Дезертирство

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Саратовский военный институт внутренних войск МВД России

Кафедра уголовного и гражданского права.

Курсовая работа

Тема:

«ДЕЗЕРТИРСТВО»

Выполнил: к-т 5 взвода 3 роты Авдеев А. О.

Руководитель: подполковник Авдеева Л. А.

Оценка: ________________________

Подпись научного руководителя________

Саратов

2006

Оглавление

  • Введение 3
  • Глава 1. Понятие и общая характеристика преступлений против военной службы 4
  • 1.1. История развития уголовного законодательства о преступлениях против военной службы 4
  • 2.2. Общая характеристика преступлений против военной службы
  • и их система 11
  • Глава 2. Уголовно-правовая характеристика дезертирства 18
  • 2.1. История развития уголовного законодательства о преступлении против военной службы — дезертирстве 18
  • 2.2. Преступление против порядка пребывания на военной службе — дезертирство 23
  • Заключение 26
  • Список литературы 28
  • Введение
  • С первых дней создания Рабоче-крестьянской Красной армии законодатель уделял внимание борьбе с уклонениями от военной службы, особенно с дезертирством. Например: в годы иностранной военной интервенции и Гражданской войны был издан ряд декретов о борьбе с дезертирством, в которых это деяние рассматривалось как одно из самых тяжких и позорных преступлений. В данных декретах говорилось об общественной опасности дезертирства как преступления, равносильного предательству, и подчеркивалась необходимость решительной борьбы с ним. В уголовном законодательстве последующих лет особенно в настоящее время дезертирство, также признается одним из наиболее опасных воинских преступлений. Поэтому на современном этапе развития Вооруженных Сил Российской Федерации данный вопрос является очень актуальным и требует к себе более престольного внимания, как политиков, так и ученых для его разрешения.
  • Цель моей курсовой работы заключается в подробном анализе такого преступления против порядка пребывания на военной службе, как дезертирство.
  • Поставленная цель обуславливает необходимость решения следующих задач при написании курсовой работы — это:
  • 1. необходимость рассмотрения понятия и общей характеристики преступлений против военной службы;
  • 2. выделить и изучить историю развития уголовного законодательства о преступлениях против военной службы;
  • 3. проанализировать уголовно-правовую характеристику дезертирства;
  • 4. раскрыть историю развития уголовного законодательства о преступлениях против военной службы — дезертирстве.
  • Глава 1. Понятие и общая характеристика преступлений против военной службы
  • 1.1. История развития уголовного законодательства о
  • преступлениях против военной службы
  • Во времена, предшествующие законотворческой деятельности Петра I, вопросы наказуемости деяний военнослужащих решались не воинскими уставами, а главным образом Соборным Уложением 1649 года. Регулируя общественные отношения разных правовых отраслей, оно впервые уделило особое внимание правам и обязанностям населения и ратных людей на случай возникновения войны. Предоставляя последним определенные права, Уложение, вместе с тем, обязывало: не допускать при следовании на военную службу насилия к населению, «отраву покоса» и т. д. Законодатель сурово наказывал и дезертирство, уклонение от несения военной службы, измену, похищение или утрату военного имущества. Говоря об ответственности ратных людей в одной из своих глав, Соборное Уложение 1649 г, по сути дела, подразумевало в ней их ответственность за любое преступление, совершенное во время войны лицом (боярином, дворянином, про-столюдином, иностранцем) при следовании на «государеву службу», при ее прохождении или при возвращении с нее.
  • Создав регулярную армию, в виде 27 пехотных и 2 драгунских формирований, Петр I отвел уставам несения военной службы уже иное значение. Так, Военный (1716 г.) и Морской (1722 г.) артикулы претендовали, чуть ли не на роль свода законов, в том числе уголовных. Сориентированные на военных и считающие преступление нарушением субординации, Артикулы видели в нем, в конечном счете, всякое наказуемое деяние лица, находившегося на «государевой службе» Повелев руководствоваться Воинскими артикулами при разрешении дел не только военными, но и гражданскими судами, Петр I тем самым исходил из того, что не военнослужащие являются частью населения, а оно — население — часть военнослужащих.
  • Представления о понятии воинского преступления, как и любого деяния, совершенного в период прохождения военной службы, в последующем нашли отражение при подготовке Полевого Уголовного Уложения 1812 года и Военно-уголовного Устава 1839 года, применение которых также не ставилось в зависимость от общих, гражданских уголовно-правовых законов. С 1868 г. Устав о наказаниях стал связывать понятия воинского преступления не только с самим фактом его совершения определенной категорией лиц, но и с нарушением ими каких-то специальных обязанностей по военной службе. При этом в основу группировки различных составов был положен принцип о самостоятельной наказуемости деяний, совершенных в обычное и в военное время. Первые, в свою очередь, охватывали собой преступления и проступки в виде: 1) нарушения чинопочитания и подчиненности; 2) оскорблений и насильственных действий в отношении караула или начальника; 3) той или иной формы уклонения от службы (в том числе путем побега, самовольной отлучки, неявки в срок на службу); 4) превышения должностных полномочий или противодействия их осуществлению; 5) нарушения обязанностей во время несения караульной службы или дежурства; 6) недобросовестности по отношению к сохранности военного имущества или управления им; 7) нарушения порядка отправления должности; 8) противозаконных поступков должностных лиц по некоторым специальным родам службы; 9) преступлений и проступков, общих для военнослужащих и чиновников гражданского ведомства. Во вторую группу воинских преступлений, т. е. деяний, совершаемых в период ведения военных действий или в местностях, объявленных на военном положении, объединялись: 1) способствование неприятелю в проведении им враждебных действий или переписка с кем-либо из лиц, состоящих в неприятельской армии; 2) бегство, оставление поста или потеря знамени в бою; 3) капитуляция, сдача крепости и т. п.; 4) самовольное отступление от плана ведения военных действий, принятие на себя командования и др.; 5) непринятие должных мер предосторожности; 6) повреждение укреплений, орудий; 7) присвоение трофеев; 8) распространение ложных, панических слухов среди военнослужащих; 9) разглашение военной тайны (диспозиции или числе войск); 10) нарушение правил обращения с военнопленными или жителями, мародерство. Хочу при этом отметить, что в те времена перечень воинских преступлений в систему Особенной части общих уголовных законов (Уложении о наказаниях 1845 года, Уголовном Уложении 1903 года) непосредственно не включался.
  • Советское уголовное законодательство пошло по несколько иному пути. Если не иметь в виду Положение о революционных военных трибуналах 1919 года, в котором речь шла в основном о деяниях, совершаемых в районе боевых действий, то во всех Уголовных кодексах (1922,1926,1960 годов) выделялась глава, содержащая статьи о воинских преступлениях. После образования СССР ответственность за них была отнесена к ведению общесоюзных органов, которые устанавливали единое понятие и систему преступлений против военной службы. Первым актом — Положением о воинских преступлениях 1924 года — этими деяниями назывались преступления: а) совершаемые военнослужащим Красной Армии и Красного Флота либо лицами, зачисленными в команды обслуживания или призываемыми на службу в территориальные формирования на время отбывания ими сборов; 2) направленные против установленного порядка несения военной службы и выполнения Вооруженными Силами республики своего назначения, и 3) «если при том эти преступления по своему характеру и значению не могут быть совершены гражданами, не состоящими на военной или морской службе» Тихомиров Ю. А. Курс сравнительного правоведения. М.: Норма, 1996. 56 С. Обращая внимание прежде всего на специфику субъекта, данное Положение вскоре (1926 г.) было дополнено примечанием, согласно которому ответственность за воинское преступление должна возлагаться на лиц «строевого состава особых вооруженных отрядов (резервов) Народного комиссариата путей сообщения» Тер-Акопов А. А. Правовые основания ответственности за воинские преступления. Диссертация доктора юридических наук. — М.: Военный институт, 1982 345 С.
  • . Законодатель всегда стремился охватить понятие «установленного порядка несения военной службы и выполнения Вооруженными Силами республики своего назначения» все те деяния, которые были обозначены еще Воинским Уставом о наказаниях 1868 года: нарушение порядка подчиненности, уклонение от несения военной службы, противозаконное отчуждение или промотание военного имущества и т. д. Что же касается третьего признака — «невозможность совершения воинских преступлений гражданами, не состоящими на военной или морской службе», то его вычленение фактически дублировало содержание двух других, поскольку нарушить порядок несения военной службы могут лишь те лица, которые обязаны его соблюдать.
  • Закон об уголовной ответственности за воинские преступления от 25 декабря 1958 года ввел один признак «предусмотренности» воинского преступления данным законом. Появление данного признака не было случайным, ибо Основы уголовного законодательства СССР и уголовные кодексы союзных республик отменили принцип аналогии закона. При таком подходе вопрос о привлечении к уголовной ответственности мог быть решен не только при наличии самого факта виновного нарушения военнослужащим прав прохождения военной службы, но и при соответствии признаков конкретного деяния и какого-либо конкретного состава преступления, предусмотренного законом.
  • Уголовный Кодекс Р Ф 1996 года См.: СЗ РФ, 17. 06. 1996, N 25, ст. 2954. в целом исходит из аналогичных взглядов на соотношение общеуголовных и воинских преступлений. Считая, что и те, и другие должны основываться на единых началах, он включил составы преступлений против военной службы в Особенную часть, отвергая тем самым идею самостоятельности так называемого военно-уголовного законодательства. Принимаемые ранее советские уголовные законы решали этот вопрос так же, однако, располагая в Особенной части Уголовного кодекса соответствующую главу в качестве заключительной, придавали воинским преступлениям особый, специфический характер.
  • Действующий Уголовный кодекс с этой точки зрения, на мой взгляд, можно считать более удачным, хотя и он не в полной мере учитывает тот факт, что военная служба есть разновидность государственной, и, стало быть, нет необходимости рассматривать в разных разделах Особенной части УК воинские и должностные преступления, преступления против правосудия и порядка управления. Я считаю, что все они непосредственно затрагивают какую-то функцию государства и вследствие этого должны объединяться в одном разделе, который можно было бы назвать, например — «Преступления против государства».
  • В этой связи более глубоким и точным, чем ранее, можно считать первый признак понятия преступления против военный службы: их предусмотренность определенной главой Особенной части Уголовного кодекса. Но нельзя не отметить, что содержащаяся в нем система преступлений сконструирована применительно к мирному времени и не охватывает собой деяния, совершаемые в условиях войны (в УК РСФСР 1960 года к такого рода деяниям относилось: самовольное оставление части в боевой обстановке, добровольная сдача в плен, дурное обращение с военнопленными т. д.). По моему мнению, установление уголовной ответственности за деяния военнослужащих в военное время или в боевой обстановке — задача особого законодательства.
  • Довольно удачно в УК РФ решается вопрос о другом признаке преступления, характеризующем его субъекта. Называя в таком качестве три категории лиц — военнослужащих, военнообязанных, военных строителей, законодатель ввел уточняющие положения. К военнослужащим он отнес лиц, проходящих службу в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях. Обратившись к соответствующим правовым нормам, можно установить, что проходящим военную службу считается тот, на кого возложены обязанности по вооруженной защите государства, исполнение которых предполагает прохождение службы в воинских частях, на кораблях, предприятиях, в учреждениях, организациях, военных образовательных учреждений профессионального образования (офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений, сержанты, старшины, солдаты и матросы, поступившие на военную службу по контракту или призыву). Статус военнослужащих распространяется на призванных на военные сборы и сохраняется за лицами, захваченными в плен. Понятие лиц, являющихся военнослужащими вооруженных формирований, а также признаваемых военнообязанными, определяется Законами «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе» СЗ РФ, 30. 03. 1998, N 13, ст. 1475,. Таким образом, содержание понятие субъекта преступления против военной службы увязывается в Уголовном Кодексе с существующей в настоящее время нормативной базой.
  • При анализе действующего Уголовного закона и его последнего проекта обнаруживаются различия. В проекте, как, впрочем, и в ранее действовавшем законодательстве, предполагалось, что данные преступления могут совершаться против установленного порядка несения военной службы. Уголовный кодекс РФ 1996 года использует иной термин: против ее прохождения. Он включает в себя не только время непосредственного выполнения каких-то конкретных обязанности (например, боевого дежурства), но и весь срок военной службы. Поскольку направленности воинских преступлений связывается с совершением их против прохождения военной службы в установленном порядке, то, стало быть, и в данном случае решение всех конкретных вопросов, касающихся сроков военной службы (ее начало, приостановление, продолжение, окончание), условий возложения на военнослужащего конкретных обязанностей по несению военной службы, признания его исполняющим или не исполняющим обязанности военной службы, особенностей прохождения военной службы в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях и т. д., должно основываться на соответствующих законах, положениях, уставах.
  • Таким образом, все вышесказанное свидетельствует о том, что военное уголовное законодательство на протяжении всего периода истории постоянно изменялось и дополнялось, так как с течением времени предъявлялись другие требования к нормам морали, менялось мировоззрение и т. д. Поэтому, мной будет исследована проблема дезертирства.
  • 2.2. Общая характеристика преступлений против военной службы
  • и их система
  • Понятие преступлений против военной службы определено непосредственно в уголовном законодательстве (ст. 331 УК) как преступления против установленного порядка прохождения военной служб совершенные военнослужащими, проходящими военную службу; призыву или по контракту в Вооруженных Силах Р Ф, других войск и воинских формированиях Российской Федерации, а также гранами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов Военно — уголовное законодательство/ Под ред. кандидата юридических наук М. К. Кислицына — М.: Издательство НОРМА, 2002
  • .
  • Это единственный вид преступления, определение которого сформулировано в качестве общеобязательного в самостоятельной уголоно-правовой норме. Несмотря на представленность указанного понятия в Особенной части УК, по сути оно является нормой общего характера. Признаки данных преступлений, базируясь на общих положениях учения о преступлении, имеют свое специфическое содержание, которое следует учитывать при решении разнообразных вопросов ответственности военнослужащих.
  • Конституционно-правовым основанием уголовной ответственности за преступления против военной службы является ст. 59 Конституции Р Ф 1993 г., которая провозглашает защиту Отечества долгом и
    обязанностью гражданина Российской Федерации. Это требований запрещает гражданам уклоняться от исполнения обязанностей военной службы, а военнослужащим -- нарушать установленный порядок ее прохождения.
  • Определение понятия преступления против военной службы выполняет важные функции: оно позволяет раскрыть сущность, содержание преступлений, относимых к воинским, и на этой основе ра граничить преступления против военной службы между собой и других преступлений, а также воинские преступления от иных праве нарушений.
  • Уголовное законодательство России после 1917 г. отказалось выделения военно-уголовного права как подотрасли уголовного права, предназначенной для военнослужащих (что было прежде в Рос-сийской империи), и перешло к конструированию военно-уголовного законодательства как системы норм, учитывающих только специфику воинских преступленийО концепции военно-уголовного права см.: Орловский С, Малкис В. Советское военно-уголовное право. Общая часть. Учение о материальном и процессуальном воен-но-уголовном праве. М; Л., 1928; Чхиквадзе В. М., Савицкий М. Я. Советское военно-уго-ловное право. М., 1941; Чхиквадзе В. М. Военно-уголовное право. Ч. 1. М, 1946; Ч. 2. М, 1947. Для того чтобы не допустить расширитель-ного толкования преступлений против военной службы и возврата к военно-уголовному праву, предупредить несанкционированное уве-личение круга лиц, подлежащих ответственности за воинские пре-ступления, было введено соответствующее определение понятия пре-ступления против военной службы. Благодаря этому была создана возможность упростить систему военно-уголовного законодательства, сократив число составов воинских преступлений за счет исключения встречавшегося дублирования уголовно-правовых норм Об история развития военно-уголовного законодательства России см.: Ахметшин Х. м, Советское военно-уголовное законодательство. М., 1972; Самойлов А. С. Разви-тие теории военно-уголовного законодательства за 60 лет (1939--1999 гг.). М., 1999; Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы. Учебник/ Под ред. Н. А. Петухова. М., 1999. С. 6--35, 262--274.
  • Кроме указанных причин имеются и иные основания выделения в УК понятия воинского преступления. Ими являются: своеобразный характер общественной опасности деяний, посягающих на порядок прохождения военной службы и военную безопасность государства, а также особый смысл уголовной ответственности и наказания воен-нослужащих, состоящий в том, чтобы наряду с общими задачами также решать и задачу воинского воспитания осужденных военнослу-жащих путем применения к ним в необходимых случаях средств воен-но-исправительного воздействия.
  • Находясь в полном соответствии с общим определением преступ-ления, сформулированным в ст. 14 УК, понятие преступления против военной службы обнаруживает и определенные специфические черты. Воинское преступление представляет собой деяние (действие или без-действие) и включает характерные для всех преступлений признаки: общественную опасность, уголовную противоправность, виновность и наказуемость. Однако каждый из этих признаков наполняется спе-цифическим содержанием.
  • Так, общественная опасность воинских преступлений выражается в нарушении установленного порядка прохождения военной службы. Социальную опасность представляют не сами по себе нарушения военно-служебных отношений, а те вредные последствия, которые могут наступить в результате допущенных нарушений. Воинский пра-вопорядок устанавливается в целях обеспечения боевой готовности войск -- важнейшего фактора военной безопасности государства См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Утв. Ука-зом Президента Р Ф от 10 января 2000 г. № 24 // Российская газета. 2000. 18 янв.; Воен-ная доктрина Российской Федерации. Утв. Указом Президента Р Ф от 21 апреля 2000 г. № 706 // Российская газета. 2000. 25 апр.
  • Всякое воинское преступление в той или иной мере ослабляет го-товность армии и флота к вооруженной борьбе с вероятным против-ником, ограничивает достижение главных целей военной безопаснос-ти -- предотвращение, локализация и нейтрализация военных угроз Российской Федерации. Причем опасность создается не только при реальном причинении. вредных последствий, но и создании угрозы их наступления.
  • Уголовная противоправность -- это юридическое выражение и за-крепление общественной опасности и органически связана с ней.
  • Противоправность воинских преступлений так же специфична, как и общественная опасность, которую она отражает на законода-тельном уровне: она проявляется в совершении субъектом деяния, за-прещенного не только уголовным законом, что характерно для всяко-го преступления, но и с учетом бланкетности уголовно-правовых норм специальными воинскими законами и иными нормативными источниками (иерархически выстроенной по юридической силе системой актов военного законодательства). Всякое воинское преступле-ние нарушает те или иные правила несения военной службы (общие или специальные) независимо от способа конструирования диспозиции конкретного состава.
  • Следующий признак -- виновность, она также органически связа-на с общественной опасностью и уголовной противоправностью. Военнослужащий осознает или должен осознавать, что, являясь субъектом воинского преступления, он совершает деяние, нарушающее порядок несения военной службы, что он причиняет либо создает угрозу причинения вреда боевой готовности войск.
  • Явно выраженную специфику имеет и признак уголовной наказуемости воинских преступлений. С учетом особенностей, обусловленных характером службы в воинских формированиях страны, все виды наказаний (ст. 44 УК) в зависимости от возможности их применения к военнослужащим систематизируются на три группы.
  • Первая группа мер может применяться ко всем военнослужащим на общих основаниях и исполняется без каких-либо изъятий и ограничений (это штраф, лишение свободы на определенный срок или пожизненно, смертная казнь).
  • Вторую группу образуют наказания хотя и причисляемые к числу общих, но имеющие специфику назначения и исполнения примени-тельно к осужденным военнослужащим. Действующее законодатель-ство говорит об особенностях применения ареста (ч. 3 ст. 54 УК), обя-зательных работ (ч. 4 ст. 49 УК), лишения права занимать определен-ные должности или заниматься определенной деятельностью в условиях возможного продолжения осужденными службы (ст. 47 УК), а также о неприменении ко всем категориям военнослужащих испра-вительных работ (ст. 50, 51 УК), возможности назначения ограниче-ния свободы только военнослужащим, проходящим службу по кон-тракту, особенностях применения такого вида наказания, как лише-ние воинского звания (ст. 48 УК).
  • Третью группу наказаний составляют специальные уголовно-пра-вовые меры, реализуемые только в условиях дальнейшего прохожде-ния осужденными службы (как реально, так и условно): содержание в дисциплинарной воинской части (назначаемое военнослужащим, проходящим службу по призыву) и ограничение по военной службе (применяемое самостоятельно либо взамен исправительных работ лишь к военнослужащим, проходящим службу по контракту, и отбы-ваемое по месту службы осужденного). Эти специфические воинские наказания позволяют наряду с общими целями, стоящими перед уго-ловным наказанием, решать и специальную задачу -- воинское вос-питание и военно-исправительное воздействие, поскольку отбывают-ся они в условиях несения осужденными военнослужащими военной службы См.: Положение о дисциплинарной воинской части. Утверждено постановлени-ем Правительства Российской Федерации // Российская газета. 1997. 14 июля; Прави-ла отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими. Утв. приказом Минобороны России от 29 июля 1997 г. № 302 // БНА РФ. 1998. № 1. ст. 337, 338 УК).
  • Указанные особенности наказуемости преступлений против воен-ной службы обусловили появление специального разд. V в УИК РФ об исполнении наказаний в отношении осужденных военнослужа-щих, Положения о дисциплинарной воинской части, а также Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими См. об этом: Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы: Учебник. М, 1999. С. 42--57; Зателепин O.K. Объект преступления против военной службы. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1999.
  • .
  • Лица, совершившие воинские преступления, могут быть освобож-дены от уголовной ответственности как по общим (ст. 75--78 УК), так и по специальным основаниям. Применительно к преступлениям против военной службы такие основания установлены только в отно-шении самовольного оставления части и дезертирства.
  • Освобождаемые от уголовной ответственности, как правило, привлекаются командирами (начальниками) к дисципли-нарной ответственности -- разновидности юридической ответствен-ности.
  • Объектом воинского преступления (ст. 331 УК) является порядок прохождения военной службы. Под ним понимается закрепленная военно-правовыми актами (законами, воинскими уставами, а также иными военно-административными нормами), форма осуществлена военно-служебной деятельности Судебная практика по уголовным делам: Тематический сборник/ Сост. О. М. Оглоблина. М., 2001
  • .
  • Указанный объект является необходимым признаком всякого деяния, квалифицируемого как преступление против военной службы хотя на него может посягать и общеуголовное деяние (например, щ хищении военнослужащим военного имущества). Сам по себе порядок вне связи с социальными ценностями, во имя которых он устанавливается, юридического значения иметь не может. Поэтому, нормативно определяя порядок прохождения военной службы как объект воинского преступления, нельзя ограничиваться простой констатацией, а следует раскрыть ту социальную ценность, которая стоит за этим порядком и определяет действительную общественную опасность посягательства. В качестве таковой выступают военная безопасность и обороноспособ-ность государства как состояние защищенности страны от вооруженной агрессии, как вооруженная защита Российской Федерации, целостнос-ти и неприкосновенности ее территории.
  • Рассматриваемый порядок военной службы (призванный обеспечивать военную безопасность и обороноспособность страны) в уголовном праве выполняет роль родового объекта и распространяет своё действие на все преступления против военной службы. Родовой объект включает видовые, т. е. отдельные, сферы военно-служебной деятельности, где решаются те или иные задачи обеспечения вое безопасности. Каждая такая разновидность воинского правопорядку выступает в качестве объекта, как правило, нескольких однородны преступлений.
  • В соответствии с видовым объектом формируется система составов преступлений против военной службы:
  • — против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношении (ст. 332−336 УК);
  • — против порядка пребывания на военной службе, т. е. уклонение службы (ст. 337−339 УК);
  • — против порядка несения специальных видов военной службы (ст. 340−344 УК);
  • — против порядка использования и сбережения военного имущества (ст. 345−348 УК);
  • — против порядка эксплуатации военно-технических средств (ст. 349−352 УК).
  • В видовом выделяется непосредственный объект преступлений против военной службы: им является порядок прохождения данного вида службы в конкретном месте. Так, для часового, самовольно ос-тавившего пост, в связи, с чем произошло хищение из сданного под охрану караулу склада, непосредственным объектом посягательства будет признан установленный порядок караульной службы в данном составе караула, видовым -- порядок несения специальной (карауль-ной) службы, родовым -- порядок прохождения военной службы, а общим (в соответствии со ст. 2 УК) -- в целом общественный поря-док, мир и безопасность человечества.
  • Таким образом, военнослужащий, нарушая порядок прохождения службы, в от-дельных случаях одновременно посягает и на иные объекты, охраняе-мые уголовным законом, т. е. причиняет вред помимо основного еще и дополнительному объекту. Если диспозицией совершенного пре-ступления против военной службы охватывается причинение вреда и второму (дополнительному) объекту, то содеянное квалифицируется только по одной статье военно-уголовного законодательства
  • Глава 2. Уголовно-правовая характеристика дезертирства
  • 2.1. История развития уголовного законодательства о
  • преступлении против военной службы — дезертирстве
  • С первых дней создания Рабоче-крестьянской Красной армии законодатель уделял внимание борьбе с уклонениями от военной службы, особенно с дезертирством. Например: в годы иностранной военной интервенции и Гражданской войны был издан ряд декретов о борьбе с дезертирством, в которых это деяние рассматривалось как одно из самых тяжких и позорных преступлений. В данных декретах говорилось об общественной опасности дезертирства как преступления, равносильного предательству, и подчеркивалась необходимость решительной борьбы с ним. В уголовном законодательстве последующих лет дезертирство, также признается одним из наиболее опасных воинских преступлений.
  • Следует отметить, что в военно-уголовном законодательстве понятие дезертирства не всегда определялось одинаково. Например, в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. в основу понятия дезертирства был положен субъективный критерий. Статья 204 Кодекса определяла дезертирство как «самовольное оставление военнослужащим своей части или места службы с целью уклониться от несения военной службы или участия в боевых действиях» УК РФ. Норма. 2004. 76С. Вскоре законодательное определение дезертирства было значительно расширено: под ним стало пониматься также самовольное оставление военнослужащим части или места службы продолжительностью свыше шести суток, хотя бы оно было совершено и без цели вовсе уклониться от военной службы.
  • По Положению о воинских преступлениях 1927 г. дезертирством признавалось самовольное оставление части или места службы продолжительностью свыше шести суток, а во время кампаний во флоте, маневров, учебных, краткосрочных и поверочных сборов — свыше двух суток, либо с намерением длительно или вовсе уклониться от военной службы. Под самовольной отлучкой понималось систематическое оставление части или места службы на срок менее шести суток.
  • Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1940 г. была значительно усилена ответственность за самовольную отлучку и дезертирство. Под уголовно наказуемой самовольной отлучкой для лиц рядо-вого и сержантского состава срочной службы стало пониматься отсутствие в части свыше двух часов, а оставление части на срок свыше суток независимо от цели виновного расценивалось как дезертирство.
  • Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1957 г. установил единое понятие дезертирства для всех категорий военнослужащих как оставление воинской части или места службы с целью уклониться от военной службы, а равно неявку с той же целью в часть или к месту службы. Кроме того, этот же указ существенно изменил условия уголовной ответственности военнослужащих срочной службы за самовольную отлучку, определил понятие, и признаки самовольного оставления части как самостоятельного вида преступления, совершаемого военнослужащими срочной службы и лицами офицерского состава и сверхсрочнослужащими.
  • Нормы Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1957 г. о преступлениях против порядка прохождения военной службы впоследствии были воспроизведены в ст. 9 — 11 Закона СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления» 1958 г. (ст. 245 — 247 УК РСФСР).
  • Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1983 г. была установлена уголовная ответствен-ность лиц офицерского состава, прапорщиков и мичма-нов, а также военнослужащих сверхсрочной службы за самовольное оставление воинской части или места службы продолжительностью не только свыше десяти суток, как было предусмотрено Законом 1958 г., но и менее десяти, но свыше трех суток, совершенное повторно. Кроме того, этот указ установил дифференцированную ответственность для всех категорий военнослужа-щих за самовольное оставление части или места службы продолжительностью до одного месяца и свыше одного месяца.
  • Таким образом, к моменту введения в действие Уголовного кодекса РФ 1996 г. уголовная ответственность военнослужащих Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Российской Федерации за уклонение от военной службы наступала по ст. 245 — 249 УК РСФСР 1960 г., которые воспроизводили соответствующие нормы Закона СССР 1958 г. «Об уголовной ответственности за воинские преступления» с учетом изменений и дополнений, внесенных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1983 г. К рассматриваемой группе воинских преступлений были отнесены: самовольная отлучка (ст. 245 УК РФ), самовольное оставление части или места службы (ст. 246 УК РФ), дезертирство (ст. 247 УК РФ), самовольное оставление части в боевой обстановке (ст. 248 УК РФ) и уклонение от военной службы путем членовредительства или иным способом (ст. 249) Уголовное право, Особенная часть. Учебник для вузов. Ответственные редакторы: И. Я. Козаченко, З. И. Незнамова, Г. П, Новоселов — М.: Издательская группа ИНФРА М — НОРМА, 1998
  • .
  • В действующем Уголовном кодексе РФ нормы об уклонениях от военной службы существенно отличаются от со-ответствующих норм прежнего уголовного законодательства. Глава 33 УК РФ отказалась от двух самостоятельных составов преступлений — самовольной отлучки и самовольного оставления части, различающихся только продолжительностью незаконного пребывания виновного вне части, объединив их в одном составе под названием «самовольное оставление части или места службы» (ст. 337 УК РФ). Увеличена продолжительность уго-ловно наказуемого самовольного оставления части или места службы. Состав дезертирства дополнен новыми квалифицирующими признаками. Нововведением У К РФ 1996 года, так же, является возможность освобождения от уголовной ответственности за самовольное оставление части и дезертирство. Им же исключена уголовная ответственность за отказ от несе-ния обязанностей военной службы.
  • Кроме того, представленные в дипломной работе материалы судебной практики были подвергнуты научному редактированию, которое было необходимо для включения в неё, только тех судебных актов, которые не потеряли своей актуальности применительно к новому военно-уголовному законодательству.
  • По статистическим данным кафедры социологии Военного университета, наиболее часто совершаемым видом уклонения от воинской службы является: самовольное оставление части или места службы — 79%;
  • — дезертирство — 20%;
  • — членовредительство — 1%.
  • Наибольшее число уклонений от военной службы совершают военнослужащие первого периода службы (до 6-ти месяцев) — 42%. Для этого периода службы характерно в основном самовольное оставление части — 86%.
  • Военнослужащие второго периода (до 12-ти месяцев) в общей структуре уклонений от военной службы второе место, ими совершаются 35% уклонений, причем чаще самовольное оставление части — 67% и дезертирство — 33%.
  • Реже уклонения совершаются военнослужащими, прослужившими до полутора лет — 18% (для этой категории характерно самовольное оставление части — 79%, членовредительство — 3%).
  • Незначительная часть уклонений от военной службы приходится на долю военнослужащих, четвертого периода службы (до 24 месяцев) — 5%.
  • Таким образом, научно-практические исследования, по данному вопросу показали, что данное правонарушение в значительной мере ослабляет боеспособность подразделения, части, корабля, весьма отрицательно влияет на состояние боевой готовности войск и сил флота. Самовольное оставление части или места службы затрудняет комплектование армии и флота личным составом, необходимым для успешного выполнения возложенных на них задач. Поэтому я при написании дипломной работы попытался исследовать проблему самовольного оставления части или места службы и сделать это, начиная с истории развития законодательства в этой области.
  • 2.2. Преступление против порядка пребывания на военной службе —
  • дезертирство
  • Объектом указанных преступлений является нормативно установленный порядок состояния на военной службе военнослужащих, проходящих военную службу по призыву либо по контракту. Как составная часть порядка прохождения военной службы (родового объект порядок пребывания на военной службе детально регулируется её реальными законами «О воинской обязанности и военной службе «О статусе военнослужащих», воинскими уставами, положениями, инструкциями и т. п.
  • К преступным уклонениям от исполнения обязанностей военной службы относятся следующие деяния.
  • Дезертирство (ст. 338 УК). Статья 338 УК определяет дезертирство как самовольное оставление части или места службы в целях уклоне-ния от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на службу.
  • По объекту, объективной стороне и субъекту дезертирство в целом совпадает с рассмотренным составом уклонения, предусмотренного ст. 337 УК, и отличается по субъективной стороне (прямому умыслу и цели). При этом для оконченного состава дезертирства продолжитель-ность незаконного отсутствия военнослужащего в воинской части или в месте службы значения не имеет. При доказанности наличия в со-деянном конструктивного признака целиной службы, оставление части должно быть признано оконченным дезертирством независимо от того, сколько времени военнослужащий находился вне части или места службы. В конкретных случаях лицо может быть задержано спустя несколько часов после оставления части, но его действия при наличии указанной цели образуют состав оконченного дезертирства Военно — уголовное законодательство/ Под ред. кандидата юридических наук М. К. Кислицына — М.: Издательство НОРМА, 2002.
  • .
  • Указанная цель уклониться от военной службы может возникнуть у военнослужащего не только перед оставлением части или места службы, но и в процессе совершения самовольного оставления части. В этих случаях менее тяжкое преступление против порядка прохожде-ния военной службы перерастает в более тяжкое, которое должно быть квалифицировано по самому строгому составу -- ст. 338 УК (без совокупности двух уклонений).
  • В ч. 2 ст. 338 УК в качестве признаков квалифицированного со-става предусмотрены дезертирство с оружием, вверенным по службе (штатное вооружение), а также его совершение группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
  • Если дезертирство с оружием, вверенным по службе, содержит признаки его хищения, то содеянное должно оцениваться, кроме ч. 2 ст. 338 УК, и по ст. 226 УК (хищение либо вымогательство оружия, .; боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств). В конкрет-ных случаях дезертирство с оружием может и не содержать признаков его хищения. Например, умысел у военнослужащего на совершение дезертирства возник тогда, когда он с оружием охранял объект за пре-делами территории части либо когда возвращался из командировки и, не имея цели похищения оружия, не бросил его, а решил сохранить и принять меры к его возвращению по принадлежности в воинскую часть. В подобных случаях совершенное дезертирство подпадает под признаки ч. 2 ст. 338 УК, однако содеянное не образует состава хище-ния оружия.
  • Если при рассматриваемом уклонении военнослужащий уносит оружие, которое не было вверено ему по службе, то его действия не могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 338 УК по признаку дезер-тирства с оружием. Противоправное завладение оружием при совер-шении дезертирства в зависимости от конкретных обстоятельств может быть самостоятельно квалифицировано как хищение и неза-конное хранение оружия (ст. 226 и 222 УК).
  • Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симу-ляции болезни или иными способами (ст. 339 УК). Указанная статья предусматривает уголовную ответственность за временное или полное уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем при-чинения вреда своему здоровью (членовредительства), симуляции болезни, подлога документов или иного обмана. Характерная особен-ность этих способов уклонения от военной службы состоит в том, что виновные достигают своей цели незаконного освобождения от испол-нения обязанностей военной службы, как правило, с разрешения со-ответствующих начальников. Внешне такое освобождение происходит на легальном основании, а в действительности является фиктивным, основанным на обмане.
  • С объективной стороны для состава рассматриваемого преступле-ния обязательно необходимо наличие, во-первых, хотя бы одного из указанных в норме обманных способов с целью уклонения от испол-нения обязанностей военной службы и, во-вторых, постоянное или временное фактическое уклонение от исполнения этих обязанностей. Формы уклонения перечислены в диспозиции статьи.
  • С субъективной стороны уклонение от обязанностей военной службы указанными в ст. 339 УК способами характеризуется тем, что совершается умышленно, с прямым умыслом. Необходимым призна-ком субъективной стороны преступления является наличие цели вре-менного (в ч. 1) или полного (постоянного) уклонения от исполнения обязанностей военной службы (ч. 2).
  • Субъектами рассматриваемого преступления могут быть военно-служащие, проходящие военную службу по призыву и по контракту, а также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения военных сборов.
  • Таким образом, дезертирство — самовольное оставление части или места службы в целях уклоне-ния от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на службу. И как составная часть порядка прохождения военной службы (родового объект порядок пребывания на военной службе детально регулируется её реальными законами «О воинской обязанности и военной службе «О статусе военнослужащих», воинскими уставами, положениями, инструкциями и т. п.
  • Заключение
  • Различные виды уклонений от военной службы занимают значительное место в структуре преступлений, совершаемых в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, являются наиболее распространенными воинскими преступлениями. Поэтому борьба с этими преступлениями была и остается одной из актуальных задач командования, армейской и флотской общественности, а также органов военной юстиции. Общественная опасность рассматриваемого преступления определяется тем, что военнослужащий, совершая самовольное оставление части или места службы, на тот или иной отрезок времени уклоняется от выполнения возложенных на него обязанностей военной службы, нарушает установленный порядок пребывания на военной службе, ставит себя вне воинского коллектива. Даже кратковременное отсутствие военнослужащего на службе может отрицательно повлиять на выполнение повседневных задач боевой подготовки, поставленных перед подразделением, частью, кораблем. Случаи продолжительного уклонения от военной службы представляют собой прямое нарушение военнослужащим своего конституционного долга защищать Отечество.
  • Совершая рассматриваемые преступления, военнослужащие, нарушают либо отдельные требования порядка прохождения военной службы (например, находятся в расположении воинской части, в указанный срок возвращаться в часть из командировки, отпуска, нести службу в том месте и в составе той воинской части, где это определено соответствующим командованием, и др.), либо в целом обязанность проходить военную службу (например, в случае дезертирства). Эти правонарушения ослабляют боеспособность подразделения, части, корабля, весьма отрицательно влияют на состояние боевой готовности войск и сил флота. Они затрудняют комплектование армии и флота личным составом, необходимым для успешного выполнения возложенных на них задач.
  • Доминирующим мотивом в совершении уклонений от военной службы для военнослужащих службы является:
  • — первого периода:
  • смена воинской части — 42%;
  • — второго периода:
  • отдых от тягот и лишений военной службы — 37%;
  • — третьего и четвертого периодов:
  • решение личных вопросов — 46% и 43% соответственно.
  • Из сообщений правоохранительных органов следует, что более тысячи шестисот самовольно оставивших свои части военнослужащих Вооруженных сил России в настоящее время числятся в розыске. По данным «Комсомольской Правды», ежемесячно по Вооруженными Силам фиксируется порядка 250 случаев самовольного оставления части военнослужащими, в том числе с оружием и боеприпасами на руках. Однако, основную часть военнослужащих, как правило, удается найти и вернуть к месту службы.
  • Для предотвращения данного вида преступления необходимо проверять состояние повседневной деятельности соединений и воинских частей, службы войск и безопасности военной службы, качество комплектования и рационального распределения военнослужащих различных национальностей по подразделениям, морально-психологическая обстановка в воинских коллективах, а также принятие должностными лицами необходимых мер по предупреждению нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими на межнациональной основе и самовольных оставлений воинских частей. Министерству обороны РФ необходимо строго и принципиально подходить к оценке деятельности подчиненных должностных лиц по наведению уставного порядка, соблюдению законности и поддержанию воинской дисциплины. Таких явлений, как неуставные отношения, унижение чести и достоинства военнослужащих, самовольное оставление воинской части в современных Вооруженных силах России быть не должно.
  • Список литературы
  • 1. Нормативные правовые акты.
  • 1.1 Конституция Р Ф., офиц. текст 1993 г. // Российская газета, N 237, 25. 12. 1993.
  • 1.2 Уголовный кодекс РФ // СЗ РФ. 1996, N 25, ст. 2954.
  • 1.3 ФЗ РФ от 27. 05. 1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» // СЗ РФ. N 22, 01. 06. 1998, ст. 2331.
  • 1.4 ФЗ РФ от 28. 03. 1998 N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» // СЗ РФ. 1998, N 13, ст. 1475.
  • 2. Учебники, монографии, учебные пособия, научные статьи.
  • 2.1 Судебная практика по уголовным делам: Тематический сборник/ Сост. О. М. Оглоблина. М., 2001
  • 2.2 Уголовное право. Общая часть/ Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой. М., 1997
  • 2.3 Военно — уголовное законодательство/ Под ред. кандидата юридических наук М. К. Кислицына — М.: Издательство НОРМА, 2002
  • 2.4 Закон и право. Издательство «ЮНИТИ — ДАНА», генеральный директор В. Н. Закаидзе, № 12, 2001
  • 2.5 Закон и армия, военно-правовая газета, издательская группа «Юрист», № 5, 2005
  • 2.6 Уголовное право, Особенная часть. Учебник для вузов. Ответственные редакторы: И. Я. Козаченко, З. И. Незнамова, Г. П., Новоселов — М.: Издательская группа ИНФРА М — НОРМА, 1998
  • 2.7 Курс уголовного права. Особенная часть. Том 5. Учебник для вузов. Под ред. доктора юридических наук, профессора Г. И. Борзенкова, В. С. Комисарова — М.: ИКД «Зерцало — М», 2002
  • 2.8 Военно-уголовное законодательство РФ: Научно — практический комментарий. Под общей редакцией Военно-уголовное законодательство РФ: Научно-практический комментарий. Под общей редакцией Н. А. Петухова. — М.: «За права военнослужащих». Вып. 47. 2004
  • 2.9 Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР РСФСР (РФ) по уголовным делам, 4-е издание. М.; 1996
  • 2. 10 Воинские преступления: Учебник, М., 1963
  • 2. 11 Закон об уголовной ответственности за воинские преступления. Комментарий. М., 1969
  • 2. 12 Тер-Акопов А. А. Некоторые вопросы совершенствования законодательства о борьбе с воинскими правонарушениями // Вопросы укрепления социалистической законности и правопорядка в Вооруженных Силах СССР. М.: Военный институт, 1982.
  • 2. 13 Тер-Акопов А.А., Ахметшин Х. М. Вопросы совершенствования военно-уголовного законодательства // Советское государство и право. — 1989.
  • 2. 14 Тихомиров Ю. А. Курс сравнительного правоведения. М.: НОРМА, 1996
  • 2. 15 Тер-Акопов А. А. Теоретические проблемы военно-уголовного законодательства и их правовое решение. // Актуальные проблемы правового обеспечения военной реформы. — М: Военная академия экономики, финансов и права. 1993
  • 2. 16 Воинские преступления. Учебник. — М.: Военно-политическая академия, 1970
  • 2. 17 Тер-Акопов А. А. Правовые основания ответственности за воинские преступления. Диссертация доктора юридических наук. — М.: Военный институт, 1982
  • 2. 18 Военная реформа: оценка угроз национальной безопасности России. М., 1996
ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой