Защита гражданских прав в проблеме самозащиты гражданских прав

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

1. Защита гражданских прав: понятие и способы

1.1 Понятие и особенности защиты гражданских прав

1.2 Способы защиты гражданских прав

2. Актуальные проблемы самозащиты как способа защиты гражданских прав

Заключение

Библиографический список

Введение

Конституция РФ подчеркивает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита этих прав и свобод — обязанностью государства (ст. 2). Российская Федерация должна отвечать конституционным требованиям демократического, правового и социального государства. Существенными признаками действительно правового государства являются верховенство закона, гарантированность, незыблемость и реальное обеспечение прав и свобод граждан, взаимная ответственность государства и гражданина.

Государственная защита прав и свобод человека и гражданина нашей страны гарантируется. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45 Конституции РФ), каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ).

В Российской Федерации защита гражданских прав — один из институтов гражданского законодательства, нормы которого определяют порядок и способы защиты нарушенных или оспариваемых гражданских прав. Субъектам гражданского права предоставлена возможность защищать свои права и интересы с помощью различных правовых средств.

Развитие экономики и становление гражданского общества требуют использовать все возможные меры и средства гражданского законодательства, чтобы обеспечить добросовестное и надлежащее осуществление гражданских прав, исполнение гражданских обязанностей, и, конечно же, их защиту.

Актуальность данной работы обусловлена, прежде всего, значением которое придается защите гражданским правам в современном обществе.

Объектом исследования являются гражданско-правовые отношения, возникающие при защите гражданских прав. Предмет исследования — защита гражданских прав в проблеме самозащиты гражданских прав.

Цель исследования состоит в исследовании понятии и способов защиты гражданских прав и выявлении проблем самозащиты на практике.

Для достижения указанной цели решались следующие задачи:

— раскрыть понятие и особенности защиты гражданских прав;

— исследовать способы защиты гражданских прав;

— выявить актуальные проблемы самозащиты как способа защиты гражданских прав.

Теоретическую базу исследования составляют труды таких ученых, как Андреева Ю. Н., Витрянского В. В., Вавилина Е. В., Чеговадзе Л. А. Свердлыка Г. А., Страунинга Э. Л. и ряда других авторов.

Методологическая основа исследования. Исследование основано на диалектическом методе научного познания, который определяет взаимосвязь теории и практики.

Методика настоящего исследования включает в себя следующие общенаучные методы: исторический, анализ и синтез, сравнительный, логический, системный, а также частнонаучные (специальные) методы: экспертных оценок, сравнительно-правовой анализ документов, нормативно-правовых актов и литературных источников, освещающих рассматриваемую проблему, статистические методы исследования.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования заключается в обосновании выводов и предложений по совершенствованию нормативно-правового регулирования способов защиты гражданских прав. Полученные в результате исследования выводы должны поспособствовать разработке нормативно-правовой базы, регулирующей указанные правоотношения.

Структура работы, ее содержание обусловлены объектом, предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.

1. Защита гражданских прав: понятие и способы

1.1 Понятие и особенности защиты гражданских прав

Защита гражданских прав является одной из важнейших категорий теории гражданского права, уяснить которую необходимо для понимания сложной правовой природы, назначения и структуры механизма защиты субъективных гражданских прав.

В юридической науке не сформулировано единого понятия «защита гражданских прав». В исследованиях ученых преобладала точка зрения о защите как о процессуальной правоохранительной деятельности, осуществляемой исключительно уполномоченными государственными органами в рамках охранительных правоотношений. При этом не подвергались детальному и всестороннему исследованию субъекты, цели, объект, виды, основания, стадии, принципы, правовые средства, способы и формы защиты, соотношение мер защиты и мер гражданско-правовой ответственности, регулятивных и охранительных правоотношений, правоприменения.

Ряд исследователей определяют защиту как предусмотренную законом систему мер для борьбы с правонарушениями («теория мер»), как возможность применения специальных мер, предусмотренных законом для борьбы с правонарушениями, опирающихся на государственное принуждение и направленных на обеспечение неприкосновенности права и ликвидацию его нарушения; совокупность мер правоохранительного характера, направленных на применение в отношении правонарушителя принудительного воздействия в целях признания или восстановления оспариваемого или нарушенного права.

По мнению отдельных ученых, под правозащитой понимается совокупность средств, используемых в целях восстановления нарушенного права.

Изложенные точки зрения несколько уменьшают объем и содержание понятия «защита», необоснованно исключают из его содержания фактические и юридические действия самого управомоченного (потерпевшего) лица по самозащите своих нарушенных (нарушаемых), оспариваемых прав без обращения к иным субъектам защиты, применение им в процессе самозащиты разрешенных законом правовых способов и средств, возможность обращения в государственный или иной правозащитный орган, не указывают на цели правовой защиты: предупреждение вероятных правонарушений, подтверждение (признание) оспариваемого права, пресечение продолжаемого гражданского правонарушения.

В какой-то мере верна точка зрения А. И. Базилевича, полагающего, что защита субъективного права и охраняемого законом интереса представляет собой констатацию прав соответствующих субъектов или принятие мер материально-правового воздействия в отношении обязанной стороны, осуществляемое в определенной процессуальной форме, когда заинтересованные лица наделяются комплексом процессуальных прав, посредством которых обеспечивается защита субъективных прав и охраняемых законом интересов. Однако, несмотря на все достоинства предложенного определения, его процессуальная составляющая имеет недостатки.

Термин «защита гражданских прав» содержит как материально-правовой, так и процессуально-правовой аспект, однако большее внимание следует уделять гражданско-правовой характеристике понимания права на защиту как основе процессуальной деятельности управомоченных органов по защите нарушенных или оспариваемых прав. Юридическая категория «защита гражданских прав» содержит как материально-правовой, так и процессуально-правовой аспект и включает материальные элементы (способы защиты) и процессуальные (формы и средства защиты) элементы, которые тесно взаимосвязаны между собой. Способы защиты активно взаимодействуют со средствами и формами: способы обеспечиваются средствами в определенной форме (порядке) в результате правозащитной деятельности юрисдикционных органов и самого управомоченного лица, а средства защиты зачастую зависят от ее формы. В свою очередь, способы защиты зависят от характера и вида нарушаемого субъективного права и правонарушения, от нормы закона, предусматривающего тот или иной способ защиты, и от усмотрения самого обладателя субъективного гражданского права. Следует учитывать и возможности самого обладателя регулятивных субъективных прав по их самозащите в установленном законом порядке.

В связи с изложенным представляется верной точка зрения исследователей, придерживающихся понимания защиты как функции, осуществляемой путем применения компетентным органом любых гражданско-правовых санкций («теория функции»), как государственно-принудительной деятельности, направленной на осуществление восстановительных задач (обеспечение исполнения юридических обязанностей обязанным лицом и восстановление нарушенных прав управомоченного лица). Авторы этой точки зрения указывают на то, что защита субъективных гражданских прав — это принудительный (в отношении обязанного лица) способ осуществления субъективного права, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами или самим управомоченным лицом в целях восстановления нарушенных прав.

Изложенное понимание защиты придает субъектам защиты характер активных действий по реализации права на защиту, предоставляет возможность более точно установить основания и цели защиты, проанализировать отдельные виды действий по защите гражданских прав, а также выявить их взаимосвязь и единство.

Заслуживает внимания и позиция В. П. Грибанова, включавшего в понятие «защита субъективных гражданских прав» два элемента: 1) самозащиту гражданских прав как возможность управомоченного лица использовать дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия на правонарушителя; 2) возможность управомоченного лица обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием понуждения обязанного лица к определенному поведению.

Достойно поддержки и предложение Н. В. Витрука различать три аспекта правовой защиты: 1) самозащиту права, т. е. совершение фактических действий, направленных на устранение препятствий в реализации прав, свобод и законных интересов в пределах, предусмотренных законом; 2) использование личностью мер защиты, инициирование ею законной деятельности компетентных органов и должностных лиц по применению соответствующих мер государственного принуждения в целях устранения препятствий в осуществлении прав и обязанностей; 3) восстановление нарушенного правового состояния, возмещение причиненного ущерба либо надлежащая компенсация, а также справедливое наказание за совершенное правонарушение.

По нашему мнению, судебные и иные юрисдикционные органы при осуществлении правозащитной деятельности вправе применять не только меры защиты, но и меры гражданско-правовой ответственности, в то время как носители нарушенного регулятивного субъективного права могут принимать только меры защиты (самозащиты), не связанные с гражданско-правовой ответственностью.

Единого определения самого понятия «мера защиты» не сложилось: одни исследователи понимают меру защиты как принудительную деятельность государства, другие рассматривают ее как оперативную одностороннюю принудительную деятельность самого управомоченного лица, нуждающегося в защите, без обращения за защитой права к компетентным государственным или общественным органам. Третьи отождествляют эту меру со способом защиты права. По нашему мнению, мерами защиты являются правовые рычаги (средства, способы) принуждения обязанного субъекта (должника) для достижения целей правовой защиты.

Меры гражданско-правовой ответственности представляют собой юридическую ответственность за прошлое поведение, за совершенные неправомерные действия (бездействие), разновидность государственного (государственно-властного) принуждения. Они влекут неблагоприятные последствия (лишения) имущественного и неимущественного характера, направлены не только на восстановление нарушенных субъективных гражданских прав (за счет нарушителя), но и на наказание виновного лица (в случаях, предусмотренных законом, — независимо от вины) в установленном законом порядке, сопровождаются применением гражданско-правовых санкций (неустойка, пени, штраф). Нарушитель норм гражданского права в судебном порядке принуждается к возмещению (оплате) убытков, компенсации морального вреда, взысканию неустойки, выполнению физических или иных действий по восстановлению первоначального положения потерпевшего и т. д. В ходе реализации гражданско-правовой ответственности на нарушителя гражданских прав возлагаются дополнительные обязанности, предусмотренные нормами гражданского законодательства, и при исполнении этих обязанностей нарушитель нередко лишается своих субъективных прав в установленном законом порядке. Принятие государственно-принудительных мер сопровождается отрицательным отношением общества к нарушителю установленных правил поведения.

Е.В. Баринова справедливо замечает, что гражданско-правовая ответственность — это предусмотренная законом или договором и обеспеченная силой государственного принуждения обязанность претерпевать имущественные лишения за допущенные правонарушения в целях восстановления или компенсации нарушенного права потерпевшего и выражающаяся в возложении на правонарушителя дополнительных обязанностей или лишении его субъективных прав.

Меры защиты и меры ответственности могут пересекаться, если совпадают цели и назначение их применения. В то же время не все меры защиты являются мерами ответственности. Меры (способы) самозащиты не являются мерами гражданско-правовой ответственности и никаких дополнительных обременений (санкций) для правонарушителя в отличие от мер гражданско-правовой ответственности не создают. Меры защиты в отличие от мер гражданско-правовой ответственности применяются независимо от вины правонарушителя и могут применяться только в силу совершения «аномального» поступка, а не виновного гражданского правонарушения. Меры ответственности применяются юрисдикционными органами (должностными лицами), а не иными субъектами защиты, могут быть предусмотрены законом или установлены самими участниками гражданских правоотношений.

Подводя итог краткого исследования, можно сделать вывод о том, что защита субъективных гражданских прав — это фактические и юридические действия управомоченного лица (обладателя субъективного права на защиту) по самостоятельной защите (самозащите) своих прав в рамках охранительных гражданских правоотношений с соблюдением требований законности, допустимости, разумности, справедливости и соразмерности применяемых средств и способов самозащиты, с возможным предъявлением соответствующих требований к обязанному лицу (участнику субъектной связи), а также юридические действия судебных, административных и иных уполномоченных законом органов, должностных лиц, действующих в рамках правоохранительной (правозащитной) деятельности в предусмотренной законом форме, с применением предусмотренных законом правовых средств и способов защиты, мер ответственности, процессуальных (процедурных) норм и индивидуальных правовых актов на основе принципов и норм позитивного (гражданского) права в целях: 1) предупреждения возможных и пресечения совершаемых гражданских правонарушений; 2) устранения препятствий в осуществлении субъективных гражданских прав; 3) восстановления нарушенных субъективных гражданских прав и законных интересов обратившегося за защитой лица (правообладателя); 4) укрепления конституционного правопорядка.

Правовую защиту гражданских прав, как всякое системное образование со сложным набором элементов, задач и целеполагания, можно классифицировать исходя из самых различных оснований.

Например, защищать гражданские права можно в целях: 1) признания оспариваемых субъективных прав; 2) устранения препятствий в осуществлении субъективных прав; 3) пресечения нарушения субъективных прав; 4) восстановления нарушенных субъективных прав; 5) компенсации (индексации) потерь; 6) достижения двух из вышеперечисленных целей или более. Иными словами, правозащиту можно дифференцировать на признательную, пресекательную, восстановительную и штрафную.

Исходя из иерархии прав человека и гражданина, объектности защищаемого права, возможно говорить о защите прав: 1) содержащихся в международно-правовых документах; 2) конституционных (основных) прав и свобод (социально-экономических, культурных, личных); 3) относящихся к третьему поколению (право на здоровую окружающую среду, социальное и экономическое развитие, саморазвитие); 4) субъективных гражданских; 5) связанных с частными и публичными интересами (с охраной государственного правопорядка).

Учитывая юридическую природу, содержание и характер защищаемых прав, допустимо различать защиту: 1) вещных прав (права собственности, ограниченных вещных прав) с помощью вещно-правовых исков; 2) личных неимущественных прав; 3) обязательственных (договорных, деликтных, кондикционных) прав; 4) наследственных прав; 5) исключительных (авторских) прав; 6) корпоративных прав; 7) прав инвесторов на рынке ценных бумаг; 8) прав кредиторов при банкротстве физических и юридических лиц; 9) от недобросовестной конкуренции; 10) семейных прав; 11) жилищных прав; 12) трудовых прав; 13) земельных прав и т. д.

Исходя из статуса защищаемого лица, следует различать защиту прав: 1) гражданина, иностранного лица, лица без гражданства, с двойным гражданством; индивидуального предпринимателя; 2) юридических лиц (включая коммерческие, некоммерческие организации); 3) публично-правовых образований; 4) потребителей; 5) реабилитированных лиц; 6) собственников и субъектов ограниченных вещных прав; 7) участников договорных, внедоговорных и кондикционных обязательственных правоотношений; 8) участников корпоративных организаций и т. д.

Учитывая временную характеристику осуществляемой защиты, необходимо различать защиту прав: 1) уже нарушенных или оспоренных в результате свершившихся или продолжаемых неправомерных действий (бездействия); 2) на будущее (под угрозой нарушения права или в целях признания права на будущее); 3) не сопровождаемую временными ограничениями (постоянная защита) (например, удержание); 4) временную (например, связанную с залогом имущества, банковской гарантией, задатком и иными срочными (временными) обеспечительными мерами).

В заключение следует заметить, что возможности защиты зависят от ряда объективных факторов: предписания закона, природы самого охраняемого субъективного права и интереса, характера правонарушения, волеизъявления носителя нарушенного субъективного права, усмотрения правоприменительных органов и т. д.

1.2 Способы защиты гражданских прав

государственный гражданский право самозащита

Российское законодательство не содержит легального определения понятия «способы защиты субъективных гражданских прав», и в юридической литературе существуют различные подходы к этому чрезвычайно важному правовому феномену.

Так, А. П. Сергеев и Ю. К. Толстой характеризуют способы как закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя.

Представляется, что предложенное определение является несколько расплывчатым, аморфным и не охватывающим в полной мере сущность, юридическую природу, основные особенности гражданско-правовых способов защиты. Указание на такой признак, как способность воздействовать на правонарушителя, нисколько не отличает обсуждаемый термин от «гражданско-правового регулирования», «гражданско-правовой ответственности», «мер защиты», «мер ответственности» и т. д. К тому же при применении отдельных способов защиты (например, признание права) вообще отсутствует фигура правонарушителя (ответчика). В предложенном авторами учебника определении перечислены не все цели (задачи) правовой защиты: отсутствуют такие целевые установки защиты, как превенция (предупреждение) правонарушения, пресечение нарушаемого права, устранение препятствий в осуществлении субъективных прав, компенсация потерь, вызванных нарушением субъективных прав. Круг предлагаемых способов ограничивается лишь способами, «закрепленными законом», в то время как Конституция Р Ф указывает на способы, «не запрещенные законом» (ч. 2 ст. 45).

По мнению М. И. Брагинского и В. В. Витрянского, способы защиты гражданских прав — это предусмотренные законом средства, с помощью которых могут быть достигнуты пресечение, предотвращение, устранение нарушений права, его восстановление и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права.

Представляется, что в приведенном определении авторы смешивают способы и средства защиты. К гражданско-правовым средствам (инструментам, орудиям) защиты относятся: фактические самозащитные действия, иски, претензии, возражения (эксцепции) против иска, заявления, жалобы, обращения в уполномоченные законом органы защиты. В рамках самозащиты обладатель субъективного права может применить допустимые законом оборонительные фактические действия по оказанию противодействия в отношении лица, посягающего на его личные неимущественные и имущественные права, действия с целью предотвращения большего вреда в условиях крайней необходимости, действия по задержанию нападающего или удержанию его имущества, по удержанию имущества неисправного должника, по принятию мер оперативного воздействия.

Осуществляя защиту обладателя субъективного гражданского права, уполномоченные государством органы (суды, государственные и муниципальные органы, органы прокуратуры, нотариата, адвокатуры, правозащитные организации и др.) прибегают к использованию таких предусмотренных законом правовых средств, как вынесение судебных решений, прокурорских постановлений, предостережений, протестов, представлений, совершение нотариальных действий, обращения и т. д. Уполномоченные законом субъекты защиты проводят судебные заседания, заслушивают объяснения сторон, исследуют иные доказательства по делу, проверяют жалобы, заявления, истребуют при этом необходимые документы, осуществляют проверки, выезжают на место нарушения, удостоверяют сделки, верность копий документов и т. д. Средство правовой защиты указывает на то, каким образом обладатель субъективного права добивается результата защиты.

Большая часть юристов полагает, что способ защиты — это прием (совокупность приемов), выражающийся в отдельном действии, движении; действие или система действий, применяемых при исполнении какой-либо работы, при осуществлении или для достижения чего-либо.

По нашему мнению, способ защиты гражданских прав — это совокупность приемов (подходов, технологий) для достижения цели защиты (превенции, пресечения, правопризнания, устранения препятствий, отрицательных последствий правонарушения и т. д.). Способ защиты указывает на то, что именно субъект защиты предпринимает для достижения целей защиты. Способы защиты следует понимать не как фактические совершаемые самозащищающимся лицом правозащитные действия (бездействие), правоохранительную деятельность управомоченного органа и их должностных лиц, а как модель (идеал) возможного будущего поведения (действия) правообладателя, предлагаемого законодателем, набор предусмотренных законом приемов, подходов, путей, технологий при осуществлении тех или иных действий, которыми правообладатель вправе воспользоваться по своему усмотрению в зависимости от характера правонарушения и цели защиты. Способ правовой защиты является моделью (эталоном) будущего поведения защищающегося лица и иных субъектов защиты, которые будут действовать — претворять в жизнь избранный уполномоченным лицом (обладателем нарушенного субъективного права) способ защиты, предусмотренный законом. Способ защиты и фактические действия по осуществлению защиты соотносятся друг с другом как возможность и действительность, как форма и содержание.

Цивилистической науке известны самые различные способы гражданско-правовой защиты: универсальные, основные (предусмотренные ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ)) и иные способы (предусмотренные статьями отдельных законов); признательные, пресекательные и восстановительные; вещно-правовые и обязательственно-правовые; подтверждающие, исполнительные и преобразовательные; основные и дополнительные; судебные и внесудебные (самозащита); меры защиты и меры ответственности.

Кроме того, ученые предлагают отдельные (дополнительные) группы гражданско-правовых способов защиты.

Представляется, что вывод исследователей, предлагающих характеризовать перечисленные в ст. 12 ГК РФ способы защиты как универсальные, носит условный характер, т.к. не все способы, перечисленные в этой статье, могут быть применимы для защиты всех видов нарушенных гражданских прав. Так, например, компенсация морального вреда, как известно, не может быть способом защиты нарушенных имущественных прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Тот или иной способ гражданско-правовой защиты зависит от специфики и содержания охраняемого субъективного права, от вида правонарушения, от цели защиты, волеизъявления потерпевшего лица, от нормы закона, предусматривающего тот или иной способ защиты, и т. д. Универсальных способов защиты не существует.

В юридической литературе продолжаются научные дискуссии о соотношении гражданско-правовых мер защиты и мер ответственности. По нашему мнению, эти понятия взаимосвязаны, взаимообусловлены, но имеют самостоятельное значение. Меры защиты — это в основном способы защиты, предусмотренные законом. Меры же гражданско-правовой ответственности (возмещение убытков, взыскание неустойки, процентов, компенсация морального вреда) представляют собой юридическую ответственность за прошлое поведение, за совершенные неправомерные действия (бездействие). Они влекут за собой неблагоприятные последствия (лишения) имущественного и неимущественного характера, направлены не только на восстановление нарушенных субъективных гражданских прав (за счет нарушителя), но и на наказание виновного лица в установленном законом порядке, сопровождаются применением гражданско-правовых санкций (неустойка, пени, штрафы). Меры защиты и меры ответственности могут пересекаться, если совпадают цели и назначение их применения. При применении мер защиты (для управомоченного лица) применяются и меры ответственности (для обязанного лица, нарушителя) в установленном законом порядке. В то же время не все меры защиты являются мерами ответственности. Меры защиты применяются не только в случае виновного правонарушения (деликта), но и в случаях аномального поведения обязанного лица, не связанного с виной обязанного лица (должника). Меры же гражданско-правовой ответственности применяются лишь в случаях гражданского правонарушения, совершенного виновным (в случаях, предусмотренных законом, невиновным) лицом. Если меры защиты используются (применяются) самим уполномоченным лицом (обладателем нарушенного субъективного гражданского права), государственными и негосударственными субъектами защиты, то принятие мер гражданско-правовой ответственности осуществляется лишь уполномоченными законом государственными органами и должностными лицами.

Исходя из характера и содержания защищаемых субъективных гражданских прав, можно сделать вывод о существовании: 1) вещно-правовых способов защиты абсолютных прав собственников и субъектов ограниченных вещных прав (признание права, виндикация, устранение препятствий в пользовании); 2) обязательственно-правовых способов защиты (защита прав в относительных правоотношениях): изменение и расторжение договора, возмещение убытков, взыскание неустойки, меры оперативного воздействия и т. д.); 3) способов защиты личных неимущественных прав (компенсация морального вреда, опровержение, возмещение убытков и т. д.); 4) способов защиты исключительных прав (признание права на товарный знак, возмещение убытков, выплата компенсации и т. д.); 5) способов защиты наследственных прав; 6) способов защиты корпоративных прав; 7) способов защиты прав кредиторов при банкротстве должника; 8) способов защиты прав инвесторов; 9) способов защиты прав потребителей и т. д.

Вещно-правовые способы защиты (виндикация, устранение препятствий в пользовании, признание права) направлены на непосредственную защиту права собственности и иных вещных прав физических и юридических лиц. Они не связаны с какими-либо конкретными обязательствами и имеют целью восстановить владение, пользование и распоряжение обладателей вещных прав, устранить препятствия или сомнения в осуществлении этих правомочий. Обязательственно-правовые средства охраняют право собственности и иные вещные права не прямо, а лишь в конечном итоге.

Большинство обязательственно-правовых способов защиты содержится в статье 12, в обязательственном праве, в ч. 3 и 4 ГК РФ.

При характеристике способов защиты личных неимущественных прав и нематериальных благ необходимо прежде всего учитывать принципиальные положения ГК РФ: неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ (п. 2 ст. 2 ГК РФ). Нематериальные блага защищаются в соответствии с Гражданским кодексом РФ и другими законами в случаях и в порядке, предусмотренных ими, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст. 12) вытекает из существа нарушенного материального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ). К примеру, ст. 152 ГК РФ предусматривает такие наиболее распространенные способы защиты доброго имени, чести и достоинства человека, как опровержение, компенсация морального вреда, возмещение убытков и опубликование ответа потерпевшего.

Положения ГК РФ о способах защиты в полной мере распространяются на защиту корпоративных прав, но с учетом особенностей корпоративных правоотношений. К специальным (корпоративным) способам защиты можно отнести отчуждение акций в предусмотренном законом порядке, перевод прав и обязанностей покупателя акций на обладателя преимущественного права покупки, выкуп акционерным обществом акций в принудительном порядке по требованию акционера, выход из хозяйственного общества, признание недействительным решений органов управления корпоративной организации, восстановление корпоративного контроля и др.

Исходя из целей, объектности и субъектности защиты, можно вычленить способы защиты субъективных гражданских прав и способы защиты общественного правопорядка (частных и публичных интересов); способы защиты прав физических лиц и способы защиты прав юридических лиц; способы защиты, применяемые только в рамках юрисдикционной формы (например, признание оспоримой сделки недействительной, применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки, присуждение к исполнению обязанности в натуре, признание права собственности), способы защиты, применяемые в рамках юрисдикционной и неюрисдикционной форм (возмещение убытков, взыскание неустойки и т. п.), и способы защиты, применяемые только в форме самозащиты (необходимая оборона, крайняя необходимость, самопомощь, удержание, меры оперативного воздействия).

Иными словами, существуют: а) способы защиты, применяемые самим управомоченным субъектом без обращения в соответствующие органы (в форме самозащиты); б) способы защиты, применяемые органами, осуществляющими защиту субъектов гражданского права, и самими обладателями нарушенного субъективного права; в) способы защиты, используемые только компетентными органами.

До настоящего времени в юридической науке остается спорным вопрос о принадлежности самозащиты к форме и способам защиты. Если следовать наименованию и содержанию ст. 12 ГК РФ, можно сделать вывод о том, что законодатель относит самозащиту к одному из способов гражданско-правовой защиты. Однако часть исследователей вполне обоснованно предлагает считать самозащиту одной из форм гражданско-правовой защиты.

По нашему мнению, самозащита является одной из форм защиты нарушенных гражданских прав (самозащита в широком смысле слова). В то же время самозащита (в узком смысле слова) может быть и способом защиты (необходимой обороной) при защите своих прав и законных интересов самим управомоченным лицом без обращения к помощи государственных и иных органов власти, должностных лиц. Самозащита, указанная в ст. 12 ГК РФ в качестве способа правовой защиты, является по существу не способом, а формой защиты (без обращения к помощи официальных органов и их должностных лиц), имеющей не менее трех способов защиты: 1) применение фактических действий (необходимая оборона, крайняя необходимость); 2) самопомощь, включая удержание; 3) применение мер оперативного (юридического) воздействия в отношении нарушителя субъективных гражданских прав других лиц.

Г. А. Свердлык и Э. Л. Страунинг различают следующие способы самозащиты: 1) предусмотренные законом и предусмотренные договором; 2) направленные на: а) обеспечение неприкосновенности прав; б) на пресечение нарушения; в) на ликвидацию последствий такого нарушения; 3) применяемые: а) до нарушения, но реализуемые в случае нарушения права или реальной угрозы такого нарушения (превентивные меры); б) реализуемые в случае нарушения или реальной угрозы такого нарушения права; 4) осуществляемые самостоятельно управомоченным лицом или третьим лицом, которое может действовать как по поручению управомоченного лица, так и без такового; 5) защищающие имущественные или личные неимущественные права; 6) защищающие гражданские права, вытекающие из договорных или внедоговорных отношений; 7) способы защиты, имеющие договорную (залог, задаток, поручительство, неустойка, страхование и т. п.) и внедоговорную природу (меры охраны, необходимая оборона, крайняя необходимость), а также действия в чужом интересе без поручения, которые могут менять природу в зависимости от их одобрения заинтересованным лицом; 8) способы самозащиты, являющиеся мерами ответственности, мерами защиты и гражданско-правовыми санкциями.

К фактическим действиям — способам самозащиты, на наш взгляд, относятся: меры охраны, необходимая оборона, крайняя необходимость, задержание нападающего и удержание его имущества (самопомощь), удержание чужого имущества при нарушении договорных отношений (ст. 359 ГК РФ). К юридическим мерам — способам самозащиты относятся меры оперативного воздействия, предусмотренные отдельными нормами ГК РФ.

Самозащита прав как форма защиты позволяет правообладателю субъективного гражданского права (а в предусмотренных законом случаях и представителю правообладателя) прибегать к защите своих оспариваемых, нарушенных, нарушаемых или находящихся под угрозой нарушения прав и законных интересов без обращения к помощи государственных и иных органов (организаций) в целях предупреждения, пресечения и восстановления своих прав ввиду невозможности использования иных форм защиты в силу объективных и субъективных причин с учетом характера совершаемого (или потенциального) правонарушения, вида и содержания нарушаемого субъективного гражданского права.

Самозащитные действия в виде необходимой обороны, крайней необходимости и самопомощи имеют чрезвычайно-исключительный характер, ибо они обусловлены (вызваны) неожиданными физическими посягательствами на жизнь, здоровье и (или) имущество защищающегося лица, которое вынуждено прибегать к самозащите в силу невозможности получения своевременной помощи от уполномоченных органов власти и их должностных лиц и когда существует риск, что без осуществления защиты силами самого правообладателя (защищающегося лица) невозможно иным образом защитить имущественные и личные неимущественные интересы последнего, защита благ и прав намного осложнится или окажется вовсе невозможной. При появлении первой же возможности прибегнуть к помощи правоохранительных и иных уполномоченных органов власти нуждающееся в защите лицо должно обратиться к указанным органам для осуществления дальнейшей защиты в установленном законом порядке, незамедлительно сообщить уполномоченным государством лицам о применении того или иного способа самозащиты и не злоупотреблять своим правом на самозащиту.

По нашему мнению, самозащитные физические действия управомоченного лица по удержанию своего имущества или имущества правонарушителя, по задержанию самого правонарушителя (самопомощь) при непосредственном физическом посягательстве на жизнь, здоровье и (или) имущество защищающегося, включая применение насилия к задерживаемому лицу, а также удержание чужого имущества в рамках ст. 359 ГК РФ можно обозначить с определенной мерой условности известным дореволюционному российскому законодательству и зарубежному правопорядку термином «самопомощь».

Применение каждого из способов самозащиты зависит от конкретной юридической ситуации, сложившейся с участием физического или юридического лица, нуждающегося в самозащите, от характера и правовой природы совершаемого (или уже совершенного) контрагентом или третьими лицами правонарушения, от условий и интенсивности этого правонарушения, от временной невозможности потерпевшего лица прибегнуть к помощи юрисдикционных (судебных, административных и иных) органов. Выбор способа защиты зависит не только от природы, вида нарушаемых прав, стадии нарушения, указаний договора на определенный вид самозащиты, но и от характера и степени опасности нарушения.

Представляется необходимым дополнить действующий ГК РФ положением о том, что самозащита может осуществляться посредством необходимой обороны, крайней необходимости, самопомощи, удержания.

2. Актуальные проблемы самозащиты как способа защиты гражданских прав

Защищенность гражданских прав — одна из основных характеристик развитого правопорядка. Среди всех прочих способов защиты самозащита имеет чрезвычайно важное значение в условиях стремительно растущего и меняющегося рынка. Его преимущества очевидны: эффективность, обеспеченная личной заинтересованностью управомоченного лица, оперативность воздействия на правонарушителя, отсутствие сроков давности.

Сама категория самозащиты понимается специалистами неоднозначно. В широком понимании данный вид защиты представляет собой спектр всех допускаемых законом или договором самостоятельных действий управомоченного лица, позволяющих обеспечить неприкосновенность права, пресечь правонарушение и восстановить право (Г.А. Свердлык, Э.Л. Страунинг). То есть данные действия направлены не только на пресечение нарушения, но и обеспечение их неприкосновенности (обеспечение исполнения обязательств). В более узком смысле самозащита воспринимается как меры фактического порядка, направленные на защиту прав во внедоговорных отношениях (В.П. Грибанов), фактические действия, имеющие целью пресечь правонарушение, а не восстановить право (А.П. Вершинин). К ним относятся действия в состоянии крайней необходимости и необходимой обороны.

Одними из труднореализуемых на практике являются нормы о необходимой обороне. Самооборона представляет собой естественное неотчуждаемое право человека, она применяется при посягательстве (нападении) на материальные либо нематериальные права и связана с причинением вреда посягавшему. Наука и практика определяют, по крайней мере, две острейшие проблемы, связанные с реализацией права на самооборону. Во-первых, правоприменительная практика, комментарии к закону дают основание полагать, что категория необходимой обороны не отвечает в полной мере задачам гарантирования естественных неотчуждаемых прав человека и должна быть переосмыслена. Специалисты отмечают, что условия и основания применения мер самозащиты требуют большей определенности, поскольку недостаточно оправданное использование самостоятельной защиты квалифицируется как неправомерное действие.

Вторая проблема напрямую связана с первой, поскольку правовым последствием превышения пределов необходимой обороны является возникновение обязанности возместить причиненный вред (ст. 1066 ГК РФ). Необходимо подвергнуть пересмотру принцип гражданско-правовой ответственности за причинение вреда в состоянии самообороны. Это продиктовано насущной необходимостью в условиях распространившейся в обществе ситуации безнаказанности, злоупотребления правами. В сознании определенного круга граждан существует мнение о возможности «обойти» закон, не подвергаясь никакому возмездию. Результатом подобного представления о действии закона, так называемой лояльности к правонарушению, становится ситуация неуважения закона.

Обратимся к правовой сути понятия необходимой обороны. Существуют очевидные сложности практического определения «необходимости» самообороны и, соответственно, границ ее реализации, то есть тех условий, при которых данные действия будут квалифицированы как правомерные.

Традиционно границы самообороны не считаются превышенными при соблюдении следующих условий: наличие факта нападения, которое носит противоправный характер. Не все противоправные действия требуют применения оборонительных мер, гражданское право в понимании противоправности нападения ориентировано на уголовное законодательство. Самооборона не может быть применена против действий, которые носят противоправный характер, но не являются уголовно наказуемыми деяниями. Противоправные действия лица в указанных обстоятельствах влекут за собой возмещение вреда, поэтому применение самообороны в данном случае будет неоправданной мерой. В уголовном праве необходимая самооборона может быть применена только против правонарушения, которое квалифицируется как преступное посягательство.

Во-вторых, необходимая оборона может быть направлена не только на защиту интересов обороняющегося, граждане имеют право защищать от посягательства интересы государства, общественные интересы, а также личность и права другого лица, подвергающегося преступному посягательству.

В-третьих, оборона признается необходимой, если она применяется своевременно, адекватна интенсивности нападения, направлена непосредственно на нападающего, совершается также в интересах государства и общества, прав и интересов других лиц.

Под своевременностью понимается либо сам момент нападения, либо реальная его угроза или момент окончания нападения, если у оборонявшегося нет оснований убедиться в его окончании.

Самозащита лицом своей личности должна быть проработана серьезно, так как ошибка может повлечь уголовную ответственность. Но Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 27. 09. 2012 № 19, которым было разъяснено применение судами законодательства о необходимой обороне, в силу своего общего характера содержит не много новой информации, поэтому вряд ли может служить ориентиром для потенциального обороняющегося. В большей степени это — разъяснение действий суда по установлению значимых обстоятельств дела и применению системы норм уголовного права применительно к теме. Тем не менее примененное логическое толкование норм статьи 37 УК РФ следует взять во внимание по следующим пунктам.

1. Список признаков посягательства, указанного в ч. 1 ст. 37 УК РФ, не является исчерпывающим. К таковым относятся, например, причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов), либо применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т. п.). А для оправдания действий при непосредственной угрозе применения насилия требуется, чтобы с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. Она может выражаться в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств. При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (часть 1 статьи 37 УК РФ), а также в случаях, предусмотренных частью 2.1 статьи 37 УК РФ, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

2. Требование соразмерности установлено для случаев совершения общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья). В соответствии с этим не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, но заведомо для лица, причинившего вред, в силу малозначительности не представлявших общественной опасности. Лицу, намеревавшемуся причинить обороняющемуся легкий вред или вред средней тяжести, не может быть причинена смерть. Следовательно, действия оборонявшегося лица нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, если причиненный вред хотя и оказался большим, чем вред предотвращенный, но при причинении вреда не было допущено явного несоответствия мер защиты характеру и опасности посягательства. Применительно к ч. 2 ст. 37 УК принцип вины проявляется в том, что обороняющийся подлежит уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны лишь в случае, когда будет доказано, что он осознавал явную несоразмерность своих действий по отношению к посягательству.

3. Состояние необходимой обороны возникает не только с момента начала общественно опасного посягательства, но с того момента, когда посягающее лицо готово перейти к совершению соответствующего деяния. Право на необходимую оборону в случаях общественно опасного посягательства, носящего длящийся или продолжаемый характер (например, незаконное лишение свободы, захват заложников, истязание и т. п.), сохраняется до момента окончания такого посягательства. Переход оружия или других предметов, использованных в качестве оружия при посягательстве, от посягавшего лица к оборонявшемуся лицу сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, числа посягавших лиц, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения такого посягательства. Действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом.

Постановление не отвечает однозначно на вопрос о неожиданности посягательства, ориентируя суды расплывчатыми формулировками и давая минимум примеров. Также дана лишь рекомендация по рассмотрению групповых посягательств. Утверждается, что при посягательстве нескольких лиц обороняющееся лицо вправе применить к любому из посягающих такие меры защиты, которые определяются характером и опасностью действий всей группы. Верховный Суд Р Ф не связывает правомерность необходимой обороны ни с последующим привлечением посягающего к уголовной ответственности, ни с его вменяемостью, ни с достижением возраста привлечения к уголовной ответственности. Вводя требование реальности посягательства как обязательное, высшая инстанция соглашается, что, когда обстановка давала основания полагать, что совершается реальное общественно опасное посягательство и лицо, применившее меры защиты, не осознавало и не могло осознавать отсутствие такого посягательства, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны.

Итак, нюансов много и массив подлежащих выяснению обстоятельств делает уголовное дело о превышении пределов необходимой обороны действительно достаточно сложным.

Обратимся к положительному примеру, который были созданы еще до Постановления В С РФ и наличие которых указывает на реальность действия права на самозащиту.

Постановлением Президиума Мосгорсуда от 11. 06. 2011 был отменен приговор Черемушкинского районного суда г. Москвы от 24. 12. 2010, а уголовное дело в отношении обвиняемой прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24УПК РФ в связи с отсутствием в ее деянии состава преступления. Президиум пришел к выводу о том, что в судебном заседании было достоверно установлено, что М. нанесла М.Г. удары ножом в ходе избиения и удушения ее последним, и суд пришел к выводу, отразив это в приговоре, что она находилась в состоянии необходимой обороны. В связи с этим президиум горсуда пришел к выводу, что состав преступления в действиях М. отсутствует, поскольку она, нанеся М.Г. удары ножом в ходе избиения и удушения ее последним, избрала меры защиты, соразмерные имевшему место посягательству на ее жизнь и здоровье со стороны М.Г., при этом в сложившейся ситуации она не могла объективно оценить степень и характер опасности нападения. Таким образом, М. действовала в состоянии необходимой обороны и не допустила превышение ее переделов.

Проблема неопределенности пределов самообороны порождает и вопрос о размере возмещения вреда, причиненного лицу при отражении его общественно опасного посягательства. В соответствии со ст. 1066 ГК РФ вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были нарушены ее пределы, не подлежит возмещению.

Согласно Постановлениям Пленума Верховного Суда СССР 1969 г., 1984 г., 2010 г. при определении суммы возмещаемого вреда суд должен учитывать степень вины оборонявшегося и посягавшего.

В настоящее время действует положение об учете вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред, в соответствии с которым вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит (п. 1 ст. 1083 ГК).

Согласно п. 2 ст. 1083 ГК РФ размер возмещения должен быть уменьшен, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

В научной литературе отсутствует общепринятое единое мнение по этому вопросу. Специалисты очевидным образом расходятся во мнениях. Так, Н. С. Малеин отстаивал принцип «смешанной ответственности», в соответствии с которым вред возмещается с учетом вины как обороняющегося, так и потерпевшего.

О.С. Иоффе при решении данного вопроса предложил подходить дифференцированно: если оборона применялась после нападения, то вред потерпевшему (т.е. нападавшему) должен быть возмещен полностью, если пределы обороны превышены в результате несоответствия средств защиты характеру нападения, то с учетом вины потерпевшего суд может вынести решение о частичном возмещении вреда.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой