Восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Юридический институт

Кафедра уголовного права

КУРСОВАЯ РАБОТА

ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ КАК ЦЕЛЬ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ.

Руководитель Бушмин С. И.

Студент Еговкина Л. В.

Красноярск 2013

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Понятие цели уголовного наказания

2. Восстановление социальной справедливости: понятие, признаки

3. Восстановление социальной справедливости при назначении наказания

Заключение

Список использованных источников

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы не вызывает сомнений. Действительно, если сегодня взглянуть на мир вокруг, то с легкостью можно увидеть те негативные социальные явления, которые в той или иной мере своим присутствием влияют на развитие государства и на социум в целом. Одним из таких негативных социальных явленийявляется преступность.

Начиная еще с древнейших времен, и по сей день, данное явление не утрачивает своей общественной значимости, поэтому государство стремится, как можно активнее воздействовать на негос целью его окончательной ликвидации, при этом создавая новое и всячески изменяя старое законодательство.

Для борьбы с преступностью государство принимает самые различные меры, а также все необходимые и наиболее эффективные средства. Важнейшим из них является наказание. Наказание — есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Для того, чтобы данное средство было максимально эффективным, оно должно преследовать самые важные цели.

С принятиемУК РФ в 1996 году, были изменены цели уголовного наказания. В действующем УК РФ в ч. 2 ст. 43 содержаться следующие цели уголовного наказания:

1. восстановление социальной справедливости

2. исправление осужденного

3. предупреждение совершения новых преступлений

На мой взгляд, наиболее важной из вышеуказанных целей является цель-восстановление социальной справедливости. Стоит заметить, что она впервые на законодательном уровне появилась только с принятием УК РФ в1996 году.

В уголовно — правовой литературе данная цель до настоящего времени не получила теоретического обоснования и содержательного наполнения. В частности в науке нет как такового определения понятия восстановления социальной справедливости, определения критериев его достижения, значимости данной цели, а также остается нераскрытым вопрос о месте восстановления социальной справедливости в системе целей наказания.

Следует отметить, что восстановление социальной справедливости, как цель уголовного наказания, ранее рассматривалось такими авторами как: В. М. Коган, С. В. Полубинская, М. Д. Шаргородский, но все же подробной детализации оно так и не получило.

На сегодняшний день остается еще много нераскрытых и неразработанных вопросов связанных с восстановлением социальной справедливости, как цели уголовного наказания. В своей курсовой работе я постараюсь рассмотреть и отобразить наиболее значимые моменты относительно данной цели. И для того, чтобы работа была более эффективной, я обозначу в ней цель и задачи.

Цель данной работы — раскрыть понятие и сущность восстановления социальной справедливости, как цели уголовного наказания. Для реализации данной цели в работе поставлены следующие задачи:

— раскрыть понятие цели уголовного наказания

— изучить понятие «восстановление социальной справедливости» как цели уголовного наказания и выделить его признаки

— рассмотреть, как реализуется цель «восстановление социальной справедливости» при назначении наказания.

Поставленная цель и задачи сформировали структуру работы, которая состоит из введения, трех параграфов, заключения и списка литературы.

1. ПОНЯТИЕ ЦЕЛИ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ

Для раскрытия понятия цели уголовного наказания, необходимо изучение каждого из элементов, в частности «цель» и «уголовное наказание», в отдельности. Сразу же стоит отметить, что, не смотря на то, что наука уголовного права всегда развивалась большими темпами и никогда не теряла своей актуальности, точного и полного понятия цели уголовного наказания в научной литературе на сегодняшний день так и не выработано.

Конечно, если анализировать имеющуюся литературу, посвященную данной теме, можно увидеть, что многими учеными, авторами известных книг, такими как М. Д. Шаргородский, С. В. Полубинская, неоднократно были сделаны попытки к раскрытию сущности данного термина, но широкого резонанса данные труды не приобрели.

Рассмотрим элементы, составляющие данное понятие, в отдельности.

Цель -- категория не уголовно-правовая, а философская и поэтому ее стоит рассматривать с философской точки зрения, поскольку, определив, таким образом, её существенные характеристики, можно будет перейтик рассмотрению цели уголовного наказания.

В философии цель определяется как «идеально, деятельностью мышления положенный результат, ради достижения которого предпринимаются те или иные действия или деятельности; их идеальный, внутренне-побуждающий мотив». На первый взгляд, кажется, что данное понятие является достаточно емким и предельно содержательным для того, чтобы основываться на нем как на основополагающем в науки определении данной категории. Но, несмотря на его предельную ясность и обоснованность, все же можно найти в нем неточности и пробелы. Некоторые философы даже не согласны с таким определением и предпочитают раскрывать сущность цели в отличие от этого направлении.

Т.А. Казакевич отмечает, цель — это модель бедующего результата, к достижению которого стремиться человек, своеобразное отражение будущего. При этом, с одной стороны цель выражает то, что произойдет в будущем, а другой — указывает, к чему нужно стремиться, что нужно делать, какие средства употребить, чтобы осуществить это желаемое будущее. Соответственно, цель обозначает не всякое будущее, а только желаемое и то, что достигается через деятельность. В этом проявляется активный характер целевой деятельности. Только благодаря активному поведению человек достигает поставленных целей, преобразуя окружающий мир в своих интересах. При этом цель — это не только конечный результат, но и исходный побудитель, мотив действия, поскольку будущее в данном случае детерминирует поведение. Иными словами, цель представляет собой и результат (в будущем), и причину (в настоящем). Более того, цель невидимой, но прочной нитью пронизывает весь процесс активной деятельности человека и подобно лейтмотиву ведёт её по направлению к желаемому результату.

Стоит обратить внимание на то, что цель и мотив тесно связаны между собой, и нередко мотив в своем значении подменяется целью, отсюда возникает необходимость в их разграничении.

«Разграничение понятий мотива и цели позволяет детализировать отношения сознательной целенаправленной деятельности». Вообще под мотивом понимаются обусловленные потребностями и интересами внутренние побуждения. Соответственно, мотив выступает как побудитель и направляющий фактор определенной деятельности в целом. Цель же относится к составляющим эту деятельность отдельным действиям. При этом цель действия сохраняет относительную самостоятельность и может быть связанна с различными мотивами. Однако, в более общем плане сам мотив также является целью, выражаясь в соответствующей категории.

Есть еще несколько точек зрения относительно понятия цель.

Например, с точки зрения А. И. Яценко, М. А. Парнюка, Г. Д. Рогавы и др., цель есть идеальный, субъективный образ желаемого будущего результата человеческих действий. В. Х. Багдасарян полагает, что «целью следует считать сам результат деятельности, отраженный, однако, в сознании, но не образ этого результата». Он делает акцент на объективности цели как будущего результата деятельности.

В диссертации В. Н. Кодина дается третья трактовка цели. Он определяет цель одновременно и как «будущий практический результат деятельности и как его идеальный образ», включая в определение цели все основные факторы, детерминирующие цель, и средства ее реализации.

Анализируя определение В. Н. Кодина, стоит отметить следующее.

Как известно, при реализации цели должен достигаться определенный результат, а для того чтобы достичь определенного результата нужны средства. Следовательно, отсюда можно вывести следующую логическую цепочку состоящую из следующих элементов: цель — средство — результат.

Наиболее важные аспекты касаемо цели, были освещены выше. Так как такому элементу как «средство» будет уделено значительно большее внимание в силу его определённой важности, для начала рассмотри такой элемент как «результат».

Результат — это конечный итог, то, что получено в завершении какой-нибудь деятельности. Данное определение дается в словаре русского языка Т. Ф. Ефремовой. Исходя из него, можно сделать следующий вывод. Человек в процессе своей целенаправленной деятельности добивается некоторого результата, который мыслится как осуществление цели, как реализованная цель. Цель из идеального образа будущего, каким она была вначале, превращается в реальное бытие, воплощается в действительность". То есть, результат это то, что получено в исходе деятельности, в отношении цели, обозначает ее реализацию в полном объеме.

Теперь рассмотри последний элемент, играющий значительную роль в данной логической цепочке, «средство».

Цель и средство представляют собой категории соотносительные. «Цель человеческой деятельности определяется путем соотнесения со средством реализации. Без этого соотнесения со средством цель не является целью деятельности и представляет собой не более, чем абстрактное стремление, неопределённый идеал, к которому можно стремиться, которого можно желать, но не реализовывать». Определенная цель требует соответствующих ей средств; поэтому постановка цели в отрыве от средств бессодержательна и лишена смысла. Однако при этом, цель как бы господствует над средствами, являющимися подчиненными орудиями, инструментами осуществления цели. По справедливому мнению Н. Н. Трубникова, там, где имеет место отношение «ради чего», с необходимостью есть и отношение цели и средства.

Как известно цель для своего осуществления нуждается в средстве. Средство в уголовном праве — это то, с помощью чего цель достигается, а именно те или иные уголовно — правовые предписания, основывающиеся на возможности применения наиболее строгих из возможных в праве мер принуждения. В принципе, любая норма права представляет собой средство достижения определенных целей. Цель в уголовном праве приобретает специфику, в отличие от целей в других отраслях права, именно благодаря особым средствам своего достижения, существование которых возможно лишь в рамках уголовного права. Эти средства, в свою очередь, направленны на реализацию только уголовно — правовых целей и потенциально могут достигать их. Таким образом цели и средства в уголовном праве предопределенны друг другом, а их специфика вытекает из особенностей уголовного права как отрасли права.

Наиболее важным и главным средством достижения целей в уголовном права является наказание как наиболее строгая мера государственного принуждения, применяемая к лицу, признанному виновным в совершении преступления.

Теперь, я предлагаю рассмотреть такую категорию как уголовное наказание для последующего ее рассмотрения совместно с вышеизложенным мною материалом касаемо цели.

Легальное определение наказания дано в п. 1 ст. 43 УК РФ и звучит следующим образом: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица».

В отечественной литературе нет единого теоретического подхода к понятию наказания, как видно, одни предпочитают брать его в объеме категории, а другие ищут атрибутивное содержание более узкой дефиниции.

Рассмотрим несколько определений понятию уголовное наказание, и постараемся найти и выделить наиболее общие, схожи и соответственно важные его элементы, выявляющие его сущность в натуре.

И. Я. Фойницкий писал: «Наказание представляет собой принуждение, применяемое к учинившему преступное деяние… Принуждение наказания заключается в причинении или обещании причинить наказываемому какое-нибудь лишение или страдание; поэтому всякое наказание направляется против какого-нибудь блага, принадлежащего наказываемому, -- его имущества, свободы, чести, правоспособности, телесной неприкосновенности, а иногда даже против его жизни».

Н. С. Таганцев указывал, что «…из понятия преступного деяния вытекает, что наказание представляется выражением того особого отношения, которое возникает между учинившим это деяние и государством. С точки зрения преступника наказание является последствием им учиненного, с точки зрения государства -- мерой, принимаемой вследствие совершенного виновным деяния… Наказание как лишение или ограничение благ или прав является страданием с точки зрения общих условий человеческой жизни, известной средней ощущаемости страданий, безотносительно к тому, как смотрит на него и ощущает его наказываемый».

Опираясь на вышеизложенные определения понятия уголовное наказание, можно выявить его сущность.

Итак, сущность наказания состоит в его свойстве быть материализованным выражением (формой) реагировании государства на акт преступного поведения виновного, формой осуждения, порицания виновного и совершенного им преступления, формой, содержанием которой являются установленные законом правоограничений, возлагаемые по приговору суда на осужденного с целью оказать на него требуемое психологическое и иное предупредительное воздействие и тем вызвать положительные изменения в его личности, чтобы вдальнейшем это лицо не совершало преступлений.

Конечно, в литературе уголовного права имеется гораздо больше определений «уголовного наказания» чем было приведено мной. На мой взгляд, определение данное законодателем в действующем кодексе является вполне полноценным и не требующим корректировочных изменений. Поэтому в понятие цели уголовного наказания, я включу данное определение уголовного наказания.

Но перед тем как постараться вывести собственное определение понятия цели уголовного наказания, предлагаю обратиться к работам авторов, в которых отчасти уже раскрыто данное определение.

Так, А. И. Чучаев в своей работе отмечает следующее: «В наиболее общем виде цель наказания представляет собой «тот социальный результат, к которому стремится государство, применяя уголовное наказание к лицам, виновным в совершении преступления».

В свою очередь профессор М. Д. Шаргородский в своей работе «Понятие и цели наказания», говорит следующее: «Цель наказания в самом широком плане — это предупреждение совершения общественно опасных деяний. Этой целью руководствуется законодатель, устанавливая, какие деяния как наказать, этой целью руководствуется судья, назначая конкретные меры наказания, этой целью руководствуются органы, производящие наказание в исполнение».

Известный мыслитель Беккариа Чезаре подчеркивает, что: «…цель наказания заключается в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу и удержать других от совершения того же».

Философ А. Н. Радищев исходил, из того что целью наказания является не мщение (оно всегда гнусно), а «исправление преступника или действие примера для воздержания от будущего преступления».

Производя анализ вышеизложенных мыслей, освященных философами, учеными и мыслителями, безусловно, нельзя не согласиться с их точностью и правильностью. В каждом из них отражены свои особенности, касаемо цели уголовного наказания.

Как уже было отмечено выше, единого понятия цели уголовного наказания в литературе нет. Данная категория на сегодняшний день выглядит подобно высказыванию «сколько ученых — столько и мнений». Из этого выходит, что данное понятие может подлежать самому различному толкованию.

Таким образом, подводя итог изученного мною материала и опираясь на всевышеуказанные аспекты, у меня сложилось следующее определение понятия цели уголовного наказания.

Цель уголовного наказания — это тот социальный результат, к которому стремиться государство, назначая наказание лицам совершившим преступление, а также, посредством воздействия уголовного наказания, предотвращение совершения новых преступлений и исправление осужденного для дальнейшего пресечения нанесения им вреда государству и обществу в целом.

2. ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ

Необходимость определения термина «восстановление социальной справедливости», который использован для формулирования одной из целей уголовного наказания, образует ряд вопросов, без разрешения которых невозможно уяснение тех признаков, которые его образуют, а также, его значения в целом для системы уголовного наказания.

Такими вопросами в частности являются, во-первых, что представляет собой понятие и сущность справедливости на фоне большого многообразия мнений по этому вопросу, здесь же лежит ответ на вопрос об определении социальной справедливости, во-вторых каково значение понятия «восстановление», как одного из составляющих терминов рассматриваемой цели и, в-третьих, что же всё-таки представляет собой понятие восстановление социальной справедливости и его содержание.

Основное смысловое значение в термине «восстановление социальной справедливости» несет категория справедливости, поэтому рассмотрение ее сущности играет важную роль для всей темы исследования.

За долгие годы исследования, учеными выработалось достаточно много концепций касаемо справедливости, но до сих пор сохраняется ситуация относительной неопределенности в отношении понятия и сущности данной категории.

Постараемся разобраться данном вопросе подойдя к нему с теоретической точки зрения.

Н.Н. Алексеев в своей работе «Основы философии права» указывает следующее: «Глубочайшей основой идеи справедливости является мысль о том иерархичном порядке, в котором стоят по отношению друг к другу ценности, — мысль о постепенном их достоинстве, о возрастающих и убывающих степенях их совершенства. Правильное отношение этих степеней и есть отношение справедливое. Справедливость по идее своей есть, следовательно, истинная мера относительного достоинства ценностей. Эти последние и суть элементы всякого справедливого порядка». Далее, он приводит следующие рассуждения, которые отчасти схожи с рассуждениями других философов в данной области. Ценности суть не просто идеи, но и психические процессы — чувства. Ценности основаны на жизненном опыте и неотъемлемо включены в него — они выражают не просто идеи, а индивидуальное психическое отношение, т. е. реальность. Понятия не в силах охватить чувств. Таким образом, как указывает Н. Н. Алексеев, жизненный опыт, а значит и чувства, включены в пространство справедливости.

Психическое отношение неотделимо от справедливости. Справедливость не только упорядочивает, она сама выступает ценностью, обладающей цельностью и основывающейся на чувствах. Если нет чувства, то остается одна логика, не отличающая плохого от хорошего. Справедливость охватывает все выявляемые ценности и выражает их соотношение. Порядок справедливости имеет идеальную природу. Воплощение в жизнь идеалов обусловлено объективными факторами и имеет исторических характер, поэтому нельзя вывести общую формулу справедливости, пригодную для всех времен и народов. Формулы справедливости могут быть только примерными образцами и правилами конкретных решений. При этом Н. Н. Алексеев выделил ряд особенностей, отличающих справедливость от других нравственных ценностей. Во-первых, она предполагает наличие иерархии, упорядоченности ценностей. Во-вторых, справедливости свойственна идея отношения. В-третьих, с точки зрения носителей она имеет не только личностный, но и надличностный характер. В-четвертых, она связана со всеми нравственными ценностями и может выражать посредством этого существо других ценностей и благ, в отличие, например, от эгоизма, свободы, равенства, интереса.

На мой взгляд, нельзя не согласиться с мнение С. Б. Карамашева о том, что теория, выдвинутая и предложенная Н. Н. Алексеевым, действительно является основополагающей по отношению к категории справедливости. Но это совсем не дает повода отрицать иные теоретические подходы к пониманию и раскрытию сущности данного понятия, разработанные другими философами.

На взгляд Э. Д. Фролова, Э. А. Радлова, А. А. Гусейнова, Платона, Аристотеля, учитывая историческое рассмотрение лексического значения справедливости можно заключить, что с ней связывается то, что является жизненно необходимым в человеческом обществе. Объясняется это следующим. При оценке развития человеческого общества мы констатируем, что его особенностью является увеличение роли индивидуального начала. С. В. Соловьев отмечает: «Стремление личности к самоутверждению и к полнейшему высвобождению из первобытного единства родовой жизни остается фактом всеобщим и несомненным». Это происходит потому, что в процессе эволюции увеличиваются мыслительные способности человека и степень его самосознания. Вместе с этим, сохраняется необходимость общественных форм жизни. Тем самым, возникает и обостряется конфликт между индивидуальными общественными интересами. Данный конфликт долен найти форму своего разрешения, и он ее находит через общение путем учета сочетания следующих факторов: природных неизбежностей, т. е. закономерностей; установления общезначимых факторов; потребностей индивидуальных и общественных субъектов. Совокупность этих данных, осознание которых свойственно каждому человеку не может находится в бесформенном состоянии и в то же время быть обозначенным категориями добра, свободы, долга или других. Исторически совокупность этих данных стала связываться с представлениями о правде и о том, что ей соответствует, образовав категорию справедливости. Поэтом не случайно многие философы и ученые называют справедливость интегрирующим термином.

Из вышесказанного становится видно, что категория справедливости связанна как с психической сферой, о которой речь велась ранее, так и с учетом природных закономерностей.

Учитывая изложенное, можно заключить, что сущность справедливости это иерархическое соотношение нравственных ценностей, упорядоченное посредством сочетания нравственных высших категорий таким образом, чтобы свобода, ограниченная равенством, в соответствии с объективным порядком воплощала добро.

Определив понятие и сущность категории справедливость, можно перейти к рассмотрению следующей категории, такой как «социальное». Сразу же стоит отметить, что точного и устоявшегося понятия данного термина в литературе нет. Многие отечественные авторы, занимающиеся в сфере социологии, придерживаются позиции: «Социальное — совокупность тех или иных свойств и особенностей отношений общественных данного общества, интегрированная в совместной деятельности (взаимодействии) индивидами или группами индивидов в конкретных условиях места и времени и проявляющаяся в их отношении друг к другу, к своему положению в обществе, в явлениям и процессам в общественной жизни».

Некоторые авторы, такие как Н. Н. Алексеев, С. Б. Карамашев, высказывают мысль о том, что из словосочетания «восстановление социальной справедливости» необходимо исключить термин социальная. Правое обоснование заключается в следующем. «Социальная справедливость» это непосредственная характеристика справедливости, как, например, в словосочетании «синий диван». То есть «социальная справедливость» образна, идеальна, складывается независимо от конкретного индивида, не в полной мере им осознаваема и воплощаема в реальности. Однако эта ее характеристика заложена в понятии справедливости — соотношение ценностей основано на их сравнении. А это уже рациональный акт, в котором производится абстрагирование признаков, слагаемых в образы. Несмотря на то, что эти образы психически конкретны, их формирование происходит на протяжении всей истории и в этом участвует неопределенный круг людей. Если совершится преступление, этот образ в один миг не изменится. Поэтому в данном случае «социальное» для значения справедливости ничего нового не добавляет.

Так же авторы делают акцент на том, что употребление данного словосочетания в таком контексте становится плеоназмом. В итоге прилагательное «социальный» в термине «социальная справедливость» никакой смысловой нагрузки не несет. Ко всему вышесказанному они еще также добавляют следующее: «Социальная справедливость» это справедливость, выявленная самим обществом в процессе своего исторического развития независимо от воли конкретного человека. Если подробно рассматривать справедливость, неужели можно заключить, что ее формирует какая-либо личность или что ее содержание зависит от воли конкретного человека? Даже от того, что в принятии юридических законов принимают участие не один, а множество лиц, законы не всегда справедливы, и сама справедливость от этого не изменяется. И это потому, что справедливость действительно складывается в процессе исторического развития общества и не зависит от воли конкретного индивида. Это значит, что справедливость сама по себе социальна и не может быть установлена индивидуально. Тогда добавление к имени социального феномена уточняющего слова «социальная» ничего лексически нового не привносит.

Данные аргументы, безусловно, имеют место быть. Говоря о своем отношении к данным доводам, безусловно, стоит отметить, что я напрямую не разделяю свою точку зрения с указанными авторами. На мой взгляд, включение слова «социальная» является крайне необходимым элементом. Мое мнение, поэтому поводу строится на следующих доводах. Во-первых, слово «социальный» несет, что ни на есть самую важную смысловую нагрузку. Здесь стоит абстрагировать внимание на том, что помимо слова «социальный» на параллели с ним находятся такие слова как «индивидуальный», «коллективный» и др. По совместимости это могло бы выглядеть следующим образом «восстановление индивидуальной справедливости», «восстановление коллективной справедливости» и пр. Употребление слов в данном контексте «социальной справедливости» в самом общем виде является правильным и точным вариантом. Это дает понять, что восстанавливают именно социальную справедливость, т. е. справедливость всех людей, всего «социума», а «социум» как известно, состоит из индивидов, тем самым употребление в данном словосочетании слово «индивидуальный» было бы крайне не корректно. И во-вторых, раз законодатель посчитал включить данное слово в этот термин, а, следовательно, и в содержание данной цели уголовного наказания, то наверняка он сделал бы это необоснованно, не задаваясь смысловым значением. На законодательном уровне все детали проработаны достаточно грамотно и слаженно, всему есть свое обоснование и свой смысл.

Так как данная дискуссия не является главной целью моей работы, предлагаю перейти к следующему термину, образующему столь важную цель в уголовном праве, «восстановление».

Слово «восстановление» с точки зрения морфологии представляет собой отглагольное существительное, образованное от слова «восстановить», которое означает — привести в прежнее состояние или воспроизвести что-либо. Особого внимания данное определение к себе не требует. Исходя из вышеизложенного определения, с легкостью можно понять и раскрыть смысл данного слова и его сущность.

Теперь обратимся к рассмотрению понятия восстановление справедливости.

Дж. Флетчер и А. В. Наумов следующим образом раскрывают содержание указанного термина: «Признание восстановления социальной справедливости целью наказания (да еще поставленной законодателем на первое место среди других целей) требует одновременного откровенного признания в том, что эта цель не может означать ничего другого, как цели возмездия — восстановления нарушенных преступлением ценностей и прав. Я вынуждена не согласиться с данными доводами. В данной формулировке обозначается, что «восстановление социальной справедливости» есть возмездие, под которым понимается «восстановление нарушенных преступлением ценностей и прав». Во-первых, возмездие является сущностью наказания, и от этого отталкиваются сами авторы приведенной формулировки: «Карательное содержание наказания превращается в своеобразный уголовно-правовой способ восстановления социальной справедливости». Значит, при реализации сущности наказания предполагаемым результатом является она сама. Такая формулировка не удачна не только с утилитаристкой точки зрения, но и сточки зрения справедливости.

Другой ученый Ю. М. Ткачевский указывает, что «восстановление социальной справедливости включает в себя осуждение виновного лица (что порицает его деяние от имени государства и одновременно позитивно влияет на общественное мнение), ресоциализацию осужденного, реализацию карательного содержания наказания. Исполнение наказания носит характер возмездия». Исходя из вышесказанного, можно заметить, что понятия как такового «восстановление социальной справедливости» здесь так, и не сформулировано, а всего лишь раскрывается его содержание. Однако, даже учитывая это, прибегая к анализу предложенного, можно заключить, что в нем совершенно не учитываются интересы потерпевшей стороны. Это несправедливо. На мой взгляд, здесь должны как минимум учитываться интересы хотя бы двух сторон, государства и потерпевшего. Из приведенного аргумента следует признать, что данное содержание «восстановление социальной справедливости» неоправданно ограниченно и поэтому не может выступать в качестве основы понятия «восстановление справедливости».

Иной поход предлагают В. К. Дуюнов и С. Ф. Милюков, утверждая, что официальным признанием кары в качестве одной из целей уголовного наказания служит провозглашенная цель «восстановление социальной справедливости». Такая позиция фактически отождествляет рассматриваемые выше понятия. С таким понятием я вновь не могу согласиться, т.к. кара имеет своим объектом преступника, а восстановление справедливости, — соотношение ценностей.

Отличную из изложенных позиций занимает С. Боронбеков, который считает что, «восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания есть многофакторный уголовно-правовой институт, подразумевающий удовлетворение потерпевшего от преступления», при этом «восстановление социальной справедливости подразумевает возможно максимально полное моральное, психологическое, правовое, экономическое удовлетворение потерпевшего». В данном определении все внимание уделено удовлетворению интересов потерпевших, что в целом сужает понимание восстановление справедливости только до такого явления, которое имеет значение лишь для потерпевших. В свою очередь в подтверждение тому, что данное определение максимально с ужено, М. Н. Становский указывает, что «социальная справедливость как правовая категория характеризуется, по крайней мере, четырьмя аспектами, выражающими интересы: 1) осужденного; 2) потерпевшего; 3) общества; 4) государства». Поэтому, я считаю, что ограничение сферы справедливости удовлетворением интересов только потерявших, это является необоснованным и не верным доводом, в силу приведенной аргументации.

В литературе уголовного права, имеется еще гораздо большее количество мнений ученых, авторов известных книг, на то, что же есть на самом деле восстановление социальной справедливости, но как такового общепринятого понятия, так и не сложилось. Поэтому, анализируя сущность справедливости, рассмотренную мною выше и взяв за основу уже приведенные авторами определения «восстановление справедливости», я постараюсь вывести собственное понятие «восстановление социальной справедливости».

Итак, восстановление социальной справедливости — есть правовое явление, в результате которого происходит реализация восстановления нарушенных преступником устоявшихся в обществе ценностей, посредством назначения ему наказания, соответствующего характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, что в опосредованности должно привести к возмещению вреда и формированию у виновного уважительного отношения к основополагающим нравственным ценностям.

Исходя из данного понятия, выделим признаки.

Выделение первого признака связано с ролью категории «сущность» в познании, т. к. сущность предполагает свое проявление. Учитывая, что преступление проявляется в социально значимых явлениях, то и восстановление справедливости должно проявляться в этой плоскости. Иными словами, восстановление справедливости проявляется в общественных отношениях.

Второй признак понятия, на мой взгляд, заключается в следующем. Поскольку сущность справедливости основана на нравственных ценностях, то предполагаемое состояние общественных отношений должно иметь нравственно оправданную характеристику. Поэтому при характеристике результатов реакции на преступление речь идет не только о том, что было и как могло бы быть, но и о то, что должно быть.

Третий признак состоит в том, что в круг явлений восстановления справедливости должны входить лишь те общественные отношения, которые во-первых, возникли в результате совершения преступления, а, во-вторых, непосредственно связаны с событием преступления.

Кроме этого, необходимо конкретизировать характеристику предмета оценки — общественных отношений, которые воплощают собой сущность справедливости. В преступлении соединяется два рода явлений — психические и физические. Соответственно этому реакция на преступление имеет два направления — психическое и материальное, а именно психическая реакция воплощается наказании (воздействие на движущее начало), а материальная реакция — в воздействии на то, в чем практически последствия выразились. Эти два направления предполагаются четвертым и пятым признаком, которые должны уточнить понятие, а именно в процессе оценивания рассматривается, справедливо ли примененное наказание и возмещен ли вред.

Шестой признак, который входит в понятие восстановление социальной справедливости, заключается в формировании у виновного уважительного отношения к другим.

Однако это не совсем точно, т. к. другие — слишком неопределённая действительность. Это и высоконравственные люди, и преступники. Поэтому здесь речь должна идти о ценностях, которые утверждаются в духовно наполненной общественной жизни. Но эти ценности познаются на протяжении всей жизни человека и общества, а для состояния правопослушности не обязательно быть морально высоким человеком. Поэтому седьмым признаком восстановления социальной справедливости следует считать предмет уважительного отношения — основополагающие нравственные ценности, обеспечивающие возможность сосуществования и развития.

На мой взгляд, выделение признаков понятия восстановления социальной справедливости, на данном этапе можно закончить. Поскольку, как уже было упомянуто мною выше, в литературе уголовного права нет устоявшегося понятие «восстановление социальной справедливости» следовательно, нет и точно установленного перечня признаков предлагаемого понятия. Его можно увеличить или уменьшить в зависимости от предполагаемой области его использования.

Исходя из вышеизложенного, можно прийти к выводу, что в науке уголовного права, такая цель как «восстановление социальной справедливости» раскрыта еще совершенно слабо. Что подтверждается отсутствием единого понятия «восстановление социальной справедливости» и неимением однозначного представления о том, что же все-таки есть сущность цели, именуемой как «восстановление социальной справедливости». А что касается признаков понятия «восстановление социальной справедливости», то тут следует учитывать то, в каком контексте происходит его раскрытие. То есть изменение перечня признаков, зависит от содержания данного понятия. Следовательно, сформулированное мною понятие и выделенные признаки, также имеют место быть.

социальный справедливость уголовный наказание

3. ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ

Применение наказания включает два этапа: его назначение и исполнение. Следовательно, и цели наказания должны приниматься во внимание, как при назначении, так и при исполнении наказания.

Особенно принципиальное значение приобретает учет целей наказания на этапе его назначения. Как подчеркивается в литературе, назначаемое судом наказание, с одной стороны, имеет своим основанием ретроспективное поведение, то есть преступное деяние, совершенное в прошлом, а с другой — оно обращено в будущее. И ориентирами этого бедующего является, на мой взгляд, регламентированная в УК РФ цель наказания — восстановление социальной справедливости.

Назначая виновному в совершении преступления наказание, то есть, определяя его вид, срок и размер, суд фактически определил меру социальной справедливости. На данное обстоятельно неоднократно обращалось внимание в теории уголовно — исполнительного права. Так, Ф. Р. Сундуров полагает, что только справедливое наказание, назначенное с учетом всех требований закона, может быть отправной позицией в исправлении осужденного.

На важное значение назначения наказания в плане достижения целей наказания указывает М. Н. Становский, который отмечает, что при избрании того или иного вида наказания суд обязан в первую очередь исходить из общего понятия наказания и целей, которые перед ним ставит законодатель.

Однако и в данном аспекте можно проследить дискуссионные моменты. Они возникают из-за того, что некоторые авторы недооценивают деятельность по назначению наказания в смысле ее влияния на достижения целей наказания. Так, С. В. Максимов утверждает, что цель исправления осужденного обеспечивается не назначением наказания, а исполнением наказания. На мой взгляд, данная точка зрения является ошибочной. Так, например Р. М. Файзутдинов говорит о том, что исправительная функция реализуется как на стадии назначения, так и в процессе его исполнения. Полагая, что уже сам факт вынесения обвинительного приговора и назначение наказания приобретает решающее значение в переосмыслении преступником своего поведения и уже здесьпоявляется точка отправления в его исправлении.

Для более эффективной и качественной реализации цели «восстановление социальной справедливости», при назначении наказания, нужен определённый выработанный механизм.

Е. В. Юдин предлагает следующую структуру данного механизма:

1) принципы уголовной ответственности; 2) принципы назначения наказания (то есть те же принципы, проявляющиеся в сфере назначения наказания, и ряд других наиболее важных положений; 3) общие начала назначения наказания; 4) специальные правила назначения наказания (ст. 62, 64−70 УК РФ); 5) особые условия назначения отдельных видов наказания, или критерии справедливого наказания.

Одним из важных аспектов при назначении наказания, является соблюдение и учет определённых значимых принципов. УК РФ специально не регламентирует принципы назначения наказания, но следуя из текста закона не трудно догадаться, что принципы уголовной ответственности, предусмотренные в ст. 3 — 7 своим основным содержанием имеют как раз назначение наказания.

Вопрос о круге принципов назначения наказания в науке уголовного права является недостаточно урегулированным и дискуссионным. В качестве примера можно привести точки зрения различных ученых. Например, М. А. Скрябин называет следующие принципы: 1) законность назначения наказания; 2) его гуманизм; 3) справедливость; 4) индивидуализацию; 5) назначение наказания отдельно за каждое преступление и окончательно единого наказания как основного, так и дополнительного за несколько преступлений и по нескольким приговорам. М. Н. Становский считает, что суды при назначении наказания в первую очередь должны руководствоваться принципами законности, справедливости и гуманизма. М. М. Бабаев к ним относит законность, обоснованность, гуманность, индивидуализацию и справедливость наказания. Л. Л. Кругликов полагает, что институту назначения наказания присущи принципы законности, гуманизма и уголовно-правовые принципы индивидуализации ответственности, целевого устремления и экономии мер ответственности.

В. К. Дуюнов к принципам назначения дополнительных наказаний относит законность, обоснованность, целесообразность, справедливость, гуманизм, индивидуализацию, оптимальность сочетания дополнительных наказаний с основными. Если исходить из того, что принципы назначения наказания есть закрепленные в уголовном законодательстве основополагающие идеи, руководящие требования, определяющие основания, условия, порядок, характер и объем применения судом наказания к лицам, виновным в совершении преступлений, то система принципов назначения наказаний, пишет Р. Н. Хамитов, должна быть следующей: «1) принципы уголовной ответственности, взятые с учетом специфики сферы назначения наказания, — законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма; 2) принципы, закрепленные в иных формах УК РФ, — неотвратимости, дифференциации, индивидуализации наказания и экономии мер уголовно — правового воздействия».

Все принципы уголовной ответственности определяют не только основания и пределы назначения наказания, но и предполагают соответствующие цели наказания и средства их достижения.

Цели наказания не могут рассматриваться вне содержания указанных принципов.

Безусловно, перечень принципов назначения уголовного наказания имеет неопределенную природу в сфере юридической науки, в связи с чем, он носит не замкнутый характер, а также постоянно может изменяться. Вне зависимости от этого, я предлагаю рассмотреть каждый из этих принципов в отдельности и выявить, в чем же заключается содержание каждого из них.

Наиболее важным из вышеперечисленных, является принцип законности, который закреплен в статье 3 УК РФ. Прежде всего, принцип законности в уголовном праве означает, что все положения, лежащие в основе привлечения лица к уголовной ответственности за содеянное, назначения наказания, освобождения от него или наступления других уголовно-правовых последствий совершения преступления, должны быть сформулированы исключительно в законе как в высшем акте законодательной власти, то есть единственный источник уголовного права — уголовный закон.

Идя дальше, стоит отметить, что такие принципы как равенство граждан перед законом (ст. 4 УК РФ), вины (ст. 5 УК РФ) и справедливости (ст. 6 УК РФ) создают реальную основу для восстановления социальной справедливости. Вряд ли, например, можно предполагать, что цели наказания могут быть достигнуты в отношении лица, привлеченного к уголовной ответственности за невиновное поведение. То же самое можно сказать и в отношении принципа равенства граждан перед законом. Назначение наказания, сопряженное с его нарушением, способно вызывать лишь обратный эффект, а отнюдь не достижение целей наказания. А содержание принципа справедливости, заключается, в назначении лицу, совершившему преступление, справедливого наказания, то есть соответствующее характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Так же, в механизме обеспечения целей наказания не менее важное значение имеет и принцип гуманизма, закрепленный в статье 7 УК РФ. Согласно ей, данный принцип можно обозначить с двух сторон. С одной стороны, принцип гуманизма, предполагает защиту человека как высшей ценности, охрану его прав, свобод, чести и достоинства, интересов общества от преступных посягательств, национальную безопасность в целом. А другая сторона гуманизма относится к виновному, к назначению ему наказания или иных мер уголовно-правового характера, которые не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

Что касается иных принципов, выделяемых в литературе, то некоторые из них самым непосредственным образом могут рассматриваться в качестве инструментов механизма достижения целей наказания. Имеются в виду, прежде всего, такие принципы, как дифференциация, индивидуализация назначения наказания, его целесообразность или целевого устремления и экономии мер уголовно-правового воздействия.

Успешное достижение цели восстановления социальной справедливости возможно лишь при системном понимании и реализации принципов или критериев при назначении наказания. Поэтому нельзя односторонне ориентироваться на один принцип и игнорировать другие. Уяснение привольного соотношения между принципами, между отдельными принципами и их системой в целом является необходимой предпосылкой назначения наказания по каждому уголовному делу справедливого наказания и, следовательно, достижения данной цели.

Составной частью масштаба оценки справедливости наказания являются критерии справедливого наказания, которые до настоящего времени не достаточно разработаны в уголовно-правовой литературе. Для определения этих критериев я буду основываться на работе Е. В. Юдина «Наказание и восстановление социальной справедливости в уголовном законе, теории и правоприменительной практике». На мой взгляд, критерии разработанные и выделенные им, являются наиболее правильными и верными в плане применения их для достижения назначения справедливого наказания. Для точного определения круга критериев справедливого наказания, он рассматривал само наказание как целостное явление и уже исходя из этого делал определенные выводы.

Данные критерии он делит на три группы: (1) обуславливающие наличие права наказания; (2) характеризующие наказание как меру, применяемую к преступнику; (3) характеризующие наказание как процесс.

В соответствии с этапами реализации наказания рассмотрим сначала первую группу критериев справедливого наказания. Эту группу критериев объединяет то, что все они служат предварительными условиями осуществления наказания, без наличия которых любая деятельность, именуется наказанием, хотя и может при определенных условиях считаться наказанием, но она уже не будет являться справедливой.

Обзор многочисленных теорий по проблеме права наказания достаточно обстоятельно произведен учеными дореволюционного периода. В результате И. Я. Фойницкий склонился к мысли, что «наказание покоится на потребностях и способностях материального существования, чувственных и умственных». С. В. Познышев заключил, что право наказания основывается на идее необходимости защиты права принуждением. По мнению Е. В. Юдин, считает, что право наказания слагается из феноменов власти, неизбежности и нравственности. Ведя об этом спор, стоит отметить, что единой точки зрения, по этому вопросу, опять же нет. Но критерии, входящие в данную группу, как ни как отчасти определенны.

Таким образом, право наказания складывается из следующих критериев. Первым критерием указанной группы является справедливости установленного уголовно — правового запрета. Данное положение достаточно ясно и понятливо. Единственно, что здесь стоит отметить, что справедливость уголовно — правового запрета, как правило, обосновывается заботой о потенциальных потерпевших.

Это значит, что право наказания и само наказание в своем существовании нравственно оправдывается только при том условии, что наказание, по возможности, способствует реализации заботы о реальных потерпевших.

Вторым критерием является достоверность и полнота данных, характеризующих обстоятельства преступления, личность виновного и иные обстоятельства, имеющие отношение к делу. На мой взгляд, данный критерий не требует дополнительного обоснования.

Третьим критерием является правильное понимание уголовного законодательства, поскольку для объективной оценки наказания необходим масштаб, который появляется лишь при условии обобщения, которое, в свою очередь, упорядочивает законодатель. Данный критерий предполагает множество положений, характеризующих преступление как социальное явление и реакцию не него.

Четвертым критерием выступает нравственно высокий уровень лиц, производящих назначение и исполнение наказания. Исходя из смысла данного критерия, можно лишь сказать о том, что человек, осуществляющий данную деятельность, должен быть нравственно высок. То есть, у него должен быть богатый внутренний мир и он должен действовать согласно только своей совести и свободной воле.

Пятым критерием выступает наличие властных отношений. Смысл данного критерия заключается в том, что между наказываемым и наказывающим должна быть определенная связь, позволяющая определить что наказывающий, в связи с наличием властных полномочий полученных от государства, вправе назначить наказание наказываемому от имени государства. Никто не имеет права наказывать от имени государства, если этого государства нет. А его нет, если оно не выполняет свойственные ему функции или вообще никак себя не проявляет.

Вторую группу критериев объединяет то, что они характеризуют наказание как меру чего-либо (неблагоприятных последствий).

Первым критерием указанной группы следует назвать направленность меры наказания на личность преступника. Критерий достаточно открытый. Здесь показывается причинная связь между личностью преступника и наказанием. То есть, если та или она личность совершает преступление, то предусмотренная мера наказания за него будет направленна именно на нее.

Вторым критерием при установлении границ наказания выступает идея о соразмерности наказания характеру и степени общественной опасности преступления, личности виновного и обстоятельствам смягчающим и отягчающим наказание. Требование соразмерности напрямую вытекает из идеи справедливости, так как, во-первых, наказание как ценность не является единственной ценностью и поэтому должно иметь свои границы воплощения, во-вторых, наказание как социальное явление обусловлено неизбежностью универсализации и индивидуализации.

Итак, третья группа критериев справедливого наказания определяется тем, что она преимущественно характеризует наказание как процесс.

Первым критерием указанной группы следует назвать приоритет обеспечения правого смысла любых мер воздействия, включаемых в систему наказания. Это значит, что те меры наказания, которые назначает суд и затем претерпевает осужденный, должны быть мотивированны и понятны потерпевшему, обществу и осужденному.

При реализации правовых норм осуществляется их интерпретация, которая может повлечь за собой значительное искажение смысла нормы. Поэтому гарантом ее соблюдения могут выступать два элемента — высокий нравственный уровень субъекта, о котором уже было сказано ранее, и применение одно масштаба оценки при реализации нормы. В результате вторым критерием при реализации наказания следует назвать избрание одного масштаба оценки мер воздействия, применяемых к осужденному. Этому служит принцип законности. Критерий применения одного масштаба оценки в сфере реализации наказания предполагает под собой систематизацию оснований, условий и мер наказания, поскольку, только оставаясь в рамках системы, можно дать объективную оценку справедливости наказания.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой