Защита прав авторов изобретений и патентообладателей

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

автор изобретение патентообладатель

Актуальность темы исследования. Рыночная экономика вносит существенные изменения в сложившиеся связи, отношения, требует новых форм и методов хозяйствования, обновления законодательства. В современной России важное значение приобретает дальнейшее совершенствование правового регулирования изобретательства.

Изобретательство является мощным рычагом ускорения научно-технического прогресса. Только техника, выполненная на основе изобретений, способна революционизировать производство, давать максимальный экономический эффект. Изобретения, создаваемые в нашей стране, стали существенным фактором, способствующим развитию ее производительных сил и оказывающих большое влияние на экономику страны.

Принципиальные положения ранее действовавшего законодательства в области изобретательства нуждались в коренном пересмотре, так как не удовлетворяли требованиям настоящего времени. В условиях существования различных форм собственности наиболее остро встает вопрос о патентообладании.

Принятие части 4-й Гражданского кодекса Российской Федерации призвано способствовать охране прав авторов изобретений, патентообладателей применительно к требованиям экономической реформы. Закон, закрепляя исключительное право на изобретение за конкретным владельцем, выступает в роли одного из реальных гарантов юридического обеспечения развития рыночных отношений в России. Назначение гл. 72 Гражданского кодекса Российской Федерации состоит в установлении оптимального правового режима создания и использования изобретений.

Степень разработанности темы. Вопросы защиты прав авторов изобретений и патентообладателей исследовались такими авторами, как Баранова Е. Е., Гаврилов Э. П., Казьмина С. А., Калиничева Е. П., Кастальский В. Н., Лынник Н. В., Лычкова А. Э., Смелков В. М., Соколов Д. Ю., Черничкина Г. Н., Щербинина В. А. и др. Налицо недостаточная изученность вопросов защиты прав патентообладателей.

Целью настоящей работы является комплексный анализ защиты прав авторов изобретений и патентообладателей по законодательству Российской Федерации.

Для реализации названной цели автором поставлены следующие задачи:

1) определить понятие и признаки изобретения;

2) охарактеризовать авторов изобретений и патентообладателей как субъектов права на изобретение;

3) исследовать права авторов изобретений и патентообладателей;

4) рассмотреть становление и развитие законодательства о защите исключительного права на изобретение;

5) проанализировать формы и гражданско-правовые способы защиты прав авторов изобретений и патентообладателей.

Объектом исследования являются гражданско-правовые отношения в сфере защиты прав авторов изобретений и патентообладателей.

Предметом исследования является совокупность норм, регламентирующих права авторов изобретений и патентообладателей, судебная практика, а также научные результаты, полученные ранее другими исследователями в данной области.

Методологические и теоретические основы исследования. В процессе исследования автором применялись такие общие методы исследования объекта, как: наблюдение, сравнение, восхождение от абстрактного к конкретному, метод проблемно-исторического анализа, абстрагирования, анализа и синтеза, индукции и дедукции, моделирования. Использовались и специальные методы: правового детерминизма и правовой причинности; познания источника саморазвития права и правовой реальности; познания конкретной правовой истины.

Проведен анализ относящихся к теме работы норм законодательства, действующего в России, а также в некоторых зарубежных странах.

Теоретическую основу работы составили труды ученых, посвященные рассматриваемой проблематике. При подготовке работы автором была изучена соответствующая литература по гражданскому, договорному и патентному праву; по общей теории права, философии, языкознанию, экономике.

Эмпирическая и нормативная правовая база исследования представлена отечественным законодательством, практическими материалами, опубликованными в печати, практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов Российской Федерации.

Структура исследования. Настоящая работа состоит из введения, двух глав, состоящих из семи параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

Глава 1. Исключительное право на изобретение по законодательству Российской Федерации

1.1 Понятие и признаки изобретения

Определение изобретения дано в ст. 1350 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), в той же статье перечисляются условия его патентоспособности.

Под изобретением согласно п. 1 ст. 1350 ГК РФ понимается техническое решение.

Статья не содержит определения термина «техническое решение». В связи с этим правильным представляется понимание термина «техническое решение» в широком смысле — способ, средство, прием, при помощи которых решаются производственные задачи, осуществляется производственный процесс, удовлетворяются потребности общества.

Изобретение как результат творческой деятельности не имеет материального выражения. Однако законодатель установил, что изобретение должно существовать во внешнем мире через определенные объекты. Данные объекты подразделяются на две группы.

К первой группе относятся продукты — устройства, вещества, штаммы микроорганизмов, культуры клеток растений или животных.

Устройство — это совокупность элементов, частей, определенная конструкция, которая существует во внешнем мире в трех измерениях.

Веществом в смысле продукта необходимо считать любой материальный объект, обладающий определенными способами. Изобретениями признаются вещества, созданные как в результате химических реакций, так и иным путем, в частности физическим (перегонка, электролиз, прессование).

Штаммы микроорганизмов — это наследственные, новые среды микроорганизмов, используемых непосредственно или способствующих созданию полезных веществ. Штаммы применяются в лечебных, профилактических целях, в качестве стимулятора развития растений. Штаммы микроорганизмов используются в медицине, ветеринарии, сельском хозяйстве и в других сферах.

Штаммы микроорганизмов не относятся к объектам технического творчества, но в силу прямого указания закона подлежат правовой охране.

Отдельно законодатель выделил культуры клеток растений и животных, которые включают как культуры отдельных клеток (например, всем известные клоны животных и человека), так и консорциумы (соединения культур клеток растений и животных).

Ко второй группе относятся способы, которые как объекты изобретения включают процессы выполнения действий над материальными объектами с помощью материальных же объектов. «Способ — это совокупность приемов, выполняемых в определенной последовательности или с соблюдением определенных правил».

Способы как процессы выполнения действий принято разделять на три основных вида.

К первому виду относятся способы, направленные на изготовление продуктов; ко второму — направленные на изменение состояния объектов, в результате которого не создается новый продукт; к третьему — способы, при помощи которых определяется состояние предметов материального мира.

В пункте 1 ст. 1350 ГК РФ перечислены три признака, свидетельствующие о том, что заявленное техническое достижение может быть признано изобретением, — новизна, изобретательский уровень и промышленная применимость.

Согласно п. 2 ст. 1350 ГК РФ новизна определяется как неизвестность из уровня техники. Данный пункт также раскрывает понятие уровня техники. Так, информация об уровне техники включает любые сведения, ставшие общедоступными до даты приоритета изобретения не только в Российской Федерации, но и за рубежом.

Общедоступными считаются любые сведения, содержащиеся в источнике информации, с которым любое лицо может ознакомиться само либо о содержании которого ему может быть законным образом сообщено. К таким источникам можно отнести:

· опубликованные описания охранных документов, опубликованные заявки на изобретения;

· российские и иные издания;

· отчеты о научно-исследовательских работах, пояснительные записки к опытно-конструкторским работам и другая конструкторская, технологическая и проектная документация;

· нормативно-техническая документация;

· материалы и авторефераты диссертаций, изданные на правах рукописи;

· экспонаты, помещенные на выставке;

· устные доклады, лекции, выступления и др.

В уровень техники включаются при условии их более раннего приоритета все поданные в Российской Федерации другими лицами заявки на изобретения и полезные модели (кроме отозванных), а также запатентованные в России изобретения и полезные модели. При этом любое лицо должно иметь право ознакомиться с документами заявки на изобретение.

В соответствии с п. 3 ст. 1350 ГК РФ автору, заявителю предоставляется гарантия защиты их прав в случае раскрытия информации, относящейся к изобретению, в результате чего сведения о сущности изобретения стали общедоступными. Данная гарантия именуется «льгота по новизне» и, однако, действует при условии, что заявка на выдачу патента была подана в течение шести месяцев со дня раскрытия информации, а также что сложились обстоятельства, в силу которых раскрытие информации не препятствует признанию патентоспособности изобретения.

Порочит новизну и открытое применение — это такое использование изобретения, которое настолько известно неопределенному кругу лиц, что становится возможным воспроизведение его специалистами. Другими словами, оно дает возможность третьим лицам получить необходимые сведения о технической сущности новшества.

Новизна устанавливается на дату приоритета изобретения, который, в свою очередь, определяется по дате поступления заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности. При установлении новизны обычно ищут наиболее близкие из известных технических решений, противопоставляемых заявке (прототип).

Неизвестность из уровня техники предполагает, что речь идет о мировой новизне. Требование мировой новизны характерно для законодательства всех развитых стран. Это обусловлено тем, что современные информационные технологии позволяют получить сведения об изобретениях, сделанных во всем мире. Для удобства нахождения в патентных библиотеках описаний изобретений в 1954 г. была принята Международная классификация изобретений (МКИ). В России она была введена в 1970 г.

Вторым критерием патентоспособности является изобретательский уровень. По смыслу ст. 1350 ГК РФ изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники.

Проверка изобретательского уровня проводится в отношении изобретения, охарактеризованного в независимом пункте формулы, и включает следующие этапы:

· определение наиболее близкого аналога;

· выявление признаков, которыми отличается заявленное изобретение от наиболее близкого аналога;

· выявление из уровня техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками рассматриваемого изобретения.

Изобретательский уровень, как и новизна, устанавливается на дату приоритета изобретения.

Как указано, изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники, т. е. не может быть для специалистов очевидным. Следует отметить, что понятие «специалист» юридически неопределенно. На практике набор общих требований, предъявляемых к специалисту, включает наличие специального образования, опыт практической работы в данной области, знакомство с научной литературой, наличие собственных разработок в данной области.

Понятие «очевидность» раскрыто в Директиве по проведению экспертизы в Европейском патентном ведомстве: очевидное — не выходящее за пределы нормального прогресса в технологии, а само собой разумеющееся или логически вытекающее из уровня техники, а также не предполагающее использования изобретательского таланта, который выходил бы за пределы предполагаемого уровня специалиста в определенной области техники.

Изобретение не рассматривается как не соответствующее изобретательскому уровню из-за его кажущейся простоты.

В пункте 4 ст. 1350 ГК РФ указан третий критерий патентоспособности изобретения — промышленная применимость.

Изобретение считается промышленно применимым, если оно может быть использовано не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве, здравоохранении, других отраслях экономики или в социальной сфере.

Под промышленной применимостью понимается возможность использования технических решений в хозяйстве как в момент их создания, так и в будущем. В ГК РФ не указано, в какой момент должна оцениваться промышленная применимость заявленного изобретения.

В отличие от признаков новизны и изобретательского уровня критерий промышленной применимости прямо не связывается с уровнем техники и датой приоритета.

При раскрытии сущности промышленной применимости важен вопрос о промышленной применимости так называемых перспективных изобретений, т. е. изобретений, которые не могут быть использованы в настоящее время, но целесообразность и возможность их использования в будущем не вызывает сомнения. Если заявитель доказал принципиальную возможность решения задачи и раскрыл конкретные средства ее решения, то созданное изобретение может быть признано охраноспособным, хотя бы в настоящее время отсутствовали материальные предпосылки для его реализации на практике.

В пункте 5 ст. 1350 ГК РФ указаны те результаты интеллектуальной деятельности, которым не предоставляется правовая охрана в качестве изобретений.

Отказ в предоставлении правовой охраны открытиям патентное право обусловливает тем, что открытие, под которым понимается выявление закономерностей, свойств и явлений материального мира, не обладает таким признаком изобретения, как промышленная применимость. Вместе с тем открытия могут служить основой для создания различных изобретений.

Под научной теорией понимается система основных идей в той или иной отрасли знания, обобщающих опыт, практику и отражающих объективные закономерности природы, общества и человеческого мышления. Таким образом, научная теория не является техническим решением и, следовательно, не может охраняться в качестве изобретения.

К математическим методам необходимо относить совокупность приемов, способов и средств, используемых в такой научной области, как математика.

В связи с отсутствием основного критерия, а именно отсутствием в вышеназванных объектах технического решения, данные объекты не подпадают под понятие устройства, вещества, штамма, культуры клеток или способа, следовательно, можно сделать вывод о том, что научные теории, математические методы, а также правила и методы игр, интеллектуальной или хозяйственной деятельности не признаются в качестве изобретений.

К решениям, касающимся только внешнего вида изделий и направленным на удовлетворение эстетических потребностей, относятся в первую очередь промышленные образцы, которые охраняются ГК РФ как таковые.

В ст. 1350 ГК РФ говорится о решениях, которые исключены из числа изобретений в силу того, что они охраняются специальными нормами, либо в силу общественных интересов.

Таковыми являются:

сорта растений, породы животных и биологические способы их получения;

программы для ЭВМ;

топологии интегральных микросхем.

Указанные в п. 4 ст. 1349 ГК РФ объекты, которые не признаются объектами патентных прав, применяются и в отношении изобретений.

Итак, в качестве изобретения охраняется техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств). Изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо.

1.2 Авторы изобретений и патентообладатели как субъекты права на изобретение

Под автором изобретения, полезной модели или промышленного образца согласно первому предложению ст. 1347 ГК РФ понимается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности. Указанная норма в принципе воспроизводит п. 1 ст. 7 ранее действовавшего Патентного закона РФ. Главное отличие заключается в том, что вместо термина «физическое лицо» использован термин «гражданин». Указанное отличие можно отметить по всему тексту части четвертой ГК РФ, в том числе в общей норме п. 1 ст. 1228 ГК РФ, согласно которой автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат.

Указание законодателя гражданина в качестве автора связано собственно с инкорпорацией норм об исключительных правах в ГК РФ. В связи с этим для целей применения настоящей статьи необходимо обратиться к общим нормам части первой ГК РФ, например п. 2 ст. 1, где граждане и физические лица фигурируют в качестве синонимов. Кроме того, следует принимать во внимание норму п. 1 ст. 2: правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом. Поэтому безосновательны опасения на предмет того, что могут быть ущемлены права иностранных граждан и апатридов.

Гражданское законодательство не устанавливает особые возрастные ограничения для граждан (физических лиц) в плане их признания авторами изобретений, полезных моделей или промышленных образцов. Однако и в этих случаях необходимо прибегать к общим нормам ГК РФ: несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно осуществлять права автора результатов интеллектуальной деятельности (ст. 26); от имени малолетних, а также граждан, признанных недееспособными, права автора могут осуществлять только их законные представители.

Как и прежде, непременным условием признания за гражданином (физическим лицом) статуса автора изобретения, полезной модели или промышленного образца является его творческий труд при создании соответствующего результата интеллектуальной деятельности.

Рассмотрим пример из практики. Индивидуальный предприниматель Дийков А. Л. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Федерального государственного учреждения «Палата по патентным спорам» (далее — Патентная палата) Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее — Роспатент) от 23. 01. 2007, утвержденного 07. 03. 2007 руководителем Роспатента, о признании недействительным выданного на имя Дийкова А. Л. патента на полезную модель.

К участию в деле в качестве третьих лиц привлечены Федеральное государственное учреждение «Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее — ФГУ «ФИПС»), общество с ограниченной ответственностью «ПОТЕНЦИАЛ» (далее — общество).

Решением суда первой инстанции от 05. 02. 2008 в удовлетворении заявленного по делу требования отказано. В апелляционном порядке дело не рассматривалось. Суд кассационной инстанции постановлением от 18. 06. 2008 отменил указанное решение суда первой инстанции и прекратил производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора Дийков А. Л. просит отменить оспариваемый судебный акт, считая, что этим актом нарушено единообразие в применении и толковании положений статей 29 и 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о подведомственности, поскольку Дийковым А. Л. специально получен статус индивидуального предпринимателя для дальнейшего использования принадлежащих ему исключительных прав. Изучив содержание заявления и оспариваемых судебных актов, суд не находит оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для пересмотра в порядке надзора оспариваемых судебных актов.

Судом установлено, что патент на полезную модель выдан 10. 03. 2006 Дийкову А. Л. как физическому лицу. Он указан как автор полезной модели. Статус Дийкова А. Л. как индивидуального предпринимателя возник 21. 09. 2006, то есть после получения патента. Прекращая производство по делу, суд исходил из того, что в соответствии с предметом заявленного требования по данному делу суд проверяет законность выдачи патента, заявленные требования касаются защиты авторских прав, а не прав Дийкова А. Л. как правообладателя.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации определил: в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела N А40−28 104/07−51−146 Арбитражного суда г. Москвы для пересмотра в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 18. 06. 2008 по тому же делу отказать.

Творческий труд, или (в более широком понимании) творчество следует рассматривать как сложный многоаспектный процесс взаимоотношений между авторами-творцами и объектами творчества как единство познания и преобразования. Наиболее общее определение творчества, содержащееся в энциклопедических словарях, следующее: деятельность, порождающая нечто качественно новое и отличающееся неповторимостью, оригинальностью и общественно-исторической уникальностью. Поскольку в ст. 1347 ГК РФ речь идет об авторе изобретения, полезной модели или промышленного образца, то и творчество последнего следует рассматривать преимущественно как техническое творчество.

Техническое творчество связано, прежде всего, с необходимостью удовлетворения материальных потребностей человека. Результатом творческого труда автора может быть субъективно и объективно новое решение. Субъективно новое решение означает такой результат творческой деятельности автора, который является новым только для него самого, а объективно может быть известным. Объективно новое решение характеризует ту качественную новизну результата творческого труда, которая отвечает общественным потребностям, являясь одновременно и субъективно новым для автора решением.

В указанной норме привлекает также внимание наличие двух разнопорядковых терминов: «творческий труд» и «интеллектуальная деятельность».

Как уже указывалось, творчество характеризуется как деятельность по созданию качественно нового решения, отличающегося неповторимостью и уникальностью. Справедливо также утверждение, что творить способен практически всякий, но вот степень творчества меняется в очень широких пределах.

Интеллектуальная деятельность (от лат. intellectus — познание, понимание, рассудок) — это использование автором способностей мышления, рационального познания окружающей действительности в целях поиска путей решения какой-либо задачи. Если термин «творческий труд» характеризует качество результата деятельности человека, то термин «интеллектуальная деятельность» указывает на способ его достижения.

Таким образом, в указанной норме заложено внутреннее противоречие, которого можно было бы избежать в случае обозначения охраняемых объектов термином «результаты творческой деятельности» с одновременной корректировкой указанной нормы.

Вместе с тем, исходя из позиции законодателя, следует полагать, что в первом предложении ст. 1347 ГК РФ термины «творческий труд» и «интеллектуальная деятельность» использованы как синонимы.

Во втором предложении данной статьи установлена опровержимая презумпция авторства лица, указанного в качестве такового в заявке на выдачу патента на изобретение полезную модель или промышленный образец. При этом не требуется никаких подтверждений права авторства при подаче соответствующих заявок. Необходимо только указание автора изобретения, полезной модели или промышленного образца, а также его места жительства (ст. ст. 1375, 1376 и 1377 ГК РФ).

Споры об авторстве изобретения, полезной модели или промышленного образца (т.е. в случаях опровержения презумпции авторства) рассматриваются только в судебном порядке (ст. 1406 ГК РФ).

Следовательно, существует легальная презумпция действительного авторства подателя заявки на изобретение, полезную модель или промышленный образец, до тех пор, пока она не опровергнута в установленном порядке.

Большинство изобретений, полезных моделей или промышленных образцов создаются в трудовых коллективах или на иной коллективной основе, что предполагает авторство нескольких лиц, именуемых соавторами, чьим совместным творческим трудом создаются соответствующие результаты интеллектуальной деятельности.

В п. 1 ст. 1348 ГК РФ указано: граждане, создавшие изобретение, полезную модель или промышленный образец совместным творческим трудом, признаются соавторами. Следовательно, соавторство предполагает совместное творчество нескольких физических лиц по созданию единого результата интеллектуальной деятельности, т. е. особый случай авторства.

При установлении соавторства ключевыми понятиями являются понятия «совместный труд» и «творческий труд», которые охвачены словосочетанием «совместным творческим трудом». Понятие «совместный труд» не определено ни в ГК РФ, ни в других нормативных правовых актах. Следует полагать, что совместный характер труда можно установить через взаимодействие (прямое или опосредованное) участников коллективного процесса по созданию технических или художественно-конструкторских решений либо в трудовых коллективах (преобладающая форма совместного труда при организации служебного изобретательства), либо в рамках иных отношений, в том числе гражданско-правовых. При этом следует иметь в виду: такое взаимодействие возможно как в форме непосредственной кооперации и общения участников трудового процесса, так и в форме разделенного во времени сотрудничества, когда трудовой процесс организован поэтапно и его участники прямо не контактируют друг с другом. В последнем случае на заключительных этапах трудового процесса используются неопубликованные результаты разработок, полученные на предшествующих его этапах.

Равным образом не определено легально понятие «творческий труд», еще в меньшей степени подверженное формализации. Косвенные признаки отсутствия творческого характера труда соавторов закреплены в общих положениях части четвертой ГК РФ. Так, согласно абз. 2 п. 1 ст. 1228 ГК РФ не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат или его использованию, а также граждане, осуществляющие контроль за выполнением соответствующих работ. Указанная норма шире по своему содержанию, чем сходная норма абз. 2 п. 2 ст. 7 ранее действовавшего Патентного закона РФ.

В советский период истории нашей страны уделялось больше внимания вопросам правового регулирования соавторства, в частности творческому участию соавторов в совместном труде. Некоторые документы, посвященные указанным вопросам, сохраняют, на взгляд автора настоящей работы, методологическое значение в настоящее время (см., например, Указания по составлению заявки на изобретение — ЭЗ-1−74; Положение о порядке премирования за содействие изобретательству и рационализации и использовании выделенных для этих целей средств от 15 апреля 1974 г.; Указания о порядке оформления заявок на изобретения, созданные в соавторстве от 28 июля 1983 г.; Разъяснение Госкомизобретений СССР от 28 мая 1971 г. № 1).

Так, в п. 132 Указаний ЭЗ-1−74 изложены требования к справке о творческом участии каждого из соавторов в создании изобретения: указывается конкретно, какое творческое участие принимал данный соавтор в создании изобретения, его конкретного признака, а если невозможно указать, какой из признаков, перечисленных в формуле изобретения, разработан конкретным соавтором, указывается та часть творческой работы, которая выполнена соавтором (например, «разработал теоретические обоснования параметра», «обосновал опытами», «дал форму рабочего органа» и т. п.), Кроме того, в стандартных бланках заявлений на выдачу авторского свидетельства, кроме справки о творческом участии каждого из соавторов в создании изобретения, включалась декларация об авторстве, в которой утверждалось, что в заявлении указаны все действительные авторы данного изобретения и что в связи с этим после принятия заявки к рассмотрению никакие другие лица не будут включаться в состав авторов.

По общему правилу соавторство — это добровольное волеизъявление нескольких граждан (физических лиц) по созданию какого-либо технического или художественно-конструкторского решения. Вместе с тем в настоящее время, когда подавляющее большинство таких решений создаются в рамках так называемого служебного изобретательства, отношения соавторства проявляются в рамках трудовых правоотношений, в частности в связи с выполнением соавторами трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя. Поэтому нельзя полностью исключать определенного влияния, которое может оказывать администрация работодателя на формирование состава соавторов.

Рассмотрим пример. В создании дизайн-макета новой линии корпусной мебели участвовали три дизайнера (начальник и два его подчиненных). Организаторские функции, а также общий контроль над проектом осуществлял начальник дизайнерского отдела. В данном случае соавторами дизайн-проекта будут являться только рядовые дизайнеры. Начальник отдела не может рассматриваться в качестве соавтора, так как его творческий труд в создании дизайн-макета отсутствует.

В связи с отсутствием в российском законодательстве требования о наличии справки о творческом участии соавторов в создании технического решения или какого-либо заменяющего ее документа, может возникнуть проблема сбора доказательств творческого участия соавторов в случае возникновения спора о соавторстве. Спор о соавторстве может возникнуть вследствие объективных причин, например, если в процессе экспертизы заявки на изобретение по существу формула изобретения изменена по сравнению с первоначально заявленной. В таком случае может быть поставлено под сомнение творческий характер труда каждого из соавторов, т. е. принимал ли каждый из них творческое участие в совместном труде над техническим решением, отраженном в измененной формуле изобретения.

В российском законодательстве установлено единственное основание для признания соавторами граждан при отсутствии факта их совместного творческого труда: подача заявок на идентичные изобретения, полезные модели или промышленные образцы, имеющие одну и ту же дату приоритета, разными заявителями (п. 1 ст. 1383 ГК РФ). Указанные случай соавторства можно условно назвать «добровольно-принудительным», поскольку соглашение между заявителями о лице, которому выдается патент по одной из таких заявок, предопределяющее в конечном счете и состав соавторов, должно быть достигнуто в течение 12 месяцев (под страхом признания соответствующих заявок отозванными) с даты уведомления заявителей о коллизии их заявок.

«Принудительный» порядок установления соавторства, не допускающий никакого соглашения между авторами, был закреплен в п. 51 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях от 21 августа 1973 г.: в случае если даты приоритета заявок совпадают, все авторы, упомянутые в заявках, рассматриваются как соавторы.

Итак, в ГК РФ воплощен авторско-правовой подход к вопросам права авторства (соавторства) на изобретение, полезную модель, промышленный образец. Речь идет не только о главенствующей роли автора в патентно-правовых отношениях, когда именно с личностью автора связано возникновение патентных прав, которые в указанном контексте рассматриваются как первоначальные права, но и о моменте возникновения права авторства на объекты патентных прав, который, по замыслу законодателя, совпадает с моментом создания изобретения, полезной модели, промышленного образца.

1.3 Права авторов изобретений и патентообладателей

В соответствии с пп. 5 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности.

В пункте 2 ст. 1345 ГК РФ в качестве основных прав автора изобретения, полезной модели или промышленного образца выделены исключительное право, являющееся имущественным правом, и право авторства как личное неимущественное право, содержание которых охарактеризовано соответственно в статьях 1356 и 1358 ГК РФ. Указанное разграничение общепринято в мировой патентной практике. Оно закреплено в законодательствах государств с развитым правопорядком и в нормативных правовых актах международных организаций, в том числе и Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС).

В ГК РФ не содержится четкого определения личных неимущественных прав. На сайте www. pravoteka. ru приведено самое оптимальное, как представляется, определение. Итак, личные неимущественные права (personal unproperty rights) — в гражданском праве РФ — вид нематериальных благ. К личным неимущественным правам относятся субъективные права на блага, не имеющие непосредственного имущественного содержания, например, права на жизнь и здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, честь и доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, свободу передвижения, свободный выбор места пребывания и места жительства, имя, право авторства и другие. Нематериальные блага принадлежат гражданину от рождения или в силу закона, они неотчуждаемы и непередаваемы иным способом (ст. 150 ГК РФ).

В ст. 1228 ГК РФ употребляются термины «право авторства» и «авторство», но, к сожалению, ни одному из них не дается определения, кроме указания на принадлежность права авторства к личным неимущественным правам, что дает основания для различного их толкования и продолжения дискуссий в доктрине относительно природы этих понятий и их соотношения. Указаны только признаки права авторства (неотчуждаемость и непередаваемость) и авторства (бессрочность охраны). К положительным моментам можно отнести исправление явной ошибки, содержащейся в ранее действующем законодательстве (п. 3 ст. 7 Патентного закона РФ), когда утверждалось, что право авторства охраняется бессрочно.

В первом предложении ст. 1356 ГК РФ дается определение права авторства: право признаваться автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, которое неотчуждаемо и непередаваемо, в том числе при передаче другому лицу или переходе к нему исключительного права на указанные объекты.

В содержание права авторства входит гарантированная государством возможность автора выступать в общественных отношениях в качестве признанного создателя технического или художественно-конструкторского решения. Право авторства предоставляет возможность создателю считать себя автором указанных решений.

Признаками права авторства являются его неотчуждаемость и непередаваемость. Право авторства — это личное неотчуждаемое право, т. е. оно неотделимо от личности. Право авторства непередаваемое, т. е. оно лишено экономического содержания и за редким исключением не может никому передаваться самим автором. Кроме того, как указано во втором предложении ст. 1356 ГК РФ, отказ от этого права ничтожен, т. е. не влечет за собой никаких правовых последствий. Указанная норма направлена на пресечение попыток скрытой передачи права авторства.

Право авторства независимо от исключительного (имущественного) права, и при его передаче или переходе к другому лицу не следует за ним. В этом выражена главная концепция патентного права: патентование приводит к присвоению технического или художественно-конструкторского решения только в экономическом, но не в духовном плане.

Право авторства абсолютно по своему характеру, т. е. создает для всех лиц обязанность воздерживаться от присвоения себе или приписывания кому-либо чести создания технического или художественно-конструкторского решения.

Рассмотрим пример из арбитражной практики. Открытое акционерное общество «Казанский жировой комбинат» (далее — истец, комбинат) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к закрытому акционерному обществу «Эссен Продакшн АГ» (далее — ответчик, общество) о признании последнего нарушителем исключительного права комбината на изобретение «Майонез» (патент № 2 284 127); о запрете обществу совершать действия, нарушающие исключительные права комбината на указанное изобретение, в том числе: изготавливать, предлагать к продаже, продавать, иным образом вводить в гражданский оборот, хранить для этих целей продукт майонез, производимый обществом в соответствии с ТО 9143−031−33 875 274−07 «Майонез с перепелиным яйцом», в котором использовано запатентованное изобретение комбината; об уничтожении запасов готовой продукции — производимого обществом майонеза; об изъятии из продажи продукта и обязании общества опубликовать решение суда в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности «Изобретения. Полезные модели» и федеральном выпуске газеты «Коммерсант» (с учетом уточнения иска в порядке статьи 49 Кодекса).

При рассмотрении спора суды установили, что изобретение истца используется в продукте ответчика, изготовленного по техническим условиям. И это обстоятельство подтверждено в заключении судебной экспертизы. Вопрос об использовании изобретения комбината в изобретении общества, защищенном более поздним патентом № 2 325 821, то есть о включении в формулу изобретения общества всех признаков, указанных в независимом пункте формулы изобретения комбината, истцом не ставился, судом и экспертами не исследовался. Ответчик при этом настаивал на наличии у него изобретения, отличающегося от изобретения истца, то есть «независимого» патента, и использовании именно своего патента, а комбинат не оспаривал патентоспособность изобретения ответчика. Исходя из сказанного, у судов не было оснований для применения абзаца третьего пункта 3 статьи 1358 и статьи 1362 ГК РФ.

Таким образом, при наличии двух патентов на изобретение с одинаковыми либо эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, действия общества по использованию своего патента не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета.

Нельзя обойти вниманием вопрос о соотношении понятий «авторство» и «право авторства», поскольку законодатель, изменив свою позицию относительно бессрочности права авторства, все же не дает однозначные ответы на вопросы о начале и окончании срока действия права авторства.

В понятии авторства отражается объективный факт создания определенного технического или художественно-конструкторского решения. Факт авторства венчает собой творческий процесс по созданию указанного решения. Однако если применительно к объектам авторского права юридический факт создания произведения, выраженного в объективной форме, свидетельствует о возникновении права авторства на произведение, то в патентном праве факт создания изобретения, полезной модели или промышленного образца, не свидетельствует о возникновении права авторства на соответствующее решение, до его признания экспертизой патентоспособным и выдачи соответствующего патента.

Кроме факта создания изобретения, полезной модели или промышленного образца необходим административный акт о признании его таковым со стороны федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Иными словами, для возникновения права авторства на запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец необходим юридический состав: факт создания соответствующего решения и факт его последующей регистрации и выдачи патента.

Может показаться, что такая позиция противоречит пп. 5 п. 1 ст. 8 ГК РФ, согласно которому гражданские права возникают в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности. Однако в указанной общей норме говорится об одном юридическом факте, которого достаточно для возникновения права авторства на объекты авторского права, но недостаточно для объектов патентного права. Следует также иметь в виду, что в пп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ предписано, что гражданские права возникают из актов государственных органов; именно такими актами являются решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о государственной регистрации изобретения, полезной модели и выдачи патента (ст. 1393 ГК РФ). С этого момента возникает объект права (запатентованное изобретение, полезная модель или промышленный образец) и субъективное право на него — авторское право на указанный объект.

В противном случае может возникнуть эффект безобъектных отношений, когда признается право авторства на еще не существующий объект.

О праве авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец до его квалификации таковым можно говорить только в смысле права авторства на «заявленное» изобретение, полезную модель или промышленный образец.

И лишь после признания заявленного объекта патентоспособным и выдачи на него патента возникает право авторства на запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец.

В данном случае действует следующий принцип: нет объекта, нет и права авторства.

Действие указанного принципа в чем-то сходно с механизмом действия временной правовой охраны согласно ст. 1392 ГК РФ, когда патентообладатель может претендовать на денежную компенсацию за использование его заявленного изобретения только после получения им патента, в то время как временная правовая охрана считается ненаступившей, если заявка на изобретение была отозвана или признана отозванной либо по заявке на изобретение принято решение об отказе в выдаче патента и возможность подачи возражения против этого решения исчерпана.

Таким образом, следует отличать право авторства на заявленное изобретение, полезную модель или промышленный образец и право авторства на запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Указанное различие кроме теоретического значения имеет практический смысл. Например, автор заявленного изобретения может защищать свое право авторства в судебном порядке, не дожидаясь окончания экспертизы и выдачи ему соответствующего патента. Однако возможны случаи, когда автор запатентованного изобретения, добившись решения спора в суде в свою пользу, не получит патент, вследствие чего у него не возникнет право авторства на запатентованное изобретение.

В недавнем прошлом действовала норма, согласно которой допускалось возбуждение спора об авторстве (соавторстве) в суде только после квалификации изобретения и выдачи авторского свидетельства или патента на изобретение (п. 156 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях от 21 августа 1973 г.).

Более сложным представляется вопрос об окончании срока действия права авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Как указано в п. 2 ст. 1228 ГК РФ, авторство и имя автора охраняются бессрочно. Сказанное означает, что применительно к патентному праву факт авторства гражданина незыблем во времени.

Однако право авторства, как любое субъективное право, имеет свои пределы. Применительно к рассматриваемому случаю такие пределы можно связывать либо с истечением срока действия соответствующего исключительного права, любо со смертью автора-носителя субъективного права. Второй случай представляется более предпочтительным и не только с моральной точки зрения.

С истечением срока действия исключительного права право авторства не прекращается. С истечением срока действия исключительного права соответствующее решение переходит в общественное достояние. Однако сведения о таком решении включены в уровень техники и являются препятствием для его экономического присвоения другим лицом и возможности считать себя автором такого решения.

Кроме того, право авторства дает основание требовать выплату вознаграждения и после истечения срока действия исключительного права, если обязанность по выплате вознаграждения не выполнена.

Компания «Новартис АГ» (далее — компания) обратилась в Арбитражный суд города Москвы с иском к закрытому акционерному обществу «Фарм-Синтез» (далее — общество) о прекращении нарушения исключительного права на изобретение (патент Российской Федерации № 2 125 992) путем запрещения ответчику изготавливать лекарственное средство иматиниб, а также предпринимать действия, направленные на осуществление государственной регистрации лекарственного средства иматиниб в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (далее — Росздравнадзор) и федеральном государственном учреждении «Научный центр экспертизы средств медицинского применения» (далее — центр экспертизы).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 25. 06. 2008 иск удовлетворен. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27. 08. 2008 решение оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 27. 11. 2008 названные судебные акты оставил без изменения. В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре указанных судебных актов в порядке надзора общество просит их отменить как нарушающие нормы материального и процессуального права, в удовлетворении требований истца, в том числе о запрещении осуществлять действия по государственной регистрации лекарственного средства иматиниб, отказать. В отзыве на заявление компания просит оставить судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Как установлено судом, компания является обладателем патента Российской Федерации № 2 125 992 на изобретение «Производные N-фенил-2-пиримидинамина или их соли и фармацевтическая композиция на их основе, обладающая противоопухолевой активностью» по заявке 93 005 357 с приоритетом от 03. 04. 1992, зарегистрированное в государственном реестре изобретений 10. 02. 1999 со сроком действия патента до 01. 04. 2013.

Общество изготовило лекарственное средство с торговым названием иматиб-ФС, действующим веществом которого является иматиниб в виде фармацевтической приемлемой соли, и направило в центр экспертизы документы для подготовки проведения Росздравнадзором его государственной регистрации. В соответствии с заключением судебной экспертизы от 20. 05. 2008 лекарственное средство иматиниб (с торговым названием иматиб-ФС) подпадает под структурную формулу запатентованного изобретения по патенту Российской Федерации № 2 125 992, так как содержит каждый признак независимого пункта формулы этого изобретения.

Компания согласия на использование иматиниба ответчику не давала, поэтому обратилась в арбитражный суд с требованием о защите исключительного права, охраняемого патентом.

По мнению общества, государственная регистрация лекарственных средств по смыслу Патентного закона РФ (действовавшего в тот период) не является использованием лекарственного средства, содержащего запатентованный элемент, поэтому не может быть запрещена патентообладателем. Кроме того, согласно статье 11 Патентного закона изготовление лекарственного средства, содержащего запатентованный элемент, является правомерным, так как осуществляется не с целью извлечения прибыли. Поэтому общество сочло, что может использовать иматиниб для государственной регистрации лекарственного средства и благотворительных целей.

Суды, не согласившись с доводами общества и со ссылкой на статьи 10, 11 Патентного закона, признали изготовление лекарственного средства иматиб-ФС и действия общества по его государственной регистрации, которые осуществляются как подготовительные действия для ввода в гражданский оборот этого средства, нарушением исключительного права истца на изобретение. В силу пункта 1 статьи 10 Патентного закона, подлежащего применению к спорным правоотношениям, патентообладателю принадлежит исключительное право на изобретение. Никто не вправе использовать запатентованное изобретение без разрешения патентообладателя, в том числе совершать следующие действия: ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажу, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использовано запатентованное изобретение, за исключением случаев, если такие действия в соответствии с данным Законом не являются нарушением исключительного права патентообладателя.

С учетом указанной нормы суды признали, что изготовление обществом лекарственного средства иматиб-ФС является нарушением исключительного права компании на изобретение, охраняемое патентом Российской Федерации, и запретили его изготовление в коммерческих целях. Президиум ВАС РФ считает, что у судов не было оснований для признания действий общества по изготовлению образцов лекарственного средства с целью государственной регистрации для последующего применения этого лекарственного средства нарушением права компании на изобретение. Не может быть признано нарушением прав компании изготовление и представление в Росздравнадзор и научный центр экспертизы образцов лекарственного средства иматиб-ФС для проведения экспертизы качества этого средства.

При таких обстоятельствах оспариваемые судебные акты как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

К личным неимущественным правам автора изобретения, полезной модели или промышленного образца относится также право на имя.

В Парижской конвенции по охране промышленной собственности (ст. 4 ter) указанное право раскрыто как «личное» право изобретателя быть названным в качестве такового в патенте, от которого автор вправе отказаться.

В одних статьях части 4-й ГК РФ право на имя указано наряду с правом авторства (например, ст. 1265 «Право авторства и право автора на имя», ст. 1315 «Право исполнителя»), в других статьях это право сформулировано как право на указание своего имени (например, ст. 1338 ГК РФ, предусматривающая право публикатора на указание своего имени на экземплярах обнародованного им произведения).

В отношении авторов изобретений, полезных моделей или промышленных образцов законодатель ограничился лишь указанием в ст. 1356 ГК РФ на право авторства, не упоминая при этом право на имя.

Следует ли из этого, что автор изобретения, полезной модели или промышленного образца не располагает правом на имя? Нет. Искомая норма находится в ст. 1394 ГК РФ, где идет речь о публикации сведений о выдаче патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Согласно п. 1 указанной статьи федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности публикует в официальном бюллетене сведения о выдаче патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, включающие, в частности, имя автора, если автор не отказался быть упомянутым в качестве такового.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой