Интеллигенция как социологическая категория

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Раздел I. Интеллигенция как социологическая категория

Раздел II. Функции интеллигенции в современном обществе

Раздел III. Особенности современной российской интеллигенции

Заключение

Список использованных источников

Введение

Вопрос об интеллигенции является одним из наиболее обсуждаемых в русской мысли. Ему посвящена огромное количество литература. Ни один крупный отечественный мыслитель не обошел его стороной. Такое пристальное внимание многих отечественных авторов к теме интеллигенции в России не случайно. С одной стороны, эта, относительно небольшая часть общества, всегда играла в России значительную роль. С другой -- она испытывала на протяжении почти всей истории своего существования исключительные трудности и лишения, сталкивалась с серьезными препятствиями на пути выполнения своей общественной миссии. Исторический путь российской интеллигенции -- это путь исканий и заблуждений, не только путь относительных побед и заслуг перед обществом, но и поражений, чреватых отрицательными последствиями, как для всего общества, так и для самой интеллигенции.

Актуальность проблемы исследования обусловлена необходимостью изучения явлений и процессов, происходящих в условиях современной социальной трансформации России. Активным участником этих изменений выступает российская интеллигенция, сыгравшая важную роль в переходе к демократическим преобразованиям и занимающая ведущее место в реформировании социально-экономических основ общества. Неоднозначные отношения слоев или «отрядов» интеллигенции к эволюционным изменениям общества требует анализа их позиций в возрождении национально-культурных ценностей страны. Обращение к истории становления и развития интеллигенции, изучение формирования национальной интеллигенции отвечает интересам современного российского общества и отечественной науки и способствует пониманию роли и места интеллигенции в современных процессах.

Цивилизованное общество строится на основе передовых культуры и науки. Новые научные решения, духовные поиски нужны во всех сферах жизни — производственной, экономической, социальной, нравственной. Известно, что духовные поиски всегда были прерогативой интеллигенции — хранительницы общечеловеческих и национальных духовных ценностей. Арнольдов А. И. Введение в культурологию: Учебное пособие/А.И. Арнольдов. — М.: Народная академия культуры и общечеловеческих ценностей, 1993. — 258с. Труд интеллигенции важен и социально значим, поскольку способствует творческому решению практических проблем в той или иной области.

Чем активнее ее участие в общественных событиях, тем быстрее и организованней совершается переход к цивилизованным формам социального бытия. Самоотверженным деяниям лучших представителей мировой культуры человечество обязано замечательными эпохальными открытиями в науке и технике, освобождением от многих болезней, шедеврами литературы и искусства.

В истории России интеллигенция всегда занимала и ныне занимает положение неформального лидера. Ее деятельность ощутимо сказывается во всех сферах жизни. Она с опережением выражает взгляды и настроения широких слоев населения, выводит сознание человека из драматического состояния раздвоенности, смятения, неуверенности в жизни. Своей широкой подвижнической работой создает духовное, здоровое морально-нравственное состояние общества.

Исследование духовности российского общества во всем ее разнообразии содержания и форм в культуре имеет давнюю традицию и представлено в работах Н. М. Карамзина, В. О. Ключевского, В. С. Соловьева, в исследованиях русских философов П. Я. Чаадаева, Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, В. В. Зеньковского, Э. В. Ильенкова, И. А. Ильина, Н. О. Лосского, В. В. Розанова, Г. П. Федотова, П. А. Флоренского, в литературно-публицистических произведениях А. И. Герцена, Н. П. Огарева, В. Г. Белинского, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого и др., которые пытались понять сущность и природу духовного, определить ведущие черты русского характера, раскрыть содержание абсолютных духовных идеалов, наиболее типичных для русского человека и русского интеллигента.

В них прослеживаются подвижнический труд представителей интеллигенции по вовлечению широких народных масс в исторический процесс, освещается фактический материал. В исследовании А. В. Ушакова показаны методы и формы деятельности интеллигенции, приемы социализации личности и общества. В теоретическом аспекте рассматривается идеология буржуазии и пролетариата, проблема идеологической борьбы, непременным участником которой является интеллигенция. Познавательный интерес представляет книга Г. П. Федотова «Новая Россия: судьба и грехи России». В ней отражены, хотя и частично, вопросы, связанные с позицией и ролью интеллигенции в общественной жизни страны.

В работе М. Ю. Лотмана «Интеллигенция и свобода (к анализу интеллигентского дискурса)» Лотман М. Ю. «Интеллигенция и свобода». // Poccия. Новая серия (под ред. Н. Охотина.) М,; 1998. Вып. 2(10). с. 37 отмечается, что «концепт интеллектуала смещается из сферы чисто интеллектуальной в сферу нравственности, что делает русскую интеллигенцию непохожей на западную интеллектуальную элиту». Лидер российского либерализма П. Струве отмечал: «русская интеллигенция как особая культурная категория есть порождение взаимодействия нашего культурного, экономического и политического развития. До рецепции социализма в России русской интеллигенции не существовало, был только „образованный класс“ и разные в нем направления». Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции. -- М., 1990 (Под редакцией В. Н. Воробьева).

В историографию проблемы определенный вклад внес Л. Гудков, опубликовав работу «Образованные сообщества в России: социологические подступы к теме». В ней он отмечает, что интеллигенция повинна в истощении культурных, идеологических, человеческих ресурсов в постсоветский период. Доктор философских наук Б. М. Фирсов провел исследование по теме «Интеллигенция, власть и коммуникация». Фирсов Б. М. Интеллигенция, власть и коммуникация. // Социологический журнал. -- 1995. -- № 4. -- C. 21--30.

Изучению общественной деятельности интеллигенции посвящена работа В. А. Дмитриева «Необходимость культуроцентризма». Наряду с теоретическими аспектами автор раскрывает и практическое влияние интеллигенции на новейшие течения в общественной жизни. Генезису русской интеллигенции посвящен труд В. В. Григорьева «Императорский С. -Петербургский университет в течение первых пятидесяти лет существования».

Под интеллигенцией готовы понимать всю «цивилизованную» или всю «культурную» часть общества, в то время как культурность, подобно образованности, есть только внешний формальный признак, не определяющий внутреннее содержание. Это Лавров подчеркивал особенно настойчиво, проводя резкую демаркационную линию между культурой и цивилизацией. В теории, изложенной Лавровым в его знаменитых «Исторических письмах». Не всякий говорящий «Господи! Господи!» войдет в царство небесное; не всякий «культурный» человек войдет в группу критически мыслящих личностей, т. е. в группу интеллигенции. Культура, говорит Лавров, это — «зоологический элемент в жизни человечества», и только критическая работа мысли на почве культуры обусловливает собою цивилизацию: «как только работа мысли на почве культуры обусловила общественную жизнь требованиями науки, искусства, нравственности, то культура перешла в цивилизацию, и человеческая история началась». П. Л. Лавров Исторические письма. //Философия и социология. Т. 2, С. 67

Публицист Н. К. Михайловский в своих статьях заявил об «интеллигенции» как передовой силе, призванной вести за собой всю страну. Задача имела этическое значение: «передовой», «прогрессивный» — значит благой, противостоящий «ретроградному». Социальный и даже образовательный статусы «интеллигенции» отодвигались на второй план. В отличие от «образованного общества», которое построено на взаимодействии его членов, «интеллигенция» подразумевала сосредоточенность на собственном «Я», самосознании и идейном совершенствовании «интеллигентов». «Интеллигент» отделяет себя от внешнего мира, возвышает себя над ним, стремится перестроить мир по своему лекалу. Михайловский. Н. К. О русской интеллигенции // Михайловский Н. К. Сочинения: В 6-и т. СПб., 1897. Т. 5;

Все эти работы можно отнести к разряду определенного уровня общетеоретического и культурологического осмысления роли интеллигенции в общественной жизни страны. Анализ преобразований в области культуры сопровождается освещением последствий происходящих перемен в стране, прежде всего, в духовной сфере.

Параллельно интеллигенция и интеллектуалы как особая социальная когорта изучались в работах крупных зарубежных социологов А. Грамши, К. Мангейма, Р. Арона. Анализу сущности русской интеллигенции и интерпретации ее роли в истории и культуре посвящены и более поздние зарубежные исследования — Дж. Биллингтона, Д. Брауэра, В. Дэниелса, Р. Пайпса, М. Конфино, А. Полларда и др. Эти авторы, как правило, акцентировали различие между русской интеллигенцией и западными интеллектуалами, подчеркивали ценностнотворческую и идеологическую роль российской интеллигенции, рассматривали последнюю как продукт дезинтеграционных процессов в социальной системе.

В настоящее время в связи с актуальностью поисков национальной идеи и новой культурной идентичности россиян, проблема интеллигенции и ее культурной роли снова активно переосмысливается, что находит отражение в многочисленных публикациях по теме, дискуссиях в СМИ, выступлениях на тематических конференциях.

Цель работы — рассмотреть особенности интеллигенции как особой социальной группы и выявить ее роль в современном обществе.

Раздел I. Интеллигенция как социологическая категория

российская интеллигенция социологический

Интеллигенция -- от латинского intelligens, что означало «понимающий, мыслящий, разумный». Интеллигенция -- понятие введенно в научный оборот в России в 60-х гг. 19 в., в 20-е гг. 20 в. вошло в англоязычные словари.

В российской научной мысли сложилось два различных подхода к определению интеллигенции. С одной точки зрения, под интеллигенцией понимают социальную группу, профессионально занимающихся умственным трудом, развитием и распространением культуры, обычно имеющих высшее образование. Но есть и иной подход, наиболее популярный в русской социальной философии, согласно которому к интеллигенции причисляют тех, кого можно считать нравственным эталоном общества, вне зависимости от их социальной принадлежности. Википедия (Электронный ресурс): Свободная энциклопедия / текст доступен по лицензии. дата обращения 16. 11. 12. wikipedija. ru

Интеллигенция -- один из самых популярных и расплывчатых терминов как в науке, так и в общественной практике России. Не случайно ее называют «самым таинственным персонажем российской истории», который окружен «ореолом противоречивых мифов, гипотез, контроверз и плохо совместимых фактов». Трудно найти категорию населения, на которую бы в нашем отечестве обрушивались столько похвал и осуждения одновременно. Особенно острой становится дискуссия о ее роли и судьбах в бурные, переломные для страны периоды истории.

В приближенном варианте к современным трактовкам слово было употреблено русским прозаиком, критиком и публицистом П. Д. Боборыкиным. В 1875 г. он подал термин в значении философском -- «разумное постижение действительности». Он же осознавал интеллигенцию и в социальном значении, а именно как «самый образованный слой общества». Это определение из статьи автора под названием «Русская интеллигенция», в которой, кстати говоря, П. Д. Боборыкин объявил себя «крестным отцом» понятия. Автор, надо отметить, несколько слукавил в отношении своей роли первооткрывателя термина, хотя даже размышлял над ним и ранее. В 1870 г. в романе «Солидные добродетели» Боборыкин пишет: «Под интеллигенцией надо разуметь высший образованный слой общества как в настоящую минуту, так и ранее, на всем протяжении XIX в. и даже в последней трети XVIII в.» В глазах главного героя романа русская интеллигенция должна устремляться в народ -- в этом находить свое призвание и нравственное оправдание. Однако уже в 1836 г. к слову «интеллигенция» в своих дневниках прибег В. А. Жуковский -- там, где писал о петербургском дворянстве, которое, по его мнению, «представляет всю русскую европейскую интеллигенцию». Жуковский В. А. Из дневников 1827—1840 гг. // Наше наследие. М., 1994. N 32. С. 46. Не исключено, правда, что Боборыкин и не знал о высказываниях коллеги.

Термин «интеллигенция» можно охарактеризовать как довольно устойчивый в обыденном сознании и обиходном употреблении, хотя споры об определении понятия «интеллигенция» не утихают многие годы.

Все многообразие подходов к определению интеллигенции можно, свести к двум -- культурологическому и социологическому. Первый ставит на первое место неформальные, идейно-нравственные признаки. Второй, игнорируя эти признаки, выдвигает на первый план критерии формальные, прежде всего, социально-экономические.

Некоторые исследователи кладут в основу определения интеллигенции характер (умственный) труда. Однако этот критерий нельзя признать корректным, ибо научно-технический прогресс настолько увеличил разброс видов умственного труда -- от уникально-творческого до рутинно-подсобного, что у социологов, имеющих дело с вычленением в социуме определенных социальных групп и точным количественным анализом, возникла необходимость конкретизировать определение интеллигенции, указав на ее особое место в структуре работников, обслуживающих духовную жизнь общества.

Интеллигенция — сложное, многогранное и противоречивое явление российского народа и его культуры. Дискуссия о сущности этой социальной группы общества идет с момента ее возникновения. Слово «интеллигенция», впервые обретшее современное значение именно в русском языке, своим происхождением связано с латинским существительным intelligentia — понимание, разумение, способность разъяснить идеи и предметы; ум, разум. В средние века это понятие имело теологический характер. Оно рассматривалось как Ум Божий, как высший надмировой Разум, в самом себе творящий многообразие мира и отличающий в этом многообразии самое ценное, приводящее его к самому себе. В таком смысле это понятие употребляется и Гегелем в «Философии права»: «Дух есть… интеллигенция».

В середине 50-х гг. Я. Щепаньский предложил социологическую модель, в соответствии с которой к собственно интеллигенции следовало бы отнести всех специалистов с высшим и средним специальным образованием (критерии образовательного ценза), вкладывающих в свой труд индивидуальные творческие и интеллектуальные усилия (критерий творчества). Данная совокупность дальше классифицируется по типу выполняемых в обществе функций (место в общественном разделении труда), в связи с чем выделились «творцы культуры» (научные работники, литераторы, актеры, художники, музыканты, архитекторы, научные работники библиотек); «организаторы социальной и экономической жизни» (инженеры, техники, работники гостиниц, директора институтов, высшие функционеры госадминистрации); «эксперты» (терапевты, стоматологи, фармацевты, учителя, духовенство, сельхозспециалисты, издательские работники). В поисках пути: Русская интеллигенция и судьбы России. — М., 1992. Неполнота профессионального перечня, подвижность границ между группами здесь очевидна. Предложенная рабочая социологическая модель была подвергнута критике, однако попытки заменить при изучении данной социальной группы понятие интеллигенция «работниками умственного труда» или «специалистами» не увенчались успехом, ибо использование понятия «работник умственного труда» в условиях интеллектуализации многих видов физической работы, затрудняло идентификацию многих промежуточных пограничных профессий. Определение же «специалист» позволяло подключать к данной категории и тех, кто достиг уровня необходимой компетентности путем традиционного профессионального обучения, и тех, кто добивался этого долголетним опытом, склонностью к изобретательству, рационализаторству и т. п. После длительной полемики социологи вернули в обиход исходный термин «интеллигенция», как адекватно обозначающий данную социальную общность, мобильность которой связана с любыми преобразованиями социальной структуры общества. История русской культуры IX — XX вв.: Пособие для вузов / Под. ред. Л. В. Кошман. — М.: Дрофа, 2003. — 80 c.

Если отталкиваться от культурологического подхода (в основе которого лежит понятие «интеллигентности», «интеллектуальности»), то ситуация становится еще запутаннее, так как операционально, на эмпирическом уровне невозможно выделить эту социальную группу. Вот какую характеристику группе интеллектуалов дает польский исследователь В. Маркевич: «К ней относятся наиболее выдающиеся ученые, не обязательно, впрочем, гуманитарной профессии, известные писатели, артисты, журналисты. Определить, хотя бы в грубом приближении структуру этой группы невозможно, ибо она в общественном мнении представлена как неформализованная разрозненная совокупность выдающихся индивидуальностей, осуществляющих самостоятельную деятельность, наделенных незаурядными знаниями, умом, огромным авторитетом и компетентно высказывающихся в вопросах, которые представляют большую важность для польского народа и всего человечества. Механизм воздействия на определенные социальные явления со стороны интеллектуалов весьма сложен. Он функционирует чаще всего таким образом: получившая широкую известность творческая личность выступает в общественном мнении как образец для народа и его культуры, в связи с чем данная личность начинает со временем считаться авторитетным представителем своего народа даже в областях, не охватываемых его профессиональной компетенцией. Таким образом, на данную личность ложится огромная ответственность (также и политическая) за свои поступки и слова, ибо ее голос получает, как правило, широкий общественный резонанс». Главацкий М. Е. История российской интеллигенции как исследовательская проблема// В кн.: Интеллигенция России в конце ХХ века: система духовных ценностей в исторической динамике. — Екатеринбург, 1998. —  с. 5. Очевидно, что в основе подобного подхода лежат прежде всего неформальные, идейно-этические признаки.

А. Севастьянов выделяет внутри интеллигенции три основных группы или слоя. К первой, самой многочисленной группе относятся специалисты массовых профессий -- врачи, учителя, инженеры, юристы, офицеры, священники, некоторая часть творческой интеллигенции. Интеллигенция второго круга -- историки, философы, социологи, литературоведы, некоторая часть писателей, художников -- обеспечивает потребности самой интеллигенции. Наконец, интеллигенция третьего круга -- это фактически интеллектуальная элита, генераторы идей, определяющих деятельность всей интеллигенции в целом. В социологических исследованиях, на данные которых мы будем ссылаться ниже, речь идет, прежде всего, о первом, самом массовом круге интеллигенции, представителей которой в социологических анкетах, как правило, называют инженерно-техническими работниками, служащими-специалистами, специалистами с дипломом, управляющими специалистами и т. п. Но для нас основным критерием является критерий образовательного ценза, а именно обладание высшим образованием. Именно по этому признаку мы выделяем в социуме группу интеллигенции или специалистов с высшим образованием, и все количественные характеристики, изложенные ниже, будут касаться лиц с высшим образованием, независимо от сферы занятости, должности, обладания властью, уровня доходов и т. п.

Такой подход, несмотря на его ограниченность и уязвимость для критики, дает возможность количественного анализа процессов, происходящих как внутри этой социальной группы, так и тенденций изменения самой интеллигенции в условиях трансформирующейся социально-политической системы в России.

Мы уже отмечали структурную «слоистость» интеллигенции, наличие в ней разнообразных групп и слоев. Тем не менее, можно выделить ряд общих, «родовых», исторически неизменных признаков интеллигенции. К ним относится идейно-этическая неоднородность, проявляющаяся в отличии духовного мира, материальном и социальном положении, разных приоритетах и т. д. А поскольку интеллигенция -- самый идеологизированный слой общества, то противоречия внутри нее достигают особой остроты. Отсюда второй родовой признак -- внутригрупповой антагонизм, который является следствием первого. Третья особенность интеллигенции -- индивидуализм, поскольку, несмотря на поточный метод обучения в коллективе, процесс созревания интеллигента индивидуален, так как знания, навыки и др. не столько ему даются, сколько берутся, творчески и индивидуально.

Наконец, четвертая особенность (следствие предыдущей) -- обостренная любовь к свободе, тяга к независимости. «Но полная свобода проявления собственной личности -- это такое требование, исполнение которого очень жестко ограничено общественными условиями, и осознание этого факта с неизбежностью приводит интеллигента к общественной борьбе за демократические свободы. Но ведь стремление к свободе и борьба за нее требуют единения, которого нет внутри интеллигенции. В этом диалектическое противоречие, оплодотворившее историю интеллигенции, но и сообщившее этой истории, особенно в условиях России, трагический характер». Терехов А. С. Российская интеллигенция и ее ответственность за судьбы отечества // Введение в культурологию: Учебное пособие / Под общ. ред. В. А. Сапрыкина. — М.: МГИЭМ, 1995. с. Часть II. 56 с.

Интеллигенция формируется не стихийно, этот процесс имеет свои закономерности. По мере становления новой системы с ее особым политико-экономическим и социокультурным укладом пришедшие к власти сословия или классы создают свою интеллигенцию, которая вскоре претендует на роль общественного и культурного лидера. Еще Антонио Грамши, сравнивая опыт русской революции с европейской историей, отмечал в 1930 г., что всякая социальная группа, зарождаясь на почве экономического производства, создает себе один или несколько слоев интеллигенции, «которые придают этой группе однородность и сознание ее собственной специфической роли» как в экономике, так и в социально-политической области. «Организаторами новой культуры» называет А. Грамши эту новую интеллигенцию, которая выводит вслед за собой на общественную арену новый социальный класс. Осознает это выходящий на историческую арену класс (слой) или нет, но поступает так потому, что без освоения сферы культуры, без освоения в этой сфере определенного пространства он не в состоянии осознать ни самого себя в качестве субъекта в историческом процессе, своей роли в нем, ни убедить общество в правомерности и необходимости исполнения указанной роли.

Любая политическая власть, какие бы нравственные ценности она ни провозглашала, не может следовать им, ибо действия ее представляют реализацию ценностей определенной социальной группы, которая привела субъекта к власти. Даже при развитой демократии народ следует за наиболее значимыми для него группами или личностями. Зарождающаяся же демократия отягощена привязанностями к прошлому или полным анархическим отрицанием его, что не может не отразиться на формировании групповых интересов, на их приоритетности в процессе выбора субъекта власти, ее системы и форм. Стремящиеся к власти определенные группы или их представители, сориентированные на интересы выдвигающих их групп, вынуждены при получении власти эти интересы реализовывать, подавляя в той или иной мере оппозиционные им группировки.

Может ли какая-либо политическая власть в своей деятельности ставить во главу угла общечеловеческие ценности? История свидетельствует, что пока этого не удавалось сделать ни одной социальной группе, пришедшей к власти. Не потому ли реализацию гуманистического принципа: человек -- цель, а не средство,-- человечество связывает или с царством Божьим на небе, или с утопическими представлениями о царстве справедливости на земле? Невозможность реализации гуманистических идеалов во всей полноте приводит к концепции «меньшего зла», идеи достаточно опасной из-за субъективности трактовки добра и зла, степени зла.

Исходя из сказанного, особый интерес представляет анализ того, какой класс, слой (классы, слои, группы) выходят на первый план в посттоталитарной России, какую интеллигенцию вызывают эти слои к жизни, к социально-политической активности, какая культура выходит на первый план. Ответы на эти вопросы требуют специального многопрофильного исследования. Мы же остановимся на некоторых процессах, затронувших российскую интеллигенцию в условиях трансформирующегося общества.

Раздел II. Функции интеллигенции в современном обществе

Следует выделить несколько основных функций интеллигенции.

Интеллигенция выполняет специальную функцию прямого субъекта духовного производства.

Как и другие компоненты социальной жизнедеятельности — хозяйство, политика, социальные отношения — культура охватывает или затрагивает так или иначе все общество, все группы и всех индивидов. Поэтому уже на ранних этапах истории выделяются «специалисты» — шаманы, гадатели, предсказатели, жрецы, вожди, которые могли «накапливать мудрость» и сосредоточивать в себе недоступные остальным членам коллектива духовную силу, опыт, знания.

На более продвинутом уровне, в усложнившихся условиях существование культуры поддерживается деятельностью интеллигенции. В числе синонимов этого термина можно встретить слова «книжники», «мудрецы», «учителя», «специалисты». В течение долгого времени во всех обществах поддержание культуры совпадало с религиозными функциями, осуществлявшимися духовенством как высшей интеллигенцией. По мере усложнения духовной деятельности появляется и светская культура, поддерживаемая собственно интеллигенцией.

Характер интеллигенции во многом отличается в зависимости от социокультурного типа данного общества, роли государства и степени самостоятельности светской культуры. Тем не менее в ее деятельности можно выделить то общее, что в той или иной степени присутствует в каждом развитом обществе. Именно интеллигенция осуществляет основные функции по обеспечению духовного производства, включая творческое создание новых идей, образов, норм, знаний, которые становятся затем достоянием общества.

Интеллигенция как субъект духовного производства служит правде, истине, идеалу. Именно на этой стезе она вместе с народом сознательно выражает общечеловеческие ценности. Заглавная роль интеллигенции в обществе — нести нравственную миссию, являться при любых обстоятельствах жизни носителем такой социальной ценности, как интеллигентность — способность воспринимать, сохранять, распространять и создавать духовные ценности. Эта роль интеллигенции настолько велика, что самый авторитарный режим вынужден вводить интеллигенцию в свой состав в качестве специалистов по различным сферам жизни общества, допускать определенное распределение функций, подчиняя и приспосабливая духовную сферу к своим задачам, хотя бы ценой резкого ограничения этой сферы и деформации ее подлинных общественных функций. Успенский Б. А. Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры // Успенский Б. А. Этюды о русской истории. — СПб.: Азбука, 2002. — с. 35

Хранение и трансляция, упорядочивание и распространение культурных ресурсов, удержание норм и ценностей, исторической памяти.

Без обеспечения такой функции невозможно ни сохранение общества, ни его адаптация к изменяющимся условиям. Именно она ложится на плечи самой многочисленной группы интеллигенции — учителей, библиотечных и музейных работников, редакторов, реставраторов, работников системы просвещения, программистов и т. д. Их роль в общем процессе культурной жизни может быть обыденной и почти безымянной, но именно благодаря их постоянной работе общество обеспечивается культурой.

Еще одна из важных функций интеллигенции — выработка новых идей, образов, моделей действий, политических и социальных программ.

Отличительная особенность носителей этого типа функций — высокая степень индивидуализации, так как инновации (нововведения) большей частью являются результатом творческих усилий отдельных личностей или малых групп коллективов. Поэтому за инновацией обычно закрепляется собственно имя автора или группы. Такое творчество неизбежно протекает через разрыв с безусловными запретами и представлениями, нарушение принятых представлений, норм и правил. Но такой процесс нередко сопровождается не только мысленным экспериментированием над общественными конструкциями и доктринами, но и экспериментом над собой и своей судьбой. Поэтому судьба изобретателей и новаторов далеко не всегда благополучна, в отличие от хранителей, которые могут рассчитывать на более спокойную, хотя часто малозаметную жизнь. Однако именно по степени способности общества к принятию нового следует оценивать его развитость.

Новаторская духовная деятельность — процесс мало управляемый, во многом зависящий от субъективных личностных факторов и от духовной атмосферы в обществе, от степени динамичности его культуры и от восприимчивости общества к инновациям. Поэтому всякое развитое общество поддерживает те специфические институты — фонды, центры, академии, в которых создается благоприятная среда для появления творческих открытий и изобретений. Важной функцией этих центров является не только материальная поддержка творчества, но и признание со стороны коллег (соратников и соперников), распределение авторитета. Произвольное вмешательство и подавление таких внутренних механизмов самооценки может привести к ослаблению творческой атмосферы, снижению духовного потенциала.

Идейно-воспитательная функция. Интеллигент несет величайшую ответственность за судьбу своего Отечества, человека, за то, какие мысли и чувства внушает, какие нравы поддерживает, укореняет. Он, конечно же, ограничен в своей свободе, но сама ограниченность должна быть результатом его свободного выбора. В этом драматизм проблемы взаимоотношений интеллигенции и власти.

Власть призвана создать условия и гарантировать возможность независимого существования и волеизъявления интеллигенции. Ведь прогресс современного, цивилизованного общества просто невозможен без полета мысли, консолидации творческих сил общества, с которыми ей, власти, не обязательно конфликтовать даже тогда, когда она с чем-то не согласна. Умная власть стремится найти себя в интеллектуальном процессе, объединяясь с его участниками на почве культуры, деятельности общественного разума, а не голого властвования, отношений господства и подчинения. Прислушиваясь к художнику или философу и ученому-обществоведу, власть получает возможность увидеть мир во всей его пестроте, многообразии, перспективе развития.

Н.С. Хрущев тоже не жаловал интеллигенцию, недооценивал роль фундаментальных наук, практиков противопоставлял теоретикам, страдал узостью мышления во взглядах на интеллигенцию, творческую личность. Явно отрицательный характер носили частые вмешательства Хрущёва в дела культуры. Его субъективные и некомпетентные категоричные оценки художественных произведений наносили большой вред развитию искусства, калечили судьбы людей.

Государственная власть, требуя от интеллигенции услуг и выполнения госзаказа, оплачивала ее существование, подкармливала, развращала наградами и подачками. В результате у значительной ее части сформировались опасное для творческих людей чувство гражданского меркантилизма и иждивенчества. Как правило, это превращало творца в администратора, порождало творческое бесплодие. И примеров тому не счесть как в прежние, так и в нынешние времена. Трудные времена сказались на моральном облике интеллигенции. Значительная ее часть теряла положительное и благородное, высоконравственное, культурное призвание.

Таким образом, социокультурная миссия интеллигенции необычайно сложна и разнообразна. Она охватывает различные сферы культуры — от нравственной и художественной, до политической. Это — образование и просвещение, художественное творчество и идейная борьба.

Раздел III. Особенности современной российской интеллигенции

Оппозиционные настроения, широко распространенные среди советских интеллигентов, нашли выход в конце 1980-х — начале 1990-х, когда именно интеллигенция возглавила тотальную критику советского строя, предопределив его моральное осуждение и гибель. В России 1990-х интеллигенция получила свободу самовыражения, однако многие лица умственного труда столкнулись с резким понижением своего уровня жизни, что вызвало их разочарование в либеральных реформах и усиление критических настроений. С другой стороны, многие выдающиеся интеллектуалы смогли сделать карьеру и продолжали поддерживать либеральную идеологию и либеральных политиков. Таким образом, постсоветская интеллигенция оказалась расколота на группы с различными, во многом полярными позициями. В связи с этим есть точка зрения, согласно которой интеллигенции в собственном смысле в современной России уже нет. Сторонники этой позиции выделяют три периода эволюции отечественной интеллигенции. На первом (от петровских реформ до реформы 1861) интеллигенция только формировалась. Второй период (1860-е — 1920-е) — это время реального существования интеллигенции. Именно в этот период возникает противостояние «власть — интеллигенция — народ» и формируются основные характеристики интеллигенции (служение народу, критика существующей власти). После этого периода следует и продолжается до сих пор «фантомное» существование интеллигенции: какого-либо морального единства среди образованных людей больше нет, но часть российских интеллектуалов все еще стремится выполнять миссию просвещения власти.

В современной России популярны оба подхода к определению понятия «интеллигенция» -- как нравственно-этическое (в философских и культурологических исследованиях), так и социально-профессиональное (в социологии). Сложность использования понятия «интеллигенция» в его этической трактовке связана с неопределенностью тех критериев, по которым можно судить о принадлежности людей к этой социальной группе. Многие прежние критерии -- например, оппозиционность к властным институтам -- отчасти потеряли смысл, а этические признаки слишком абстрактны, чтобы их можно было использовать для эмпирических исследований. Все более частое употребление понятия «интеллигенция» в значении «лица умственного труда» показывает, что происходит сближение российской интеллигенции с западными интеллектуалами. Бутенко И. А. Интеллигенты и интеллектуалы / И.А. Бутенко//Социологические исследования. 1998. № 12. С. 131−133.

Какова же судьба русской интеллигенции века нынешнего? Вопрос остается открытым. По мнению современного отечественного ученого-философа В. Н. Шевченко, российскую интеллигенцию рано списывать со счетов отечественной истории и отправлять в музей даже с учетом той принципиально новой роли, которую играют информационные технологии в современном мире. По его мнению, суть дела не просто в каких-то изначально особых качествах русских, россиян по сравнению с западным человеком и западным обществом, в котором проблемы интеллигенции и ее роли в современном обществе практически не существует. Принципы организации институтов государственной власти в современном западном обществе предполагают, в частности, и наличие эффективного социального контроля за деятельностью лиц, находящихся у власти.

Российскому государству нужно проделать огромный исторический путь, прежде чем в обществе смогут сложиться подобного рода механизмы контроля за деятельностью власти, с помощью которых обществу удастся преодолеть многовековое стремление власти к авторитарным методам правления, к самовластью. Но нельзя забывать, что это стремление к авторитаризму порождается и поддерживается в государстве одним постоянно действующим фактором, а именно, значительным экономическим и военным отставанием России по сравнению с западным, а теперь уже и с восточным миром.

В этом столкновении объективной потребности в авторитаризме с потребностью в демократических институтах контроля за деятельностью власти и заключается неизменный трагизм российской истории, увы, независящий от господствующей в обществе идеологии. Если у российского государства сохранился еще сегодня инстинкт самосохранения, оно должно понимать, что российская интеллигенция сегодня есть надежная социальная сила, оберегающая его от окончательного распада и ухода в историческое небытие. Конечно, к интеллигенции нельзя относится как к священной корове. Отдельные ее представители могут ошибаться в своих оценках, могут не соглашаться друг с другом и нарушать иногда нормы вежливости. Но на интеллигенции в целом лежит огромная ответственность за положение дел в стране. Власть никогда не должна попадать под влияние как критически настроенной независимой интеллигенции, обаяние ее речей и заманчивых предложений, так и тех деятелей культуры и ученых, которые готовы верно и преданно служить власти -- бескорыстно или по расчету, это не имеет значения. Власть должна, обязана их слушать и слышать, и принимать решения политического и практического характера, за которые только она и отвечает. На то она и власть. За провал реформ последнего десятилетия несет главную ответственность и вину власть, и только конкретно выяснив, как и почему власть провалила реформы, можно обсуждать вопрос об ответственности и вине интеллигенции.

Чем успешнее будет действовать власть в смысле реформирования общества, тем большую поддержку она встретит среди мыслящей части общества, тем более многочисленной будет общественность, которая начнет, наконец, активно поддерживать действия власти и делать акцент в своих оценках на позитивных сдвигах в обществе. Но и власть должна меняться, становиться все более демократической во всех отношениях. Может быть, именно тогда, удастся преодолеть наконец вечную пропасть между властью и интеллигенцией и вместе двигаться к интеллектуальному и честному будущему.

Одним из основных и достаточно тревожных процессов, наблюдаемых в настоящее время, является процесс размывания интеллигенции. Этот процесс идет по следующим направлениям. Фирсов Б. М Интеллигенция и интеллектуалы в конце ХХ века //Звезда, 2001,№ 8.

Первое связано со становлением новой российской государственности, в ходе которого многие представители интеллигенции уходят во властные структуры, переставая быть собственно интеллигенцией, становясь чиновничеством, бюрократией, номенклатурой. Второй путь «ухода» интеллигенции вызван тем, что в условиях перехода к рынку, в связи с резким падением уровня зарплаты в госсекторе экономики, не имея возможности обеспечить себя, семью материально, многие представители интеллигенции меняют профессию, уходят в коммерческие и т. п. структуры, т. е. уходят из сферы интеллектуального труда. Третье направление — это внешняя эмиграция, отъезд за рубеж специалистов, ученых, писателей, деятелей культуры и т. д., т. е. речь идет о потере страной талантов, умения, профессионализма, компетентности.

Последствия этих процессов чрезвычайны — разрушение интеллектуального, нравственного фонда России, отбрасывание ее на многие годы назад.

С одной стороны, названные тенденции и пути «ухода» интеллигенции являются следствием экономических и политических преобразований в нашей стране, в ходе которых идет формирование новой социальной структуры, появляются новые социальные слои и группы, вбирая в себя вчерашних «бюджетных» интеллигентов. Это процесс объективный и воспрепятствовать ему невозможно. В то же время настораживают некоторые «антиинтеллектуальные» и «антинаучные» мнения и настроения, складывающиеся как в обществе, так и в государственной политике.

Российское общество, Российское государство переживает сейчас тяжелый, мучительный и затяжной кризис. Последние годы характеризовались не только повальным увлечением политическими проблемами, но и явным конфликтом былых нравственных позиций советского общества и новых экономических реформ. Кризисные отношения в обществе усугубились крушением национальной экономики и полным распадом потребительского рынка. Бедность, которая была серьезной проблемой во времена перестройки, стойко возрастала в постперестроечном периоде как результат резкого сокращения выпуска продукции и повышения цен на нее. С переходом к политике либерализации цен бедность становится наиболее актуальной проблемой для нашего народа.

Наблюдается процесс перехода относительно богатых в разряд наиболее бедной части нашего населения, которому особенно подвержены такие социальные группы, как квалифицированные и неквалифицированные рабочие, работники сельского хозяйства и специалисты с дипломами, т. е. интеллигенция.

О том, что материальное положение интеллигенции ухудшается, свидетельствуют данные шести этапов Всероссийского мониторинга, проведенного Институтом социологии РАН. На предложение оценить свою жизнь в сравнении с тем, что было полгода назад, 73% респондентов с дипломами ответили, что жить стало хуже (май 2001 г.), в декабре 2001 г. жизнь за последние полгода ухудшилась у 60% интеллигенции, в марте 2002 г. 55% отметили снижение своего жизненного уровня по сравнению с декабрем 2001 г. и в июне 2002 г. снижение своего материального положения отметили еще 38% специалистов с высшим образованием (в сравнении с мартом 2002 г.), в феврале 2003 г. на ухудшение жизни за последние полгода указали 50% интеллигентов.

Таким образом, приведенные выше данные свидетельствуют о стабильной тенденции ухудшения жизненного уровня интеллигенции. Эта социальная группа фиксирует ухудшение своего положения во всех сферах жизнедеятельности, причем «пик» ухудшения приходится на удовлетворение первичных потребностей. Немного лучше обстоят дела с возможностями для дополнительных заработков, но в целом оценка интеллигенцией своих собственных жизненных перспектив довольно плачевна. Все шесть этапов мониторинга подтвердили стабильность тенденции на ухудшение жизненных перспектив для людей с высшим образованием.

Таким образом, социологические исследования фиксируют резкое ухудшение социального самочувствия интеллигенции, а также ее довольно низкие оценки как экономической, так и политической ситуации в стране.

Заключение

Интеллигенция — социальная группа лиц, профессионально занимающихся умственным — преимущественно сложным и творческим — трудом, развитием и распространением образования и культуры и отличающихся высотой духовно-нравственных устремлений, обостренным чувством долга и чести.

Основной функцией интеллигенции является социокультурная миссия — образование и просвещение, художественное творчество и идейная борьба. Интеллигенция выполняет специальную функцию прямого субъекта духовного производства. Существование культуры поддерживается деятельностью интеллигенции. Выражает общечеловеческие ценности, несет нравственную миссию.

Именно интеллигенция осуществляет основные функции по обеспечению духовного производства, включая творческое создание новых идей, образов, норм, знаний, которые становятся затем достоянием общества. Такое «разделение труда» одновременно означает и «распределение собственности». В силу своей профессионализации интеллигенция, поддерживая духовную жизнь, осуществляет своего рода духовную монополию на культурное достояние, хотя материальное воплощение этого достояния большей частью оказывается в руках властных или богатых.

Своеобразие русской интеллигенции как феномена национальной русской культуры, не имеющего буквальных аналогов среди «интеллектуалов» Западной Европы, людей, занимающихся по преимуществу умственным трудом, представителей «среднего класса», «белых воротничков» и т. д., являющееся сегодня общепризнанным (как известно, во всех словарях мира слово «интеллигенция» в близком нам смысле употребляется с пометкой: рус. — как специфическое образование русской истории, национальной общественной жизни). В этом отношении феномен русской интеллигенции совпадает с национальным менталитетом русской культуры и оказывается в такой же мере источником, причиной ее становления и развития, в какой и результатом, плодом истории культуры России. Универсальность того смысла, какой заключает в себе русская интеллигенция, объясняет многообразие притязаний на представительство интеллигенции в российском обществе со стороны разных классов и сословий: дворянство и духовенство, крестьянство (в том числе даже крепостное) и городское мещанство, буржуазия и рабочий класс, советская партгосноменклатура и диссиденты, техническая (ИТР) и гуманитарная интеллигенция. Принадлежность к интеллигенции в разные культурно-исторические эпохи была престижна по-своему, но исключительно в духовном и нравственном смысле: ни социально-политических, ни экономических, ни властных привилегий причастность к интеллигенции никогда не давала, хотя стимулы для пополнения рядов интеллигенции продолжали сохраняться даже тогда, когда наименование интеллигенции было равносильно политической неблагонадежности или оппозиционности властям. Лазарева А. Н. Интеллигенция и религия. К историческому осмыслению проблематики «Вех» / А. Н. Лазарева. — M.: ИФРАН, 1996. — 85 с.

Список использованных источников

1) Арнольдов А. И. Введение в культурологию: Учебное пособие / А. И. Арнольдов. — М.: Народная Академия культуры и общечеловеческих ценностей, 1993.

2) Бердяев Н. А. Образование русской интеллигенции и ее характер. Славянофильство и западничество // Н. А. Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма. — М.: Наука, 1990. — с. 17 — 30

3) Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия 2012. (Электронный ресурс): Свободная энциклопедия / текст доступен по лицензии

4) Бутенко И. А. Журнал: Социологические исследования. 1998. № 12. С. 131−133. Интеллигенты и интеллектуалы.

5) Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции. — Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1991. — 240 с.

6) Википедия (Электронный ресурс): Свободная энциклопедия / текст доступен по лицензии. wikipedija. ru

7) В. В. Григорьев. Императорский С. -Петербургский университет в течение первых пятидесяти лет существования. СПб., 1870.

8) История русской культуры IX — XX вв.: Пособие для вузов / Под. ред. Л. В. Кошман. — М.: Дрофа, 2003. — 480 с.

9) История русской культуры IX — XX вв.: Пособие для вузов / Под. ред. Л. В. Кошман. — М.: Дрофа, 2003.

10) Кормер В. Двойное сознание интеллигенции и псевдо — культура. М., 1997. — 312 с

11) Культурология XX век: Энциклопедия. Том 1: А — Л / Глав. редактор С. Я. Левит. — СПб.: Университетская книга, 1998. — 447 с.

12) Лазарева А. Н. Интеллигенция и религия. К историческому осмыслению проблематики «Вех» / А. Н. Лазарева. — M.: ИФРАН, 1996. — 85 с.

13) Минюшев Ф. И. Социология культуры: Учебное пособие для вузов / Ф. И. Минюшев. — М.: Академический Проект, 2004. — 272 с.

13) М. Ю. Лотман «Интеллигенция и свобода» // Poccия. Новая серия под ред. Н. Охотина. 1998. Вып. 2(10).

14) Наумова Т. В. Журнал: Социологические исследования. 1995. № 3. С. 50 Интеллигенция и пути развития российского общества

15)Н. К. Михайловский. О русской интеллигенции // Михайловский Н. К. Сочинения: В 6-и т. СПб., 1897. Т. 5;

16)П.Л. Лавров Исторические письма. //Философия и социология. Т. 2-С. 67

17) Терехов А. С. Российская интеллигенция и ее ответственность за судьбы отечества // Введение в культурологию: Учебное пособие в 3 частях. Часть II / Под общ. редакцией В. А. Сапрыкина. — М.: МГИЭМ, 1995. — с. 198

18)Успенский Б. А. Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры // Успенский Б. А. Этюды о русской истории. — СПб.: Азбука, 2002. — 480 с.

19) Фирсов Б. М. Интеллигенция, власть и коммуникация". -М., 1998; Сб. статей о русской интеллигенции. М., 1990. — 250.с.

П.Л. Лавров Исторические письма. //Философия и социология. Т. 2-С. 340

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой