Декабризм как форма протеста русской общественной мысли против самодержавия и крепостного рабства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кафедра философии и истории

Реферат по теме «Декабризм как форма протеста русской общественной мысли против самодержавия и крепостного рабства»

Новосибирск, 2011

Содержание

Введение

Краткий обзор главных исторических событий начала 19 века

Дворянство начала 19 века

Причины революционного движения

Первые тайные общества

Общество «Союз спасения»

Павел Иванович Пестель

Михаил Николаевич Муравьев

«Союз благоденствия»

Южное общество

Северное общество

Конституция Муравьева и «Русская Правда» Пестеля

Восстание 14 декабря 1825 года

Причины поражения. Заключение

Список литературы

Введение

В данной работе я попытаюсь рассмотреть движение декабристов в общем, и как форму протеста русской общественной мысли против самодержавия и крепостного права, то есть передо мной стоят следующие задачи: 1) Проанализировать сложившуюся историческую обстановку начала 19 века. 2) Выделить предпосылки к образованию первых тайных обществ. 3) Рассказать об известных тайных обществах, их программах, и об их основателях и самых видных деятелях. 4) Рассмотреть декабризм как форму протеста против крепостного рабства и самодержавия, то есть попытаться разобраться в настроениях той эпохи с психологической точки зрения, проанализировать мотивацию декабристов, их цели, и поступки, с помощью которых они добивались этих целей. 5) Сделать вывод по проделанной работе.

Я выбрал эту тему, так как у меня вызывают интерес такие исторические события, которые связаны с протестом против социального неравенства и политических режимов. Они во всей красе показывают все червоточины и изъяны действующей власти, пассивность которой в решении острых конфликтов как внутри страны так и за её приделами зачастую приводит, к сожалению, к кровавым событиям и государственным переворотам. Но с другой стороны, они помогают истории «встряхнуться», а обществу показать пути к дальнейшему развитию.

Я считаю, что данной теме присуща некоторая актуальность и в наши дни, когда назревает недовольство по поводу наметившейся тенденции к застойности властвующей верхушки. И при всем том, что в нашей стране в начале двадцать первого столетия далеко не самодержавная форма правления, нетрудно провести некие параллели с началом девятнадцатого века. Тогда росла социальная напряженность по поводу действующей власти, сейчас она тоже растёт. Но все же характеры их разные и предпосылки к ним разные. В наше время СМИ и свободной информации человек получает воздействие со стороны разный теорий, разных партий, организаций, поэтому политическая ситуация более неоднозначна, ведь нельзя сразу сказать кто прав, а кто виноват, кто ищет власти ради наживы, а кто видит в своих полномочиях высшее предназначение, реальную возможность сделать жизнь людей лучше. В девятнадцатом веке все было намного проще, в то время и представить ещё было сложно наличие властной структуры оппозиционной самодержцу. Но в то время и начинают появляться люди, которые понимают, что крепостное рабство — тормоз для развития страны, что в политической системе нужно что-то менять и что они вполне в силах попытаться сделать это.

Краткий обзор главных исторических событий начала 19 века

В начале я бы хотел кратко рассказать о самых важных событиях начала девятнадцатого века. После смерти Павла в 1801 году на престол взошёл император Александр I. Россия была в то время крупной, влиятельной в Европе державой, но всё равно отставала от Европы по уровню экономического развития. Экономическому развитию России препятствовало крепостное право, в то время уже многие заговаривали об освобождении миллионов русского крестьянства от жестокой зависимости. Александр I, понимая необходимость реформ, принимает в 1803 году указ о вольных хлебопашцах, по которому крестьяне могли получить освобождение у помещика за выкуп, но по этому указу было освобождено очень мало крестьян, так как мало какой помещик добровольно желал отпускать крестьянина. Самым значительным событием во внешней политике девятнадцатого века была, конечно, Отечественная война 1812 года, повлиявшая на движение декабристов.

Итак, по возвращению в Россию после войны у многих молодых офицеров обнаружилось стремление к общественной деятельности, что не замедлило тотчас же проявится в разнообразных формах, вроде, например, офицерской «артели», бывшей своеобразным клубом в Семеновском полку, затем в целом ряде масонских лож, которые размножались в России, просветительных и литературных кружков, вроде «Арзамаса», «Зеленой лампы» и т. п., значение которых в русской литературе общеизвестно; затем в виде кружков саморазвития и чтения среди молодых офицеров. Эти первоначальные элементы движения послужили фундаментом для образования в дальнейшем первых политических организаций.

Но прежде чем говорить о политических организациях следует рассказать о портрете молодых дворян, составлявших основу зарождавшегося движения.

Дворянство начала 19 века

революционный движение восстание поражение

Либерально-революционное направление развилось на основе философии Просвещения, сильно повлиявшей на дворян, и имело свои корни в дворянском свободолюбии. Последнее не являлось политическим течением, а было, скорее, нравственно-психологическим состоянием, охватившим часть первого сословия в начале девятнадцатого века. Оно характерно самостоятельностью мышления и поведения, ростом чувства собственного достоинства, пониманием дворянской чести как вещи историкообразующей, ростом национального самосознания.

Дворянский свободолюбец ощущал свою личную ответственность за судьбы страны и тесно связывал её с личной свободой и независимостью. В конечном итоге это приводило к пониманию того, что представители общества должны получить возможность участвовать в местном самоуправлении и решении государственных вопросов. Представитель дворянского авангарда отстаивал своё право на индивидуальное поведение, стиль жизни, мнение и т. п. Он всячески противился общепризнанным нормам бытового и общественного поведения, часто выходя за рамки признаваемого нормальным. Свободолюбец скрывался в чудаке и оригинале, которых стало ещё больше в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого веков, в завзятом дуэлянте, желающем по-своему распорядиться своей судьбой (тем более, если официально дуэли были запрещены), в денди и донжуане, чья одежда или чьи похождения вызывали подражание широких кругов дворянской молодёжи.

Подобное свободолюбие могло ни к чему не обязывать политически своего носителя. Однако оно могло привести и приводило к желанию разобраться в сложившейся ситуации.

Причины революционного движения

В 1812 году идёт Отечественная война. Война не только позволила увидеть лучшие качества народа во всей их полноте, но и способствовала росту национальной гордости, к которой, кстати говоря, примешивалась горечь от существования крестьянского рабства. Теперь оно стало считаться не только варварским, ужасным установлением, а ещё и тормозом на пути политического и экономического развития страны. Быть крепостником становилось не только стыдно, но и невыгодно с экономической и моральной точек зрения. Ведь владение людьми унижало не только крестьян, но и самого помещика, развращая его, превращая не столько в просвещённого европейца, сколько в восточного владыку, обладающего рабами, но и полностью зависимого от них. Главное значение войны для дворянства заключалось в том, что после неё начинается критический анализ того опыта Западной Европы, который ранее не подлежал обсуждению. Именно тогда понятия «государь» и «отечество» начинают расходиться в сознании дворянства, устраняя двойственность, существовавшую в нем на протяжении восемнадцатого века. Ведь, начиная с Петра I, трон требовал от первого сословия службы инициативной, профессиональной, внушая дворянству, что оно является носителем просвещения и прогресса, но в то же время монархи настаивали на безропотном подчинении его престолу. Эта попытка воспитать инициативных рабов раскалывало сознание дворянства. В начале девятнадцатого века для дворянского авангарда интересы отечества становятся выше интересов государя, и это будет впоследствии иметь важные последствия.

Все эти новые веяния в поведении и привычках части дворянства являются, можно сказать, глубинными причинами возникновения революционного движения. Они берут истоки в Жалованной грамоте дворянству 1785 г., которая предоставила членам первого сословия досуг, необходимый для серьёзных занятий философией, политикой, экономическими проблемами. Кроме того, освободив дворян от угрозы телесных наказаний, грамота содействовала росту их независимости и чувства собственного достоинства.

Говоря о других глубинных истоках декабризма нельзя не отметить опыт французской революции конца восемнадцатого века, Он был воспринят российскими революционерами неоднозначно. Колебания декабристов между стремлением к революционному перевороту и переговорами с властями во многом объясняются неоднозначностью опыта революции. Важнейшие её достижения оказались настолько прочными, что их не смогли отменить никакие перипетии истории, в том числе и реставрация Бурбонов, но с другой стороны, в ней присутствовала и гражданская рознь, перешедшая в беспощадный террор, а также диктатура Наполеона. Последние два фактора не могли не насторожить декабристов.

Наконец, ещё один важный фактор, подтолкнувший будущих декабристов к мыслям о революции, это заграничные походы русской армии. А точнее то, что они увидели в них. Молодые офицеры, участвующие в походах, воочию познакомились с жизнью Западной Европы, окунулись в горячку общественной жизни Германии и Франции, и таким образом получили возможность сравнить всё увиденное с порядками в России.

Исходя из описанного выше, можно выделить причины возникновения революционного движения:

1) Глубинные:

— Жалованная грамота дворянству 1785 г. ;

— Опыт французской революции конца XVIII в.

2) Внутренние:

— Проблема крепостного права;

— Самодержавный строй.

3) Внешние:

— Отечественная война 1812 г. (заграничные походы).

Однако, стоит отметить, что далеко не все дворяне, побывавшие в заграничных походах сделали из увиденного радикальные выводы. Видимо, необходимо было обладать какой-то особой остротой восприятия, нравственной болью, чтобы решиться открыто выступить против несправедливости и угнетения. Все декабристы, безусловно, были свободолюбцами, но далеко не все свободолюбцы оказались в числе дворянских революционеров. Первые шаги движение декабристов сделало в 1814 г., когда одни за другими складываются объединения, названные историками преддекабристкими. Их можно уподобить кружкам, у которых ещё нет программы и устава, но сильно желание изменить существующее положение.

Первые тайные общества

В Петербурге возникли одновременно сразу два предприятия такого рода. С одной стороны, молодым 24-летним полковником Александром Николаевичем Муравьевым, человеком весьма склонным к мечтательности и к мистицизму (он был масоном и имел высокую степень в одном французском ордене), было положено основание такому обществу главным среди офицеров Семеновского полка. С другой стороны, молодым блестящим генералом, исполнявшим значительные дипломатические поручения в войне 1814 года Михаилом Федоровичем Орловым, была сделана попытка привлечь к образованию особого политического общества с масонскими формами графа Мамонова, представителя старого екатерининского масонства, и Николая Тургенева, который взял на себя миссию переговорить об этом с некоторыми лицами, в том числе с гвардейскими генералами Бенкендорфом и Васильчиковым. В провинции в глухих городках среди стоявших там армейских пехотных и артиллерийских частей происходило аналогичное движение. Например, в провинции юнкером Борисовым был образован кружок общества любителей природы, в который вошли главным образом молодые люди, большей частью юнкера и субалтерн-офицеры. Это была очень скромная организация, но впоследствии из нее развилось Общество соединенных славян, присоединившееся потом к Южному обществу -- самой значительной тайной организации 20-х годов.

Попытка Орлова не имела успеха и не получила развития, Общество друзей природы не имело вначале большого значения, но предприятию Муравьева пришлось сыграть крупную историческую роль.

Вот его история в самых общих чертах. В 1816 г. поручик И. Д. Якушкин был в гостях у своих товарищей по Семеновскому полку братьев Муравьевых-Апостолов. Они вели между собой разговор на обычные интересовавшие их темы, и в это время пришли полковник Александр Николаевич Муравьев и его троюродный брат Никита Михайлович Муравьев и предложили присутствующим принять участие в тайном политическом обществе, образованием которого они были заняты. Без долгих рассуждений, без точного определения цели этого предприятия все присутствующие согласились на принятие участия в проектируемой организации. Общество образовалось и стало расти, но, в сущности, определенной политической цели оно не имело; некоторые его члены даже считали, что главная его цель заключается в противодействии наплыву и успеху иностранцев на русской службе, чем многие в то время были недовольны; но, конечно, по идее основателей, цель общества была политическая -- улучшение государственного и общественного строя. В таком неопределенном положении это общество существовало некоторое время, пока в него не вошел Павел Иванович Пестель, молодой, умный и энергичный адъютант князя Витгенштейна, давший этому обществу сразу определенную цель и организацию. Цель получила определенный политический характер и заключалась в достижении конституционной формы правления в России, а организацию общества Пестель заимствовал у тогдашних итальянских тайных обществ, так называемых карбонариев. Собственно, устав этого первого общества, написанный Пестелем, до нас не дошел, так как он был вскоре же заменен другим и затем уничтожен, но формы, заимствованные Пестелем у карбонариев, перенесены были им в возникшее позже Южное общество.

Общество «Союз спасения»

Общество, основанное Муравьевым и организованное Пестелем, в 1817 г. названо было «Союзом спасения или верных и истинных сынов отечества». Вообще тогда было известно в Европе два главных типа тайных обществ: один тип, более мирной культурной организации, вроде немецкого тугендбунда (союз добродетели), который имел целью культурное и политическое возрождение Германии и действовал с одобрения правительства, будучи направлен главным образом против внешнего врага, поработителя Германии -- Наполеона. С другой стороны, на юге Европы действовали общества карбонариев, или, как они назывались тогда в Греции, гетерии. Они представляли собой тип прямых заговорщицких организаций. Выбирая из этих двух типов, Пестель остановился на типе карбонариев, который более соответствовал его личному характеру и принципам. Надо сказать, что большая часть основателей «Союза спасения» были либерально настроенные люди, искавшие лучших форм политической и общественной жизни, но отчасти они были мистики и мечтатели -- как Александр Муравьев и Сергей Муравьев-Апостол, отчасти -- отвлеченные теоретики и доктринеры, как Никита Муравьев, причем многим из них не было еще и полных 20 лет.

Павел Иванович Пестель, хотя тоже был очень молод (ему было в то время около 24 лет), был, однако же, человек со сложившимися уже взглядами и довольно определенными убеждениями, человек в высшей степени умный, выходящий по уму и силе характера из общего уровня. Его высоко ценили не только товарищи, члены тайного общества и его молодые приятели, но и его начальники и вообще все, кто его знал. Такую именно аттестацию давал ему его главный начальник, главнокомандующий Южной армией кн. Витгенштейн, который прямо говорил, что Пестеля можно было хоть завтра смело сделать и министром, и командующим армией и что он ни на каком посту не уронил бы себя. Точно такого же мнения о Пестеле был умный и талантливый генерал Киселев, в то время начальник штаба Южной армии. Еще с большим, конечно, энтузиазмом отзывались о нем его близкие товарищи: князь Волконский (в своих записках), Якушкин, который с ним во многом не соглашался, но очень его уважал, и другие декабристы, оставившие записки или дававшие о Пестеле показания на следствии. Одним словом, Пестель, несомненно, был самой замечательной личностью по своему характеру, знаниям и уму среди членов тогдашних тайных обществ. Он обладал не только огромным умом -- умом творческим, но и соответственным темпераментом; это был человек железной воли и колоссального честолюбия, которое, по-видимому, в значительной мере являлось в нем движущей пружиной наряду с искренними и сильными стремлениями к общему благу.

Конечно, когда такой человек явился среди членов тайного общества и сделал определенные предложения, которым, в сущности, вначале не было противопоставлено никаких других, то предложения его, хотя, может быть, и поразили его товарищей своею резкостью, были приняты очень скоро, и карбонарский устав был утвержден.

Характерной чертой этого устава являлись ужасные клятвы, которые давались при вступлении в это общество, хотя, впрочем, такие клятвы практиковались и во многих масонских ложах, не имевших никаких политических задач. Более важное значение имело распределение членов общества по различным неравноправным разрядам. Во главе общества должны были стоять «бояре» -- руководители, которые остальным членам (в принципе) не были даже известны. Самый устав общества мог быть известен только «боярам» и следующему за ними разряду членов, которые назывались «мужами»; членам третьей категории, «братьям», т. е. рядовым членам, не был даже известен устав, они обязаны были лишь слепо повиноваться тайному правительству этого тайного общества. Наконец, был еще четвертый разряд (уже не членов, а лишь сочувствующих) -- так называемые «друзья», которые вносились в списки как подходящий материал, из которого могли рекрутироваться действительные члены, но сами могли даже и не знать о своем внесении в эти списки и о своей прикосновенности к тайному обществу. Такого рода организация совершенно соответствовала якобинским взглядам Пестеля, которые он себе выработал в качестве поклонника эпохи Конвента и революционного правительства Франции 1793 г.

Давши обществу этот устав, Пестель, однако, сам должен был уехать из Петербурга к месту своей службы -- сперва в Остзейский край, где Витгенштейн командовал корпусом, а в 1818 г., с назначением Витгенштейна главнокомандующим Южной армией, на дальний юг, в пограничное с Молдавией местечко Тульчин, где была главная квартира Южной армии. Среди оставшихся членов общества вскоре началось брожение, особенно после принятия в его состав Михаила Николаевича Муравьева, который, в противоположность другим членам общества, подобно Пестелю, обладал сильной волей, но не разделял его взглядов и в особенности был сознательным противником тех якобинских форм, которые положены были Пестелем в основу организации. Михаил Муравьев хотя и уступал по уму Пестелю, но в его отсутствие явился наиболее сильным и притом с самостоятельно выработанным взглядом. Свое несогласие с Пестелем он выражал прямо и резко. Когда ему при вступлении в общество было предложено принести присягу по всем ритуалам устава, он от нее категорически отказался; прочитав же устав, заявил, что этот устав годен разве для разбойников муромских лесов, но не для культурного общества с политическими целями. Начались брожение и переговоры. Как раз в это время по случаю закладки храма Христа Спасителя в память Отечественной войны значительная часть гвардии была в Москве, и там происходили собрания членов общества с длительными дебатами по поводу разногласий, внесенных Михаилом Муравьевым.

«Союз благоденствия»

Хотя члены общества в большинстве не были во многом согласны с Пестелем, но они не соглашались и с тем, что предлагал Михаил Муравьев, стремившийся устранить из устава общества прямые политические цели. В конце концов Муравьев и его сторонники пригрозили даже выходом из общества. Тогда, не желая терять их, им предоставили составить новый проект устава. Они взяли за образец устав «тугендбунда». Устав этот был напечатан в одной немецкой газете, экземпляр которой был привезен в Россию, и Муравьев с единомышленниками перевели его на русский язык. Приспособленный к русской действительности и соответственно измененный, этот немецкий устав и лег в основание нового устава тайного общества. После больших дебатов он был принят, и общество было переименовано из «Союза спасения» в «Союз благоденствия» (1818).

Из устава общества было видно, что оно являлось учреждением вполне благонамеренным, почти не соприкасающимся с политикой, поэтому члены его действовали почти открыто, а правительство, хотя ему, несомненно, было известно о существовании этой организации, никаких репрессивных мер против неё не принимало. Впрочем, многие думают, что такой устав был выработан для вида, и что существует ещё вторая часть, но она всё же не была закончена и не была принята в качестве действующего законодательства союза или хотя бы даже его центрального органа. Так как не предполагалось преследовать никаких заговорщицких целей, то и союз был перестроен по типу культурно-просветительного общества. Устав общества, так называемая Зеленая книга -- был известен всем членам общества. Члены союза вели свою пропаганду довольно открыто.

Что касается деятельности «Союза благоденствия», то она была представлена в четырех отраслях:

1) Филантропическая (воспособление человечеству в его нуждах, практически эта идея могла выражаться тогда особенно в улучшении положения крестьян).

2) Просветительная

3) Улучшение правосудия в России

4) Экономическая.

Несмотря на то, что число членов «Союза благоденствия» увеличивалось (в 1819 г. оно дошло до 200 человек), деятельность общества была довольно вялой и казалась большинству членов слишком пресной, тем более что недовольство правительством все более обострялось и развивалось в связи с ростом правительственного гнета, обскурантизма и ненавистных военных поселений. Чувствовалась потребность в более революционной организации, и при таком настроении естественно, что среди молодых членов общества росли неудовольствие и неудовлетворенность своим кругом деятельности.

Правда, мирный характер этого общества не мешал некоторым членам его обсуждать политические вопросы, но едва ли этим можно характеризовать значение и роль «Союза благоденствия»: обсуждали эти вопросы лишь отдельные члены общества, главным образом члены «коренной управы». Такого рода обсуждения бывали и до основания «Союза благоденствия», когда общество называлось еще «Союзом спасения».

В том же 1820 г. случилось в Петербурге происшествие, которое, не будучи вызвано деятельностью «Союза благоденствия», отразилось, однако, на судьбе всех тайных обществ (масонских лож в том числе) весьма сильно: этим событием было возмущение нижних чинов в Семеновском полку. Произошло оно без участия офицеров. Причина его была следующая. Семеновский полк раньше был веден чрезвычайно гуманно; большинство офицеров были сами гуманные люди и многие из них члены «Союза благоденствия», полковым командиром был добродушный генерал Потемкин, но когда в 1820 г. полк принял от него полковник Шварц, человек грубый, суровый, деспотический, фронтовик, склонный даже к свирепым и незаконным истязаниям солдат, и когда он, задавшись целью вымуштровать этот полк, велел высечь нескольких георгиевских кавалеров, которые по закону были избавлены от этого наказания, то несколько рот полка возмутились.

Форма возмущения была, впрочем, довольно мирная. Солдаты возмутившихся рот хотели только сделать заявление, что просят Шварца впредь не прибегать к таким мерам. Офицеры -- между ними С. И. Муравьев-Апостол -- старались их от этого отговорить, понимая, что солдаты этим ничего не достигнут; но убеждения эти не привели в конце концов к цели, и в результате весь полк был посажен в крепость. Это обстоятельство произвело на Александра огромное впечатление. Он был в это время на конгрессе в Лайбахе. Этот бунт совпал с другим очень тяжелым впечатлением -- от второго варшавского сейма 1820 г., который отверг все почти законопроекты, внесенные правительством, после рада весьма резких оппозиционных речей. К этому присоединились вести о революции в Неаполе, которая и была предметом обсуждения Лай-бахского конгресса. Все это подготовило такое настроение Александра, при котором бунт Семеновского полка произвел на него чрезвычайно острое впечатление, которое было тем больнее, что Семеновским полком он когда-то сам командовал и полк этот был его любимым полком. Он отказывался верить, что полк сам собой взбунтовался, и видел в этом участие тайных подстрекателей. Полк был раскассирован. Эта история имела два важных последствия. С одной стороны, размещенные по всей империи солдаты и офицеры Семеновского полка образовали отличные кадры пропагандистов революционных идей и недовольства, а с другой стороны, введу обострившегося настроения правительства, «Союз благоденствия» признал, что в прежнем виде он дольше существовать не может. Поэтому в январе 1821 г. члены союза, собравшись в Москве, постановили прекратить деятельность этой организации. «Союз благоденствия» был объявлен закрытым, причем председательствовавший в большей части этих московских заседаний Н. И. Тургенев даже циркулярно оповестил об этом всех членов.

Есть мнение, что тайное общество только для вида решило закрыться, чтобы отвести глаза правительству, а затем продолжать свою работу в формах, более конспиративных. Едва ли, однако же, это было общей мыслью всего собрания. Как бы там ни было, в Петербурге тайное общество действительно прекратило свое существование.

Южное общество

Но когда южные делегаты с Московского съезда явились в Тульчин и сделали там доклад о закрытии общества, то южные части во главе с Пестелем и Юшневским объявили о том, что они своей организации не прекратят. Таким образом южный отдел «Союза благоденствия» сделался самостоятельным тайным обществом, при этом южная организация восстановила прежний устав «Союза спасения» и цели поставила определенно политические и резко революционные.

Пестель постоянно ставил своим товарищам на вид необходимость не только цареубийства, но даже истребления всей царствующей фамилии, и этот вопрос постоянно приводил к спорам между ним и Муравьевым-Апостолом. Однако Пестель, ставя такие радикальные цели, считал необходимым действовать очень хладнокровно и осторожно, после всестороннего обсуждения и обстоятельной подготовки. Сергей Муравьев-Апостол был, напротив, нетерпелив и склонен к энтузиазму и быстрым решительным мерам, ему претила мысль об истреблении целой семьи, но, с другой стороны, он требовал скорейшего приступа к действиям и постоянно стремился начать восстание. Раз даже, когда один из полковых командиров, входивших в состав общества, потерял полк, то Муравьев думал немедленно начать возмущение. Главным помощником Муравьева был Бестужев-Рюмин, который обладал еще более горячим и пылким темпераментом. Он деятельно пропагандировал свои взгляды, и ему удалось сделать два крупных дела. Он открыл существование независимого Общества соединенных славян, которое ставило себе целью установить федеративную республику среди всех славянских народов.

Северное общество

Возрождение тайного общества в Петербурге произошло не ранее 1822 г., когда гвардия вернулась в Петербург. Тогда была выбрана новая управа из Никиты Муравьева, кн. С. П. Трубецкого и Николая Тургенева, который, впрочем, отказался и был замещен молодым офицером князем Евгением Петровичем Оболенским. Организующим элементом был здесь Никита Муравьев, который прежде всего принялся за разработку проекта конституции. Он решительно расходился во взглядах с Пестелем по многим предметам.

Конституция Муравьева и «Русская Правда» Пестеля

В период 1821—1825 гг. были созданы две программы декабристов-Конституция Муравьева и «Русская Правда» Пестеля.

«Конституция» проводила строгое разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, что являлось гарантией от возникновения в стране диктатуры. Высшим законодательным органом являлось двухпалатное Народное вече, состоявшее из Верховной думы (верхняя палата) и Палаты народных представителей, избираемых на шесть лет. В каждой державе законодательным органом становилось Державное вече, состоявшее также из двух палат. Высшая законодательная власть принадлежала императору, который становился верховным главнокомандующим, с согласия Верховной думы назначал министров и судей. Император приносил присягу на верность Конституции и являлся по сути первым чиновником государства. Ему назначалось жалование в размере от 8 до 10 млн рублей в год, на которое он мог при желании содержать двор, высшим судебным органом становилось Верховное судилище, а низшей судебной инстанцией- волостной «совестный» суд. Суд объявлялся равным для всех граждан страны, был гласным, состязательным и с участием присяжных заседателей. Проект Муравьева упразднял сословное деление общества, вводил демократические свободы и провозглашал отмену крепостного права. Однако земли помещиков оставались за ними в неприкосновенности. Крестьяне получали по 2 десятины пашенной земли на двор, что было в России явно недостаточно для ведения самостоятельного хозяйства. Иными словами, конституция, отменяя крепостное право, позаботилось о том, чтобы помещики не испытывали недостатка в рабочих руках.

Пестель в «Русской Правде» исходил из того, что для проведения основных преобразований и подавления контрреволюционных выступлений понадобится некий переходный период, срок которого он исчислял в 10 лет. На этот период власть должна была находиться в руках Временного революционного правления (правительства), выполняющего диктаторские функции. Сама «Русская правда» служила наказом этому правительству, обязывала его провести ряд записанных преобразований.

Она устанавливала в России республику с твердой централизованной властью. Страна делилась на области, округа, уезды и волости. Высшая законодательная власть принадлежала Народному вечу в количестве 500 человек, избранному на 5 лет. Исполнительная власть осуществлялась избираемой Вече Державной думой в составе пяти человек. Высшая контролирующая власть принадлежала Верховному собору, состоявшему из 120 человек избираемых пожизненно.

«Русская правда», как и Конституция, уничтожала крепостное право, но в отличие от Муравьева, Пестель наделял крестьян достаточным количеством земли. Причем делал это весьма нетрадиционно. Пестель исходил из двух соображений: земля- общественное достояние, и каждый гражданин имеет право получить земельный надел; но чкеловек, ухаживая за землёй, и окультуривая её получает право на закрепление за ним какой-то её доли в частную собственность. В результате он разделил земельный фонд России на две части — общественную и частную.

Первая передавалась в распоряжение волости, и каждый гражданин, приписанный к данной волости, мог получить из нее надел. Общественная земля не могла быть не продана, ни заложена и предоставлялась желающим работать на ней безвозмездно. Земля же частного фонда находилась в свободном рыночном обращении и была призвана содействовать развитию предпринимательства.

Спор о предпочтительности и большей жизненности того или иного из декабристских проектов ведется историками уже давно. Можно сказать, что попытка Муравьева сыграть на монархических чувствах россиян и сохранить монархию, пусть и конституционную, была вполне разумным и психологически верным шагом. Однако его опора на среднее дворянство выглядит не достаточно убедительно, поскольку дворянство в массе своей совсем не хотело столь радикальных перемен.

В то же время обращение Пестеля к собственническому инстинкту крестьянства — это сильный шаг, который мог обеспечить новому правительству широкую поддержку. В то же время неорганизованность и темнота крестьянства не позволяет считать эту поддержку достаточно надёжной. Диктаторские меры, предписанные временному правительству, неизбежно оттолкнули бы от него широкие слои общества. Но главное всё же не в этом. И Пестель, и Муравьев пытаются решить судьбу народа, не прислушиваясь к его голосу. Они исходили из того, что им (декабристам) лучше известно, как должно жить, каков путь страны к прогрессу, как сделать счастливыми всех и каждого. В этом насильственном осчастливливании людей и кроется утопичность обоих конституционных проектов.

Восстание 14 декабря 1825 года

Руководителем восстания был назначен Сергей Петрович Трубецкой, он был старейшим декабристом, полковником, имел большие связи в Генеральном штабе, во дворце и свете столицы. За месяц пребывания в столице он не мог лично подсчитать сторонников переворота, да и не собирался этого делать, доверяя товарищам.

14 декабря 1825 года, как это не странно Трубецкому нечего было делать на Сенатской площади. Любой его приказ в сложившихся условиях вызвал бы напрасное кровопролитие, отсутствие его на площади оставляло надежду, пусть и призрачную, что все кончится неким компромиссом. Оправдывать свое поведение позже, в Сибири он счёл не удобным, поскольку товарищи, виновные в случившемся уже умерли. В отличие от последующих историков сами декабристы никогда не обвиняли Трубецкого в предательстве или трусости.

Четкий план военного захвата был нарушен в ночь накануне восстания, Якубович (должен был со своим отрядом захватить Зимний дворец) и Булатов (должен был овладеть Петропавловскую крепость), движимые чувством личной обиды, отказались выполнить приказы диктатора. После этого на Сенатской площади уже ничего не решалось, восстание превратилось в странную импровизацию с совершенно предсказуемым итогом.

Восстание началось в казармах Московского полка, куда приехал Бестужев для агитации. Постепенно он увлек за собой весь полк говоря о незаконности присяги Николаю Павловичу. Московский полк двинулся к Сенатской площади, тогда-то Николай и узнал о начале восстания в столице. Генерал-губернатору Петербурга Милорадовичу, посланному Николаем, не удалось усмирить солдат, он был убит. Следующим парламентером Николая был декабрист Якубович, по мнению одних историков он выполнял в окружении будущего императора тайное поручение восставших (может быть должен был убить Николая), по мнению других он оказался там случайно. Как бы то ни было, известно, что он сказал солдатам, что их крепко боятся, а, вернувшись к Николаю, передал ему, что декабристы отвергли все предложения наследника престола. Между тем войска верные правительству постепенно стягивали восставших (10 тыс. войск противника против 800 мятежников). Однако попытки Николая разогнать восставших конной гвардии ни к чему не привели, и кавалерия и восставшие щадили друг друга, во многом имитируя бой. Нет сомнений, что наследник чувствовал себя в эти часы растерянным.

Позже к восставшим присоединилась рота лейб-гвардии гренадерского полка, затем гвардейский Морской экипаж, и, наконец, остальная часть лейб-гренадер, приведенная Пановым. Возросшие почти в 4 раза силы восставших, толпы народа, забрасывавшие Николая и его свиту камнями, заставили его прибегнуть к решительным мерам. К вечеру был отдан приказ стрелять картечью, и постепенно восстание было подавлено. На престол вступил Николай I. Всего в этот день на площади и на льду Невы погиб 1271 человек.

Следует также сказать, что 29 декабря началось восстание Черниговского полка не далеко от Киева, но оно также было подавлено.

Причины поражения. Заключение

Я считаю, что иного исхода трудно было бы и ожидать. Восстание готовилось экспромтом (постепенно вырисовываясь в четкий план действий), и экспромтом совершалось. Среди самих декабристов не было даже согласия по поводу того, зачем они выходят на Сенатскую площадь. Одни из них шли, чтобы провозгласить императрицей вдову Александра I, другие, чтобы продемонстрировав Николаю Павловичу недовольство армии существующим положением, заставить его пойти на реформы, третьи вообще выходили на площадь из неких жертвенным соображений («Ах, как славно мы умрем!», — сказал один из революционеров). Солдаты пошли на площадь за офицерами отчасти от недовольства условиями и сроками службы, отчасти от привычки верить отцам-командирам. Вообще социальная база восстания была чрезвычайно узка, что и предопределило его результат.

Таким образом, можно выделить следующие причины поражения восстания:

1) Несогласованность в действиях декабристов;

2) Неосведомленность их о численном количестве противников и союзников;

3) Узкая социальная база восставших, то есть отсутствие поддержки в виде городского населения и крестьянства.

После подавления восстания началось следствие, большинство декабристов были отправлены в ссылку, пятеро декабристов (П.И. Пестель, К. Ф. Рылеев, С.И. Муравьев-Апостол, М.П. Бестужев-Рюмин, и П.Г. Каховский) были приговорены к смертной казни четвертованием, замененной повешением.

Борьба дворянских революционеров против крепостного права и самодержавия не могла не вызвать отклик в обществе. Их программные положения и тактика будут обсуждаться сторонниками и противниками радикализма. Трагическая судьба сделает декабристов не только героями литературных произведений, но и любимцами нации. Многие считают, что революционное движение отбросило отмену крепостного права ещё лет на двадцать пять, и возможно так оно и есть, но с другой стороны, если нет противников режима, то нет и стимула для развития в лучшую сторону.

Вместе с тем, отрыв от народных масс, пусть даже и объяснимый, желание насильно осчастливить страну, утопичность замыслов будут характерны не только для декабристов, но и для всего революционного движения в России XIX века.

Список литературы

1. Корнилов А. А. Курс истории России XIX века.- М.: Высш. Шк., 1993.- 446 с.- (Историческое наследие).

2. История России XIX век: Учеб. Для студ. высш. учеб. Заведений: В 2 ч. / Под ред. В. Г. Тюкавкина. — М.: Гуманит. Изд. Центр Владос, 2001. — Ч.1. — 256 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой