Восприятие образа физического "Я" у пациентов с тяжелыми физическими увечьями

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы курсовой работы «Восприятие образа физического Я у пациентов с тяжелыми физическими увечьями» обусловлена тем, что в рамках данной проблемы затрагивается область медицины, в которой прослеживается тесная связь психогенного и соматогенного. Эти вопросы разрабатываются специалистами уже не одно десятилетие.

Физические увечья и травмы занимают значительное место в структуре общей заболеваемости и инвалидности населения. По статистическим данным, в течение жизни различные травмы и увечья получают до 22% всех мужчин и до 20% женщин. В последние годы отмечается тенденция к повышению травматизма среди лиц более молодого возраста.

Многими исследователями установлено, что у 40−60% пациентов с различными заболеваниями наблюдаются психические изменения. Часто возникают такие эмоциональные нарушения, как тревога, подавленность, фиксация на своих болезненных ощущениях и переживаниях, связанных со страхом смерти, потерей самоидентичности, чувства «Я». Часто больных охватывает беспокойство, мысли о смерти, отчаяние. Больные живут с постоянным тревожным опасением, они анализируют любые изменения деятельности своего организма, реагируя на малейшие неприятные ощущения. Основной жизненной целью становится здоровье.

В данной работе рассмотрены вопросы типов психического реагирования и изменения восприятия образа физического Я у пациентов с тяжелыми физическими увечьями и сделаны некоторые практически значимые выводы по результатам проведенного исследования.

Акцентировано внимание на специфике состояния системы психической реальности пациентов на каждой из стадий (фаз) процесса формирования болезни, лечения и реабилитации в целом. Все перечисленное рассмотрено в соответствии с фундаментальными методологическими положениями психики человека, невротических и психосоматических расстройств.

Изменение образа Я у пациентов в результате получения тяжелой физической травмы приводит к разной степени выраженности дестабилизации состояния их внутреннего мира. Степень дестабилизации психического состояния пациента зависит от его личностных особенностей и от этапа заболевания, а также от характера поведения системы психической реальности человека на определенной стадии формирования и развития расстройства. Это, в свою очередь определяется особенностями поведения систем, к классу которых относится психика человека. Данная проблема практически не изучена отечественными психологами.

Предмет исследования: образ физического Я человека.

Объект исследования: мужчины и женщины, получившие тяжелые физические травмы, в возрасте от 18 до 40 лет, проживающие в г. Москве.

Основной целью настоящего исследования является анализ восприятия образа физического Я у пациентов с тяжелыми физическими увечьями.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие конкретные задачи:

изучить теоретическую литературу по проблеме;

провести практическое исследование, направленное на изучение восприятия образа физического Я у пациентов с тяжелыми физическими увечьями;

обработать результаты исследования и сделать выводы.

Исследование проводилось на базе отделения травматологии Республиканской Клинической Больницы № 1 г. Москвы, с использованием методов опроса, анализа рисунков респондентов, факторного анализа, корреляционного анализа.

Глава 1. Подходы к исследованию образа Я у лиц, страдающих различными заболеваниями

1.1 Реакция человека на получение физического увечья

Психологическая травма, развивающаяся у человека в результате получения тяжелого физического увечья, имеет две фазы. Первая, острая фаза, начинается сразу же после события и может продолжаться несколько недель. Человек плачет, старается устранить физические последствия травмы и в то же время контролировать свои чувства, казаться спокойным. Иногда появляются невротические симптомы. Затем начинаются мучительные раздумья, причем ненависть переплетается с самообвинениями.

Вторая фаза — долгий период психологической перестройки. Некоторые люди стараются сменить обстановку, место жительства или работы. У многих возникает страх перед людьми. Иногда это продолжается всю жизнь. Некоторые кончают жизнь самоубийством.

Установлено, что тяжелее переживают психотравмирующее событие мужчины, для них оно равносильно потере вирильности. Очень часто получение тяжелого физического увечья сопровождается психической импотенцией и катастрофическим снижением самоуважения. Как правило, мужчины никому об этом не рассказывают, несут свою трагедию в себе, и это еще больше отчуждает их от окружающих.

Человек, получивший тяжелое физическое увечье, нуждается в серьезной, комплексной помощи различных специалистов, поскольку в результате этого ему, во-первых, причиняется физический вред; во-вторых, — психическая травма. При этом нарушаются фундаментальные права человека (в частности, право на жизнь, здоровье, свободу, честь, достоинство, половую неприкосновенность и т. д.).

Самым тяжелым последствием получения тяжелого физического увечья, по-видимому, является разрушение «внутренней картины мира» человека. В частности, по мнению С. Эпштейна, краеугольными для любого человека являются четыре убеждения, которые позволяют успешно адаптироваться в окружающем мире. Во-первых, убеждение в том, что мир доброжелателен, не несет угрозу. Во-вторых, — что мир осмыслен, предсказуем, контролируем и стабилен. В-третьих, окружающие являются доброжелательными по отношению к человеку, не несут для него угрозы. Наконец, в-четвертых, сам человек представляется стоящим, ценным.

Получение тяжелого физического увечья способно не просто поколебать эти убеждения, но и разрушить их, дестабилизировав, тем самым, структуру личности. Это приводит к дезадаптации, глубина которой зависит как от степени причиненного вреда, так и от индивидуально-психологических особенностей (в частности, потенциала совладания с экстремальными ситуациями).

Так, человек, получивший тяжелое физическое увечье, на определенном этапе пытается избежать осознавания факта реальности, стремится уйти в себя, в алкоголь, наркотики, что нередко сопровождается яркими отрицательными эмоциями, расстройством сознания. Как правило, этот этап сменяется длительным периодом навязчивых воспроизведений, когда появляются кошмарные сны, повторяющиеся картины происшедшего и реакции страха при незначительных ассоциациях с пережитыми событиями. Это приводит к отчаянию, нарушению способности работать, общаться. Часты состояния тревоги, депрессии, проявляются физиологические расстройства, что, в конечном счете, ведет к расстройству личности. Человек утрачивает способность работать, творить, испытывать эмоции и этот процесс может длиться довольно долго. Выйти самостоятельно из подобного состояния даже сильной личности крайне сложно. Если же в такой ситуации оказываются дети или подростки, то психологическая помощь является не просто желательной, но исключительно необходимой.

Ситуация получения тяжелого физического увечья, являясь в высшей степени психотравмирующей для человека, вызывает у него возникновение экстремальных состояний, к которым относятся психическая напряженность, фрустрация, растерянность, эмоциональное возбуждение и некоторые другие.

Если мы рассматриваем психическое состояние, характеризующееся специфическим, прежде всего дезорганизующим влиянием на психическую деятельность, то следует говорить о психической напряженности (ПН). По мнению К. К. Платонова, «выраженная отрицательная эмоциональная реакция, возникающая в необычной, новой или угрожающей ситуации, нередко несоизмеримая с опасностью, называется эмоциональной напряженностью"33 Платонов К. К., Гольдштейн Б. М. Основы авиационной психологии. — М., 1987. — 220 с. Это состояние может вызывать эмоционально-моторные, эмоционально-сенсорные и эмоционально-интеллектуальные нарушения. Платоновым К. К. выделяются 4 уровня напряженности: от незначительной до длительной резко выраженной.

Вместе с тем, влияние психической напряженности на деятельность неоднозначно. Дезорганизация психической деятельности в результате ПН может наступить сразу (в зависимости от конкретных условий, а также индивидуально-психологических особенностей человека), однако, может быть и отсроченной. То есть, в известных обстоятельствах при нарастании психической напряженности до определенного уровня человек обнаруживает относительную устойчивость к стрессогенным факторам, но впоследствии, при дальнейшем нарастании напряженности, насупит дезорганизация деятельности (как результат наступления фазы истощения в структуре общего адаптационного синдрома).

Состояние фрустрации характеризуется наличием стимулированной потребности, не нашедшей своего удовлетворения. Существует точка зрения, согласно которой фрустрация не имеет своего специфического содержания, что фрустрацию следует рассматривать как препятствие, блокировку тех или иных целей субъекта, а те феномены, которые мы наблюдаем как следствие этого, охватываются спецификой психической напряженности.

Фрустрация отличается от других экстремальных состояний, о чем свидетельствует множество исследований. Если рассмотреть причины возникновения фрустрации, то здесь необходимо выделить: во-первых, помехи, исключающие возможность достижения субъектом своих целей; во-вторых, унижение, оскорбление при невозможности (реальной или субъективной) действовать соответственно мотивам; в-третьих, фиаско, неадекватность, разочарование в себе. Субъективные переживания в состоянии фрустрации, как и при аффекте, прежде всего, связаны с эмоциями гнева, страха, отвращения, презрения.

Фрустрация вызывает известную дезорганизацию в протекании психических процессов. Это выражается в ошибках восприятия, и в том числе, преждевременном распознавании, переоценке угрозы извне. Отмечается также снижение умственной продуктивности, усиление тенденции к фантазированию.

Выделяется несколько видов фрустрационного поведения. Это, прежде всего бесцельное двигательное возбуждение; во-вторых, агрессия и деструкция; в-третьих, апатия; и, наконец, стереотипия и регрессия (примитивизация поведенческих реакций, соответствие их поведенческим реакциям более раннего уровня, снижение качества исполнения) Робер М. -А., Тильман Ф. Психология индивида и группы. — М., 1988. — 256 с. Можно выделить и способ поведения, лежащий на стыке агрессии, апатии и регрессии, такой как суицид.

Таким образом, в отличие от состояния психической напряженности, которую, как уже отмечалось, нередко отождествляют с фрустрацией, собственно состояние фрустрации имеет однозначно негативное влияние на сознание и психическую деятельность в целом. С другой стороны, в отличие от состояния аффекта, которое также дезорганизует психическую деятельность человека, спектр дезадаптационного поведения и его направленность в состоянии фрустрации значительно шире.

Рассматривая экстремальные состояния, нельзя не остановиться и на растерянности. Глоточкин А. Д. и Пирожков В. Ф. противопоставляют растерянность аффектам, приближая ее к депрессивным состояниям Глоточкин А. Д., Пирожков В. Ф. Исправительно-трудовая психология. — М., 1974. — 426 с. По мнению Платонова К. К., растерянность является близким к напряженности состоянием и характеризуется первичными нарушениями восприятия, внимания и мышления и вторичностью (производностью) эмоционального компонента Платонов К. К., Гольдштейн Б. М. Основы авиационной психологии. — М., 1987. — 220 с. Угрехелидзе М. Г рассматривает растерянность как расщепление психики на несколько установок, направленных на разные действия. Эти установки нейтрализуют друг друга и в результате человек проявляет пассивное поведение в ситуации, требующей активности, либо одна из установок начинает доминировать и человек действует в соответствии с ней, производя нередко ошибочные действия Угрехелидзе М. Г. Проблема неосторожной вины в уголовном праве. — Тбилиси, 1976. — 131с.

Говоря о растерянности, следует рассмотреть такое понятие, предлагаемое Леоновой А. Б. и Медведевым В. М., как «динамическое рассогласование». Оно было введено для классификации функциональных состояний по принципу адекватности ответной реакции человека требованиям выполняемой деятельности. Динамическое рассогласование характеризуется несоответствием ответа организма требованиям среды. Оно встречается также в тех случаях, когда требуемый ответ превышает актуальные психофизиологические возможности человека. Иными словами, можно сказать, что динамическое рассогласование — результат отсутствия адекватной готовности к действиям в конкретных условиях Леонова А. Б., Медведев В. И. Функциональные состояния человека в трудовой деятельности. — М., 1981. — 111 с.

Следовательно, растерянность является самостоятельным феноменом и его можно определить как психическое состояние, характеризующееся несоответствием между готовностью субъекта к действию и требованиями конкретной ситуации, что обусловливает пассивность, снижение волевого контроля, потерю гибкости поведения, вплоть до полной его дезорганизации.

Ф.С. Сафуанов выделяет сильное эмоциональное возбуждение как особое психическое состояние, способное дезорганизующе влиять на психическую деятельность и поведение человека.

Анализируя ситуацию получения тяжелого физического увечья, следует выделить такие ее особенности, как конфликтность, неожиданность, экстремальность, реальность, динамизм. Как правило, ситуация включает все эти компоненты и потому является в высшей степени стрессогенной, а в ряде случаев фрустрирующей. Это определяет особенности консультирования лиц, получивших тяжелое физическое увечье, в конкретных случаях.

1.2 Исследование Я-концепции в отечественной и зарубежной литературе

Исследований, специально посвященных теоретическим и практическим аспектам Я-концепции лиц, получивших тяжелые физические увечья, явно недостаточно. Между тем, опыт использования психологии в работе с данной группой лиц показывает, что необходимы глубокий конкретный анализ и большая индивидуальность подхода в решении данной проблемы с использованием широкого спектра статистической и фактологической информации.

Рассматривая сущностные характеристики психологического и акмеологического воззрений на проблему изменения образа Я и Я-концепции лиц, получивших тяжелые физические увечья, имеет смысл остановиться на некоторых из существующих в психологической литературе подходов к понятию Я-концепции человека.

До сих пор в науке не существует единого взгляда на определение понятия Я-концепции. Это объясняется тем, что разные исследователи озабочены различными аспектами проблемы человеческого Я. Так, Михайлов Ф. Т. анализирует данную проблему с позиций: каков источник творческой способности человека, диалектика творящего и сотворенного. Спиркин А. Г. рассматривает Я в качестве носителя и одновременно элемента самосознания. Дубровский Д. И. представляет Я как центральный интегрирующий и активизирующий фактор субъективной реальности Гинзбург М. Р. Личностное самоопределение как психологическая проблема // Вопросы психологии. — 1988. — № 2. — С. 49−62.

Психологи изучают человеческое Я для того, чтобы ответить на вопрос о том, чем именно является данный, и именно данный человек.

В словаре социально-психологичесих понятий под ред. Е. С. Кузьмина и В. Е. Семенова дано следующее определение Я-концепции как согласованного и зафиксированного в словесных определениях представления человека о самом себе. Я-концепция есть итог познания и оценки самого себя через отдельные образы в условиях различных ситуаций, а также через мнения других людей и сопоставления с ними. Источниками для такого рода сравнений являются реальная жизнь и все виды искусства. Я-концепция в ходе психического созревания человека обнаруживает тенденции к самоподкреплению и стабилизации. Будучи раз выработанной, она избирательно трансформирует свои границы, опосредуя новые факты жизненного опыта. Таким образом, установившаяся Я-концепция формирует своеобразную контрольно-пропускную инстанцию для истолкования вновь поступающих данных, касающихся самого себя. Информация, согласующаяся с содержанием и структурой Я-концепции, допускается без труда, тогда как несовместимые и вызывающие беспокойство сведения отфильтровываются. В соответствии с этим осуществляется регуляция коммуникативного поведения человека: он стремится участвовать в тех ситуациях общения, где его Я-концепция подкрепляется и избегает общения с людьми, способными нарушить ее устойчивость Спиркин, А .Г. Cознание и самосознание. — М., 1972, С. 94.

В современной психолого-акмеологической литературе Я-концепция рассматривается в качестве внутреннего аспекта самоопределения — объективной самооценки, а самосозидание — в качестве процесса становления цельной и гармоничной личности. Исходя из этого, каждый человек, обладая определенной системой представлений о себе, придает особое значение определенным целям, которые считает наиболее ценными, и в своей деятельности стремится к их достижению. Эти цели тесно связанны с морально-нравственными основами общества и используются личностью в формировании Я-концепции на основе бесчисленного множества оценочных эталонов ее микросреды: семьи, круга друзей, трудового коллектива, референтной группы. В основе самооценки находится система отношений как с самим собой, так и с другими людьми. Представления о Я-концепции как смысловой и диспозиционной системе Я позволяет фиксировать следующие ее компоненты:

— эмоционально-ценностное отношение к себе, обеспечивающее функцию принятия себя как личности;

— целеполагание (уровень притязаний), являющееся следствием самопознания;

— самооценку и становление образа Я, связанные с функцией саморегулирования.

Таким образом, смысл Я складывается из степени самолюбия, уровня самоуважения и характера личностного достоинства. Представления о функциях Я-концепции во внутреннем и внешнем согласуются с выявленными А. Н. Леонтьевым объективными факторами и структурными моментами деятельности в плане сознания: мотивом, вынуждающим деятельность; целью, направленной на деятельность; личностным смыслом (отношение мотива к цели), регулирующим деятельность Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М., 1975. — 345 с.

Вместе с тем, функции Я-концепции проявляются в системе взаимодействующих Я-образов, влияющих на самоопределение личности. В этом случае аффективный компонент Я-концепции — Я-желаемое репрезентирует мотивационно-стимулирующую функцию Я в самоопределении и выражается в измерении «хочу»; когнитивный компонент — Я-возможное репрезентирует ориентационно-направляющую функцию через констатацию «могу»; конативный компонент, представленный символом «есть» репрезентирует Я-наличное и выражает регулятивную функцию нравственно-волевых свойств личности; существующий уровень самоопределения, представленный компонентом Я-экзистенциальным (компонентом «буду»), проявляется в размерности ценностно-смыслового пространства личности, характере и направленности ее жизненных целей и планов. В результате данных рассуждений можно говорить о личностном самоопределении как о сбалансированной Я-концепции мироотношения.

В психиатрии проблема Я рассматривается через когнитивные и эмоциональные структуры, задающие схемы интерпретации отношений клиента к себе, к другим людям и к значимому окружению. При этом основное внимание фокусируется на соотношении сознательного и бессознательного, механизмов самоконтроля (сила Я) и т. д. По Карлу Ясперсу, осознание Я как личности пробуждается в человеке благодаря рефлексии, которая модулирует и окрашивает это осознание человеком себя, выступая в качестве источника самообмана.

Ясперс выделил «впечатляющее Я» как мгновенный сдвиг Я-сознания, происходящий в самом Я благодаря впечатлению, произведенному им на окружающих; «ситуационное Я» выходит на передний план в соответствии с конституцией данной личности; «Я социальное» как реакция на устойчивую, неподвергающуюся изменениям среду. Но во всех этих случаях осознание собственной личности состоит из двух компонентов: чувства самооценки и простого осознания своего неповторимого бытия. Полноценно развитое осознание собственной личности — когда человек осознает себя как некое целое, во всей совокупности своих постоянных влечений, мотиваций и устоявшихся ценностей.

Автор интроспективного направления в психологии Т. Липпс сводит человеческое Я к чисто психическому, духовному субъекту, переживаемому лишь непосредственным образом. Построение концепции самосознания у А. Пфендера сводится к резкому разграничению Я и самосознания. По А. Пфендеру, Я не имеет отношения к реальному субъекту, к личности. По его мнению, Я имманентно и, развиваясь в течение жизни, оно имеется уже с самого начала наряду с психической деятельностью и, согласуясь с этим, психический субъект создает свое представление о себе. Этот образ самого себя А. Пфендер именует «само» Мейли Р. Структура личности // Экспериментальная психология.: — М.: Прогресс, 1975. — Вып. 5. — С. 228−248.

В американской психологической школе наиболее широкое распространение получила теория самоактуализации (А. Маслоу, О. Рэнк, К. Гольдштейн и др.), согласно которой развитие личности сводится исключительно к саморазвитию, связанному с изначальным стремлением актуализировать в себе наследственные и генетические предрасположенности в отношении темперамента, характера и интеллекта Маслоу А. Самоактуализация (Психология личности). — М., 1982. — 291 с.

В отечественной психологии наибольший интерес представляет позиция С. Л. Рубинштейна, утверждавшего, что «человек познает самого себя лишь опосредованно, отраженно, через других, выявляя в действиях, в поступках свое отношение к ним и их к нему» Психология личности в трудах зарубежных и отечественных психологов. СПб., Питер, 2000, С. 225. В материалистической концепции самосознания осознание себя как общественного существа выступает следствием общественного и социального бытия личности. Наиболее показательно процесс зарождения самосознания в историческом развитии человека анализируется в монографии П. Ф. Протасени. В советской психологии проблеме самосознания уделялось значительное внимание. Помимо ряда теоретических исследований (Л. И. Божович, П. Р. Чамота, А. А. Бодалев, И. С. Кон и др.) значительная часть исследований была посвящена экспериментальному изучению онтогенетических особенностей самосознания (М. С. Неймарк, Г. А. Собиева, А. Л. Шнирман, Т. В. Драгунова, Е. Н. Акундинова, Н. Е. Ведерникова). Целый ряд психологов (Б. Г. Ананьев, А. Н. Леонтьев, В. С. Мерлин, Столин В. В., Чеснокова И. И., Шорохова Е. В. и др.) рассматривают Я или как внутреннее ядро личности, или как ее сознательное начало, или в качестве сгустка индивидуального самосознания Деркач А. А., Старовойтенко Е. В., Кривокулинский А. Ю. Реализация концепции «Я» в системе жизненных отношений личности (акмеологический аспект). — М., 1993. — 214 с.

Нам представляется наиболее верной трактовка Я как системы представлений человека о самом себе. В настоящем исследовании ставилась задача определения психологических процессов, которые формируют, поддерживают и изменяют представления личности о себе. Если экзистенциональное Я выступает как некое суммарное целое, то рефлексивное Я допускает дробление на элементы. Наиболее интересной моделью Я является, по нашему мнению, модель М. Розенберга Теоретические проблемы психологии личности / Под общ. ред. Е. Н. Шороховой. — М.: Наука, 1974. — 182 с. Остановимся на тех аспектах Я Розенберга, которые могут оказаться полезными при оценке Я-концепции беременной женщины.

1. Компоненты рефлексивного Я, образующие его части, единицы анализа, лингвистически распадаются на существительные (женщина, мать и т. п.) и прилагательные (сексуальная, добрая и т. п.). Иными словами, оценочные качества личности определяются ответами на вопросы «кто я?» и «какой я?». Компоненты самоописаний сочетаются друг с другом в определенном порядке.

2. Структура этих компонентов строится, во-первых, по степени отчетливости осознания, представленности того или иного из них в сознании, во-вторых, по степени их важности, субъективной значимости, в-третьих, по степени последовательности, логической согласованности друг с другом, отчего зависит и последовательность, непротиворечивость «образа Я» в целом. Измерения, характеризующие отдельные компоненты или «образ Я» в целом, включают устойчивость (стабильность или изменчивость представления индивида о себе и своих свойствах), уверенность в себе (ощущение возможности достичь поставленных перед собой целей), самоуважение (принятие себя как личности, признание своей социальной и человеческой ценности), кристаллизацию (легкость или трудность изменения индивидом представления о себе).

3. Фокусы внимания позволяют выявить место, которое занимает «самость» или ее отдельные свойства в сознании индивида: сосредоточено ли его внимание преимущественно на себе или на внешнем мире, озабочен ли он своими внутренними качествами или производимым на других впечатлением и т. д.

4. Области «самости» подразумевают ее широкие пласты или сферы: «телесные» и «социальные», «осознанные» или «неосознанные», «подлинные» или «не подлинные» Я и их свойства.

5. Планы (или уровни) «самости» означают степень ее объективированности. Человек рассматривает себя, как и других, одновременно с точки зрения реального, возможного, воображаемого, желаемого, должного и изображаемого. Соответственно различаются образы наличного (реального), возможного, воображаемого, желаемого, должного и изображаемого Я.

Современная психология когнитивную схему «самости» сводит к четырем следующим принципам:

— интериоризация: усвоение оценок других людей (теория отраженного, зеркального Я, концепция Кули и Мида);

социальное сравнение, отраженное в знаменитой формуле У. Джеймса: Самоуважение = Успех/Притязание;

— самоатрибуция, то есть оценка ситуации (и себя в ней) на основе объективных данных о своей деятельности (бихевиорисская теория Б. Ф. Скиннера и теория самовосприятия Д. Бема);

— смысловая интеграция жизненных переживаний, определяющая системность и целостность образа Я, его ценностно-смысловой характер Теоретические проблемы психологии личности / Под общ. ред. Е. Н. Шороховой. — М.: Наука, 1974. — 182 с.

Вместе с тем, следует заметить, что Я-концепция никогда не была бесполой, и мнения различных исследователей об особенностях женской психики и ее отличий от мужской весьма разнообразны и зачастую противоречивы.

Глава 2. Эмпирическое исследование, направленное на изучение восприятия образа физического Я у пациентов с тяжелыми физическими увечьями

2.1 Программа исследования

В ходе экспериментального исследования обследовано 30 испытуемых (15 мужчин и женщин, получивших тяжелые физические увечья в результате насилия — основная группа, и 15 мужчин и женщин, получивших тяжелые физические увечья в результате несчастного случая — контрольная группа).

Предварительным этапом нашего эксперимента было изучение социальных паспортов испытуемых (табл. 1.).

Таблица 1 Характеристика выборок

Характеристика

Основная группа

Контрольная группа

Мужчины

40%

30%

Женщины

60%

70%

Неработающие

70%

60%

Женаты/замужем

45%

50%

Анализ показал, что на момент обследования по основным показателям выборки — основная и контрольная, имеют сходные характеристики.

Гипотезы исследования:

— у лиц, получивших тяжелые физические увечья в результате перенесенного насилия, имеются нарушения в восприятии образа физического Я, более выраженные, чем у лиц, получивших тяжелые физические увечья в результате несчастного случая;

— лица, получившие тяжелые физические увечья, склонны к повышенной тревожности, астенизации, повышенной агрессии.

Описание методик.

1. Тест личностной и реактивной тревожности Ч. Спилбергера в модификации А. М Прихожан.

Методика Спилбергера направлена на изменение личностной и ситуативной тревожности.

Измерение тревожности как свойства личности особенно важно, так как это свойство во многом обуславливает поведение субъекта. Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активной деятельной личности. У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности — это так называемая полезная тревожность. Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания.

Под личностной тревожностью понимается устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающие, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Как предрасположенность, личная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные для самооценки, самоуважения. Ситуативная или реактивная тревожность как состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичности во времени.

Личности, относимые к категории высокотревожных, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать весьма выраженным состоянием тревожности. Если психологический тест выражает у испытуемого высокий показатель личностной тревожности, то это дает основание предполагать у него появление состояния тревожности в разнообразных ситуациях, особенно когда они касаются оценки его компетенции и престижа.

Большинство из известных методов измерения тревожности позволяет оценить только или личностную, или состояние тревожности, либо более специфические реакции. Единственной методикой, позволяющей дифференцировано измерять тревожность и как личностное свойство, и как состояние является методика, предложенная Ч. Д. Спилбергером. На русском языке его шкала была адаптирована Ю. Л. Ханиным (Приложение 1).

Обработка результатов теста Спилбергера: определение показателей ситуативной и личностной тревожности с помощью ключа; вычисление среднегруппового показателя СТ и ЛТ и их статистический сравнительный анализ в зависимости, например, от половой принадлежности испытуемых.

При анализе результатов надо иметь в виду, что общий итоговый показатель по каждой из подшкал может находиться в диапазоне от 20 до 80 баллов. При этом, чем выше итоговый показатель, тем выше уровень тревожности (ситуативной или личностной). При интерпретации показателей можно использовать следующие ориентировочные оценки тревожности: до 30 баллов — низкая, 31 — 44 балла — умеренная; 45 и более высокая (Приложение 1).

2. Методика Басса-Дарки.

Методика Басса -- Дарки (МБД), предложенная в 1957 году (A.H. Buss, A. Durkey, 1957) для измерения степени проявления разных форм агрессивного поведения, все более широко применяется в нашей стране (как и за рубежом).

А. Басс и А. Дарки, создавая свой опросник, дифференцирующий проявления враждебности и агрессии, выделили следующие виды реакций:

1) Физическая агрессия — использование физической силы против другого лица.

2) Косвенная — агрессия, окольным путем направленная на другое лицо или ни на кого не направленная.

3) Раздражение — готовность к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении (вспыльчивость, грубость).

4) Негативизм — оппозиционная манера в поведении от пассивного сопротивления до активной борьбы против установившихся обычаев и законов.

5) Обида — зависть и ненависть к окружающим за действительные и вымышленные действия.

6) Подозрительность — в диапазоне от недоверия и осторожности по отношению к людям до убеждения в том, что другие люди планируют и приносят вред.

7) Вербальная агрессия — выражение негативных чувств как через форму (крик, визг), так и через содержание словесных ответов (проклятия, угрозы).

8) Чувство вины — выражает возможное убеждение субъекта в том, что он является плохим человеком, что поступает зло, а также ощущаемые им угрызения совести.

Вопросник состоит из 75 утверждений, на которые испытуемый отвечает «да» или «нет». При составлении вопросника авторы пользовались следующими принципами:

* Вопрос может относиться только к одной форме агрессии;

* Вопросы формулируются таким образом, чтобы в наибольшей степени ослабить влияния общественного одобрения ответа на вопрос.

Ответы оцениваются по восьми шкалам, описанным выше. Индекс враждебности включает в себя шкалу 5 и 6 а индекс агрессивности (прямой или мотивационной) включает в себя шкалы 1, 3, 7. Нормой агрессивности является величина ее индекса, равная 21 ±4, а враждебности — 6,5−7±3. При этом обращается внимание на возможность достижения определенной величины, показывающей степень проявления агрессивности.

Текст опросника Басса-Дарки помещен в Приложение 2.

3. Рисунок человека.

Тест «Рисунок человека» является проективной методикой, широко используемой в психодиагностике (обычно совместно с другими). Как любая проективная техника, он обращен к содержанию душевной деятельности, которое лежит не на «свету сознания», а находится в подпороговом состоянии. Рациональное начало личности в этих случаях как бы регрессирует, на его место приходят идеи, образы, связи и отношения, лишенные четкой определенности и логической последовательности, но, тем не менее, полные смысла.

В символике и графической экспрессии рисунка проявляется неосознаваемая реальность, определяющая поведение и самочувствие индивида, будучи безотчетно воспринимаемой им, но не всегда выражаемая вербально. Методика Гуденаха (Hoodenough F.L., 1926) «Рисунок человека» применялась для исследования интеллектуального уровня детей старше 11 лет, на ней основан одноименный тест Маховера, интерпретация которого исходит из положения об идентификации обследуемым себя с одной из нарисованных фигур, различные части тела оцениваются в соответствии с психоаналитической символикой.

Полученная таким образом информация используется для суждения об особенностях самооценки и представлений о теле обследуемого. Модификация теста «Рисунок человека», предложенная Романовой Н. М. как «Рисунок мужчины и женщины», позволяет выявить гендерные установки и аттитюды личности, суть отношений и взаимодействия полов в восприятии тестируемого; отражает инструментальный взгляд на гендер и эмоциональные аспекты гендерных отношений, раскрывает систему эмоциональных отношений и доминирующую гендерную позицию к собственному и противоположному полу, позволяет диагностировать аффективно насыщенные комплексы в этой системе.

Обследуемый получает чистый лист формата А4 и инструкцию: «Нарисуйте мужчину и женщину», вопросы остаются без уточнений. После завершения работы полезно попросить прокомментировать изображение, задать уточняющие вопросы, акцентируя интересующие аспекты отношений.

Процедура обследования предполагает изображение обследуемым фигур мужского и женского пола. Таким образом, испытуемый подталкивается к реализации концепта, отражающего его видение характера отношений между мужчиной и женщиной.

Интерпретационная схема включает анализ следующих показателей: пространственное расположение фигур, их абсолютная и относительная величина, особенности изображения и пропорции частей тела, графическое качество изображения фигур своего и противоположного пола, символическое трактование изображенных деталей, действий, предметов, степень законченности рисунка.

Кратко остановимся на описании принципов диагностики выделенных установок. Установка ОПОРА диагностируется в случаях, когда изображенные фигуры соразмерны, адекватно прорисованы соответственно полу, нет явных предпочтений в детализации того или иного персонажа, изображенные держат друг друга за руки, что символизирует спаянность, единение, фигуры как бы опираются друг на друга и находят в этом союзе поддержку. Так рисуют обычно дети из хороших семей. Авторы таких рисунков придают важное значение дружеским отношениям, эмоциональный компонент отношений преобладает над физическим, установка на партнера-друга. Нет агрессии к противоположному (или своему) полу. Позитивные представления о взаимоотношениях людей разного или одинакового пола, эмоциональное принятие.

Противоположная установка — ИЗОЛЯЦИЯ представлена рисунками на которых кто-то из персонажей отвернулся от другого, либо оба смотрят в разные стороны, стоят спиной друг к другу, либо один смотрит в спину другому. Это говорит о наличии отвержения, конфликта, фрустраций в гендерных отношениях. Если обе фигуры изображены в профиль, можно с уверенностью диагностировать глубокие эмоциональные фрустрации, переживания, конфликты.

Установка СОТРУДНИЧЕСТВО — фигуры нарисованы занятыми какой-либо совместной деятельностью, нужно обратить внимание на характер деятельности и диспозиции фигур.

НЕЗАВИСИМОСТЬ — изображение человеческих фигур в анфас, на расстоянии друг от друга, в рисунке нет четкой эмоциональной выраженности. Между фигурами существует дистанция, или они просто стоят рядом, но не взаимодействуют друг с другом. Так рисуют эмоционально сдержанные люди, возможно наличие проблем, связанных с реализацией заинтересованности в отношениях.

ПРИТЯЖЕНИЕ — установка, когда фигуры обращены лицом друг к другу, что свидетельствует об очень большой заинтересованности. Автор рисунка открыт для общения, ищет его. Как правило, в таких случаях присутствует значительная сексуальная мотивация и психологическая заинтересованность.

ИНДИФЕРЕНТНОСТЬ — плохо прорисован пол, «механические» человечки. Характерная репрезентация для интровертированных личностей, шизоидов. Встречается у подростков с несформированной гендерной установкой.

Если на рисунке изображена драка, персонажи замахиваются друг на друга, явно выражено противопоставление полов, то диагностируется установка АГРЕССИЯ.

4. Несуществующее животное.

Методика относится к числу проективных. По составу данный тест — ориентировочный и как единственный метод исследования обычно не используется и требует объединения с другими методами. Итогом анализа результатов является построение набора рабочих гипотез об особенностях основных жизненных отношений испытуемого, о значимых для него проблемах, особенностях восприятия себя и других людей. Такие гипотезы определяют стратегию и тактику дальнейшего психодиагностического исследования: содержание и выбор конкретных методик, последовательность их применения, перспективы коррекционной работы.

Этот тест — один из самых показательных графических проектных методов. Предоставляя испытуемому безграничные возможности самовыражения, он обеспечивает полную реализацию механизмов проекции. Задание обычно рассматривается испытуемым как процедура исследования воображения. Тем самым значительно смягчается действие механизмов психологической защиты. Вследствие привлекательности и естественности задания эта методика способствует установлению хорошего эмоционального контакта психолога с испытуемым, снимает напряжение, возникающее в ситуации обследования. Испытуемому дается следующая инструкция: «Придумайте и нарисуйте несуществующее животное. Напишите, как его зовут, расскажите о своем животном». Во время рассказа о животном можно задавать следующие вопросы: Какое оно? Что оно любит? Не любит? Чем интересуется? О чем мечтает? Какие у него проблемы? С кем дружит? И т.д. Метод основан на идентификации испытуемым себя с нарисованным животным.

В работе применялись статистические методы обработки данных:

1. Описательная статистика, позволяющая охарактеризовать, подытожить и воспроизвести в виде таблиц данные того или иного распределения.

2. Индуктивная статистика, позволяющая проверить достоверность гипотезы (в данной работе по t-критерию Стьюдента).

3. Корреляционный анализ, с помощью которого было установлено: насколько связаны между собой две переменные (коэффициент корреляции определялся по формуле Пирсона).

2.2 Результаты исследования и их обсуждение

Сравнительный анализ показал, что у лиц, получивших тяжелые физические увечья в результате насилия, среднее значение ситуативной тревожности составляет 49,3 балла, а у лиц, получивших тяжелые физические увечья в результате несчастного случая — 36,7 баллов. Значимость различий, установленная с помощью Т-критерия Стьюдента, составила 0,05.

Таблица 2 Средние значения показателей ситуативной и личной тревожности у лиц, получивших тяжелые физические увечья в результате несчастного случая и насилия

Насилие

Несчастный случай, бытовая травма

1. Ситуативная тревожность

49,3

36,7

2. Личностная тревожность

51,6

31,6

На основе результатов исследования ситуативной и личной тревожности с помощью методики Спилбергера необходимо отметить, что уровень личностной тревожности у всех испытуемых выше нормы; уровень ситуативной тревожности — значительно выше нормы. Преобладает умеренная и высокая тревожность. Высокая тревожность обусловлена характером получения травмы, ее течением и исходом, а также личностными особенностями испытуемых.

Средние показатели тревожности среди исследуемого контингента показаны на диаграмме:

Рис. 2. Средние значения ситуативной и личностной тревожности у лиц, получивших тяжелые физические увечья в результате несчастного случая и насилия

Значение Т-критерия Стьюдента при сравнении результатов исследования ситуативной тревожности лиц, получивших тяжелые физические увечья в результате насилия и в результате несчастного случая, достигло 3,085 (р‹0,05), что говорит о достоверном различии ситуативной тревожности данных групп; значение Т-критерия Стьюдента при обработке результатов исследования личностной тревожности испытуемых, достигло 4,111, что также говорит о достоверном различии личностной тревожности.

Таким образом, тревожность лиц, получивших тяжелые физические увечья в результате насилия и в результате несчастного случая, характеризуется тем, что для лиц, перенесших бытовую травму, в целом характерна умеренная тревожность, в отличие от лиц, перенесших насилие, для которых характерна повышенная тревожность.

Агрессивность, измеренная с помощью методики Басса-Дарки, имеет качественную и количественную характеристики. Как и всякое свойство личности, она имеет различную степень выраженности: от почти полного отсутствия до ее предельного развития. Каждая личность должна обладать определенной степенью агрессивности. Отсутствие ее ведет к пассивности, ведомости, конформности и т. д. Чрезмерное развитие ее начинает определять весь облик личности, которая может стать конфликтной, неспособной к сознательной кооперации, и т. д.

Сама по себе агрессивность не делает субъекта сознательно опасным, так как, с одной стороны, существующая связь между агрессивностью и агрессией не является жесткой, а, с другой стороны, сам акт агрессии может не принимать сознательно опасные и неодобряемые формы. В житейском сознании агрессивность является синонимом «злонамеренной активности». Однако само по себе деструктивное поведение «злонамеренностью» не обладает, таковой его делает мотив деятельности, те ценности, ради достижения и обладания которыми активность разворачивается. Внешние практические действия могут быть сходны, но их мотивационные компоненты прямо противоположны.

Исходя из этого, можно разделить агрессивные проявления испытуемых на два основных типа:

· первый — мотивационная агрессия, как самоценность,

· второй — инструментальная, как средство (подразумевая при этом, что и та, и другая могут проявляться как под контролем сознания, так и вне него, и сопряжены с эмоциональным переживаниями: гнев, враждебность).

В рамках данного исследования нас более интересует мотивационная агрессия как прямое проявление реализации присущих личности деструктивных тенденций. Определив уровень таких деструктивных тенденций, можно с большой степенью вероятности прогнозировать возможность проявления открытой мотивационной агрессии.

Таблица 3 Виды агрессии у испытуемых, перенесших насилие

Тип агрессии

%

Результат

Максимум

1

Физическая агрессия

30

3

10

2

Косвенная агрессия

33

3

9

3

Раздражение

27

3

11

4

Негативизм

40

2

5

5

Обида

63

5

8

6

Подозрительность

30

3

10

7

Вербальная агрессия

69

9

13

8

Угрызения совести, чувство вины

67

6

9

Таблица 4 Виды агрессии у лиц, перенесших бытовую травму

Тип агрессии

%

Результат

Максимум

1

Физическая агрессия

42

4

10

2

Косвенная агрессия

46

4

9

3

Раздражение

28

3

11

4

Негативизм

45

4

5

5

Обида

66

5

8

6

Подозрительность

32

3

10

7

Вербальная агрессия

70

9

13

8

Угрызения совести, чувство вины

72

6

9

Рис. 3. Формы агрессивных реакций по результатам исследования.

Этот график показывает, какие формы агрессивных и враждебных реакций наиболее характерны для лиц, получивших тяжелые физические увечья вследствие насилия, а какие не свойственны им.

Описание шкал:

· Физическая агрессия (нападение) — использование физической силы против другого лица.

· Косвенная агрессия — это агрессия, косвенными путями направленная на другое лицо (сплетни, злобные шутки), а также агрессия, которая ни на кого не направлена, — взрывы ярости, проявляющиеся в крике, топании ногами, битьё кулаками по столу и т. д.

· Склонность к раздражению — готовность к проявлению вспыльчивости, резкости, грубости при малейшем проявлении

· Негативизм — оппозиционная мера поведения, обычно направленная против авторитета или руководства; это поведение может нарастать от пассивного сопротивления до активной борьбы против установившихся законов и обычаев

· Обида — зависть и ненависть к окружающим, обусловленные чувством горечи, гнева на весь мир за действительные или мнимые страдания

· Подозрительность — недоверие и осторожность по отношению к людям, основанные на убеждении, что окружающие намерены причинить вред

· Вербальная агрессия — выражение негативных чувств как через форму (ссора, крик, визг), так и через содержание словесных ответов (угрозы, проклятья, ругань)

· Угрызения совести, чувство вины — сдерживающее влияние чувства вины на проявления форм поведения, которые обычно запрещаются нормами общества.

Можно видеть, что агрессия у испытуемых, перенесших насилие, находится на высоком уровне, высоки также негативизм и обида.

Что касается исследования и анализа рисунков испытуемых, то, согласно концептуальным основам интерпретации рисуночных методик, изображение лица одного пола с обследуемым отражает точку зрения субъекта на собственную персону и представление о собственной сексуальной роли. Изображение лица противоположного пола дает представление о сформированном в процессе гендерной социализации комплексе эмоций, ожиданий и отношений, связанных с ним.

Интерпретация полученных изображений содержала анализ ряда основных показателей, общих для большинства рисуночных методик: заполнение пространства листа, пространственное расположение фигур, их размеры и соотношения, особенности изображения и пропорции частей тела, графическое качество изображения фигур, символическую трактовку деталей, действий, предметов, степень законченности рисунка.

Также уделялось внимание разного рода странностям в изображении человеческих фигур, которые представляют не столько погрешности исполнения, сколько важные образосоздающие акценты. Отношения между людьми разного и одного пола регламентированы гендерными нормами, предписывающими индивиду определенное социально одобряемое поведение, и проявляются в коммуникации.

В рисунке отражается наличие или отсутствие потребности в контактах с людьми своего или другого пола, их эмоциональной окрашенности, присутствие и характер коммуникативных проблем. Значительная часть обследованных продемонстрировали гендерную установку независимости между мужчиной и женщиной, являющуюся индикатором отсутствия четкой эмоциональной выраженности. Гендерная установка независимости в средненормативной выборке составляет около 70% (по данным Н.М. Романовой), в нашей выборке — 40%.

При этом обнаружились довольно значимые различия между основной и контрольной группами, что позволяет предположить, что испытуемые, перенесшие бытовую травму, в большей степени, чем испытуемые, перенесшие насилие, придают значение эмоциональной связи в отношениях.

Таблица 5. Результаты исследования по методике «Рисунок мужчины и женщины»

Установки

Опора

Сотруд-ничество

Притя-жение

Индиффе-рентность

Независи-мость

Изо-ляция

Агрес-сия

Лица, перенесшие насилие

1

0

1

0

4

1

1

Лица, перенесшие бытовую травму

4

3

1

1

2

3

2

Нормативная выборка по Романовой

10%

3−5%

5−7%

5%

60−70%

7−10%

2−3%

физический увечье личностный тревожность

Данная установка свидетельствует об эмоциональной сдержанности, пассивности, возможных проблемах с реализацией своей заинтересованности. Установка независимости чаще встречается в группе лиц, перенесших насилие, минимально представлена в группе лиц, получивших бытовые травмы.

У большого процента обследованных выявлена установка «изоляция», встречающаяся в средненормативной выборке у 7−10%, демонстрирующая наличие отвержения, конфликтов, глубоких психологических фрустраций в гендерных отношениях. Более благополучны по данному показателю лица, получившие бытовые травмы, наименее — лица, перенесшие насильственную травматизацию.

Гендерная установка «притяжение», раскрывающая сильную заинтересованность в контактах с противоположным полом, сексуальную мотивацию, выявлена в части рисунков, различия между группами незначительны.

На четвертом месте установка «опора», это установка на партнера-друга, наиболее значим эмоциональный компонент, эмоциональное принятие противоположного пола, позитивные представления о взаимоотношениях полов. В средненормативной выборке Н. М. Романовой такая установка встречается в 10% случаев. В нашем случае по большей части противоположный пол воспринимается в качестве опоры лицами, получившими бытовые травмы.

Установка «индифферентность», наблюдаемая у части обследованных, может интерпретироваться как показатель несформированности гендерной идентичности.

Гендерная установка «независимость» является, безусловно, преобладающей в представленных рисуночных репрезентациях.

Значительная часть испытуемых показали гендерную установку «стереотип» (около 22%). Суть ее заключается в том, что испытуемый не рисует своих отношений, а рисует то, какими по его представлениям эти отношения могли бы быть. При этом рисунки, на которых представлена установка «стереотип», можно интерпретировать буквально. Например, если девушка рисует кухню, пьяного небритого мужчину и его жену, которая замахивается на него половником и кричит «Ты где был?», это значит, что именно такими она и воспринимает отношения между мужем и женой. Но это не обязательно значит, что ее собственные отношения с мужем таковы. Данные беседы и наблюдения показывают, что испытуемые, нарисовавшие стереотипные отношения, в реальности с мужчинами контактируют иначе, чем на своем рисунке. Можно сделать вывод о том, что рисующие «стереотип» хотят символически показать, от чего они отказываются в своем собственном браке.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой