Иван Болотников

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

на тему:

«Иван Болотников»

Введение

С началом XVII в. в России связан ряд событий, которым сложно дать однозначную интерпретацию. В данной курсовой работе объектом исследования является человек, чье имя чаще всего произносится в составе словосочетания — восстание Ивана Болотникова.

Курсовая работа состоит из введения, раздела, в котором выделяются основные этапы жизненного пути Ивана Исаевича Болотникова, характеристики источников, историографического обзора, трех глав и заключения.

Исследование предполагает решение следующих задач:

Во введении обозначить объект исследования, определить задачи работы, объяснить структуру построения.

В разделе «Основные этапы жизненного пути Ивана Исаевича Болотникова» установить хронологические рамки исследования, выделить основные этапы биографии Болотникова, положив хронологический принцип с выделением разделов соответствующих этапам в основу порядка постановки и решения основных задач курсовой работы.

Раздел «Характеристика источников» призван охарактеризовать источниковую базу работы, а соответственно раздел «Историография» — установить степень разработанности проблемы в отечественной историографии.

В первой главе проанализировать исторические условия формирования лидера народного движения на основе попыток определить социальное происхождение Ивана Болотникова, рассмотрения основных известных событий его биографии до начала восстания, выделить особенности характера, социального поведения, общественно-политических взглядов лидера восстания и социальный состав, идеи его окружения и в целом участников восстания.

Во второй главе непосредственно рассмотреть основные события, связанные с деятельностью объекта нашего исследования в качестве руководителя народного движения по этапам, выделенным в разделе «Основные этапы жизненного пути Ивана Исаевича Болотникова»: начало боевых действий Болотникова, осада Москвы, «Калужское сидение», оборона Тулы и обстоятельства ее сдачи.

В третьей главе показать роль Ивана Болотникова, опираясь как на оценки его современников, так и отечественных историков ХХ в.

В заключении обобщить полученные результаты работы.

В основе работы лежит понимание событий начала XVII в. как гражданской войны, одного из наиболее сложных и страшных видов социальных конфликтов. Та роль, которую играют личности, руководящие теми или иными силами, действующими в этих событиях, делают подобные темы стабильно актуальными.

Основные этапы жизненного пути Ивана Исаевича Болотникова

Жизненный путь Ивана Болотникова полон испытаний. Но думается, в нем можно выделить два основных периода:

Первый — наименее известный, охватывает события, начиная от турецкого плена, до освобождения, пребывания в Венеции и возвращения на родину через Германию и Польшу. Формирование характера, личностных качеств.

Второй — описанный в разных документах и содержащий много спорных вопросов, связанных, прежде всего с интерпретацией источников. События жизни и деятельности Болотникова здесь тесно переплетены с событиями восстания. Для удобства выделим ряд этапов, опираясь на описание событий восстания данное Р. Г. Скрынниковым и используя его датировку событий:

Первый этап охватывает события, начиная с прибытия Болотникова в Россию до восстания в Туле и Рязани, продвижения к Калуге, т. е. с начала лета до сентября 1606 г. Это: восстание городов юго-западных и южных уездов; неудачный поход под Болотникова под Кромы, осада Кром и Ельца царскими войсками; в августе повторный уже успешный поход на Кромы; победы восставших, отход царских войск к Орлу, взятие Орла повстанцами, продвижение Болотникова к Калуге. Восстание в Туле и Рязани.

Второй этап охватывает события связанные с походом на Москву и ее осадой и завершается отступлением армии Болотникова к Калуге. Это: бои на Похре, на Угре, завершившиеся поражением восставших, взятие Пашковым Серпухова, Коломны, бой под Троицким, захват Коломенского, бои под д. Котлы, измена П. Ляпунова (ноябрь 1606 г.), бои под Москвой, в Заборье, измена Пашкова, отступление армии Болотникова в Калугу. Хронологические рамки этого этапа — сентябрь — декабрь 1606 г.

Третий этап — так называемое «Калужское сидение» с декабря 1606 — по май 1607 г. Восставшие выдерживают осаду Калуги, но войско Болотникова несет потери и чтобы дать отдых армии Болотников отводит ее к Туле.

Последний этап — с мая — сентябрь 1607 г. связан с обороной Тулы, завершается ее сдачей, а в феврале 1608 г. Болотникова ссылают в Каргополь, а позже, когда Лжедмитрий II подходит к Москве, топят.

Хронологический принцип с выделением разделов соответствующих этапам определяет порядок постановки и решения основных задач курсовой работы.

Характеристика источников

Круг источников, относящихся непосредственно к личности Ивана Болотникова невелик. Преимущественно они содержат сведения по истории восстания. Для них характерна сложность состава и интерпретации. Весь фонд делится на три большие группы: 1) документальные источники, 2) источники литературные, 3) сочинения иностранцев.

1) документальные источники.

В составе документальных источников, относящихся к деятельности центральных и местных учреждений в данный период, можно выделить следующие виды источников:

Официальные царские грамоты Василия Шуйского 1606−1607 гг., которые содержат публичные заявления правительства Шуйского, обращения Василия Шуйского к населению Москвы и других городов в связи с восстанием Болотникова.

Грамоты патриарха Гермогена, значение которых как источника по истории восстания Болотникова определяется содержанием в них данных о программе восстания.

Законодательные акты о крестьянах и холопах, среди которых важнейшим является Соборное уложение 9 марта 1607 г.

Документы приказного делопроизводства, представлены многими «памятями», «грамотами», «отписками», документами судебно — следственного производства центральных приказов и органов местного управления.

Приходо-расходные книги, среди которых важны расходная книга денежного стола Разрядного приказа за 1606−1607 гг., содержащая данные о социальном составе участников восстания Болотникова, о военных действиях между восставшими и правительственными войсками, о мерах, применявшихся правительством Шуйского.

Десятни, т. е. поуездные списки служилых людей с отметками о верстании, явке и отставке от службы, а также о даче земельного и денежного жалования, являются источником для изучения военных мероприятий правительства Шуйского, для изучения политики правительства Шуйского.

Разряды Белокуров С. А. Разрядные записи за Смутное время. М. 1907., т. е. погодные росписи вооруженных сил Русского государства, включающие в себя перечни полков и воевод с указанием цели похода или местоположения данной группы войск (дислокация полков) или, наконец, места службы городовых воевод, содержат сведения для изучения военных действий во время восстания, а также о социальном составе его участников, об обстоятельствах возникновения восстания.

Документы Посольского приказа Восстание И. Болотникова. Документы и материалы. характеризуют международное положение государства во время восстания и внешнюю политику правительства Василия Шуйского.

2) источники литературные.

Среди литературных источников важную роль играют летописи Полное собрание русских летописей. Т. 34. //Ред. В. И. Буганов, В. И. Корецкий. М. 1978.: «Новый летописец», составленный в 1630 г. при Патриаршем дворе по поручению патриарха Филарета, представляет собой официальный летописный свод, дошедший в нескольких редакциях. «Новый летописец» содержит историю событий, написанную в целях защиты династических интересов Романовых и имеющий целью обоснование «правомерности» занятия московского престола Михаилом Романовым и охватывает весь период восстания Болотникова, а также и время, ему предшествующее; «Пискаревский летописец», «Бельский летописец» также содержат ценные сведения о событиях в России начала XVII в.; «Карамзинский», или «Столяров», хронограф, в отличие от «Нового летописца», является результатом творчества частного лица, по предположению С. Ф. Платонова, это арзамасский помещик служилый человек, некий Баим Болтин, написавший его на основании собственных воспоминании как очевидец, участник событий и со слов арзамасских служилых людей — участников походов Болотникова. Его недостатком является наличие фактических ошибок и неточностей.

«Иное сказание», первым его исследовал С. Ф. Платонов Платонов С. Ф. Древнерусские сказания и повести о Смут-ном времени XVII в. как исторический источник. изд. 2, СПб. 1913. с. 65., который обратил внимание на то, что это сборник, состоящий из ряда произведений, постепенно наслаивавшихся на основу, которой, по его мнению, являлась «Повесть 1606 г.». Но Е. Н. Кушева Кушева Е. Н. Из истории публицистики Смутного времени XVII в. «Ученые записки Саратовского Государственного университета». т. V. вып. II. Педфак Саратов 1926. с. 63. доказала, что «Иное сказание» компилятивное произведение, в виде дополнения (и вместе с тем в значительной степени в опровержение) к «Истории» Палицына. В числе этих добавлений и находится особая повесть о восстании Болотникова, происхождение которой не выяснено, но подробность, точность сведений позволяет считать автора очевидцем или человеком близко знакомым с событиями.

«Сказание» Авраамия Палицына Сказание Авраамия Палицына. М.: Издательство Академии Наук. 1955. содержит данные о событиях самого восстания, о количестве беглых холопов в войске Болотникова, дает характеристику социально-экономической обстановки в Русском государстве перед восстанием Болотникова.

«Временник» Ивана Тимофеева интересен следующим определением событий восстания Болотникова как войны «своеверных рабов», пришедших «ратию» на Москву.

«Казанское сказание», найденное М. Н. Тихомировым Тихомиров М. Н. Новый источник по истории восстания Болотникова. // «Исторический архив». т. VI, 1951. с. 82. имеет вид вставки в одном из списков так называемого «Плача о пленении и конечном разорении превысокого и пресветлого Московского государства» (публицистического произведения, возникшего осенью 1612 г.), датируемое «не позднее 1611−1612 гг.». Его автор, вероятно, очевидец описываемых событий, современник восстания Болотникова, о чем свидетельствуют точность и деятельность описаний военных действий.

3) сочинения иностранцев.

Сочинения иностранцев занимают значительное место и играют большую роль среди источников по интересующей нас проблеме. Наиболее подробную характеристику личности Болотникова дают Буссов и Исаак Масса. Сопоставляя рассказы немецкого и голландского мемуаристов и корректируя их по русским источникам, можно установить следующие факты и вехи жизненного пути Болотникова до начала восстания.

Исаак Масса (ок. 1587−1635) — голландский торговец, происходивший из знатного итальянского рода, выселившегося в Голландию во время реформации, кальвинист, что также повлияло на антикатолическую направленность в описании событий. Находился в Московском государстве в 1601—1609 гг. Вернувшись в Нидерланды, он составил свое «Краткое известие о Московии начала XVII в. «

Сведения Массы основаны как на его собственных наблюдениях, так и на слухах и общении со многими информированными людьми.

Рукопись Массы хранится в Гааге. Голландский текст был напечатан в издании Археографической комиссии («Сказания иностранных писателей о России», т. II, СПб., 1868). Первый русский перевод появился в 1874 г. В 1937 г. он был переработан и снабжен комментариями.

Конрад Буссов был родом из Люнебургского герцогства. В 1601 г. находился на службе у шведского герцога Карла (впоследствии короля Карла IX) в Лифляндии, где занимал важную должность интенданта областей, завоеванных в 1600 и 1601 годах шведами у Польши. Позже Буссов переселяется в Москву, где породнился с пастором тамошней лютеранской церкви, Мартином Бером, выдав за него свою дочь. По смерти первого Лжедмитрия, Буссов принужден был выехать из Москвы; он жил попеременно в Угличе, Калуге и Туле, потом снова в Калуге, где и соединился со вторым самозванцем. По убиении его, Буссов отдался под покровительство польского короля Сигизмунда III и вторично явился в Москву, где, по всей вероятности, служил в польском войске, занимавшем тогда эту столицу. Весною 1612 г. он очутился в Риге, откуда потом вернулся в Германию, где и умер в 1617 г. В 1612—1613 годах он составил на немецком языке описание событий (1584−1612), которых был свидетелем. Так как автор этого сочинения, дошедшего до нас в целом ряде списков, не был обозначен, то, по словам шведского хрониста Петра Петрея де Ерлезунда, оно долгое время приписывалось Мартину Беру, под каковым именем и было издано в переводе Н. Устряловым в «Сказаниях современников о Димитрии Самозванце». Авторство Буссова было установлено окончательно в 1850 г., и труд его был издан Куником

Петрей Восстание И. Болотникова. Документы и материалы // Сост. Копанев А. И., Маньков А. Г. М.: Соцэкгиз. 1959 положил мемуары Буссова в основу своего сочинения «История о великом княжестве Московском», опубликованного в 1615 г. Вместе с тем Петрей, неоднократно бывший в Русском государстве, кое в чем дополняет Буссова.

Записки о «Московском путешествии» написал аугсбургский купец Паерле Восстание И. Болотникова. Документы и материалы., приехавший в Москву с товарами за несколько дней до свадьбы Лжедмитрия I, и после свержения и убийства Лжедмитрия 17 мая 1606 г. был интернирован в Москве правительством Шуйского и оставался там вплоть до заключения в 1608 г. правительством Шуйского с Сигизмундом III соглашения, по условиям которого поляки и другие лица, связанные с Лжедмитрием I, получали право выехать из пределов Русского государства. Записки Паерле содержат данные о событиях в Москве.

Интерес представляют мемуары Арсения, епископ Елассонского Там же., «архиепископа Архангельского», находящегося в Кремле во время восстания Болотникова, где дается высокая оценка личных качеств Болотникова.

Важны также польские мемуары, дневники Вацлава Диаментовского (долгое время известный в литературе под неверным названием «Дневника Марины Мнишек»), Станислава Немоевского, Каспара Савицкого, записки гетмана Станислава Жолкевского и др.

Итак, иностранные источники содержат значительное количество разнообразных известий и данных о восстании Болотникова. Тексты выдержек многих из них представлены в одном из наиболее обстоятельных сборников «Восстание И. Болотникова. Документы и материалы». Данное издание снабжено комментариями и введением, написанным И. Смирновым, где дан подробный анализ и классификация источников. Автор введения, открывающего этот сборник, видит свою основную задачу в том, чтобы путем определения основного круга источников по истории восстания Болотникова и указания на характерные особенности, присущие этим источникам, дать тем, кто приступает к изучению истории восстания Болотникова, необходимую первоначальную ориентировку, которая могла бы явиться предпосылкой для перехода к самостоятельному исследованию темы сборника.

Следует отметить, что изданий источников по истории Смутного времени не так много, большинство из них относится к середине, а некоторые даже началу ХХ в. Думается, издание новых сборников документов, снабженных комментариями актуально.

Историография

Первым историком восстания Болотникова является В. Н. Татищев, который в «Истории царя Василия Шуйского» излагает и события, связанные с восстанием Болотникова. Воспроизводя в своем изложении текст «Нового летописца», он дополняет летописный рассказ данными из иностранных сочинений о событиях начала XVII в. Но его анализ ограничивается краткими замечаниями по адресу Василия Шуйского и характеристикой последствий восстания. Изданием Судебника Ивана Грозного В. Н. Татищев ввел в научный оборот законы о крестьянах и холопах конца XVI — начала XVII вв. и идею о том, что корни кризиса следует искать в борьбе крестьянства против крепостного права.

М.М. Щербатов видит свою задачу в том, чтобы найти «коренные причины» «буйства народного» и ставит вопрос об анализе восстания Болотникова как закономерного явления.

Карамзин является первым историком XIX в. писавшим собственно о Болотникове. Им были выявлены и опубликованы (в «Примечаниях» к «Истории государства Российского») основные и важнейшие источники о восстании, привлечен актовый материал (в том числе грамоты патриарха Гермогена с изложением содержания «листов» Болотникова) и разряды.

Для Карамзина восстание Болотникова — это лишь «бунт Шаховского», «дело равно ужасное и нелепое», результат «легковерия или бесстыдства», «ослепления» или «разврата» в обществе — «от черни до вельможного сана». Болотников, в глазах Карамзина, — лишь орудие в руках князя Шаховского. В изложении Карамзина Болотников — это не вождь восставших крестьян и холопов, а человек, который «сделался главным орудием мятежа» вследствие того, что, «имея ум сметливый, некоторые знания воинские и дерзость», он сумел воспламенить «других» «любопытными рассказами о Самозванце».

С.М. Соловьев и Н. И. Костомаров считали восстание Болотникова эпизодом в истории «Смутного времени», а также писали о «казацком» характере восстания Болотникова и отрицательно оценивали это и подобные выступления. В соответствии с концепцией «Смутного времени» у Соловьева, которое рассматривается им как «борьба между общественным и противообщественным элементом, борьба земских людей-собственников, которым было выгодно поддерживать спокойствие, наряд государственный для своих мирных занятий, — с так называемыми казаками, людьми безземельными, бродячими, людьми, которые разрознили свои интересы с интересами общества, которые хотели жить на счет общества, жить чужими трудами» Соловьев С. М. Сочинения. В 18 кн. кн. IV. Т. 7−8/ Отв. ред.: И. Д. Ковальченко, С. С. Дмитриев. М.: Мысль. 1989. с. 380. Таким образом, восстание Болотникова — борьба «казаков» «за возможность жить на счет государства» Там же. Соловьев утверждает, что, хотя «действительно в некоторых местах на юге крестьяне восстают против помещиков, но это явление местное, общее же явление таково, что те крестьяне, которые были недовольны своим положением, по характеру своему были склонны к казачеству, переставали быть крестьянами, шли в казаки и начинали бить и грабить, прежде всего, свою же братию — крестьян, которые, в свою очередь, толпами вооружаются против казаков в защиту своих семейств, собственности и мирного труда» Там же.

В.О. Ключевский восстание Болотникова рассматривает как движение определенных классов русского общества, что обусловлено общей концепцией «Смуты» как явления, в основе которого лежат действия «всех классов русского общества». В эту общую схему «Смуты» В. О. Ключевский вводит и восстание Болотникова, которое представляет собой тот момент в развитии «Смуты», когда в нее «вмешиваются люди „жилецкие“, простонародье тяглое и нетяглое», превращающие своим вмешательством «Смуту» из «политической борьбы» «в социальную борьбу, в истребление высших классов низшими».

С.Ф. Платонов развивает идею В. О. Ключевского о социальном характере восстания Болотникова, при этом он переносит разрешение вопроса о предпосылках восстания Болотникова в плоскость взаимоотношений между землевладельцами и крестьянами, подчеркивая, что «в междоусобии 1606−1607 гг. впервые получила открытый характер давнишняя вражда за землю и личную свободу между классом служилых землевладельцев, которому правительство систематически передавало землю и крепило трудовое население, а с другой стороны — работными людьми, которые не умели отстаивать другими средствами, кроме побега и насилия, своей закабаленной личности и «обояренной пашни». Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI—XVII вв. М. 1937. с. 338. Кроме того, С. Ф. Платонов анализирует программу Болотникова, в качестве источника для ознакомления с которой используются грамоты патриарха Гермогена: «Болотников — первый поставил целью народного движения не только политический, но и общественный переворот». Платонов С. Ф. Очерки по истории русской Смуты. С. 475.

М.Н. Покровский в ранних работах решительно отвергает представление о том, что целью восстания Болотникова был общественный переворот, объясняя это тем, что если бы земли сторонников Шуйского перешли в руки холопов — болотниковцев, «переменились бы владельцы вотчин, а внутренний строй последних остался бы, конечно, неприкосновенным». Покровский М. Н. Русская история с древнейших времен. Т.3. 2-е изд. М. 1923.с. 50. Позже он пересмотрел свое мнение, а его последователи пришли к выводу, что в начале XVII в. в России имел место мощный взрыв классовой борьбы — «крестьянская война» или «казацкая революция». Фирсов Н. Н. Крестьянская революция на Руси в XVIIв. М.; Л. 1927. и др.

Впервые собрал и обобщил фактический материал о восстании Болотникова И. И. Смирнов. В своих работах он развивает идею о том, что это восстание явилось по существу первой крестьянской войной в России, где движущими силами были крестьяне и холопы, а основным лозунгом — «уничтожение крепостнических отношений, ликвидация феодального гнета». Смирнов И. И. Восстание Болотникова. 1606 — 1607. М.: Госполитиздат. 1951.с. 495. И. И. Смирнов поднял проблемы хронологии основных событий восстания, периодом крестьянской войны он считает 1606−1607 гг. Эта периодизация получила полное признание и широкое распространение в отечественной историографии. В соответствии с этими идеями Болотников в работах И. И. Смирнова — вождь первой крестьянской войны в России. С данной оценкой роли объекта нашего исследования согласны В. И. Корецкий и А. А. Зимин.

В.И. Корецкий продолжил исследование проблем связанных с восстанием Болотникова и ввел в научный оборот большой архивный материал. Он разделяет представления об антифеодальном характере восстания, при этом, уточняя концепцию И. И. Смирнова: болотниковцы хотели ниспровергнуть крепостнические порядки, но в силу незрелости материальных условий «восстанавливали феодализм в несколько смягченном виде». Корецкий В. И. Формирование крепостного права и первая крестьянская война. М.:. Наука. 1975. с. 310.

А.А. Зимин выдвинул иную периодизацию событий крестьянской войны с 1603—1614 гг. и высказал гипотезу о том, что восстание Хлопка было движением крестьян и холопов, положившим начало первой крестьянской войне. «Массовый характер и широкий размах этого восстания говорит о том, что движение крестьян и холопов перерастало в то время в крестьянскую войну». Зимин А. А. Некоторые вопросы истории крестьянской войны в России в начале XVII в. // Вопросы истории 1958. № 3. с. 99.

Р.Г. Скрынников в работе «Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников» Скрынников Р. Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. Л.: Наука. 1988. на основе обширного документального материала анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный, согласно его концепции, момент гражданской войны.

Несмотря на значительное количество работ посвященных проблемам Смутного времени, очевидна недостаточность исследований посвященных именно Ивану Болотникову. Кроме того, современные работы, которые могут дать новые трактовки, как роли личности, так и оценки самого восстания или же внести ясность по многим сохранившим актуальность спорным вопросам отсутствуют.

1. Исторические условия и влияние общественной среды, в которой формировался лидер крестьянского движения

1. 1 Социальное происхождение Ивана Болотникова

Вопрос о социальном происхождении Ивана Исаевича Болотникова не имеет однозначного ответа.

Одним из первых обратил на эту проблему внимание С. Ф. Платонов, отметив, что Болотников был не просто холоп, а военный холоп, или «слуга (из военной свиты) князя Телятевского» Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты. С. 95.

Далее, рассмотрение этого вопроса было продолжено в работах отечественных и зарубежных историков ХХ в. И. И. Смирнов, опираясь, прежде всего, на сведения Исаака Массы, однозначно рассматривает Болотникова как представителя русского холопства: «также находился в войске мятежников некий человек, коего звали Иван Исаевич Болотников (Ivan Isaivitz Bolotnicoof); он был в Москве крепостным человеком боярина Андрея Телятевского (Teletoffsci); но бежал от своего господина» Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. с. 156.

Сомнение в этой версии прозвучало в работе В. И. Корецкого. Корецкий В. И. О формировании И. И. Болотникова как вождя крестьянского восстания. // Крестьянские войны в России XVII — XVIII вв. М. 1974. с. 123.

Таким образом, идея С. Ф. Платонова получила развитие. В. И. Корецкий отмечает, что Болотников числился «слугой», то есть боевым холопом. Возможно, он принадлежал к числу привилегированных холопов из состава вооруженной боярской свиты. Корецкий В. И. О формировании И. И. Болотникова как вождя крестьянского восстания. с. 123. В. И. Корецкий обращает внимание на то, что в центральных русских уездах фамилия детей боярских Болотниковых являлась довольно распространенной, а в одном из документов конца XVI в. имеется прямое упоминание о некоем Иване Болотников, зяте мелкого помещика из Крапивны под Тулой. Из этого следует его предположение о том, что Иван Исаевич Болотников, возможно, происходил из мелкопоместных тульских детей боярских.

Современные историки на страницах вузовских учебников отмечают, что «холопство было неоднородным институтом. Верхи холопов, приближенные к своим владельцам, занимали достаточно высокое положение. Не случайно многие провинциальные дворяне охотно меняли свой статус на холопий. Иван Болотников, вероятно, принадлежал к их числу. Он был военным холопом А. Телятевского и, скорее всего, дворянином по своему происхождению». История России с древнейших времен до 1861 года: Учеб. для вузов/ Под ред. Н. И. Павленко. — 2-е изд., испр. М.: Высш. шк. 2000. с. 179. Несмотря на меры правительства, запрещавшие холопить «военных людей», многие из холопов XVI в. происходили из служилого сословия.

Конечно, предполагать дворянское происхождение Ивана Болотникова вполне допустимо, но делать однозначный вывод имеющаяся в нашем распоряжении источниковая база не позволяет.

В монографии современного американского историка Ричарда Хелли «Холопство в России 1450−1725» содержится следующая версия: «и Хлопко, и Болотников были, вероятно, беглыми военными слугами». Хелли Р. Холопство в России 1450 — 1725: Пер. С англ./ Предисл. и науч. ред. А. Б. Каменского. М.: Издательский центр «Академия». 1998. с. 56 Подробно анализируя различные категории холопства, он указывает на снижение роли холопьей аристократии, под которой автор понимает привилегированную часть холопов, занятых исполнением управленческих функций или же службой в войске, среди факторов, обусловивших это снижение, он отмечает «превращение центральной власти из княжеского двора (обслуживаемого и управляемого в основном холопами) в администрацию, управляемую назначенными чиновниками, ставшее заметным в середине XV в. «, отмену кормлений, быстрый упадок в правление Ивана IV больших родовых имений (вотчин), требовавших большого количества слуг, снижение числа холопов, сопровождавших своих хозяев «конно и оружно», пороховая революция, превратившая кавалерию во второстепененный фактор в военном деле, а участие холопов в беспорядках Смутного времени завершило упадок холопьей аристократии как значимой социальной группы Хелли Р. Холопство в России. с. 55.

А среди причин активного участия военных слуг в боевых действиях многими исследователями указывается тот факт, что с распространением кабального холопства военные слуги дворян, близкие к дворянству не только социально, но и по боевым навыкам, оказались в трудном положении. Если дворянин за хорошую службу мог рассчитывать на карьеру, земельные и денежные пожалования, то холоп — лишь на щедрость господина и военную добычу. Многие из холопов промышляли грабежом. Согласно свидетельствам иноземцев, в Москве в темное время было небезопасно ходить мимо боярских домов — обширная дворня могла ограбить и убить прохожего.

Холоп он или из близких по положению дворян, в данном случае важно то, что задачи и той и другой категории были очень близки и вместе с личностными качествами, сформировавшимися в ходе сложного жизненного пути Ивана Болотникова, определили как его лидирующую роль в событиях восстания, так и цели действий его сторонников.

1. 2 Основные события биографии Ивана Болотникова до начала восстания

Дата рождения Ивана Исаевича Болотникова неизвестна. Самые подробные, но при этом противоречащие друг другу сведения о жизни Болотникова, сообщают два иностранных автора, Исаак Масса и Конрад Буссов.

Исаак Масса сообщает, что Болотников «родом из Московии», Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. С. 156. бежал от своего господина и «сперва отправился в степь к казакам; а также служил в Венгрии и Турции, и пришел с казаками числом до десяти тысяч на помощь к этим мятежникам». Р. Г. Скрынников при анализе источников, совершенно справедливо обращает внимание на противоречие в данных сведениях Массы: «Если верить Массе, Болотников „служил в Венгрии и Турции“. Поскольку венгры сражались с турками, совершенно непонятно, как мог Болотников одновременно служить в Турции и Венгрии?» Скрынников Р. Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. с. 75. А также, он обращает внимание на то, что «Масса ни словом не обмолвился, как Болотников попал в Турцию» Там же. Таким образом, сведения Массы противоречивы, и это объяснимо тем, что он находился в осажденной Болотниковым Москве и лично лидера восстания не знал, а его источники информации, видимо были не слишком надежны.

В этом плане более полезны данные Конрада Буссова, служившего при Болотникове в Калуге и располагавшего более достоверными сведениями. Он пишет: «По рождению Болотников был московитом, но в юности был взят в плен татарами (против которых московиты ежегодно были вынуждены воевать) и продан в Турцию. Там он был прикован на галере и несколько лет должен был исполнять тяжелую грубую работу и, наконец, был освобожден немецким судном, которое перехватило турок на море, и привезен в Венецию. Оттуда через Германию он пришел в Польшу и узнал об удивительных изменениях, происшедших в его отечестве во время его отсутствия». Буссов К. Об Иване Болотникове. // Восстание И. Болотникова. Документы и материалы / Сост. Копанев А. И., Маньков А. Г. М.: Соцэкгиз. 1959. с. 154. Итак, ясно, что Болотников не служил в Турции, а был там в плену, и поскольку он был гребец — невольник, участвовал в морских сражениях, одно из которых закончилось поражением турок и освобождением Болотникова. Он оказался в Венеции. Источники ничего не сообщают об этом времени. И. И. Смирнов справедливо отмечает, что «было безнадежным и вместе с тем вредным делом пытаться фантазировать на тему о том, чем занимался Болотников в Западной Европе. Достаточно выразителен сам факт странствий Болотникова по Европе — от Турции до Венеции». Смирнов И. И. Восстание Болотникова 1606 — 1607 гг. с. 138 Там же он узнает о «чудесных изменениях, которые произошли на его родине за время его отсутствия». Буссов К. Об Иване Болотникове. с. 154. И он направляется через Германию в Польшу, чтобы попасть в Россию.

Для периода пребывания Болотникова в Польше единственным источником являются мемуары Буссова, описавшего подробно свидание Болотникова с Самозванцем, выдававшим себя за Димитрия. Многие исследователи предполагают, что это был Молчанов: «После того как тот, который выдавал себя за Димитрия, его проэкзаменовал и порасспрашивал: кто он такой, откуда пришел, куда направляется, и увидел из его ответов, что он опытный воин, тогда спросил он его, не хочет ли он служить ему против соотечественников-убийц и клятвопреступников-злодеев». Там же. Когда Болотников ответил, что он готов биться за своего наследного государя, тогда Лжедмитрий сказал ему: «Я не имею пока возможности много дать, возьми 30 дукатов, саблю и шубу… и отправляйся с этим письмом в Путивль к князю Григорию Шаховскому, который из моих сокровищ даст достаточно золота и назначит тебя воеводой и командующим над несколькими тысячами войск, с которым ты начнешь наступать вместо меня…». Там же. И. И. Смирнов сомневается в реальности данного диалога, указывая на характерную манеру изложения Буссова, но не отрицает реальность самого факта встречи. Буссов говорит о том, что «Болотников неоднократно писал и посылал в Польшу к своему господину, пославшему его в Россию» Буссов К. Об Иване Болотникове. с. 155., а Исаак Масса утверждает, что Болотников ездил для свидания с Самозванцем в Путивль". Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. с. 170.

Также, Масса пишет, что Болотников «пришел с казаками числом до десяти тысяч на помощь к этим мятежникам», Буссов же не сообщает об этом факте, и Скрынников справедливо отмечает, что версия последнего заслуживает большего доверия. «В самом деле, польские власти в обстановки мятежа не допустили передвижения по территории Польши даже небольшого по численности отряда Заболоцкого». В. И. Корецкий, следуя версии Массы, пишет, что с Болотниковым прибыли казаки из Венгрии, Украины, Польши, «закаленные в боях с турками».

Р.Г. Скрынников утверждает, что Болотников был пленником, пробиравшимся с чужбины на родину, и никаких воинских сил при нем не было. Кроме того, он отмечает, что Молчанов следовал своему расчету, когда остановил свой выбор на Болотникове. «Он пытался найти людей, которые были бы всецело обязаны его милостям и, кроме того, искренне верили бы, что имеют дело с прирожденным государем». Болотников не был свидетелем событий, разыгравшихся в России в 1604—1605 гг., и никогда не видел в лицо Отрепьева. Далее, Болотников вступает в активные боевые действия.

Исследователи по-разному оценивают значение начального периода биографии Ивана Болотникова, исходя из концепций понимания сути событий Смутного времени и задач движения. И. И. Смирнов делает вывод, что холоп Болотников еще в молодости пытался разорвать путы крепостничества. «Именно в эти годы сложилось то мировоззрение Болотникова, которое привело к решимости поднять всеобщее восстание крепостных крестьян и холопов против феодального гнета». Испытания, пережитые Болотниковым — жизнь с казаками, годы невольничества в Турции, освобождение из плена и скитание по Европе — безусловно, обогатили жизненный опыт, но полностью и однозначно согласиться с И. И. Смирновым нельзя. Конечно, бесспорно значение этого периода в биографии Болотникова для складывания системы его взглядов, характера, социального поведения и других личностных качеств.

1. 3 Особенности характера, социального поведения

Если характеристика отечественных источников сводится в основном к понятию вор, то иностранные источники как более беспристрастные дают сведения позволяющие представить некоторые черты характера этого деятеля.

Исаак Масса отмечает, что Болотников «был детина рослый и дюжий», «удалец, отважен и храбр на войне». Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. с. 150. Архиепископ Елассонский Арсений, называет его «достойнейшим мужем и сведущим в военном деле», и, что интересно, резко осуждает Василия Шуйского за расправу с Болотниковым Восстание И. Болотникова. Документы и материалы. С. 134.

Буссов характеризует Ивана Болотникова как опытного витязя и подчеркивает его высокие моральные качества Болотникова, формируя образ мужественного, энергичного вождя, человека своего слова, способного пожертвовать жизнью за дело, которому он себя посвятил. Как уже отмечалось, Буссов находился в Калуге во время ее осады войсками Шуйского, а также, вероятно, и в Туле. Следует признать, что подобный образ лидера восстания, несмотря на определенную долю субъективности, вряд ли мог быть плодом фантазии автора мемуаров. Буссов длительно и непосредственно наблюдал Болотникова в его деятельности.

В понимании Буссова Болотников рыцарь, давший «обет» верности Лжедмитрию и павший жертвой своей преданности Самозванцу. Это иллюстрирует следующий отрывок из его мемуаров: «Московские жители послали в лагерь к Болотникову своих людей и через них потребовали, что если Димитрий (который был ранее в Москве) жив и находится при нем в лагере или где-либо, то он должен его им представить в лицо… Болотников ответил: «Царь воистину живет в Польше и будет скоро здесь. Я сам был у его руки, и он лично назначил меня вместо себя верховным главнокомандующим и отправил меня в Путивль с письменным приказом». «Нет, — сказали москвитяне, — это, должно быть, другой: Димитрия мы убили. И усовещевали Болотникова прекратить проливать невинную кровь, покориться Шуйскому, их царю: он сделает его знатным господином. Болотников ответил отказом: «Я дал моему государю торжественную клятву пожертвовать за него самою жизнью, ее я сдержу, делайте, как хотите; поскольку вы не намерены сдаться по добру, я намерен принудить вас к этому. Я навещу вас скоро» Буссов К. Московская хроника. с. 144. Как интерпретировать эти слова? Вымышлен этот диалог? Даже если и в действительности подобной ситуации не было, здесь Буссов явно отражает колебания, бывшие как среди восставших, так и возможно у самого Болотникова и главным качеством в образе лидера восстания выступает здесь верность принесенной клятве.

Сложно согласиться с И. И. Смирновым, который пишет: «Этот „портрет“ Болотникова не имеет ничего общего с холопом Болотниковым, вождем восстания против феодалов». Смирнов И. И. Восстание Болотникова 1606 — 1607 гг. с. 142. Думается, что образ холопа, вождя восстания против феодалов, презревшего личные интересы во имя блага низов общества, сформированный советской историографией не уступает в благородстве образу рыцаря, держащему слово в соответствии с представлениями о чести. Так или иначе, но Болотникова нельзя упрекнуть в вероломстве. Из глубины веков перед нами вырисовывается образ человека прямого, открытого и честного являющего полную противоположность его противнику Василию Шуйскому.

Был ли он жесток? В полосе наступления истребление помещиков, захват имущества, уничтожение крепостнической документации приняли массовый характер: «…и в тех украйных, в польских и в северских городах тамошние люди по вражию наваждению бояр и воевод и всяких людей побивали разными смертми, бросали с башен, а иных за наги вешали и по городовым стенам распинали и многими разноличными смертьми казнили и прожиточных людей грабили, а ково побивали и грабили и тех называли изменниками, а они будто стоят за царя Дмитрия». Восстание И. Болотникова. Документы и материалы. с. 166. Согласно челобитным Болховских помещиков, Болотников лично руководил расправами над помещиками.

После сдачи Тулы ему кричали, напоминая о судьбе погибших родственников: «Благодарим тебя, вор, благодарим, изменник!» Когда же Болотников спросил, за что они его оскорбляют, что им нужно, один из них отвечал: «За моего брата». Другой «За моего зятя», третий: «За моего сына» и т. д. Болотников с достоинством возразил им: «Я в этом не виноват, они убиты за свои грехи. Сказания Массы и Геркмана о Смутном времени в России. СПб. 1874. с. 302. В. И. Корецкий пишет: «Поражает глубокая и непоколебимая вера Болотникова в правоту своего дела» Корецкий В. И. Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России. с. 271. Но с другой стороны, история не демонстрирует нам примеров, когда лидеры различных политических и социальных движений в условиях гражданской войны отличались бы гуманностью. Жестокость, расправы — это средства характерные не столько для того периода, сколько в целом для событий любой гражданской войны, этой одной из наиболее страшных форм социальных конфликтов, вызванной падением легитимности власти и как следствие попранием законов общества.

В.И. Корецкий объясняет расправы над помещиками пониманием Болотниковым жестокости как возмездие за их насилия и произвол по отношению к крепостным крестьянам и холопам. Там же. Отметим, что Болотников отвечая, что «они убиты за свои грехи», может быть, вовсе не имел в виду возмездие за произвол по отношению к крепостным, а если понимать эти слова буквально, ведь это XVII в. с соответствующим мировоззрением.

Р.Г. Скрынников отмечает, что «отсутствуют доказательства, что эти казни имели широкий размах и проводились лично по инициативе Болотникова», Скрынников Р. Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. с. 251 обращая внимание на то, что сохранившиеся документы представлены сообщениями властей, стремящихся очернить Болотникова.

Кроме того, для характеристики личности важно, что источники зафиксировали и примеры проявления великодушия. Диаментовский сообщает, что Болотников «после снятия осады с Калуги объявил амнистию и выпустил из тюрьмы заключенных, виновных или подозревавшихся в каких-либо враждебных действиях против осажденных». Восстание Болотникова. Документы и материалы. с. 173.

Итак, несмотря на то, что личностные качества Болотникова во многом остаются в тени за боевыми действиями, социальными и политическими интересами, верность слову, стремление к лидерству, талант полководца, руководителя очевиден, признаваем как современниками, так и позднейшими исследователями. Конечно, абстрактный образ вождя или же рыцаря довольно привлекателен, но нас интересует реальная личность, поэтому для полной картины необходимо обратиться к его общественно политическим взглядам.

1. 4 Общественно-политические взгляды И. Болотникова

Приписываемые Буссовым Болотникову слова, «что он готов в любое время отдать жизнь за своего прирожденного государя», поднимают проблему — какие цели ставил Болотников лично в этой борьбе.

И.И. Смирнов на этот счет замечает, что «конечно, действительные цели, которые ставил себе Болотников в борьбе, были совершенно иными». Он имеет в виду реализацию тех идей, которые сформировались, по мнению автора в годы его невольничества и скитаний по Европе. Смирнов пишет: «челобитная П. Вразского, сообщающая о том, как в восставшей Астрахани „людишек кабальных роспускали и крепости им повыдали“, раскрывает нам одну из основных целей восстания Болотникова: уничтожение крепостнической зависимости, превращение холопов в свободных людей. Несомненно, что именно таким образом обстояло дело и во всех других местах, где власть переходила в руки восставших». Смирнов И. И. Восстание Болотникова 1606 — 1607 гг. с. 495. Но вместе с тем, он указывает: «однако было бы неправильно вместе с тем и игнорировать „царистские“ моменты в восстании Болотникова, и если в отношении самого Болотникова остается открытым вопрос, верил ли он лично в подлинность „царя Димитрия“ (у Буссова Болотников под конец начинает сомневаться в истинности Димитрия: „Истинным ли или нет, я не могу сказать“ Буссов К. Московская хроника. 1584 — 1613. с. 150.), то „царь Димитрий“, как один из лозунгов, под которыми началось и шло восстание Болотникова, — не подлежит сомнению» Смирнов И. И. Восстание Болотникова 1606 — 1607 гг. с. 502.

В.И. Корецкий обращает внимание на необходимость расширения круга источников для разрешения этой проблемы и привлекает Продолжение Казанского сказания, обнаруженное М. Н. Тихомировым, сохранившее политические и социальные требования восставших: «той же окаянный Петрушка посла перед собою из Путивля под Москву Ивашка Исаева сына Болотникова, и возмутишася во странах тех и во градех людие, глаголя: «идем вси и примем Москву и потребим живущих в ней и обладаем ею, и разделим домы вельмож и сильных, и благородные жены их и тщери примем о жены себе». Тихомиров М. Н. Новый источник по истории восстания Болотникова. // «Исторический архив». Т. VI. М. — Л. 1951. 116. В. И. Корецкий делает вывод, что из этих сведений сказания «вырисовывается цель восстания как захвата власти в столице и совершение политического и социального переворота: истребление господ, конфискации и раздела их имений». Корецкий В. И. Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России. с. 259. Он отмечает, что недостаток документальных материалов не давал возможности исследователям конкретизировать свои соображения. Он цитирует также текст английского донесения, указывающего мотивы, побудившие путивлян и жителей других пограничных городов выступить против центральной власти: они восстали «в знак протеста против того великого угнетения, которое терпели от Москвы окраины и отдаленные места России, что выразилось, прежде всего, в убийстве их царевича, а затем в избрании нового царя без уведомления их о причинах низложения первого и без запроса на избрание последнего. Вследствие этого они воспользовались случаем, чтобы отказаться от верноподданнической присяги, и решили потребовать у московских (властей) отчета о прежних деяниях». Они «принесли новую присягу предполагаемому в живых Димитрию» Там же. с. 260. Интерес также был и финансовый, не желали терять податных привилегий, дарованных Лжедмитрием I, освободившем их в благодарность за поддержку «от налогов и податей в течение 10 лет».

Итак, эти сведения позволяют выделить повод к восстанию — отказ от присяги самых широких слоев пограничных городов — посадских людей, крестьян, казаков, служилых людей по отечеству и по прибору, которых объединяла ненависть к боярскому царю Шуйскому.

Что же касается самого лидера движения, то В. И. Корецкий пишет, что «появление Болотникова, таким образом, не означало внесения в среду восставших готовой антифеодальной программы, выработанной им во время заграничных странствий, как думал И.И. Смирнов». Корецкий В. И. Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России. с. 260. Далее он продолжает: «В то же время приход Болотникова с большим казачьим отрядом способствовал усилению антифеодальных настроений и оформлению их, в конечном счете, в программные требования» Там же. с. 261.

Думается, что справедливым следует признать мнение Р. Г. Скрынникова «основной социальный конфликт XVII в. был порожден закрепощением крестьян и крепостническими законами о холопах. Но этот конфликт получил неадекватное выражение в условиях гражданской войны. Социальный протест принял своеобразную форму» Скрынников Р. Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. с. 252 Казни дворян и призывы к расправам Болотниковым не следует считать показателем его антифеодальной программы. Исследователи обращают внимание на то, что о содержании грамот известно лишь со слов официальных московских властей, которые явно стремились создать о восставших как можно более отрицательное мнение. Как справедливо отмечают исследователи, отсутствуют доказательства, что эти казни проводились лично по инициативе Болотникова.

Если не отходить от сведений источников, то все-таки главной идеей, которой руководствовался Болотников, это стремление поддержать справедливого царя.

1. 5 Окружение Болотникова. Социальный состав восстания

Русские и иностранные источники свидетельствуют, что против Шуйского выступили жители Путивля, Чернигова, Рыльска, Стародуба, Кром, Курска, Ельца. «Достаточно очертить границы территории охваченной восстанием, чтобы убедиться в том, что против царя Василия поднялось население тех самых северских и южных городков, которые были главной базой повстанческого движения в пользу Лжедмитрия I в Москву летом 1605 г. После того как самозванец заключил соглашение с Боярской думой, ратников щедро наградили и распустили по домам. Повстанческая армия не была разгромлена в 1605 г. и сохранила свой основной костяк и структуру. В 1606 г. она возродилась в считанные дни». Как сообщают разрядные записи «Собрались украиных городов воры — казаки, и стрельцы, и боярские холопи, и мужики, а побрали себе в головы таких же воров: епифанца Истомку Пашкова…» Белокуров С. А. Разрядные записи. с. 157.

К. Буссов со слов повстанцев сообщает «путивляне, вызвали всех князей и бояр, живущих в Путивльской области, их было несколько тысяч, когда они соединились с несколькими тысячами полевых казаков, прибывших с Дикого поля, над ними был поставлен воевода по имени Истома Пашков». Буссов К. Московская хроника. 136. Р. Г. Скрынников обращает внимание на то, что иноземцы не видели различия между терминами «боярин» и «сын боярский», обозначавшие принадлежность к различным московским чинам: «подобно другим немцам Буссов имел поместья в центральных уездах и неизбежно судил о путивльских служилых людях исходя из собственного жизненного опыта». На южных окраинах не было крупных вотчин и поместий, а среди уездных служилых людей не было князей и бояр. Северские дети боярские выступили всем уездом на стороне Лжедмитрия I в 1604 г., а после переворота 17 мая 1607 г. также «всем городом» восстали против Шуйского". Скрынников Р. Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. с. 80.

Что стало причиной их возмущения? Исследователи справедливо указывают, что на юге уездное дворянство было малочисленным и экономически неустойчивым (на поместную службу тут верстали не только безземельных детей боярских, но и казаков, казачьих и крестьянских детей, иногда холопов), гражданская война разорила Северскую землю, а самозванец предоставил щедрые льготы землевладельцам и посадским людям Путивля, которых они опасались лишиться с воцарением Шуйского.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой