Договор банковского вклада: заключение, изменение, прекращение

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

Договор банковского вклада: заключение, изменение, прекращение

Студент группы № 353

Волкова Т.Е.

Введение

банковский вклад договор

Среди огромного количества сделок и операций договор банковского вклада в настоящее время является одним из наиболее распространенных договоров. Причиной этому служит развитие в Российской Федерации (далее — РФ) рыночной экономики, в связи с чем становятся очень востребованными банковские операции.

Значительная роль договоров банковского вклада среди всего спектра банковских услуг объясняется тем, что с помощью указанных договоров банки получают денежные средства, которые необходимы им для осуществления различных кредитных операций.

Можно сказать, что увеличение вкладов служит отражением уровня доверия населения к банкам. Однако их динамика зависит еще и от стабильности доходов населения. В любом случае, устойчивость банковской системы, а следовательно, и стабильность экономики страны, зависит от доверия вкладчиков в этой системе.

Для того, чтобы повысить уровень доверия вкладчиков, необходимо тщательно осветить вопрос особенностей заключения, изменения и прекращения депозитного договора с правовой точки зрения. Именно этим и объясняется актуальность темы данной работы.

Целью исследования является рассмотрение указанных особенностей, проявлений их на практике и соотношение результатов рассмотрения с позициями цивилистической науки.

Задачами курсовой работы в связи с установленной целью являются:

1. выявление,

2. рассмотрение,

3. анализ особенностей заключения, изменения и прекращения договора банковского вклада,

4. сравнение результатов анализа с судебной практикой,

5. а также позициями исследователей в области гражданского права.

Таким образом, объектом исследования данной работы является договор банковского вклада, а его предметом — особенности заключения, изменения и прекращения депозитного договора.

В ходе написания курсовой работы были использованы литературные источники следующих авторов: Алексеев С. С., Васильев А. С., Голофаев В. В., Гонгало Б. М., Баранова В. А., Петюкова О. Н., Белов В. А., Брагинский М. И., Витрянский В. В., Буркова А., Калпин А. Г., Масляев А. И., Сергеев А. П., Толстой Ю. К., Степанов С. А., Ефимова Л. Г., Каштанова О. Ю., Корнилова Н. В., Ленева И. Г., Новоселова Н. А., Парций Я. Е., Суханов Е. А., Ротко С. В., Тимошенко Д. А., Соловьев А., Яковенко С., Шерстобитов А. Е., Эрделевский А.

Исходя из вышеуказанного, структура данной работы будет состоять из трех основных вопросов: заключение, изменение и прекращение договора банковского вклада.

1. Заключение договора банковского вклада

1.1. Понятие договора банковского вклада

Договору банковского вклада Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ) дано легальное определение, на которое стоит обратить пристальное внимание ввиду того, что оно позволит наиболее полно раскрыть один из разделов данной работы, именуемый заключением договора банковского вклада.

Итак, согласно п. 1 ст. 834 ГК РФ, договор банковского вклада, или депозитный договор, — это договор, по которому одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

Цель банка — привлечь деньги вкладчика для того, чтобы в некоторый период времени пользоваться ими.

У вкладчика интерес в заключении данного договора имеет два аспекта. Во-первых, вкладчик получает от банка проценты за пользование вложенными денежными средствами. В связи с этим, некоторые исследователи в области гражданского права полагают, что главной целью вкладчика является извлечение прибыли См.: Парций Я. Е. Правовое регулирование работ и услуг, оказываемых гражданам // Закон. — 1996. — № 6 // СПС «Консультант плюс».

Однако большинство цивилистов придерживаются мнения, что главной целью вкладчика является сбережение своих денежным средств См., напр.: Эрделевский А. М. Финансовые услуги, вексель, недвижимость: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М.: 2008. — С. 12−18; Соловьев А., Яковенко С. О распространении действия Закона «О защите прав потребителей» на отношения, возникающие из договора банковского вклада // Хозяйство и право. — 1997. — № 12 // СПС «Консультант плюс». Их позиция представляется более правильной ввиду изложенных ниже фактов.

Как отмечает Н. В. Корнилова, «гражданин, размещая денежные средства во вклады, стремится к обеспечению их сохранности, недопущению их уменьшения, а также к обеспечению сохранения свей покупательной способности … увы, но иные цели пока для вкладчиков недостижимы» Корнилова Н. В. О признаках договора банковского вклада // Банковское право. — 2009. — № 4 // СПС «Консультант плюс». С этим, действительно, трудно не согласиться, поскольку процент, выплачиваемый банками за вклад, является в настоящее время достаточно несущественным.

1.2 Влияние правового статуса вкладчика на заключение депозитного договора

Одним из важнейших аспектов заключения депозитного договора является субъектный состав. Иными словами, для освещения данного вопроса необходимо уяснить, кто может заключать данный договор.

В депозитном договоре, исходя из его легального определения, есть две стороны: банк и вкладчик. Рассмотрим их немного подробнее.

Вкладчиком может быть как физическое, так и юридическое лицо.

Что касается физических лиц, то согласно ст. 26 ГК РФ, заключать депозитный договор могут не только совершеннолетние лица, но и лица в возрасте от 14 до 18 лет. Таким образом, минимальный возраст, по достижении которого физическое лицо может стать вкладчиком, составляет 14 лет.

В отношении юридических лиц каких-либо подобных ограничений, например, минимально срока существования юридического лица, необходимого для заключения депозитного договора, нет.

Как отмечают М. И. Брагинский, В. В. Витрянский, договор банковского вклада, заключенный вкладчиком — физическим лицом и такой же договор, заключенный юридическим лицом, существенно отличаются друг от друга и могут рассматриваться как два отдельных вида договора банковского вклада Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 5. Т. 2: договоры о банковском вкладе, банковском счете, банковские расчеты. — М.: 2009.

С данным утверждением трудно не согласиться, так как правовой статус вкладчика, действительно, влияет на обширный перечень аспектов данного договора, и в частности, даже на заключение депозитного договора.

Во-первых, в подтверждение данной позиции необходимо привести п. 2 ст. 834 ГК РФ, согласно которой договор банковского вклада, заключаемый с гражданином, является публичным.

Как это отражается на заключении депозитного договора? Согласно ст. 426 ГК РФ, банк не вправе необоснованно отказать гражданину в приеме вклада или при заключении договора отдавать предпочтение одному физическому лицу перед другим. Как отмечают Л. Г. Ефимова Ефимова Л. Г. Банковские сделки. Комментарий законодательства и арбитражной практики. М.: 2011. — С. 12., Н. В. Корнилова Корнилова Н. В. О признаках договора банковского вклада // Банковское право. — 2009. — № 4 // СПС «Консультант плюс»., банк не вправе отказать гражданину в приеме вклада при следующих условиях: а) согласно учредительным документам и лицензии банк имеет право на осуществление сберегательных операций; б) прием вклада не приведет к нарушению законодательства и обязательных экономических нормативов, установленных ЦБ РФ; в) банк не приостановил дальнейший прием вкладов от населения по причинам экономического и иного характера; г) у банка имеются необходимые производственные и технические возможности для приема вклада; д) отсутствуют другие причины, лишающие банк возможности принять вклад.

В подтверждение указанного выше можно привести недавнее судебное дело, когда суд постановил взыскать убытки в виде упущенной выгоды с банка ОАО АКБ «Инвестиционный торговый банк» за то, что данная организация необоснованно отказала вкладчику в принятии денежных средств в качестве дополнительного взноса по договору срочного банковского вклада. Стоит отметить, что это было установлено Определением Санкт-Петербургского городского суда от 02. 05. 2012 № 33−6188/2012, что говорит о том, что суд первой инстанции гражданину в удовлетворении иска отказал. Тем не менее, нормы, устанавливающие публичность данного договора, применяются судами.

Что касается случаев, когда банку запрещается открывать вклады, то в ним относят: «непредставление лицом, открывающим вклад, документов, необходимых для его идентификации, открытие счета без личного присутствия лица, открывающего вклад, либо его представителя» Корнилова Н. В. О признаках договора банковского вклада // Банковское право. — 2009. — № 4 // СПС «Консультант плюс». и др.

Необходимо также указать позицию О. М. Олейник и А. Г. Калпина в отношении данного вопроса. Авторы считают, что необходимо установить закрытый перечень обстоятельств, которые бы освобождали банк от обязанности заключить депозитный договор с гражданином, причем установить такой перечень предлагается в специальном банковском законодательстве См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А. Г. Калпина, А. И. Масляева. Ч. 2. — М.: 2009 // СПС «Консультант плюс». Представленная позиция представляется весомой, поскольку бы такое решение проблемы поспособствовало бы уменьшению споров, возникающих по этому поводу в суде.

Во-вторых, на отношения, возникающие в связи с заключением депозитного договора, вкладчиком которого является гражданин, распространяются положения Закона Р Ф от 07. 02. 1992 № 2300−1 «О защите прав потребителей». Как указывает И. Г. Ленева, «это позволяет гражданину-вкладчику использовать предоставленные этим законом преимущества: предъявлять иск в суд по месту своего жительства … без уплаты государственной пошлины … требовать компенсации морального вреда» Ленева И. Г. Защита прав вкладчиков: отечественные проблемы // Право и политика. — 2005. — № 5 // СПС «Консультант плюс». и др.

Более того, если вкладчиком является гражданин, круг субъектов, принимающих вклад от таких лиц, существенно снижается, поскольку от физических лиц могут принимать вклады только те банки, которые, согласно ст. 36 ФЗ от 02. 12. 1990 № 395−1 «О банках и банковской деятельности», участвуют в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках, состоят на учете в организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, и с даты их государственной регистрации прошло не менее двух лет.

Что касается второго субъекта, то, по общему правилу, принимающей стороной является банк. Как отмечает Е.А. СухановСм.: Российское гражданское право: Обязательственное право: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т.2. — М.: 2011., депозитный договор относится к числу банковских операций, и именно поэтому он предполагает участие в данном договоре этого специального субъекта. В связи с этим большое значение для данного договора имеет Федеральный закон от 02. 12. 1990 № 395−1 «О банках и банковской деятельности» Применяется к депозитным договорам постольку, поскольку не противоречит положениям главы 44 ГК РФ, согласно ст. 4 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского Кодекса Российской Федерации»..

Банкам предоставлено право принимать вклады лицензией, выдаваемой Центральным Банком Р Ф. Также закон разрешает принимать вклады не только банкам, но и другим кредитным организациям.

Помимо всего прочего, стоит отметить, что ГК допускает и вклады в пользу третьих лиц. Как отмечает А. П. Сергеев Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий / Под. ред. А. П. Сергеева. — М.: 2010 // СПС «Консультант плюс»., условием, имеющим существенное значение для такого вклада, является указание наименования лица, в пользу которого внесен вклад, так как в противном случае договор будет считаться ничтожным (п. 1 ст. 842 ГК РФ).

Таким образом, было доказано, что правовой статус вкладчика влияет на заключение депозитного договора.

1.3 Существенные условия договора

Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ, существенные условия договора — это такие условия, без достижения соглашения сторонами по которым договор считается незаключенным.

Существуют различные позиции цивилистов по поводу существенных условий договора банковского вклада. Рассмотрим их.

Одной из распространенных мнений по данному вопросу является утверждение, что исключительно предмет депозитного договора является его существенным условием. Такой позиции придерживаются, например, С. А. Степанов Гражданское право: Учебник / Под ред. С. А. Степанова. Т. 2. М.: 2011 // СПС «Консультант плюс»., А. С. Васильев Алексеев С. С., Васильев А. С., Голофаев В. В., Гонгало Б. М. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (уч. -практ.). — Екатеринбург: 2012 // СПС «Консультант плюс»., А. Е. Шерстобитов Шерстобитов А. Е. Гражданско-правоовые вопросы охраны прав потребителей. М.: 1993 // СПС «Консультант плюс».

Стоит отметить, что в цивилистике под предметом договора банковского вклада обычно понимают «действия обязанной стороны, т. е. действия банка по выдаче вкладчику суммы вклада и выплате процентов на нее» Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 5. Т.2.: договоры о банковском вкладе, банковском счете, банковские расчеты. — М.: 2009., как свидетельствуют М. И. Брагинский и В. В. Витрянский.

Н.В. Рассказова разделяет подобную позицию и добавляет, что «к существенным [условиям] в договоре банковского вклада относится … условие о сумме вклада, а для вкладов в банки, имеющие право осуществлять операции с иностранной валютой, — также условие о валюте вклада (ст. 140 ГК). Все остальные условия договора являются обычными"Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий / Под. ред. А. П. Сергеева. — М.: 2010 // СПС «Консультант плюс»..

Ее позиция является противоположной по отношению к мнению Л. Г. Ефимовой Ефимова Л. Г. Банковские сделки: право и практика. М.: 2001. — С. 250., которая относит к существенным условиям условия о сроке и процентах по вкладу. Несмотря на то, что указанные условия Л. Г. Ефимова считает существенными, отсутствие их в договоре, по ее мнению, «не приводит к его недействительности» Там же.

Тем не менее, М. И. Брагинский и В. В. Витрянский оспаривают ее позицию в том, что, скорее всего, речь должна вестись не о недействительности, а о незаключенности договора банковского вкладаСм.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 5. Т.2.: договоры о банковском вкладе, банковском счете, банковские расчеты. — М.: 2009. Действительно, если речь идет об отсутствии существенных условий в договоре, то, согласно ст. 432 ГК РФ, договор считается незаключенным. Недействительность же сделок не имеет отношения к отсутствию существенных условий в договоре и регулируется гл. 9 ГК РФ.

Также стоит отметить, что если вклад вносится на имя третьего лица, то существенным условием такого договора будет указание имени гражданина или наименование юридического лица, в пользу которого вносится вклад. Это положение установлено в ст. 842 НК РФ.

Таким образом, представляется, что единственным существенным условием договора банковского вклада является его предмет, выражающийся в принятии банком от вкладчика вклада и возврате его с процентами в сроки и порядке, предусмотренные договором.

Единственное, что хотелось бы отметить, это то, что, как замечает В. В. Витрянский, споры, «связанные с определением круга существенных условий договора банковского вклада, на сегодняшний день не являются актуальными. Банки, действуя профессионально, используют в своей деятельности разрабатываемые ими стандартные формы договоров, которые, как правило, включают все существенные условия соответствующих договоров Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 5. Т.2.: договоры о банковском вкладе, банковском счете, банковские расчеты. — М.: 2009.».

Данная позиция не вызывает сомнений, ввиду того, что депозитный договор рассматривается в качестве договора присоединения, то есть его условия, согласно ст. 428 ГК РФ, в стандартных формах устанавливаются банком и принимаются другой стороной путем присоединения в договору в целом.

Данное положение закрепляется в Постановлении Конституционного Суда Р Ф от 23. 02. 1999 № 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 03. 02. 1996 „О банках и банковской деятельности“ в связи с жалобами граждан О. Ю. Веселяшкиной, А. Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко». В Постановлении указывается, что в качестве одного из способов ограничения конституционной свободы договора на основании федерального закона называется институт договора присоединения, требующего от всех заключающих его клиентов-граждан признания присоединения предложенного договора в целом.

1.4 Форма договора

Форме договора банковского вклада посвящена целая статья ГК, а именно ст. 836 ГК РФ, согласно которой «Договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота. Несоблюдение письменной формы договора банковского вклада влечет недействительность этого договора. Такой договор является ничтожным».

Иными словами, при заключении договора необходимо составить в письменно форме договор и подписать его; один экземпляр будет храниться у вкладчика, другой — у банка.

Подобная норма как раз установлена в ст. 36 Федерального закона от 02. 12. 1990 № 395−1 «О банках и банковской деятельности», в соответствии с которой привлечение средств во вклады оформляется договором в письменной форме в двух экземплярах, один из которых выдается вкладчику.

Стоит отметить, что некоторые исследователи в области гражданского права полагают, что норма Федерального закона ухудшает положение вкладчиков по сравнению с нормой, установленной в ГК. Например, Д. А. Медведев указывает, что «вкладчик будет иметь книжку или сертификат, которые доказывают наличие у него депозита, но при отсутствии единого документа, подписанного сторонами, могут наступить последствия, установленные ст. 162 ГК» Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Т. 2. М.: 2010. — С. 515.

Однако с этим сложно согласиться, поскольку депозитный договор является реальным, то есть считается заключенным только при внесении вклада, что и удостоверяется сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом. Таким образом, выданные документы будут свидетельствовать о заключенном договоре.

С такой позицией соглашается и Л. Г. Ефимова, считая, что для заключения депозитного договора необходима хотя бы одна из указанных в ГК РФ или Законе «О банках и банковской деятельности» форм Ефимова Л. Г. Банковские сделки. Комментарий законодательства и арбитражной практики. М.: 2011.

Если рассматривать акты, регламентирующие документы, которыми удостоверяется внесение вклада, то, прежде всего, стоит упомянуть Письмо Банка России от 10. 02. 1992 № 14−3-20 «Положение „О сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций“».

Как отмечают С. В. Ротко, Д. А. Тимошенко Ротко С. В., Тимошенко Д. А. Сберегательная книжка на предъявителя: понятие, правовая природа и трансформация признака транзитивности в практической деятельности // Нотариус. — 2008. — № 6 // СПС «Консультант плюс»., в большинстве случаев, если соглашением сторон не предусмотрено иное, заключение договора банковского вклада с гражданином и внесение денежных средств на его счет по вкладу удостоверяются сберегательной книжкой.

Сберегательные книжки бывают двух видов: именная и на предъявителя.

Сберегательная книжка на предъявителя является ценной бумагой и должна содержать сведения о банке и состоянии денежного вклада. Как отмечает В. А. Белов, она представляет собой «ценную бумагу, выдаваемую банком-эмитентом против внесения денежных средств и удостоверяющую право физического лица — ее предъявителя распоряжаться средствами, внесенными на открытый под данную книжку счет, вносить денежные средства на этот счет, а также право получать процентное вознаграждение, начисляемое банком за пользование денежными средствами с обусловленной периодичностью и по обусловленной процентной ставке» Белов В. А. Ценные бумаги в российском гражданском праве: Учеб. пособие. Т.2. — М.: 2007. — С. 171..

Именная сберегательная книжка не является ценной бумагой (ст. 843 ГК РФ). Если она утрачена или приведена в негодное состояние, банк выдает для вкладчика новую.

Как отмечает Е. А. Суханов, «ценной бумагой является также сберегательный и депозитный сертификат (ст. 844 ГК РФ). Сберегательный (депозитный) сертификат удостоверяет сумму вклада, внесенного в банк, и права вкладчика (держателя сертификата) на получение по истечении установленного срока суммы вклада и обусловленных в сертификате процентов в банке, выдавшем сертификат, или в любом филиале этого банка» Российское гражданское право: Обязательственное право: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т.2. — М.: 2011. Как сберегательные, так и депозитные сертификаты могут быть предъявительскими или именными.

Также стоит отметить, что сертификаты должны быть срочными. Некоторые рассматривают в качестве документа, удостоверяющего внесение вклада, пластиковые карты Там же., но такая позиция не нашла общественной поддержки. Это можно подтвердить судебной практикой. Например, если рассматривать в Определении Пермского краевого суда от 23. 07. 2012 по делу № 33−6359, сказано, что, поскольку выпуск дебетовой банковской карты обусловлен открытием счета и является видом платежной карты как инструмента, предназначенного для совершения физическими лицами безналичных расчетов, услуга, предоставляемая банком посредством выдачи дебетовой банковской карты, не является вкладом по смыслу положений главы 45 ГК РФ.

Необходимо обратить внимание, что правовой подход к депозитному договору существенно отличается от подхода к нему экономического. В частности, О. Ю. Каштанова Каштанова О. Ю. Депозитные и сберегательные сертификаты как альтернатива вкладам // Расчеты и операционная работа в коммерческом банке. — 2011. — № 3 // СПС «Консультант плюс»., например, рассматривает в своей статье депозитные и сберегательные сертификаты в качестве альтернативы вкладам, тогда как, согласно правовому подходу, сертификаты являются неотъемлемой частью депозитного договора.

Что касается изменений в ГК РФ, то предлагается установить новые виды сберегательных (депозитных) сертификатов.

Они будут различаться по процентной ставке (с фиксированной процентной ставкой, с плавающей процентной ставкой и с купонным и по стоимости (сертификаты с номинальной стоимостью в рублях или с номинальной стоимостью в иностранной валюте. Законом или банковскими правилами могут быть установлены и другие виды. Держателями депозитных сертификатов смогут быть только юридические лица или индивидуальные предприниматели. Держателями сберегательных сертификатов смогут быть только физические лица Консультант плюс: Правовые новости. Специальный выпуск «Комментарий к проекту изменений Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант плюс»..

2. Изменение договора банковского вклада

Согласно ст. 450 ГК РФ, изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором.

ГК предоставляет вкладчикам-гражданам более широкие права, чем вкладчикам — юридическим лицам.

Как отмечают Брагинский М. И., Витрянский В. В. Брагинский М.И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 5. Т.2.: договоры о банковском вкладе, банковском счете, банковские расчеты. — М.: 2009., по договору банковского вклада с участием в качестве вкладчика физического лица независимо от вида вклада (включая вклады на условиях их возврата по истечении определенного договором срока или наступления иных условий) вкладчик наделен правом на получение вклада по его первому требованию. Иными словами, в случае заключения договора на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока или на иных условиях возврата вкладчик имеет право на одностороннее изменение соответствующих условий договора банковского вклада.

Что касается ограничений для юридических лиц, то данные субъекты ограничены в праве распоряжаться вкладом, а также это затрагивает особенностей изменения процентов по вкладам.

Если рассматривать распоряжение юридическим лицом вкладами, то можно выявить одну позицию, которая нашла свое подтверждение как в судебной практике, так и последователей в доктрине.

Несмотря на то, что согласно п. 3 ст. 834 ГК РФ юридическое лицо не вправе перечислять находящиеся во вкладах денежные средства другим лицам, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) считает, что данная норма «не лишает вкладчика возможности уступить третьему лицу свое право требования к банку о выплате вклада по договору уступки требования» Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 29. 02. 2000 № 6041/97 // СПС «Консультант плюс».

Стоит отметить, что данная позиция господствует и в доктрине См., напр.: Новоселова Н. А. Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений. — М. :2008. — С. 21; Баранова В. А., Петюкова О. Н. Защита прав инвесторов в капитальном строительстве // Деловой двор. — 2012. — № 3 // СПС «Консультант плюс»., что вполне понятно, поскольку гражданское право характеризуется более всего диспозитивным методом, согласно которому если нет прямо запрещающей нормы для определенного юридического действия, то его совершение не запрещается.

Что касается изменений процентов, то, как отмечает С. А. Степанов Гражданское право: Учебник / Под ред. С. А. Степанова. Т. 2. М.: 2011 // СПС «Консультант плюс»., снижение банками в одностороннем порядке процентных ставок, с тем, чтобы исключалось произвольное ухудшение условий договора для гражданина-вкладчика в отсутствие каких либо объективных предпосылок должно определиться только федеральным законом, а не договором.

Данная позиция подтверждается также и актами суда, например, Постановление Конституционного Суда Р Ф от 23. 02. 1999 № 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 03. 02. 1996 „О банках и банковской деятельности“ в связи с жалобами граждан О. Ю. Веселяшкиной, А. Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко» или Постановлением Пленума Верховного Суда Р Ф N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08. 10. 1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

Рассмотрим решение суда подробно для того, чтобы убедиться в правильности такого вывода.

Гражданин Ж. обратился в суд с иском к Сбербанку России в лице Железнодорожного отделения N 6143 г. Екатеринбурга о взыскании процентов по вкладу и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование заявленного иска Ж. указал, что 5 июля 1996 г. он заключил с ответчиком договор срочного вклада на сумму 10 000 000 руб. с начислением с данной суммы 9% ежемесячно. 22 октября 1999 г. Ж. получил сумму вклада и проценты в размере 34 175 011 руб. Однако Ж. считает, что проценты начислялись в меньшем размере, чем было предусмотрено договором, так как банк периодически снижал процентную ставку, не уведомляя его об этом. В связи с чем он просил взыскать невыплаченную разницу в процентах по вкладу за время действия договора с 5 июля 1996 г. по 22 октября 1999 г., а также проценты по ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами, поскольку банк пользовался незаконно удержанными процентами и после окончания договора до дня обращения в суд.

Решением Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 27 ноября 2004 г. иск удовлетворен частично, со Сбербанка России в лице Железнодорожного отделения N 6143 г. Екатеринбурга в пользу Ж. взысканы проценты по вкладу в размере 6773 руб. 09 коп., в иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано.

Суд, отказывая Ж. в иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, сослался на то, что вклад был закрыт истцом 22 октября 1999 г., а в суд с иском он обратился только 31 октября 2004 г., пропустив установленный законом срок исковой давности для обращения в суд, что в соответствии со ст. 199 ГК РФ является основанием для отказа виске, а положение ст. 208 ГК РФ о неприменении срока исковой давности к требованиям вкладчиков к банку о выдаче вкладов и процентов по этим вкладам не распространяется на требования о выплате процентов по основаниям п. 1 ст. 395 ГК РФ, поскольку речь идет о самостоятельном требовании. С данным подходом согласилась Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда от 4 марта 2005 г., решение суда первой инстанции осталось без изменений.

Истец подал надзорную жалобу, в которой он указывал, что ст. 208 ГК РФ устанавливает исключения из общего правила о сроке исковой давности. На требования вкладчиков о выдаче суммы вкладов и начисленных процентов исковая давность не распространяется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум Свердловского областного суда нашел их подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2005 г. N 45-В05−42 справедливо отмечается, что требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами является не самостоятельным, а дополнительным требованием, связанным с главным требованием — о выдаче вклада и процентов по вкладу.

На этом основании надзорная инстанция отменила решение Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 27 ноября 2004 г. в части отказа в иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 4 марта 2005 г., дело в этой части направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении данного дела необходимо руководствоваться нормами ст. ст. 207 и 208 ГК РФ.

В статье 207 ГК, предусматривающей, что истечение срока исковой давности по главному требованию влечет истечение срока давности и по дополнительному требованию, приводится примерный перечень дополнительных требований: неустойка, залог, поручительство и т. п. Что касается процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на основании ст. 395 ГК, то применение к их взысканию правил ст. 207 ГК признается в литературе спорным См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 2005. С. 541. Сложность заключается в сочетании правил ст. 207 ГК с нормой о нераспространении исковой давности на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов.

Согласно ст. 834 ГК РФ банк обязан возвратить сумму вклада и начисленных процентов в порядке, предусмотренном договором или законом. Поскольку выплата процентов является во всех случаях обязательной, а банк пользуется денежными средствами вкладчика, то невыплата банком процентов за пользование ими приведет к незаконному обогащению за счет клиента. С учетом того, что договор банковского вклада для вкладчика-гражданина является публичным договором, его толкование в соответствии со ст. 431 ГК РФ позволяет считать, что уплата процентов на вклад гражданина является дополнительным, а не самостоятельным требованием. Следовательно, на требования основной суммы вклада и начисленных процентов исковая давность не распространяется.

3. Прекращение договора банковского вклада

В силу императивности норм ст. 837 Гражданского кодекса вкладчик — физическое лицо может в любой момент досрочно прекратить действие банковского вклада и потребовать возврата ему суммы вклада. Условие договора об отказе гражданина от права на получение вклада по первому требованию ничтожно.

Таким образом, на настоящий момент любой вклад физического лица может быть отозван из банка досрочно.

Иногда встает вопрос, можно ли требовать досрочной выдачи части денег со срочного вклада. Ответ на этот вопрос зависит от условий самого вклада. Так, если срочный вклад заключен без возможности досрочного изъятия части суммы, то при требовании вкладчика о досрочном изъятии части денег вклад закрывается полностью и вкладчику выплачиваются только проценты «до востребования». Если вклад допускает досрочное изъятие части вклада, такое изъятие возможно, но не ниже минимальной суммы, которая должна в любом случае оставаться на вкладе. В этом случае вклад в отношении оставшейся суммы продолжает действовать.

Как отмечает А. Буркова, «никаких … особых санкций при досрочном отзыве вклада законодательство не предусматривает. Поэтому установление в отношении вкладчика — физического лица каких-либо прямых или косвенных санкций за досрочный отзыв вклада будет недействительным» Буркова А. Досрочное прекращение банковского вклада // Банковское право. — 2010. — № 1 // СПС «Консультант плюс».

Все, что касается иных вопросов досрочного прекращения вклада для юридических лиц, похоже на регулирование, существующее для физических лиц. В частности, с точки зрения А. Бурковой Буркова А. Досрочное прекращение банковского вклада // Банковское право. — 2010. — № 1 // СПС «Консультант плюс»., нельзя налагать санкции на юридических лиц — вкладчиков при досрочном истребовании депозита в отношении основной суммы (тела) депозита, так как такое условие противоречит существу договора вклада, как установлено в ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации разрешает банкам устанавливать безотзывность вкладов, внесенных юридическими лицами. В случае содержания положений о безотзывности вкладов в соответствующих договорах юридические лица — вкладчики могут получить свои денежные средства только после окончания срока их депозитов.

В случае невозврата вклада в срок банк несет ответственность по ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации или иную ответственность, например неустойку, как указано в договоре банковского вклада. Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 августа 2011 г. N КГ-А40/6848−11 было отмечено следующее:

«Вывод суда о неправомерности требований кредитора по уплате ему процентов по вкладу по ставке, определенной договорами, за период после расторжения договора, соответствует указанным нормам и условиям договоров банковского вклада. За просрочку возврата суммы вклада после его истребования вкладчиком пунктом 19(21) договоров установлена ответственность в виде неустойки в размере удвоенной процентной ставки по вкладу» Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 августа 2011 г. N КГ-А40/6848−11 // СПС «Консультант плюс».

Однако российское законодательство не отвечает на вопрос, как должно толковаться словосочетание «по первому требованию» ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации.

А. Эрделевский См.: Эрделевский А. Договор банковского вклада // Российская юстиция. — 1998. — N 9 // СПС «Консультант плюс». считает, что в этом случае к договору банковского вклада должны применяться правила о договоре банковского счета и выдача по первому требованию означает не позднее, чем на следующий день после предъявления соответствующего требования.

Согласно В. А. Белову Белов В. А. Гражданско-правовое регулирование договоров банковского счета и банковского вклада // Бизнес и банки. — 2010. — N 14 // СПС «Консультант плюс». по первому требованию означает незамедлительно: «Возврат вклада „по первому требованию“ означает выдачу или перечисление банком денежных средств в сумме банковского вклада немедленно после получения об этом надлежаще оформленного письменного распоряжения вкладчика или бенефициара в виде расходного кассового ордера (заявления) и (или) расчетного документа».

Таким образом, по первому требованию, скорее всего, означает незамедлительный возврат депозита.

Заключение

Таким образом, в данной работе была освещена тема договора банковского вклада. Подводя итоги, можно сказать, что в зависимости от того, физическим или юридическим лицом будет вкладчик, будут определяться особенность заключения, изменения или прекращения депозитного договора, из чего можно сделать вывод, что существуют два вида банковских вкладов в зависимости от субъекта.

Заключение депозитного договора связано с его существенными условиями. Исходя из проанализированных позиций можно сделать вывод, что депозитный договор считается заключенным, если стороны договорились о его предмете.

Что касается формы договора, то она должна обязательно быть письменной, причем внесение вклада удостоверяется сберегательной книжной, или сберегательным или депозитным сертификатом.

Изменение и прекращение депозитного договора также зависит от вкладчика. Если им является физическое лицо, то вкладчик имеет право на одностороннее изменение соответствующих условий договора банковского вклада. Банк же в одностороннем порядке может изменять условия договора только в случаях, установленных законом. То же касается и прекращения договора банковского вклада. Причем необходимо отметить, что каждый из аспектов данной работы был подтвержден судебной практикой, в основном, последних лет, которая только укрепила уверенность в полученных выводах.

Список используемой литературы

1. Алексеев С. С., Васильев А. С., Голофаев В. В., Гонгало Б. М. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (уч. -практ.). — Екатеринбург: 2012 // СПС «Консультант плюс».

2. Баранова В. А., Петюкова О. Н. Защита прав инвесторов в капитальном строительстве // Деловой двор. — 2012. — № 3 // СПС «Консультант плюс».

3. Белов В. А. Гражданско-правовое регулирование договоров банковского счета и банковского вклада // Бизнес и банки. — 2000. — N 14 // СПС «Консультант плюс».

4. Белов В. А. Ценные бумаги в российском гражданском праве: Учеб. пособие. Т.2. — М.: 2007.

5. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 5. Т.2.: договоры о банковском вкладе, банковском счете, банковские расчеты. — М.: 2009.

6. Буркова А. Досрочное прекращение банковского вклада // Банковское право. — 2010. — № 1 // СПС «Консультант плюс».

7. Гражданское право: Учебник / Под ред. А. Г. Калпина, А. И. Масляева. Ч. 2. — М.: 2009 // СПС «Консультант плюс».

8. Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Т. 2. — М.: 2010.

9. Гражданское право: Учебник / Под ред. С. А. Степанова. Т. 2. М.: 2011 // СПС «Консультант плюс».

10. Ефимова Л. Г. Банковские сделки. Комментарий законодательства и арбитражной практики. М.: 2011.

11. Ефимова Л. Г. Банковские сделки: право и практика. М.: 2001.

12. Каштанова О. Ю. Депозитные и сберегательные сертификаты как альтернатива вкладам // Расчеты и операционная работа в коммерческом банке. — 2011. — № 3 // СПС «Консультант плюс».

13. Комментарий к Гражданскому кодексу российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий / Под. ред. А. П. Сергеева. — М.: 2010 // СПС «Консультант плюс».

14. Консультант плюс: Правовые новости. Специальный выпуск «Комментарий к проекту изменений Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант плюс».

15. Корнилова Н.В. О признаках договора банковского вклада // Банковское право. — 2009. — № 4 // СПС «Консультант плюс».

16. Ленева И. Г. Защита прав вкладчиков: отечественные проблемы // Право и политика. — 2005. — № 5 // СПС «Консультант плюс».

17. Новоселова Н. А. Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений. — М. :2008.

18. Парций Я. Е. Правовое регулирование работ и услуг, оказываемых гражданам // Закон. — 1996. — № 6 // СПС «Консультант плюс».

19. Российское гражданское право: Обязательственное право: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т.2. — М.: 2011.

20. Ротко С. В., Тимошенко Д. А. Сберегательная книжка на предъявителя: понятие, правовая природа и трансформация признака транзитивности в практической деятельности // Нотариус. — 2008. — № 6 // СПС «Консультант плюс».

21. Соловьев А., Яковенко С. О распространении действия Закона «О защите прав потребителей» на отношения, возникающие из договора банковского вклада // Хозяйство и право. — 1997. — № 12 // СПС «Консультант плюс».

22. Шерстобитов А. Е. Гражданско-правоовые вопросы охраны прав потребителей. М.: 1993 // СПС «Консультант плюс».

23. Эрделевский А. М. Финансовые услуги, вексель, недвижимость: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М.: 2008. — С. 12−18.

24. Эрделевский А. Договор банковского вклада // Российская юстиция. — 1998. — N 9 // СПС «Консультант плюс».

Нормативно-правовые акты

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30. 11. 1994 № 51-ФЗ (ред. от 11. 02. 2013) // СПС «Консультант плюс».

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26. 01. 1996 № 14-ФЗ (ред. от 14. 06. 2012) // СПС «Консультант плюс».

3. Федеральный закон от 02. 12. 1990 № 395−1 «О банках и банковской деятельности» // СПС «Консультант плюс».

4. Федеральный закон от 26. 01. 1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского Кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант плюс».

5. Закона Российской Федерации от 07. 02. 1992 № 2300−1 «О защите прав потребителей» // СПС «Консультант плюс».

6. Письмо Банка России от 10. 02. 1992 № 14−3-20 «Положение „О сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций“» // СПС «Консультант плюс».

Судебные акты

1. Постановление Конституционного Суда Р Ф от 23. 02. 1999 № 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 03. 02. 1996 „О банках и банковской деятельности“ в связи с жалобами граждан О. Ю. Веселяшкиной, А. Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко» // СПС «Консультант плюс».

2. Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08. 10. 1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» // СПС «Консультант плюс».

3. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 02. 05. 2012 № 33−6188/2012 // СПС «Консультант плюс».

4. Определение Пермского краевого суда от 23. 07. 2012 по делу № 33−6359 // СПС «Консультант плюс».

5. Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от 19. 12. 2012 по делу N 33−3409 // СПС «Консультант плюс».

6. Апелляционное определение Воронежского областного суда от 02. 08. 2012 N 33−4079

7. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 29. 02. 2000 № 6041/97 // СПС «Консультант плюс».

8. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 августа 2011 г. N КГ-А40/6848−11 // СПС «Консультант плюс».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой