Иван Грозный

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Предмет

«Отечественная история»

Тема:

«Иван Грозный»

Иван Грозный известен всем как безжалостный тиран, склонный к мгновенным расправам, подверженный порывам необъятной жестокости. Многие историки и психологи пытались объяснить зверство в поведении царя Ивана различными причинами. Насколько им это удалось, судить нам. Рассмотрим точки зрения некоторых ученых.

Историк Ключевский считал, что жестокость Ивана Грозного — это реакция на бесчинства бояр в период его малолетства.

Царь Иван IV Грозный родился 15 августа 1530 г. Иван рано осиротел: отец умер, когда ему было 3 года, мать — когда было 8 лет. Иван рос в обстановке дворцовых переворотов, борьбы за власть враждующих между собой группировок бояр.

Отец Ивана, царь Василий III перед смертью завещал группе из семи бояр попечительствовать над сыном до его совершеннолетия. Образовавшаяся «семибоярщина» стала соперничать с боярской думой, и процесс и результаты этого соперничества приходилось наблюдать малолетнему Ивану.

Как писал В. О. Ключевский, в душу сироты рано и глубоко врезалось чувство брошенности и одиночества. Безобразные сцены боярского своеволия и насилий, среди которых рос Иван, превратили его робость в первую пугливость. Ребенок пережил страшное нервное потрясение, когда бояре Шуйские однажды на рассвете вломились в его спальню, разбудили и испугали его. Вышеописанный случай произошел в 1542 г. Приверженцы Шуйских арестовали в присутствии Ивана своих противников, а заодно и митрополита Иоасафа. Они разбудили Ивана «не по времени» — за три часа до рассвета — и петь «у крестов» заставили. По мнению историка Р. Г. Скрынникова ребенок даже не подозревал, что на его глазах произошел переворот. В доказательство Скрынников говорит, что «в письме к Курбскому царь не вспомнил о своем мнимом «страховании» ни разу, а о низложении митрополита упомянул мимоходом и с полным равнодушием: «да и митрополита Иоасафа с великим бесчестием с митрополии согнаша».

Но как бы там ни было Иван на всю жизнь сохранил недоброе чувство к опекунам. В своих письмах он не скрывал раздражения против них. Иван пишет: «бывало, мы играем в детские игры, а князь Иван Шуйский сидит на лавке, опершись локтем о постель покойного отца, положив ноги на стул, а на нас и не смотрит».

Иван быстро развивался физически и в 13 лет выглядел сущим верзилой.

Современники с похвалой отзывались о том, что Иван «от юной версты (т.е. в юности) не любяше ни гуселнаго звяцания, ни прегудниц скрыпения… ни скомрах видимых бесов скакания и плясания». Видимо, в окружении подростка не оказалось людей, которые могли бы привить ему любовь к музыке или танцам. Скоморохов же попросту не допускали во дворец.

Лишенный этих возможностей приобщиться к культуре и искусству, мальчик стал развиваться своим путем. В 13 лет он забирался на островерхие терема и сталкивал «со стремнин высоких» кошек и собак. В 14 лет он перешел на людей. С ватагой сверстников — детьми знатных бояр — он носился по улицам и площадям столицы, топтал конями зазевавшихся прохожих, бил их и грабил. Но и товарищи по играм не были защищены от жестокости Ивана: он якобы велел задушить пятнадцатилетнего князя Михаила, сына служилого князя Богдана Трубецкого.

До поры до времени участие князя Ивана IV в управлении государством было простой видимостью. Власть находилась в руках бояр, правивших государством на основании закона, традиций и последней воли Василия III.

Однако и Иван был вовлечен в придворные интриги, но он скорее был орудием в руках опытных бояр. Он принимал некое участие в убийстве боярина Андрея Шуйского, и после этого в его поведении стали прослеживаться новые черты: он выехал на богомолье в Калязин Монастырь. В 14 лет он совершил целое путешествие по монастырям продолжительностью в несколько месяцев. Можно видеть в этом факте развивающуюся религиозность Ивана. Можно видеть желание Ивана удалиться от надоевших дворцовых церемоний и жить простой жизнью. Боярам также был выгоден длительный отъезд царя.

В 16 лет Иван решил короноваться шапкой Мономаха и принять царский титул. Это произошло 16 января 1547 года. В глазах царя и большинства его подданных перемена титула стала начальной вехой самостоятельного правления Ивана IV. Вспоминая те дни, царь писал впоследствии, что он сам взялся строить свое царство и «по божьей милости начало было благим». В феврале 1547 года молодой царь женился на Анастасии Юрьевой.

Н. М. Карамзин в своем труде «История Государства Российского» отмечает, что примечательным в этих событиях является то, что Иван Грозный был первый из московских государей, который узрел и живо почувствовал в себе царя в настоящем библейском смысле, помазанника Божия. Это было для него политическим откровением, и с той поры его царственное «Я» сделалось для него предметом набожного поклонения. Но ни набожность Иоанна, ни искренняя любовь к супруге не могли укротить его пылкой, беспокойной души, стремительной в движениях гнева, приученной к шумной праздности, к забавам неблагочинным. Он любил показывать себя царем, но не в делах мудрого правления, а в наказаниях, в необузданности прихотей; играл милостями и опалами; умножая число любимцев, еще более умножал число отверженных; своевольствовал, чтобы доказывать свою независимость, и еще зависел от вельмож, ибо не трудился в устроении царства и не знал, что государь, истинно независимый, есть государь добродетельный. Для исправления Ивана надлежало сгореть Москве!

Во время этого ужасного события, когда юный царь трепетал в Воробьевском дворце, а добродетельная Анастасия молилась, явился к нему иерей новгородский Сильвестр и оповестил его, что суд божий гремит над главою царя легкомысленного и злострастного, что огонь небесный испепелил Москву. Сильвестр потряс душу и сердце, овладел воображением, умом юноши, возбудил в царе желание блага. И произвел чудо: Иван сделался иным человеком.

Здесь начинается эпоха славы Ивана, новая, ревностная деятельность в правлении государством, ознаменованная счастливыми для государства успехами и великими намерениями. Молодой царь стал рупором нового направления. В это время Россия имела хорошего царя, которого любил народ и который трудился на благо государства. Описывая события жизни царя далее, многие историки задаются вопросом — «Вероятно ли, чтобы государь любимый мог с такой высоты блага, счастия, славы низвергнуться в бездну ужасов тиранства?».

Историки долго ломали головы над тем, почему в деятельности и личности Ивана IV прослеживаются два резко различных периода. Мудрый и прогрессивный в первый период своей жизни, примерно до 1563 г., во второй период Иван словно переродился в тирана и злодея.

При внимательном анализе психики Ивана IV этот вопрос представляется надуманным. С годами характер человека меняется, и часто в худшую сторону, когда обостряются отрицательные черты, заложенные ранее. Психическая болезнь Ивана IV — бесспорный факт. Иван IV страдал тяжелой формой параноидальной шизофрении, осложненной маниакальной манией преследования. Хотя, конечно, этот диагноз трудно признать за абсолютно достоверный, ибо поставлен он на основании информации современников человеку, жившему более четырех веков тому назад. Даже в наше время поставить точный диагноз психического заболевания конкретного человека бывает весьма трудно. Иван сам говорил: «Я знаю, что я зол». О том, что Иван IV болел манией преследования, говорит не только эпидемия раскрытия виртуальных заговоров, но и хорошо известное намерение Ивана бежать из Москвы на Север, и далее в Англию. Исполняя этот замысел, в декабре 1564 г. Иван IV бежал в Александровскую слободу, ныне город Александров.

По мнениям некоторых исследователей, в частности русского психиатра к. XIX в. П. И. Ковалевского, Иван Грозный страдал паранойяльной психопатией. Паранойяльность обычно проявляется в возрасте 30−40 лет. Ужасы в царствовании Ивана Грозного начались после того, как ему исполнилось 30 лет. Предшествующий период, связанный с деятельностью сподвижников Ивана — Сильвестра и Адашева — ознаменовался успешными завоеваниями. Развертыванию паранойяльной картины часто предшествует какой-либо толчок (психическая травма, телесное заболевание). Подобное случилось и в жизни царя Ивана: в начале четвертого десятка лет жизни он перенес какое-то смертельно опасное заболевание, а вскоре после этого у него умерла первая горячо любимая жена Анастасия.

Как главные признаки паранойи в поведении Ивана Грозного Ковалевский выделяет жажду мести, страх быть отравленным, страх стать предметом колдовства, манию величия, нетерпимость к замечаниям в свой адрес, фанатичную религиозность, манию преследования.

Нетерпимость Ивана к непослушанию доходила до нелепостей: он велел изрубить присланного ему в подарок из Персии слона за то, что тот не стал перед ним на колени. По словам Ключевского, царю Ивану ежеминутно нужно было давать чувствовать, как его любят и уважают. Те, кому это искусно удавалось, на некоторое время вызывали у Ивана чувство привязанности и в этот период пользовались его доверием до излишества. Такими людьми поочередно были друг его детства Федор Воронцов, затем Сильвестр и Адашев, позже Федор Басманов и Малюта Скуратов. Но безграничное доверие всегда было временным: все они, кроме последнего погибли по вине Ивана.

Если у параноика идеи величия могут проявиться в мыслях о его высоком происхождении — то для параноика стоящего у власти они превращаются в идею мирового господства и идею божественного происхождения власти.

Царь Иван Грозный первым среди московских государей стал считать себя царем в настоящем библейском смысле этого слова — помазанником божьим. Была создана целая «ученая» теория происхождения его царственной власти. В ход была пущена нелепая легенда о том, что римский император Октавиан Август перед смертью разделил всю вселенную между своими наследниками и брата своего Пруса посадил царствовать по берегам реки Вислы, отчего и земля эта стала называться Прусской. Рюрик же якобы был потомком Пруса в четырнадцатом колене.

Паранойяльность Ивана Грозного также доказывалась огромным количеством пространных цитат в его произведениях. Как отмечал Ключевский, «Иван любит пестрить свои сочинения цитатами кстати и некстати». Царь «иногда выписывает подряд целые главы из ветхозаветных пророков или апостольских посланий».

Современные исследователи оспаривают точку зрения Ковалевского. Невероятная безжалостность и подозрительность могли быть и в самой человеческой природе царя. Ковалевский писал, что у царя «резко выражается страсть многих неустойчивых людей (дегенератов) возможно чаще и возможно больше фигурировать, произносить речи, являться народу и блуждать по государству». Но современная психиатрия считает, что дегенератизм (врожденное слабоумие) и паранойя — совершенно разные заболевания. Очевидно, ученого на мысль о паранойе навела невероятная жестокость царя. Жестокость была свойственна той эпохе и на Западе, но в казнях Ивана сказались изощренный садизм и причуды полуазиатского деспота. Иван часто был несправедливым и жестоким судьей, но, что немаловажно, судил всегда самостоятельно. Царь не поддавался чужим влияниям, что свидетельствует об отсутствии «врожденного слабоумия».

Пора совершеннолетия в жизни людей XVI в. наступала в 15 лет. Отрок Иван, говоря современным языком, был акселератом, быстро развивался физически и уже к 13 годам выглядел настоящим мужчиной. Зигмунд Фрейд считал, что преждевременная сексуальная зрелость затрудняет в дальнейшем возможность контроля над сексуальным влечением со стороны высших нервных центров и повышает навязчивый характер этих влечений. Действительно, современники отмечали в Иване IV «гнусные восторги сластолюбия».

В 1963 г. в Архангельском соборе Московского Кремля были вскрыты четыре гробницы: Ивана IV, его сыновей — царя Федора и царевича Ивана и гробница виднейшего военачальника князя Михаила Скопина-Шуйского.

Спектральное исследование показало, что в останках царя и его сына находится почти в пять раз большее количество ртути, чем в объектах из саркофагов царя Федора Иоанновича и князя Скопина-Шуйского. Причем ртуть не могла попасть в останки извне, так как в стенках всех гробниц и в одежде ее было обнаружено ничтожно мало. Следовательно, соединения ртути попали в организм царя Ивана и его старшего сына при жизни.

Высокая концентрация препаратов ртути в организме Ивана IV наводила на мысль об отравлении. Но сын Грозного, царевич Иван, погиб насильственной смертью, но и у него в организме было обнаружено огромное количество ртути!

Исторически достоверно, что препараты ртути стали применять на Руси с конца XV в., причем исключительно для лечения сифилиса. В конце XV — начале XVI веков многие страны Европы охватила эпидемия сифилиса. В царствование Ивана Грозного сифилис, несомненно, гулял по Москве.

Летописцы отмечали, что после смерти первой жены Анастасии «нача царь яр быти и прилюбодействен зело». Иван «хвастал тем, что растлил тысячу дев, и тем, что тысячи его детей были лишены им жизни». Сифилис был неотвратимым наказанием сластолюбивого и похотливого монарха.

Течение сифилиса отличается в основном волнообразной сменой активных проявлений болезни, периодами скрытого течения, улучшения и постепенным, по мере заболевания, утяжелением клинических проявлений болезни. Появляются сифилитические язвы с обильными зловонными гнойными отделяемыми. Очевидцы пишут, что в начале 1584 г. тело царя Ивана распухло и стало издавать нестерпимое зловоние. Врачи находили у него «загнивание крови». В последние годы жизни Иван Грозный сильно располнел, что подтвердили исследования его останков. Вес его достигал 85−90 кг. Эксперты при изучении останков царя обратили внимание на мощные отложения солей на позвоночнике — остеофиты, которые причиняли мучительные боли при малейшем движении. Современники свидетельствуют, что перед смертью Иван Грозный выглядел дряхлым стариком, его носили в кресле. Безусловно, царя мучил непременный спутник сифилиса — цирроз печени, который обычно сопровождается накоплением жидкости в брюшной полости.

Единственным методом лечения сифилиса в то время было применение препаратов ртути, сулемы — «жидкого серебра». Передозировка приводит к хронической ртутной интоксикации — меркуриализму. При этом первой страдает нервная система, на которую ртуть оказывает избирательное действие. При хроническом отравлении ртутью наблюдается синдром ртутного эретизма — особое состояние психического возбуждения, тревожность, пугливость, мнительность. Вероятно, именно ртутным эретизмом можно объяснить неадекватность, своеобразие и парадоксальные реакции, которым, как подтверждают историки, был подвержен царь Иван. Мгновенный переход от блуда к смирению, от жестокости к покаянию…

Конечно, Иван Грозный глубоко страдал. «Тело изнеможе, болезнует дух, струпи телесна и душевна умножишася», — писал царь. Состояние здоровья Грозного прогрессивно ухудшалось. Историк Н. Карамзин отмечал: «…в сие время он так изменился, что нельзя было узнать его: на лице изображалась мрачная свирепость, все черты исказились, взор угас, на голове и в бороде не осталось почти ни одного волоса». Выпадение волос — один из характернейших признаков меркуриализма. При передозировке препаратов ртути наблюдаются эпилептиформные припадки, хаотическое психическое возбуждение. Эти симптомы отчетливо наблюдались и у Ивана IV. Очевидцы передают, что он страдал припадками, во время которых приходил «как бы в безумье», на губах выступала пена. Царь «бесился на встречных». Это типичная картина эпилептиформных припадков. Внезапные вспышки ярости, усилившиеся к концу жизни, все возрастающая невероятная подозрительность связаны в этот период, скорее всего, с нервно-психической болезнью. Не этой ли вспышкой «ртутного гнева» объясняется и убийство старшего сына Ивана? Таким образом, первопричину многих политических потрясений следует искать не только в характере, но и в болезни царя.

На фоне ртутной интоксикации при хроническом сифилисе проявляются психические и неврологические нарушения, которые начинаются с неврастении: радражительность, плохое настроение, снижение памяти, работоспособности, головные боли, плохой сон. Весьма характерна смена настроений — от эйфории до глубокой депрессии. Все это наблюдалось у Ивана Грозного.

Последние годы жизни Грозный был дряхл, с разрушенной сифилисом и неправильным лечением личностью. Царь знал, что его ненавидят за жестокость, презирают за дряхлость, за исходивший от него, несмотря на благовония, дурной запах. Царь писал в исповедании: «…его ради всеми ненавидим есмь…».

Изучая психологический портрет Ивана Грозного нельзя однозначно определить, что явилось толчком к проявлению в его характере таких противоречивых черт, как крайняя мнительность и рассудительность, изощренная жестокость и забота о воинстве, невероятная гордыня и смирение. Психологи считают, что чем больше ненавидят человека, тем больше он ненавидит и презирает людей. Невероятная подозрительность и жестокость Ивана IV могла быть заложена в самой человеческой природе царя, могла усугубиться неправильным воспитанием и той средой, в которой проходило его детство. Но жестокость царя Ивана IV нельзя объяснять только патологическими причинами. Духом насилия, суеверий и пренебрежения к жизни человеческой проникнута вся атмосфера средневековья.

Личность Ивана IV, необузданного средневекового тирана, вызывает до сегодняшних дней в российской истории самые противоречивые отношения, но, видимо явление царя-тирана на российском престоле в эпоху становления в Европе единых национальных государств можно считать закономерным. В памяти современников кровавое правление первого московского царя оставило глубокий след. Недаром народ наградил Ивана Васильевича прозвищем Мучитель.

Но тем не менее «…добрая слава Иоанова пережила его худую славу в народной памяти: стонания умолкли, жертвы истлели, и старые предания затмились новейшими; но имя Иоаново блистало на Судебнике и напоминало приобретение трех царств монгольских: доказательства дел ужасных лежали в книгохранилищах, а народ в течение веков видел Казань, Астрахань, Сибирь как живые монументы царя-завоевателя; чтил в нем знаменитого виновника нашей государственной силы, нашего государственного образования; отвергнул или забыл название Мучителя, данное ему современниками, и по темным слухам о жестокости Иоановой доныне именует его только Грозным, не различая внука с дедом, так названным древнею Россиею более в хвалу, нежели в укоризну. История злопамятнее народа!» /Н.М. Карамзин/

Список литературы:

1. Скрынников Р. Г. Иван Грозный. — М.: АСТ, 2001

2. Ключевский В. О. Исторические портреты. — М.: Правда, 1990

3. Карамзин Н. М. История государства российского

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой