Иван третий - осторожный реформатор

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Университет Натальи Нестеровой

РЕФЕРАТ

На ТЕМУ: «Иван третий — осторожный реформатор».

Выполнил:

Проверил:

Бийск

2006

Содержание:

  • Введение 3
  • Первые годы правления Ивана III 4
  • Покорение Казани и Новгорода 8
  • Другие завоевания 11
  • Семейные дела 12
  • Опять Новгород 14
  • Конец ордынского ига 16
  • Покорение Твери и Вятки. 18
  • Внешняя политика 19
  • Внутренние преобразования 20
  • Заключение 23
  • Список использованной литературы: 24

Введение

История государства Российского периода Ивана Ш привлекает особенно пристальное внимание исследователей. Это поистине крутой ее поворот, определивший на многие годы судьбы народов и Руси, и многих стран Европы и Азии. Его изучение позволяет не только понять дух и природу русского характера, но и постичь логику дальнейших исторических преобразований.

Середина ХV столетия застала русские земли и княжества в состоянии политической раздробленности. Существовало несколько сильных центров, к которым тяготели все остальные области: каждый из подобных центров проводил вполне независимую внутреннюю политику и противостоял всем внешним врагам.

Нужно было создавать единое государство. Выгоды его образования состояли, прежде всего, в способности общими силами организовать противостояние многочисленным неприятелям. Помимо этого прекратились бы междоусобные войны, а экономическое развитие было бы облегчено введением единого законодательства, единой монетной системы и т. д.

Прошло менее полувека правления Ивана III. Не стало Новгородской республики и великого княжества Тверского, литовский рубеж далеко отодвинулся на запад; безоговорочно победила Москва. Она же подчинила себе Казань и Пермь Великую, отбила шведов и ливонцев. Невероятное, с трудом представимое усилие создало за эти несколько десятилетий Московское государство, Россию. До Ивана Ш такого государства еще не было, да и вряд ли кто-нибудь мог вообразить возможность его возникновения в столь короткий срок. Во всей русской истории нет события или процесса, сравнимого по своему значению с образованием на рубеже ХV-ХVI вв. Московского государства.

Давайте разберёмся: как удалось Ивану III за столь короткий период (по историческим меркам) сделать так много.

Первые годы правления Ивана III

Иван III родился 22 января 1440 в Москве. Он рано оказался в гуще политической борьбы. Опасаясь новой борьбы за престол в случае своей смерти, Василий Темный провозглашает Ивана великим князем (так он титулуется в летописях уже с 1448 г.) и своим соправителем. Задолго до вступления на престол в руках Ивана Васильевича оказываются многие рычаги власти; он выполняет важные военные и политические поручения. В 1448 г. он находился во Владимире с войском, прикрывавшим от татар важное южное направление, а в 1452 г. отправился в свой первый военный поход.

В том же году настало время выполнить обещание о породнении московского и тверского великокняжеских родов. Иван был обвенчан с княжной Марией Борисовной. Год спустя в Новгороде неожиданно умер Дмитрий Шемяка — по мнению многих, отравленный по тайному приказу Василия П. Перевернулась очередная страница истории, для Ивана Васильевича кончилось детство.

С начала 50-х гг. ХV в. и до смерти своего отца в 1462 г. Иван Васильевич овладевал искусством управления государством. После похода великого князя в 1456 г. на Новгород Великий в тексте мирного договора, заключенного в местечке Яжелбицы, права Ивана были официально приравнены к правам его отца. Трижды — в 1454, 1459 и 1460 гг. — полки, возглавляемые Иваном, выступали навстречу татарским отрядом и заставляли их отойти, нанося им урон. 15 февраля 1458 г. у Ивана Васильевича родился первенец, которого назвали Иваном. Раннее рождение наследника давало уверенность, что усобица не повторится, а «отчинный» (т.е. от отца к сыну) принцип наследования престола восторжествует.

27 марта 1462 г., в 3 часа ночи великий князь Василий Васильевич Темный умер. В Москве теперь был новый государь — 22-летний великий князь Иван.

Иван был человек крутого нрава, холодный, рассудительный, с черствым сердцем, властолюбивый, неуклонный в преследовании избранной цели, скрытный, чрезвычайно осторожный. Во всех его действиях видна постепенность, даже медлительность; он не отличался ни отвагою, ни храбростью, зато умел превосходно пользоваться обстоятельствами; он никогда не увлекался, зато поступал решительно, когда видел, что дело созрело до того, что успех несомненен.

Возможно, прочное присоединение русских земель к Московскому государству было основной целью его внешнеполитической деятельности; следуя в этом деле за своими прародителями, он превзошел всех их и оставил пример подражания потомкам на долгие времена. Рядом с расширением государства Иван хотел дать этому государству строго самодержавный строй, подавить в нем древние признаки земской раздельности и свободы, как политической, так и частной, поставить власть монарха единым самостоятельным двигателем всех сил государства и обратить всех подвластных в рабов своих, начиная от близких родственников до последнего земледельца. И в этом Иван Васильевич положил твердые основы: его преемникам оставалось дополнять и вести далее его дело. В первые годы своего единовластия Иван Васильевич не только укло-нялся от редких проявлений своей главной цели -- полного объединения Руси, но оказывал при всяком случае видимое уважение к правам князей и земель. Он представлял себя ревнителем старины и в то же время заставлял чувствовать как силу тех прав, какие уже давала ему старина, так и ту сте-пень значения, какую ему сообщал его великокняжеский сан. У Ивана Ва-сильевича, как показывают его поступки, было правилом прикрывать все личиною правды и законности, казаться противником насильственного введения новизны; он вел дела свои так, что полезная для него новизна вызывалась не им самим, а другими.

Как всегда в момент перехода власти, оживились внешние противники. Новгородцы давно уже не выполняли условий Яжелбицкого договора с Москвой. В Казани у власти был недружественный Москве хан Ибрагим. Василий Темный в своей духовной прямо благословил старшего сына «своей отчиной» — великим княжением. С тех пор как Батый подчинил Русь, престолами русских князей распоряжался ордынский повелитель. Теперь же его мнения никто не спрашивал. Вряд ли мог смириться с этим Ахмат — хан Большой Орды, мечтавший о славе первых покорителей Руси. Неспокойно было и в самой великокняжеской семье. Сыновья Василия Темного младшие братья Ивана Ш, получили по завещанию отца все вместе почти столько же, сколько унаследовал великий князь, и были недовольны этим.

В такой обстановке молодой государь начал действовать решительно. Уже в 1463 г. к Москве был присоединен Ярославль. Местные князья в обмен на владения в Ярославском княжестве получили земли и села из рук великого князя. Но не так относился Иван Васильевич к более сильным князьям -- тверскому и рязанскому. С тверским, своим шурином, он тотчас по смерти отца своего заключил договор, в котором положительно охранялось владе-тельное право тверского князя над своею землей. Не в политике Ивана Васильевича было раздражать без нужды соседа, княжившего на перепутье между Москвою и Новгородом, в то время, когда московский великий князь предвидел неминуемую разделку с Новгородом и должен был подготовлять союзников себе, а не Новгороду, против себя. Рязанский великий князь уже прежде был в руках Москвы. Иван Васильевич не отнял у него земли его, а в 1464 году женил его на своей сестре, признал самостоятельным владете-лем, но совершенно взял в свои руки; никогда уже после того Иван Василье-вич не имел повода обращаться со своим зятем иначе, так как рязанский князь не выходил из повиновения у московского.

Псков и Новгород, недовольные властной рукой Москвы, легко смогли найти общий язык. В том же году в псковские пределы вошли немецкие полки. Псковичи обратились за помощью одновременно в Москву и Новгород. Однако новгородцы не спешили помочь своему «младшему брату». Великий князь же три дня не пускал «на очи» прибывших псковских послов. Лишь после этого он согласился сменить гнев на милость. В результате Псков принял наместника из Москвы, а его отношения с Новгородом резко обострились. Этот эпизод демонстрирует приемы, с помощью которых Иван Васильевич обычно добивался успеха: он старался сначала разъединить и рассорить противников, а потом заключить с ними мир поодиночке, добившись при этом выгодных для себя условий. На военные столкновения великий князь шел лишь в исключительных случаях, когда были исчерпаны все другие средства.

Уже в первые годы своего правления Иван III умел вести тонкую дипломатическую игру. В 1464 г. на Русь задумал пойти надменный Ахмат — повелитель Большой Орды. Но в решительный момент, когда татарские полчища были готовы хлынуть на Русь, в тыл им ударили войска крымского хана Азы-Гирея. Ахмат вынужден был подумать о собственном спасении. Таков оказался результат соглашения, заранее достигнутого между Москвой и Крымом.

Покорение Казани и Новгорода

Неотвратимо надвигался конфликт с Казанью. Боевым действиям предшествовала длительная подготовка. На Руси еще со времен Василия II жил татарский царевич Касым, имевший несомненные права на престол в Казани. В 1467 г. состоялся первый поход московских полков на Казань. С ходу город взять не удалось, а казанские союзники не осмелились выступить на стороне осаждавших. В довершение всего Касым вскоре скончался.

Ивану Васильевичу срочно пришлось менять свои планы. Почти сразу после неудачной экспедиции татары совершили несколько набегов на русские земли. Великий князь распорядился укрепить гарнизоны в Галиче, Нижнем Новгороде и Костроме и занялся подготовкой большого похода на Казань. Были мобилизованы все слои московского населения и подвластных Москве земель. Братья великого князя возглавили ополчения своих владений.

Согласно замыслу великого князя, основным силам следовало остановиться, не дойдя до Казани, тогда как добровольцы и отряд Даниила Ярославского должны были заставить хана поверить, что главного удара следует ожидать именно с этой стороны. Однако, когда стали выкликать желающих, почти вся рать Беззубцева вызвалась идти на Казань. Пограбив окрестности города, эта часть русских полков попала в трудное положение и вынуждена была с боем пробиваться к Нижнему Новгороду. В итоге главная цель вновь не была достигнута.

В сентябре 1469 г. новая московская рать под командованием брата великого князя — Юрия Васильевича Дмитровского — вновь подступила к стенам Казани. В походе участвовала и «судовая рать» (т.е. войско, погруженное на речные суда). Осадив город и перекрыв доступ воды, русские вынудили хана Ибрагима капитулировать, «взяли мир на своей воле» и добились выдачи «полона» — соотечественников, томящихся в неволе.

К концу 1470 г. новгородцы, воспользовавшись тем, что Иван Васильевич был поглощен внутренними проблемами, а потом войной с Казанью, перестали платить Москве пошлины и вновь захватили земли, от которых отступились по договору с прежними великими князьями. В вечевой республике всегда была сильна партия, ориентировавшаяся на Литву. В ноябре 1470 г. новгородцы приняли князем Михаила Олельковича. Это был так называемый кормленый князь, каких прежде часто приглашали к себе новгородцы, уступая им известные доходы с неко-торых своих волостей. В Москве не сомневались, что за его спиной стоял соперник московского государя на Руси — великий князь литовский и король польский Казимир IV. Иван Васильевич полагал, что конфликт неизбежен. Но на протяжении нескольких месяцев, вплоть до лета 1471 г., он вел активную дипломатическую подготовку. Благодаря усилиям Москвы Псков занял антиновгородскую позицию.

Главным покровителем вольного города был Казимир IV. В феврале 1471 г. его сын Владислав стал чешским королем, но в борьбе за престол у него появился могущественный конкурент — венгерский государь Матвей Корвин, которого поддержали Папа римский и Ливонский орден. Удержаться у власти без помощи отца Владислав не смог бы. Дальновидный Иван Васильевич почти полгода выжидал, не начиная боевых действий, пока Польша не втянулась в войну за чешский престол. Казимир IV не решился воевать на два фронта. Хан Большой Орды Ахмат также не пришел на помощь Новгороду, опасаясь нападения союзника Москвы — крымского хана Хаджи-Гирея. Новгород остался один на один с грозной и могущественной Москвой.

В мае 1471 г. был окончательно разработан план наступления против Новгородской республики. Решено было нанести удар с трех сторон, чтобы заставить неприятеля раздробить силы. Стояла страшная сушь, и это делало обычно непроходимые болота под Новгородом вполне преодолимыми для великокняжеских полков. Готовились к походу союзные рати из Твери, Пскова, Вятки, прибывали полки из владений братьев Ивана Васильевича. В обозе ехал дьяк Стефан Бородатый, чье умение говорить по памяти цитатами из русских летописей позже весьма пригодилось при переговорах с новгородцами.

Тремя потоками вошли московские полки в новгородские пределы. На левом фланге действовал 10-тысячный отряд князя Даниила Холмского и воеводы Федора Хромого. На правый фланг был послан полк князя Ивана Стриги Оболенского, чтобы не допустить притока свежих сил из восточных владений Новгорода. В центре, во главе самой мощной группировки, выступил сам государь.

14 июля 1471 г. 40-тысячное войско — все, что смогли собрать в Новгороде, — сошлось в битве с отрядом Даниила Холмского и Федора Хромого. Как повествует летопись, «…вскоре побежали новгородцы, гонимые гневом Божиим… Полки же великого князя гнались за ними, кололи их и секли». В плену оказались посадники, у которых был найден текст договора с Казимиром IV. В нем, в частности, были и такие слова: «А пойдет князь великий Московский на Великий Новгород, ибо тебе нашему господину честному королю всести на конь за Великий Новгород противу великого князя». Разъяренный государь московский безжалостно казнил пленных новгородцев, отказываясь от переговоров с прибывавшими из Новгорода посольствами.

Только после приезда в ставку великого князя в Коростыне архиепископа Новгородского Феофила Иван Васильевич внял его мольбам. Правота великого князя доказывалась ссылками на летописи, которые так хорошо знал дьяк Стефан Бородатый. 11 августа был заключен Коростынский договор. Отныне Новгородская внешняя политика полностью подчинялась воле великого князя. Вечевые грамоты выдавались теперь от имени московского государя и скреплялись его печатью. Впервые он признавался верховным судьей в делах дотоле вольного города Новгорода. Новгород отрекся от связи с литовским государем, уступил великому князю часть Двинской земли, где новгородское войско было разбито московским.

Другие завоевания

Иван Васильевич удержал за собою Вологду и Заволочье, а в следующем 1472 году отнял у Великого Новгорода Пермь. Эта страна управлялась под верховною властью Новгорода своими князьками, принявшими христианст-во, которое с XIV века, со времени проповеди св. Стефана, распростра-нилось в этом крае. В Перми обидели каких-то москвичей. Иван Васильевич придрался к этому и отправил в Пермскую землю рать под начальством Федора Пестрого. Московское войско разбило пермскую военную силу, сожгло пермский город Искор и другие городки; пермский князь Михаил был схвачен и отослан в Москву. Пермская страна признала над собою власть великого князя московского.

Мастерски проведенная военная кампания и дипломатический успех делали Ивана Васильевича подлинным «государем всея Руси». 1 сентября 1471 г. въехал он в свою столицу с победой под восторженные крики москвичей. Несколько дней продолжалось ликование. 30 апреля 1472 г. состоялась торжественная закладка нового Успенского собора в Кремле. Он должен был стать зримым символом московского могущества и единства Руси.

В июле 1472 г. хан Ахмат, который все еще считал Ивана Ш своим «улусником», т. е. подданным, неожиданно напал на Русь. Обманув русские заставы, ждавшие его на всех дорогах, он внезапно появился под стенами Алексина — небольшой крепости на границе с Диким Полем. Ахмат осадил и зажег город. Отважные защитники погибли, но не сложили оружия. Вновь грозная опасность нависла над Русью. Только соединение всех русских сил могло остановить ордынцев. Подошедший к берегам Оки Ахмат увидел величественную картину. Перед ним простиралось огромное войско великого князя. Ахмат отступил. Таким образом, объединенное Иваном Ш государство стало способно выставить крупное организованное и хорошо оснащенное войско и противостоять некогда непобедимым силам ордынцев.

Семейные дела

Первая жена Ивана III, тверская княжна Мария Борисовна, скончалась еще 22 апреля 1467 г. А 11 февраля 1469 г. в Москве появились послы из Рима — от кардинала Виссариона. Они приехали к великому князю, чтобы предложить ему жениться на жившей в изгнании после падения Константинополя племяннице последнего византийского императора Константина ХI Софье Палеолог. Для русских Византия долгое время была единственным православным царством, оплотом истинной веры. Византийская империя пала под ударами турок (1453г.), но, породнившись с династией ее последних василевсов, Русь как бы заявляла о своих правах на наследие Византии, на величественную духовную роль, которую эта держава когда-то играла в мире. Вскоре в Рим отправился представитель Ивана Ш, итальянец на русской службе Джан Баттиста делла Вольпе (Иван Фрязин, как его называли в Москве). В июне 1472 г. в соборе Святого Петра в Риме Иван Фрязин обручился с Софьей от имени московского государя, после чего невеста в сопровождении пышной свиты отправилась на Русь. В недостроенном еще Успенском соборе состоялся обряд венчания. Греческая принцесса стала великой княгиней московской, владимирской и новгородской. Отблеск тысячелетней славы некогда могучей империи озарил молодую Москву.

Брак московского государя с греческою царевною был важным собы-тием в русской истории. Заключен он был при особых условиях. Во-первых, невеста его прибыла не из Греции, а из Италии, и ее брак открыл путь сношениям Московской Руси с Западом. Во-вторых, Византийского государства уже не существовало; обычаи, государственные понятия, приемы и обрядность придворной жизни, лишенные прежней почвы, искали себе новой, и нашли ее в единоверной Руси. Пока существо-вала Византия, Русь, хотя усваивала всю ее церковность, но в политичес-ком отношении оставалась всегда только Русью. Теперь же, когда Византии не стало, возникла мысль, что Греция должна была воплотиться в Руси и Русское государство будет преемственно продолжением Византийского настолько, насколько русская церковь преемственно была костью от костей и плотью от плоти греческой церкви. Кстати, Восточная Русь освобож-далась от порабощения татарского именно в ту эпоху, когда Византия пора-бощена была турками. Являлась надежда, что молодая русская держава, усилившись и окрепши, послужит главным двигателем освобождения Гре-ции. Брак Софьи с русским великим князем имел значение передачи наследственных прав потомства Палеологов русскому великокняжескому дому.

Вскоре после свадьбы Иван Ш отправился в Ростов и там получил известие о смерти брата Юрия, который был всего на год моложе великого князя. Вернувшись в Москву, Иван Ш решается на небывалый шаг. В нарушение древнего обычая он присоединяет все земли умершего Юрия к великому княжению, не поделившись с братьями. Назревал открытый разрыв. Примирить сыновей сумела мать — Мария Ярославна. По заключенному ими соглашению Андрей Большой (Углицкий) получал город Романов на Волге, Борис — Вышгород, Андрей Меньшой — Тарусу. Дмитров, где княжил покойный Юрий, остался за великим князем. Сбылся давний замысел Ивана Васильевича об увеличении своей власти за счет братьев — удельных князей. Еще незадолго до похода на Новгород по примеру своего отца он провозгласил своего сына великим князем. По Коростынскому договору права Ивана Ивановича были приравнены к правам отца. Это поднимало наследника на небывалую высоту и исключало претензии братьев Ивана Ш на престол. И вот теперь был сделан еще один шаг, закладывавший основу новых отношений между членами великокняжеской семьи.

Опять Новгород

Побежденный, но не подчинившийся до конца, Новгород беспокоил великого князя московского. 21 ноября 1475 г. Иван Ш прибыл в столицу вечевой республики «миром». «Вятшие люди» — вечевая верхушка во главе с владыкой Феофилом — устроили пышную встречу. Почти 2 месяца продолжались пиры и приемы. Великий князь принимал не только дары от жителей, но и их жалобы на произвол властей. 25 ноября представители Славковой и Микитиной улиц подали ему жалобу на самоуправство высших новгородских чиновников. После судебного разбирательства были схвачены и отправлены в Москву посадники Василий Онаньин, Богдан Есипов и еще несколько человек, все — лидеры и сторонники «литовской» партии. Не помогло заступничество архиепископа и бояр. В феврале 1476 г. великий князь возвратился в Москву.

Общество новгородской вечевой республики давно уже разделилось на две части. Одни поддерживали Москву, другие — короля Казимира IV. В феврале 1477 г. в Москву приехали новгородские послы. Приветствуя Ивана Ш, они назвали его не «господином», как обычно, а «государем». Подобное обращение выражало полное подчинение, и Иван Ш немедленно воспользовался этим обстоятельством: в Новгород отправились бояре Федор Хромой, Иван Тучкоморозов и дьяк Василий Долматов, чтобы осведомиться, какого «государства» хотят от великого князя новгородцы. Собралось вече, на котором сторонники «литовской» партии обвинили побывавшего в Москве боярина Василия Никифорова в измене. Василий и еще несколько активных сторонников Москвы были убиты. Шесть недель волновался Новгород. Послам было заявлено о желании жить с Москвой «по старине», т. е. сохранить Новгородскую вольность.

Иван Ш не спешил с новым походом. Он понимал, что с каждым днем противоречия внутри новгородского общества будут усиливаться, а число его сторонников станет расти под впечатлением нависшей вооруженной угрозы. Так и произошло. Когда великий князь выступил из Москвы во главе объединенных сил, новгородцы не смогли даже собрать полки, чтобы попытаться отразить нападение. В столице был оставлен молодой великий князь Иван Иванович. По дороге в ставку то и дело прибывали новгородские посольства в надежде завязать переговоры, но их даже не допускали к государю. Когда до Новгорода оставалось не более 30 км, приехал сам архиепископ Новгородский Феофил с боярами. Они называли Ивана Васильевича «государем» и просили «отложить гнев» на Новгород. Однако, когда дело дошло до переговоров, оказалось, что послы недостаточно отчетливо представляют себе сложившуюся ситуацию и требуют слишком многого.

Великий князь с войском прошел по льду озера Ильмень и стал под самыми стенами города. Московские рати со всех сторон окружили Новгород. Подходили подкрепления: псковские полки с пушками, братья великого князя с войском, касимовские татары царевича Данияра. Положение в осажденном городе ухудшалось: не хватало продовольствия, начался мор, усилились междоусобные склоки. Наконец, 7 декабря 1477 г. на прямой вопрос послов, какого «государства» хочет Иван Ш в Новгороде, государь московский ответил: «Хотим государства своего как на Москве, государство наше таково: вечевому колоколу в отчине нашей в Новгороде не быть, посаднику не быть, а государство нам свое держать как у нас на низовской земле». Новгородской вечевой вольнице был вынесен приговор. Территория собираемого Москвой государства увеличилась в несколько раз. Присоединение Новгорода — один из важнейших итогов деятельности Ивана Ш, великого князя московского и «всея Руси».

Конец ордынского ига

9 сентября Москва неожиданно загорелась, пожар подступил к стенам Кремля. Лишь к утру стихия была побеждена жителями города, вместе с которыми тушили пожар и Иван Ш, и его сын.

Ливонский орден впервые за много лет напал большими силами на земли Пскова. Из Орды доходили смутные известия о подготовке нового нашествия на Русь. В самом начале февраля братья Ивана III князья Борис Волоцкий и Андрей Большой решились на открытый мятеж, и вышли из повиновения. В этих условиях московская помощь Пскову сделалась невозможной.

Государство, раздираемое внутренними смутами, перед лицом внешней агрессии было обречено. Начавшиеся переговоры с братьями зашли в тупик.

Весной 1480 г. хан Большой Орды во главе огромного войска начал медленное продвижение на Русь, ожидая поддержки Казимира. Ахмат надеялся полностью восстановить ордынское господство над Русью.

В Крым, по указанию великого князя, отправился Иван Иванович Звенец Звенигородский, который должен был любой ценой заключить с крымским ханом Менгли-Гиреем договор о союзе. Цель посольства была достигнута. Это стало важным достижением московской дипломатии.

Приближение Ахмата ставило великого князя перед выбором. Можно было запереться в Москве и ждать врага, надеясь на прочность ее стен. В этом случае огромная территория оказалась бы во власти Ахмата, и ничто уже не смогло бы помешать соединению его сил с литовскими. Был другой вариант — двинуть русские полки навстречу врагу. Именно так поступил в 1380 г. Дмитрий Донской. Последовал примеру своего прадеда и Иван Ш.

В начале лета на юг были посланы большие силы под командованием Ивана Молодого и верного великому князю брата Андрея Меньшого. Русские полки разворачивались по берегу Оки, тем самым, создавая мощный заслон на пути к Москве. 23 июня в поход выступил сам Иван Ш.

Ахмат предпринял обходной маневр и повел свои войска к литовской границе, надеясь в районе устья реки Угры прорвать линию русских полков.

Было решено готовить Москву к возможной осаде. В те же дни к ИвануIII пришли послы от Андрея Большого и Бориса Волоцкого, которые заявили о прекращении мятежа. Великий князь пожаловал братьям прощение и повелел им двигаться со своими полками к Оке.

Тем временем Ахмат попытался форсировать Угру, но его атака была отбита силами Ивана Молодого. Несколько дней продолжались бои за переправу, которые также не принесли ордынцам успеха. Вскоре противники заняли оборонительные позиции на противоположных берегах реки. Началось знаменитое «стояние на Угре».

Ахмат предпринял попытку переговоров: он потребовал, чтобы к нему с изъявлением покорности явился сам великий князь, или его сын, или брат, а также, чтобы русские выплатили дань, которые задолжали за несколько лет. Все эти требования были отклонены. На подходе были силы Андрея Большого и Бориса Волоцкого. Менгли-Гирей, выполняя свое обещание, напал на южные земли Великого княжества Литовского.

Наступила зима. Угра замерзала и из водной преграды превращалась в ледяной мост, соединяющий враждующие стороны. Сохранение войска сделалось главной заботой Ивана III. Цена необдуманного риска была слишком велика. Князь в начале ноября приказал отвести русские силы от Угры к Боровску, который в зимних условиях представлял собой более выгодную оборонительную позицию.

И тут, неожиданно, Ахмат начал спешное отступление, похожее на бегство. Спустя несколько месяцев, он был убит в Орде заговорщиками.

Современникам спасение Руси показалось чудом. Однако неожиданное бегство Ахмата имело и земные причины. Русь была уже не той, что в XIII в. во времена нашествия Батыя, и даже в ХIV в. — перед лицом орд Мамая. На место полунезависимых, враждующих друг с другом княжеств пришло сильное, хотя еще и не совсем окрепшее внутренне, Московское государство.

Покорение Твери и Вятки.

Спустя пять лет после «стояния на Угре» Иваном Ш был сделан еще один шаг к объединению русских земель: в состав Русского государства было включено Тверское княжество. Тверь долго оставалась одним из крупнейших русских городов, а ее князья были в числе самых могущественных. Однако сын великого князя Бориса Александровича (1425−1461) Михаил уже не имел ни могущества, ни блеска своего отца.

Последней надеждой Михаила сделалась Литва. В 1484 г. он заключил с Казимиром договор, нарушивший пункты достигнутого ранее соглашения с Москвой. Острие нового литовско-тверского союза было недвусмысленно направлено в сторону Москвы. В ответ на это в 1485 г. Иван Ш объявил Твери войну. Московские войска вторглись в тверские земли. Казимир не спешил оказать помощь своему новому союзнику. Не имея сил сопротивляться в одиночку, Михаил поклялся, что больше не будет иметь никаких отношений с врагом Москвы. Однако вскоре после заключения мира свою клятву он нарушил. Узнав об этом, великий князь в том же году собрал новую рать. Московские полки подступили к стенам Твери. Михаил тайно бежал из города. Тверичи во главе со своими боярами открыли великому князю ворота и присягнули ему на верность. Независимое великое княжество Тверское прекратило свое существование.

В 1489 г. к Русскому государству была присоединена Вятка — отдаленная земля за Волгой. С присоединением Вятки дело собирания русских земель, не входивших в Великое княжество Литовское, было закончено. Формально самостоятельными оставались только Псков и Великое княжество Рязанское. Но и они находились в зависимости от Москвы. Власти Пскова уже давно не решались идти вразрез с волей Ивана Ш. В Рязани правил юный князь Иван, который приходился великому князю внучатым племянником и был ему во всем послушным.

Внешняя политика

К концу 80-х гг. Иван Ш окончательно принял титул «великого князя всея Руси». Государство нуждалось в укреплении изнутри, надлежало обеспечить безопасность его границ. В 1487 г. великокняжеские рати совершили поход на Казанское ханство — один из осколков распавшейся Золотой Орды. Казанский хан признал себя вассалом Московского государства. Крымский хан Менгли-Гирей оставался союзником Москвы, и дружественные отношения с ним еще более укрепились после того, как в 1491 г. во время похода детей Ахмата на Крым Иван Ш послал на помощь Менгли русские полки.

Относительное спокойствие на востоке и на юге позволило великому князю обратиться к решению внешнеполитических задач на западе и северо-западе. Центральной проблемой тут оставались взаимоотношения с Литвой. В результате двух русско-литовских войн (1492−1494 гг. и 1500−1503 гг.) в состав Московского государства удалось включить десятки древних русских городов. Иван Ш провозгласил себя государем всего русского православного населения.

В последние годы XV века Иван Васильевич, заключивши союз с Данией, в качестве помощи союзникам вел войну с Швецией. В 1499 году был поход московского войска в отдаленную Югру (в северо-западный угол Сибири и восточный край Архангельской губернии). Русские построили крепость на Печоре и подчинили югорский край Москве. Это было первым шагом к тому последовательному покорению Сибири. К началу 90-х гг. XV в. Россия установила дипломатические отношения со многими государствами Европы и Азии; с Римской империей, Турцией. Московское государство, о существовании которого еще несколько десятилетий назад мало кто знал в Европе, быстро получало международное признание: в 1490 году чагатайский царь, заключил с московским государем дружественный союз. В 1492 г. обратился к Ивану грузинский царь Александр, просил его покровительства.

Внутренние преобразования

Внутри государства постепенно отмирали пережитки политической раздробленности. В последние десятилетия великого княжения Ивана Ш исчезли удельные княжества. После смерти Андрея Меньшого (1481г.) и двоюродного дяди великого князя Михаила Андреевича (1486г.) прекратили свое существование Вологодский и Верейско-Белозерский уделы. Печальна была судьба Андрея Большого, удельного князя Углицкого. В 1491 г. он был арестован и обвинен в измене. Старший брат припомнил ему и мятеж в тяжелом для страны 1480 г., и другие его «неисправления». После двух лет заключения Андрей умер. В 1494 г. скончался последний брат Ивана Ш — Борис. Свой Волоцкий удел он оставил сыновьям Федору и Ивану. По завещанию, составленному последним, большая часть причитавшегося ему отцовского наследства в 1503 г. перешла к великому князю. После смерти Ивана Ш удельная система в прежнем своем значении никогда уже не возрождалась. И хотя он наделил своих младших сыновей Юрия, Дмитрия, Семена и Андрея землями, они уже не имели в них реальной власти.

Уничтожение старой удельно-княжеской системы потребовало создания нового порядка управления страной. В конце XV в. в Москве начали формироваться органы центрального управления — «приказы», которые были прямыми предшественниками петровских «коллегий» и министерств XIX в. В провинции главную роль стали играть наместники, назначавшиеся самим великим князем. Претерпевало изменения и войско. На место княжеских дружин приходили полки, состоящие из помещиков. Помещики получали от государства на время своей службы населенные земли, которые и приносили им доход. Земли эти именовались «поместьями». Учреждение поместного владения не было новостью: по своему основанию оно существовало издавна, но Иван Васильевич дал ему более широкий размер, заменяя, таким образом, господство вотчинного права господством поместного. Мера эта была выгодна для его самодержавных целей: помещики были обязаны куском хлеба исключительно государю; земля их каждую минуту могла быть отнята; они должны были заботиться заслужить милость государя, для того чтобы избежать несчастия потерять землю. Дети их не могли по праву наследства надеяться на средства к существованию и, подобно своим отцам, должны были только в милости государя видеть свою надежду. Провинность или раннее прекращение службы означали потерю поместья. Благодаря этому помещики были заинтересованы в честной и долгой службе московскому государю.

В 1497 г. был издан Судебник — первый общегосударственный свод законов со времен Киевской Руси. Судебник вводил единые правовые нормы для всей страны, что явилось важным шагом к упрочению единства русских земель.

7 апреля 1503 года скончалась Софья, а 27 декабря того же года про-изведена была в Москве жестокая казнь над приверженцами «жидовской ереси» — сектантского течения, возникшего в Новгороде, которое смешивало догматы иудаизма и христианства. В числе пострадав-ших был один из способнейших слуг Ивана, дьяк Курицын, один из немно-гих русских, которым можно было давать дипломатические поручения.

Иван Ш не упускал из поля зрения и вопрос о своем преемнике. В истории не раз случалось, что споры претендентов на престол ввергали страну в долгие кровавые смуты. В 1490 г. скончался в возрасте 32 лет сын и соправитель великого князя, талантливый полководец Иван Иванович Молодой. Его смерть привела к долгому династическому кризису, который омрачил последние годы жизни Ивана Ш. После Ивана Ивановича остался малолетний сын Дмитрий, представлявший старшую линию потомков великого князя. Другим претендентом на престол был сын Ивана Ш от второго брака, будущий государь всея Руси Василий Ш (1505 — 1533 гг.). За обоими претендентами стояли ловкие и влиятельные женщины — вдова Ивана Молодого валашская принцесса Елена Стефановна и вторая жена Ивана Ш, византийская принцесса Софья Палеолог. Каждого из возможных наследников поддерживали группировки придворной знати.

Выбор между сыном и внуком оказался для Ивана Ш делом крайне непростым, и он несколько раз менял свое решение. Стремясь отыскать такой вариант, который бы не привел к новой череде междоусобий после его смерти. Поначалу верх взяла «партия» сторонников Дмитрия-внука, и он в 1498 г. был коронован по неизвестному до того чину великокняжеского венчания, несколько напоминавшему обряд венчания на царство византийских императоров. Юный Дмитрий был провозглашен соправителем деда. На плечи ему были возложены царственные «бармы», а на голову — золотая «шапка».

Однако торжество «великого князя всея Руси Дмитрия Ивановича» продолжалось недолго. Уже в следующем году он и его мать Елена попали в опалу. А еще через три года за ними сомкнулись тяжелые двери темницы. Такова была цена поражения в династической борьбе. Новым наследником престола стал княжич Василий. Торжественного обряда венчания на этот раз не было. Ивану III, как и многим другим великим политикам эпохи средневековья, пришлось в очередной раз принести в жертву государственной надобности и свои родственные чувства, и судьбы своих близких.

Нередко круто обходившийся с духовенством, он был, тем не менее, глубоко набожен. Больной государь отправился по монастырям. Поездка была недолгой — как позволило здоровье. Посетив Троицу, Ростов, Ярославль, великий князь вернулся в Москву. В 1505 г. Иван Ш, «божиею милостию государь всея Руси и великий князь Володимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Югорский, и Вятский, и Пермский, и Болгарский, и иных» умер. Его называли то Грозным, то Державным, то Правосудом, то Горбатым. Но точнее всего роль этого государя в русской истории выразило еще одно его прозвище — Иван Великий.

Заключение

Личность Ивана Великого была противоречива, как и время, в котором он жил. В нем уже не было пылкости и удали первых московских князей, но за его расчетливым прагматизмом ясно угадывалась высокая цель жизни. Он бывал грозен и часто внушал ужас окружающим, но никогда не проявлял бездумной жестокости и, как свидетельствовал один его современник, был «до людей ласков», не гневался на мудрое слово, сказанное ему в упрек. Он никогда не торопился, но, поняв, что время действовать настало, действовал быстро и решительно. Мудрый и осмотрительный, Иван III умел ставить перед собой ясные цели и достигать их. Достижение территориального единства русских земель было важнейшим итогом деятельности Ивана Ш

Очень точно и емко сказал об этом Н. M. Карамзин: «Отселе история наша приемлет достоинство истинно государ-ственной, описывая уже не бессмысленные драки княжеские, но деяния царства, приобретающего независимость и вели-чие. Разновластие исчезает вместе с нашим подданством; образуется держава сильная, как бы новая для Европы и Азии, кото-рые, видя оную с удивлением, предлагают ей знаменитое место в их системе политической. Уже союзы и войны наши имеют важную цель: каждое особенное предприятие есть следствие главной мысли, устремленной ко благу отечества. Народ еще коснеет в невежестве, в грубости; но правительство уже действует по законам ума просве-щенного. Устрояются лучшие воинства, призываются искусства, ну-жнейшие для успехов ратных и гражданских; посольства великокня-жеские спешат ко всем дворам знаменитым; посольства иноземные одно за другим являются в нашей столице: император, папа, короли, республики, цари азиатские приветствуют монарха Российского, славного победами и завоеваниями от прадедов Литвы и Новагорода до Сибири. Вот содержание блестящей истории Иоанна III, который имел редкое счастие властвовать сорок три года и был достоин оного, властвуя для величия и славы россиян».

Список использованной литературы:

1. Алексеев Ю. Г. «Государь Всея Руси», М., 1999 г.

2. Карамзин Н. М. «История государства российского», Калуга, «Золотая аллея», 1997 г.

3. Костомаров Н. И. «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», М., «Мысль», 1993 г.

4. Хрестоматия «Чтение по русской истории», Тула, «Пересвет П», 1995 г.

5. Энциклопедия «История России и ее ближайших соседей», М., «Аванта+», 1995 г.

6. Язвицкий В. И. «Иван III — государь всея Руси» электронная версия (publ. lib. ru)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой