Действие уголовного закона во времени

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы. Кардинальные преобразования в современном обществе актуализировали интерес, высветили новый уровень понимания и подходов к проблемам временной характеристики реализации уголовно-правовых норм. Это особенно важно, поскольку нормы уголовного права предусматривают наиболее острые формы вмешательства в общественные отношения и именно поэтому они требуют повышенного внимания и более глубокого изучения.

Потребности переосмысления научного знания о принципах действия уголовного закона во времени связаны, прежде всего с:

1) провозглашением России правовым, демократическим государством и как следствие объявлением приоритета личности, её прав и свобод среди охраняемых правовыми средствами ценностей общества;

2) образованием Содружества Независимых Государств на бывшей единой территории СССР;

3) интеграцией России в мировое сообщество и более её активным участием в сотрудничестве по борьбе с преступностью;

4) коренным реформированием уголовного законодательства, вызванным изменившимся социально-политическим и экономическим обликом страны, а также с практическими проблемами правоприменительной деятельности.

Следует отметить, что исследование вопросов, связанных с действием уголовного закона во времени, всегда привлекало внимание теоретиков права. Интерес к этой проблеме особенно возрастал в периоды разработки нового или существенного изменения текущего уголовного законодательства. Теоретические и историко-философские основы реализации этого института в уголовном праве рассматривались М. И. Блум, ЯМ. Благовым, А. И. Бойцовым, Н. Д. Дурмановым, A.M. Медведевым, А. А. Тилле, А. Е Якубовым. Ряд важных проблем применения уголовных законов исследовались в трудах Е. В. Благова, В. Н. Кудрявцева, А. Б. Сахаров и других ученых. Их труды внесли значительный вклад в развитие учения о действии уголовного закона во времени.

Вместе с тем, возросшие требования и задачи борьбы с преступностью, направленные на урегулирование правопорядка в стране и защиту прав и интересов граждан, а также потребности правоприменительных органов требуют дальнейшего развития методологических основ уголовного права и исследования наиболее крупных и сложных теоретических проблем. Одной из таких актуальных проблем является исследование концептуальных основ учения о действии уголовного закона во времени и осмысление практики применения соответствующих уголовно-правовых норм в деятельности правоохранительных органов.

Так Уголовный кодекс впервые законодательно определяет понятие времени совершения преступления, где действует уголовное законодательство, во многом по новому решает вопросы об уголовной ответственности граждан России, совершивших преступления на территории других государств, а также имеет ряд других новелл, в целом соответствующих международным стандартам и историко-правовым традициям Российского государства.

Цель исследования: изучить актуальные вопросы действия уголовного закона во времени.

Задачи исследования:

— Рассмотреть теоретические основы действия уголовного закона во времени;

— Изучить практические аспекты действия уголовного закона во времени;

— Дать анализ законодательным нормам в УК РФ в сравнении с УК РСФСР.

Глава I. Теоретические основы действия уголовного закона во времени

1.1 Применение уголовного закона

Наиболее острой формой реагирования на противоправное по ведение человека является применение уголовного закона и связанное с этим ограничение прав и свобод виновного. Вследствие этого к уголовному закону имеет самое непосредственное отношение ст. 15 Конституции Российской Федерации, согласно которой «любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Порядок опубликования и вступления закона в силу определен федеральным законом от 14 июня 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. № 8. Ст. 801.

Согласно ст. 2 этого Закона датой принятия федерального закона (а уголовные законы являются именно федеральными законами) считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Таким образом, новый Уголовный кодекс Российской Федерации, принятый Государственной Думой 24 мая, одобренный Советом Федерации 5 июня и подписанный Президентом 13 июня, считается принятым 24 мая 1996 г.

Официальным опубликованием уголовного закона считается первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации» (ст. 4 Федерального закона от 14 июня 1994 г. в редакции Федерального закона от 22 октября 1999 г).

Уголовный закон подлежит официальному опубликованию в течение семи дней после его подписания Президентом Российской Федерации (ст. 3) и вступает в силу, по общему правилу, по истечении десяти дней после официального опубликования (ст. 6). Точнее было бы указать: по истечении десяти суток, т. е., если, например, закон принят 1 марта, то с учетом того, что день опубликования не входит в десятидневный срок, закон следует считать вступившим в силу с оо часов 12 марта.

Законодатель может установить и иной порядок вступления принятого закона в силу. Так, большинство уголовных законов, принятых Государственной Думой и направленных на изменение УК РСФСР, вступали в силу с момента опубликования.

Вместе с тем при принятии обширных законодательных актов возможно вступление их в силу по истечении значительного промежутка времени после их принятия. Так, в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 13 июня 1996 г. «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» УК РФ был введен в действие с 1 января 1997 г., т. е. более чем через полгода после его принятия и опубликования. Такое длительное время было необходимо для ознакомления с УК и для подготовки к его применению Наумов А. В. Практика применения уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктариальное толкование (постатейный)/ Под ред. Г. М. Резника, М., Волтерс Клувер, 2008. С. 213.

Действие уголовного закона может быть прекращено путем его отмены либо замены другим уголовным законом, а также в связи с изменением условий и обстоятельств, вызвавших принятие этого закона. Зарубежному законодательству известны также уголовные законы, действие которых рассчитано на определенный срок.

Между совершением общественно опасного действия (фактом бездействия) и наступлением последствий иногда проходит значительное время. В связи с этим при принятии уголовного закона для правильного решения вопроса о том, какой — новый или прежний закон следует применять, важное значение имеет определение времени совершения преступления. Согласно ч.1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого преступления. В юридической литературе были высказаны различные мнения по вопросу о том, что следует считать временем совершения преступления: одни авторы считали временем совершения преступления время совершения общественно опасных действий Блум М. И., Тилле А. А. Обратная сила закона. М.: Юрист. С. 35−38, другие — время наступления последствий Дурманов Н. Д. Советский уголовный закон. М., Госиздат, 1987. С. 260 -265. УК РФ 1996 г. впервые совершенно определенно высказался по этому вопросу: «Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления по следствий» (ч.2 ст. 9 УК). Юридическим основанием такого решения является то, что субъективное отношение виновного к своим поступкам связано с законом, существовавшим во время совершения действия (бездействия) Благов Е. В. Учение о применении уголовного права. Ярославль.: Изд-во ЯГУ, 2007. С. 112.

Признание временем совершения преступления времени совершения действий исключает привлечение к ответственности лица, совершившего действия в период, когда они не признавались преступными, если последствия наступили после вступления в силу нового закона, криминализировавшего это деяние. Соответственно исключается квалификация действий виновного по новому закону, предусмотревшему более строгое наказание, если действия были совершены до принятия нового закона. Так, если ранение с целью убийства из ревности было нанесено в декабре 1996 г., а смерть наступила в январе 1997 г., то временем совершения преступления следует считать декабрь 1996 г. и действия виновного квалифицировать по ст. 1о3 УК РСФСР (наказание: лишение свободы от 3 до 1о лет), а не по ч.1 ст. 1о5 УК РФ (наказание: лишение свободы от 6 до 15 лет).

Положение о том, что временем совершения преступления признается время совершения действия, отличается универсальностью. Не все составы преступления включают в себя в качестве обязательного признака наступление последствий. Подобный признак отсутствует в формальных составах, объективная сторона которых заключается лишь в совершении действий или в бездействии (например, ст. 125 УК — оставление в опасности), в усеченных составах, момент окончания преступления в которых перенесен на более раннюю, чем наступление последствий, стадию (например, ст. 162 УК — разбой). Между тем никакое преступление невозможно без совершения определенных действий или без факта бездействия.

Некоторые сложности вызывает определение времени совершения преступлений, объективная сторона которых заключается в совершении нескольких или множества действий. Общим правилом определения времени совершения преступления в таких случаях является время совершения последнего действия или последний факт бездействия. Это относится ко всем, в том числе к продолжаемым преступлениям, объективная сторона которых заключается в совершении ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление (например, ст. 117 УК — истязание), а также к длящимся преступлениям, заключающимся в действии или бездействии, сопряженном с последующим длительным невыполнением возложенных законом на виновного обязанностей (например, ст. 157 УК — злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей) Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник /Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева, издание исправленное и дополненное, М.: Контракт, 2006. С. 216.

Законом не урегулирован вопрос о том, что следует считать временем совершения преступления соучастником. В юридической литературе этот вопрос является дискуссионным. Так, А. И. Бойцов считает, что «действия каждого отдельного соучастника должны оцениваться с позиций того закона, который был в силе на момент их учинения» Бойцов А. И. Действие закона во времени и пространстве. — Спб. Юридический центр пресс 2007. С. 73. С этой позицией можно согласиться, за исключением тех случаев, когда сознанием соучастника охватывается то, что действия исполнителя будут совершены в момент, когда вступит в силу более строгий закон.

Применительно к условиям нашей страны такое положение означало бы: если лицо в конце декабря 1996 г. с целью убийства отправило из Москвы во Владивосток посылку со взрывчатым веществом, сознавая, что последствия наступят в январе 1997 г., когда будет действовать новый УК, предусматривающий более строгую ответственность за убийство в сравнении с прежним УК, то временем совершения преступления следует считать январь 1997 г. Такое решение не противоречит юридическому основанию определения времени совершения преступления, заключающемуся в осознании виновным наличия более строгого закона в момент наступления последствий.

1.2 Принцип обратной силы закона

При введении в действие нового уголовного кодекса во всей полноте встают вопросы об обратной силе закона. Под обратной силой уголовного закона следует понимать распространение нового уголовного закона на деяния, совершенные до его введения в действие. Конституцией Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г., положение, согласно которому «Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет», возведен до конституционного принципа (ст. 54). Уголовный кодекс РФ 1996 г. развил и закрепил этот принцип в ст. 1о, согласно ч.1 которой «Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет».

Использование принципа обратной силы закона позволяет отослать к прошлому: аннулирование акта (или расторжение договора), обладая обратной силой, уничтожает правовые следствия, которые данный акт уже успел породить. То есть обратная сила нормативных актов, устраняющих или смягчающих юридическую ответственность (уголовную, административную и др.), является специфической формой проявления социального времени, связывающей настоящее с прошлым Якубов А. Обратная сила некоторых изменений общей части УК // Законность. 2007. № 8. С. 34.

Анализ использования принципа обратной силы закона в российской правовой системе имеет давние корни. Чаще всего споры возникали вокруг уголовного законодательства.

Современная российская правовая наука, анализируя реалии общественной и политической жизни, направленные на формирование правового государства, по-новому осмысливает устоявшиеся конструкции. Коль скоро правовая норма об обратной силе закона (п. 1 ст. 54 Конституции Российской Федерации 1993 г. — «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет») не содержит указания о праве законодателя отойти от этого принципа и придать обратную силу закону, усиливающему наказуемость деяния, или не придавать обратную силу закону, смягчающему ответственность Ерасов А. М. Темпоральное действие «промежуточного» уголовного закона // Право и государство: теория и практика. 2006. № 3. С. 105 — 112., законодатель связан названным принципом и не вправе решать вопрос об обратной силе принимаемых им законов в противоречии с этим принципом Якубов А. Е. Обратная сила уголовного закона: некоторые проблемы совершенствования Уголовного кодекса Российской Федерации. СПб.: Юридический центр пресс, 2006. С. 14. Принцип обратной силы закона в настоящее время регулируется и международными нормами (ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах Права человека: Сборник универсальных и региональных международных документов / Сост. Л. Н. Шестаков. М.: Норма, 2008. С. 52 — 53.), обязательность которых установлена как в ст. 15 Конституции Р Ф, так и в ч.2 ст. 1 УК РФ.

Важно, что принципы обратной силы закона есть механизмы правового управления социальным временем, используемые из соображений юридического удобства, поэтому они в правовой системе не связываются с истечением календарного времени.

Законом, устраняющим преступность деяния, признается закон, полностью отменивший уголовную ответственность за то или иное деяние.

Возможна также частичная декриминализация деяния путем включения в диспозицию дополнительных признаков или исключения признаков, указанных в прежнем УК. Так, включив дополнительные признаки, законодатель декриминализировал хулиганство, заключающееся в грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, если это деяние не сопровождалось применением оружия (ч.1 ст. 213 УК РФ). Частичная декриминализация возможна также путем изменений статей Общей части УК. Так, указанием в ч.2 ст. 3о УК РФ о том, что «уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям», законодатель декриминализировал приготовление к преступлениям небольшой и средней тяжести.

Законом, устанавливающим преступность деяния, является закон, криминализировавший деяние, ранее не являвшееся преступным. Новый У К содержит не только отдельные составы преступлений, но и целые главы, содержащие составы преступлений, ранее уголовному законодательству неизвестные. К таковым относятся: глава 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях», глава 28 «Преступления в сфере компьютерной информации».

Расширение уголовной ответственности возможно и путем изменения диспозиции статьи. Так, исключив из нормы указание о материальной и иной зависимости потерпевшего от виновного, законодатель расширил ответственность за доведение до самоубийства (ст. 11о УК РФ).

Смягчение или усиление наказуемости деяния возможно путем внесения изменений в санкцию статьи. Санкцией, предусматривающей более мягкое наказание, следует считать санкцию, в которой исключен наиболее строгий вид наказания или в которую включен альтернативно менее строгий вид наказания, либо в которой снижен верхний или нижний предел наказания или снижены оба предела наказания. Так, в связи с введением в действие УК Р Ф Верховный Суд В Ф в соответствии со ст. 1о УК переквалифицировал действия Ф. и др. со ст. 77 УК РСФСР (бандитизм) на ч.1 ст. 2о9 УК РФ (санкция новой статьи в отличие от ст. 77 УК РСФСР не предусматривает наказания в виде смертной казни) Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. № 9. С. 5. Смягчение наказания возможно также путем исключения из санкции дополнительного наказания либо указания на необязательное применение дополнительного наказания вместо обязательного.

В случаях, если закон усиливает наказание в одном из пределов санкции и смягчает в другом (например, снижен верхний предел и повышен нижний предел наказания), более мягкой следует считать статью, санкция которой предусматривает более низкий верхний предел наказания, так как в основание деления преступлений на категории (ст. 15 УК) положен верхний предел санкции. Отнесение же совершенного виновным преступления к той или иной категории влечет серьезные последствия для осужденного Медведев А. М. Пределы действия Уголовного кодекса Российской Федерации. М.: Норма, 2007. С. 79−81.

В УК РСФСР 196о г. (ст. 6) решался вопрос об обратной силе закона, касающегося лишь преступности и наказуемости деяния, и не содержалось положения об обратной силе законов, иным образом улучшающих или ухудшающих положение лица, совершившего преступление. По сложившейся судебной практике во всех случаях, независимо от того, улучшал или ухудшал «иным образом» новый закон положение виновного, применялся новый закон.

Так, постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1971 г. судам разъяснялось, что вопрос о возможности применения или неприменения условно-досрочного освобождения от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким должен решаться в соответствии с законом, действующим в данный момент, а не с законом, действовавшим во время совершения преступления. Поскольку закон, иным образом улучшающий положение лица, имел обратную силу и ранее, принципиально новым в ч.1 ст. 1о УК РФ является положение о том, что не имеет обратной силы закон, иным образом ухудшающий положение лица.

Это положение относится к основаниям условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 79 УК) и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 8о УК), освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК), освобождения от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (ст. 83 УК), погашения судимости (ст. 86 УК) и к другим вопросам, не определяющим преступность и наказуемость деяния. Так, если по УК РСФСР новый закон, ограничивающий возможность условно-досрочного освобождения или замены наказания более мягким (например, увеличивалась часть наказания, по отбытии которой возможно условно-досрочное освобождение), имел обратную силу, так как такой закон не касался вопросов преступности и наказуемости деяния, то теперь такой закон обратной силы не имеет, т. е. применяется более благоприятный для осужденного закон, действовавший в момент совершения преступления.

В ч.2 ст. 1о УК РФ указано: «Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом». Это положение практически неприменимо. При приведении вынесенных ранее приговоров в соответствие с новым уголовным законом суд должен руководствоваться жесткими, конкретными критериями, а не определять наказание по своему усмотрению «в пределах, предусмотренных новым уголовным законом». Так, в ч.3 ст. 56 УК РСФСР предусматривалось, что в отношении лиц, осужденных к наказанию, превышающему верхний предел санкции нового закона, назначенное судом наказание смягчается до верхних пределов нового уголовного закона.

С целью «подкорректировать» ч.2 ст. 1о УК РФ на время при ведения в соответствие ранее вынесенных приговоров с новым УК законодатель был вынужден 4 декабря 1996 г. внести изменения в Федеральный закон от 13 июня 1996 г. «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации», которым предложил снизить наказание до верхних пределов санкции нового закона лишь лицам, осужденным ранее к более строгому наказанию, чем этот верхний предел санкции.

Вместе с тем более справедливым, отвечающим требованиям индивидуализации наказания с учетом роли каждого осужденного в совершенном преступлении, было бы указание в законе о сокращении наказания всем лицам, отбывающим наказание по приговорам, вынесенным до введения в действие нового УК, пропорционально смягчению новым законом верхнего предела наиболее строгого вида наказания. Уголовные кодексы некоторых бывших союзных республик пошли именно по такому пути. Так, согласно ч.2 ст. 13 У К Республики Таджикистан, «если новый уголовный кодекс смягчает наказуемость деяния, за которое лицо отбывает наказание, назначенное наказание подлежит сокращению в соответствии с верхним пределом санкции вновь изданного уголовного закона».

Некоторую сложность представляет решение вопроса об обратной силе закона в случаях, когда после совершения преступления и до момента привлечения лица к ответственности закон изменился два или более раза. Вопрос о применении «промежуточного» закона возникает в тех случаях, когда этот закон мягче (или вовсе устраняет ответственность) в сравнении с законом, действовавшим во время совершения преступления, и законом, действующим во время привлечения лица к уголовной ответственности или вынесения приговора.

Представляется, что в случае, если между совершением преступления и вынесением приговора уголовный закон изменялся неоднократно, применяется наиболее благоприятный для виновного закон, в том числе «промежуточный» закон. В противном случае наказание виновного зависело бы не только от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного, как этого требует принцип справедливости (ст. 6 УК РФ), но и от случайных обстоятельств, каковым является время привлечения лица к уголовной ответственности или время вынесения приговора.

Глава II. Практические аспекты действия уголовного закона во времени

2.1 Принципы действия уголовного закона во времени

Существуют специфические правила и закономерности, касающиеся временных параметров действия нормативно-правовых актов. Эти закономерности являются основными элементами процесса функционирования законов во времени, которые направлены на разрешение проблем, изучаемых юридической мыслью во все времена, а именно:

1) определение понятия обратной силы закона и её пределов;

2) теоретическое обоснование принципа необратимости закона;

3) установление общих принципов применения как новых законов к сложившимся отношениям, так и внутренних законов государства и их соотношение с иностранными законами.

Исходя из вышеизложенного, а также из анализа действующего уголовного законодательства, мы попытаемся выделить эти закономерности. В настоящий момент действие уголовного закона во времени базируется на трех взаимозависящих и взаимодополняющих друг друга принципах, в которых, прежде всего, отражена определенная связь настоящего, прошлого и будущего и представляющих собой единое целое для всей системы уголовного права: а) перспективное действие закона (применение к деянию закона времени совершения преступления); б) ретроактивное действие закона (обратимость более мягкого закона); в) ультроактивное действие закона (необратимость более строгого закона) Бахрах Д. Н. Конституционные основы действия правовой нормы во времени // Журнал российского права. 2006. № 5. С. 67.

Каждый действующий уголовный закон имеет свой определенный объем, который раскрывается определением пределов его реализации и конкретизируется через нормативную относимость того или иного акта поведения к самому закону. Последний, являясь внешней формой проявления нормы права, обеспечивает ее действие через различные формы реализации, в том числе и во времени и пространстве.

Из ст. 14 У К России 1996 года следует, что преступлением признается виновно совершенное, общественно опасное деяние, запрещенное в момент его совершения уголовным законом под угрозой наказания. Иными словами, те или иные общественные отношения регулируются уголовно-правовыми нормами в момент совершения того или иного деяния, которое определяется как преступление. Следовательно, все отношения должны быть урегулированы тем законом, при действии которого они возникли, ибо только данный (действующий) закон определяет внутреннее свойство и значение юридического факта, являющегося основанием возникновения, прекращения или изменения указанного правоотношения. В настоящий момент в ст. 9 УК РФ сформулировано общее правило, согласно которому, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действующим во время совершения этого деяния". Исходя из этого законодательного определения и вытекает первый принцип действия уголовного закона во времени — принцип применение закона, действующего во время совершения преступления (перспективное или немедленное действие закона).

2.2 Перспективное действие уголовного закона

Перспективное действие уголовного закона — это распространение действующего закона на факты и отношения, возникающие после вступления его в силу. Если же мы теперь более подробно остановимся на понятии уголовного закона и будем его рассматривать как нормативно-правовой акт, принятый высшим органом власти, устанавливающий определенную систему норм уголовного права и регулирующий общественные отношения, складывающиеся в результате соблюдения, исполнения и использования этих норм либо совершения общественно-опасного деяния ими запрещенного, то придем к выводу, что принципы действия уголовного закона во времени могут быть полностью раскрыты в свете учения об уголовной ответственности и уголовном правоотношении. В отношении перспективного действия закона это основывается на самом его определении. В частности, содержательная часть указанного принципа развертывается при анализе соотношения объема самого действующего закона и акта поведения человека, с которым и связывается возникновение, прекращение или изменение уголовно-правовых отношений, возникающих именно вследствие воздействия норм права на поведение людей. «Уголовные правоотношения возникают из фактических общественных отношений в связи с юридическими фактами, имеющими место в сфере реальных общественных отношений людей, с которыми уголовный закон связывает наступление юридических последствий в виде уголовной ответственности Огурцов Н. А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Учебное пособие. Рязань.: 2008. С. 18−19. Поэтому между нормой права и правоотношением именно здесь возникает жесткая зависимость — реально возникают только те правоотношения, на правообразующие юридические факты которых указывает юридическая норма, «жизнь» которой поддерживается действующим уголовным законом Качурин Д. В. О конкуренции уголовно-правовых норм // Российский судья. 2006. № 11. С. 34..

Проанализировав выражение «действие уголовного закона во времени» и понятие «уголовного закона, определяющего преступность и наказуемость деяния», мы обнаружим временные параметры бытия уголовной ответственности. Её внутренняя сущность и содержание будут находиться в самих правовых нормах, существующих в данный момент в данном месте (модель ответственного поведения), формы реализации которых будут осуществляться в рамках регулятивных правоотношений (позитивное действие уголовного закона). На основании всего этого и будет складываться порядок отношений, базирующийся на ответственном поведении. Средством восстановления данного порядка, в случае нарушения и будет служить уголовная ответственность в ретроспективном ее аспекте (охранительные правоотношения) Бойцов А. И. Действие закона во времени и пространстве. — Спб. Юридический центр пресс 2007. С. 6.

Кроме того, уголовно-правовая норма закрепляет не любые случайные комбинации и формы того или иного деяния, а лишь такие, в которых проявляется определенная общественно-вредная закономерность. Это основывается прежде всего на том, что норма права базируется на объективных закономерностях развития общества. Преступление — это, прежде всего социальное явление, и поэтому в нем находят свое выражение социальные закономерности, что имеет тесную связь с таким понятием, как состав преступления. Состав конкретного преступления будет здесь представлять собой совокупность сгруппированных определенным образом видовых признаков деяния, характеризующих его как общественно-опасное для данного общества. Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. М.: Юрист, 2007. С. 41. Другими словами, то или иное совершенное лицом деяние, для того, чтобы быть признанным преступлением, должно представлять собой индивидуальное проявление той закономерности, которая лежит в основе создания соответствующей нормы.

Исходя из этого, установив соответствие фактических признаков совершенного деяния составу преступления, можно определить, что это деяние представляет собой конкретное проявление той общей закономерности, которая и имелась в виду законодателем. Важнейшее значение состава преступления здесь заключается в том, что именно в нем отражаются объективные закономерности антиобщественных деяний, которые формулируются в виде четких юридических признаках, закрепленных в действующем в настоящий момент уголовном законе Звечаровский И. Некоторые вопросы внутриотраслевой рассогласованности норм уголовного законодательства (в аспекте задач уголовного кодекса Российской Федерации) // Уголовное право. 2007. № 1. С. 22..

Таким образом, состав преступления в данном случае представляет собой объективное основание для правоприменительной деятельности, в рамках которой и реализуется негативное действие уголовного закона.

Именно поэтому, по общему правилу, уголовный закон имеет перспективное действие, то есть регулирует круг отношений, существующих в момент его действия, так как в нем отражается определенная закономерность, свойственная для того или иного уровня развития общества. Именно здесь происходит совмещение социального и правового времени, исходя из чего и вытекает общее правило немедленного действия закона.

Как уже указывалось выше, в настоящее время принцип перспективного действия уголовного закона закреплен в статье 9 УК РФ и выражен в общей формуле: «Преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Временем совершения преступления признается время совершения общественно-опасного деяния, независимо от времени наступления последствий». Такое законодательное определение вполне соответствует общепризнанным нормам международного права и Конституции России. В частности, в Конституции этот принцип отразился в ч.2 ст. 54, которая гласит: «Никто не может нести ответственности за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением».

Кроме того, указанное положение о перспективном действии уголовного закона разрешило давнюю дискуссию относительного того, что считать временным моментом совершения преступления с так называемым отдаленным преступным результатом.

В настоящий момент, исходя из ст. 9 УК РФ, можно сделать однозначный вывод: уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления с отдаленными последствиями следует считать закон, имеющий силу на момент совершения деяния, предусмотренного этим законом, а не тот, который действовал в момент наступления последствий этого преступления.

По этому же пути идет и судебная практика. Однако необходимо отметить, что общее законодательное положение о времени совершения преступления входит в некоторое противоречие со ст. 8 УК РФ, в которой указывается, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, является, как известно, необходимым признаком и поэтому совершение общественно-опасных действий, еще не повлекших последствий, может рассматриваться, в данном случае, только как покушение на преступление. Исходя из этого, по нашему мнению, следует различать такие понятия как время совершения и момент окончания преступления. Правовая оценка общественно-опасного деяния, исходя из ст. 9 УК РФ, должна осуществляться, при этом, по закону, действующему в момент возникновения юридического факта, а не в момент наступления его последствий Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) /Под ред. А. А. Чекалина, В. Т. Томина, В. В. Сверчкова, изд 3- е, перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 377.

С этих позиций, по нашему мнению, следует определять и время совершения продолжаемых и длящихся преступлений. Временем совершения преступления следует признавать момент совершения последнего преступного деяния, его прекращением или пресечением.

Проблемным вопросом является также и квалификация преступлений, совершенных в соучастии. Например, организатор, подстрекатель или пособник совершили деяние до 1 января 1997 г., а исполнитель после. Преступность и наказуемость действий исполнителя в таком случае будет определяться по УК РФ 1996 г. Юридическая оценка действий других соучастников представляет собой определенную проблему. В частности, такие авторы как Я. М. Брайнин, Н. Д. Дурманов, П. Ф. Тельнов, А. Н. Комиссаров и др. считали временем совершения такого преступления момент его окончания, то есть момент выполнения исполнителем объективной стороны деяния. Однако, согласно ч.5 ст. 34 УК РФ 1996 г. в случае не доведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушению на него. Но ч.1 этой же статьи определила, что ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления. Из этого можно сделать вывод о реализации в данном случае принципа самостоятельной ответственности лиц, совершивших совместное преступление. Аналогичное мнение высказывала и Е. М. Журавлева Журавлева Е. М. Действие уголовного закона во времени // Российская юстиция. 2008. № 10. С. 16.

Исходя из этого, по нашему мнению, как и в двух первых случаях необходимо различать время совершения преступления и момент его окончания. Временем совершения преступления соучастниками будет являться тот момент, когда каждый из них выполнил те деяния, которыми определялось его участие в преступлении (исходя из смысла ст. 9 и ч.1 ст. 34 УК РФ). Момент же окончания общего преступления будет определяться временем, когда исполнитель реализовал объективную сторону состава преступления. Таким образом, в нашем случае действия исполнителя должны квалифицироваться по УК РФ 1996 г., а в отношении других соучастников возможны различные варианты, в зависимости от того, как они соотносятся с принципами, закрепленными в ст. 1о УК 1996 г.

Следует отметить, что указанные вопросы было бы целесообразнее решить в самом законе, дополнив ст. 9 УК РФ нормой следующего содержания: «Время совершения длящегося или продолжаемого преступления определяется моментом совершения последнего действия (бездействия) в связи с окончанием преступного деяния, его прекращением либо пресечением.

Временем совершения преступления соучастниками признается момент, когда каждый из них совершил те деяния, которыми определялось его участие в преступлении".

Таким образом, в принципе применения уголовного закона времени совершения деяния отражается и реализуется один из общих принципов уголовного права, впервые законодательно закрепленных в главе I нового У К России, — принцип законности, на котором основывается правовое положение личности и черпаются гарантии её неприкосновенности.

Согласно ч.1 ст. 1о УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом. улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе и на лиц, отбывающих или отбывших наказание, но имеющих судимость. Как обратное отображение этой же нормой закреплено: «уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет». Это в полной мере соответствует Конституции России, в ч.1 ст. 54 которой декларируется, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет, а в ч.2 этой статьи говориться, что «если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон». Следует особо отметить, что нормы ст. 54 Конституции являются незыблемыми и ни при каких обстоятельствах не могут быть изменены в худшую сторону. Например, не может быть предусмотрено, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность в каких-то случаях (даже исключительных) имеет обратную силу Бубон К. В. Об обратной силе закона и юридических условностях // Адвокат. 2008. № 10. С. 44.

Таким образом, для решения вопроса об обратной силе нового закона необходимо определить, является ли он более благоприятным по сравнению со старым или нет Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) /Отв. ред. В. М. Лебедев, издание 5-е, доп. и исп. М.: Юрайт-Издат, 2008. С. 211.

При определении закона, устраняющего преступность деяния, следует учитывать и некоторые положения Общей части нового уголовного закона. Так, ч.2 ст. 3о УК РФ определила, что уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению. В соответствии с этим, лица, совершившие до 1 января 1997 г. приготовительные действия к преступлению, которое является в соответствии со ст. 15 УК 1996 г. небольшой или средней тяжести, не должны привлекаться к уголовной ответственности, а лица, осужденные за указанные деяния, подлежат освобождению от уголовной ответственности и наказания.

Далее приведем пример. Сычев И. Ю. приговором от 22. 10 08 г. признан виновным в покушении на хищение 26. 05. 08 г. с лотка у потерпевшего Антонова сумки-визитки стоимостью 450 рублей. После того как отошел с указанной сумкой от лотка, он был задержан с изъятием у него похищенного.

Вина Сычева в совершении данного преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Действия его квалифицированы по ст. ст. 30, 158 ч.2 п. «б» УК РФ по признаку неоднократности с учетом покушения Сычева на хищение, совершенное 06. 07. о6 г., за которое он был осужден приговором от о7. 10. 06 г.

Суд установил, что стоимость сумки-визитки составляет 45о руб., а размер минимального заработка равен был в октябре 2008 г. 3 000 руб.

Часть 2 ст. 54 Конституции Р Ф гласит, что в случае совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

С учетом данного Конституционного положения нельзя считать правильным приговор от 22. 10 2008 г.

Данный приговор влияет на юридическую оценку последующих преступных действий Сычева, который в результате приговором от 04. 10 09 г. был осужден за кражу брюк по ст. 158 ч.3 п. «в» УК РФ как лицо, ранее дважды судимое за хищения.

Приговор Автозаводского суда в отношении Сычева И. Ю. отменен и дело производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления Извлечение из постановления Президиума областного суда № 07−07/635 от 06. 12. 05// Судебная практика. Самара. 2006. № 3.С. 22.

Исходя из этого видно, что решение вопроса о полной или частичной декриминализации и, соответственно, об обратной силе уголовного закона в этом случае, может быть связано со значительными сложностями и, чтобы избежать ошибок, все это должно быть предусмотрено и разрешено в законе о введении в действие новых уголовно-правовых норм.

Согласно ст. 1о УК РФ 1996 г. уголовный закон, смягчающий наказание имеет обратную силу. Однако законодатель не раскрывает содержательную сторону этого понятия и поэтому при применение этого положения очень часто возникает вопрос, какой уголовный закон следует считать смягчающим наказание.

Следует отметить, что по данной проблеме высказывались самые различные точки зрения. М. Блум и А. Тилле считали, например, что новый уголовный закон должен быть признан смягчающий наказание, если он понижает его низший предел или альтернативно устанавливает менее строгие виды наказания, хотя бы он одновременно повышает их высший предел. Однако суд, применяя старый закон в отношении деяний, совершенных до введения в действие нового закона, в этом случае, не вправе выходить за максимальные пределы основного наказания, предусмотренного новым законом. Блум М. И., Тилле А. А. Указ. соч. С. 118−119.

Иную позицию занимал А. Сахаров, считающий, что при увеличении новым законом максимального и снижения минимального пределов наказания более мягким является закон, предусматривающий менее высокий и менее тяжкий максимальный размер наказания. Сахаров А. Б. Ответственность за деяния, совершенные до вступления в силу УК РСФСР // Социалистическая законность. 1981. № 6. С. 28.

Позицию А. Сахарова разделяли Н. Д. Дурманов и И. И. Солодкин. Курс советского уголовного права. Т. 1. Л.: Госполитиздат, 1988. С. 110. В целом, исходя из анализа всех точек зрения, соотношения нового и старого уголовного законодательства, закон, смягчающий наказание, по нашему мнению, следует определять по следующим правилам: новый уголовный закон, смягчающий наказание имеет обратную силу если он:

1. снижает максимальные или минимальные пределы основного или дополнительного наказания, чем предусмотрено законом прежним либо исключает из санкции более строгий вид наказания.

2. Вводит более мягкий вид наказания, чем предусматривался законом прежним;

3. Исключает дополнительное наказание, оставив неизменным основное;

4. Допускает необязательное применение дополнительного наказания вместо обязательного, предусмотренного законом прежним;

5. Если новый закон усиливает наказание в одном из пределом, и смягчает в другом, наказание должно быть определено между минимум низшего предела санкции одного закона и максимум верхнего предела санкции другого закона.

6. Закон иным образом улучшающим положение лица, совершившего преступление.

Как уже указывалось выше закон, иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление имеет обратную силу (ст. 1о УК РФ). Подобное законодательное определение позволило разрешить давнюю дискуссию относительно обратной силы норм различных структурных частей уголовного закона. В частности эта последняя категория более благоприятного закона включает в себя значительное число норм Общей части Уголовного кодекса. Так, УК РФ 1996 г. внес существенные изменения, порядка назначения наказания. Статьей 66 УК 1996 г. определено, например, что срок и размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать ½, а за покушение на преступление — ¾ максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступление. Указанное положение обладает ретроактивным действием в отношении преступлений, совершенных до 1 января 1997 г. Данное правило должно распространяться и в случаях переквалификации общественно-опасных деяний, совершенных до введения УК РФ 1996 г. на соответствующие статьи нового закона, предусматривающие более мягкое наказание.

В соответствии с УК РФ 1996 г. имеют свои особенности и правила назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров. Согласно ч.2 ст. 69 УК 1996 г., если преступления, совершенные по совокупности, являются только преступлениями небольшой тяжести, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. При определении же наказания по совокупности преступлений средней тяжести, тяжких либо особо тяжких преступлений, в соответствии с ч.3 этой же статьи, допускается лишь частичное или полное сложение наказаний. При этом срок окончательного наказания не может превышать 25 лет лишения свободы.

Относительно определения тяжких и особо тяжких преступлений вопрос, как уже указывалось выше, должен решаться исходя из признания их таковыми обоими кодексами. Классификация других категорий преступлений, независимо от того при силе какого закона они были совершены, должна осуществляться, исходя из смысла ст. ст. 71, 23 УК РСФСР и ст. 15 УК РФ, по новому уголовному законодательству.

К числу улучшающих положение лица, совершившего преступление можно отнести и некоторые нормы, содержащиеся в ст. 78 УК РФ 1996 г. Например, п. «а» ч.1 названной статьи на 1 год сокращает сроки давности освобождения от уголовной ответственности в отношении преступлений небольшой тяжести, а пункт же 2 ч.1 ст. 48 УК 196о г. предусматривал 3 летний срок давности при совершении упомянутых преступлений.

Таким образом, один и тот же пункт ст. 78 УК РФ не будет иметь обратной силы для некоторых преступлений.

В отношение преступлений, совершенных до вступления в силу нового Уголовного кодекса продолжает действовать и ч.3 ст. 48 УК РСФСР. Согласно этой нормы лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло 15 лет.д. анное положение является более благоприятным, так как ч.3 ст. 78 УК РФ 1996 г. определяет случаи общего приостановления течения сроков давности (уклонение лица, совершившего преступление от следствия и суда). Вместе с тем в ст. 78 УК 1996 г., в отличие от ст. 48 УК 196о г. отсутствует положение о прерывании сроков давности при совершении нового преступления. В этом случае обратную силу приобретает ч.3 ст. 78 УК РФ, исходя из которой, сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. закон уголовный время действие

Некоторые трудности могут возникнуть и при выборе уголовного закона в случаях освобождения от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора. Проблема заключается в том, что критерием давностных сроков по ст. 49 УК РФССР 196о г. является фактически назначенное наказание, а по ст. 83 УК РФ 1996 г. — та или иная категория преступления.

Статья 83 УК РФ1996 г., так же, как и ст. 78 УК РФ, не знает прерывания давностного срока. Поэтому данное положение действует независимо, по какому УК применен указанный институт. Одновременно с этим по преступлениям, совершенным до 1 января 1997 г., в соответствии со ст. 49 УК РСФСР 196о г., приговор не может быть приведен в исполнение, если со времени его вынесения прошло 15 лет.

Аналогичные сложности возникают и при решении вопроса о сроках погашения судимости. В отношении условно осужденных и в отношении отбывших более мягкий вид наказания, чем лишение свободы старый и новый УК этот вопрос решают одинаково (в первом случае судимость погашается по истечении испытательного срока — п. 3 ч.1 ст. 54 УК 196о г. и п. «а» ч.3 ст. 86 УК РФ 1996 г., а во втором по истечении 1 года после отбытия наказания п. 4 ч.1 ст. 57 УК РСФСР и п. «б» ч.3 ст. 86 УК РФ). Сложности возникают при определении сроков погашения судимости в случае отбытия наказания в виде лишения свободы. Дело в том, что в этом случае, как и в давностных сроках исполнения обвинительного приговора, законодателем предусмотрены различные критерии — в УК 196о г. фактический отбытый срок наказания, а в УК 1996 г. конкретная категория преступления. В целом, этот вопрос должен решаться по той же схеме, что ив случае определения сроков давности исполнения обвинительного приговора путем сопоставления положений о сроках погашения судимости по обоим кодексам. В частности, ст. 86 УК РФ 1996 г., в отличие от ч.4 ст. 57 УК РСФСР 196о г., не предусматривает прерывание сроков погашения судимости и поэтому в отношении всех преступлений, совершенных до 1 января 1997 г. указанные сроки следует исчислять самостоятельно по каждому конкретному деянию.

Примером ретроактивности уголовного закона иным образом улучшающим положение лица, совершившего преступление, может служить ст. 82 УК РФ 1996 г., которая предоставляет правоприменителю отсрочить отбывание наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 14 лет, а не до 3 лет, как это предусматривалось ст. 46−2 УК РСФСР. При этом необходимо отметить, что указанное положение применимо в отношении женщин, совершивших преступления до 1 января 1997 г., а также женщин, отбывающих наказание, за исключением осужденных к лишению свободы на срок свыше 5 лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности.

К этой же категории благоприятного закона следует отнести и некоторые изменения, касающиеся диспозиции тех или иных составов преступлений. Так, законом иным образом улучшающим положение лица, совершившего преступление, следует считать и закон, устраняющий квалифицирующие признаки конкретных составов преступлений.

В то же время, новые квалифицирующие обстоятельства, введенные в УК РФ 1996 г., не должны применяться в отношении деяний, совершенных при силе УК РСФСР 196о г. Например, коллегия Верховного Суда Р Ф в своем определении по делу Симатова и Сигачева, осужденных по п. «в» ч.3 ст. 131 УК РФ, указала, что суд первой инстанции необоснованно признал в действиях подсудимых наличие квалифицирующего признака изнасилования «группой лиц по предварительному сговору», так как на момент совершения преступления (май 1996 г) этот квалифицирующий признак законом не предусматривался и поэтому он подлежит исключению Бюллетень Верховного Суда Р Ф. № 6. 1998. С. 16−17.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой