Институциональная основа эмигрантских студенческих союзов в 1920-1930-е гг

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ОСНОВА ЭМИГРАНТСКИХ СТУДЕНЧЕСКИХ СОЮЗОВ В 1920—1930-е гг.

Содержание

Раздел 1. Возникновение студенческих союзов в 1920—1925 гг.

Раздел 2. Организационная структура и система управления студенческих организаций.

Раздел 3. Количественный и качественный состав участников студенческих союзов.

Список литературы

студенческий союз эмиграция

Раздел 1. Возникновение студенческих союзов в 1920—1925 гг.

Начиная с первой половины 1920-х годов в европейских странах, США и на Дальнем Востоке развивается процесс формирования институциональной базы российских студенческих организаций. При этом по своим количественным и качественным параметрам они составили одну из наиболее значительных частей системы зарубежной России, а также стали существенным фактором влияния и на внутреннюю жизнь российской эмигрантской диаспоры, и на социально-политическую ситуацию в странах проживания.

Российские студенческие эмигрантские организации в 1920—1930-е гг. стали распространенной формой самоорганизации русского студенчества за рубежом. Они играли большую роль в сохранении творческого потенциала российской эмигрантской молодежи, способствовали успешной интеграции российских студентов в социум стран проживания. Благодаря деятельности российских эмигрантских союзов в межвоенный период значительное число российской эмигрантской молодежи получило высшее профессиональное образование, и смогло впоследствии войти в научную жизнь таких развитых европейских стран как Германия, Франция, Чехословакия и ряд других стран.

В составе белых армий находилось значительное количество студенческой молодежи, которая вместе с ними оказалась в эмиграции, после эвакуации попав в лагеря, созданные правительствами многих стран для размещения российских военных-эмигрантов. Условия существования в этих военных лагерях были очень тяжелыми; военнослужащие, в т. ч. молодежь, мечтали покинуть армию, перейти в категорию беженцев и уехать из лагеря. Так они и поступали, как только предоставлялась возможность.

Необходимо учитывать, что бывшие гимназисты и студенты с самого начала были склонны к выходу из армии и продолжению образования. В то же время, не только жажда знаний и стремление завершить образование побуждали людей поступать в ВУЗы и вступать в студенческие союзы. Во-первых, союзы обещали хоть какую-то поддержку, моральную и материальную. Во-вторых, была надежда, что с соответствующим образованием будет легче устроиться на работу. Нужно, конечно, принять во внимание и высокую идею: эмигранты надеялись, что через несколько лет можно будет вернуться в Россию, и полученные за это время знания пригодятся в родной стране. При этом для многих студенческая жизнь, учеба, научные занятия — были средством, помогающим справиться с психологическими проблемами. Это давало новый смысл жизни. Кроме того, необходимо учитывать, что значительную часть эмиграции составляла интеллигенция, и многие дети из таких интеллигентных семей стремились получить высшее образование.

Развитию русской высшей школы за границей также способствовала и высылка научных кадров правительством советской России. В условиях враждебной социально-политической среды российская эмиграция вынуждена была как-то организовываться, чтобы выжить. Это и было основной причиной образования различных профессиональных объединений.

Русские беженцы стали создавать общественные организации уже с 1919 года: студенческие союзы, академические группы и т. д. Академические группы стремились помочь ученым: выясняли их положение, оказывали материальную помощь, пытались обеспечить их работой, создавали научные общества.

Студенческие союзы занимались оказанием помощи студентам. Одним из первых студенческих союзов стал организованный в ноябре 1919 года «Союз русских студентов в Чехословакии». И нужно признать, что только благодаря поддержке правительства Чехословацкой республики русские студенты именно в этой стране смогли создать один из первых студенческих союзов. Весной 1920 в Варне возник «Русский студенческий кружок», преобразованный летом 1921 года в «Союз русских студентов в Болгарии». Во второй половине 1921 года студенческие союзы появились в Германии, Франции и США. К 1922 году студенческие союзы существовали уже во всех странах, где находились русские беженцы.

Одним из основных, наиболее значительных центров студенчества российской эмиграции 1920−1930-х гг. являлась Чехословацкая Республика.

Трудно назвать точное число русских беженцев в Чехословакии. Чехословацкая статистика упоминает в среднем 15 тысяч эмигрантов как в начале 1920-х, так и в конце 1930-х годов. Видимо, это связано с тем, что не все приехавшие оставались в Чехословакии. Примерно со второй половины 1920-х годов число беженцев сокращается.

Российская эмиграция в Чехословакии имела приблизительно следующий социальный состав: из 22 тыс. официально зарегистрированных в республике русских эмигрантов около 8 тыс. были земледельцами, почти 1 тысяча — бывшие российские военнопленные. Студенты и учащиеся средних учебных заведений составляли около 7 тысяч человек. Примерно 2 тыс. -служащие и представители интеллигентских профессий, общественные и политические деятеля составляли около тысячи человек, около 600 писателей, журналистов и деятелей искусства. Кроме того, среди эмигрантов насчитывалось около 1 тыс. детей школьного возраста, 300 дошкольников, около 600 инвалидов и лиц других категорий (сведения приведены в докладе Земгора, опубликованном по случаю его десятилетия в 1931 году).

Летом 1922 года журнал «Студенческие годы» сообщает: «Благодаря гостеприимству чехословацкого народа и усилиям проф. А. С. Ломшакова и его помощников в настоящее время в Праге уже 69 профессоров и около 1800 студентов». 37

В Праге с самого начала образуются небольшие студенческие группы, такие как «Союз студентов-юристов», «Христианское общество русских студентов», или секция «Союза российских студентов», в которой, к февралю 1922 года было 1458 членов.8 ноября 1922 года состоялось организационное собрание кружка культурного объединения в Праге. «Мы ставим своей задачей сохранение и изучение русской национальной культуры, в целях укрепления духовной связи с нею, которая легко может порваться в тяжелых условиях жизни за границей» — определяет «Записка о целях и задачах…» кружка.

Союз Русских Студентов в Чехословацкой Республике образовался зимой 1919 года, и первоначально он насчитывал 40−42 человека — об этом сообщает журнал «Студенческие годы» в 1922 году. В апреле 1922 года Союз Русских Студентов в Чехословакии насчитывает уже около 1200 человек. Часть студентов составляет «Независимую академическую группу».

В 1921 году русские студенты-эмигранты, обучающиеся в вузах Чехословакии, объединились в секции по специальностям. С 1924 года в Праге начинает действовать Бюро Студенческих Секций. В него входили старосты всех секций и Президиум из 3−4 человек. Оно должно было координировать действия секций, представлять интересы студентов перед различными правительственными и общественными организациями. Отметим, что Бюро Студенческих Секций в Праге было создано при активном участии Комитета по обеспечению образования русских студентов в Чехословацкой Республике. БСС объединяло всех студентов-стипендиатов, и старалось помочь тем, кто стипендии не получал.

Первое время положение российских студентов в Чехословакии было очень нелегким. Некоторую поддержку оказывали Российский и Чешский Красные Кресты, Земгор, Американские культурно-благотворительные организации. Студенты работали частью на полевых работах, частью в городах, главным образом в Праге, зарабатывая на жизнь уроками, случайной работой в русских организациях, на фабриках. Общее положение Союза улучшилось, когда ему удалось, наконец, начать работу и во главе его стали К. К. Фиксель (председатель) и В. В. Шрут (товарищ председателя), оба хорошо знакомые с чешской общественностью.

Российский Демократический Студенческий Союз в Брно начал свое существование 13 февраля 1924 года. «На Общем Собрании 29-го февраля было решено вместо филиала открыть самостоятельный Союз в Брно. Временный состав Правления был переизбран. Председателем был избран кол. К. И. Мостовой и 4 члена правления». Товарищем председателя стал А. В. Попов, секретарем — Я. Ф. Костырко, казначеем избран В. К. Семенов, членом правления по хозяйственной части — Л. В. Будянский. Мостовому и Костырко было поручено сообщить об открытии РДСС в Брно заведующему административной части Комитета Помощи русским студентам в ЧСР. Об организации нового Союза известили Объединение Российских Эмигрантских Студенческих Организаций (ОРЭСО), Учебную Коллегию в Брно, Общеказачий Хутор в г. Брно и другие организации. Спустя совсем немного времени после образования Союза, уже весной 1924 года, из состава РДСС выходят казаки.

Российский Демократический Студенческий Союз в Брно принял «нормальный устав» и вошел в ОРЭСО. Главной задачей Союза, как и всякой студенческой организации, были материальная и духовная поддержка членов, представительство и защита их интересов. В «Анкетном Листе» Союза сообщалось:

«а) Члены нашего Союза приехали в ЧСР главным образом массовым порядком из Константинополя, Африки и Югославии. Мы считаем, что таковых приблизительно 75%. 5% прибыло индивидуальным порядком.

б) При массовом въезде и отчасти индивидуальном облегчали переезд в ЧСР ОРЭСО и Пражская Учебная Коллегия".

В этом же документе указывалось, что наименование «демократический» обязывает Союз к пропаганде и правильному разъяснению, с помощью лекции и докладов, основ демократизма.

Ввиду того, что ОРЭСО было принято положение, по которому окончившие вуз могли в течение 3 лет оставаться членами студенческих союзов, количество членов Союза в Брно продолжало постоянно повышаться. За время существования Союза их численность колебалась от 30 до 50 человек. За время существования Союза председателями его правления являлись: Константин Иванович Мостовой, Борис Сергеевич Костомаров, Яков Федорович Костырко, Борис Фирсович Клепиков, затем вновь Я. Ф. Костырко.

Союз имел постоянное местонахождение только в Брно и находился (согласно своим уставным документам) в тесном сотрудничестве с аналогичным Пражским Союзом. В то же время, взаимоотношения РДСС с филиалом Союза русских Студентов и Казачьим хутором в Брно ограничивались в основном только материальными вопросами, т.к. все три организации вели на паях общее торговое предприятие.

Российский Демократический Студенческий Союз существовал также и в Праге. В документах этого Союза сохранились обращения его инициативной группы к российскому студенчеству в эмиграции, в которых подробно обосновывается создание Демократического Союза и описываются настроения, овладевшие тогда частью студентов.

Первый Съезд русского студенчества «отметил, что в России необходимы будут не только технические работники, но и граждане в полном смысле слова, а не пассивные обыватели. Поэтому съезд считал необходимым интенсивное развитие политической мысли в студенчестве «в вопросах касающихся блага и жизни родины», а руководители Союза Русских Студентов в ЧСР, объединяющего большинство студенчества в Праге, «проводя в жизнь первые тезисы декларации, всю работу свою направили на использование чисто академических возможностей… и лозунгом дня стала аполитичность. Причину этого запрета над работой политической мысли мы усматриваем в желании руководителей Союза Русских Студентов в ЧСР сохранить в студенчестве почву для влияния реакционных кругов эмиграции».

Инициативная группа считала, что «существующие русские студенческие организации в ЧСР не выявляют истинного лица большинства студенчества, оставляя кроме того значительную часть его неорганизованной». «Единственным выходом является создание на приемлемых и несомненно разделяемых большинством, широких демократических основаниях новой студенческой организации».

Инициативная группа предлагала следующие идеологические начала:

а)Верховность идеи Родины. Новая Россия, как культурно- государственное единство и самобытное развитие русского народа в его целом.

б)Принятие революции как возмездия за прошлое.

в)Кардиальное последствие революции — переход помещичьей земли в руки крестьянства нами утверждается как грань, резко отграничивающая новую демократическую Россию от реакционных социальных и политических притязаний дворянско-помещичьего класса.

г)Возрождение сил России на основах признания принципа частной собственности. Ограничение регулирующей роли государства пределами, не стесняющими самодеятельности населения.

д)Революционное крушение старого порядка фактически утвердило за русским народом право на политическое самоопределение и самоуправление в форме парламентского народоправства.

Главную задачу будущей организации, инициативная группа видит в обеспечении возможности русским студентам в ЧСР завершить свое образование. 57

Первые кружки духовного самосовершенствования возникли в 1921 совершенно независимо друг от друга в Югославии, Чехословакии, Франции и на Дальнем Востоке. Постепенно появилась мысль о необходимости объединения разрозненных кружков, на этой конференции и оформилось РСХД.

В начале 1920-х гг. в Чехословакии возник Русский христианский кружок. В 1923 году в Пшерове (Чехословакия) состоялась первая европейская встреча представителей религиозных эмигрантских студенческих групп и объединений, в результате которой оформилось Русское христианское студенческое движение (РХСД).

Съезд проходил в Пшеровском замке около Праги, с 10 по 17 октября 1924 г.; на съезде собрались представители различных религиозных кружков молодежи из Праги, Белграда, Софии, Прибалтики, Берлина и Парижа. На съезде присутствовали прот. С. Булгаков, Н. А. Бердяев, В. В. Зеньковский, А. В. Карташев и Л. А. Зандер. Проводились доклады, ежедневные службы, завершился съезд всеобщим причащением.

Итак, в середине 1920-х годов оформляется Русское Студенческое Христианское Движение. Толчком к созданию РСХД послужило то обстоятельство, что студенты-эмигранты пройдя войну, оказавшись в чужой стране, ощущали себя здесь чужими, потерянными. Эмигранты нуждались в каком-то духовном стержне, объединяющем фундаменте; материальные трудности также способствовали объединению. Но при этом необходимо было что-то, способное заполнить внутреннюю пустоту, оставшуюся после утраты прежних идеалов — многие увидели это в православии. Вера ассоциировалась для них с православной Русью прошлых времен, была источником духовных и творческих сил. Кроме того, не было секретом преследование православной церкви в 1920—1930-е гг. советской властью.

РХСД принимало участие в создании парижского Свято-Сергиевского Богословского Института, в работе в детских и юношеских православных лагерях.

В Чехословакии движением руководил постоянно действовавший секретариат из Парижа. Здесь проходили ежегодные летние съезды участников движения. К концу 1920-х годов насчитывалось около 150 участников движения (живших в Чехословакии).

Общий съезд РСХД, состоявшийся в 1927 году в Клермоне, так сформулировал цели и задачи движения: «Русское студенческое христианское движение за рубежом имеет своей основной целью объединение верующей молодежи для служения православной церкви и привлечения к вере во Христа неверующих. Оно стремиться помочь своим членам выработать христианское мировоззрение, и ставит своей задачей подготовить защитников церкви и веры, способных вести борьбу с современным атеизмом и материализмом». Многие русские эмигранты считали, что трагедия революции была вызвана не случайными факторами и не внешними причинами, но «явилась следствием отступления народа от правды Христовой».

Вместе с тем члены движения с самого начала по-разному воспринимали его задачи. Для одних самым важным было обращение к вере; другие считали, что главная задача — сохранение отечественной православной культуры, религиозной мысли. Были и те, кто видел в подобных православных братствах возможность духовной и материальной помощи нуждающимся.

Активными участниками движения, его вдохновителями были оказавшиеся в эмиграции русские религиозные философы — о. С. Булгаков, Н. А. Бердяев, А. В. Карташев, С. Л. Франк, Б. П. Вышеславцев, И. А. Ильин, В. Н. Ильин. Председателем движения долгие годы был В. В. Зеньковский, профессор Богословского института в Париже.

Очень непростым оказался вопрос о взаимоотношении РСХД с Русской Православной Церковью (РПЦ) за рубежом. Руководители движения не хотели быть в полном подчинении и под контролем церкви, они считали, что связь с церковью должна быть чисто духовной. Митрополит Евлогий и многие другие церковные иерархи соглашались с этим, и оказывали РХСД поддержку. Однако движение существовало на территориях, возглавлявшихся разными иерархами, а Епископский Синод, собравшийся в Сремских Карловцах, был другого мнения, и отказался признать РСХД, поставив вопрос об отсутствии в самом названии движения слова «православие». Организаторы РСХД объясняли это тем, что движение объединяет не только православных, но и людей других христианских конфессий, что было неприемлемо для ряда церковных деятелей российского зарубежья.

Совершенно независимые объединения создали в эмиграции студенты-казаки. Так, в Чехословакии существовала Общеказачья Студенческая Станица (ОКСС). Первоначальный проект Устава Станицы не был принят Чехословацким правительством, пришлось специально вносить поправки, и только после этого Станица получила официальное признание.

Правление Станицы с первых дней своего существования начало работу по созданию Общеказачьей Студенческой Станицы в ЧСР. При этом объединить казачью молодежь оказалось непросто: так, Терская Студенческая станица откликнулась сразу же, а Кубанское Студенческое землячество подключилось к работе позже.

В составе Общеказачьей Студенческой Станицы было несколько хуторов: Брненский, Братиславский, Пражский. Существовала также Нью-Йоркская Казачья Станица. Имеется письмо, адресованное ей Правлением пражского Хутора ОКСС. Была установлена связь со студентами-казаками во Франции: «После долгой переписки Правление установило регулярную связь с Обществом взаимопомощи Студентов-Донцов во Франции и ныне это общество вошло в состав Станицы на правах хутора».

Сохранился список членов Правления Болгарского хутора, избранных 4 апреля 1926 года: атаман Оболенский, помощник атамана — М. Трофимов, писарь-казначей — Потоцкий. Материальное положение Болгарского хутора было настолько затруднительно, что средств не было даже на канцелярские и почтовые расходы; даже простая переписка была проблемой.

Организационное собрание, учредившее Брненский хутор Общеказачьей Студенческой Станицы, состоялось 24 апреля 1923 года. На собрании присутствовало 17 человек, в список членов-учредителей хутора вошло 19 фамилий, станичным атаманом был избран студент Корольков. Состав Правления постоянно менялся. Например, 26. 03. 1926 года было избрано Правление следующего состава: атаман П. А. Каргальский; помощники атамана — И. Д. Ткаченко и П. И. Калитко; казначей Ф. Ф. Гончаров и писарь Д. П. Бугаев.

В январе 1926 года студенты-казаки из Братиславы сообщали в Правление ОКСС: «Настоящим довожу до сведения Правления станицы, что в гор. Братиславе, после организационного собрания студентов — коренных казаков, организован казачий студенческий хутор в количестве 12-ти человек». Внутри хуторов, видимо, существовали свои группы и объединения. Так, в составе Пражского хутора, к примеру, было несколько групп: Донская, Терская и Кубанская фракции. 13 января 1926 года состоялось очередное переизбрание Правления Пражского хутора. Атаманом избран Михаил Иванович Самсонов. Казначеем Иван Петрович Вихлянцев.

Писарем стал Константин Наумович Муравьев.

Значительное место в системе студенческого мира зарубежной России занимала Польша.

Основной наплыв русских студентов в Польшу пришелся на 1920−1921 годы. Часть из них проникли частным порядком, и рассеялись по всей стране. Это были в основном гражданские беженцы, их было меньшинство. Большая часть беженцев прибыла в составе армейских частей ген. Бредова и Юденича, и осела в лагерях для интернированных.

Всего же к осени 1921 года в Польше находилось около 1000 русских студентов. В начале 1920-х годов в Праге уже существовали небольшие объединения студентов, такие как «Союз студентов-юристов», «Христианское общество русских студентов» и секция «Союза российских студентов» (СРС). 77

Устав Союза Русских Студентов в Польше был утвержден Министерством Внутренних Дел Польской Республики 17 сентября 1921 года, но Союз действовал еще с весны. В самом начале в него входило около тридцати человек, но число членов Союза быстро росло.

По инициативе К. Н. Николаева, члена Правления Российского Комитета, группой студентов 31 марта 1921 года было созвано первое Общее Собрание русских студентов в Варшаве. На нем присутствовали 37 человек. Собрание учредило Союз Русских Студентов в Польше и избрало первый состав Правления Союза: председатель Б. И. Азаров, секретарь — В. В. Иванов, казначей — Н. Г. Маяцкий, члены Правления Г. Г. Берг и Б. Аграновский и кандидаты А. И. Федоров и Соколов-Эми. Так как среди членов Союза были люди совершенно разных политических убеждений, решено было, что деятельность организации должна быть строго аполитична. Но выполнить принятое решение оказалось непросто в силу специфики социально-политической обстановки.

В Польше существовали две крупные эмигрантские организации: Российский Комитет в Польше и Российский Красный Крест. Каждая из них стремилась объединить вокруг себя возможно большую часть эмиграции, вследствие чего сохранять нейтралитет оказалось невозможно. СРС активно участвовал в выборах в Правление Российского Комитета в мае 1921 года, и вообще в большей степени поддерживал Комитет, что, естественно, еще осложнило отношения последнего с Красным Крестом. (Некоторую роль здесь сыграл Николаев, который был членом Правления Комитета и одновременно инициатором организации Союза и пользовался там уважением). Среди членов Союза стали звучать требования о соблюдении полного нейтралитета. Правление, видимо, не разделяло эту точку зрения, и возникшие разногласия послужили одной из причин добровольной отставки Правления Союза.

23 мая 1921 года было созвано Общее Собрание, на котором ввиду сложения полномочий Правлением первого состава, было выбрано новое Правление Союза: председатель А. И. Федоров, товарищ председателя А. В. Игнатюк, казначей Р. Г. Рохлин, секретарь О. В. Воинов, В. Н. Голосов, и два кандидата: В. А. Вендт и К. Г. Берг. В Ревизионную комиссию вошли А. В. Зайковский, Б. Л. Маринич и Н. Г. Маяцкий. Таким образом, деятельность Союза Русских Студентов в Польше началась с внутренних разногласий.

Общая численность студентов в Польше весной 1922 года составила свыше 1000 человек. В этот период более 200 студентов все еще находились в польских интернационных лагерях. В декабре 1921 года благодаря четырехмесячным хлопотам Союзу удалось вывезти из лагеря Тухоль всего 62 человека. Помощь поступившим в Университет студентам оказывали YMCA, Земгор, Международный Красный Крест и Организацией польских студентов «Братская Помощь», которое отвело помещение в бывшем Ветеринарном институте под общежитие для студентов, прибывших из лагерей по минимальным расценкам.

Одной из составных частей мира российского зарубежного студенчества являлось российская студенческая диаспора в Германии.

Так, общее число русских эмигрантов, оказавшихся в Германии к 1922 году, по некоторым данным, превышало миллион человек. Из них около 400 тысяч составляли военнопленные, интернированные и беженцы. Только в Берлине находилось около 100 тысяч эмигрантов из России. Из них около 1300 человек составляли военнослужащие западных добровольческих армий, эвакуированных из Польши и других стран. До Первой мировой войны в Германии было довольно много русских студентов, но после 1917 года во всей Германии их осталось всего около 1000, из которых половина были учащимися немецких вузов в Берлине. Около 1. 500 русских эмигрантов хотели бы продолжить образование, но временно не учились.

По данным журнала «Студент», к весне 1922 года в Германии оставалось более 1500 русских студентов. Основная масса русских беженцев проживала в Берлине. Некоторые поступили в вузы, другие служили в различных учреждениях, в основном в системе российских эмигрантских структур. В 1923 году Берлине, при финансовой поддержке немецких властей, удалось создать Русский научный институт; впрочем, его диплом не получил официального признания властей. На первый семестр 1923 г. поступило более 500 человек, несмотря на высокую плату за обучение, но уже через два года осталось всего 60 студентов. Впрочем, и в русских и в немецких кругах оставались популярными общедоступные лекции на самые разные темы.

В Германии существовало два студенческих союза: «Союз Русских Студентов» (840 человек) и «Русский Студенческий Союз» (418 членов). Большая часть членов Союзов проживала в провинции, где оба Союза имели филиалы. При этом положение студентов в провинции было неодинаково: часть имела некоторые средства к существованию, а некоторым приходилось зарабатывать тяжким трудом. Весной 1922 года журнал «Студент» отмечает, что «часть студентов до сих пор находится в лагерях в Пруссии, правда, в настоящее время студентов, не имеющих возможности покинуть концентрационные лагеря немного».

В начале 1920-х годов в Германии появляются первые студенческие объединения. Например, «Объединенный студенческий комитет по обеспечению образования русским студентам», «Русское национальное студенческое братство» и «Русский национальный союз студентов». Уже в первой половине 1920-х годов в Германии существовало до 46 русских организаций. Двадцать первого июня 1920 года в Берлине происходит первое собрание русских адвокатов, 29 июля — собрание еврейского студенческого союза, 8 августа образуется объединение журналистов. 10 августа основывается Союз российских студентов (позднее переименованный в Союз русских студентов). Образовываются объединения артистов, инженеров и т. д. «Существует русская студенческая организация в Данциге, но о ее жизни и численности правление ОРЭСО имеет очень скудные сведения».

К декабрю 1922 года по данным Берлинского отделения Комитета Съездов русских юристов, только в Берлине насчитывалось 18 крупных русских организации.

29 июля 1920 года по инициативе студентов Королькова, Морошкина, Цыпкина и Рубиса было собрано студенческое собрание. 87 студентов, присутствовавших на собрании, выбрали Организационный комитет, в который вошли, помимо вышеназванной инициативной группы, Гершун, Ланг и Рабинович. 10 августа состоялось учредительное собрание Союза российских студентов в Германии, на котором присутствовало около 100 человек.

Председателем Правления стал В. И. Морошкин. Членами Правления являлись Аш, Клейбер, Корольков, Мелешкевич, Морошкин, Рабинович и Цыпкин. Кандидатами были Гершун, Файнгольд и Рубис. Ревизионная комиссия состояла из Конторовича, Ланга и Рогальского. Впрочем, состав руководства постоянно менялся. Клейбер и Аш вскоре отказались от должности, а Гершун и Рабинович в сентябре-октябре находились в Берлине, и поэтому не могли активно участвовать в управлении Союзом. Правление сняло две комнаты на Эльзассер штрассе, 41, причем мебель пришлось покупать самим.

Членом СРС мог стать каждый русский студент, за исключением тех, кто уже обучался в немецких вузах и тех, которые не имели статуса студента в Германии. Филиалы СРС были во многих немецких городах, например, в Гейдельберге, Халле, Дрездене, Данциге. 94 К 1 февраля 1920 года члены Союза имелись также в Магдебурге, Ростоке, Фрейбурге, Миттвейде, Франкфурте и других городах. Часть членов Союза, 70 человек проживают в лагерях: 25 в Вюнсдорфе, 2 в Альтенау, 1 в Губене, 20 в Альтенграбове, 6 в Бамбуке, 14 в Вильдемане и 1 в Кведлинбурге (по данным на 1 февраля 1920 года).

В июле 1921 года СРС создает «Русский студенческий союз», в который вошло 400 человек. В 1922 г. число членов Русского студенческого союза достигло 450 человек.

В конце 1921 года студенческий союз в Берлине распадается на Союз российских студентов (чистая аполитичность) и Союз русских студентов (с выдвижением некоторых политических требований в программе). Основное политическое требование — внести в программу пункт о непризнании советской власти. В первом союзе состояло около 600 человек, а во втором 200−250. В 1922 г. противники вступления СРС в ОРЭСО выделились в отдельную группу — «Объединение российских студентов».

Крупнейшим центром мира российского зарубежного студенчества являлась Югославия.

Королевство Сербов, хорватов и словенцев (СХС) возникло 1 декабря 1918 года, а в 1923 году было переименовано в Королевство Югославия. Первыми эмигрантами здесь были солдаты и офицеры Русского экспедиционного корпуса, воевавшие в 1916 — 1918 годах на Салоникском фронте. Они прибывали сюда из Крыма, и с русскими войсками из Галлиполи, и раньше — с партиями беженцев из Одессы и Новороссийска среди которых было много молодежи.

Правительство Югославии доброжелательно отнеслось к русским эмигрантам. По приблизительным данным, через эту страну прошло от 50 до 70 тысяч, а задержалось на время или осталось жить более 40 тысяч бывших подданных Российской империи.

В стране с православной верой и похожей на российскую культурой адаптация эмигрантов происходила намного быстрее и легче. Российские эмигранты в Югославии, в то же время, прилагали немало усилий, чтобы противодействовать ассимиляции молодого поколения, поэтому старались воспитывать детей в русских школах. Поступая в югославские вузы, эмигрантская молодежь создавала в них собственные корпорации.

Русские студенты в Югославии организовали «Союз русских студентов» (СРС). В 1922 году его членами были около 450 человек только в Белграде". В середине ноября 1922 состоялось общее собрание Союза студентов Белградского Университета, заслушавшее доклад делегации Союза с Пражского Съезда. Собрание почти единогласно одобрило действия делегатов и постановило войти в ОРЭСО. Для согласования Устава Союза с нормальным Уставом избрана комиссия из 5 лиц. Была принята резолюция, в которой российские студенты в Белграде выражали уверенность, что «центральный исполнительный орган объединенных студенческих организаций в своей работе будет руководствоваться национальным чувством и сознанием своей ответственности перед исторической государственностью и будущим великой России».

Зимой 1922 года Белградский СРС насчитывал около 500 членов, большую часть которых составляли студенты, только что принятые в университет.

Вследствие увеличения числа членов Союза более чем в два раза, Правление сложило с себя полномочия, и состоялись выборы нового Правления. В его состав вошли почти все члены старого: И. и Р. Васильевы, Б. Соколов, В. Щучкин, студенты А. Васильев, Ю. Вигант, В. Попов, А. Росселевич, К. Трофимов. В Ревизионную комиссию вошли: А. Синьковский, В. Глоба, М. Гейштер, в суд чести — Г. Турчанинов, Д. Соколовский, Ю Романов.

В 1924−25 учебном году в Югославских вузах из 5 645 студентов 849 были детьми русских эмигрантов, которые получали государственную стипендию в размере 400 динаров, что обеспечивало им скромное существование.

Осенью 1925 года в Белграде был создан Союз русских писателей и журналистов, руководство которого объявило своей целью объединение всех русских эмигрантов в Югославии. В марте 1926 года руководство Союза основало Объединение национально-прогрессивной и демократической эмиграции, в состав которого вошли левые и частично правые кадеты, а также организации казачества; однако полностью объединить российскую эмиграцию в Югославии не удалось.

В мае 1928 года Министерство иностранных дел, Министерство просвещения и Державная комиссия Югославии создают Русский культурный комитет (РКК). Комитет видел свою задачу в «собирании и развитии в Белграде русских научных, литературных и художественных сил». При нем начали работать Русский научный институт, Русская публичная библиотека, театральная школа, различные студии, велась книгоиздательская деятельность. На деятельность комитета правительством Югославии выделяло ежемесячно 300 тыс. динаров.

Общая численность русских студентов в Югославии в данный период превышала две с половиной тысячи человек.

К началу 1930-х годов общая численность российских эмигрантов здесь составляла, по разным данным, от 33 до 50 тыс. человек. В марте 1931 в Югославии была проведена перепись населения, по данным которой в государстве находилось около 33 тыс. российских эмигрантов; из них более 5,5 тыс. приняли Югославское подданство.

На рубеже 1920-х — 1930-х годов в Югославии существовало более 100 организаций российских эмигрантов, среди которых было несколько студенческих организаций:

«Союз русских студентов Белградского университета»;

«Союз русских студентов-галлиполийцев в Белграде»;

«Загребский студенческий казачий хутор»;

«Кружок студентов — богословов им. Св. Анастасия и Св. Иоанна Богослова»;

«Союз русских студентов в Белградском университете» (создан в 1921 году).

Союзы русских студентов существовали также в Загребе, Любляне, Субботице, Скопле.

Вскоре стали создаваться профессиональные объединения русских студентов — историков, медиков, астрономов и т. д. (Такие объединения были организованы на всех факультетах, где обучались русские студенты).

В 1937 году возникло «Общество помощи русской университетской молодежи», которое стало координирующим центром по решению проблем российских студентов в эмиграции.

В 1937 — 1938 учебном году в Югославии обучались 510 русских студентов, из них 451 в Белграде (в основном в Белградском университете).

Российские студенты стремились затянуть свое пребывание в вузах. В пражских эмигрантских газетах печаталась карикатура: старики, сидящие за партами. Эмигрантская печать отмечала, что получение диплома было равносильно началу голодовки. Основной, самой важной проблемой было трудоустройство выпускников, поскольку в послевоенной Европе была безработица, и российским студентам найти работу по специальности, в рамках квалифицированного труда было очень сложно.

Те, кто к моменту эмиграции уже окончил вузы или завершал образование уже в эмиграции, образовали для защиты своих интересов федерацию ОРОВУЗ (Объединение русских, окончивших высшие учебные заведения). Объединение начало работать в сентябре 1930 года в Париже. Председателем федерации стал И. Г. Савченко, ген. Секретарем — В. А. Лазаревский. Целью ОРОВУЗ была защита академических, правовых, трудовых и культурно-национальных интересов тех, кто закончил ВУЗы за границей, и координация деятельности подобных союзов в разных странах.

В состав первого правления ОРОВУЗ вошли: Б. И. Виницкий, И. Т. Воротынцев, А. А. Старов, А. А. Змиев, Н. Н. Лазаревский, П. В. Гончаров и К. П. Никитин, председателем Правления был избран В. А. Кузнецов. Объединение занималось устройством на работу выпускников, оказывало материальную помощь безработным, обучало тем знаниям и навыкам, на которые имелся спрос, предоставляло различную правовую помощь. Организация работала в тесном сотрудничестве с Чехословацким Красным Крестом и Земгором.

В 1925 году в списке Объединения было 1. 346 докторов и инженеров, 734 из них выехали в другие страны, 382 нашли работу по специальности. 80% лиц с гуманитарным образованием обучились ремесле на различных курсах: малярных, водительских, кройки и шитья и других. В Объединение входили Женский, Казачий и Юридический отделы.

Отдельно следует сказать о сложном политическом положении русских эмигрантских организаций, в том числе и союзов студентов. С одной стороны, многие российские эмигранты, в том числе и студенты, отрицательно относились к советской власти, и не скрывали своих политических взглядов. С другой стороны, многие страны, где пребывали русские эмигранты, со временем признавали Советскую Россию, после чего правительства этих стран уже не могло не замечать антисоветских настроений русских эмигрантов, что приводило к определенным социально-политическим преследованиям.

Таким образом, можно выделить следующие факторы, определявшие процесс институционализации российских студенческих обществ и союзов:

Стремление российской студенческой молодежи к продолжению (или получению впервые) высшего образования в целях дальнейшего использования полученных знаний либо в постбольшевистской России, либо в социумах стран проживания;

Высокая способность российского студенчества за рубежом к самоорганизации, стремление к восстановлению (и дальнейшему повышению) социального статуса, утерянного в Советской России;

Единство менталитета российского студенчества за рубежом, его схожесть с менталитетом и традициями студенчества европейских стран и США;

Эффективность деятельности студенческих обществ и союзов, которые в 1920—1930-е гг. смогли реально оказать материальную и интеллектуальную поддержку своим членам;

Возможность воссоздания в рамках студенческих союзов духовного и интеллектуального мира дореволюционной России;

Большое коммуникативное значение студенческих обществ и союзов, дававших своим членам возможность общения в русскоязычной среде, в привычном для них социально-культурном мире и т. д.

Организованная помощь со стороны правительств ряда европейских стран — Чехословакии, Югославии, Болгарии — российским студенческим союзам, оказание поддержки при дальнейшем трудоустройстве и т. д.

Раздел. 2. Организационная структура и система управления студенческих организаций

В 1920—1930-е годы наряду с институциональной базой российских студенческих обществ и союзов формируется и их организационная структура и система управления, которые обеспечили достаточно эффективную деятельность институциональной основы российского студенческого зарубежного движения.

Организационная структура и система управления российских студенческих организаций в рассматриваемый период определялась путем принятия уставов, которые являлись нормативными документами институциональной системы российских студенческих обществ и союзов, а также важнейшими источниками по исследуемой теме.

В работе над данной главой был использован устав «Союза Русских студентов-эмигрантов в Польше» от 12 октября 1924 года, то есть явно не первый вариант (Напомним, что СРС в Польше действовало с 1921 года). Устав Союза в Германии удалось найти только с пометкой «Проект. Копия». Использовано два варианта устава Объединения Русских Эмигрантских Студенческих Организаций (ОРЭСО). К сожалению, отсутствует устав Союза студентов Белградского университета.

Организации русских студентов за границей были объединены в ОРЭСО. Организационное устройство Объединения Русских Эмигрантских Студенческих Организаций (ОРЭСО) оформилось не сразу. Устав ОРЭСО был выработан I съездом русского эмигрантского студенчества в Праге (20 -27 октября 1921 года), переработан II съездом ОРЭСО (1−14 ноября 1922 года) и дополнен на конференции ОРЭСО 4−19 апреля 1924 года. Иными словами, он постоянно изменялся.

Тот же Первый съезд принял «Нормальный устав», как некий стандарт, который должен был быть принят студенческими организациями и служить основой для составления их уставов. Все организации, желающие войти в ОРЭСО, обязаны были его принять. Непринятие «нормального устава» влекло за собой исключение из ОРЭСО. Именно поэтому уставы студенческих союзов очень похожи между собой. Почти не отличаются и организационная структура и система управления союзов, имеются различия лишь в деталях.

Можно выделить три основных пункта этого «нормального устава». Первый — о целях студенческих союзов. «Нормальный устав» гласит: «Целью Союза является объединение русских студентов на почве защиты их духовных, культурно-национальных, религиозных, академических, правовых и материальных интересов». Сверим с пунктами уставов конкретных организаций. В уставе ОРЭСО указано, что «ОРЭСО имеет своей целью объединение русских студенческих эмигрантских организаций и защиту их академических, правовых, культурно-национальных и материальных интересов». Сравним: «Союз русских студентов-эмигрантов в Польше является аполитичной организацией, имеющей целью оказание моральной, материальной и правовой поддержки русским студентам и студентам, желающих получить высшее образование и представляет собой объединение на почве защиты их духовных, культурно-национальных и религиозных интересов». Так, Русский Студенческий союз в Германии указывает: «Целью Союза является защита а) академических, в) экономических, в) правовых, г) общественных и д) культурных интересов его членов».

Другим уставным пунктом союзам предписывалась строгая аполитичность. Соответственно, почти все студенческие организации объявляли себя аполитичными. В уставе ОРЭСО есть специальное примечание: «ОРЭСО как таковое, политических целей не преследует и политической деятельностью не занимается». Союз русских студентов в Польше также объявлял себя аполитичным: «Союз русских студентов-эмигрантов в Польше является аполитичной организацией…». В уставе

Русского Студенческого Союза в Германии также содержится пункт о независимости Союза от «политических организаций и группировок». Но в сложившейся обстановке следовать заявленному принципу аполитичности было практически невозможно. В результате это часто становилось почвой для конфликтов: студенческие объединения обвиняли друг друга в отсутствии студенческого духа и в связях с политически направленными организациями, чьей поддержкой они пользовались. Шло время, эмоции стихали, взгляды менялись. Чем дальше, тем чаще задавались вопросом: а должна ли эмигрантская студенческая организация непременно быть аполитичной? Почему, собственно, запрещается иметь собственные политические убеждения, активную гражданскую позицию? В Германии и Чехословакии, например, появляются Демократические Студенческие Союзы. Они пользовались поддержкой, прежде всего финансовой, местных демократов.

Серьезное обсуждение вызвал пункт об отрицательном отношении к советской власти. Так, например, в объяснительной записке к «нормальному уставу» оговаривается, что если внесение этого параграфа сопряжено с затруднениями, то можно ограничиться просто соответствующим постановлением общего собрания, где это отношение указано.

В другом варианте, в записке к некоему «шаблонному» уставу есть следующий пункт: «Особого пункта об отрицательном отношении к существующей в России власти не вносить, но если таковой пункт уже имеется и исключение его может повлечь за собой осложнения, угрожающие работоспособности данного Союза, то пункт может быть в Уставе сохранен». То есть, так или иначе, организация должна заявить о своем отрицательном отношении к советской власти.

Например, к пункту первому Устава Союза Русских Студентов-эмигрантов в Польше есть примечание: «Союз, как эмигрантская организация, стоит на платформе непризнания советской власти». СРС в

Германии также «признает себя русской общественной организацией, не признающей существующей ныне в России советской власти…».

Однако с течением времени становилось понятно, что возвращение на родину откладывается на неопределенный срок, и в эмигрантской студенческой среде все больше появлялось тех, кто считал, что нужно найти общий язык с советской властью, тем более, если это ускорит возвращение. Конфликты на этой почве возникали регулярно. Вот, например, цитата из переписки Союза Русских Студентов в Чехословакии: «Правление доводит до Вашего сведения, что постановлением Правления от 19 декабря 1925 года впредь до утверждения общим собранием исключены из числа членов Союза Осокин, Гермониус и Галяев, как перешедшие на платформу признания советской власти и лояльнаго к ней отношения». Адресация — «Уважаемый коллега». Данное письмо было разослано всем членам Союза.

Из «Открытого письма» Русскому Студенческому Союзу в Берлине от СРС в Польше: «Союз Русских Студентов не мыслит возможным остаться на аполитичной позиции в отношении советской власти, как системы классовой, системы террора… Такую аполитичность Инициативная группа по организации Союза Русских студентов в Польше считает малодушием, такое решение студентов, объединенных в Союз Российских Студентов в Германии — позорным. В тяжелые дни изгнания мы, русские студенты в Польше, не находим возможным ограничить свои цели и стремления только устроением своей личной академической жизни… ибо личной жизни без жизни родины быть не может».

Во главе каждого союза стояло Правление. Согласно Уставу Союза русских студентов-эмигрантов в Польше в Правление этого союза входило пять членов Правления и три кандидата, которые избирались Общим Собранием сроком на один год. Для кворума заседаний Правления было необходимо присутствие не менее трех его членов (не кандидатов), в том числе, председателя или товарища председателя. Кандидаты в члены Правления присутствовали на заседаниях с правом совещательного голоса.

Правление Союза Русских студентов в Германии состояло из семи человек. «Для ведения всех дел Союза Общее Собрание выбирает из числа действительных членов Правление в составе семи лиц. Правление из своей среды выбирает председателя, товарища председателя, секретаря и казначея или их заместителей. Правление пополняется делегатами по полномочию местных Отделений Союза. Правление избирается на очередном Общем Собрании в январе и июле каждаго года сроком на х/г года, простым большинством голосов, закрытой баллотировкой».

Согласно уставу ОРЭСО «Правление состоит из пяти членов и пяти кандидатов к ним, избираемых съездом закрытой баллотировкой, и пребывает в месте, определяемом особым постановлением съезда. Съезд избирает отдельно председателя Правления, остальные члены Правления сами распределяют между собою обязанности. Примечание: члены исполнительных органов ОРЭСО должны состоять в одной из организаций, входящих в ОРЭСО».

В другом варианте Устава ОРЭСО содержатся иные положения: Правление состоит из председателя, шести постоянных членов и пяти кандидатов.

Отдельный пункт Устава ОРЭСО определяет срок действия полномочий Правления: «Председатель, члены Правления и кандидаты избираются на годичный срок. В случае невозможности созыва очередного годичного съезда в установленный срок, полномочия председателя Правления и членов Правления продолжаются на три месяца. Дальнейшее продолжение полномочий возможно только путем референдума среди всех членов ОРЭСО». 127

Деятельность Правлений Союзов контролировали Ревизионные Комиссии. Пункт пятый устава Союза Русских Студентов в Германии гласит:

«Для проверки деятельности исполнительных органов управления Союза и отдельных учреждений его, общим собранием избирается из числа членов Союза, не входящих в Правление и его учреждения, Ревизионная комиссия в составе трех человек».

Ревизионная комиссия Союза русских студентов в Польше состояла из трех членов и 2 кандидатов к ним, избираемых Общим собранием. Члены комиссии сами выбирали председателя комиссии. Полномочия Ревизионной комиссии устав определяет так: «Ревизионная Комиссия ревизирует всю деятельность Союза».

При ОРЭСО также действовала Ревизионная комиссия: «Ревизионная комиссия состоит из 3 членов, проживающих на месте пребывания Правления ОРЭСО и трех кандидатов к ним. Ревизионная комиссия избирается на год. В случае невозможности созыва Съезда в установленный срок, полномочия членов Ревизионной комиссии продолжаются три месяца».

Ревизионная комиссия должна была осуществлять контроль денежной отчетности и вообще делопроизводства Правления: «Компетенции Ревизионной комиссии подлежит ревизия денежной отчетности и делопроизводства по всем отраслям деятельности Правления.

Примечание: Ревизионная комиссия констатирует факты незакономерных действий в актах, обращенных к Правлению. Общее заключение о всей деятельности Правления Ревизионная Комиссия дает съезду по окончании отчетного периода".

Согласно Уставу ОРЭСО, «Ревизионная комиссия обязана производить общую ревизию всех дел Правления ОРЭСО не менее двух раз в год». «Ревизионная комиссия представляет доклад о своей деятельности очередному Съезду и периодически, каждые четыре месяца посылает отчеты по союзам, входящим в ОРЭСО».

В Уставах были подробно прописаны вопросы, подлежавшие компетенции Правления. Например, компетенции правления ОРЭСО подлежит:

«а) ведение всех дел Объединения в согласии с настоящим уставом и постановлениями съездов;

б)заведывание средствами, поступающими в распоряжение Объединения и расходование их;

в)прием всякого рода корреспонденции, поступающей в адрес ОРЭСО;

г)прием и представление к исключению членов;

д)составление и представление съезду смет и годового отчета;

е)созыв съездов (и производство референдума);

ж)учреждение и избрание представителей Правления ОРЭСО по отдельным отраслям деятельности и

з)избрание референтов для работы по различным отделам".

При этом отмечалось, что в случае возникновения вопросов лежащих вне компетенции Правления и требующих срочного решения, оно «производит референдум для организаций, входящих в ОРЭСО, причем каждая организация пользуется количеством голосов, предусмотренным п. 14 настоящего устава. Референдум считается состоявшимся, если в разрешении поставленных на него вопросов приняло участие не менее половины голосов из общего числа, имеющих на это право». Кроме того, Правление было обязано «периодически сообщать всем членам, входящим в состав ОРЭСО о своей деятельности и рассылать отчеты о таковой не менее одного раза в три месяца" — указывалось в Уставе. «Для действительности решений вопросов Правление ОРЭСО необходимо наличие кворума не менее трех членов, в том числе обязательно Председатель или его товарищ. Вопросы в Правлении решаются большинством голосов».

Правление Союза русских студентов в Польше ведало всеми делами Союза, входило в сношения с общественными и культурно-просветительными организациями и учреждениями, выполняло постановления Общего собрания, приводило в исполнение приговоры Суда Чести, созывало Общие собрания, представительствовало на суде, распоряжалось всеми средствами Союза. «Замена члена Правления следующим по старшинству кандидатом происходит явочным порядком, в случае неявки действительного члена Правления на третье заседание».

Согласно Уставу Союза русских студентов в Германии, Правление избирается «для ведения всех дел Союза».

Важным моментом во всех уставах был прием и исключение членов союза. Рассмотрим, например, Устав СРС в Польше, в котором подробно прописаны правила приема в члены Союза. Лица, желающие ступить в члены Союза, заполняют особую вступительную анкету, которую вместе с поручительством двух членов Союза или известных общественных деятелей представляют Правлению. Зачисление в члены решает Правление, которому предоставляется право, несмотря на рекомендации, отклонения ходатайства о приеме в число членов того или иного лица без объяснения мотивов отклонения. Лицо, не принятое Правлением в члены Союза, имеет право перенести вопрос о приеме на Общее собрание. Список лиц, принятых в члены Союза, подлежит утверждению Общего собрания. До утверждения Общим собранием вступающий пользуется всеми правами члена Союза, кроме права решающего голоса.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой