Защита человека и окружающей природной среды от загрязнений атмосферного воздуха и промышленных сточных вод тяжелыми металлами на Джидинском вольфрамомолиб

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Безопасность жизнедеятельности


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Омский государственный технический университет»

Кафедра «Безопасность жизнедеятельности»

Домашнее задание

по дисциплине: «Безопасность жизнедеятельности»

тема: «Защита человека и окружающей природной среды от загрязнений атмосферного воздуха и промышленных сточных вод тяжелыми металлами на Джидинском вольфрамомолибденовом комбинате»

Выполнил: студент гр. ПС-417

Трусов Д.И.

Проверил: профессор, д.т.н.

Абдулин С.Ф.

Омск 2011 г.

Введение

Джидинский вольфрамо-молибденовый комбинат имени 60-летия СССР — предприятие по добыче и обогащению вольфрамовых руд в Зап. Забайкалье, на Ю. -З. Бурят. АССР. Разработка м-ния начата в 1934 старательскими артелями с одноврем. стр-вом объектов горно-обогатит. произ-ва. В годы Вел. Отечественной войны 1941−45 и до 1973 комб-т разрабатывал молибденовое (Первомайское) и вольфрамовое (Холтосонское) м-ния. С 1974 сырьевую базу составляют 2 вольфрамовых м-ния — жильное (Холтосон) и штокверковое (Инкур), отрабатываемые шахтой и карьером соответственно. Осн. пром. центр — г. Закаменск.

Джидинское рудное поле расположено в юго-вост. части Джидинского синклинория Забайкальской складчатой области. Молибдено-вольфрамовое оруденение связано с Первомайским штоком гранит-порфиров, внедрившихся в зону контакта нижнепалеозойских кварцевых диоритов и слюдистых сланцев. Молибденовое оруденение приурочено к апикальной части Первомайского штока, вольфрамовое — к многочисл. кварцевым жилам зап. части рудного поля (Холтосонское м-ние) и к штокверкам в центр. части (Инкурский штокверк). В жильном поле известно более 200 жил ср. и крутого падения; размеры пром. жил по простиранию и падению колеблются в широких пределах при мощности от десятых долей до 3−4 м, в раздувах до 15 м. Осн. рудные минералы — гюбнерит и шеелит, второстепенные — пирит, сфалерит, галенит, халькопирит, блёклая руда и др.

Вскрытие рудных тел — штольнями. Системы разработки — потолкоуступная с распорным креплением, частично камерно-столбовая и с магазинированием руды. Отбойка руды — мелкошпуровым способом. Внутришахтный транспорт — контактные электровозы. Извлечение руды 88−94%, разубоживание 35%.

Инкурское штокверковое м-ние бедных руд разрабатывается открытым способом с 1973. Система разработки — транспортная, с вывозкой пород автотранспортом за контуры карьера. Горнотрансп. оборудование — экскаваторы, автосамосвалы. Извлечение руды 86%, разубоживание 24%. Добываемая руда складируется на усреднит, склад и направляется после крупного дробления на обогатит. ф-ку с гравитац. схемой обогащения на сепараторах и концентрац. столах. При обогащении получают вольфрамовый концентрат, а сульфиды меди, свинца, цинка и железа отделяются в промежуточный сульфидный продукт.

Закаменск удвоит мощности по производству вольфрама.

Как сообщил «Новой Бурятии» генеральный директор ЗАО «Закаменск» Баир Дондупов, в 2011 году в Закаменском районе предприятие планирует запустить обогатительную фабрику. С вводом нового объекта производительная мощность горнодобывающего предприятия увеличится вдвое (с 300 т до 600 т вольфрама в год). В настоящее время фабрика, не имеющая аналогов в России, функционирует в режиме технологической наладки.

Уникальность производства заключается в переработке техногенных отложений (хвостов Джидинского вольфрамово-молибденового комбината). С помощью новейших технологий работники фабрики извлекают вольфрам из техногенных отходов Барун-Нарынского месторождения, сформировавшиеся в течение 40 лет работы Джидинского вольфрам молибденового комбината. Также ЗАО «Закаменск» ведет работы на Инкурской вольфрамовой россыпи, которая располагается в непосредственной близости от г. Закаменска в районе Инкурского и Холтосонского рудных месторождений. Кроме вольфрама компонентом, представляющий промышленный интерес на данном месторождении, является золото.

Согласно статистической отчетности на момент ликвидации комбината в этой местности было заскладировано более 35 млн. т переработанной руды. Ранее полезные ископаемые невозможно было извлечь из руды полностью из-за несовершенства техники и технологий.

Потребителями продукции копании являются не только крупные российские производители металлургического сырья — ООО «Ферропроммет», ОАО «Кировградский завод твердых сплавов», ОАО «Победит», ЗАО «Вольфрам», а также зарубежные компании — H. C. Starks GmbH (Германия), Wogen Resources Ltd (Великобритания). На данный момент ЗАО «Закаменск» является крупнейшим работодателем и бюджетообразующим предприятием в районе. На предприятии насчитывается более 300 сотрудников.

Растущий мировой спрос на вольфрам, а также наличие уникальной минерально-сырьевой базы делает наше предприятие одним из самых инвестиционно привлекательных горнодобывающих предприятий. Портфель потребителей нашей продукции на следующий год уже сформирован, — отметил представитель ЗАО «Закаменск» Андрей Рогалев.

1. Воздействие на окружающую среду

За период работы Джидинского вольфрамо-молибденового комбината образовалось более 40 млн. тонн отходов. В рудах, разрабатываемы комбинатом содержатся элементы второго и третьего класса опасности. По суммарному показателю химического загрязнения более 1/3 территории города Закаменск находится в зоне чрезвычайной экологической ситуации. Площадь экологически неблагополучной территории — 867 га, в том числе 487 га непосредственно в Закаменске (68,53% от всей территории города).

В настоящее время ситуация в Закаменске остается сложной — так называемое хвостохранилище буквально сползло и теперь находится в пределеах населенного пункта. «По внешнему виду это просто песок, но он представляет экологическую опасность и опасность для людей. Идут дожди, селевые потоки разносит по поселку и по городам», — отметил Вячеслав Наговицын.

Холтосонское и Инкурское месторождения в бассейнах правых притоков Джиды (рек Модонкуль и Мыргэншена) в настоящее время не разрабатываются, но заброшенные объекты Джидинского вольфрамолибденового комбината (отвалы горных пород, дренажные рудничные воды, хвостохранилище) продолжают создавать высокие техногенные нагрузки на природную среду. Комплекс загрязняющих веществ и интенсивность загрязнения поверхностных вод руч. Гуджирка (левый приток р. Мыргэншена) в зоне влияния объектов рудника «Первомайский» определяются следующими показателями: сульфат-ион, натрий-ион, свинец, фтор — до 6 ПДК (по СанПиН 2.1.4. 1074−01); цинк, кобальт, никель — до 20 ПДК; медь — до 60 ПДК; марганец и кадмий — до 500 ПДК и более. Реакция воды кислая (рН 4,5−5,4). Основными поставщиками загрязняющих веществ служат отвалы горных пород.

Поверхностные воды в устье р. Инкур (правый приток р. Модонкуль), в которую происходит сток рудничных вод из штольни «Западная», кислые (рН 5,4), содержат кобальт, медь, свинец на уровне ПДК, кадмий и хром — до 3−5 ПДК.

Из хвостохранилища фильтруются воды с концентрацией фтора около 20 мг/дм3, железа — более 8 мг/дм3, содержащие металлы (Cd, Mo, Li, Pb) в количествах 1−5 ПДК, они загрязняют поверхностные и подземные воды в устье р. Модонкуль. В поверхностных водах Модонкуля обнаруживаются фтор при концентрации 5 ПДК, марганец — 12 ПДК, кадмий — 37 ПДК, кобальт и свинец — 1−2 ПДК.

Подземные воды на территории г. Закаменск и в его окрестностях загрязнены железом, фтором и металлами (Cd, Mn, Fe) до 10 ПДК, обнаруживается свинец на уровне ПДК, повышены концентрации сульфат-иона (300−330 мг/дм3) и кальций-иона (100−120 мг/дм3).

В 2008 г., по данным отчетности 2-ТП «Водхоз», сброс шахтных вод без использоания на шахте «Джидинская» ОАО Джидокомбинат" составил 2,75 тыс. м3/сут.

По материалам наблюдений ГУ «Бурятский ЦГМС» Забайкальского УГМС Росгидромета в пункте наблюдений г. Закаменск — р. Модонкуль (2 створа) в 2008 г. зарегистрировано 9 случаев высокого загрязнения (ВЗ) поверхностных вод.

Из общего числа контролируемых загрязняющих веществ (всего их в 2008 г. насчитывалось 9), особо выделяются высоким загрязняющим эффектом 4 показателя химического состава воды: железо общее, медь, цинк и фториды, которые признаны критическими показателями загрязнения.

В 2008 г. максимальные концентрации цинка здесь достигали 13,4 ПДК, фторидов- 19,6 ПДК, сульфатов — 1,9 ПДК, нефтепродуктов — 1,6 ПДК, величина ХПК — 2,2 ПДК.

По содержанию сульфатов, азота нитритов, железа общего, меди, цинка, фторидов, органического вещества по величине ХПК загрязненность воды определяется как — характерная. Уровень загрязнения воды медью, цинком и железом общим, фторидами — средний; сульфатами, органическим веществом по величине ХПК, азотом нитритов — низкий.

Загрязненность воды нефтепродуктами — неустойчивая низкого уровня.

Величины УКИЗВ в фоновом створе — 4,63 (в 2007 г. — 4,48), в устье реки — 4,47 (в 2007 г. — 4,90), 4 Б класс, вода грязная.

В 2008 году в Министерство природных ресурсов Республики Бурятия были представлены материалы по уровню загрязнения р. Модонкуль и дано предложение о внесении этого водного объекта в Программу «Ликвидация прошлого экологического ущерба».

Река Модонкуль — малый приток р. Джида несет наибольшую антропогенную нагрузку на территории Бурятии и Байкальской природной территории. Помимо неорганизованного сброса шахтных и дренажных вод недействующего комбината, в устьевом створе р. Модонкуль проявляется также влияние сточных вод очистных сооружений МУП ЖКХ «Закаменск».

На примере Джидинского вольфрамо-молибденового комбината можно сделать вывод, что работающие горнодобывающие предприятия со сбросом сточных вод в водные объекты могут наносить меньший ущерб окружающей среде, чем предприятия, прекраившие свою деятельность.

2. Источники загрязнения

Закаменский промузел развивается на базе усвоения Джидинской минерально-сырьевой группировки. Базовым предприятием является Джидинский вольфрамово-молибденовый комбинат, который ведет открытую разработку Инкурского и комбинированную Холтосонского месторождений комплексных руд. Для обслуживания производственных нужд комбината и строительства объектов инфраструктуры г. Закаменска ведется добыча и переработка на местоождениях известняка, вулканического шлака, глин, песка, гравия. Действует беторастворный узел, цех строительной извести, кирпичный завод. Электроэнергией обеспечивает Баянгольская ТЭС, для работы которой ведется открытая разработка буроугольного месторождения «Сангино». Неблагополучная экологическая ситуацц сложилась на площади порядка 30 км².

Джидинский комбинат является загрязнителем всех компонентов природной среды. В джидинских рудах вовлекаемых в промышленную обработку, присутствую; химические элементы, относящиеся к различным классам опасности: к I классу — кадмий, свинец, цинк, фтор; ко II классу — молибден, кальций; к III классу — бериллий, вольфрам, висмут рубидий, цезий. Все эти компоненты попадают в хвост обогащения.

Для извлечения вольфрамового концентрата и джидинских руд в технологическом процессе используются; токсичные реагенты — серная кислота, керосин, ксантогенат Расход их (в кг/т перерабатываемой руды) составляе соответственно 0,082 — 0,058 — 0,02. В результате ежегодно сбрасывается в хвосты около 30 тыс. т сульфидного продукта, также 50 тыс. т флюорита.

В черте г. Закаменска складировано около 10 млн. м твердых отходов обогатительной фабрики («песков»), содержащих молибден, вольфрам, медь, цинк, свинец, серу и занимающих около одной четверти территории города, Накопившиеся за многие десятилетия отходы обогатительных фабрик дренируют из хвостохранилища в гидросеть различные химические элементы, которые фиксируются на протяжении десятков километров вниз по течению р. Джиды. Техногенный геохимический поток прослеживается по отдельным элементам на протяжении 200 км (например, золото). Для наиболее токсичных элементов протяженность потока составляет от 2 до 20 км. Это явление связано с тем, что жидкая фаза пульпы (хвостов), содержащая ионы тяжелых металлов, кислотные, остатки и флотереагенты, фильтруется через толщу дамбы хвостохранилища и вместе со сточными водами загрязняв! почву, воду и донные отложения.

В результате комплекса экологических исследований установлено, что повышенной радиоактивностью (30−52мкР/ч характеризуются продукты переработки руд Первомайского месторождения. В целом радиационный фон города повыше/ до 20−30 мкР/ч, в жилых домах — 27−35 мкР/ч. Превышение санитарных норм по уровню радиоактивности обнаружено в песках — отходах Джидинского комбината по всей долин р. Модонкуль на протяжении 7 км. Здесь образуется сплошной ареал повышенной радиоактивности — от 25−40 до 50−62мкР/ч. Экологически опасными элементами обогащена фракция песков, которая в результате рассеивания (особенно весной) охватывает весь жилой массив г. Закаменска.

По результатам эколого-геоеохимической съемки почвенного покрова в районе комбината отмечено превышение ПДК: никеля — в 3−5 раз, меди в 1,5−3,0, свинца — в 1,5−100, цинка — в 2, кобальта — до 3, сурьмы в 20−100, марганца — до 2 раз.

Производственная деятельность Джидинского вольфрамо-молибденового комбината ведет к систематическому загрязнению водотоков. Отрицательное влияние на р. Модонкуль оказывает хвостохранилище, построенное без экранирования ложа и откосов. Из 15 фильтрационных скважин для перехвата дренажных вод в проектном режиме работают 7. Но и эти скважины зачастую бездействуют. Имеют место переливы производственных сточных вод из аварийных бассейнов и бассейна дренажных вод в р. Модонкуль. В результате в ее водах обнаружено содержание ионов меди (37 ПДК).

Сброс недостаточно очищенных сточных вод с биологических очистных сооружений г. Закаменска составил 1,79 млн. м3 за 1994 г. с содержанием взвешенных веществ — 22,2 т, БПК5 — 14,2, сульфатов — 10,2, хлоридов — 137,4 т, что оказывает влияние на реки Модонкуль и Джиду по биогенным элементам, ухудшает кислородный режим водотоков.

Анализ химического состава поверхностных вод показал, что наиболее загрязненными являются поверхностные воды, вытекающие из-под хвостохранилища и лежалых сульфидов. Например, в русле р. Инкур — превышение ПДК алюминия составило 17 раз, кадмия — 40, цинка — 7, фтора — 4, нефтепродуктов — 24 раза, меди, селена и кремнезема — до 2 раз, в воде р. Модонкуль, протекающей через город, превышены нормы ПДК кадмия в 10−20 раз, марганца — в 2−6, фтора — в 2,5 раза.

Комбинат является одним из крупных загрязнителей атмосферного воздуха в республике. Основными источниками выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух являются: котельное оборудование теплоэнергетических объектов, входящих в состав комбината: дробилки, контейнерные транспортеры, а также технологическое оборудование ремонтных мастерских и кирпичного завода, цех строительных материалов и бетонорастворного узла; выбросы после взрывных работ в карьерах, склады сухих хвостов переработки руды. Общее количество источников выделения загрязняющих веществ — 118, из которых 50 оснащено пылеулавливающим оборудованием.

Для источников выбросов обогатительных фабр; разработаны и утверждены нормы ПДВ. Сопоставление фактических выбросов и ПДВ показало, что выбросы пыли обогатительных фабрик создают концентрации, превышающие ПДК для населенных мест на границе нормативной санитара защитной зоны в 1,7 раза. Максимальная концентрация пыл создаваемая источниками выбросов обогатительной фабрики «Инкур-1», составляет 2,9 ПДК на расстоянии примерно 500 от границ Джидинского комбината.

В настоящее время очистки от выбросов пыли осуществляется в циклонах сухой очистки газа, в пылефильтрационных камерах и аппаратах мокрой очистки. Значительно превышены утвержденные ПДВ оксиде серы и азота.

3. Деятельность по защите человека и окружающей среды.

· С 2007 года в Бурятии началась работа по закрытию Джидинского вольфрам-молибденового комбината. Необходимость в этом была обусловлена тяжелой экологической ситуацией в поселке Джида. Содержание тяжелых металлов превышает предельно допустимую концентрацию в 5−15 раз, изменилась структура воды. «Ситуацию в некотором отношении можно назвать чрезвычайной», — считает министр природных ресурсов республики Петр Носков. Экологическую ситуацию ухудшают хвостохранилища Джидинского комбината, которые расположены в черте населенного пункта. По словам министра, эти «хвосты» будут убираться и перерабатываться. Порода содержит вольфрам и золото, которое можно извлечь. В 2006 году планировалось завершить разработку проекта и войти в одну из республиканских или федеральных целевых программ. «Переброска только одного „хвоста“ обойдется примерно в 250 млн рублей. Весь же проект будет стоить около 1 млрд рублей. Из них порядка 75% - это средства инвесторов», — отметил Носков.

· Обогатительная фабрика Джидинского вольфрамомолибденового комбината на 56 рабочих мест начала свою работу в 2008 г. в Закаменске. Из 1600 тысяч тонн песка в год будут получать 3200 тонн 40-процентного концентрированного вольфрама и около 300 кг золота.

Фабрика может переработать около 45 миллионов тонн песка, в которых, по словам знающих людей, скрыта почти вся периодическая система Менделеева. Переработка и утилизация песка необходимы, считает первый заместитель главы Закаменского района Борис Базаров. В них присутствует большое количество солей тяжелых металлов, негативно воздействующих на человеческий организм и экологию района в целом.

Помимо рабочих мест, фабрика принесет улучшение экологии Закаменска,?-- говорит Борис Базаров, первый заместитель главы Закаменского района.

Инициатором открытия фабрики выступило ООО «Закаменск» в лице президента Очира Жигжитова. Ранее это предприятие приобрело в собственность отходы обогащения Джидинского вольфрамо-молибденового комбината и приступило к их изучению. Возникла идея извлекать вольфрам из лежалых песков. В результате нашли технологии и оборудование, которое позволило бы это делать.

Главным инвестором является группа компаний «Акрополь» из Москвы. Они вложили порядка 600 миллионов рублей.

· Возобновить производство на Джидинском вольфрамовом комбинате планируется в Бурятии. Как сообщил корреспонденту ИРА «Восток-Телеинформ» руководитель Управления по недропользованию по РБ (Бурятнедра) Георгий Яловик, конкурс на предоставление права пользования недрами Холтосонского вальфрамового и Инкурского вальфрам-молибденового месторождений был проведен в декабре 2009 года.

В ближайшие несколько лет там, практически с нуля, будет построен горно-обогатительный комбинат. Заниматься этим будет компания Твердосплав.

Эта мера направлена, в том числе, и на улучшение социально-экономического положения в г. Закаменск, который, в свое время, был построен специально под отработку Холтосонского и Инкурского месторождений. Большая часть населения города либо работала на самом комбинате, либо на сопутствующих производствах и предприятиях. Когда комбинат был закрыт, люди остались без работы.

· Закаменск будет перерабатывать отходы Джидинского вольфрамомолибденового комбината.

В Бурятии введена в эксплуатацию обогатительная фабрика по переработке отходов Джидинского вольфрамомолибденового комбината. Новое предприятие построено в сжатые сроки и будет функционировать на базе техногенного месторождения, так называемых лежалых хвостов.

По плану объемы ежегодной переработки хвостов составят 1,6 млн т. Будет производиться 1,200 тыс. т вольфрамового концентрата и 150 кг золота на сумму 600 млн руб. На фабрике будут работать 250 человек бывших горняков местных штолен, сообщила пресс-служба правительства Бурятии.

Благодаря уникальному оборудованию, которое закупило ООО «Закаменск» в Канаде, стало возможным извлекать вольфрам, золото и серебро из лежалых песков, окружающих г. Закаменск (Республика Бурятия). Их количество оценивается в 65 тыс.т.

Пески — это отходы Джидинского вольфрамомолибденового комбината (ДВМК), который в свое время производил до 40% добываемого в СССР вольфрама. Отходы ДВМК можно использовать вторично для добычи из них золота, серебра, вольфрама, меди, свинца, цинка и других полезных ископаемых. Раньше из-за несовершенства техники и технологии полезные ископаемые из руды невозможно было извлечь полностью.

Десять лет назад в районе было создано ООО «Закаменск», которое занималось добычей россыпного золота. Недавно старатели вынуждены были отказаться от этого вида деятельности из-за истощения сырьевой базы. В 2006 г. начались работы по добыче россыпного вольфрама на Инкурском месторождении.

Ранее предприятие приобрело в собственность отходы обогащения ДВМК и приступило к их изучению. Возникла идея извлекать вольфрам из лежалых песков. Начали искать технологии и оборудование, которое позволило бы это делать. С технологией помогли томские ученые, а оборудование закупили в Канаде.

«В России, да и во всем мире, пожалуй, это будет первая технология для отрабатывания „хвостов“. Оборудование уникальное, недавно изобретенное», — говорит Владимир Уколов, директор ООО «Закаменск».

Весь сложный процесс добычи полезных ископаемых из лежалых песков можно объяснить двумя словами: просеивание и промывка. Для этого на комбинате будет использована замкнутая система внутрифабричного водооборота. Предприятие сможет перерабатывать до 1600 т песка в год. Таким образом, фабрика обеспечит себя работой на несколько десятилетий. Разработанная схема позволяет попутно извлекать сульфитный продукт, в том числе золото. За сезон планируется получать более 3 тыс. т вольфрамового концентрата и 130 кг золота.

«Приборы позволяют на сегодняшний день получать неплохое извлечение вольфрамового концентрата, — рассказывает Владимир Германович. — Конечно, концентрат будет получаться не такого высокого качества, как добывал Джидинский комбинат, но он будет востребован, его дальнейшая переработка приемлема на фабриках России».

3.1 Методы контроля содержаний (концентраций) металлов. Средства защиты (уменьшения) загрязнений

Формы нахождения свинца, цинка, меди и молибдена в почвогрунтах и отходах обогащения руд Джидинских месторождений.

Проблема загрязнения окружающей среды тяжелыми металлами в наше время стоит особенно остро. Причиной загрязнения в первую очередь являются промышленные объекты. В данной работе рассмотрен район Джидинского вольфрамо-молибденового комбината, расположенного в окрестностях г. Закаменск Республики Бурятия, функционировавшего более 60-ти лет и в настоящее время законсервированного. Здесь на территории, непосредственно прилегающей к бывшим обогатительным фабрикам и городу, сосредоточены отходы обогащения молибденитовых и сульфидно-гюбнеритовых руд, общая масса которых составляет около 40 млн. тонн. Предварительные исследования [5] показали, что под влиянием просачивающихся атмосферных осадков в хвостохранилищах происходит окисление сульфидных минералов с образованием серной кислоты и выносом тяжелых металлов. При этом загрязняются поверхностные и подземные воды, повышается содержание тяжелых металлов и других потенциально токсичных микроэлементов в почвах прилегающей к хвостохранилищам территории, изменяется состояние растительности, нарушается микроэлементный баланс в пищевых цепях экосистем [10]. Эколого-геохимическими исследованиями 2003−2006 гг. уровень загрязнения рыхлого покрова территории свинцом, цинком, кадмием, молибденом, медью по шкале экологического нормирования для почв со слабокислой и кислой реакцией оценен как высокий и очень высокий.

Для корректной оценки уровня загрязнения ландшафта в природоохранных и санитарно-гигиенических целях важна информация не о валовом содержании металлов в воде, почве, а о доле подвижных, легкорастворимых соединений, доступных для растений. Чтобы оценить опасность загрязнения территории тяжелыми металлами, нужно знать формы их нахождения и условия перехода в подвижное состояние. Для диагностики форм нахождения металлов широкое распространение в практике геохимических и геоэкологических исследований получили методы последовательных селективных экстракций.

Использовался метод селективной экстракции, разработанный Tessier A. и др. [11], который позволяет определять следовые количества тяжелых металлов в пяти геохимических фракциях: 1 — ионнообменной, 2 — карбонатной, 3 — оксидов Fe и Mn, 4 — органических веществ, 5 — силикатном остатке. Методика включает разделение этих фракций методом последовательных вытяжек и определение в них следовых количеств металлов. Определение валового содержания Cu, Zn, Pb в вытяжках произведено методом атомно-абсорбционной спектрофотометрии [8]. Валовое содержание Мо в вытяжках и содержание подвижных форм Мо определены фотометрическим методом [1]. рН водной суспензии образцов определялся по методике [9]. Подвижные формы Cu и Zn определены по ГОСТам [2, 3].

Для исследования форм нахождения тяжелых металлов были взяты пробы техногенных песков (отходы обогащения молибденовых и сульфидно-вольфрамовых руд Джидинского вольфрамо-молибденового комбината) и почвогрунтов в окрестностях Закаменска. Для определения подвижных форм использовались пробы, высушенные и просеянные через сито 1 мм. Образцы для селективной экстракции были высушены при 105? С в воздушно-проточной печи и перетерты в агатовой ступке для гомогенизации.

При определении подвижных форм применяются растворители, которые извлекают доступную для растений часть тяжелых металлов. Для определения подвижных форм Cu и Zn в данной работе использовали ацетатно-аммонийный буфер с рН 4,8 [2, 3], который действует в основном на карбонатную фракцию. Полученные данные свидетельствуют, что содержание подвижных форм Сu и Zn в исследуемых техногенных песках на порядок превышает ПДК для почв, приведенных в Перечне [4]. Содержание Сu и Zn в подвижных формах примерно соответствует содержанию их в ионообменной и карбонатной фракциях. Вероятно, этот буфер может частично извлекать тяжелые металлы, адсорбированные на оксидах железа и марганца, а также связанные с органикой.

В почвогрунтах содержание подвижных форм Сu меньше предела обнаружения для всех образцов, кроме отобранного в районе молибденового месторождения, а содержание подвижных форм Zn не превышает ПДК только в двух образцах.

Содержание подвижных форм Мо в почвогрунтах низкое, соответствует содержанию этого элемента в ионообменной фракции, в то время как в техногенных песках — превышает сумму ионообменной и карбонатной фракций. Некоторая часть подвижных форм Мо может находиться во фракции оксидов железа и марганца, а также в органическом веществе.

Свинец во всех исследованных образцах техногенных песков и в пробе почвы концентрируется в ионообменной, карбонатной фракциях и фракции оксидов железа и марганца. Поскольку для других элементов содержание их в подвижных формах примерно соответствует содержанию в трех упомянутых фракциях, можно заключить, что доля подвижных форм Pb и в почвах и в техногенных песках высока. Здесь можно уже говорить о зоне окисления рудных месторождений, где свинец присутствует главным образом в виде англезита и церуссита.

Главное отличие почвогрунтов от техногенных песков заключается в присутствии в них гумусовых веществ. Взаимодействие ионов тяжелых металлов с гумусом может быть описано как ионообменные реакции, адсорбция на поверхности, хелатирование, реакции коагуляции и пептизации. Устойчивость комплексных соединений зависит от свойств взаимодействующих компонентов и реакции среды. Общий порядок стабильности комплексных соединений с тяжелыми металлами выглядит следующим образом [7]:

Pb2+> Cu2+>Ni2+>Co2+>Zn2+>Cd2+>Fe2+>Mn2+

Помимо этого существует сильная конкуренция за ионы металлов между органическими соединениями и другими комплексующими агентами, такими, как сульфиды или гидроксиды [6]. В присутствии кислорода сульфиды будут окисляться прежде, чем кислород начнет окислять гумус. Но даже когда сульфиды окислятся, гумусовые вещества и гидроксиды железа способны обеспечить связывание тяжелых металлов. Содержание металлов в виде подвижных форм в этом случае на два порядка ниже, чем количество металлов, выделяемых в анаэробной кислой фазе. Возможно, благодаря этим процессам, содержание подвижных форм металлов в изученных нами почвогрунтах сравнительно мало. По этой же причине медь в большинстве почвенных образцов содержится только в органической и силикатной фракциях.

На миграционные возможности тяжелых металлов в почве большое влияние оказывают кислотно-щелочные условия и окислительно-восстановительная обстановка. По классификации А. И. Перельмана Cd, Pb, Zn, Cu, Ni относятся к элементам, хорошо мигрирующим в кислых водах окислительной и глеевой обстановок и осаждающимся на щелочном барьере. Молибден подвижен в окислительной обстановке и инертен в восстановительных (глеевой и сероводородной) обстановках [7]. Результаты наших исследований показывают, что увеличение содержания Zn и Pb в ионообменной фракции соответствует понижению рН суспензии образцов (рисунок). При подкислении среды эти элементы переходят в подвижные формы. В загрязненных почвах цинк накапливается во фракции оксидов железа и марганца и в силикатной фракции. В техногенных песках концентрация цинка в силикатной фракции существенно выше, чем во фракции оксидов. Можно предположить, что в техногенных песках сульфиды цинка окислены в меньшей степени, чем в почвогрунтах. График рН водной суспензии образцов повторяет контур графика подвижных форм (рисунок, Б). Это можно объяснить тем, что и рН, и содержание подвижных форм в техногенных песках определяется в основном карбонатной фракцией.

свинец очистка рудничный вода

Рисунок. Распределение цинка по геохимическим фракциям в почвогрунтах (А) и техногенных песках (Б). По оси абсцисс указаны номера проб

Изучено содержание тяжелых металлов в различных горизонтах почвогрунтов и техногенных песков. В почвогрунтах металлы накапливаются преимущественно в поверхностном корневом слое, а в техногенных песках их содержание растет при переходе к более глубоким горизонтам. В почвогрунтах значительная часть тяжелых металлов депонируется в гумусе, сохраняя при этом мобильность, а в техногенных песках наиболее развиты иллювиальные процессы, накапливающие мигрирующие из вышележащего слоя почвы тонкодисперсные частицы, насыщенность которых тяжелыми металлами более высокая.

Таким образом, проведенные исследования позволили выявить содержание ряда тяжелых металлов в различных геохимических фракциях, оценить долю элементов, находящуюся в доступной для растений форме. Определение полного комплекса форм позволяет составить баланс форм, из которого складывается общая валовая концентрация исследуемого элемента. Несмотря на то, что содержание подвижных форм в данных образцах достигло значительной величины, процессы окисления отходов обогащения молибденовых и сульфидно-вольфрамовых руд еще не закончились. По результатам исследования элементы можно расположить по степени окисленности их рудных минералов в изученных пробах в таком порядке:

Pb> Zn>Cu>Mo

Одновременно эти исследования показали, что техногенные массивы продуктов обогащения подвергаются существенным минералого- геохимическим изменениям с изменением соотношений подвижных форм рассмотренных химических элементов и они должны рассматриваться уже как преобразованные, геотехногенные [12]. Вопрос об условиях и факторах, регулирующих количество подвижных форм тяжелых металлов в техногенных песках, почвогрунтах, почвах и их влиянии на растительность близлежащих территорий является важным аспектом процесса геотехногенеза и требует дальнейших исследований.

Отходы передела руд, особенно сульфидсодержащих, зачастую являются источниками опасного загрязнения окружающей среды. Окисление сульфидов под воздействием атмосферной влаги приводит к подкислению фильтрата в хвостохранилищах и вызывает трансформацию минеральных форм металлов, образование подвижных их соединений, поступающих в поверхностные и подземные воды, почвы. Как следствие, изменяется состояние растительности, нарушается микроэлементный баланс в трофических цепях экосистем прилегающих территорий.

Джидинский вольфрамово-молибденовый комбинат (Юго-Западное Забайкалье) с 1934 по 1997 гг. перерабатывал молибденитовые и сульфидно-гюбнеритовые руды месторождений Джидинского рудного поля. За этот период созданы хвостохранилища, в которых накоплено более 40 млн. т отходов обогащения руд. Установлено, что после консервации производства в пределах жилой застройки города Закаменска, непосредственно прилегающей к хвостохранилищам, расширились территории, которые по значению суммарного показателя загрязнения почв соответствуют чрезвычайной экологической ситуации и ситуации экологического бедствия [3]. Однако для корректной оценки уровня загрязнения ландшафта в природоохранных и санитарно-гигиенических целях наиболее важна информация не о валовом содержании металлов в воде, почве, а о формах их нахождения, содержании подвижных, доступных для растительности соединений, условиях перехода элементов в подвижное состояние.

В 2006 г. для изучения форм нахождения меди, цинка и свинца в отходах обогатительного производства нами были отобраны пробы техногенных песков наиболее крупного (бывшего намывного) хвостохранилища. Пробы были взяты с поверхности хранилища до глубины не более 10 см. Для анализа материала был использован метод селективной экстракции химических элементов, разработанный Тесье с соавторами [5], позволяющий определить количество металлов в пяти геохимических фракциях: 1 — ионообменной, 2 — карбонатной, 3 — оксидов железа и марганца, 4 — органических веществ, 5 — силикатном остатке. Кроме того, по ГОСТам определено содержание подвижных форм меди и цинка. В результате установлена степень окисленности минералов изученных металлов — Pb > Zn > Cu. Показано, что содержание их подвижных форм превышает предельно допустимые концентрации. Сделан вывод, что процессы окисления отходов обогащения молибденитовых и сульфидно-гюбнеритовых руд еще не закончились [4].

В 2009 г. нами были отобраны пробы материала отходов обогащения руд в тех же точках и в то же время года, что и в 2006 г. с целью выявления динамики содержания подвижных форм металлов и баланса форм металлов. Анализы выполнены по тем же методикам, что и в 2006 г. Оказалось, что за три года в поверхностном слое хвостохранилища произошли существенные изменения. Во-первых, уменьшилось валовое содержание всех изученных металлов, в то время как содержание подвижных форм меди и цинка, извлекаемых ацетатно-аммонийным буфером, увеличилось (табл. 1, рис. 1).

Таблица 1. Динамика среднего содержания меди, цинка и свинца (вес. %) на поверхности Барун-Нарынского хранилища отходов обогащения сульфидно-гюбнеритовых руд. В скобках указано количество проб

Элемент

Определяемое содержание

Пробы 2006 г. (9)

Пробы 2009 г. (6)

Cu

валовое

0,04

0,032

подвижные формы

0,0048

0,006

Zn

валовое

0,14

0,094

подвижные формы

0,023

0,038

Pb

валовое

0,15

0,104

Во-вторых, изменился баланс форм металлов в хвостохранилище. Наиболее важные изменения отражены в таблице 2 и на рисунке 2 и сводятся к следующему: 1) увеличилась доля ионообменных форм всех изученных металлов; 2) уменьшилась доля карбонатной фракции меди и цинка; 3) существенно увеличилась доля меди, связанной с железо-марганцевыми оксидами, вероятно, за счет разрушения органоминеральных ее комплексов; 4) для свинца наблюдается обратная тенденция — часть этого металла, по-видимому, связывается в органоминеральные комплексы. Можно предположить, что два последних процесса идут при активном участии микроорганизмов.

Рис. 1. Динамика содержания подвижных форм меди и цинка в лежалых отходах обогащения сульфидно-гюбнеритовых руд Джидинских месторождений (Барун-Нарынское хвостохранилище).

В тех пунктах, где отбирали пробы песков, отбирали и растущие на них растения. По принятой методике, готовили пробы отдельных частей растений: корни, стебли, листья, цветы и плоды. Пробоподготовка заключалась в тщательной очистке, промывке, высушивании и измельчении проб. Анализ растительных проб выполнялся в Хабаровском инновационно-аналитическом центре методом ICP-MS, аналитики Д. В. Авдеев, А. Ю. Лушникова.

Таблица 2. Доля металлов, выделенных селективной экстракцией, % от валового содержания металла в пробе. В числителе — среднее по 9 пробам (2006 г.) и по 6 пробам (2009 г.), в знаменателе — разброс значений

Ионообменная фракция

Карбонатная фракция

Фракция оксидов Fe и Mn

Органические соединения

Силикатный остаток

Год

2006

2009

2006

2009

2006

2009

2006

2009

2006

2009

Cu

нет

15

9−20

11

7−17

7

3−11

11

6,3−15,5

50

45−60

64

54−71

5,2

4−6,7

14

9−18

23

14−27

Zn

2−6

23

14−42

16

5−40

8

4−13

17

8,5−22,3

22

14−44

14

7,8−26

37

31−49

50

29−72

10

8−13

Pb

7

4−25

37

27−61

31

23−45

34

28−45

48

35,4−61

11

8−15,8

2

1,2−4

15

10−16

12

6,5−22

3

1,5−4,2

Рис. 2. Изменение баланса форм нахождения меди, цинка и свинца в Барун-Нарынском хвостохранилище. 1−5 — доля содержания металлов (% от валового содержания) во фракциях последовательной их экстракции по методике Tesier et. al [4]: ионообменной (1), карбонатной (2), железо-марганцевых оксидов (3), органических веществ (4), силикатном остатке (5). В левой колонке — пробы 2006 г. (среднее по 9 пробам), в правой — 2009 г. (среднее по 6 пробам)

В таблице 3 приведены результаты анализа злаковых растений и тополя. Характер накопления ими химических элементов различен. Злаки (травяная растительность) концентрируют металлы в корнях, а тополь (древесный ярус) — в листьях. Исключением является свинец, содержание которого в корнях тополя больше, чем в листьях. Как правило, в семенах растений концентрация многих элементов наиболее низка. В этой связи интересны полученные данные по содержанию в злаках рубидия, который накапливается именно в семенах.

Содержание химических элементов в пробах растений 2009 г. по сравнению с пробами 2006 г., за немногими исключениями, существенно выше (см. табл. 3, рис. 3). Особенно ярко это проявлено для цинка. На наш взгляд, это может быть связано с увеличением количества подвижных и ионообменных форм металлов в субстрате, на котором они растут.

Таблица 3. Среднее содержание химических элементов в растениях Барун-Нарынского хранилища отходов обогащения сульфидно-вольфрамовых руд, мг/кг сухого вещества. В скобках — количество проб

Пробы 2006 г.

Злак (3), семена — 1 проба

Тополь (4)

семена

лист

стебель

корень

лист

стебель

корень

Cu

3,62

8,70

2,82

10,21

8,31

4,48

7,11

Zn

104,96

160,27

119,01

122,18

829,20

282,82

187,44

Cd

1,09

2,1

1,8

11,84

47,17

25,21

15,46

Mo

1,34

1,42

0,57

0,63

1,57

0,16

0,29

W

3,18

31,37

5,06

6,78

11,2

5,01

2,4

Pb

12,67

91,10

13,25

54,34

24,33

24,07

33,15

Rb

31,90

26,8

36,2

19,12

41,29

26,03

38,53

Пробы 2009 г.

Злак (9)

Тополь (4)

семена

лист

стебель

корень

лист

стебель

корень

Cu

9,28

20,57

5,43

102,9

22,52

9,60

25,01

Zn

133,15

272,31

176,05

563,78

1222,68

430,84

291,18

Cd

0,66

3,26

2,05

27,84

83,95

35,26

23,31

Mo

0,80

1,61

0,40

2,03

2,24

0,55

0,98

W

42,42

95,92

16,30

163,66

55,47

62,80

27,96

Pb

21,51

74,01

11,67

239,40

51,84

66,66

105,04

Rb

158,75

103,70

82,65

58,70

140,27

60,93

70,77

Приведенные данные свидетельствуют о том, что условия, существующие на поверхности хвостохранилища в настоящее время, способствуют формированию подвижных, легкорастворимых соединений свинца, цинка, меди. О том, что здесь происходит вынос тяжелых металлов (меди, цинка и свинца) можно заключить по уменьшению валового содержания этих элементов в анализированных пробах техногенных песков.

Рис. 3. Динамика накопления цинка и свинца в злаках (А) и кадмия, меди и свинца в тополе (Б), мг/кг сухого вещества (см. табл. 3)

Полученные нами данные об уменьшении количества карбонатных соединений в песках хорошо согласуются с численным моделированием поведения химических элементов в сульфидсодержащем хвостохранилище [1], авторы которого также показали, что в условиях окисления сульфидов под действием атмосферной влаги происходит распад карбонатов. В. С. Путилиной с соавторами [2] при изучении поведения металлов в свалках бытовых отходов установлены диапазоны рН буферных систем. Для близнейтральных кислотно-щелочных условий, соответствующих Барун-Нарынскому хвостохранилищу, эффективными буферами, по их мнению, являются твердые карбонаты, которые удерживают рН в области от нейтрального значения до основного (рН>6. 2).

Для решения вопроса об объемах миграции образующихся подвижных форм металлов в окружающий ландшафт необходимо оценить количество и депонирующую способность гумусовых веществ в теле хвостохранилища, роль микроорганизмов в процессах миграции и аккумуляции химических элементов.

Джидинское молибдено-вольфрамовое месторождение расположено на водоразделе притоков р. Джиды — рр. Модонкуль и Мыргэн-Шено в северных отрогах Джидинского хребта. Месторождение состоит из трех участков: молибденового штокверкового (Первомайское), вольфрамового штокверкового (Инкур) и вольфрамового жильного (Холтосон). Коренное месторождение окружают золото-вольфрамовые россыпи, находящиеся в падях водотоков Инкур, Холтосон, Гуджирка, Барун-Нарын, Ивановский, Александровский и Мырген-Шено. Коренное месторождение и россыпи разрабатывались Джидинским вольфрамо-молибденовым комбинатом с 30-х годов прошлого столетия.

После закрытия производства в 1997 г. основными источниками загрязнения водных объектов территории продолжают оставаться отходы обогащения руд, отвалы горных пород, дренажные рудничные воды [3]. Так, воды реки Модонкуль, правого притока Джиды, по данным, приведенным в Государственных докладах «О состоянии оз. Байкал…» за 2007 и 2008 гг., содержат в опасных концентрациях алюминий (до 17 ПДК), кадмий (170 ПДК), марганец (40 ПДК) и другие металлы; минерализация достигает 1,2 г/дм3, концентрация сульфатов превышает 700 мг/дм3, фтора — 6 мг/дм3, нефтепродуктов — 2мг/дм3 [2]. Целый комплекс загрязняющих веществ поступает в Модонкуль с поверхностными водами реки Инкур (правый приток р. Модонкуль), которые содержат кобальт, медь, свинец на уровне ПДК, кадмий и хром — до 3−5 ПДК и характеризуются как кислые (рН 5,4) [1, 2]. Кроме того, значительное количество токсичных элементов поступает в р. Модонкуль с рудничными водами штольни «Западная», дренирующими месторождение Холтосон. По данным предшествующих исследователей (Кузьмин В.С., 1992, Ходанович П. Ю. и др., 2000; 2005 и др.), содержание в рудничных водах меди, цинка и других тяжелых металлов многократно превышает значения ПДК (табл. 4).

В настоящее время тяжелые и токсичные металлы продолжают поступать в водные объекты в угрожающих масштабах (рис. 4), нанося непоправимый вред здоровью населения города Закаменск. По данным Госсанэпиднадзора Бурятии в Закаменском районе самые высокие по республике показатели выхода на инвалидность (216,7 на 1000 обратившихся), женских и онкологических заболеваний.

Одним из способов выхода из создавшейся кризисной экологической ситуации является исключение неорганизованного сброса рудничных вод, т. е. проведение очистных мероприятий для снижения уровня токсичных загрязнений.

Среди методов, успешно применяющихся для снижения уровня загрязнений и восстановления экосистем, одним из наиболее эффективных является сорбционная очистка. В качестве сорбентов экономически выгодно по сравнению с синтетическими сорбентами применение природных минералов, горных пород. К ним относятся природные цеолиты, бентонитовые и палыгорскитовые глины, диатомиты, опоки и другие горные породы и минералы.

Таблица 4. Состав шахтных вод штольни «Западная», мг/дм3

Ингредиенты

ПДК*

Штольня «Западная»

**

*** 2001

**** 2005

***** 2008

07. 10. 1996

08. 02. 1998

02. 10. 1998

26. 05. 1999

pH

6,5−8,5

6,2

1,7

3,95

6,3

3,08

4,47

3,56

Взвешенн. вещества

5,0

262,4

257,3

177

118

-

Сухой остаток

-

-

-

-

-

3693,49

2488,04

Cl

300

4,21

4,13

4,47

2,4

0,2

16,05

5,67

SO4

100

518,2

210,2

-

656,0

2458,2

1564

1773,61

Ca

180

-

-

-

261

415,94

112

399,80

Mg

40

-

-

-

207

86,83

5

182,90

Feобщ.

0,05

7,7

4,76

н/о

0,5

17,67

0,41

36,6

Cd

0,005

0,49

0,96

2,36

-

1,391

0,042

Cu

0,001

4,27

19,84

0,505

1,7

34,88

0,811

As

0,05

-

-

н/о

-

0,01

-

Ni

0,01

0,31

0,51

0,56

-

0,617

0,021

Cr

0,001

0,71

0,45

0,525

-

0,0135

0,0007

Zn

0,01

6,17

2,01

1,05

2,7

64,43

1,927

NH4

0,39

-

-

2,34

н/о

-

-

0,43

NO3

9,1

-

-

0,096

0,22

-

3,9

26,67

NO2

0,006

-

-

0,003

0,008

-

-

-

ХПК

30

-

-

-

10,4

-

-

-

БПК5

2,0

-

-

-

5,05

-

-

-

F

0,75

-

-

-

-

17,74

1,43

0,74

Примечание:

* жирным выделены ПДК и концентрации веществ, превышающие ПДК для водоемов рыбохозяйственного назначения;

** отчет по х/д работам БИП СО РАН, 2000 г.

*** отбор проб воды произведен в августе 2001 г. П. Ю. Ходановичем (ГИН СО РАН), анализ выполнен в Республиканском аналитическом центре (г. Улан-Удэ);

**** П. Ю. Ходанович и др., 2005, отчет (ГИН СО РАН);

***** И. В. Бардамова (ГИН СО РАН).

Рис. 4. Содержание тяжелых металлов в поверхностных водах Джидинского месторождения (данные авторов, 2009 г.)

Использование местных природных сорбентов для очистных мероприятий на горнопромышленных объектах Бурятии и Забайкалья, в соответствии с вышесказанным, может представить большой интерес.

Для исследования были взяты клиноптилолитовые туфы Холинского месторождения (Забайкалье) и морденитовые туфы месторождения Мухор-Тала (Бурятия, Заиграевский район), известняк и кальцит месторождения Зун-Нарын и туфы вулкана Хурай-Цакир (Бурятия, Закаменский район). Сорбционная способность выбранных материалов изучалась в лабораторных и полевых условиях.

В полевых условиях проводились предварительные испытания сорбционных свойств цеолитовых туфов месторождения Мухор-Тала и туфов вулкана Хурай-Цакир. Кассеты с сорбентами в течение 24 часов выдерживались в точке выхода рудничных вод штольни Западная. Сорбционные способности природных туфов оценивались по разности содержания химических элементов в них до и после опыта. Результаты полевого эксперимента (рис. 5) показали, что хурай-цакирский туф извлекает такие элементы, как барий (110 г/т) и свинец (5 г/т), а цеолитовый туф _ цинк (43 г/т), свинец (14 г/т) и кадмий (1,4 г/т).

Рис. 5. Извлечение химических элементов природными сорбентами (полевой эксперимент)

Лабораторные испытания были проведены в динамическом режиме: через слой сорбента пропускали с определенной скоростью некоторый объем рудничной воды из штольни Западная. Степень извлечения химических элементов оценивалась по формуле:

где I _ степень извлечения, %; Со — начальная концентрация элемента в растворе, Ср — конечная концентрация элемента в растворе (равновесная концентрация).

Результаты исследований, представленные в таблице 5, свидетельствуют, что наиболее эффективным природным сорбентом оказался цеолитовый туф Холинского месторождения. Так, например, степень извлечения этим сорбентом свинца достигает 91%, меди — 75%, цинка, кадмия и вольфрама — выше 50%, других химических элементов _ до 10%.

Другие сорбенты также показали хорошие сорбционные свойства. Известняк и хурай-цакирский туф показали высокую степень извлечения свинца, соответственно 90,65% и 88,41%, меди — 49% и 26,33%, кобальта — 35,18% и 11,68% и никеля — 34,01% и 11,3%.

Сопоставив результаты проведенных испытаний, можно сделать вывод, что для очистки рудничных вод месторождения Холтосон наиболее эффективными природными сорбентами являются клиноптилолитовый туф Холинского месторождения и известняк месторождения Зун-Нарын. Кроме того, для очистки рудничных вод могут быть также рекомендованы такие природные сорбенты, как туф вулкана Хурай-Цакир и морденитовый туф месторождения Мухор-Тала.

Поскольку известняки и хурай-цакирские туфы — местное сырье, экономически целесообразно сосредоточить дальнейшие исследования на этих сорбентах.

Таблица 5. Извлечение химических элементов из рудничных вод штольни Западная (лабораторный эксперимент)

Степень очистки рудничных вод от токсичных элементов, %

Природный сорбент

Cu

Cr

Zn

Pb

As

Cd

Fe

Ni

Co

W

Ba

Sb

Цеолитовый туф Холинского месторождения

75,4

7,8

59,6

91,0

54,4

3,8

30,4

40

56,8

27,7

10,0

Цеолитовый туф месторождения Мухор-Тала

13,2

9,7

54,2

4,7

21,4

5,2

5,6

6,34

21,4

Туф вулкана Хурай-Цакир

26,3

15,5

88,4

2,0

16,7

16,0

11,3

11,7

9,5

известняк Зун-Нарын

49,0

36,1

90,7

6,2

33,8

2,7

34,0

35,2

34,7

8,9

Кальцит Зун-Нарын

13,5

3,4

45,9

2,0

31,5

2,6

2,1

1,2

5,0

Таким образом, проведенные исследования показали, что природные сорбенты — цеолитовые туфы, вулканический туф и известняк могут быть использованы для очистки рудничных вод.

Библиографический список

1. ГОСТ Р 50 689−94

2. ГОСТ Р 50 683−94.

3. ГОСТ Р 50 686−94.

4. Перечень предельно допустимых концентраций (ПДК) и ориентировочно допустимых количеств (ОДК) химических веществ в почве № 6229−91.

5. Плюснин А. М., Гунин В. И. Природные гидрогеологические системы, формирование химического состава и реакция на техногенное воздействие (на примере Забайкалья). — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2001. — 137 с.

6. Путилина В. С. Галицкая И.В. Юганова Т. И. Влияние органического вещества на миграцию тяжелых металлов на участках складирования твердых бытовых отходов: Аналит. обзор / ГПНТБ СО РАН; ИГЭ РАН. — Новосибирск, 2005. — 100 с.

7. Химико-спектральные методы. Инструкция № 155-ХС. Министерство геологии СССР. Научный Совет по аналитическим методам при ВИМСе. Москва, 1978

8. Химический анализ почв: Учеб. пособие / Растворова О. Г., Андреев Д. П., Гагарина Э. И., Касаткина Г. А. Федорова Н.Н. — С-Пб.: Издательство С. -Петербургского университета, 1995 — 264 с.

9. Ходанович П. Ю., Смирнова О. К., Яценко Р. И. Загрязнение геологической среды в районе промплощадок Джидинского вольфрамо-молибденового комбината и его влияние на экосистемы // Сергеевские Чтения (материалы Годичной сессии Научного Совета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии). Вып.4. — М.: ГЕОС, 2002. — С. 352−356.

10. Государственный доклад «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2006 году» Иркутск: Сибирский филиал ФГУНПП Росгеолфонда. 2007. — 420 с. http: //www. geol. irk. ru/baikal/rep_2006/pdf/baikal2006_p1−2-2−3. pdf

11. Государственный доклад «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2008 году». Доклад МПР России. 1.2.2.3. Минерально-сырьевые ресурсы. Филиалы по Иркутской области, Республике Бурятия и Забайкальскому краю. ФГУ «ТФИ по Сибирскому федеральному округу»; ФГУНПП «Росгеолфонд». http: //www. geol. irk. ru/baikal/rep_2008/pdf/baikal2008_p1−2-2−3. pdf

12. Ходанович П. Ю., Смирнова О. К., Яценко Р. И. Загрязнение геологической среды в районе промплощадок Джидинского вольфрамо-молибденового комбината и его влияние на экосистемы. Сергеевские чтения. Материалы годичной сессии научного совета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии 21−22 марта 2002 г. — М. :ГЕОС, 2002. С. 353−356.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой