Глобализация российского бизнеса

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретические аспекты глобализации российского бизнеса

1.1 Глобализация как современное состояние мировой хозяйственной системы

1.2 Отраслевая консолидация и деятельность крупного российского бизнеса

1.3 Формирование российского бизнеса в условиях глобализации

Глава 2. Особенности развития российского глобального бизнеса

2.1 Анализ деятельности глобального российского бизнеса на примере компании ОАО «ЛУКОЙЛ»

2.2 Опыт зарубежных компаний

Глава 3. Перспективы глобализации российского бизнеса

3.1 Мероприятия по совершенствованию глобализации российского бизнеса

Заключние

Список литературы

Приложения

глобализация бизнес консолидация лукойл

Введение

Актуальность темы исследования. В развитии мирового хозяйства на современном этапе резко усиливается процесс интернационализации, который принимает форму глобализации. Глобализация представляет собой гомогенизацию мира, жизнь по единым принципам, приверженность единым ценностям, следование единым обычаям и нормам поведения, стремление все универсализировать. При этом бурно развиваются международные экономические, политические, культурные отношения и возникают десятки разнообразных интеграционных объединений, в которых принимают участие большинство национальных государств.

Глобализация, размывая национальные границы суверенных государств, вывела на мировую арену новых акторов общепланетарного значения, которые стали главной силой формирования современного мирового хозяйства. Такими акторами выступают компании крупного бизнеса глобального масштаба. Крупный бизнес создает экономическую ткань современного мира, а его совокупность образует самодостаточный транснациональный капитал. Именно компании крупного бизнеса в странах базирования и в своих зарубежных филиалах производят более трети мирового ВВП, на них приходится до 60% всего мирового экспорта и более половины всей мировой торговли, а рыночная стоимость 2000 крупнейших компаний в мире на конец 2014 года составила более 32 триллионов долларов. Во всех глобальных тенденциях развития мирового хозяйства, таких как либерализация, интернационализация, унификация и др., первопричиной или расширяющим фактором является деятельность компаний крупного бизнеса. Растет не только их число и географический размах, но и возрастает их вовлеченность в мировой воспроизводственный процесс.

Крупный российский бизнес наряду с зарубежными «коллегами» уже давно стал неотъемлемой частью мировой экономической системы. Благодаря высоким ценам на энергоносители и сырье на мировом рынке в последние годы, политической и экономической стабилизации и некоторым другим позитивным факторам он значительно увеличил свое производство, и создает производственную опору за рубежом, параллельно расширяя влияние на внутреннем рынке страны. В связи с этим необходимо проанализировать условия и тенденции масштабного включения российского предпринимательства в высший эшелон международного бизнеса; определить стратегию и тактику экспансии крупного российского бизнеса на профильные мировые рынки; показать ведущую роль крупных российских компаний в развитии отечественной экономики и рассмотреть направления их трансформации.

Степень разработанности проблемы. Значительный вклад в разработку теоретических и практических подходов к изучению поставленных проблем деятельности компаний, процессов глобализации, конкурентоспособности и стратегий развития компаний внесли труды как-зарубежных, так и отечественных ученых и исследователей.

Среди зарубежных авторов основное внимание было уделено работам, Сорос Дж, М. Портера, Гидденс Э., Фишер С.

Из отечественных ученых использовал труды Азоев Г. А, Булатов А. С, Воронин В. М., А. Юданова, Осьмовой. М. и др.

Также использовались материалы аналитических журналов РБК («РосБизнесКонсалтинг»), «Эксперт», сборников Росстат и научно-экономических журналов «Вопросы Экономики», «Экономист», МЭиМО, ресурсы глобальной сети Internet, в частности сайты международный статистических организаций, международных экономических изданий (Fortune, Financial Times, Forbes и др.) и официальные сайты компаний и бизнес-групп, о которых идет речь в исследовании.

Цели и задачи исследовании. Целью исследования является, выявление особенностей развития российского крупного бизнеса в условиях глобализации, стратегий расширения его деятельности, а так же предложение наиболее эффективных путей глобализации российских компаний.

Достижение поставленных целей потребовало постановку и последовательное решение следующих задач:

· рассмотреть глобализацию как современное состояние мировой хозяйственной системы;

· проанализировать отраслевую консолидацию и деятельность крупного российского бизнеса;

· исследовать процесс формирования российского бизнеса в условиях глобализации;

· выявить особенности развития российского глобального бизнеса;

· раскрыть перспективы глобализации российского бизнеса.

Объектом исследования выступают анализ деятельности компании ОАО «ЛУКОЙЛ».

Предметом исследования являются экономические отношения, направленные на процесс глобализации российского бизнеса.

Теоретические и методологические основы исследования. Законы и инструментарий системного анализа, позволяющий объединить множество разнородных явлений, выявить основные устойчивые связи между ними и определить их дальнейшее развитие. В работе использованы традиционные методологические приемы экономической науки — эмпирическое обобщение (наблюдение, сравнение, соотношение и т. д.) применительно к широкому набору статистических данных, конкретных фактов и данных; методы теоретического исследования (абстракция, анализ и синтез, статистические группировки и т. д.) и др.

Структура и объем работы определяется ее целями и задачами. Работа состоит из введения, 3 глав (6 параграфов), заключения, библиографии 41 и 5 приложений.

Глава 1. Теоретические аспекты глобализации российского бизнеса

1.1 Глобализация как современное состояние мировой хозяйственной системы

В современном мире понятие «глобализация» получило достаточно широкое распространение. Глобализации уделяют огромное значение политологи, экономисты, социологи, она затрагивает различные сферы деятельности человека: экономическую, социальную, культурную, информационную.

Понятием «глобализация» обозначается широкий спектр событий и тенденций: развитие мировых идеологий, интенсивная борьба за установление мирового порядка, скачкообразный рост числа и влияния международных организаций, ослабление суверенитета национальных государств, появление и развитие транснациональных корпораций, рост международной торговли, массовая миграция населения, создание планетарных СМИ и экспансия западной культуры во все регионы мира и многое другое. Однако данный подход свойственен, в основном, социологам.

С культурологической точки зрения глобализацию можно рассматривать в двух значениях. Первое трактует глобализацию как объективный, естественный процесс распространения достижений культур более развитых стран на весь мир, прежде всего на культуры менее развитых экономик, способствующий их приближению к культуре передовых стран. Второе рассматривает глобализацию как стремление к диктату США и Запада над другими народами и культурами с целью их эксплуатации, т. е. подчинение национальных культур культурному стандарту. С технической точки зрения слияние, возникающее в результате нововведений и новых технологий в единый комплекс. Широкое распространение получила точка зрения, связывающая глобализацию с появлением Интернета. Но наиболее динамично процесс глобализации протекает в экономической сфере. При этом выделяют объективный и субъективный аспекты глобализации. Объективный связан с тем, что глобализация — это объективно обусловленный процесс движения к единой мировой экономической целостности или другими словами это высшая форма интернационализации. Субъективный аспект связан с выступлением глобализации как определенной экономической политики США и других ведущих стран мира, ТНК и ТНБ.

В настоящее время существует огромное множество определений процесса глобализации, которые зачастую дублируют друг друга по смыслу или, наоборот, совершенно противоположны по значению. Сравнительный анализ поможет нам осмыслить имеющиеся определения и прийти к пониманию сущности данного процесса.

Глобализация как всемирно-исторический процесс берет начало в XVIII веке, считает директор отечественного Центра политической конъюнктуры В. Федоров. Однако в таком понимании глобализация отождествляется с процессом интернационализации хозяйственной жизни. И с этим согласны многие исследователи данного процесса. Остановимся на этом подробнее.

Доктор экономических наук, профессор Воронин В. М. полагает, что первоначально самой простой формой интернационализации являлась регионализация, на основе которой стали строится процессы интеграции. Регионализация часто рассматривается как характерный признак мировой экономики и политики конца XX века, ее суть сводится к формированию на основе и посредством развития интенсивных и глубоких для своего времени интернациональных связей новых, более крупных интеграции (в виде конфедераций, союзов и т. д.) Наряду с этими процессами возникает высшая форма интернационализации — глобализация, которая получила распространение в последнем десятилетии XX века. Этот качественно новый этап стал возможен на основе индустриализации большей части стран мира, улучшения и удешевления транспортной инфраструктуры, средств связи, информационной революции, либерализации движения товаров, услуг, капиталов.

В том, что глобализация является высшей формой интернационализации, убеждена также профессор Владимирова И. Г., которая схематично изобразила процессы, ведущие к глобализации. Данная схема представляет собой упрощенный вариант, отражающий тенденции развития, причем в виде спирали, достигая более высокого развития на каждом витке.

Интернационализация хозяйственной деятельности — это усиление взаимосвязи и взаимозависимости экономик отдельных стран, влияние международных экономических отношений на национальные экономики, участие стран в мировом хозяйстве.

Международное экономическое сотрудничество представляет собой интернационализацию производства и капитала, т. е. развитие устойчивых хозяйственных связей между странами и выход воспроизводственного процесса за национальные границы. Главной движущей силой интернационализации является стремление использовать международную торговлю, обмен инвестициями, кооперирование, научно-техническое сотрудничество для повышения прибыли предприятий и увеличения их благосостояния.

Еще в 1776 г. Адам Смит доказал, что активное участие страны в международном разделении труда способствует росту ее богатства, а в 1817 г. Давид Риккардо уточнил, что для этого стране необходимо иметь хотя бы относительные конкурентные преимущества. С тех пор эти утверждения многократно подтверждались. Международное разделение труда на ранних стадиях промышленного развития основывалось на обмене простейших готовых изделий, производимых немногими развитыми странами, на ресурсы, добываемые или выращиваемые в развивающихся странах.

Одновременно с межотраслевым развивается внутриотраслевое разделение, когда идет обмен между странами товарами одной и той же товарной группы, но разных по качеству или физическим свойствам. По мере развития машинного производства формируются условия для разделения самого производственного процесса на отдельные операции и обмена продукцией между такими обособившимися звеньями. Это уже носит название производственного процесса. На этом фоне появилось международное производственное кооперирование в первой трети XX века. Все эти сдвиги в международном разделении труда существенно ускоряют процесс интернационализации.

Эволюция от интернационализации к глобализации происходит по мере накопления количественных связей экономическими агентами, которыми могут выступать как отдельные предприятия, так и «страны в целом». Глобализация это высокий уровень трансформации мировой экономики, основанный на накоплении количественных изменений, расширении международного рынка и выступает в форме качественного скачка мировой экономики на новый этап — этап целостности.

Глобализация стала важнейшей реальной характеристикой современной мировой системы, одной из наиболее влиятельных сил, определяющих ход развития нашей планеты.

Мир, который стал на путь глобализации должен иметь политические структуры и государственные институты, которые бы были дополнены какими-то наднациональными системами регулирования, так как средства, созданные ранее, утратили свою эффективность.

Глобализация влечет за собой глубокую трансформацию всей системы социальных связей индивида. Она дает свободу личности от привязанностей к определенной среде и открывает возможности для выбора жизненных стратегий, в то же время главная задача перед человеком найти себя в этом мире. В настоящее время происходит формирование нового мирового порядка в качестве цельного мироустройства. Такие сферы как экономика, социальные отношения, право приобретают невиданную ранее степень совместимости. Имея такие общие характеристики как взаимопроникновение, взаимодействие, взаимозависимость. Наряду с традиционными факторами национальной силы (территория, население, уровень экономического развития и др.) глобализация способствует появлению новых факторов, таких как положение на мировом финансовом рынке, информационно-коммуникационный потенциал, уровень развития технологий, обеспеченность доступа к сети Интернет. И в таких условиях взаимопроникновение национальных организмов делает сильных сильнее, а слабых — более слабыми, т. е. увеличивает разрыв между странами. И с этой позиции можно дать наиболее емкое определение глобализации — «ассиметричная взаимозависимость», где главными лицами выступает Запад, а остальные страны являются скорее жертвами этого процесса.

На мировой арене появляются новые сильные игроки, или супер регионы, которые идут по пути внутренней интеграции. Многие аналитики полагают, что таким образом закладываются основы нового мирового порядка, когда мир действительно становится многополярным. Председатель Совета по иностранным делам США Хаас Ричард наоборот считает, что новый мировой порядок — это бесполярность.

Доминировать будут не одно или даже несколько государств, а десятки, способные оказывать различное влияние на положение дел в мире. Бесполярная система международных отношений характеризуется наличием многочисленных центров, которые характеризуются значительной мощью, в отличие от многополярности, которая предполагает несколько четко выраженных центров силы.

Эпоха однополярного мира закончилась, что связано в первую очередь с историей. Государства развиваются; они всё успешнее объединяют человеческие, финансовые и технологические ресурсы, что повышает производительность, и способствует процветанию. Второй фактор — политика США, которая ускорила появление в мире новых центров силы, и в последнее время теряет стабильность и прочные позиции.

Согласно Докладу Национального разведывательного совета США традиционные группировки по географическим признакам будут играть все меньшую роль в международных отношениях. Вероятно, новыми игроками на мировой арене станут Китай и Индия, что подтверждается большинством прогнозов, согласно которым ВНП Китая превысит ВНП всех развитых держав Запада вместе взятых, за исключением США.

Эксперты Международного Валютного Фонда (МВФ) определяют глобализацию как «растущую экономическую взаимосвязь стран всего мира в результате возрастающего объема и разнообразия международных сделок с товарами, услугами и мировых потоков капитала, а также благодаря все более быстрой и широкой диффузии технологий». Оценивая теоретические воззрения по проблемам глобализации можно выделить три основные направления различных подходов экономистов:

· гиперглобалистское направление;

· скептическое направление;

· трансформационное направление.

Гиперглобалистское направление связано с абсолютизацией процесса стирания национальных границ и культурных различий между странами. Главные отличительные признаки это свободное движение капиталов, товаров, информации в рамках единого глобального рынка. Представителями данного направления являются К. Омаи, Ф. Фукуяма, Р. Райх.

Представители гиперглобализма предсказывают полную утрату культурную ценностей, с потерей государством всех основных функций, а в будущем вообще исчезновение государства как такового.

П. Хирст и Т. Томпсон считают, что несмотря на высокий уровень интернационализации хозяйственной жизни в конце XX века, мировая экономика еще не полностью глобализированна, что связано с недостаточным количеством ведущих ТНК, большинство из которых еще «национально базированные», а движение товаров, услуг, людей и капиталов происходит в основном между развитыми странами.

Представители трансформационного направления Дж. Розенау, Д. Хелд, А. Мак-Гру выступают против одностороннего и упрощенного понимания глобализации, предполагая, что это сложный и многосторонний процесс, затрагивающий все сферы общественной жизни. Ключевым можно считать утверждение представителей данного направления, согласно которому «глобализация переустраивает и реорганизует силу, функции и власть национальных правительств».

Заслуживает внимания точка зрения на глобализацию знаменитого финансиста Дж. Сороса, являющегося верным учеником философа, науковеда и политолога К. Поппера, который в своей работе «Тезисы о глобализации» дает следующее определение: «Глобализация — это слишком часто употребляемый термин, которому можно придавать самые различные значения. В настоящем обсуждении мы будем исходить из того, что этот термин означает глобализацию финансовых рынков и растущее доминирующее влияние на национальные экономики глобальных финансовых рынков и транснациональных корпораций. В этом смысле глобализацию следует отличать от свободной торговли, которая не имеет таких далеко идущих последствий для отдельных стран». Как полагает Дж. Сорос, большинство отрицательных характеристик, приписываемых глобализации общественным мнением, — включая «насаждение рыночных терминов в тех сферах, где они традиционно отсутствовали, — заложено именно в глобальных финансовых рынках, росте могущества ТНК и возрастающем их влиянии на национальные экономики».

В 1970-е гг. было положено начало первой теории глобализации в работах И. Валлерстайна. Он проводит различие между традиционным типом интеграции локальных обществ (империями и современными, возникшими в XV—XVI вв.) и капиталистической мировой экономикой. Сторонники данной теории считают, что современная мировая система по своей социально-экономической природе считается капиталистической, и ее движущей силой выступает накопление частного капитала, основанное на эксплуатации и тенденции превращать блага и услуги, землю и труд в товары для продажи.

Э. Гидденс определяет глобализацию как «интенсификацию распространяющихся на весь мир социальных отношений, которые связывают удаленные места таким образом, что локальные события формируются событиями, происходящими за много миль от них, и наоборот». По мнению Э. Гидденса глобализация это прямое продолжение модернизации и ее следует рассматривать в четырех измерениях: мировая капиталистическая экономика, система национальных государств, мировой военный порядок, международное разделение труда. Отличие модели Э. Гидденса от модели И. Вал-лерстайна заключается в том, что у Э. Гидденса трансформация системы происходит не только на уровне системных связей (глобальном), но и на уровне связываемых элементов системы (локальном) и поэтому для теории Э. Гидденса термин «глобализация» более адекватен чем «интернационализация». Он полагает, что глобализация не случайное явление в нашей жизни, а изменение ее основ.

Л. Склэр, так же как и Э. Гидденс предпочитает термину «интернационализация» термин «глобализация», поскольку считает, что наиболее актуальный процесс — это формирование системы транснациональных практик. Транснациональные практики, согласно Л. Склэру, существуют на трех уровнях: экономическом, политическом и идеолого-культурном. На каждом уровне транснациональные практики образуют базовый институт, стимулирующий глобализацию. На уровне экономики — это ТНК, на уровне политики — транснациональный класс капиталистов, на уровне идеологии и культуры — консюмеризм. Таким образом, глобальная система Л. Склэра параллельна и аналогична системе И. Валлерстайна.

Неолиберальная глобализация — это специфический вариант интернационализации хозяйственной, политической и культурной жизни общества, ориентированный на форсированную экономическую интеграцию в глобальных масштабах с максимальным использованием научно-технических достижений и свободно-рыночных механизмов и игнорированием сложившихся национальных образований, многих социальных, культурно-цивилизационных и природно-экологических императивов.

Мнения ученых по вопросу неолиберальной глобализации различны. Так доктор экономических наук, профессор С. Трунин полагает, что неолиберальная модель глобализации бурно проявила себя во взаимоотношениях между странами в 90-х гг., чему способствовали разрушение СССР и ликвидация мировой социалистической системы. Вследствие этого мироустройство перестало быть биполярным. Транснациональные корпорации, которые в основном являются сосредоточением американского капитала, посчитали, что есть реальная возможность формирования однополярного мира, представленного господством США. По мнению С. Трунина, в распространении неолиберальной глобализации есть и экономические предпосылки. Последняя четверть XX века в мировом хозяйстве характеризуется крупными структурными изменениями. В их основе лежат структурные кризисы 70−80 гг. XX в., в результате чего энергоемкие производства были перенесены из развитых стран в развивающиеся. В развитых отмечается специализация на наукоемких и высокотехнологичных отраслях. В результате огромной концентрации транснациональными компаниями промышленного, финансового и человеческого капитала, развитые страны имеют огромное преимущество перед остальным миром. Они выступают крупными монополистами наукоемких товаров и услуг, взамен получая топливно-сырьевые и энергетические ресурсы, продукцию обрабатывающей промышленности по более приемлемым для себя ценам. По мнению С. Трунина, результатом этого является «мировой дифференцированный научно-технический подход — технологическая рента».

Что касается других стран — не лидеров мировой экономики — в условиях неолиберальной глобализации они выступают в качестве поставщиков сырья и топлива, и эта роль им навязана. Используемая либеральная модель глобализации препятствует преодолению сырьевой специализации, и углубляет разрыв между ними и более развитыми, т. е. лидерами мировой экономики. Результатом такого положения является нарастание неравномерности развития различных стран и нестабильность мирового хозяйства в целом. Как полагает С. Трунин, неудивительно поэтому желание развитых стран закрепить свое лидирующее положение в мировом хозяйстве используя дальнейшее развитие процесса неолиберальной глобализации. Ее модель призвана сделать необратимыми произошедшие изменения в мировом хозяйстве, которые обуславливают огромный разрыв между странами мира.

Главное утверждение сторонников неолиберальной глобализации состоит в том, что недостатки рынка менее пагубны, чем недостатки хозяйственной деятельности государства. Поэтому в данной ситуации следует отказаться от государственного вмешательства и перейти к свободному рынку со свободной конкуренцией. Свободный рынок и свободная конкуренция предполагают эффективное распределение ресурсов и капитальных вложений путем расширения свободного выбора, который стоит перед каждым предпринимателем и потребителем. Привлекательными в неолиберальной глобализации становятся два момента: ТНК видят удобный способ избежать регулирования и контроля со стороны государства, налогообложения, а также путем применения принципов либерализации некоторых элементов прошлого (например, программа социального обеспечения) и возможность воздавать новые центры власти. Западные политические деятели видят в неолиберальной глобализации возможность снять с себя и переложить на рынок ответственность за существующие трудности. Проведение неолиберальной политики в разных странах происходило по-разному. В развитых — осторожно, с установкой не повредить устои общества, в других — более жестко, с требованием к либерализации торговли, цен, дерегулированию предпринимательской деятельности, сокращению хозяйственной функции государства. Также в этих странах поднимались вопросы приватизации государственной собственности, стабилизации финансовой системы, сбалансированности государственного бюджета, экспортной ориентации экономики. Существует и такие точки зрения, которые полностью отрицают процесс глобализации. Например проф. Ч. Джонсон (США) полагает, что «глобализация — это типично американская абстракция, как „свободная торговля“». Эта абстракция придумана специально для того, чтобы все смотрели на нее как на неизбежную и неостановимую историческую силу, к которой сами США с трудом приспосабливаются".

Встречаются и другие позиции, отрицающие существенность изменений облика и характеристик мирового хозяйства в последние десятилетия. Согласно такой точке зрения, нет ничего принципиально нового, и утверждение, что глобализация это новая ступень интернационализации — это неправильное утверждение. Вот что об этом говорит известный эксперт МВФ В. Танзи: «в нынешней волне глобализации нет ничего нового, и в прошлом были периоды, когда потоки товаров и капиталов росли быстро, и доля их в ВВП была такой же, как сейчас». Позиция В. Танзи в этом отношении пересекается с позицией директора ИМЭМО РАН, академика Н. А. Симония который считает, что примерно 1/3 населения земного шара вообще не имеют представления о том, что существует некая глобализация и что она что-то меняет в мире. Это сотни миллионов людей в Индии, Китае, Африке, живущих ниже черты бедности. Подводя итог, выявим генезис определений «глобализация», отражающий эволюцию научного знания в отношении этого понятия (см. приложение 1).

Глобализация мировой экономики это современный этап интернационализации хозяйственной жизни. В этих условиях мировое хозяйство приобретает новые черты и характеристики, неизвестные ранее. Функционирование мировых товарных и финансовых рынков, возросшая целостность мирового хозяйства, вовлечение все большего количества стран в международные экономические отношения, усиление роли международных организаций — все эти признаки являются новыми и отличаются от существующих ранее, что позволяет, вполне оправданно, выделить глобализацию в виде новой ступени интернационализации.

Приведенные точки зрения ученых и исследователей процесса глобализации показывают, насколько сложным, противоречивым и неоднозначным выступает этот процесс. Обращая внимание на противоречивость современной модели глобализации, В. В. Путин, выступая на одном из саммитов «большой восьмерки», предложил формулу «социально ответственной глобализации», считая, что, человечество нуждается в анализе современных глобальных тенденций и необходимо «позаботится о том, чтобы глобализация стала социально ориентированной, чтобы народы мира в равной мере могли пользоваться плодами научно-технического и интеллектуального прогресса».

Таким образом, глобализация является процессом, имеющим первостепенное значение, которое таит в себе и уникальные возможности, и создает новые угрозы.

1.2 Отраслевая консолидация и деятельность крупного российского бизнеса

Крупный бизнес в условиях глобализации играет важную роль в экономике любой страны. Во-первых, при массовом производстве он позволяет использовать дорогостоящее специализированное оборудование, что дает конкурентные преимущества в производительности труда и себестоимости. Поэтому производство стандартной продукции в химической, металлургической, легкой и пищевой промышленности, сборка автомобилей и самолетов осуществляется в условиях глобальной конкуренции лишь на крупных предприятиях. Во-вторых, лишь крупный бизнес в состоянии проводить дорогостоящие научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (так, например, расходы на исследования и разработки в 2009 г. превысили в американских корпорациях 226 млрд долл.), необходимые для создания новой продукции в тяжелом машиностроении, авиакосмической, фармацевтической промышленности и других отраслях. В-третьих, лишь крупные корпорации располагают финансовыми ресурсами, необходимыми для слияний и поглощений, связанных с развитием транснационального бизнеса.

В России крупный бизнес сформировался быстрее, чем другие экономические институты, а его удельный вес и роль оказались выше, чем в большинстве развитых и переходных экономик. Технологической основой крупных российских фирм стали приватизированные крупные и сверхкрупные заводы и фабрики, построенные в советское время.

Следует отметить, что в Восточной Европе крупный бизнес формировался при участии иностранного капитала и чаще всего был превращен в дочерние компании крупных фанснациональных корпораций. В России при минимуме иностранных инвестиций за короткий период крупные фабрики и заводы при посредничестве банков были приватизированы и интегрированы в состав крупных бизнес-групп, повышена их эффективность и прибыльность при небольшом объеме инвестиций. При этом крупные российские фирмы отличаются высокой капиталоемкостью активов и большой степенью вертикальной интеграции, для них характерно установление прямого контроля над поставщиками и потребителями по цепочкам добавленной стоимости. В России очень концентрированная структура экономики. На долю лидеров приходится более 41% промышленного выпуска в стране. В остальном мире самая высокая концентрация промышленности в Японии и Южной Корее, там доля первой десятки фирм — около 32%, в США — 27%, в ФРГ — около 15%.

За прошедшие 15 лет интеграция России в глобальную экономику проходила неравномерно и динамично. На определенном этапе развития крупный российский бизнес, пользуясь политическим влиянием, блокировал приход крупнейших международных компаний в сырьевые отрасли России. Формирующиеся крупные российские компании не хотели конкуренции и стремились как можно быстрее с минимальными затратами получить перспективные сырьевые активы. При этом экспансия крупнейших транснациональных компаний на важнейшие не сырьевые сегменты внутреннего российского рынка шла динамично и успешно.

По отраслевому составу российские группы чаще всего являются диверсифицированными, а их структура очень разнообразна — от классических холдингов, где материнские компании обладают контрольными пакетами акций дочерних фирм, до структур, в которых предприятия связаны между собой лишь неформальными взаимными обязательствами их основных собственников или управляющих. По типу интегрирующих механизмов группы можно разделить на имущественные и управленческие.

Термин «интегрированная бизнес-группа» (ИБГ) или «финансово-промышленная группа» (ФПГ) наиболее точно отражает сущность структуры и происхождения большей части крупного российского бизнеса: в состав групп входят предприятия и реального, и финансового секторов, а формировались они банками.

В историческом развитии российских ФПГ можно выделить два основных этапа — до 1999 г. и с 2000 г.

В рамках первого этапа происходило первоначальное накопление капитала и стремительное получение под контроль основных ранее государственных активов. Тенденцией последних восьми лет стало структурирование интегрированных бизнес-групп, которые в результате либо стали распадаться, либо превращаться в мягкие коалиции компаний и некое подобие западных инвестиционных фондов. При этом существенно не изменилось ни количество групп, ни их удельный вес в российской экономике. Подавляющее большинство ФПГ, преодолевших кризис 1998 г., оказались достаточно успешными. Количество вновь созданных групп было невелико, главными факторами развития стали возможности успешно интегрироваться в глобальную экономику.

Как отмечают российские исследователи, «для большинства ФПГ ни один сектор или отрасль не выступает как необходимое пространство ее существования. Задача ФПГ — найти там наиболее эффективные предприятия и установить над ними контроль, обеспечить повышение их дохода и одновременно сформировать механизм, обеспечивающий возможность его изъятия в необходимых размерах. Задача установления контроля над рынком приоритетной не является». Существуют различные варианты построения ФПГ:

1) В ФПГ входит одна основная компания, а остальные участники либо связаны с ней технологически, либо выполняют сервисные функции. При этом стратегические собственники владеют или управляют контрольным пакетом акций основной компании. К таким относятся группы «ЛУКОЙЛ» и «Новолипецкий металлургический комбинат».

2) В ФПГ входят компании, технологически и функционально не связанные между собой. У части таких ФПГ существует «ядро», то есть компания, приносящая основную часть доходов и прибыли. Причем именно эти доходы и прибыль обеспечивают возможности успешного развития других структур, входящих в группу, и ее дальнейшую экспансию. К таким ФПГ относятся ФПГ Газпрома, группы «Северсталь» и «Татнефть», а также «Базовый элемент» (ядро ОК «Русал»), «Интеррос» (ядро — ГМК «Норильский Никель»), АФК «Система» (ядро — МТС).

3) «Безъядерные» ФПГ, в которые входит несколько сопоставимых по доходам и прибыли компаний. К ним относится ИБГ УГМК (объединяет одноименную медную компанию «Трансмашхолдинг» и т. д.).

Есть ФПГ, куда входят не связанные между собой компании. В консорциуме «Альфа-групп» и ФПГ «Ренова» стратегические собственники владеют крупными, но неконтрольными пакетами.

В качестве критерия отнесения группы к ведущим ФПГ России можно выбирать такие показатели, как годовой объем продаж более 1 млрд долл. и наличие компаний или предприятий, занимающих ключевое положение в какой-либо отрасли или секторе экономики. В соответствии с указанными критериями можно выделить следующие ФПГ, оказывающие серьезное влияние на экономику России: «Газпром», «ЛУКОЙЛ», Консорциум «Альфа-групп», «Базовыйэлемент», «Ренова», «Интеррос», «Уральская горно-металлургическая компания», АФК «Система», «Татнефть».

К числу других представителей крупного российского бизнеса следует отнести в сфере транспорта государственные ОАО РЖД и АК «Транснефть», в газовой промышленности — частную ОАО «Новатэк», в нефтяной промышленности — совместное предприятие ТНК-ВР, частную «Сургутнефтегаз» и государственную «Роснефть», в химической и нефте-химической промышленности «Башнефтехим», «Нижнекамскнефтехим», «Фосагро», «Акрон», в черной металлургии — EVRAZ GROUP, Магнитогорский металлургический комбинат (ММК), стальную группу «Мечел», в цветной металлургии — государственную ВСМПО-Ависма, в лесной и целлюлозно- бумажной промышленности — «Илим-Палп», на 50% принадлежащий крупнейшей мировой ТНК International Paper и Группу «Титан», в горнодобывающей промышленности — АК «Алроса», в гражданском машиностроении — «АвтоВАЗ», «КамАЗ», контроль над которыми получила госкорпорация «Ростехнологии», ОМЗ — Объединенные машиностроительные заводы, в ВПК — государственный «Уралвагонзавод», авиационный холдинг «Сухой» и OAK, в состав которой вошла частная Научно-производственная корпорация «Иркут», в АПК «Вимм-Билль-Данн», АПК «Черкизовский», «Объединенные кондитеры» и контролируемые иностранными корпорациями ВВН («Балтика», «Ярпиво», «Вена») и «Sun Interbrew».

Формирование крупных компаний в гражданском машиностроении и химической промышленности также шло достаточно интенсивно. Деятельность основной части крупных российских компаний связана с сырьевыми и базовыми отраслями (нефть, нефтехимия, черная и цветная металлургия, лесная и целлюлозно-бумажная промышленность), в меньшей мере с ВПК, гражданским машиностроением, промышленностью стройматериалов и строительством, телекоммуникациями, АПК.

В последние годы ФПГ все больше функционируют как инвестиционные фонды, оперируют не бизнесами, а пакетами акций, они моделируют бизнес-процессы, осуществляют слияния, поглощения и дивестиции, занимаются реструктуризацией, контролем за топ-менеджментом, разрабатывают стратегии. От западных аналогов они отличаются все меньше и меньше, хотя ни один западный инвестиционный или хедж-фонд не владеет 25% или даже 10% каких-либо крупнейших ТНК. Западные фонды владеют миноритарными пакетами (ни контрольных, ни блокирующих нет ни у кого), и эти пакеты дают им возможности влиять на деятельность компаний. В наших группах пока еще стремятся владеть либо контрольными, либо блокирующими пакетами. Например, «Альфа-групп» в основных своих компаниях владеет блокирующими пакетами, а «Интеррос» и АФК «Система» контрольными.

Для ФПГ как и для отдельных компаний, характерна тенденция к продаже непрофильных бизнесов. Непрофильными для ФПГ признаются те виды бизнеса, которые не получили развития, становились предметом конфликтов с сопоставимыми по силе ФПГ, или на которые просто не хватало ресурсов.

Необходимо отметить, что за последние 8−9 лет произошло изменение экономической роли ФПГ. Российские ФПГ сыграли важную роль в адаптации к рыночной экономике уже существовавшей крупной советской промышленности. В 90-е гг. ФПГ сконцентрировали внутри себя два важных и дефицитных тогда ресурса — компетентность и финансовые ресурсы, что делало эту форму организации бизнеса устойчивой и эффективной. В тот период ФПГ осуществляли в основном экономическое управление предприятиями, опираясь на свои консолидированные финансовые, административные, человеческие и прочие ресурсы. «При этом ФПГ не были слишком заинтересованы в формализации своих прав и в формальных же механизмах их защиты».

В настоящее время, когда ФПГ превращаются в российский вариант инвестиционных фондов или в мягкую коалицию компаний, принятие подавляющего числа решений, как текущих, так и перспективных, перемещается на уровень компаний, а с ними перемещается и большая часть управленческих возможностей и прав, особенно неформализованных.

За головной компанией ФПГ остаются стратегические вопросы и функции управления капиталом (организация крупномасштабного проектного финансирования, поиск внешних инвесторов, межотраслевое перемещение ресурсов, стратегические альянсы).

В современных условиях важными становятся преимущества от специализации, аутсорсинга, разделения рисков и т. д. Это приводит к появлению центробежных тенденций внутри конгломератных ФПГ даже без воздействия внешних факторов.

Государство в основном поддерживает процесс трансформации ФПГ. Можно говорить о 80−100 субъектах крупного бизнеса, определяющих основные параметры российской экономики. Распределение этих структур по отраслям неравномерное. В ряде отраслей процесс концентрации производства и капитала фактически завершен. Вряд ли появятся новые крупные фирмы в металлургии, в нефтяной промышленности и нефтехимии, но они могут быть созданы в таких отраслях, как машиностроение, строительная индустрия, пищевая промышленность и розничная торговля. Возникновение новых крупных компаний уже не связано напрямую с приватизацией. Крупный бизнес рождается посредством сделок по слияниям и поглощениям там, где не завершена концентрация производства, либо там, где отрасль быстро растет.

За последние годы возросла роль крупных компаний, являющихся совокупностью предприятий, объединенных либо вокруг некоторой технологической цепочки, либо вокруг продукта или группы продуктов (вертикально интегрированная, либо горизонтально диверсифицированная) и при этом выступающая как единый экономический субъект во всех вопросах. Компания отличается от группы большей производственной и экономической целостностью. Основным интегрирующим механизмом в компании чаще всего являются отношения собственности, а не управления.

Компании могут быть самостоятельными или входить в более крупные ФПГ в качестве их составных частей. Примером крупной вертикально интегрированной металлургической и горнодобывающей компании является Evraz Group, оборот которой составил за 2013 г. 14,411 млрд долл. Evraz Group включает в себя три ведущих российских сталелитейных предприятия — Нижнетагильский, Западно-Сибирский и Новокузнецкий металлургические комбинаты, а также компании Palini е Bertoli. в Италии, Vitkovice Steel в Чехии, Evraz Oregon Steel Mills и Stratcor со штаб-квартирой в США. Кроме того, компании принадлежит южноафриканская Highveld Steel and Vanadium Corporation.

Основными чертами компании являются четкое продуктовое или технологическое позиционирование и высокая степень централизации управления. Главное условие выживания и успешности компании — удачное позиционирование на основном товарном рынке (основных товарных рынках), почти всегда доминирование или, по крайней мере, олигопольное положение. Если в рамках ФПГ предприятие, как правило, оставалось в целом полноценным экономическим агентом (централизовались лишь стратегические управленческие функции), то в рамках компании оно чаще всего фактически становится производственным подразделением. Все основные решения изымаются из его компетенции и передаются на уровень компании. Происходит процесс реальной концентрации производства и капитала.

Важные перемены в крупном бизнесе стали происходить после принятия решения о формировании таких госкорпораций как «Росатом» и «Ростехнологии». Эти корпорации стали крупнейшими структурами в экономике России. В качестве имущественного взноса государства в «Ростехнологии» по указу президента в июне 2008 г. вошли активы 180 ФГУПов и доли, принадлежащие РФ в 246 акционерных обществах. 420 предприятий, вошедших в корпорацию «Ростехнологии» будут объединены в 19 оборонных холдингов и 7 гражданского или двойного назначения.

Крупный российский бизнес после 2000 г. активно адаптировался под стандарты и правила глобальных рынков капитала. По мере интернационализации российского бизнеса все больше политика компаний определяется не внутренними факторами или желаниями собственника, а позицией зарубежных инвесторов и кредиторов. Главным критерием эффективности компаний становится капитализация, а не размеры контролируемых финансовых потоков, что было наиболее важным с точки зрения ФПГ. Синдицированные кредиты, выпуск еврооблигаций и IPO, получили широкое распространение. Активные операции крупного российского бизнеса на мировом финансовом рынке привели к тому, что летом 2013 г. размер внешнего корпоративного долга российских фирм и банков превысил 628,4 млрд долл. это около 30% ВВП, при этом в 1998 — 1999 гг. он не превышал 30 млрд долл.

Под воздействием глобализации последние годы идет постепенная трансформация деятельности крупных российских компаний под международные стандарты. Формируется правильная, с точки зрения кредиторов и инвесторов, производственная структура и продаются непрофильные активы. Российские компании становятся похожими на западные и по характеру управления, и по структуре акционерного капитала, и по тому, что считается профильным, а что непрофильным. Характерной чертой деятельности крупного российского бизнеса в условиях глобализации является активная интернационализация операций.

Доминирование крупного бизнеса, помимо позитивных моментов, неизбежно влечет негативные последствия для российской экономики. Так, избыточная концентрация производства и капитала, характерная для ведущих ФПГ, чревата монопольными тенденциями. Развитие широко диверсифицированных групп приводит к блокированию горизонтальных хозяйственных связей в экономике. Попытки ФПГ развить мощные обрабатывающие производства типа южнокорейских чеболей пока не увенчались успехом. Подтверждением этому служит непростая ситуация у «Руспромавто» — автомобильного подразделения «Базового элемента», развитие «Солерс», имевшиеся до 2009 г. проблемы развития энергомашиностроительного холдинга «Силовые машины», входившего вначале в состав ФПГ «Интеррос», а теперь в состав ФПГ «Северсталь». У всех ФПГ, кроме АФК «Система», главными направлениями бизнеса по объемам продаж и по прибыльности являются сырьевые. При этом в силу характера оставшегося производственного потенциала и структуры российской экономики любые направления бизнеса ФПГ кроме экспорта сырья являются существенно менее прибыльными и соответственно менее интересными с точки зрения собственников и менеджеров.

Поскольку технологической основой крупного российского бизнеса стали приватизированные крупные и сверхкрупные заводы и фабрики, построенные в советское время, то сегодня крупные российские фирмы отличаются высокой капиталоемкостью активов и большой степенью вертикальной интеграции, за исключением сырьевых производств не приспособленные для интеграции в современную мировую производственную систему. Важным фактором, определяющим степень конкурентоспособности российского крупного бизнеса, является состояние внешней среды, в частности состояние российской экономики, имеющиеся институциональные и демографические проблемы.

1.3 Формирование российского бизнеса в условиях глобализации

Появление новых российских транснациональных корпораций — часть более широкого явления, связанного с влиянием процесса глобализации на развивающиеся рынки. По мере перемещения центра экономического развития в Азию и Латинскую Америку компании этих стран стали динамично расти, бросая вызов господству прежних лидеров. В списке 500 крупнейших корпорации мира из стран с быстро развивающейся экономикой за 2011 г., составленном «The Financial time», было всего 11 российских компаний, 11 компаний из Бразилии и 27 из Китая. Если проанализировать инвестиционную активность последних лет, этот список пополнится и другими российскими компаниями. В списке Forbes Global 2000 за 2014 год указано 28 российских компаний (см. приложение 2).

Российские компании пришли на мировой рынок достаточно поздно, однако их недавняя экспансия была очень быстрой, во многом благодаря конъюнктуре нефтяного рынка.

Транснационализация деятельности крупных российских компаний отражает общую тенденцию мирового роста прямых иностранных инвестиций (ПИИ). В 1960 г. Хаймер был одним из первых ученых, который отметил важную экономическую особенность прямых иностранных инвестиций, которая заключается в том, что инвесторы, производящие ПИИ, мотивированы не только получением высокой прибыли, но, в основном, обретением контроля над предприятием в другой стране.

Самая популярная теория, которая объясняет причины транснационализации деятельности компаний, это эклектичная теория Даннинга, который назвал их вопросами OLI (OLI — сокр. от: Ownership, Location, Internationalization — пер. с англ.: Собственность, Местонахождение, Интернационализация). Теория выявляет специфические преимущества фирмы над ее конкурентами, позволяя ей стать транснациональной корпорацией.

Можно согласиться с мыслью Даннинга о том, что начало операций на зарубежных рынках для компании выгодно лишь в том случае, если она обладает тремя основными преимуществами. Достаточные собственные преимущества фирмы будут условиями конкурирования этой корпорации на новых международных рынках, преимущества местонахождения страны определяют направления потока ПИИ, преимущества интернационализации определяют, какая конкретная форма входа на новый рынок должна быть выбрана. Она может подразумевать под собой овладение сырьевыми ресурсами, способ избежания операционных издержек и затрат на совершение сделки. Фирма выбирает, где реализовать свои специфические преимущества, принимая во внимание факторы местонахождения, свойственные определенной принимающей стране. Затем следует выбор между ПИИ и другими способами выхода на рынок.

Российские компании-лидеры постепенно начинают превращаться в транснациональные корпорации. Важнейшим инструментом их зарубежной экспансии выступают прямые иностранные инвестиции. До начала мирового финансового кризиса крупные российские компании активно покупали активы за рубежом. Исходные мотивы таких покупок были вполне традиционны. Это выход на новые рынки сбыта, в том числе защищенные таможенными барьерами, достраивание технологических цепочек (в сторону либо сырья, либо конечной продукции), а также формирование имиджа глобальных игроков. Российские компании стремятся к увеличению своей доли на мировом рынке и вертикальной интеграции сбыта. Наличие у компаний крупных зарубежных активов, в случае если они эффективны и хорошо встроены в ее структуру, позволяет максимально быстро и безболезненно провести модернизацию за счет получаемых производственных, управленческих и финансовых технологий. Вопрос лишь в темпах, географической широте и направленности экспансии, и доле, которую составляют зарубежные активы. Первыми, еще в 1990-е гг. зарубежные инвестиции осуществили «Газпром» и «ЛУКОЙЛ», но их инвестиции на первых порах были ограничены странами СНГ и Восточной Европы. В других регионах эти компании сделали лишь имиджевые покупки.

Значительные зарубежные инвестиции совершили российские горнодобывающие и металлургические компании. «Новолипецкий металлургический комбинат» владеет датской металлопрокатной компанией «DanSteelAS». «Северсталь» имеет дочерние компании в Италии и США, дающие около 40% оборота. Причем иностранные предприятия являются прямым продолжением их технологических цепочек, дают доступ к отсутствующим в России технологиям и существенно облегчают возможность работы на европейском и североамериканском рынках. ОК «Русский алюминий» за счет своих иностранных активов добивается обеспечения бокситами и глиноземом. Одно из его приобретений — 20% крупнейшего в мире глиноземного завода в Австралии, паритетными собственниками которого являются крупнейшие мировые производители алюминия. Весьма крупные зарубежные активы появились и у лидеров сектора мобильной связи — МТС и «Вымпелкома», однако они пока ограничиваются в основном странами СНГ.

Глобализация и обострение конкуренции заставляют крупный российский бизнес вступать в конкуренцию с ведущими мировыми компаниями как на внутреннем рынке, так и на международном. Выход на мировые финансовые рынки требует перехода к другим стратегиям и другого уровня менеджмента. Закрытых рынков становится все меньше, ситуация развивается стремительно, и фирмы, не сумевшие адаптироваться к глобальной конкурентной борьбе из-за слабого менеджмента, оказываются в тяжелом кризисе. Примером этого является неудовлетворительное положение завода «АвтоВАЗ» и многих других российских машиностроительных компаний.

Транснационализации ряда ведущих российских компаний сырьевого и телекоммуникационного секторов способствует хорошее знание развивающихся рынков, гибкая корпоративная структура и скорость принятия решений, связанная с высокой концентрацией собственности, а также накопленный большой опыт эффективного реструктурирования бывших государственных предприятий.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой