. № 2. С. 116−123.

7. Корнуков В. М. Уголовное преследование // Публичное и частное право. 2008. № 1. С. 164−171.

8. Мазюк Р. В. Институт уголовного преследования в системе институтов российского уголовного судопроизводства // Сибирский юридический вестник. 2012. № 2. С. 139−144.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой