Исследование индивидуально-психологических особенностей подростков, имеющих психосоматическую патологию

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Введение

1. Хроническое соматическое заболевание как фактор, влияющий на индивидуально-психологические особенности человека

1.1 Психосоматический подход и особенности отношения к заболеванию

1.2 Возрастной кризис 13−15 лет и индивидуально-психологические особенности подростков

1.3 Влияние хронического соматического заболевания на характер психического развития человека

1.4 Выводы по теоретической части исследования

2. Организация и методы исследования

2.1 Организация исследования

2.2 Методы исследования и их обоснование

3. Результаты эмпирического исследования и их обсуждение

3.1 Описательная характеристика выборки учащихся

3.2 Результаты t — критериального анализа и их обсуждение

3.3 Личностные особенности учащихся с первой группой психосоматического здоровья

3.4 Личностные особенности учащихся, имеющих вторую группу психосоматического здоровья

3.5 Сравнительный анализ факторных структур, полученных в выборках учащихся с разным уровнем психосоматического здоровья

Выводы по практической части исследования

Заключение

Список использованной литературы

Приложение

Введение

Основным результатом проведения реформ в образовании за последнее десятилетие стало появление множества разнообразных и часто даже альтернативных программ, по которым работают многие виды образовательных учреждений. С одной стороны, это позволило во многом совершенствовать содержание и методы обучения, но, с другой стороны, часто введение новшеств в образовательный процесс сказывается на здоровье детей. В результате введения в учебную программу новых предметов дети систематически испытывают утомление и, как следствие этого, начинают часто болеть. Поэтому главнейшим критерием оценки образовательных программ должна стать оценка того, что та или иная программа даёт для здоровья ребёнка.

Как показано в многочисленных психологических исследованиях, часто физическое здоровье прямо производно от психического здоровья ребёнка. Другими словами, если ребёнку хорошо и комфортно в психологическом аспекте, то его физическое здоровье меняется в лучшую сторону. Роль психосоматики хорошо известна. Предположение о существовании тесных связей между эмоциональными состояниями человека и нарушениями физического (соматического) здоровья имеет давнюю историю.

Это знание нашло отражение в классической формуле медицины: «В здоровом теле — здоровый дух».

Во многих работах врачей прошлого и наших современников мы находим описание тех изменений психики, которые возникают у больных страдающих хроническими соматическими заболеваниями. Все вышесказанное говорит о том, что проблема психосоматики остается все еще актуальной и в наше время.

По данным ВОЗ, от 38 до 42% всех пациентов, посещающих кабинеты соматических врачей, относятся к группе психосоматических больных.

Новизна исследования состоит в установлении индивидуально — психологических особенностей здоровых подростков и имеющих соматическую патологию, а также в разработке новых подходов к психосоциальной адаптации школьников-подростков, для определения будущей профессиональной деятельности.

Практическая значимость исследования заключается в том, что данные исследования могут быть использованы при разработке подходов к психологической коррекции состояний детей в рамках психопрофилактических программ.

Разработка в течение последних десяти лет образовательных программ для детей разных возрастов позволила выделить некоторые условия, при которых здоровье детей только укрепляется в образовательном процессе. В рамках программ акцент делается на передачу знаний и формирование навыков практической психодиагностической и коррекционной работы с детьми и подростками — соматических и психосоматических расстройств, отклоняющегося поведения, различных зависимостей.

Психологическое здоровье подростка — необходимое условие для развития человека в процессе жизни и деятельности. В этом возрасте закладываются необходимые условия гармонии между потребностями индивида и общества. В рамках психологии здоровья, психосоматики и других предметов рассматриваются факторы, способствующие поддержанию здоровья, методы реабилитации больных различного профиля.

Целью исследования является изучение индивидуальных особенностей личности подростков, имеющих психосоматическую патологию и здоровых детей.

Предметом исследования выступают личностные и темпераментальные особенности, показатели школьной тревожности и акцентуации характера подростков, и их взаимосвязи.

В качестве объекта исследования выступили индивидуальные особенности личности подростков, имеющих психосоматическую патологию и здоровых детей.

Гипотезы исследования:

Существуют различия в выраженности показателей исследования в группах учащихся с разным уровнем психосоматического здоровья.

Выраженность личностных свойств (показатели тревожности, нейротизма, эмоционально-волевой сферы) оказывает влияние на уровень психосоматического здоровья учащихся.

Задачи исследования:

1. Провести сравнительный анализ личностных профилей учащихся с разным уровнем психосоматического здоровья.

2. Определить различия в выраженности показателей исследования учащихся, имеющих разный уровень психосоматического здоровья.

3. Определить личностные особенности учащихся, имеющих первую группу психосоматического здоровья.

4. Определить личностные особенности учащихся, имеющих вторую группу психосоматического здоровья.

5. Выявить эмпирические личностные структуры учащихся с разным уровнем психосоматического здоровья.

6. Провести сравнительный анализ факторных структур, полученных в выборках учащихся с разным уровнем психосоматического здоровья.

Методики исследования: патохарактерологический опросник К. Леонгарда, опросник Г. Айзенка, личностный опросник Кеттелла, методика изучения школьной тревожности Филлипса.

1. Хроническое соматическое заболевание как фактор, влияющий на развитие личности человека

1. 1 Психосоматический подход и личностные особенности отношения к заболеванию

Психосоматика (греч. psyche — душа, soma — тело) — направление в медицине и психологии, занимающееся изучением влияния психологических (преимущественно психогенных) факторов на возникновение и последующую динамику соматических заболеваний. Согласно основному постулату этой науки, в основе психосоматического заболевания лежит реакция на эмоциональное переживание, сопровождающаяся функциональными изменениями и патологическими нарушениями в органах.

В 1818 г. немецкий врач из Лейпцига С. А. Хайнрот ввел термин «психосоматический». Ему принадлежали слова: «Причины бессонницы обычно психически-соматические, однако каждая жизненная сфера может сама по себе быть достаточным ей основанием». В 1822 г. немецкий психиатр М. Якоби ввел понятие «соматопсихическое» как противоположное и в то же время, дополняющее по отношению к «психосоматическому». В общепринятый врачебный лексикон термин «психосоматика» вошел лишь столетие спустя.

Термин «психосоматический» окончательно прижился в медицине благодаря венским психоаналитикам (De-utsch, 1953), и с этого времени психосоматическая медицина обозначилась как «прикладной психоанализ в медицине». Дойч, эмигрировав в сороковые годы в США, вместе с коллегами Фландерс Данбар, Францем Александером и др. вызвал интерес к психосоматическим проблемам, и уже к концу 50_х годов в американской научной литературе было опубликовано около 5000 статей о соматической медицине глазами психологов. Среди тех, кто развивал это направление, следует назвать таких известных аналитиков, как А. Адлер, Л. Сонди. В России наиболее близко к этому направлению подошли ученые школы И. П. Павлова при разработке метода экспериментального невроза.

Психосоматическое направление не является самостоятельной медицинской дисциплиной — это подход, учитывающий многообразие причин. По мере эволюции человека постепенно нарушался универсальный механизм приспособления его психики к окружающей среде. Вместе с изменением психологии человека и среды его обитания проявлялись новые и численно увеличивались имеющиеся психологические симптомы и синдромы. В ходе эволюции человек приобрел присущие ему как биологическому виду силу, гибкость, подвижность, способность к терморегуляции, определенные характеристики органов чувств. Древние инстинктивные программы поведения человека помогали противостоять голоду, холоду, нападению врагов и хищников. По мере развития человеческой истории менялись нагрузки, от которых нет программ генетической защиты, и теперь приспособление к среде зависит от психических возможностей человека во много раз больше, чем от силы его мышц, крепости костей и сухожилий и скорости бега. Опасным стало не оружие врага, а слово. Эмоции человека, изначально призванные мобилизовать организм на защиту, теперь чаще подавляются, встраиваются в социальный контекст, а со временем извращаются, перестают признаваться их хозяином и могут стать причиной разрушительных процессов в организме.

Психосоматический подход начинается тогда, когда пациент перестает быть только носителем больного органа и рассматривается целостно. Тогда психосоматическое направление можно рассматривать и как возможность «исцеления» от деперсонализированной медицины [10, с. 173].

По современным представлениям, к психосоматическим заболеваниям и расстройствам относят:

1. Конверсионные симптомы (conversion — обращение, переход из одного состояния в другое). Невротический конфликт получает вторичный соматический ответ и переработку. Симптом имеет символический характер, демонстрация симптомов может пониматься как попытка решения конфликта. Конверсионные проявления затрагивают в большей части произвольную моторику и органы чувств. Примерами являются истерические параличи и парестезии, психогенная слепота и глухота, рвота, болевые феномены.

2. Функциональные синдромы. В этой группе находится преобладающая часть «проблемных пациентов», которые приходят на прием с пестрой картиной часто неопределенных жалоб, которые могут затрагивать сердечнососудистую систему, желудочно-кишечный тракт, двигательный аппарат, органы дыхания или мочеполовую систему. Ф. Александер описал эти телесные проявления как сопровождающие признаки эмоционального напряжения без характерных черт и обозначил их органными неврозами.

3. Психосоматозы — психосоматические болезни в более узком смысле. В основе их — первично телесная реакция на конфликтное переживание, связанная с морфологически устанавливаемыми изменениями и патологическими нарушениями в органах. Соответствующая предрасположенность может влиять на выбор органа. Заболевания, связанные с органическими изменениями, принято называть истинными психосоматическими болезнями, или психосоматозами. Первоначально выделяли 7 психосоматозов («holy seven*): бронхиальная астма, язвенный колит, эссенциальная гипертония, нейродермит, ревматоидный артрит, язва двенадцатиперстной кишки, гипертиреоз. Позже этот список расширился — к психосоматическим расстройствам относят рак, инфекционные и другие заболевания.

Несмотря на то, что слово «психосоматика» употребляется очень часто как в обиходе, так и в научной литературе, на сегодняшний день не существует единого определения этого термина. В целом, его значение вытекает из слов, которые в него входят (душа и тело). С одной стороны, этот термин подразумевает научное направление, которое устанавливает взаимоотношения между психикой и телесными функциями, исследует, как психологические переживания влияют на функции организма, как переживания могут вызывать те или иные болезни. С другой стороны, под термином «психосоматика» подразумевается ряд феноменов, связанных с взаимовлиянием психического и телесного, в том числе целый ряд патологических нарушений. В-третьих, под психосоматикой понимают направление медицины, ставящее своей целью лечение психосоматических нарушений («психосоматическая медицина»).

В настоящее время психосоматика является междисциплинарным научным направлением:

она служит лечению заболеваний и, следовательно, находится в рамках медицины;

исследуя влияние эмоций на физиологические процессы, она является предметом исследования физиологии;

как отрасль психологии она исследует поведенческие реакции, связанные с заболеваниями, психологические механизмы, воздействующие на физиологические функции;

как раздел психотерапии она ищет способы изменения деструктивных для организма способов эмоционального реагирования и поведения;

как социальная наука она исследует распространенность психосоматических расстройств, их связь с культурными традициями и условиями жизни.

Патогенез психосоматических расстройств чрезвычайно сложен и определяется:

1) неспецифической наследственной и врожденной отягощенностью соматическими нарушениями и дефектами;

2) наследственным предрасположением к психосоматическим расстройствам;

3) нейродинамическими сдвигами (нарушениями деятельности ЦНС);

4) личностными особенностями;

5) психическим и физическим состоянием во время действия психотравмирующих событий;

6) фоном неблагоприятных семейных и других социальных факторов;

7) особенностями психотравмирующих событий.

Перечисленные факторы не только участвуют в происхождении психосоматических расстройств, но и делают индивида уязвимым к психоэмоциональным стрессам, затрудняют психологическую и биологическую защиту, облегчают возникновение и утяжеляют течение соматических нарушений.

Принято считать, что психосоматическая медицина — ровесница прошлого века. Однако речь при этом идет не о возникновении новой концепции в медицине, а о возрождении принципов медицины древности, подходившей к заболеванию как к специфически индивидуальному явлению, как к болезни конкретного человека, болезни души и тела. Психосоматическая медицина стара, как само врачевание.

История современной психосоматической медицины начинается с психоаналитической концепции З. Фрейда, который совместно с Д. Брейером доказал, что «подавленная эмоция», «психическая травма» путем «конверсии» могут проявляться соматическим симптомом. Фрейд указывал, что необходима «соматическая готовность» — физический фактор, который имеет значение для «выбора органа».

Эмоциональная реакция, выражающаяся в форме тоски и постоянной тревоги, нейро-вегетативно-эндокринных изменений и характерном ощущении страха, является связующим звеном между психологической и соматической сферами. Полное развитие чувства страха предотвращено защитными физиологическими механизмами, но обычно они лишь уменьшают, а не устраняют полностью эти физиологические явления и их патогенное действие.

При наличии эмоционального переживания, которое не блокируется психологической защитой, а соматизируясь, поражает соответствующую ему систему органов, функциональный этап поражения перерастает в деструктивно-морфологические изменения в соматической системе, происходит генерализация психосоматического заболевания. Таким образом, психический фактор выступает как повреждающий.

В современной психосоматике различают предрасположенность, разрешающие и задерживающие развитие болезни факторы. Толчком к развитию заболевания являются трудные жизненные ситуации. Если сегодня говорят о психосоматическом, биопсихосоциальном заболевании, то это лишь указывает на связь «предрасположенность — личность — ситуация».

Таким образом, в современном понимании причин возникновения психосоматических заболеваний признается многофакторность в объяснении их природы. Соматическое и психическое, влияние предрасположенности и среды, фактическое состояние окружающей среды и ее субъективная переработка, физиологические, психические и социальные воздействия в их совокупности и взаимодополнении — все это имеет значение в качестве взаимодействующих между собой факторов психосоматических заболеваний.

Идея психологического конфликта как основы психосоматических расстройств получила развитие в рамках психодинамического направления в психологии. Клинико-психологический анализ явлений гипноза и истерии, проводившийся во второй половине ХIХ в. с целью изучения механизмов соматических изменений под влиянием психологических воздействий, привёл к предположению о возможности непосредственного отражения в клиническом синдроме психологического содержания, неосознаваемого внутри личностного (эмоционального) конфликта, спровоцировавшего развитие заболевания.

Согласно концепции З. Фрейда, в тех случаях, когда эмоции исключаются из поля сознания и таким образом лишаются адекватной разрядки, они становятся источником хронического напряжения и могут порождать истерические симптомы. Энергия неразрешённого эмоционального конфликта «переводится» в телесную сферу и вызывает развитие конверсионных симптомов, символически выражающих подавленные, вытесненные в бессознательное неприятные чувства. Однако вызываемое аффектом энергетическое напряжение никуда не девается и обращается в болезненный симптом. Вытесняемый эмоциональный (внутриличностный) конфликт становится энергетическим резервуаром, подпитывающим болезнь. Демонстрируемые соматические страдания привлекают к пациенту внимание и сожаление окружающих, что облегчает его душевные муки и уменьшает связанное с психотравмирующей ситуацией аффективное напряжение.

Концепция конверсии З. Фрейда достаточно наглядно объясняет симптомообразование при истерии, но не касается причин возникновения реальных соматических нарушений при психических перегрузках [26].

Ф.Х. Данбар в 1935 г. были опубликованы результаты исследования о связи соматических расстройств с определёнными типами эмоциональных реакций, к которым предпочитают прибегать люди с теми или иными характерологическими чертами. Она обратила внимание на укоренённую в личности предрасположенность к реагированию на психологический конфликт конкретным соматическим расстройством. В 1948 г. Ф. Данбар закончила разработку концепции личностных профилей, в которой утверждала, что эмоциональные реакции на проблемные жизненные ситуации являются производными от структуры личности больного. Из этого тезиса вытекало предположение, что каждое соматическое заболевание, развившееся вследствие не проработанного психологического конфликта, связано с вполне определённым набором характерологических черт и паттеров межличностного взаимодействия. Ею были выделены коронарный, гипертонический, аллергический и склонный к повреждениям типы личности.

В исследованиях Ф. Данбар была продемонстрирована роль психологических факторов развития психосоматических расстройств, однако, её теория не давала ответа на основной вопрос: каким образом бессознательный внутриличностный конфликт запускает или поддерживает заболевание?

Ф. Александер предложил теорию специфического психодинамического конфликта, полагая, что каждому эмоциональному состоянию присущ определённый тип вегетативных нарушений и болезней. Вегетативный невроз - это физиологическая реакция внутренних органов на постоянные или периодически возникающие эмоциональные состояния. Таким образом, симптомы вегетативного невроза являются не выражением подавленного чувства, а физиологическим сопровождением определённых эмоциональных состояний.

В результате своих наблюдений Ф. Александер формулирует понятие «психогенное органическое расстройство» и выделяет этапы развития этих расстройств:

1. Хронический и (или) избыточный характер эмоционального стимулирования или подавления вегетативной функции, приводит к возникновению «органического невроза». (Ф. Александер включает в это понятие функциональные расстройства внутренних органов, причиной которых отчасти являются нервные импульсы, возникающие в результате эмоциональных процессов).

2. Функциональное хроническое расстройство постепенно приводит к изменению ткани и необратимому заболеванию органического характера.

Ф. Александер отмечает, что многие хронические расстройства вызываются эмоциональными конфликтами, которые возникают в процессе ежедневного существования в результате контакта с внешним миром, из-за сложности социальной жизни. Психосоматический подход к проблемам жизни и болезни осуществляет синтез внутренних физиологических процессов и социальных взаимосвязей индивида. Тщательный анализ жизни пациента может раскрыть источники ранних функциональных расстройств, прежде чем расстройство функции приведёт к различимым изменениям. [23; с. 32].

А. Радченко выделяет следующие источники болезни:

1. Внутренний конфликт, то есть конфликт частей личности, сознательного и бессознательного в человеке, единоборство между которыми приводит к разрушительной «победе» одной из них над другой. Обе эти части, как чаши весов, доминируют попеременно, конфликтуя между собой.

2. Мотивация, или условная выгода. Это очень серьёзная причина, потому что часто симптом несёт выгоду для пациента.

3. Эффект внушения другим лицом. Известно, что часто дети начинают демонстрировать поведение, соответствующее внушённым негативным установкам, которое автоматически переходит во взрослую жизнь, даже если потом оно рационально перерабатывается.

4. «Элементы органической речи». Болезнь может стать физическим воплощением фразы. Зачастую человек сам программирует себя на болезнь. Такие слова как: «сердце болит за…; это у меня в печёнках сидит; я не могу вынести это; меня от этого тошнит; не перевариваю; язык не поворачивается; голова идёт кругом; задыхаюсь от…; умираю от…» воспринимаются на подсознательном уровне как команды и могут превратиться в реальные симптомы.

5. Идентификация, попытка быть похожим на кого-то, на идеал. Но, постоянно имитируя другого, человек как бы отстраняется от собственного тела. Живя всё время в чужой «ауре», он в конечном итоге начинает от этого страдать.

6. Самонаказание. Если человек совершает неблаговидный со своей точки зрения поступок, он иногда бессознательно подвергает себя наказанию. Самонаказание — очень распространённая причина многих травм и соматических нарушений.

7. Болезненный, травматический опыт прошлого. Часто это бывают психические травмы раннего детства [4, с. 128].

Часто у психосоматических пациентов оказывается крайне низкой способность выражать свои переживания, конфликтные содержания, ощущения. Их словарный запас для этих целей так же беден, как и внутренняя способность дифференцировать свои чувства. Не идентифицированное чувство вызывает физиологическое напряжение, приводящее к изменению на соматическом уровне. На смену возможности чувственно перерабатывать реальность приходит ригидное следование социальным нормам и правилам.

Достаточно часто нежелание согласиться с требованиями общественной жизни или неспособность справляться с трудностями заставляет людей бессознательно искать убежища в болезни или инвалидности. Уход в болезнь зачастую является своеобразным компромиссом, на который человек идёт, пытаясь сохранить баланс между шкалами ценностей и опасностей.

Болезнь при этом становится способом адаптации, при котором человеку удаётся сохранять равновесие во взаимодействии с миром. В 1959 г. Д. Энджел предложил концепцию «болевой личности», или теорию «пациента, склонного к боли». Отметив высокую частоту психотравмирующих событий в анамнезе больных с хроническими болями, Энджел обозначил данным термином человека с неудовлетворёнными биосоциальными потребностями, для которого хронические боли представляют «вторичную выгоду», позволяя эти потребности реализовать. Отличительной личностной особенностью таких пациентов иногда считают так называемое «мазохистское самопренебрежение» в виде многолетнего саморазрушительного поведения, продиктованного стремлением угодить всем требованиям окружающих в ущерб самому себе 13; c. 71.

А.М. Васютин обозначает 4 варианта получения вторичной выгоды при психосоматозах:

1. «Меч против других». Человек в этом случае при помощи приступа болезни или наказывает тех людей, от кого он зависит, или же протестует против их поведения. Он зачастую заставляет страдать других, хотя при этом сам страдает намного больше.

2. «Меч против себя». Этот вариант часто проявляется тогда, когда человек сам винит себя за какой-либо поступок, который ему никак нельзя было совершать по соображениям собственной морали. И приступ является самонаказанием при помощи болезни.

3. «Щит против других». В этом случае приступ (и вообще болезнь как явление) даёт человеку возможность освободиться от необходимости делать то, что ему делать очень не хочется. (Например, не работать на постылой работе).

4. «Щит против себя». В этом случае болезнь используется в качестве ограничителя собственных желаний, которые могут привести к поступкам, несовместимым со шкалой ценностей личности 11; с. 448.

И.Г. Малкина-Пых выделяет пять основных областей причин и смыслов болезни. Любая болезнь:

1) «даёт разрешение» уйти от неприятной ситуации или от решения сложной проблемы;

2) предоставляет возможность получить заботу, любовь, внимание окружающих;

3) «дарит» условия для того, чтобы переориентировать энергию или пересмотреть своё понимание ситуации;

4) предоставляет стимул для переоценки себя как личности или изменения привычных стереотипов поведения;

5) «отменяет» необходимость соответствовать тем высочайшим требованиям, которые предъявляют окружающие 10; с. 269.

Таким образом, несмотря на то, что болезнь означает страдание и боль, она зачастую помогает решать некоторые проблемы, встающие перед человеком.

В современном обществе потеря смысла жизни является мощным фактором, запускающим механизм психосоматических расстройств. Проблемы утраты людьми смысла жизни рассматривал В. Франкл. Согласно его взглядам, стремление к поиску и реализации смысла жизни является врождённой мотивационной тенденцией, являющейся основным двигателем поведения и развития личности. Отсутствие смысла жизни приводит к состоянию, которое он называл экзистенциональным вакуумом (экзистенциональной фрусртацией), приводящей к развитию специфических ноогенных неврозов. Крушение надежд, ощущение бессмысленности собственного существования порождают безысходную скуку, невротические нарушения (неврозы навязчивых состояний, невроз выходного дня, невроз безработицы), страхи, фобии, нарушения в сексуальной сфере, соматические расстройства. Как правило, потеря смысла жизни происходит при сильных психотравмирующих событиях: участие в военных действиях, перенесённые потери, гибель близких.

Человек, находящийся в гармоничных отношениях со своей средой, может перенести экстремальные соматические и психические нагрузки, избегнув болезни. Однако в жизни встречаются личностные проблемы, которые вызывают настолько тягостную фиксацию и душевный разлад, что в определенных жизненных ситуациях приводят к негативным эмоциям и неуверенности в себе. Именно в сложных ситуациях психосоматически отягощенные пациенты проявляют эмоциональную подавленность, не могут правильно оценить и описать свое состояние.

Таким образом, в современном понимании патогенеза психосоматических заболеваний признается многофакторность в объяснении их природы. Соматическое и психическое, влияние предрасположенности и среды, фактическое состояние окружающей среды и ее субъективная переработка, физиологические, психические и социальные воздействия в их совокупности и взаимодополнении — всё это имеет значение в качестве взаимодействующих между собой факторов психосоматических заболеваний.

К психосоматическим заболеваниям относят те нарушения здоровья, этиопатогенез которых — истинная соматизация переживаний, то есть соматизация без психологической защиты, когда, защищая душевное равновесие, повреждается телесное здоровье.

Предполагается существование так называемого препсихосоматического личностного радикала — тех личностных особенностей, которые приводят к заболеванию; это очаг психосоматической импульсации, фиксированное патопластическое переживание. Он формируется в детском и подростковом возрасте.

1. 2 Возрастной кризис 13-15 лет и индивидуально-психологические особенности подростков

Характеризуя индивидуально-психологические особенности подростков необходимо, прежде всего, сказать о кризисе этого возраста. Это кризис социального развития, напоминающий кризис трех лет «Я сам», но теперь это «Я сам» реализуется в социальном смысле.

В литературе он описан как возраст второй перерезки пуповины. Характеризуется определенной остротой. Симптомы кризиса следующие:

Наблюдается снижение продуктивности учебной деятельности даже в тех областях, в которых ребенок явно одарен.

Второй симптом кризиса — негативизм. Ребенок как бы отталкивается от среды, он враждебен, склонен к ссорам, нарушениям дисциплины, испытывает внутреннее беспокойство, недовольство, стремление к одиночеству. У мальчиков негативизм проявляется ярче и чаще, чем у девочек, хотя начинается позже, в 14−16 лет.

Поведение подростка не всегда имеет негативный характер. Выготский пишет о трех вариантах поведения.

Первый вариант — негативизм ярко выражен во всех областях жизни подростка. Причем это длится от нескольких недель до нескольких месяцев. Такая реакция наблюдается у 20% подростков.

При втором типе ребенок — потенциальный негативист. Негативизм проявляется лишь в некоторых жизненных ситуациях, главным образом как реакция на отрицательное влияние окружающей среды: семейные конфликты, угнетающее действие обстановки, давление взрослых. Таких детей большинство, примерно 60%.

И третья ситуация — когда негативных явлений нет вовсе. Она встречается у 20% детей.

В подростковом возрасте резко возрастает чувствительность детей к различного рода психотравмам, конфликтам, утратам, неприятностям.

Особое значение имеют две группы факторов, имеющих хронический характер: это неправильное воспитание и конфликтные ситуации.

Во вторую группу включаются следующие ситуации: эмансипационный конфликт, в том числе отравление свободой, конфликт на основе реакций группирования со сверстниками, насильственное лишение общения со сверстниками, отвержение, неумение вступать в контакты, повышенное нереализуемое притязание на лидерство, конфликт на основе комплекса собственной неполноценности, на почве краха завышенных притязаний, на основе невозможности удовлетворения высоких требований к самому себе.

Из приведенного перечисления видно, что в значительной степени психологические конфликты подростка — это конфликты не только с самим собой, но практически всегда с непосредственным окружением.

В этот период отмечается повышенная утомляемость подростка, при этом неблагоприятно влияет на психическое здоровье не сама нагрузка, а неправильно организованный учебно-образовательный процесс, несоблюдение требований психогигиены обучения, недостаток свободного времени для реализации личных потребностей, конфликтные отношения на разных уровнях в период обучения.

Именно в этом возрасте появляется первый пик суицидальной активности, возникает риск негативных зависимостей, связанных с осознанием и переживанием психологического кризиса.

Особенно чувствительны к последствиям психологического кризиса следующие категории подростков: подростки, перенесшие насилие, ставшие жертвами жестокого обращения в семье, в различных бытовых ситуациях; подростки, перенесшие психическую травму в связи со смертью родителей, с потерей близких; подростки, оказавшиеся в ситуации развода родителей; застенчивые подростки; подростки, перенесшие серьезное медицинское вмешательство; одаренные дети, уже имеющие высокие результаты по сравнению со своими сверстниками.

В этот период резко возрастает недовольство своим телом, раздражительность, вызванные гормональными перестройками, глубоко меняется отношение к миру, возникает потребность в независимости, появляется грубость, цинизм, нонконформизм [2, 315].

Исходя из вышеизложенного одним из самых сложных периодов в онтогенезе человека принято считать подростковый возраст. В этот период происходит не только коренная перестройка ранее сложившихся психологических структур, возникают новые образования, но и закладываются основы сознательного поведения, вырисовывается общая направленность в формировании нравственных представлений и социальных установок.

Характеризуя данный возраст Л. И. Бажович отмечает, что «на основе социальной ситуации развития происходят коренные изменения в содержании и соотношении основных мотивационных тенденций школьника», его «внутренней тенденции». Внутренняя позиция ребенка складывается из того, как ребенок на основе предшествующего опыта, стремлений относится к тому объективному положению, которое он занимает в жизни в настоящее время. Таким образом, в качестве основного новообразования в подростковом возрасте Л. И. Бажович называет следующий факт: «Складываются и стабилизируются качества личности, превращаясь в устойчивые черты характера» [27].

Для подросткового возраста характерна направленность деятельности на усвоение норм взаимоотношений.

В 10−15 лет складываются особо благоприятные условия для проявления и закрепления общественной сущности индивида.

Важным признаком, характеризующим самосознание подростка, считают так называемое «чувство взрослости». Взрослость подростка субъективно связывается им не с подражанием, а с приобщением к миру взрослых, с появлением у него чувства социальной ответственности, как возможности и необходимости отвечать за себя и за общее дело.

Подросток ставит себя в ситуацию взрослого в системе реальных отношений. Подросток требует признания своей самостоятельности, своего равенства, хотя для этого отсутствуют реальные условия — и физические, и интеллектуальные, и социальные. Эмоционально окрашенное стремление к самостоятельности проявляется у разных детей по-разному, что отражается, в частности, в мотивационных структурах. [1; с. 352].

Курт Леви говорил: «Подросток находится в положении маргинальной личности». Он не хочет больше принадлежать сообществу детей и в тоже время знает, что он еще не взрослый [28].

Н.И. Толстых отмечает, что в ходе бурного развития и физиологической перестройки организма у подростков может возникнуть чувство тревог и повышенная возбудимость, депрессия. Подростку бывает нелегко удерживать субъективное ощущение в целостности и стабильности своего «Я», или чувство идентичности, что в свою очередь порождает множество личностных проблем.

Другим важным механизмом самосознания выступает личностная и межличностная рефлексия, представляющая собой форму осознания подростком как своего внутреннего мира, так и понимание внутреннего мира других.

Г. Крайг говорит: «Подростки стремятся постичь не только себя, но и разобраться в других людях. Способность учитывать мысли других людей, в сочетании с повышенным вниманием подростков к собственным метаморфозам ведет к особого рода эгоцентризму. Подростки склонны полагать, что они и их поведение столь же интересны другим людям, как и им самим. Им иногда не удается провести грань между их собственным интересом и интересом других людей. В результате они склонны делать поспешные выводы о реакциях окружающих людей и предполагать, что другие столь же одобрительно и критически относятся к ним, как они сами относятся к себе». Результаты исследований указывают на то, что подростки гораздо больше, чем младшие дети беспокоятся о том, что другие люди узнают об их недостатках. [11; с. 992].

Представления подростков о том, что другие люди постоянно наблюдают за ними и оценивают их, получило название воображаемой аудитории (Elkind, 1967). Являясь продуктом фантазии увлеченного собой подростка, воображаемая аудитория разделяет с подростком его личные мысли и чувства. Подростки выступают перед этой аудиторией на своей внутренней «сцене», чтобы «примерить» на себя различные установки и формы поведения. Воображаемая аудитория также является причиной застенчивости подростков — они постоянно болезненно ощущают себя на виду у всех. Поскольку подростки не уверены в своей идентичности, то пытаясь понять, кем они являются в действительности, они болезненно реагируют на мнение других.

В период отрочества необыкновенно возрастает значение групп сверстников. Подростки ищут поддержки у других, чтобы справиться с физическими, эмоциональными и социальными переменами отрочества.

Понятно, что они ищут поддержки у тех, кто испытывает тоже самое, у сверстников.

Круг родственников играет основную роль в развитии социальных навыков подростка. Характерные для них отношения равенства помогают выработке положительных реакций на различные кризисные ситуации, с которыми сталкивается подросток (Epstein, 1983; Hawkins, Berdt, 1985).

Подростки перенимают у своих друзей и сверстников виды поведения, ценимые обществом, и наиболее подходящие им роли. Социальная компетентность — основная составляющая способность подростка приобретать новых друзей и сохранять старых (Fisher, Sollie, Morrow, 1986).

Развитие социальной компетентности базируется частично на способности подростка к социальным сравнениям. Эти сравнения дают ему возможность сформировать личную идентичность, а также и оценить черты других. На основании этих оценок подростки выбирают друзей и определяют отношение к различным группам и компаниям, составляющим часть окружения сверстников. Кроме того, перед подростком встает задача анализа противоречащих друг другу ценностей сверстников и родителей.

Реакция подростков на сверстников опосредуется обычаями и традициями культуры, в которых они выросли. Эти обычаи и традиции связаны с социально-экономическим статусом, профессиональной, этнической и религиозной принадлежностью их родителей и целым рядом других факторов. Поэтому противоречие во взглядах на мир, которых придерживается семья и сверстники, просто неизбежны. Все подростки должны «перейти границу» между этими двумя мировоззрениями, чтобы определить свою собственную идентичность. Подростки, еще находящиеся в процессе самоопределения, склонны либо слишком строго разграничивать миры родителей и сверстников, либо рабски следовать строгим предписаниям группы сверстников в поведении, манере одеваться и во всем остальном, что представляется значимым в этом возрасте.

Подростки обычно испытывают сильное давление, понуждающее их соответствовать нормам или ожиданиям нескольких референтных групп. На их Я — образ влияет то, насколько хорошо они вписываются в группу или отвечают требованиям сверстников. Их система ценностей часто зависит от ценностей других людей.

1. 3 Влияние хронического соматического заболевания на характер психического развития человека

В отечественной медицине психологии больного всегда уделялось пристальное внимание. Еще классики клинической медицины М. Я. Мудро, З. П. Боткин, Г. А. Захарькин, Н. И. Пирогов довольно убедительно обосновали принципы лечения не болезни, а больного. Большую роль в формировании медицинской психологии, а следовательно, и в психологии больного сыграли исследования И. М. Сеченова. В последующем большой вклад в изучение этих проблем внесли такие известные советские клиницисты и психологи как Р. А. Лурия, Е. А. Шевалев, Е. К. Краснушкин, В. И. Мясищев, Л. Л. Рохлин и др. Несмотря на это, многие вопросы психологии больного остаются актуальными и в настоящее время.

Порой внимание врача-специалиста приковано к проявлениям самого заболевания, а особенности реагирования целостного организма и своеобразие личности больного оценивается недостаточно.

Психология больного нами понимается как субъективное отражение болезни, его интрапсихологическая переработка представления о ней. Другими словами, это оценка больным своего соматического страдания, отношения к нему и его исходу, к семье, близким, общественно-трудовой деятельности, окружающей среде. В психологии больного главным для врача является отношение к болезни [25; с. 107].

Соматическое и психологическое, хотя и являются качественно различными явлениями, но реально представляют собой лишь различные стороны единого, живого, конкретного человека и отрывать эти стороны друг от друга в исследовании такой проблемы, как проблема болезни представляется принципиально неверным. На это еще в 30_х годах прошлого столетия указывал советский клиницист Р. А. Лурия в своей книге «Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания». На единство психического и соматического указывают и более современные отечественные исследователи: Г. В. Морозов, Ф. В. Бассин, Г. И. Царегородцев, и многие другие.

Большое внимание уделяет проблеме психосоматики Ф. В. Бассин. Он разрабатывает так называемый психосоматический подход к проблеме развития и преодоления болезни, который характеризуется рассмотрением патологических явлений с учетом целостности человека в условиях болезни. Тяжелое хроническое соматическое заболевание существенно изменяет всю социальную ситуацию развития человека. Оно изменяет уровень его психологических возможностей осуществления деятельности в целом, т. е. меняет объективное место, занимаемое человеком в жизни, а тем самым его «внутреннюю позицию» по отношению ко всем обстоятельствам жизни [29].

Другим важным компонентом социальной ситуации развития соматически больного является то, что человек вступает в новую жизненную ситуацию с уже сформированными особенностями психической организации: определенным уровнем преморбидных познавательных возможностей, мотивационной структурой личности, сложившимся уровнем оценки своих возможностей и ожиданий. Болезнь может изменить все перспективы человеческой жизни, характер ее ориентации на будущее. Как показывает опыт работы с больными, будущее для них часто становится неопределенным, теряет свои четкие очертания, в ряде же случаев развертывается перед больным в оскудевшем виде, не соответствующем сложившимся планам и ожиданиям.

Еще одним направлением анализа социальной ситуации развития в условиях соматической болезни является изучение социальных последствий болезни, среди которых важнейшими являются изменения профессионального и семейного статуса человека. Вынужденный отказ от привычной профессиональной деятельности (необходимость в смене профессии), переход на инвалидность, превращение в объект семейной опеки, изоляция от привычного социального окружения (стационарное лечение), все это в комплексе сильно изменяет весь психический облик больного.

И наконец, новая социальная ситуация развития становится предметом активной внутренней «работы» самого больного, вследствие которой формируется новая внутренняя позиция человека, содержание и динамика которой отражают основные смысловые изменения в структуре личности. Новая социальная ситуация развития может стать источником формирования у человека как психологических позитивных для судьбы новообразований (виде компенсаторных приспособительных проявлений), так и негативных черт психики с тенденцией к оскудению и обеднению всего психического облика, сужению связей с миром и т. п. Последнее в медицинской литературе классифицируется в понятиях невротического, психоподобного или патохарактерологического развития больного. И когда речь идет о соматически больном подростке, то можно говорить об изменении «социальной ситуации развития, ведь «всякий телесный недостаток не только изменяет отношение человека к миру, но, прежде всего, сказывается на отношениях с людьми. Органический дефект или порок реализуется как социальная ненормальность поведения» [4; с. 128].

Таким образом, для изучения изменений психики соматически больного необходимо рассматривать социальную ситуацию развития в условиях болезни. Основными ее составляющими являются: преморбидные особенности психики; основные социальные последствия болезни; изменения внутренней позиции больного по отношению ко всей совокупности обстоятельств [16; с. 54].

Что же на сегодняшний день известно в общих чертах о влиянии соматической болезни на психическую сферу человека?

В медицинской психологии наиболее актуальной остается проблема внутренней картины болезни, которую в свое время исследовал Р. А. Лурия. Он выделил два основных уровня: сенситивный, включающий в себя ощущения и переживания, размышления больного о своем состоянии. Р. А Лурия считает, что интеллектуальный уровень обладает большим влиянием на течение патологических процессов.

В.В. Николаева выделила четыре уровня внутренней картины болезни:

1. Сенситивный уровень ощущений.

2. Эмоциональный — это различные виды реагирования на болезнь.

3. Интеллектуальный — представления больного о своем заболевании.

4. Мотивационный — отношение больного к своему заболеванию. [12; c. 315].

А.Р. Конечный и М. Боухал в работе «Психология в медицине» (Прага, 1974) выделяют следующие уровни:

1. Сенситивный — локальные боли, расстройства.

2. Эмоциональный — эмоциональные переживания.

3. Волевой — усилие справиться с болью.

4. Рациональный, информативный — оценка болезни. [8; с. 123].

Среди многих структур внутренней картины болезни интересна структура, которую предложили Т. Н. Резникова и В. М. Смирнов. Они рассмотрели внутреннюю картину болезни с нейрофизиологической стороны и ввели понятие «церебральное информационное поле болезни» (ЦИПБ), которое формируется на основе всей информации, относящейся к болезни. Но на основе самого ЦИПБ формируется «психологическая зона информационного поля болезни», которое состоит из двух блоков:

1. Сенсорно-эмоциональный блок, его формирование происходит под влиянием впечатлений и переживаний, вызванных болезнью.

2. Логический блок, включающий в себя те объяснения, которые производит больной, чтобы объяснить симптомы болезни.

При этом авторы выделяют, что полная модель внутренней картины болезни создается тогда, когда складывается система логических, смысловых и эмоциональных отношений к болезни.

Также интересна точка зрения В. Е. Кагана на данную проблему. Он вел новую концепцию о «внутренней картине здоровья», и тем самым соотнес понятие внутренняя картина болезни не только с понятием «болезнь» но и с понятием «здоровье». В. Е. Каган говорит, что «здоровье» — это не только антоним «болезни», но и есть мера отклонения от физиологической, статистической и индивидуальной нормы. Человек — субъект этой индивидуальной нормы — так или иначе знает, что такое здоровье соотносит с ним свое актуальное состояние. Человек считает себя больным только лишь когда его переживания своего состояния не вписываются в его «внутреннюю картину здоровья» и напротив, представления о здоровье могут быть настолько широкими, что обнимут широкий круг патологических состояний" [16; с. 1024].

Вышесказанное позволяет рассмотреть ситуацию полнее и, кроме этого, можно обратиться к проблеме культуры здоровья и индивидуальной внутренней картины здоровья.

Особенностью внутренней картины болезни является то, что она включает в себя типы реакций на болезнь, и разные авторы выделяют свои классификации этих реакций:

1. Нормальная, то есть соответствует состоянию пациента или тому, что было ему сообщено о заболевании.

2. Пренебрежительная, когда больной недооценивает серьезности заболевания.

3. Отрицательная, при которой пациент не обращает внимания на болезнь.

Ипохондрическая, при которой пациент убежден, что он заболел, сосредоточен на своей болезни.

4. Нозофобия, когда пациент боится болезни, проходит обследование несколько раз у разных врачей.

5. Нозофильная, связанная с определенным успокоением и приятным чувством болезни. [21; с. 44].

А.В. Квасенко, Ю. Г. Зубарев в работе «Психология больного» выделяют четыре типа реакций:

1. Нормосоматогнозия — правильная оценка больным своего состояния.

2. Гиперсоматогнозия — переоценка значимости отдельных симптомов.

3. Гипосоматогнозия — недооценка тяжести заболевания.

4. Диссоматогнозия — отрицание наличия заболевания.

Кроме вышеперечисленных они выделяют патологический тип реагирования, при котором наблюдаются депрессивные, фобические, истерические, ипохондрические признаки.

Такое многообразие типов реакций на болезнь говорит о том, что формирование внутренней картины болезни зависит от многих факторов. В. В. Николаева указывает на важность преморбидной личности больного и на актуальность его жизненной ситуации. А. Р. Конечный, М. Боухал говорят о характере заболевания, об обстоятельствах, в которых протекает болезнь и на преморбид личности (возраст, степень чувствительности, темперамент, ценности, социальное положение). В. А. Ташлыков в «Психологии лечебного процесса» утверждает, что формирование внутренней картины болезни зависит от ведущих и внутренних систем, а также от механизмов защиты и компенсации.

1. 4 Выводы по теоретической части исследования

Таким образом, можно сказать, что формирование внутренней картины болезни зависит от всех сфер систем, как внутренних, так и внешних, в которых находится человек. Состоит из разных уровней и имеет причинные проявления, среди которых особое место уделяется эмоциональному уровню и его проявлениям.

При возникновении заболевания происходит изменение личности больного в целом. Болезнь характеризуется как препятствие на пути достижения прежних жизненных целей, и забота о своем здоровье в этот период является необходимым средством для продолжения привычной деятельности. При длительном лечении у больных отмечается неадекватная модель ожидаемых результатов лечения. Также происходит сужение интересов и полное погружение в болезненное состояние. Больные становятся раздражительными, конфликтными, начинают отрицательно относится к различным медицинским манипуляциям, а все окружающее начинают оценивать с точки зрения — поможет это процессу лечения или нет.

Конечно же, на степень выраженности этого поведения влияют особенности личности больного, но, тем не менее, подобные реакции можно наблюдать у большинства больных.

Изменение эмоционального уровня, безусловно, влияет на психическое развитие личности. «Первым сигналом подобной перестройки является возникновение нового по своему качеству эмоционального состояния». Ведущим становится мотив сохранения жизни. [20; с. 512].

Любая соматическая болезнь — психическая травма для человека. Подросток, как и взрослый, может осознавать тяжесть своего заболевания, тем реальнее переживается серьезность заболевания, появляется страх по этому поводу.

В условиях хронической болезни у подростков (по сравнению с младшими детьми) наблюдается готовность к ипохондрическому типу реагирования, возникают невротические расстройства, истерические и истероформные нарушения. Как правило, хронические заболевания в детском возрасте сопровождаются патологическим формированием личности [15; с. 640].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой