Договор аренды транспортных средств

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1 Договор аренды транспортных средств
  • 1.1 Понятие, признаки и значение договора аренды транспортных средств
  • 1.2 Основные элементы договора аренды транспортных средств
  • 2. Виды договора аренды транспортных средств
  • 2.1 Договор аренды транспортных средств без экипажа
  • 2.2 Договор аренды транспортных средств с экипажем
  • Заключение
  • Глоссарий
  • Список использованных источников
  • Приложение А
  • Приложение Б
  • Приложение В
  • Введение
  • Актуальность темы исследования. Во-первых, научно-технический прогресс общества — объективный фактор его развития. Одним из его результатов является создание и постоянное совершенствование самодвижущихся механических средств перевозки (передвижения) граждан, грузов и багажа. В эксплуатации появляются их новые виды и типы. И если в 19 веке таковыми были, главным образом, морские, речные суда и суда внутреннего водного плавания, то в 20 веке в широком повседневном использовании присутствуют уже не только водные, но и воздушные, железнодорожные и автомобильные транспортные средства. Механический транспорт становится значимым, неотъемлемым и распространенным объектом экономического, гражданского оборота. Данный фактор социально-экономического развития общества, а также специфика, особая характеристика рассматриваемого объекта (как источника повышенной опасности и сложного технического устройства) гражданских правоотношений, с одной стороны, и существенные изменения в гражданском праве, связанные с утверждением рыночных экономических отношений, и как следствие, высокой и возрастающей степенью востребованности гражданско-правового института аренды, с другой, — выявили исключительную актуальность договора аренды транспортного средства, необходимость его более детального законодательного рассмотрения и системного научного исследования.
  • Во-вторых, как следствие вышеуказанных причин впервые в отечественной истории гражданского права в одном из фундаментальных нормативно-правовых источников права, Гражданском кодексе Российской Федерации, предусмотрен отдельный параграф «Аренда транспортных средств». Однако как показывает практика, не все проблемы, связанные с юридическим нормированием прав и обязанностей сторон в правовом регулировании данных отношений, удалось решить. Кроме того, недостаточно полно определен Кодексом понятийный аппарат. Вызывает сомнение выделение законодателем исключительно только двух подвидов рассматриваемого договора аренды в зависимости от наличия или отсутствия полного комплекса услуг арендодателя по управлению и техническому обслуживанию при отсутствии общих положений об аренде транспортных средств.
  • В-третьих, в соответствии со статьями 641, 649 ГК РФ особенности аренды отдельных видов транспортных средств могут быть установлены лишь транспортными кодексами и уставами. К сожалению, вновь принимаемые законодателем эти нормативно-правовые акты не содержат в себе положений, указывающих на специфику аренды того или иного вида транспортного средства, создавая тем самым значительные трудности в соответствующем локальном договорном регулировании отношений конкретных сторон. Таким образом, налицо существенная неполнота и недостаточная нормативная разработанность аренды данного вида имущества.
  • Степень научной разработанности. Работа аккумулировала в себе научный материал, который послужил ее исследовательской основой и позволил сохранить преемственность в развитии правовой науки. Теоретическую основу настоящей работы составили труды дореволюционных российских цивилистов — Д. И. Мейера, К. Победоносцева, а также труды современных отечественных ученых: М. М. Агаркова, Н. А. Баринова, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся, В. В. Витрянского, М. М. Волкова, Д. М. Генкина, К. Ф. Егорова, А. А. Иванова, О. С. Иоффе, Ю. Х. Калмыкова, О. А. Красавчикова, А. Г. Калпина, Д. С. Левенсона, И. Б. Новицкого, Н. Н. Остроумова, Б. И. Путинского, В. А. Рясенцева, О. Н. Садикова, В. Т. Смирнова, В. А. Тархова, P.O. Халфиной, В. А. Хохлова, З. И. Цыбуленко и других авторов.
  • Основной целью настоящей работы является осуществление всестороннего комплексного научного анализа правовых отношений аренды транспортных средств, исследование нормативно-правового регулирования аренды транспортных средств с учетом современного отечественного законодательства и практики его применения, выявление имеющихся проблем в рассматриваемой области и разработка рекомендации по совершенствованию соответствующей законодательной базы.
  • Реализация поставленной цели обусловила необходимость решения следующих конкретных задач:
  • а) выявление степени актуальности детального правового регулирования отношений аренды транспортных средств;
  • б)анализ понятия и содержания договора аренды транспортных средств и отграничение его от смежных договоров (перевозки, подряда, лизинга, хранения и др.);
  • в)определение понятия и признаков предмета рассматриваемого договора;
  • г)выявление возможных субъектов данных правовых отношений и характеристика специальных требований, предъявляемых к ним как к участникам договора аренды транспортных средств;
  • д)определение правового статуса экипажа и его руководителя в договоре аренды транспортного средства с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации;
  • е)изучение прав и обязанностей сторон в договоре аренды транспортных средств с экипажем и в договоре аренды транспортных средств без экипажа, их сравнительная характеристика;
  • ж)исследование ответственности сторон в рассматриваемых видах договора аренды транспортных средств;
  • з)на основе анализа и обобщения исследованного научного, нормативно — правового и практического материала формулирование предложений по совершенствованию соответствующего законодательства России, в том числе, разработка типовых договоров аренды транспортных средств с экипажем и без экипажа.
  • Методологическая основа исследования. Для достижения указанной цели и соответственно решения поставленных задач исследование основывалось на общенаучном диалектическом методе познания, а также на следующих частнонаучных методах познания: комплексного, системного анализа, правового моделирования, сравнительно-правового, нормативного, формально-логического метода толкования права.
  • Структура работы. По структуре работа состоит из введения, двух глав объеденяющих шесть параграфов, заключения и билиографии.

1 Договор аренды транспортных средств

1.1 Понятие, признаки и значение договора аренды транспортных средств

В отличие от предшествующего Гражданского кодекса РСФСР 1964 года ныне действующий Гражданский кодекс Российской Федерации содержит отдельную главу 34, посвященную аренде (и главу 35, применяемую в регулировании отношений найма жилого помещения). В § 1 главы 34 выделены общие нормы об аренде, которые регулируют все виды арендных отношений независимо от субъектов данных правоотношений и от вида арендуемого имущества. Исключение составляют те случаи, когда по тем или иным арендным сделкам предусмотрены специальные нормы.

Кроме того, в новом Гражданском кодексе в отдельные параграфы выделены договоры аренды некоторых видов имущества. В частности, § 3 главы 34 содержит положения об аренде транспортных средств.

Важность закрепления соответствующих норм, регулирующих отношения аренды транспортных средств, и выделение их в параграф в кодифицированном гражданско-правовом акте не вызывает сомнения.

Во-первых, договор аренды данного вида имущества является на сегодняшний день относительно распространенным.

Для некоторых отраслей экономики он явился одним из значительных средств экономической поддержки в условиях ограниченного государственного дотационного финансирования, имеющихся негативных факторов социально-экономических преобразований.

Появились социально-экономические, правовые предпосылки и условия, которые способствуют расширению практики его применения. В частности, несоизмеримо увеличился круг участников данных правоотношений, появились новые в отечественной практике виды аренды транспортных средств и получили свое правовое закрепление (например, финансовая аренда (лизинг) транспортных средств Газман, В. Создание автотранспортной лизинговой компании: экономико-правовые условия // Хозяйство и право. — 2008. — № 2. — С. 37.), устранен дефицит транспортных средств как причина, в частности, крайне малого удельного веса в гражданском обороте договоров проката и аренды автотранспорта.

Качественно и количественно изменился состав оснований заключения договора аренды транспортных средств. Если по предшествующему хозяйственному законодательству наиболее распространенным основанием подписания сторонами соответствующих двухсторонних сделок являлись, помимо соглашения сторон, плановые, «однотипные плановым» и различного вида административные акты, то на современном этапе в результате глобальных, всеобъемлющих внутригосударственных экономических и правовых преобразований наиболее распространенным основанием становится волеизъявление, соглашение сторон, сформированное уже, как правило, не на плановых государственных заданиях, заказах, а на бизнес-планах, в основе которых — коммерческая заинтересованность хозяйствующих субъектов.

На значимость правового регулирования рассматриваемых отношений обращает внимание и относительное распространение их в гражданско-правовом обороте других экономически развитых государств. Подтверждением данного факта, в частности, является создание в 1984 году Европейской ассоциации аренды автомобилей (ECATR), в основе деятельности которой находится обеспечение аренды транспортных средств на уровне Европейского Союза. В эту Ассоциацию входят 16 государств, на которые приходятся 3,5 млн. арендованных легковых и грузовых автомобилей. Сами члены организации ежегодно приобретают не менее 1,5 млн. автомобилей Домнина, С. Лизинг — реальная возможность обновления парка автомобилей// Автомобильный транспорт. — 2008. — № 3. — С. 14; Горемыкин, В. А. Лизинг. Практическое учебно-справочное пособие. — М., Норма. 2007. — С. 92.

Во-вторых, предмет договора аренды транспортных средств принадлежит к числу относительно дорогостоящего имущества. Главным образом, по данной причине некоторые из транспортных средств (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты) отнесены гражданским законодательством Российской Федерации к объектам недвижимости (ст. 130 ГК РФ). А значит, на них распространяется закрепленный законом специальный правовой режим.

В-третьих, разновидность транспортных средств сравнительно велика и имеет тенденцию, как следствие научно-технического прогресса и других факторов, к дальнейшему увеличению. Техническая эксплуатация и управление имеет свои родовые и индивидуальные особенности. В том числе, с этим связана необходимость иметь в системе законодательства отраслевые.

Транспортные кодексы и уставы. Однако, с одной стороны, нормы данных правовых кодифицированных актов не охватывают правовым регулированием отношений аренды всех разновидностей транспортных средств, с другой стороны, аренда отдельных видов транспортных средств, учитывая специфические особенности, связанные с их технической эксплуатацией и управлением, объективно тяготеет, как результат однородности предмета правового регулирования, к общим началам правового регулирования. Таким образом, факторы экономичности и целесообразности в правовом регулировании данных общественных отношений непосредственно должны иметь место.

В-четвертых, законодательство относит транспортные средства к источникам повышенной опасности. Это обстоятельство требует детального регулирования отношений по передаче данных объектов в пользование и владение собственником титульному владельцу (арендатору, фрахтователю) для использования их в коммерческих целях.

В-пятых, цель аренды транспортных средств как правового инструмента решения определенных экономических задач юридическими и физическими лицами трансформируется, меняет акценты с позиции необходимости выполнения народно-хозяйственного плана, исполнения нормативных актов соответствующих транспортных министерств и ведомств в область коммерческой эксплуатации, получения прибыли, рентабельной государственной хозяйственной и предпринимательской деятельности.

В-шестых, положения Гражданского кодекса РФ, составляющие § 3 главы 34, разрешили некоторые спорные теоретические и практические вопросы, более определенно сформулировали содержание договора аренды транспортных средств и ответственность сторон по договору.

В-седьмых, указанные нормы сформировали отправную правовую базу, юридические конструкции для дальнейшего формирования законодательства об аренде транспортных средств, в том числе, необходимых положений в новых транспортных кодексах и уставах. Тем самым они обеспечили «не только „экономию правового регулирования“, но и то, что имеет гораздо большее значение, — необходимое единство самого регулирования» Брагинский, М.И., Витрянский, В. В. Договорное право: Общие положения. — М., Статут. 2001. — С. 17.

Анализ определений договора аренды (фрахтования) транспортного средства с экипажем (ст. 632 ГК РФ) и договора аренды (фрахтования) транспортного средства без экипажа (ст. 642 ГК РФ) позволяет сделать наиболее общий вывод: договор аренды транспортного средства — возмездное двухстороннее соглашение, в соответствии с которым одна сторона (арендодатель) предоставляет другой стороне (арендатору) транспортное средство за плату во временное владение и пользование с целью бытовой, производственной или коммерческой эксплуатации с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации либо без предоставления таковых услуг Сарнаков, И. В. Договор аренды: понятие, признаки, характерные черты, место в системе договорных отношений и основные его положения // Юрист. — 2006. — № 4. — С. 14.

По договору аренды транспортного средства правомочия владения и пользования транспортным средством переходят от арендодателя (наймодателя) к арендатору (нанимателю). В научной литературе, как отечественной, так и зарубежной, единодушно подчеркивается, что передача имущества в пользование составляет конститутивный элемент договора аренды. Победоносцев, К. Курс гражданского права. Третья часть. — М., Статут. 2005. — С. 433−434. Обсуждение же правомочия владения, до недавнего времени, либо не поднималось, на том, в частности, основании, что оно не содержалось в легальных определениях имущественного найма (аренды), в том числе, в транспортных кодексах и уставах; либо не рассматривалось в качестве полноценного характеризующего качественного элемента договора имущественного найма (аренды). Необходимо заметить, что «для современного развития экономических отношений возможна такая аренда, при которой имущество предоставляется арендатору только в пользование, например, при аренде ЭВМ…» Коммерческое право / Под ред. Попондоло В. Ф., Яковлевой В. Ф. — М., Юристъ. 2006. — С. 273; Гражданское право. В 2-х томах. Том 2. Учебник / Под ред. Суханова Е. А. — М., Волтерс Клувер. 2007. — С. 129. Это отражено в определении договора аренды в ст. 606 Г К России.)

Одним из практических примеров, когда транспортные средства предоставлялись по договорам аренды в пользование и при этом подчеркивался исключительно переход лишь данного правомочия, является следующий.

«Автомобили подаются нанимателю ежедневно в начале рабочего дня и по окончании работы возвращаются в гараж арендодателя. … Наниматель возвращая автомобили, предоставляет наймодателю владеть ими, без права пользования. Автотранспортное предприятие частично сохраняет право владения автомобилями в период действия договора. … Не является ли это условие нарушающим существенную черту аренды — лишение нанимателя владения» Базарова, А. С. Аренда транспортных средств // ЭЖ-Юрист. -2008. — № 4. — С. 5.

По нашему мнению, в данном примере не происходит разрыв правомочий владения и пользования. Налицо их полная конгруэнтность. Когда арендатор припарковывает автомобиль в гараж арендодателя, «утрачивая фактическое господство над вещью» Брагинский, М.И., Витрянский, В. В. Договорное право. Договоры о передаче имущества. — М., Статут. 2005. — С. 112., то он лишается в соответствующий момент и возможности пользования им. Таким образом, утрачивается конститутивный элемент договора аренды. А значит, договор аренды теряет свою практическую значимость и правовую роль.

Например, акционерное общество «Московское такси» сдает автомобили без экипажа, как правило, ежедневно и одним и тем же индивидуальным предпринимателям в аренду на сутки или на двенадцать часов. В соответствии с обычаем делового оборота, когда сутки в таксопарках начинаются с семи часов утра, формируется график. Первая смена проходит с семи часов до девятнадцати, вторая, соответственно, — с девятнадцати до семи часов. При этом если аренда автомобиля «оплачена» (заключен договор) на сутки вперед, то пересмена происходит в любое подходящее время. Завершается смена и действие договора аренды, как правило, с момента возврата автомобиля в гараж арендодателя Маслов, В. Московское такси на условиях аренды (Проблемы отрасли) // Автомобильный транспорт. — 2007. — № 4. — С. 12.

По нашему мнению, новая правовая конструкция в рассматриваемом договоре («предоставить … во временное владение и пользование» — ст. ст. 632,642 ГК РФ) наиболее полно и точно характеризует «динамику заключенного договора», отношение сторон к предмету договора, чем конструкция ГК РСФСР 1964 г. («предоставить … во временное пользование» — ст. 275). «Право владения и пользования можно выделить из права собственности и предоставить стороннему лицу» Мейер, Д. И. Русское гражданское право (в 2-х ч. Часть 2). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. — М., Статут. 2003. — С. 20.

Применительно к аренде транспортных средств, закрепление правомочия владения (лизгольд Лозовский, Л.Ш., Райзберг, Б.А., Ратновский, А. А. Универсальный бизнес-словарь. — М., ИНФРА-М. 2007. — С. 640.) в определении нового ГК РФ имеет принципиально важное значение. Эта конструкция разрешает многие вопросы, например, по определению правовой природы договора аренды транспортного средства с экипажем, по разграничению договора фрахтования на время (тайм — чартера) и договора фрахтования (чартера). Только обладая правом владения, арендатор (непосредственный владелец или, применительно к данному случаю, судовладелец) может, к примеру, отказать в выдаче транспортного средства собственнику до окончания срока договора аренды, поскольку он имеет право на владение по отношению к собственнику.

Предоставление услуг по управлению и технической эксплуатации транспортного средства — особенность договора аренды транспортного средства с экипажем, которая накладывает на его содержание свою специфику, но не противоречит конститутивным элементам аренды. Договоры аренды транспортных средств с экипажем и без экипажа, закрепленные в статьях 632, 642 ГК РФ, наиболее полно, в сравнении с предшествующими определениями транспортных кодексов и уставов, отражают их гражданско-правовую природу как договоров аренды.

Гражданский кодекс России обозначил два основных, имеющих место в практике, вида аренды транспортных средств: с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации (с экипажем) и без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации (без экипажа) Калпин, А. Г. Договор аренды транспортных средств // Гражданское право. — 2006. — № 2. — С. 17. По данному основанию законодатель разделил § 3 главы 34 на два подпараграфа.

Необходимо заметить, что обозначенные главные содержательные условия, разграничивающие два вида договора аренды транспортных средств, по всей видимости, могут комбинироваться сторонами, исходя из конкретной практической целесообразности и необходимости. В договоре аренды транспортного средства с экипажем можно выделить договоры с условиями технического обслуживания и договоры без технического обслуживания (лишь с предоставлением услуг по управлению), аналогично, в договоре аренды транспортного средства без экипажа — без предоставления технического обслуживания и с предоставлением услуг по техническому обслуживанию (но без предоставления услуг по управлению).

В частности, лизинг автотранспортных средств, как правило, представляет собой «так называемую форму лизинга с полным набором сервисных услуг» Газман, В. Лизинг автотранспортных средств// Хозяйство и право. — 2007. — № 11. — С. 22. характеризующуюся наличием комплексной системы ремонта, страхования, технического и гарантийного обслуживания на базе собственных ремонтных служб арендодателя либо привлекаемых им на контрактной основе специализированных сервисных хозяйствующих субъектов Фогельсон, Ю. Страховой интерес при страховании имущества // Хозяйство и право. — 2008. — № 1. — С. 10. В качестве практического примера можно привести создаваемую специализированную компанию в городе Энгельсе по лизингу продукции открытого акционерного общества «Троллейбусный завод». Образуемый хозяйствующий субъект будет обеспечивать весь комплекс необходимых сервисных услуг по обслуживанию троллейбусов в соответствии с заключенными договорами финансовой аренды (лизинга) Цах, Н. П. Развитие рынка арендных отношений автомобилей // Автомобильный транспорт. — 2008. — № 3. — С. 7.

Отсутствие в гражданском кодексе общих норм, рассчитанных на любые договоры аренды транспортных средств, а не только на два его вида, приводит к определенной дилемме, необходимости выбора между различными, как правило, взаимоисключающими и коллизионными вариантами.

Первый — признание существующего нормативно-правового регулирования исключительно только названных в ГК РФ рассматриваемых видов договора пробелом в праве по отношению к другим его разновидностям, а следовательно, влекущим применение гражданско-правовых норм, регулирующих сходные отношения (аналогия закона), при заключении вышеуказанных подвидов договора аренды транспортных средств, не предусмотренных Кодексом.

Второй — недопустимость использования в практике иных вариантов договора аренды транспортных средств, чем те, которые прямо указаны в § 3 главы 34 Кодекса. Данный вариант, на наш взгляд, противоречит общим началам и смыслу гражданского законодательства, в частности, принципу свободы договора, и значит, — неприемлем. «Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законами или иными правовыми актами» (п. 2 ст. 421 ГК РФ).

Третий — обозначение в отраслевых транспортных кодексах и уставах разновидностей договора аренды транспортных средств, необходимых для применения в соответствующей области. Один из реальных и непротиворечивых Гражданскому кодексу вариантов, однако, не реализуемых в указанных нормативно-правовых актах: новые Воздушный кодекс РФ и Транспортный устав железных дорог РФ не содержат ни одной нормы, прямо регулирующей аренду соответствующих транспортных средств.

Четвертый — применение общих положений об аренде. Последний вариант предпочтительнее других, так как имеет легальное основание. Статья 625 ГК РФ предусматривает применение к договорам аренды отдельных видов имущества общих положений об аренде (§ 1 глава 34 ГК РФ) в случае, когда иное не установлено правилами Кодекса об этих договорах.

Асимметрический, полярный подход законодателя к регулированию отношений передачи транспортных средств во временное владение и пользование, выражающийся в четко обозначенных критериях наличия или отсутствия полного комплекса услуг арендодателя по управлению и техническому обслуживанию, по всей видимости, ограничивает, нормативно сужает потенциально возможное сочетание условий договора аренды транспортных средств и противоречит концепции полисистемного развития цивилистики в целом.

Транспортное законодательство не ограничивается лишь федеральными кодифицированными нормативно-правовыми актами и другими федеральными законами, оно включает в себя и подзаконные нормативно-правовые акты. В частности, воздушное законодательство Российской Федерации состоит из федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации, федеральных правил использования воздушного пространства, федеральных авиационных правил, а также иных нормативно-правовых актов Российской Федерации Воздушный кодекс Российской Федерации от 19. 03. 1997 г. № 60-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1997. — № 12. — Ст. 1383.

Состав транспортного законодательства, как видно из вышеприведенного примера, является открытым. Ограничение предусмотрено лишь для законов и подзаконных нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации, так как правовое регулирование данной области общественных отношений в соответствии с Конституцией России (п.п. «и», «о» ст. 71) и с ГК РФ (ст. 3) составляет исключительную компетенцию Российской Федерации. Все транспортные уставы и кодексы должны приниматься на уровне федерального закона.

Можно сделать вывод, что к законодательству, регулирующему общественные отношения аренды транспортных средств, можно отнести широкий перечень нормативно-правовых актов. Однако статьи 641, 649 ГК РФ прямо называют нормативные акты, которыми могут регулироваться особенности аренды отдельных видов транспортных средств, — это транспортные кодексы и уставы. Таким образом, в аутентичном, буквальном понимании, законодательство об аренде транспортных средств должно состоять из Гражданского кодекса и транспортных кодексов и уставов, исключая другие подзаконные нормативные акты.

Однако в настоящее время, когда имеет место коренное изменение всего законодательства, укоренившаяся практика поспешного принятия «сырых» законов без наличия в них механизма их реализации, требуется принятие постановлений Правительства России, большое количество других подзаконных нормативно-правовых актов «с изложением порядка применения законов, разъяснением их содержания, в которых оно нередко искажается и изменяется, и применение которых без учета подзаконных актов становится невозможным». Поэтому, на наш взгляд, представляется правильным не ограничивать правовое регулирование рассматриваемых отношений лишь указанными в ГК РФ транспортными кодексами и уставами.

1.2 Основные элементы договора аренды транспортных средств

К основным элементам договора аренды относятся стороны, предмет, форма и содержание.

Сторонами в договорах аренды транспортных средств, по общему правилу, могут выступать любые субъекты гражданских правоотношений. Специальных норм, ограничивающих или расширяющих потенциально возможное количество участников, в законодательстве нет. Следовательно, в соответствии с частью 2 п. 1 ст. 2 ГК РФ ими могут выступать физические лица (в том числе, индивидуальные предприниматели), юридические лица всех организационно-правовых форм, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования, то есть субъекты всех форм собственности.

К арендатору (экипажу арендатора) транспортного средства законодатель предъявляет, учитывая специфику предмета договора как источника повышенной опасности и как сложного технического устройства, специальные требования. Необходимо официально полученное арендатором (экипажем арендатора) разрешение (сертификат, свидетельство, удостоверение) на управление и техническую эксплуатацию транспортного средства, лицензию на занятие соответствующей предпринимательской деятельностью при коммерческой эксплуатации транспортного средства. «В качестве перевозчика может выступать только тот предприниматель (гражданин или организация), который имеет лицензию, разрешающую данный вид деятельности. … При этом используются как собственные, так и арендованные транспортные средства» Отнюков, Г. Договор перевозки грузов автомобильным транспортом // Закон. — 2007. — № 5. — С. 17. Примером могут служить требования, предъявляемые к эксплуатанту воздушного судна воздушным законодательством РФ.

Законодатель не указал ни в ГК РФ, ни в транспортных кодексах и уставах непосредственных обязательных требований, предъявляемых к арендатору. Представляется, что объяснение тому кроется в необходимости предъявления всех вышеперечисленных требований не только к арендатору как стороне договора аренды транспортных средств, но и к более широкому кругу лиц — к эксплуатантам — лицам, использующим транспортные средства для производственных (направленных на обеспечение собственного производства) или коммерческих (извлекающих доходы от их эксплуатации путем получения оплаты за выполненную транспортную услугу) целей, в частности, при аренде транспортных средств, с участием экипажа арендодателя, собственным экипажем либо непосредственно личным управлением транспортным средством.

Как показывает практика применения норм об аренде транспортных средств арендаторами, из числа физических лиц, выступают, как правило, индивидуальные предприниматели. Данное обстоятельство объясняется, в первую очередь, тем, что транспортные средства арендуются по рассматриваемому договору, главным образом, с целью коммерческой эксплуатации, то есть предпринимательской деятельности.

Если транспортное средство арендуется для потребительских целей, то арендатором может выступать и физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя.

Рассматривая вопросы сторон в договоре аренды транспортных средств, представляется желательным отметить сформированное в практике арендных правовых отношений положение, когда арендаторам, в лице которых, как правило, выступают коммерческие юридические лица и индивидуальные предприниматели, использующие транспортные средства в коммерческой деятельности, менее рентабельно заключать договоры аренды транспортных средств с физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями. Это объясняется неодинаковым подходом законодателя к налогообложению арендаторов при учете осуществляемых ими арендных платежей.

Арендная плата по объектам основных средств производственного нaзнaчeния, к которым, в том числе, относятся транспортные средства, включается в себестоимость продукции (работ, услуг) арендатора и налог уплачивается соответственно за вычетом осуществленных арендных платежей. При ином условии, когда арендная плата по объектам, не относящимся к основным средствам производственного назначения, не входит в себестоимость продукции (работ, услуг), арендные платежи арендатор производит из чистой прибыли, то есть из денежной суммы, уже освобожденной от налогов.

Таким образом, как правильно отмечается в научной литературе: «суд связал правомочность включения в себестоимость арендной платы объектов основных средств не с производственным использованием их у арендатора, а с формой учета их у арендодателя» Медведев, А. Договор аренды: бухгалтерский учет и налогообложение // Хозяйство и право. — 2008. — № 1. — С. 18.

По нашему мнению, данное законодателем различие в степени рентабельности аренды, в зависимости от наличия или отсутствия у физического лица как арендодателя правового статуса индивидуального предпринимателя, не способствует расширению гражданского оборота, снижению себестоимости продукции (работ, услуг), развитию конкуренции и, в частности, укреплению конкурентноспособности продукции (работ, услуг). Для устранения указанного негативного правового эффекта, правового ограничения, представляется необходимым внести законодателем соответствующие изменения в требуемые нормативно-правовые акты по определению основных производственных фондов не по бухгалтерскому учету арендодателя, а, главным образом, по фактическому использованию арендованного имущества, и в частности, транспортных средств, в производственной и коммерческой деятельности арендатора.

Арендодателями могут быть как сами собственники транспортных средств, так и лица, управомоченные собственниками либо законом на заключение соответствующих договоров аренды транспортных средств. Данное положение вытекает из общих норм об аренде ГК РФ (ст. 608 «Арендодатель»).

Управление и распоряжение объектами федеральной собственности (в том числе, заключение договоров аренды имущества), за исключением случаев, предусмотренных законом, осуществляет Правительство Российской Федерации, которое может делегировать министерствам и ведомствам отдельные полномочия в отношении объектов федеральной собственности, в частности, в отношении подведомственных им предприятий. Если полномочия по сдаче соответствующего имущества в аренду не делегированы Правительством Российской Федерации иным государственным органам исполнительной власти, то арбитражно-судебная практика исходит из того, что Госкомимущество Р Ф и комитеты по управлению имуществом, являющиеся его территориальными управлениями, обладают полномочиями арендодателя государственного имущества. Государственное имущество, относящееся к собственности субъектов Российской Федерации, а также муниципальное имущество должны сдаваться в аренду в порядке, определяемом правовым актом соответствующего субъекта Российской Федерации. При отсутствии такого акта, определяющего управомоченный орган на сдачу указанного имущества в аренду, арбитражно — судебная практика признает надлежащими арендодателями соответствующие комитеты по управлению имуществом.

Таким образом, при сдаче в аренду транспортных средств, относящихся к государственной или муниципальной собственности, в качестве арендодателей выступают специально уполномоченные органы, государственные и муниципальные учреждения и унитарные предприятия, за которыми рассматриваемый вид имущества закрепляется на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления. Права данных хозяйствующих субъектов закреплены общими положениями пункта 4 статьи 214, пункта 3 статьи 215, статьями 295, 296 ГК РФ и другими нормативно-правовыми актами.

Предприятиям и учреждениям, за которыми имущество закрепляется на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, следует учитывать дифференцированный подход законодателя к отнесению тех или иных видов транспортных средств к движимому либо недвижимому имуществу, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 295 ГК РФ сдача в аренду объектов недвижимости рассматриваемыми хозяйствующими субъектами возможна только с согласия собственника.

Как правило, арендодателями выступают крупные транспортные организации. Данное обстоятельство объясняет, помимо других объективных причин, высокая степень монополизации в рассматриваемой области общественной деятельности, отнесение некоторых транспортных отраслей к числу естественных монополий (в частности, железнодорожный, трубопроводный транспорт).

Следует различать правовой статус руководителя экипажа (капитана судна) и так называемого «распорядителя», оперативного руководителя (менеджера) по коммерческому использованию транспортного средства (например, суперкарго). Распорядитель назначается при наличии, главным образом, нескольких титульных владельцев (как правило, сособственников). Объем его полномочий определяется по общим правилам, закрепленным в главе 10 ГК РФ, соответствующим решением совладельцев (сособственников) транспортного средства или законом. Права и обязанности руководителя экипажа, как правило, определены нормами законов. Если руководитель экипажа производит управление и техническую эксплуатацию, то распорядитель осуществляет именно реализацию коммерческой эксплуатации транспортного средства.

По общему правилу, «распорядитель», также как и руководитель экипажа, не наделяется правом сдавать соответствующее транспортное средство в аренду.

Предметом рассматриваемого договора выступает транспортное средство. Поскольку положения ГК РФ не ограничивают предмет указанного договора какими-либо видами или типами транспортных средств, предполагается, что они распространяются на любые транспортные средства, не изъятые из гражданского оборота.

Отметим характерные, юридически значимые черты транспортных средств, которые прямо отражаются на содержании рассматриваемых арендных правоотношений, формировании условий договора, ответственности сторон. Это: а) транспортные средства обладают (как и иные вещи, которые потенциально могут стать предметом аренды) индивидуально-определенными признаками; б) они относятся к источникам повышенной опасности; в) это сложные технические устройства, требующие в эксплуатации специальных знаний и навыков, то есть соответствующей подготовки; г) транспортные средства, как правило, — относительно дорогостоящее имущество; д) некоторые из видов транспортных средств отнесены к объектам недвижимости (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты) Хохлов, В. А. Ответственность за нарушение договора по гражданскому праву. — Тольятти., Волжский университет им. Татищева В. Н. 2007. — С. 82.

ГК РФ не содержит обобщающего определения транспортного средства. Необходимость его описания имеется, и она отражена лишь применительно к некоторым видам транспортных средств в отраслевых транспортных нормативно-правовых актах, в частности, в статье 32 Воздушного кодекса РФ. Отсутствие обобщающего юридического определения транспортного средства приводит к необходимости довольно широкого толкования данного понятия.

Например, транспортное средство — средство, «способное к самостоятельному перемещению в пространстве» Гражданское право. Учебник. Часть 2 / Под ред. Сергеева А. П., Толстого Ю. К. — М., Проспект. 2007. — С. 178.

Пробел в законодательстве вызывает ряд вопросов. В частности, можно ли отнести к транспортным средствам то или иное имущество, сходное по каким-либо техническим и другим характеристикам с традиционно обозначенными видами транспорта в транспортных кодексах и уставах, либо непосредственно обозначенное законодателем термином транспорт (например, «гужевой транспорт», «вьючный транспорт», «трубопроводный транспорт»), однако, как правило, не рассматриваемое в современном буквальном, непрофессиональном понимании как транспортное средство. Являются ли транспортными средствами устройства, «не оборудованные двигателем и предназначенные для движения в составе с механическими транспортными средствами» (например, железнодорожные вагоны, контейнеры, автомобильные прицепы, тележки) или ими можно назвать только самоходные технические устройства (локомотивы, тепловозы, автомобили, космические, воздушные и морские суда и так далее).

На наш взгляд, ГК РФ к транспортным средствам относит исключительно механические транспортные средства, так как в § 3 главы 34 ГК речь идет об их технической эксплуатации и управлении.

На неоднозначность данного вопроса указывает и отсутствие в работах некоторых авторов Васильева, В. В. Договор аренды: юридические аспекты. — М., ГроссМедиа. 2007. — С. 78. родового обозначения транспортных устройств, не оборудованных двигателем, либо применение для их обозначения в научно-теоретических работах Шапкина, Г. Договор аренды // Хозяйство и право. — 2008. — № 1. — С. 23. словосочетания «перевозочные средства» без определения этого понятия.

По всей видимости, не следует отождествлять, с юридической точки зрения, понятия «перевозочные средства», «средства транспорта» и «транспортные средства». Понятие «средства транспорта» включает в себя как сами транспортные средства, так и другие механизмы и устройства, способствующие транспортировке грузов и багажа и перевозке пассажиров (вагоны, тележки, прицепы и другие). Последние не обладают полным набором качественных технических характеристик, позволяющих в полной мере отнести их к самоходным механизмам (устройствам), то есть перемещающимся и осуществляемым транспортировку грузов с помощью собственной силовой тяги. Понятие «перевозочные средства» более широкое, включающее в себя как средства транспорта, так и немеханические средства передвижения (транспортировки) — «гужевой и вьючный транспорт» и др.

Представляется, что именно представленный структурный подход позволил бы иметь единое нормативно-правовое толкование и употребление указанных понятий в характеристике различных видов перевозочных средств.

Вышеуказанные аргументы позволяют ответить и на другой вопрос. Можно ли считать транспортными средствами механизмы, не способные к выполнению своего главного функционального предназначения, а именно, передвижения, перемещения, транспортировки пассажиров либо имущества и используемые для иных целей, в частности, в качестве складского помещения? Например, вдоль побережья Волги у саратовских грузовых и пассажирских пристаней стоят малотоннажные речные суда, не функционирующие, как правило, по своему прямому предназначению в качестве перевозочных средств, а используемые как надводные станции (стоянки) катеров и лодок.

По всей видимости, нельзя использовать нормы статей 632 — 649 ГК РФ для регулирования отношений аренды данного вида имущества. Эта специфика обусловлена особенностями материального объекта аренды — транспортного средства Липавский, В.Б. Тайм-чартер в системе договоров фрахтования // Транспортное право. — 2005. — № 3. — С. 12., которое отличает его от договоров имущественного найма (аренды), регулируемыми общими (§ 1 гл. 34 ГК РФ) и другими специальными (§ 2, 4, 5, 6 гл. 34 ГК РФ) положениями об аренде. «При сдаче помещений судна под склад, отель или ресторан отнюдь не имеется в виду эксплуатировать судно как плавучее сооружение», и потому данное «судно» не может рассматриваться в качестве транспортного средства. «Судно должно быть мореходным», так как транспортное средство предоставляется арендатору как самоходное устройство для использования в целях перемещения, транспортировки физических лиц и материальных объектов.

Трубопроводный транспорт — одна из ветвей транспортной промышленности наряду с железнодорожным, водным, воздушным и автомобильным транспортом Галиева, Р. Ф. Правовое обеспечение сделок с транспортными средствами // Нотариус. — 2008. — № 1. — С. 12. и преследует ту же единую народнохозяйственную цель перемещения грузов (жидких, газообразных, а в перспективе и некоторых других), однако техника его эксплуатации и «управления» имеют иной характер, порождающий иные юридические последствия. Как было отмечено в научном исследовании, посвященном этим вопросам, технико-экономические особенности трубопроводного транспорта «оказывают существенное влияние на юридические свойства и юридическую квалификацию договоров, выступающих в качестве правовой формы регулирования экономического процесса перемещения продукции по магистральным трубопроводам». Поэтому договорные арендные отношения по данному предмету требуют отдельного законодательного регулирования, отличного от общих норм § 3 главы 34 ГК РФ.

Таким образом, в системе анализа общего подхода статей 632 — 649 Кодекса, наиболее обобщенное, правильное определение, включающее в себя главные, конструктивные признаки и требующее своего включения в кодифицированный гражданско-правовой акт, следующее: транспортное средство — техническое устройство, способное к самостоятельному, без посторонней тяги, движению в пространстве (самоходное), с целью перевозки (перемещения) физических лиц и материальных объектов Гражданское право. Учебник. Часть 2. / Под ред. Сергеева А. П., Толстого Ю. К. — С. 177,178.

По всей видимости, законодатель сознательно не охарактеризовал рассматриваемый объект гражданско-правовых сделок. Налицо полисистемный подход, заключающийся в том, что в конкретно рассматриваемой области необходимо узкоспециальное определение транспортного средства для отграничения от других видов транспортных средств и наиболее полного и совершенного правового регулирования. Например, Воздушный кодекс РФ дает следующее определение воздушного судна. Это «летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды». Кроме того, законодателем дано и более широкое определение воздушных транспортных средств — это «самолеты, вертолеты, авиационные, авиационно-космические ракеты, аэростаты, дирижабли, планеры, автожиры, дельтапланы и другие летательные аппараты».

Правовая характеристика транспортных средств уходит своими корнями в историю. В частности, одно из первых легальных определений автомобильного транспортного средства было дано еще 11 сентября 1896 года (официальная дата рождения отечественного автомобильного транспорта). Это «самодвижущийся экипаж».

Полисистемный подход к юридическому определению транспортных средств отражен и в зарубежном законодательстве. В частности, Торговый кодекс Японии определяет морское судно: «Судно … означает средство, которое сделано пригодным для плавания с целью использования в торговых сделках».

И все же, поскольку транспортные кодексы и уставы не могут охватить все возможные транспортные средства (например, транспортное средство на воздушной подушке Рябова, Е. Судно или самолет? // Морской флот. — 1976. — № 11. — С. 38; Беляев, В. Смотр гидроавиации // Гражданская авиация. — 2007. — № 10. — С. 22.), необходимость включения в ГК РФ их обобщающего юридического определения очевидна.

Таким образом, специфика рассматриваемого договора в общей характеристике договора аренды обусловлена предметом соглашения — транспортным средством. Особенности содержания правовых отношений аренды транспортных средств проистекают из тех характерных черт предмета договора и условий его обслуживания, которые потребовали на законодательном уровне актуализировать договор аренды данного вида имущества.

Одним из примеров отличия в регулировании аренды транспортных средств от общего правового регулирования аренды является форма заключения договора. Договоры аренды транспортных средств, как с экипажем, так и без экипажа в соответствии с императивными нормами статей 632, 643 ГК РФ заключаются в простой письменной форме и не подлежат государственной регистрации.

Как отмечается, «это принципиальный момент» Витрянский, В. В. Общие положения об аренде. (Комментарий ГК РФ)// Хозяйство и право. — 1996. — № 2. — С. 7., так как, по общему правилу, сделки с недвижимым имуществом (к которым, как отмечалось относятся и некоторые виды транспортных средств) и, в частности, договоры аренды недвижимости, заключаемые на срок более одного года, требуют государственной регистрации (см. статьи 164, 169 ГК РФ).

Представляется, что простая письменная форма договора аренды транспортного средства, содержащаяся в ГК РФ, является достаточной для удостоверения соответствующих прав и оптимальной по оперативности и рациональности в гражданском обороте.

Как правило, транспортные средства подлежат обязательной государственной регистрации, в частности, автомототранспортные средства с рабочим объемом двигателя более 50 куб. см. и максимальной конструктивной скоростью более 50 км/час, тракторы, самоходные дорожно-строительные и иные машины Постановление Правительства Р Ф от 12. 08. 1994 г. № 938 «О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 1994. — № 17. — Ст. 1999. Однако в данном случае она является актом административным, носящим характер разрешения на безопасную техническую эксплуатацию транспортного средства, и с возникновением вещного права и его регистрацией (удостоверением вещных прав) не связана. Например, в соответствии с Федеральным законом РФ «О безопасности дорожного движения» Ч. 3 ст. 15 Федерального закона от 10. 12. 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» // Собрание законодательства РФ. — 1995. — № 50. — Ст. 4873. регистрация автотранспортного средства устанавливается не в целях регистрации прав владельцев на них, а для допуска транспортных средств к дорожному движению.

Другая особенность правового регулирования аренды транспортных средств, которая позволяет выделить данный договор в самостоятельный вид договора аренды, положение о неприменении правил статьи 621 ГК РФ «о возобновлении договора аренды на неопределенный срок и о преимущественном праве арендатора на заключение договора аренды на новый срок» Павлова, И. Ю. Система преимущественных прав в современном гражданском праве // Право и политика. — 2007. — № 9. — С. 21.

Данные нормы являются императивными, поэтому обязательны для сторон, независимо от их волеизъявления.

В данном примере арбитражной практики налицо отсутствие правильного представления у истца о нормах статей 642 и 643 ГК РФ, их приоритете по отношению к общим нормам об аренде и об их императивном характере.

Моментом окончания действия договора будет являться не передача арендуемого автомобиля арендодателю, а истечение указанного в договоре срока. Устная договоренность не соответствует форме заключения договора аренды транспортных средств. Должна быть исключительно письменная форма соответствующего договора независимо как от его срока, так и от лиц (физических и юридических) его заключивших. Данное правило в соответствии со статьями 633, 643 ГК РФ распространяется как на договоры аренды транспортных средств с экипажем, так и на договоры аренды транспортных средств без экипажа. Пункт 1 статьи 609 Кодекса, допускающий для соглашений, заключаемых физическими лицами на срок не более года, устную форму, не действует. Поэтому и устная договоренность в рассматриваемом примере арбитражной практики не будет иметь юридическую силу.

В каждом случае, когда стороны заключают договор, они должны согласовывать не только его условия, которые определяют права и обязанности контрагентов, но, наряду с этим, учитывать, что «в силу заключенного ими договора они оказываются связанными также правами и обязанностями, которые предусмотрены в законе» Брагинский, М.И., Витрянский, В. В. Указ. соч. — С. 14.

Для возобновления договорных отношений аренды транспортных средств необходима не пролонгация (в понимании п. 2 ст. 621 ГК РФ о возобновлении договора на тех же условиях) уже имеющегося договора и закончившего срок своего действия, а, в любом случае, даже при сохранении прежних условий, заключение совершенно нового договора с обязательным уточнением (например, по срокам) либо возможным включением в него новых условий, устанавливающих права и обязанности сторон.

В соответствии с этим предполагается наличие, как правило, акта приемки-передачи транспортного средства при завершении срока договора и составление другого акта приемки-передачи транспортного средства при заключении нового договора аренды транспортного средства, хотя может быть и на условиях предыдущего, а значит, фактически идентичного договора.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой