Защита личных неимущественных прав граждан

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

гражданин неимущественный право репутация

В современном обществе право сопровождает человека во многих его действиях, не проходит и дня без взаимодействия с правом в самом широком смысле слова или с людьми, чьи действия определяются правом. Право вездесуще, хотя, зачастую его присутствие мы не замечаем и не всегда однозначно его понимаем. Право является «правительственным, социальным контролем», которое способствует хорошему и полезному для общества поведению индивидов или групп индивидов, и препятствует правонарушению.

Следует исходить из того, что «право создается государством, которое должно быть связано правом. Поэтому «государство не вправе нарушить им же созданное право». В Конституции Российской Федерации высшей ценностью провозглашается человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность, другие права и свободы, а их обеспечение осуществляется согласно положениям Конституции Р Ф и общепризнанным принципам и нормам международного права. Государство исходит из приоритета прав и свобод человека и гражданина. Признание, соблюдение и защита прав и свобод, чести и достоинства человека и гражданина — главная обязанность государственной власти.

Конституционно гарантированные права и свободы можно отыскать не только в тексте самой Конституции Российской Федерации. Прежде всего, это индивидуальные права: право на равенство, свобода личности, хранительницей которой является судебная власть, право на сохранение личного статуса. Далее — права гражданина, такие как гражданские и конституционные права, и в особенности избирательное право, право объединяться в политические партии, которые способствуют выражению собственных мнений.

Все демократические государства признают, что люди рождаются и остаются свободными, что было закреплено в ст. 1 Декларации прав человека и гражданина 1789 г., но они не вольны жить так, как им нравится, так как существует специальная регламентация поведения людей в виде дозволений, запретов, рекомендаций, поощрений и т. п. В силу этого необходимы нормы права, где перечислялись бы основания для ограничения свободы, и тогда закономерен вопрос о том, каковы же пределы законодательного вмешательства в эту сферу.

Уважение к частной жизни и есть один из аспектов индивидуальной, т. е. личной свободы. Но здесь возникает и другой вопрос, в какой мере она гарантируется законами, и в какой — принципами конституционного качества? На все эти вопросы можно ответить, последовательно рассматривая такие аспекты личной свободы, как право располагать собой, право на сохранение в тайне интимных сторон жизни, право на защиту личности и право на сохранение личного статуса.

Человек может жить по своему выбору; следовательно, ему нельзя навязывать определенный образ жизни или запрещать какой-либо жизненный ритуал во имя заранее жизненной предустановленной концепции, которая к тому же отнюдь не всеми разделяется. Законом могут запрещаться лишь действия, посягающие на свободу других лиц, следовательно, вредные или антиобщественные действия.

Актуальность исследования проблемы становления, развития и реализации личных неимущественных прав граждан несомненна, она все больше стала отражать закономерные конкретно-исторические процессы укрепления демократических основ новых форм государственности.

Особенно ярко это находит выражение в установлении конституционных и гражданско-правовых норм, обеспечивающих защиту личных неимущественных прав как путем применения мер государственного принуждения, так и предоставления возможности гражданам в порядке гражданского судопроизводства самостоятельно защитить свои права, свободы и законные интересы.

Объектом исследования выбран комплекс правовых отношений, складывающихся в ходе защиты личных неимущественных прав граждан.

Предметом исследования являются особенности законодательного регулирования защиты личных неимущественных прав граждан.

Целью исследования является комплексный правовой анализ сущности института личных неимущественных прав граждан.

В соответствии с указанной целью поставлены следующие задачи:

- исследовать генезис российского законодательства в области защиты личных неимущественных прав граждан;

- раскрыть сущность личных неимущественных прав, обеспечивающих физическое и социальное существование гражданина, а также содержание и виды ограничений прав человека;

- проанализировать современное состояние практики реализации государственно-правовых средств защиты личных неимущественных прав граждан.

Структурно дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.

Во введении обоснована актуальность исследования, определены его цели и задачи.

В первой главе проведен анализ правового регулирования личных неимущественных прав граждан. Проведен анализ основных этапов эволюции правового регулирования личных неимущественных прав граждан, дано их понятие и классификация, проведен анализ личных неимущественных прав, обеспечивающих физическое и социальное существование гражданина.

Во второй главе проведен анализ правовых способов защиты личных неимущественных прав граждан и анализ судебной практики.

1. Правовое регулирование личных неимущественных прав граждан

1.1 Генезис правового регулирования личных неимущественных прав

Возникновение проблемы соблюдения прав человека и гражданина органически связано с закономерностями эволюционного развития соответствующих социальных (а впоследствии — государственно-правовых) систем, где создаются условия для возможности реализации материальных и нематериальных, т. е. личных неимущественных благ, на основе персональной юридической ответственности. Подобные системы К. Поппер называл «открытым обществом», где признавалось более выгодным соблюдение прав, нежели их нарушение [53, c. 218].

Движение общества к саморазвитию предполагает организацию равной для всех защиты, через расширение экономических, политических, личных неимущественных и других прав человека и гражданина. Но это вовсе не означает признание человека в качестве индивида, обладающего абсолютной свободой воли, как и полного равенства между людьми. Согласно учению религиозного деятеля Езника Кохбаци (V век) Бог установил, чтобы «разумные и мыслящие существа всеми [своими] положительными качествами творили добро, ибо источником добродетели он сделал свободную волю» [22, c. 632].

Понятия справедливого правосудия, в отличие от Кодекса Хаммурапи, присутствовали в библейском законодательстве Ветхого Завета, возникшего в ХV — XIII вв. до н.э.) и римского права (II в. до н.э.), нормы которого можно рассматривать как первую в истории «Декларацию прав человека».

Как известно, психофизиологические различия людей обусловлены наличием и действием закона биологического разнообразия, что в социальной сфере закономерно приводит к определенному (общественному) неравенству граждан, которое подчеркивает их индивидуальные характеристики и реальные возможности реализовать те или иные (потенциально принадлежащие всем гражданам) права в личных либо общественных целях.

Иное дело, когда государство в законе утверждает не только соотношение между свободой и равенством, но и конституционные гарантии соблюдения прав, ограничивая тем самым свободу произвола насилия над личностью. Платон, выделяя законодательство и правосудие в качестве приоритетных форм государственной деятельности, писал: «Где закон — владыка над правителями, а они — его рабы, я усматриваю спасение государства».

Проблему защиты прав человека и гражданина в России на протяжении нескольких последних столетий можно отнести к одной из наиболее актуальных, несмотря на то, что уровень ее научной, законодательной разработки и практической реализации явно не соответствовал западноевропейскому опыту [24, c. 53].

Отдельные историко-правовые источники свидетельствуют о попытках подготовки общества и государства к либерализации самодержавной власти путем «высокого стремления к праву и свободе», что нашло свое отражение в конституционном проекте, получившем согласно приказу Александра I название «Государственная уставная грамота Российской Империи» (1820 г.).

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривало неравенство граждан перед законом и судом: привилегированные сословия (дворяне, духовенство, почетные граждане, купцы I и II гильдий) не подлежали телесным наказаниям, а рабочие и крестьяне могли быть наказаны битьем розгами, плетью, кнутом, шпицрутенами, иными телесными наказаниями, которые были отменены (для женщин) лишь в 1863 г., как и наложение клейм и штемпельных знаков.

Уложение разрешало дворянам заковывать в кандалы крестьян и помещать их в создаваемых в имениях тюрьмы на срок до трех месяцев, а самим отбывать кратковременный арест в собственных домах либо по месту службы и предусматривало для лиц, состоящих под надзором полиции, выдачу паспортов, содержащих отметку об их судимости с указанием местностей, в которых им не следовало появляться.

Впервые в Российской Империи контроль за передвижением населения был установлен в 1724 г. путем введения покормежных и пропускных писем, в которых необходимо было «описывать того, кто отпущен будет, рост, лицо и приметы, дабы кто другой воровским не волчался».

Сенатский указ от 26 апреля 1762 г. «О подтверждении, чтобы никто не держал без паспортов и без объявлений о них в Полиции и о нечинении никому при выдаче таковых паспортов со стороны полицейского ведомства никаких притеснений без разрешения полиции» запрещал предоставлять свое жилье посторонним лицам для проживания.

С 1803 г. вводятся печатные паспорта, порядок получения которых регламентировался Положением о паспортах (1812 г.); с 30-х годов и до конца XIX в. паспортный режим регулировался Уставом о паспортах и беглых, в соответствии со ст. 1 которого «никто не может отлучаться от места постоянного жительства без узаконенного вида или паспорта».

По Положению о видах на жительство с изложением рассуждений, на коих оно основано (1894 г.), вид на жительство уже не содержал красный знак о судимости, а так называемые «волчьи паспорта» после окончания надзора с разрешения губернатора заменялись новыми, без отметок о судимости.

Последовавшие вслед за отменой крепостного права реформы 60−70-х годов XIX в. и проведение судебной реформы 1864 г., с которой связывалось и «изведение русского народа из юридической неволи», и возможность «жить в ней, как в стране цивилизованной» позволили отделить судебную власть от исполнительной, административной и законодательной, ввести гласность и публичность судебных заседаний, состязательность процесса, иные новеллы судоустройства и судопроизводства.

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г.), содержал главу, где описывались проступки, нарушающих такие личные неимущественные права граждан, как распространение «ложных слухов, возбуждающих беспокойство в умах…», «нарушение порядка в публичных собраниях, во время общенародных увеселений…».

Русское правоведение, рассматривая политическую организацию общества с точки зрения ее способности к самосовершенствованию, органически связывало с ограничением и разграничением компетенции соответствующих органов государственной власти, усматривая в этом основную гарантию соблюдения прав человека и гражданина в целом, и личных неимущественных прав в частности.

По мнению В. М. Гессена, подобное государство «признает обязательную силу всех тех законов и юридических норм, которые издаются как легислатурами, так и правительствами, связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне его и не над ним»; а конституционные институты служат «надежной гарантированностью» прав личности, где приоритет законодательной власти, как власти верховной, — отличительное свойство правового государства [30, c. 19]. Другой русский юрист — И. Ф. Цион — утверждал, что воля законодателя не является произволом, а «есть результат размышления, основанного на верхней оценке народных нужд и их соглашения с традиционными государственными задачами» [66, c. 19].

В проблеме взаимной ответственности государства и индивида российские ученые ведущую роль отводили судебной системе, действующей на основе закона (конституции) и независимо от политического влияния. Разделяя концепцию обоюдной связанности государства и личности как равно и их обоюдной ответственности друг перед другом, С. А. Котляревский подчеркивал особое значение Суда, стоящего на страже этой обоюдной ответственности, Суда конституционного и, разумеется, независимого, а главная его мысль — подчинение судов закону, его толкование с позиции соответствия конституции и праву вообще, а утрата доверия, по его мнению, неоправданные, конъюнктурные колебания или сбои в судебной деятельности расшатывают основы правосудия, а значит и реальную охрану личных неимущественных прав человека и гражданина.

Отличительной особенностью российской государственно-правовой школы можно считать приоритет прав и свобод личности, гарантий от произвола властей.

По утверждению Е. Тарановского, правовое государство, в силу своих основных принципов, прежде всего, должно признать публичные права или, говоря иначе, праволичные свободы, среди которых особое место он отводил гарантированности от произвольного стеснения власти и иных лиц, т. е. гарантированности от непроизвольных арестов. Более того, судопроизводство должно воспрепятствовать превращению обвиняемого в подобие безгласной жертвы, скованной по рукам и ногам, жертвы, от которой всеми средствами добиваются признания и которую подавляют подбором односторонне созданных улик и доказательств.

В комплексе проблем прав человека и гражданина в начале XX в. российская юридическая наука выделяла необходимость подобной регламентации в Основном законе, обеспечение реальных гарантий защиты личных неимущественных прав, духовной сферы и индивидуальности человеческой личности [51, c. 59]. Достижение этих целей мыслилось путем противодействия нарушениям прав со стороны органов исполнительной власти, а также института административной юстиции, предоставляющей право каждому гражданину обжаловать незаконные действия должностных лиц посредством обращения в судебные органы.

В начальный период развития советское гражданское законодательство не содержало норм, прямо регулирующих личные неимущественные отношения (Гражданский Кодекс РСФСР (далее — ГК РСФСР), 1922 г.), хотя многими учеными поднимались проблемы, связанные с компенсацией неимущественного вреда, назначение которой усматривалось в общей и частной превенции; уменьшением размера компенсации спустя некоторое время с момента его причинения в связи с определенным сглаживанием тяжелых для потерпевшего последствий; соблюдением врачебной тайны и в целом с защитой личных неимущественных прав граждан [56, c. 60].

В годы культа личности жизнь, здоровье, честь и достоинство, личная свобода граждан вообще не охранялись: борьба с «врагами народа» унесла в период 1937—1952 гг. около 20 млн. жизней; за 1937−1938 гг. было репрессировано от 4,5 до 10 млн. человек [46, c. 18]. В этой связи остается актуальной проблема создания не только административных, но и гражданско-правовых мер защиты (реабилитации) чести и достоинства погибших в эти годы граждан третьими лицами путем дальнейшего развития института компенсации неимущественного вреда [52, c. 123].

Следует согласиться с В. М. Савицким, утверждавшим, что юридическую природу обязательств об ответственности за вред, причиненный действиями должностных лиц органов государственной власти, необходимо связывать с гражданско-правовыми и административно-правовыми нормами об ответственности виновных лиц.

И только с 60-х годов прошлого столетия стала заметна новая тенденция кодификации гражданского законодательства, в рамках которого защита личных неимущественных прав граждан получила более детальную законодательную регламентацию: в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г. (ст. 1) уже появились нормы о личных неимущественных отношениях, связанных с имущественными, и иных личных неимущественных отношениях.

ГК РСФСР 1964 г. содержал нормы, регулирующие личные неимущественные отношения, касающиеся защиты чести и достоинства (ст. 7) и об охране интересов граждан, изображенных в произведении изобразительного искусства (ст. 514).

Определенное развитие законодательство о личных неимущественных правах граждан получило путем закрепления в специальной главе Конституции СССР 1977 г. таких основных прав и свобод граждан, как уважение личности, защита прав и свобод граждан, что составляло обязанность всех государственных органов, общественных организаций и должностных лиц; «граждане СССР имеют право на судебную защиту от посягательств на честь и достоинство, жизнь и здоровье, на личную свободу и имущество» (ч. 2 ст. 57); право гражданина обратиться в Суд с жалобой на незаконные действия должностных лиц, ущемляющие его права (ст. 58).

Конституция СССР послужила источником принятия новых нормативных актов, имеющих принципиальное значение для всей области правовой защиты личности, в том числе и для защиты присущими гражданскому законодательству средствами жизни, здоровья и личной свободы граждан. Это оказало несомненное влияние и на судебную практику, связанную с применением тех норм гражданского законодательства, которые использовались для защиты личных неимущественных прав.

Но положения ст. 7 Основ и ст. 7 ГК РСФСР применялась крайне редко: судебная практика была направлена на отказ в удовлетворении требований о защите чести и достоинства граждан, права на личную свободу.

Что же касается защиты личной свободы граждан, то на протяжении 20 лет после принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик закрепленные в них принципы не могли быть реализованы, т.к. необходимый для этого акт — Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» — был принят в 1981 г., что создавало разрыв между принципами и нормами Конституции 1936 г., правоприменительной практикой.

После принятия Указа появились работы по проблемам расширения гражданско-правовых средств защиты и возмещения вреда, причиненного нарушением личных неимущественных прав граждан [34, c. 40], при оказании гражданам лечебно-профилактической помощи, защите их чести и достоинства [57, c. 30].

Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 г. (ст. 1) закрепляли, что гражданское законодательство регулирует связанные с имущественными личные неимущественные отношения и личные отношения, не связанные с имущественными, если это предусмотрено законодательными актами либо вытекает из существа личного неимущественного отношения; впервые были закреплены нормы, направленные на защиту чести и достоинства граждан (ст. 7 Основ), в силу которых возникало право требовать по суду опровержения сведений, порочащих честь и достоинство гражданина.

Принятые 12 декабря 1993 г. Конституция Р Ф (глава 2 «Права и свободы человека и гражданина), признавая и гарантируя права и свободы человека «согласно общепризнанным принципам и нормам международного права», служит основным источником развития административного и гражданского законодательства по осуществлению субъективного права в целом и, в частности, по защите личных неимущественных прав [27, c. 55].

Гражданское законодательство не только регулирует, но и защищает личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, понимая под нематериальными благами самостоятельные объекты гражданских прав (ст. 128 ГК РФ «Виды объектов гражданских прав»).

Основным международно-правовым источником защиты личных неимущественных прав человека и гражданина является утвержденная 10 декабря 1948 г. на III сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций Всеобщая декларация прав человека, которая, если рассмотреть с точки зрения позитивного права, хотя и не является юридическим (обязательным к выполнению) документом, образует основу формирования национального законодательства и международно-правовых актов в области соблюдения прав человека. К их числу следует отнести принятые 16 декабря 1966 г. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах (вступили в силу в 1976 г.), образующих вместе с Декларацией Международный билль о правах.

Всеобщая декларация прав человека построена на принципе, согласно которому в основе прав человека лежит присущее каждому человеку достоинство, права на свободу и равенство (т.е. личные неимущественные права человека), лишить которых никто не может. В ст. 2 Декларации закреплено, что «каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения…», а в ст. 12 — «никто не может подвергаться… произвольным посягательствам на его честь и репутацию, каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».

По смыслу Всеобщей декларации прав человека, других международно-правовых актов, конституций ряда развитых стран, достоинство человека определяет суть личности. Оно не может быть разрушено, так как разрушится ее существо, которое присуще как живущим, так и ушедшим из живой природы.

Пройдя за последние две с половиной тысячи лет сложный путь философско-религиозного осмысления, внутригосударственного и международно-правового признания, сегодня достоинство человека все чаще становится предметом одного из неотъемлемых конституционных прав и основополагающих конституционных принципов общества и государства.

1.2 Понятие и классификация личных неимущественных прав граждан

Отличительными признаками личных неимущественных прав являются следующие: во-первых, они не могут быть оценены в деньгах, т. е. по своей природе имеют нематериальный характер; во-вторых, они неотделимы от личности (эти блага нельзя подарить, продать, передать по наследству или иным образом отделить от личности) и направлены на выявление и развитие индивидуальных способностей личности; в-третьих, их возникновение и прекращение не связано с обязательным наличием определенного правового основания.

Одним из элементов предмета гражданско-правового регулирования являются личные неимущественные отношения, связанные с имущественными (п. 1 ст. 2 ГК РФ). Однако, наряду с ними, в сферу гражданско — правового регулирования входят такие личные неимущественные отношения, которые непосредственной связи с имущественными не имеют, и возникают по поводу неотчуждаемых нематериальных благ, принадлежащих каждому физическому лицу (п. 2 ст. 2 ГК РФ). О правовых формах именно этих отношений и пойдет речь в данной главе.

Необходимость самостоятельного рассмотрения названных прав определяется рядом обстоятельств. Среди них надо указать на то, что впервые ГК РФ, отражая содержание Всеобщей декларации прав человека и гражданина, Международных пактов о правах человека, а также Конституции Р Ф 1993 г., значительным образом расширил круг нематериальных благ, которым предоставляется гражданско-правовая защита.

Гражданские права и обязанности могут возникать и в связи с особыми основаниями, как правило, это рождение и смерть гражданина.

Данные признаки отражают наиболее общее содержание личных неимущественных прав, специфика юридической природы которых выражена в их неотчуждаемости и непередаваемости (п. 1 ст. 150 ГК РФ), т.к. вряд ли можно говорить о наличии каких-либо субъективных прав (например, права на честь и достоинство, либо наличие потребностей, интересов и т. п.) у умершего лица. Но, по мнению ряда авторов, некоторые личные неимущественные права «в какой-то степени могут быть даже каким-то образом и „отделимы“ от личности» [63, c. 24] либо, возникнув, в дальнейшем «живут» самостоятельно и не сливаются с личностью, могут быть отчуждены в связи с посягательством третьих лиц, а предметом гражданско-правовой защиты (например, чести и достоинства умершего лица) являются интересы истца, общества или государства.

Другая группа авторов считает, что многие личные неимущественные права не теряют социальной ценности и после смерти лица, отражая личные интересы родственников (общества), либо интересы всех участников гражданско-правовых отношений: и умершего, и близких, и общества в целом [44, c. 117].

Как видно, признаки, характеризующие сущность, юридическую природу и содержание личных неимущественных прав, имеют определенную внутреннюю противоречивость, что сказывается и на определении данной разновидности гражданско-правовых правоотношений.

По мнению Е. А. Флейшиц, личные неимущественные права граждан представляют собой «блага, не отделимые от человеческой личности, иначе говоря, непротивоправные проявления индивидуальных черт, способностей, стремлений человека» [65, c. 9]. А. П. Вилейта к ним относит отношения, возникающие по поводу разнообразных нематериальных благ, выражающих индивидуальность граждан и организаций, общественную оценку их деятельности, и которые обеспечивают использование этих благ. в интересах общества и управомоченного субъекта. А. А. Собчак и Н. Д. Егоров под ними понимают объекты правоотношений, «в которых происходит индивидуализация личности посредством выявления и оценки ее морально-политических и других социальных качеств» [28, c. 6].

Приведенные определения личных неимущественных прав не раскрывают, однако, именно тех признаков данной совокупности правоотношений, которые характеризуют их, с одной стороны, как единый гражданско — правовой институт, а с другой — указывают на специфику осуществления и средств защиты данных прав.

В рассматриваемом выше смысле, автору близка точка зрения М. Н. Малеиной, согласно которой личным неимущественным правом следует признать «субъективное право, возникающее по поводу нематериальных благ или результатов интеллектуальной деятельности, не подлежащее точной денежной оценке, тесно связанное с личностью управомоченного, направленное на выявление и развитие его индивидуальности и имеющее специфические основания возникновения и прекращения» [44, c. 18].

Классификацию личных неимущественных прав граждан, т. е. их разделение (группировку) на определенные виды, можно проводить по различным основаниям: интересы, составляющие эти права; источники происхождения прав; функциональные связи данных прав с иными правами и интересами граждан, либо, как пишет Ш. Т. Тагайназаров, юридическая природа, отраслевая специфика проявления, особенности способов реализации и духовно-нравственные основы их существования [63, c. 102].

В.Л. Слесарев допускает классификацию, не основанную на каком-либо критерии, но выделяет три группы прав: право на охрану личной свободы и неприкосновенности; право на охрану личной жизни и право на охрану духовных ценностей. Подобную позицию разделяют многие авторы, выделяя лишь конкретные личные неимущественные права [59, c. 128].

В качестве критерия классификации личных неимущественных прав граждан В. А. Жакенов предлагает считать органично свойственные личности блага: права, индивидуализирующие человека в обществе как личность (права на честь, достоинство, имя, голос); права на личную неприкосновенность (права на охрану жизни, здоровья, место жительства); права на тайну личной жизни (права на неприкосновенность жилища, собственное изображение, тайну переписки, интимной жизни, усыновления, врачебную тайну, адвокатскую тайну); права, способствующие развитию личности и творческой индивидуальности (права на свободу творчества и пользование культурным и историческим наследием) [33, c. 60].

Группировка личных неимущественных прав М. Н. Малеиной проводится по признакам отраслевой принадлежности и целям осуществления каждой группы прав, но при этом, с чем вряд ли можно согласиться, автор не допускает включения в подобную классификацию личных неимущественных прав, предусмотренных семейным, трудовым и иным законодательством.

Но, думается, несмотря на то, что многие личные неимущественные права прямо зафиксированы в конкретных нормах права либо выводятся из них (например, право на индивидуальный облик (вид), голос), в основу их классификации не может быть положен какой-либо законодательно закрепленный критерий, поскольку искусственное создание некоего «антагонизма» между различными категориями прав несостоятельно. Так, индивидуальный облик (вид) отражает, как правило, внешность, фигуру, психофизиологические данные, манеры и т. п. качества, выявление которых не требует проведения экспертных либо иных исследований и наблюдений.

В то же время, очевидно, с полным основанием можно говорить о группировке прав с точки зрения их приоритетов, а равно и защиты, что, собственно, и нашло отражение в Конституции Российской Федерации, где личные неимущественные права граждан нашли последовательное расположение и конституционные гарантии их защиты. В этой связи систему личных неимущественных прав человека и гражданина образуют следующие основные их виды: личные (гражданские), социальные, культурные, политические, юридические.

Понимая условность иерархического деления всех видов личных неимущественных прав, следует согласиться с М. Н. Малеиной, утверждающей, что «неимущественные права, обеспечивающие физическое и психическое благополучие личности (права на жизнь, здоровье, физическую и психическую неприкосновенность, благоприятную окружающую среду), при их осуществлении имеют приоритет перед другими субъективными правами» [44, c. 21].

Группу личных (гражданских) прав и свобод человека и гражданина составляют получившие закрепление в конституции Российской Федерации лишь те, которые необходимы для защиты его жизни, свободы, достоинства как человеческой личности и, в частности:

— право на жизнь (ст. 20 Конституции РФ);

— право на достоинство личности (ст. 21 Конституции РФ);

— право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ);

— право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и телеграфных сообщений (ст. 23 Конституции РФ);

— право на ознакомление с документами и материалами, затрагивающими права и свободы (ст. 24 Конституции РФ);

— право на неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ);

— право на определение своей национальной принадлежности (ст. 26 Конституции РФ);

— право на свободу передвижения, выбор места пребывания и места жительства (ст. 27 Конституции РФ);

— право на свободу совести и вероисповедания (ст. 28 Конституции

РФ);

— право на свободу мнения и слова (ст. 29 Конституции РФ).

В ст. 150 ГК РФ содержится только примерный перечень важнейших нематериальных благ, которые принадлежат гражданину: жизнь и здоровье, достоинство, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна. Кроме того, за гражданами признается право на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства, права на имя, иные личные неимущественные права, которые возникают по поводу других нематериальных благ.

Поскольку правовое регулирование (включая охрану и защиту) тех или иных общественных отношений невозможно без придания им правовой формы, существуют и соответствующие правовые формы личных неимущественных отношений. В качестве таковых выступают личные неимущественные правоотношения, субъекты которых наделены соответствующими правами и обязанностями.

Эти правоотношения обладают рядом отличительных признаков, определяемых их социальным и юридическим содержанием.

Признаки, определяемые социальным содержанием личных неимущественных правоотношений, отражены уже в самом их наименовании. Выделим два существенных обстоятельства.

Во-первых, данные гражданские правоотношения являются личными; они складываются по поводу особой категории объектов — нематериальных благ, носящих четко выраженный личный характер. Само существование данных благ невозможно вне связи с определенным конкретным физическим лицом. Благодаря этому они приобретают, как правило, свою неповторимую индивидуальную окраску.

Во-вторых, данные правоотношения являются неимущественными и не имеют непосредственной связи с отношениями имущественными. В своем ненарушенном состоянии право на честь и достоинство, право на жизнь и здоровье, личную неприкосновенность и др. не предполагают возникновение имущественных прав у их обладателей. Данные права полностью лишены какого-либо экономического (стоимостного) содержания. Только в случаях их нарушения законодатель допускает денежную компенсацию морального вреда, что, однако, не является стоимостным эквивалентом личного нематериального блага.

Признаки, определяемые юридическим содержанием, дополняют очерченную выше картину также двумя обстоятельствами.

Во-первых, тем, что по своей структуре личные неимущественные правоотношения принадлежат к числу абсолютных. Управомоченному в таких отношениях противостоит неограниченный круг обязанных лиц. Последние должны воздерживаться от совершения действий, которые могут нарушить личное неимущественное право лица.

Во-вторых, данное субъективное право принадлежит к числу неотчуждаемых и непередаваемых. Отмеченная юридическая особенность вытекает из факта неотделимости самого нематериального блага. Законодатель учитывает данное обстоятельство, исключая переход рассматриваемых личных неимущественных прав от одних субъектов к другим. Именно в силу этого юридически невозможно передать другому лицу право на свое имя, на неприкосновенность своей частной жизни, на свою личную неприкосновенность и др. В противном случае названные права утратили бы не только юридический, но и социальный смысл. Только в отдельных случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права могут защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя. Так, в соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.

Приведенные выше признаки позволяют определить рассматриваемые правоотношения как такие неимущественные правоотношения, которые складываются по поводу личных, нематериальных благ, принадлежащих личности как таковой и от нее не отделимых.

Субъектами данного правоотношения являются, подобно любому другому, лицо управомоченное и обязанное. В качестве управомоченного субъекта выступает каждое физическое лицо. При этом обладателями субъективных прав являются полностью, относительно (от 14 до 18 лет) и ограниченно дееспособные граждане. Что же касается частично дееспособных (до 14 лет) и лиц, признанных недееспособными, то они, надо полагать, также могут и должны рассматриваться в качестве носителей соответствующих прав, однако в несколько усеченной модели, которая допускает в ряде случаев представительство родителей, усыновителей или опекунов при реализации отдельных правомочий. Так, для медицинского вмешательства в отношении лица, не достигшего 14 лет, требуется согласие его родителей (опекуна).

Применительно к субъектам обязанности следует различать обязанности лиц двух категорий — общей и специальной. К первой относятся практически все субъекты права (физические и юридические лица, в том числе государственные, муниципальные и частные, организации). Что же касается субъектов специальной категории, то это все те организации и их работники, которые в пределах, установленных законом, имеют прикосновенность к человеку, его здоровью, к сфере его частной жизни. Выполняемые ими функции позволяют быть осведомленными, например, в тайнах личной жизни. Сюда относятся медицинские работники, работники загсов, нотариата и др.

Юридическое содержание личного неимущественного правоотношения образует — субъективное гражданское, личное неимущественное право физического лица и корреспондирующая ему субъективная гражданская обязанность всех прочих лиц.

Субъективное личное неимущественное право в наиболее существенных чертах представляет собой право гражданина на свободу определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению, что исключает какое-либо вмешательство других лиц, кроме случаев, прямо предусмотренных федеральным законом. Данное понятие является наиболее общим, поскольку как не существует абстрактного имущественного права, так нет и личного неимущественного права «вообще». Дело в том, что конкретному физическому лицу всегда принадлежат конкретные личные неимущественные права (право на свое имя, на свои честь и достоинство, на неприкосновенность своей личности и частной жизни). Самим физическим лицам предоставлена возможность, в известных пределах, определять содержание принадлежащих им личных неимущественных прав. Гражданин самостоятельно определяет, каким образом, когда и какие из своих личных прав (или их отдельных правомочий) он считает возможным и необходимым осуществить.

В юридической науке, до настоящего времени еще не сложилось единой системы личных неимущественных прав. Не содержит ее и ст. 150 ГК РФ, в которой содержится примерный перечень нематериальных благ и личных неимущественных прав. Однако с учетом специфики самих нематериальных благ, выступающих объектом соответствующих прав, можно предложить их двухуровневую систему.

В структурное подразделение первого уровня могут быть включены: право на жизнь, право на здоровье, право на свободу и личную неприкосновенность, право на благоприятную окружающую среду и др., которые выступают в качестве правовых форм опосредования общественных отношений, возникающих в связи с необходимостью юридически обеспечить физическое существование человека. Право на имя, на честь, достоинство, деловую репутацию, на частную жизнь, на свободу передвижения юридически обеспечивают социальное существование — их можно отнести ко второму уровню. Каждое из соответствующих прав в свою очередь объединяет ряд правомочий (элементов). Тем самым происходит дальнейшее структурирование системы.

1.3 Личные неимущественные права, обеспечивающие физическое и социальное существование гражданина

Среди всех прав человека и гражданина приоритетное место отводится праву на жизнь. Не случайно ст. 20 Конституции Р Ф провозгласила данное право в качестве основного и неотчуждаемого. Однако пока еще формулировка «право на жизнь» звучит непривычно с цивилистических позиций. Как известно, ни один из гражданских кодексов Российской Федерации такого понятия не содержал. Статья 150 ГК РФ в качестве первого и высшего нематериального блага назвала человеческую жизнь, которая охраняется законом.

Как и во всяком ином абсолютном правоотношении, акцент применительно к праву на жизнь делается на возможностях, предоставленных управомоченному лицу. Последнее самостоятельно решает вопросы о конкретных формах, способах реализации данного права. При этом отличительной особенностью является то, что его возникновение и прекращение (в большинстве случаев) происходит независимо от воли самого управомоченного лица. И, тем не менее, гражданское право не может не охватывать своим воздействием указанные события, поскольку как рождение человека, так и его смерть (в целом ряде случаев) происходит по волеизъявлению тех или иных лиц. Так, человек принимает решение о рождении новой жизни. Статья 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан формулирует условия реализации прав на искусственное оплодотворение, на имплантацию эмбриона. В ст. 36 Основ говорится о праве женщины на искусственное прерывание беременности и стерилизацию.

Окончание жизни в силу объективных естественных причин (старости, болезни и т. п.) происходит помимо воли человека, а поэтому выходит за пределы гражданско-правового регулирования. Однако определенная часть отношений, которая возникает в связи с широко обсуждающейся в юридической литературе проблемой эвтаназии, может быть охвачена правовой сферой, поскольку в этих случаях окончание жизни человека происходит по воле самого лица при действии (бездействии) медицинских работников. Таким образом, право на жизнь в объективном смысле слова — это совокупность гражданско-правовых норм по охране жизни человека, устанавливающих недопустимость произвольного лишения жизни, запрет активной эвтаназии, дозволенность искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, а также самостоятельного решения женщиной вопроса о материнстве, в том числе об искусственном прерывании беременности.

Установленную государством совокупность юридических норм, призванных обеспечить нормальную жизнедеятельность человека, его физическое и психическое благополучие следует отнести к праву на здоровье. С учетом многоотраслевого характера регулирования данных отношений можно вести речь о праве на здоровье в широком смысле слова. В более узком смысле право на здоровье включает в себя систему установленных государством регулятивных и охранительных гражданско-правовых норм по поводу личного неимущественного блага-здоровья гражданина. Сегодня можно выделить следующие элементы, входящие в содержание этого права.

1. Право на получение квалифицированной медицинской помощи в соответствии со ст. 20 Основ законодательства об охране здоровья при заболевании, утрате трудоспособности и в иных случаях граждане имеют право на медико-социальную помощь, которая включает профилактическую, лечебно-диагностическую, реабилитационную, зубопротезную и иную помощь.

2. Право на своевременную лекарственную помощь реализуется главным образом при заключении соответствующих гражданско-правовых договоров: купли-продажи готовых лекарственных средств или договора на их изготовление.

3. Право на квалифицированное и своевременное протезирование предполагает возникновение договорного обязательства, в содержание которого входит обязанность медицинского учреждения изготовить соответствующий вид протезов. В свою очередь гражданин имеет право требовать исполнения указанной обязанности, но должен оплатить стоимость работ.

4. Право на лечебно-косметологическое лечение также реализуется

при помощи договорного обязательства.

5. Право на донорство и трансплантацию регламентируется Законом Р Ф № 4180−1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека, принятым 22 декабря 1992 г., а также Законом Р Ф № 5142−1 «О донорстве крови и ее компонентов» от 9 июня 1993 г. При трансплантации возникает правовая связь между медицинским учреждением и гражданином, нуждающимся в пересадке ему органа или ткани. Отношения по донорству складываются между медицинским учреждением и гражданином, согласившимся на отторжение у него органа или ткани. Юридическая природа отношений по донорству и трансплантации представляется единой. Как в первом, так и во втором случае они складываются по поводу личных нематериальных благ, в качестве которых выступает кровь, органы или ткани человеческого организма. И хотя указанные блага воплощены в конкретных материальных предметах, ценность их определяется не весом или качеством. Кровь органы (или ткани) каждого человека единственны, уникальны и неповторимы. Это сугубо личные блага, принадлежащие ему с момента рождения и неотделимые от него без специального медицинского вмешательства.

В соответствии со ст. 1 Закона о трансплантации она допускается исключительно с согласия живого донора и, как правило, реципиента. Пересадка органов реципиенту без его согласия производится в исключительных случаях, когда промедление угрожает его жизни, а получить согласие невозможно.

В соответствии со ст. 8 Закона применительно к изъятию для трансплантации органов (тканей) у трупа действует презумпция согласия. Изъятие не допускается, если медицинское учреждение поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо, либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов (тканей) после смерти для трансплантации.

6. Право на участие в медицинском эксперименте. Основные нормы о порядке его проведения содержатся в ст. 43 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. Существо медицинского эксперимента заключается в целенаправленной деятельности, осуществляемой на живом человеческом организме для получения новых биомедицинских данных в области теории или профилактики, диагностики, терапии и реабилитации с использованием новых, не соответствующих общепринятым методов.

Статья 43 Основ устанавливает следующие условия проведения медицинских экспериментов. Во-первых, они допускаются только в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения. Во-вторых, проведение биомедицинского исследования должно основываться на лабораторном эксперименте. В-третьих, обязательным условием является получение согласия гражданина. Гражданин не может быть принужден к участию в биомедицинском эксперименте.

Право на благоприятную окружающую среду закреплено на высшем законодательном уровне. В соответствии со ст. 42 Конституции Р Ф «каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии, и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением».

В настоящее время существует ряд нормативных актов, которые входят в единую систему комплексного правового воздействия различных отраслей права (экологического, административного, трудового, уголовного, гражданского) на общественные отношения, возникающие в связи с охраной окружающей среды. Среди них Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей природной среды» и др. Однако ядром права на благоприятную окружающую среду являются не охранительные меры воздействия, а его позитивное содержание. Это право означает обеспеченную законом возможность пользоваться здоровой и благоприятной для жизни природной средой (дышать чистым атмосферным воздухом, употреблять чистую питьевую воду, ходить по незагрязненной земле, плавать в чистых водоемах и т. д.), а также возможность находиться в благоприятной для жизни и здоровья среде обитания (включая места проживания, быта, отдыха, воспитания и обучения, питания, потребляемую или используемую продукцию).

Раннее в советский период неоднократно обращалось внимание на взаимосвязь окружающей среды и здоровья человека. В работах представителей аграрно-правовых наук ставился вопрос об обосновании и гарантиях такого важного субъективного права, как право на обеспечение благоприятной окружающей природной среды. Окружающая природная среда рассматривалась как совокупность взаимосвязанных естественных и искусственных природных объектов. В связи с этим внимание концентрировалось, прежде всего, на правовом пресечении негативных воздействий на природную среду и обеспечении мероприятий по ее восстановлению.

Вместе с тем в стороне остались проблемы сохранения и восстановления здоровья граждан вследствие неблагоприятного влияния окружающей среды. Отдельно изучались вопросы о защите окружающей среды на производстве. Фрагментарно рассматривались правовое обеспечение здоровой окружающей среды в жилом помещении, в культурно-воспитательных учреждениях, на транспорте и т. д. В итоге сего дня отсутствует интегральная оценка реакции организма человека на комплекс положительных и отрицательных факторов среды (включая и социальные) и нет разработанного, четко действующего универсального правового механизма защиты права на здоровую окружающую среду.

Право на свободу и личную неприкосновенность также закреплено в Конституции Р Ф. В ст. 22 говорится о праве каждого на свободу и личную неприкосновенность. При этом разумеется, что свобода отражает не только состояние того, кто не находится в заключении, в неволе, но и известную личную независимость, отсутствие произвольных стеснений и ограничений человека в самых разнообразных сферах его жизнедеятельности.

Право на личную свободу означает соответствующую меру возможного и юридически дозволенного поведения гражданина распоряжаться собой, своими поступками и временем. Как и любое иное субъективное право, оно не существует вне каких-либо ограничений. Однако последние могут устанавливаться только законом и в порядке, им же предусмотренном.

Право на личную неприкосновенность в объективном смысле — это совокупность гражданско-правовых норм, предусматривающих недопустимость, всякого посягательства на личность со стороны кого-либо, за исключением случаев, предусмотренных законом. Личная (физическая, телесная) неприкосновенность выступает в качестве объекта самостоятельной правовой охраны, так как ее нарушение может быть не сопряжено с причинением вреда жизни или здоровью. Так, незаконный обыск, незаконное освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследования [50] не причиняют какого-либо ущерба здоровью (а тем более не содержат угрозу жизни лица), но нарушают его личную неприкосновенность.

Любые незаконные действия государственных органов, должностных лиц или отдельных граждан, ограничивающие личную неприкосновенность человека, влекут определенные юридические последствия, в том числе гражданско-правовые.

Право на имя закреплено в ст. 19 ГК РФ. Оно призвано юридически обеспечить возможность гражданина иметь определенное имя, требовать от других лиц обращения к нему в соответствии с этим именем, а также переменить (изменить) его в установленном порядке.

Объект данного права весьма специфичен. Под ним понимают собственно имя вместе с отчеством и фамилией (родовым именем). Имя относится к числу личных благ, которые персонифицируют своего носителя, выступают средством формальной индивидуализации личности.

Данное право обладает особым содержанием, в составе которого могут быть выделены следующие важнейшие элементы.

1. Право гражданина требовать от других лиц обращения в соответствии с его фамилией, именем и отчеством. Это правомочие является стержневым. Полученное в установленном законом порядке имя (фамилия, отчество) обязательно как для самого его носителя, так и для всех, прочих лиц. Так, гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, полученным при рождении и зарегистрированным в порядке, установленном для регистрации актов гражданского состояния. Приобретение прав и обязанностей под именем другого лица является нарушением прав этого лица (п. 4 ст. 19 ПС РФ).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой