Идиоматические выражения как средство отражения традиций и обычаев итальянцев

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. Идиоматика итальянского языка
  • 1.1 Понятие идиомы
  • 1.2 Идиоматические выражения в разных языках мира
  • 1.3 Лексический состав итальянского языка
  • 1.4 Идиомы в итальянском языке
  • 1.5 Классификации идиоматических выражений
    • 1.5.1 Классификация Т. Е. Черданцевой
    • 1.5.2 Классификация А. А. Потебня
    • 1.5.3 Классификация с использованием кулинарных образов Е.А. Юриной
  • Выводы по первой главе
  • Глава 2. Анализ идиоматических выражений
  • 2.1 Идиоматические выражения, описывающие повседневную жизнь человека
  • 2.2 Идиоматические выражения исторического происхождения
  • 2.3 Идиоматические выражения, включающие в себя названия животных
  • 2.4 Идиоматические выражения политического и военного характера
  • 2.5 Идиоматические выражения с упоминанием досуга и валюты
  • 2.6 Идиоматические выражения литературного происхождения
  • 2.7 Идиоматические выражения библейского происхождения
  • Выводы по второй главе
  • Заключение
  • Список использованной литературы
  • идиоматический выражение итальянский язык

Введение

Язык не просто отражает мир человека и его культуру. Важнейшая функция языка заключается в том, что он хранит культуру и передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации.

Чтобы лучше понять образ мыслей и характер народа, историю, традиции и обычаи страны изучаемого языка, необходимо окунуться в народное творчество этой страны. Итальянский язык богат на устоявшиеся выражения, многочисленные пословицы, поговорки и афоризмы.

Идиоматические выражения постоянно встречаются в итальянской литературе, в газетах, в фильмах, в передачах радио и телевидения, а так же активно употребляются носителями языка как в подготовленной, так и в спонтанной речи и способствуют реализации коммуникативных интенций говорящего. Идиоматические выражения многообразны, они находятся как бы вне временного пространства. В какое бы время мы не жили, они всегда останутся актуальными, приходящимися всегда к месту. В идиоматике отражен богатый исторический опыт народа, представления, связанные с трудовой деятельностью, бытом и культурой людей. Правильное и уместное использование подобных выражений придает речи неповторимое своеобразие и особую выразительность. Являясь неотъемлемым атрибутом народного фольклора, и в свою очередь, атрибутом культуры данного народа, идиоматические выражения несут в себе отражение жизни той нации, к которой они принадлежат, это образ мыслей и характер народа.

Таким образом, в них отражены своеобразный национальный колорит чувств и эмоций, образ мыслей и действий, устойчивые и национальные черты привычек и традиций, формирующихся под влиянием условий материальной жизни, особенности исторического развития данной нации и проявляющихся в специфике ее национальной культуры.

Актуальность данной работы обусловлена тем, что любой язык беден без использования пословиц, поговорок или идиом, но также важно, чтобы употребление подобных выражений было уместным. Для этого необходимо знать происхождение выражений.

Объектом данной работы являются итальянский язык и итальянская культура

Предметом данной работы являются идиоматические выражения, традиции и обычаи итальянцев

Целью данной работы является исследование влияния традиций и обычаев итальянцев на идиоматику

Для достижения поставленной цели в данной работе необходимо рассмотреть ряд задач исследования:

— определить понятие идиомы

— провести анализ происхождения идиом

— выявить влияние обычаев итальянцев на идиоматические выражения

Для выполнения данного ряда задач в работе будут использованы различные справочники, словари и письменные источники.

Глава 1. Идиоматика итальянского языка

1.1 Понятие идиомы

Фразеологизм, или фразеологическая единица, также идиома -- устойчивое словосочетание, выполняющее функцию отдельного слова, употребляющееся как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. Значение фразеологизма не выводимо из значений составляющих его компонентов (напр., «дать сдачи» -- ответить ударом на удар, «железная дорога» -- особый тип коммуникации с рельсами для поезда, шпалами и т. п., а не просто дорога, вымощенная железом).

Фразеология любого языка — это ценнейшее лингвистическое наследие, в котором отражаются видение мира, национальная культура, обычаи и верования, история говорящего на нем народа. Благодаря фразеологии, а особенно идиоматике, можно проникнуть в далекое прошлое не только языка, но и истории и культуры его носителей.

Связь между языком и культурой говорящего на нем народа широко известна. Когда же мы обращается к идиоматике, то, прежде всего, бросается в глаза особенность этих знаков. Они рождаются в результате осмысления необходимости найти знаковое выражение для определенных событий, ощущений и ситуаций, которое тесно связаны с самим человеком, с поведением людей в обществе, с отношениями между людьми. Культурная информация, содержащаяся в идиоме, заключена в её образно-мотивированной внутренней форме и в выборе эталонов и стереотипов, которые часто отражают условия жизни языкового коллектива в самом широком смысле этого слова, окружающую среду, а также критерии и оценки, которыми руководствуются в конкретном языковом социуме. Таким образом, идиоматика отражает когнитивную деятельность членов языкового коллектива, основанную на представлении о мире носителей языка, их отношении друг к другу, к тому, что происходит с ними в этом мире.

Часто фразеологизм является достоянием только одного языка. Фразеологизмы похожи на пословицы, но, в отличие от них, не являются законченными предложениями. С помощью фразеологических выражений, которые не переводятся дословно, а воспринимаются переосмыслено, усиливается эстетический аспект языка. Однако с тем же успехом применение идиом и фразеологизмов затрудняет понимание и перевод с иностранного языка. Семантическая слитность фразеологизмов может варьировать в достаточно широких пределах: от невыводимости значения фразеологизма из составляющих его слов во фразеологических сращениях (идиомах) до фразеологических сочетаний со смыслом, вытекающим из значений составляющих сочетания.

Идиомы являются одним из самых сильных языковых средств воздействия на собеседника. Они выражают самую высокую степень качества, действия, состояния, они способны передавать сильные чувства и реакции. [Черданцева, 2007, с. 6−9]

Термин «идиомы» впервые был введен английским лингвистом Л. П. Смитом. А термин «фразеологическая единица», обозначающий особую группу словосочетаний, был введен советскими лингвистами.

Профессор А. В. Кунин пришел к выводу, что, в основном, фразеологическая единица — это сочетание потенциальных слов с полностью переосмысленным значением и сочетание потенциальных слов с действительными словами с частично переосмысленным значением.

Согласно словам академика В. В. Виноградова, все фразеологические единицы — это выражения, в которых значение одного элемента зависит от значения другого.

Профессор А. И. Смирницкий считает, что фразеологические единицы -- это устойчивые сочетания, которые, в отличие от идиом, не обладают экспрессивностью или эмоциональной окраской.

Профессор И. В. Арнольд полагает, что этот термин относится только к устойчивым выражениям, которые, напротив, являются экспрессивными и эмоционально окрашенными.

Профессор Н. Н. Амосова настаивает на том, что этот термин применим только к тому, что она называет «устойчивые контекстуальные единицы», т. е. единицы, в которых невозможно заменить ни один из имеющихся компонентов, без того, чтобы изменить значение не только всего единства, но также и тех элементов, которые остаются неповрежденными. [Тарабрина, 2003, с. 10]

Раньше идиомы называли идиотизмами. Позднее этот термин переосмыслялся, и его заменили другим. В устаревшем названии не разложимых сочетаний слов нет никакого намёка на то, что многочисленные выражения типа «ни в зуб ногой, сбоку припёка, бить баклуши» придуманы людьми, умственно неполноценными. Просто это неудачная передача греческого слова с корнем idios (это значит — свой, собственный), в греческой же форме idiots индивидуальная особенность чего-то, в данном случае речи. Заменили его тоже греческим словом idioma, что значит то же самое: своеобразное выражение речи. Такое колебание между словами идиотизм и идиома только один из примеров того, что и термины, самые точные и определенные слова нашего языка, устанавливаются не сразу, а как бы постепенно подбираются, подчиняются, подлаживаются. Подобных идиом, которые иногда называются другими иностранными словами — фразеологизм, в нашей речи очень много. [Мокленко, 1990, с. 78]

1.2 Идиоматические выражения в разных языках мира

Совершенно естественно, что в каждом языке существуют слова, не имеющие точных аналогов в других языках, либо они употребляются в составе своеобразных выражений. Подобные слова и выражения являются идиоматическими.

Если говорить о Скандинавии, то шведский, норвежский и датский языки тут различаются очень немного. Финский тоже постепенно приблизился к скандинавским языкам по структуре словарного фонда. Что же касается других народов Северной Европы, то у них дело обстоит совершенно по-другому. В языке саамов, живущих на севере Швеции, Финляндии и России, очень много своеобразных слов, касающихся разведения оленей, наименования их разных пород, типов пастбищ, природных условий, которые важны в оленеводстве.

В исландском и фарерском языках присутствует большое количество слов, относящихся к овцам и их разведению. В исландском языке есть также очень любопытные слова, касающиеся коневодства. Одно из них, короткое слово «tцlt», вошло во многие языки для обозначения определенного типа лошадиного аллюра.

Арабский язык тоже богат идиомами — к примеру, для обозначения разновидностей песка или пород верблюдов.

В языках Азии сложился богатый словарь, касающийся риса и блюд из него. На индонезийском языке есть три слова, соответствующих нашему слову «рис»: пока рис растет, он называется «padi», когда он попадет в магазин, то становится «beras», а название уже сваренного риса будет звучать как «nasi».

Индонезийский язык имеет большое количество сложных слов, которые представляют особый интерес для европейца, открывая ему особенности языковой картины мира индонезийцев. Например, «matahari» — значит «солнце» («mata» — «глаз», «hari» — «день», вместе — «глаз дня»); «airmata» — слезы («air» — «вода», «mata» — «глаз», вместе — «глазная вода»); «kereta api» — поезд («kereta» — «повозка», «api» — «огонь», вместе — «огненная повозка»).

Особый раздел можно посвятить терминам родства. Их особенно много в тех странах, где до сих пор сохраняется традиционная структура семьи, и устроены они иной раз довольно заумно.

Например, итальянское слово «il nonno» (дед) имеет в шведском языке два соответствия: «farfadern» (отец отца) или «morfadern» (отец матери). Итальянское «lo zio» (дядя) будет переводиться на шведский язык либо как «farbrodern» (брат отца) или «morbrodern» (брат матери); «il nipote» (племянник; внук) по-шведски имеет уже четыре соответствия: «brorsonen» (сын брата), «systersonen» (сын сестры), «sonsonen» (сын сына) и, наконец, «dottersonen» (сын дочери).

Зато в Италии до сих пор достаточно употребимы слова «il fidanzato», «la fidanzata», означающие помолвленных мужчину и женщину. В связи с тем, что в Швеции само понятие помолвки почти вышло из употребления, для жителя Северной Европы эти слова звучат уже экзотически. [Гуннемарк, 2001, с. 90−93]

1.3 Лексический состав итальянского языка

Итальянский язык относится к романской группе языков, то есть произошел из разговорной латыни и имеет непрерывную устную традицию. Характерной особенностью итальянского языка является наличие большого числа диалектов. Некоторые из них структурно настолько отличны от итальянского, что могли бы рассматриваться как отдельные языки. Длительная политическая раздробленность Италии способствовала устойчивости диалектов. Многочисленные местные диалекты итальянского языка могут быть сведены в три крупные группы: диалекты севера, центра и юга Италии. В составе диалектов севера, в свою очередь, выделяются две большие группы -- диалекты галло-итальянские, включающие в себя ломбардский, пьемонтский, генуэзский и эмильянский, с их дальнейшими подразделениями, и венецианские наречия. Группа центральных диалектов включает наречия Тосканы, Умбрии, Северного Лацио, области Марке, а также корсиканский диалект. К группе диалектов юга относятся близкие друг к другу неаполитанский, абруццский, калабрийский, апулийский, а также большая группа сицилийских диалектов. Особое место по отношению к названным диалектам итальянского языка занимает сардинский язык. Он обладает глубоким своеобразием как в словарном запасе, так и в грамматическом строе. По этой причине сардинский язык выделяется многими учеными в качестве самостоятельного.

Подобно другим романским языкам, итальянский язык, как и все его диалекты, возник на основе латинского языка (так называемой вульгарной латыни), имевшего свои местные диалектные особенности. Специфика происхождения итальянского языка, по сравнению с другими романскими языками, состоит в том, что он возник и развивался на территории метрополии Римской империи. Здесь латинский язык задолго до образования империи Цезаря стал общим языком Апеннинского полуострова, одержав верх над родственными ему италийскими языками и языками других древних обитателей Италии. Этим объясняется тот факт, что итальянский язык оказывается во многих отношениях наиболее близким к латыни романским языком. Постепенное качественное преобразование латинского языка в итальянский язык происходит после падения Римской империи, на протяжении VI-- X веков. Самыми ранними памятниками итальянского языка являются свидетельские показания, записанные в латинских юридических документах (960 г.). [Титов, 2004]

Развиваясь как литературный язык, итальянский выдержал серьезную борьбу с провансальским, которым в XIII веке пользовались трубадуры итальянского происхождения, а также с французским, широко распространенным в Северной Италии. Первая попытка создания общелитературного итальянского языка связана с деятельностью на юге Италии «сицилийской школы» поэтов (XIII век) при дворе Фридриха II. Здесь происходило сближение диалектов и возвышение диалектной речи до уровня литературного языка. Однако эта попытка не привела к формированию общеитальянского литературного языка, хотя в известной мере подготовила его.

С конца XIII века, благодаря общественно-экономическому и политическому прогрессу Тосканы, среди диалектов Италии выдвигается тосканский, точнее флорентийский, диалект, который и лег в основу общеитальянского литературного языка. Этому в огромной мере способствовало творчество таких великих художников слова, как Данте Алигьери (1265--1321), Франческо Петрарка (1304--1374) и Джованни Боккаччо (1313--1375), закрепивших авторитет флорентийского диалекта как литературной нормы. Автор «Божественной комедии» по праву считается основателем итальянского языка.

Позиции итальянского языка как языка литературы и науки постепенно укрепились в упорной борьбе с латинским языком, который в течение многих столетий продолжал оставаться официальным письменным языком Италии. Большой вклад в дело развития итальянского языка внесли писатели, мыслители, ученые Леон Баттиста Альберти (1404-- 1472), Лоренцо Валла (1407--1457), Пьетро Бембо (1470--1547), Лудовико Ариос-то (1474--1533), Никколо Макиавелли (1469-- 1527), Торквато Тассо (1544-- 1595), Галилео Галилей (1564--1642) и многие, многие другие. Они создали целый ряд великолепных художественных и научных произведений на итальянском языке, обогатили его новыми словами и терминами. Важной вехой в истории итальянского языка явилось создание во Флоренции в 1583 году Академии делла Круска (Accademia della Crusca, буквально -- академия отрубей), которая призвана была бороться за очищение итальянского литературного языка («как муки от отрубей»). В 1612 году вышел первый словарь, созданный лексикографами академии, которая и по сей день остается важнейшим центром изучения итальянского языка.

Еще каких-то 50 лет назад значительная часть населения страны говорила преимущественно на местных диалектах, которые нельзя отнести к итальянскому языку как таковому. В последние десятилетия развитие и распространение средств массовой информации (газет, радио, телевидения) кардинально изменило ситуацию: практически все владеют общенациональным итальянским языком. [Черданцева, 2007, с. 24−31]

Со времени литературного оформления итальянского языка его фонетический состав подвергся лишь незначительным изменениям. Характерной чертой итальянского языка является наличие удвоенных согласных (fiamma -- пламя, grossezza -- толщина, legge -- закон), имеющих разное происхождение, в некоторых случаях удвоение согласных имеет смыслоразличительное значение. Другая характерная особенность итальянского языка -- преобладание открытых слогов, вследствие чего почти все слова оканчиваются на гласные. Ударение располагается преимущественно на втором от конца слоге, но нередко бывает и на последнем слоге, в этом случае оно, как правило, обозначается на письме (citta -- город, caffe -- кофе, virtu -- добродетель). Когда ударение падает на третий или даже четвертый слог от конца (culmine -- вершина, giovane -- молодой, favola -- сказка, басня), оно на письме не обозначается. Орфография итальянского языка очень последовательна и сравнительно мало расходится с произношением.

Грамматический строй итальянского языка, сложившийся в основном уже к XIV веку, типичен для романских языков. Склонение имен существительных, изменяющихся лишь по числам, осуществляется с помощью предлогов (di, a, da, in, su и др.). Средний род как таковой отсутствует. Имени обычно сопутствует артикль -- определенный (il, 1а, 1о, l', i, gli, le), развившийся из латинского местоимения ille, или неопределенный (un, una, uno, un), развившийся из латинского числительного unus. Многие предлоги сливаются с определенным артиклем в одно целое. Прилагательные разделяются на два класса: к первому относятся прилагательные с разными окончаниями для мужского и женского рода (nero -- черный, nera -- черная), ко второму -- с общим окончанием для обоих родов (grande -- большой, большая). Характерная черта личных местоимений -- наличие ударных и безударных форм (egli -- он, lui -- он), притяжательные местоимения обычно сопровождаются артиклем (il mio libro -- моя книга). Система глагольных времен состоит из простых времен, непосредственно развившихся из соответствующих латинских, и сложных, глубокие корни которых уходят опять-таки в латынь.

Итальянский синтаксис характеризуется многими общероманскими чертами, при этом целый ряд явлений объясняется позднейшим латинским воздействием. Основной словарный фонд итальянского языка по своему происхождению -- преимущественно латинский.

Итальянский как язык великой культуры Возрождения оказал значительное влияние на все языки Западной Европы, в особенности на французский, английский, немецкий и испанский. Во всех этих языках имеется несколько сотен слов итальянского происхождения, в основном относящихся к достижениям культуры в таких областях, как музыка, искусство и литература; музыкальная терминология во всем мире до сих пор остается по преимуществу итальянской. Помимо западно-европейских языков, итальянский оказал существенное влияние на албанский, румынский, языки народов бывшей Югославии и, особенно, на новогреческий, который в течение нескольких веков заимствовал множество итальянских элементов. Кроме того, так называемый lingua franca -- язык, на котором говорили в Средние века во всех портовых городах Средиземноморья, в своей основе имеет итальянский. [URL 6]

1.4 Идиомы в итальянском языке

Краткие изречения, отличающиеся смысловой законченностью и содержащие совет или размышление, представленное в сжатой форме, итальянцы называют словом proverbio (а также detto, sentenza или massima; последние три термина используются для обозначения как собственно пословиц, т. е. плодов народной мудрости, так и крылатых выражений, принадлежащих известным людям).

В латинском языке существовало огромное количество пословиц, крылатых выражений, афоризмов, употребляемых и по сей день как в Италии, так и за ее пределами. Итальянский язык — прямой «потомок» латинского — также очень богат идиоматическими выражениями, отличающимися выразительностью, образностью и лаконичностью. Многие из них имеют народное происхождение и родились в средневековый период, но есть и такие, которые представляют собой более или менее точный перевод латинских изречений.

Пословицы, как неотъемлемая часть языка, несущая в себе значительную смысловую нагрузку и при этом наделенная художественными достоинствами, с давних времен привлекали внимание писателей. Однако интерес к пословицам как уникальному языковому явлению, заслуживающему изучения, появился у итальянских интеллектуалов лишь в конце XVIII века и в немалой степени был связан с ростом национального самосознания и новым этапом в развитии так называемого «языкового вопроса» (questione della lingua) — многовекового спора о том, каким должен быть итальянский язык. Члены флорентийской Академии делла Круска, принимавшие участие в подготовке нескольких словарей итальянского языка, отдали предпочтение словам и выражениям, используемым авторами произведений, созданных в Тоскане в XIV веке. Язык писателей, живших и создававших свои произведения в других регионах Италии и в иные эпохи, не мог считаться образцом для подражания. В дальнейшем взгляды академиков, их подход к решению «языкового вопроса», само стремление осуществлять диктат в области языка, были подвергнуты серьезной критике.

Интеллектуалы, обратившиеся к изучению пословиц в конце XVIII — начале XIX вв., стремились таким образом показать богатство, красоту и выразительность простого, народного языка, не нуждавшегося в каких-либо ревизиях и облагораживании.

Среди тех, чей вклад в изучение народной мудрости поистине неоценим, — тосканский поэт Джузеппе Джусти (1809 — 1850). На протяжении ряда лет он собирал тосканские пословицы, причем черпал их из бесед с крестьянами, и, следовательно, записывал их в той форме, в какой они действительно употреблялись в народном языке (тогда как писатели и составители словарей и сборников пословиц, по мнению Джусти, зачастую искажали пословицы, чтобы сделать их благозвучнее).

По мнению Джусти, народные пословицы, как и весь народный язык в целом, не нуждались в подобном «облагораживании» и «улучшении», обладая большей красотой, поэтичностью и выразительностью, чем язык современных ему поэтов, пытавшихся имитировать и как можно точнее воспроизвести слог авторов XIV века.

В сборнике Джусти были собраны, прежде всего, народные пословицы, появившиеся в средние века в крестьянской среде. Однако многие итальянские пословицы имеют более древние корни и происходят из латинского языка. Более того, некоторые до сих пор произносятся только на латыни. Так, и в наши дни итальянцы говорят: Repetizio est mater studiorum («Повторение — мать учения»), Mens sana in corpore sana («В здоровом теле — здоровый дух»), Homo homini lupus («Человек человеку волк»). Многие латинские выражения употребляются в двух вариантах: итальянском и латинском. Итальянцы говорят: Dei gusti non si discute и De gustibus non est disputandum («О вкусах не спорят»), Tale il padre, tale il figlio и Talis pater, talis filius («Яблоко от яблони недалеко падает»), Errare и proprio d’uomo, и Errare humanum est («Человеку свойственно ошибаться»), Nessuno и profeta in patria и Nemo propheta in patria («Нет пророка в своем отечестве»).

Много выражений было заимствовано итальянским из других языков (прежде всего, из французского): Parola и d’argento, silenzio и d’oro («Слово — серебро, молчание — золото»), Chi cerca trova («Кто ищет, то найдет»), Ride bene chi ride ultimo («Хорошо смеется тот, кто смеется последним»), Meglio tardi che mai («Лучше поздно, чем никогда») и др.

Кроме того, в итальянском языке присутствует немало пословиц и афоризмов, представляющих собой высказывания знаменитых людей или цитаты из Библии, литературных произведений. Сравним: «Жребий брошен» (Il dado и tratto), «Око за око, зуб за зуб» (Occhio per occhio, dente per dente), «Нет пророка в своем отечестве» (Nessuno и profeta in patria), «Человек человеку волк» (Homo homini lupus est), «Пути Господни неисповедимы» (Le vie del Signore sono infinite), «Кто с мечом придет, от меча и погибнет» (Chi di spada ferisce di spada perisce), «Никакой день не напрасен» (Nessun giorno и vano), «Возлюби ближнего твоего как самого себя» (Ama il prossimo tuo come te stesso).

Зачастую первоначальный вариант пословицы устаревает, уступая место другому, появившемуся на его основе (который нередко представляет собой упрощенный вариант первоначальной пословицы). Пословицы Se son rose fioriranno, se son spine pungeranno; Errare и proprio d’uomo, perseverare и diabolico; L’uomo и cacciatore, la donna и pescatrice; Chi cerca trova, e chi dorme si sogna как правило, употребляются в сокращенных вариантах Se son rose fioriranno; Errare и proprio d’uomo; L’uomo и cacciatore; Chi cerca trova. [Рыжак, 2005, с. 8−12]

1.5 Классификации идиоматических выражений

Тенденция создавать все новые комбинации из уже имеющихся слов всегда была свойственна человеку и проявлялась на ранней стадии развития языка. Письменные свидетельства человеческой речи и более поздние литературные источники содержат относительно большое количество несвободных словосочетаний, способных, с одной стороны, служить названием новых понятий и предметов и выступать в качестве составных терминов, с другой — описывать ситуации с помощью слов, утративших прямую соотнесенность с тем предметом, обозначением которого они могли являться и выступать в качестве фразеологических единиц.

Даже поверхностный взгляд на идиоматику в разных языках позволяет сделать вывод об общности многих «сюжетов», актов и ситуаций, нашедших свое отражение в идиомах, и о способности каждого языка найти только свои языковые средства для обозначения этих актов и ситуаций. Эти средства связаны не только с языком, но и с окружающим миром, образом жизни. Связь между объективными условиями жизни и конкретными материальными, социальными и моральными сторонами этой жизни неизбежно находит свое выражение в языке, в частности, в идиоматике. [Черданцева, 2005, с. 179]

1.5.1 Классификация Т. Е. Черданцевой

Черданцева предлагает следующую классификацию происхождения идиоматических выражений:

1) Идиоматические выражения, связанные с табу и запретами

Различного плана табу и запреты порождают отдельные слова и обороты эвфемистического характера, которые затем становятся устойчивыми выражениями, которые входят в номенклатуру словаря итальянского языка. На ранних стадиях развития общества слова, обозначавшие близких родственников, королей, обожествляемых животных, священные предметы, были запрещенными. Во время охоты никогда не произносились названия рыб и животных. Части тела, связанные с обрядами и поверьями, также были табу. Запреты и табу порождают большое количество единиц, описательно передающих содержание слов, употребление которых нежелательно. Так, вместо слова «туберкулез» стали употреблять выражение «mal di petto» (букв. болезнь груди), а слово «смерть» или глагол «умирать» передается с помощью более чем ста фразеологизмов.

2) Идиоматические выражения, употребляющие слова, описывающие повседневную жизнь человека: его внешность, его основные занятия, его переживания, отношения с другими людьми и т. д.

Такие слова, как occhio — глаз, mano — рука, naso — нос, piede, gamba — нога, и многие другие в итальянском языке образуют многочисленные идиоматические выражения. Например, «chuidere un occhio» — закрыть глаза на что-то; «avere le mani bucate» — иметь дырявые руки; «sul piede di partita'» — на равных и др. Подобные выражения очень схожи во многих языках. И хотя в основу подобны фразеологизмов входят слова, связанные с описанием наружности человека, они употребляются не только в бытовой, но и в разговорной лексике.

3) Идиоматические выражения, включающие в себя названия животных

Лиса обычно символ хитрости, волк — жадности, свинья — грязи, змея — коварства, лев — силы и др. На основе этих образов образуются идиоматические выражения, которые, однако, могут как совпадать, так и различаться. К примеру, итальянскому «sano come un pesce» (здоров, как рыба) соответствует русское «здоров, как бык». В свою очередь, «бык» в русском — символ упрямства, а в итальянском — символ тупости.

Расхождения в значении подобных фразеологизмов связаны, прежде всего, с природными условиями, культурными и религиозными традициями. Символика животных зависит о той роли, которую они играют в человеческом обществе, а также от тех присущих животным качеств и свойств, которые известны человеку. Кроме того, фразеология, связанная с животными, зависит от природных условий и прежде всего от распространения тех или иных животных в зоне распространения того или иного языка, а также от торговых сил других связей данного народа.

4) Идиоматические выражения с употреблением лексики из таких областей, как война и охота.

К примеру, «passare in cavalleria» — исчезнуть, исправиться; «far cilecca» — дать осечку, «dare il colpo di grazia» — нанести последний удар и др. Ненародное происхождение этих фразеологизмов сказалось на их потреблении. Они часто встречаются в повествовательной речи, что не характерно для фразеологии. Некоторые из них так и остались единицами, не выходящими за рамки охотничьего жаргона. Можно сказать, что все они не характерны для разговорной речи.

5) Идиоматические выражения, связанные с играми, преимущественно, карточными

Например, «fare cappotto» — обыграть в сухую, «avere l’asso nella manica» — иметь козырь в рукаве, «esssere al verde"-сидеть на мели и др. Почти все идиоматические выражения, связанные с областью игр, прочно вошли в современный разговорный язык и встречаются в литературных произведениях современных авторов.

6) Идиоматические выражения библейского происхождения.

Наиболее употребляемы в речи такие, как: «aspettare la manna dal cielo» — ждать манны небесной; «avere voce in capitole» — быть авторитетом, человеком к которому прислушиваются; «chuidere con sette sigilli"-за семью печатями. Имеются аналоги почти во всех европейских языках.

7) Идиоматические выражения церковного происхождения

Получили большое распространение, так как церковь играла важную роль в жизни народа Италии. Можно привести пример хотя бы только с одним словом" messa": «cantare messa» — быть священником, просить милостыню на паперти; «messa delle palme» — длинная история, «essere come la messa del venerdi santo» — без конца и без начала. Все церковные и библейские идиоматические выражения широко распространены в разговорной речи, встречаются в литературе XIX века, в частности у А. Мандзони, у Дж. Верга и современных писателей. Библейские идиоматические выражения довольно часто встречаются и в публицистике.

8) Идиоматические выражения литературного происхождения.

Литература является богатейшим источником фразеологии. Если в русском языке это басни, народные сказки, произведения Л. Н. Толстого, М. Е. Салтыкова — Щедрина, М. А. Шолохова и других, которые обогатили фразеологию, то значительное количество фразеологизмов в итальянском язык пришло из басен Эзопа, Федра, мифологии и других литературных источников. Наиболее известны такие идиоматические выражения, как: «fare il parto della montagna» -гора родила мышь; «scaldare la serpe in seno» — пригреть змею на груди; «vendere la pelle dell’orso prima d’averlo ucciso» — продавать шкуру неубитого медведя и др.

9) Идиоматические выражения, связанные с историей Италии, её политической и социальной жизнью

Можно привести в пример такие выражения, как: «fare la politica del carciofo» — не хвататься за все сразу, делать что-то по частям. Согласно словарю К. Лапуччи, эту фразу приписывают королю Сардинии Карлу Эммануилу III, который сравнивал Италию с артишоком и предлагал каждому довольствоваться лишь одной частью; fare la cresta — преувеличивать цену, назвать цены выше, чем та, за которую вещь куплена. Согласно словарю К. Лапуччи, это выражение произошло из far l’agresto — делать кислый виноградный сок из незрелого винограда. Принято было, что, срывая незрелый виноград, прихватывали и спелый. Слово agresto превратилось в результате народной этимологии в cresta — гребешок.

10) Идиоматические выражения, заимствованные из других языков

Заимствованные идиоматические выражения проникают через литературу. Явно заимствованной является фразеология, основанная на исторических реалиях, и литературных источниках языка оригинала. Примером подобных выражений являются такие, как: «fаre dei castelli in Spagna» — строить воздушные замки (заимствовано из французского языка); «essere una tigre di carta» — быть бумажным тигром (само выражение появилось в китайском и пришло в европейские языки через английский, было употреблено в связи с кубинским кризисом 1964 г.); «essere una quinta colonna» — быть пятой колонной (заимствовано из испанского языка) и др.

1. 5.2 Классификация А. А. Потебня

Другую классификацию предложил А. А. Потебня. Руководствуясь теоретическими соображениями, он разделил идиомы на четыре основных типа — в зависимости от того, чем вызвана или обусловлена неразложимость выражения:

1) идиомы, в составе которых есть неупотребительные или вымершие, следовательно, вовсе непонятные слова (Sperando meglio si diventa veglio)

2) идиомы, включающие в себя грамматические архаизмы, представляющие собой синтаксически неделимое целое или по своему строю не соответствующие живым нормам современного словосочетания.

Так, выражение Chi troppo in alto sale cade sovente precipitevolissimevolmente (которое содержит самое длинное итальянское слово — precipitevolissimevolmente, «стремительно»), уже практически не употребляется, но на смену ему пришло выражение Chi troppo in alto va cade sovente.)

3) идиомы, подвергшиеся экспрессивной индивидуализации и потому ставшие неразложными как лексически, так и семантически.

4) идиомы, представляющие собою такое слитное семантическое единство, что лексические значения компонентов вовсе безразличны для понимания целого. [Виноградов, 1997, с. 140]

1. 5.3 Классификация с использованием кулинарных образов Е.А. Юриной

1) внешнего вида, движений, походки человека: gnocco `увалень, неуклюжий человек' (от первичного gnocco `галушка, клецка'); pasticcione `грязнуля' (от pasta `тесто'); alto come un soldo di cacio («высокий, как сыр за один сольдо») `маленького роста, маленький';

2) эмоциональных состояний и выражения эмоций: приесться `надоесть, наскучить, потерять привлекательность, словно надоевшая пища'; cibarsi di speranze («питаться надеждой») `надеяться'; sono stufa («я тушеная» от stufato `тушеное мясо') `мне надоело';

3) черт характера и нравственных качеств человека: тертый калач

`опытный, видавший виды человек'; pastocchione `добродушный толстяк'

(от pasto `еда, принятие пищи'); ricotta `бесхарактерный, слабый человек'

(от ricotta `мягкий сыр'); persona di pasta frolla («человек из жидкого теста») `бесхарактерный, слабовольный человек'; persona di grossa pasta

(«человек из грубого теста») `простой, грубый, невоспитанный человек';

buono come il pane («хороший, как хлеб») `добрейшей души человек'; ne

carne, ne resce / ни рыба, ни мясо `о человеке, не имеющем отличительных индивидуальных свойств';

4) социального поведения человека и отношений в обществе: вешать лапшу на уши `говорить неправду, вводить в заблуждение'; avere le mani in pasta («иметь руки в тесте») `быть замешанным в каком-то деле'; mangiare a ufo / a scrocco `жить за чужой счет'; cibare di promesse («кормить обещаниями»); mangiare vivo («съедать жизнь») `ругать, отравлять жизнь, терзать, мучить';

5) явлений, относящихся в различным сферам жизнедеятельности человека: межличностные отношения, социальная деятельность т.п.: хлеб насущный `самое важное, необходимое для существования'; пища, cibo `то, что служит источником для чего-л.' (пища для души, cibo per l’anima); pastetta `мошенничество, сговор' (от pastetta `блинное тесто');

6) качеств широкого круга явлений: как сыр в масле кататься `жить в достатке, в своё удовольствие'; печь, как блины `быстро делать что-л. в большом количестве'; non e cibo per i suo denti («пища не по зубам») `о сложном деле, неразрешимой проблеме'; cascar come il cacio sui maccheroni / come il formaggio sui maccheroni («подходить, как сыр для макарон») `быть как нельзя более кстати'. [Юрина, 2007]

Выводы по первой главе

По мнению Ф. Достоевского, «язык -- народ». Язык является главным инструментом познания и освоения внешнего мира. Он также выступает основным средством общения людей. В равной мере язык делает возможным знакомство с другими культурами. Будучи неотделимыми от национальных культур, языки проходят вместе с ними через те же перипетии судьбы.

Каждая локальная культура формируется в специфических исторических и природных условиях, создаст свою картину мира, свой образ человека и свой язык общения. Каждая культура имеет свою языковую систему, с помощью которой ее носители общаются друге другом, однако не только в этом заключается назначение и роль языка в культуре. Вне языка культура просто невозможна, поскольку язык образует её фундамент. Посредством языка, люди передают и фиксируют символы, нормы, обычаи, передают информацию, научные знания и модели поведения, верования, идеи, чувства, ценности, установки.

Эта связь между языком и окружающим миром находит свое отражение в идиоматике. Известно, что у каждого языка имеются собственные устойчивые обороты речи, присущие конкретному языку. Зачастую при буквальном переводе подобных выражений вместо понятного, правильного смысла можно получить набор малопонятных слов. В Италии идиоматические выражение встречаются очень часто, тем важнее иметь понимание смысла основных идиоматических выражений.

Глава 2. Анализ идиоматических выражений

2.1 Идиоматические выражения, описывающие повседневную жизнь человека

Dare i numeri

Как и во многих культурах, в Италии числам придается символическое значение и магическая сила. К примеру, 17 считается несчастливым числом. Это суеверие берет начало еще во времена Древнего Рима, когда на надгробиях оставляли надпись «VIXI», что означало «я жил». Но если рассматривать эту надпись, то можно заметить, что первая часть слова напоминает римскую шестерку (VI), а вторая — римское число 11(XII), что в сумме дает 17. Однако, число 13 в Италии считается счастливым.

Что касается, магического аспекта чисел, здесь имеет место нумерология — техника предсказания судьбы по числам. Выражение «dare i numeri», что означает нести чушь, пришло из лексикона гадалок, которые предлагали весьма сомнительную услугу — предсказать по описанию снов счастливые числа лотереи.

Иронически-насмешливый оттенок этого выражения отражает пренебрежительное отношение нашего пропитанного рационализмом века к вечным попыткам человека заглянуть в свое будущее, а поведение сумасшедшего сравнивается с поведением ясновидящих, которые, впадая в транс, не замечают окружающую их реальность и говорят бессмыслицу.

Idem con patate

Не все идиоматические выражения стоит искать в словарях. Выражение «idem con patate», которое можно перевести как «тоже, так же; то же самое; никакой разницы» или являться полным согласием с тем, кто высказался раньше, зародилось в молодежной среде в 60−79 годы прошлого века.

В основе лежит латинское idem — то же, так же. Но корни этого выражения нужно искать в меню дешевых ресторанов, где блюда обычно перечислялись в такой последовательности: сначала блюдо, например, мясное, с традиционным гарниром, а строкой ниже указывали то же самое блюдо, но на выбор с другим гарниром. Если следовал картофельный гарнир, соответственно просто писали «idem con patate». Но вне зависимости от гарнира цена всего блюда оставалась одинаковой. По ассоциации idem con patate стало обозначать тоже, так же, то же самое.

In bolletta

В старину, когда человека объявляли банкротом, его имя вывешивали на всеобщее обозрение. Слово bolletta со временем превратилось в bollettino (бюллетень, список) и в bollettino dei falliti (бюллетень разорившихся торговцев). Попасть в бюллетень банкротов, без сомнения, могло означать только одно — у человека в кармане не осталось ни гроша, отсюда и выражение essere in bolletta, что означает сидеть на мели.

Чтобы понять смысл данного выражения, нужно обратиться к современному коммерческому лексикону, где словом boletta называют документ, который удостоверяет совершение какой-либо операции: квитанция об оплате (bolletta di pagamento), товарная накладная (bolletta di consegna), транспортная накладная (bolletta di spedizione), счет об оплате той или иной услуги (bolletta telefonica, bolletta della luce).

Панцини в своем «Dizionario moderno» предлагает еще одно предположение: essere in bolletta пришло из жаргона студентов, богемы и прочей публики, не умеющей бережно обращаться с деньгами: у них в карманах водилась только квитанция (bolletta) из ломбарда на заложенные вещи.

Насчет того, что можно отыскать в кармане бедняка, русские выражаются более прямолинейно: у него в кармане вошь на аркане или у него ветер свистит в кармане.

Legarsela al dito

У каждого есть свои способы, как напомнить самому себе о нужном деле. В России обычно завязывают на узелок кончик носового платка. В Италии — нитку вокруг пальца. Отсюда и выражение — legarsela al dito, которое имеет значения — завязать узелок на память, затаить обиду.

Надеть что-либо на руку в знак напоминания о важном деле и чтобы не забыть его выполнить — этот нехитрый прием имеет очень древние традиции. У евреев, к примеру, еще в древности существовал обычай, который сохранился и до сих пор, носить на руке особые кожаные ремешки с выдержками из священных текстов или кожаные коробочки, содержащие миниатюрные пергаментные свитки с ними.

E' un altro paio di maniche

Выражение происходит из повседневной жизни средневековой Италии. Его можно перевести, как «это совсем другое дело» или «это другая пара рукавов».

В период с XII по XVI вв. в Италии было принято не пришивать рукава, а привязывать их в отдельных участках к платью, что обеспечивало необходимую свободу движения. Рукава считались важнейшей частью мужского и женского платья, поэтому их крою уделялось особое внимание. Рукава могли быть многослойными, разрезными, закрученными в спирали, облегающими и очень широкими; их отделывали мехом и жемчугом, по ним вышивали золотыми и серебряными нитями, их сшивали из геометрических деталей разных цветов. Ни в одну другую эпоху рукавам не уделялось такого пристального внимания, как тогда. Рукава были универсальным аксессуаром, таким, каким сейчас являются пояс, галстук или шарф. Таким образом, с одним платьем можно было использовать разные пары рукавов, и получался совсем другой наряд.

2.2 Идиоматические выражения исторического происхождения

Passare la note in bianco

Выражение «passare la notte in bianco» или глаз не сомкнуть, не спать, бдеть, родилось в раннем средневековье и относилось к обряду посвящения в рыцари. Будущий рыцарь накануне приведения к присяге совершал символическое омовение, очищая тело и дух. Затем его отводили в капеллу, где как неофит перед крещением, он должен был провести всю ночь у алтаря, одетый в белые одежды. Это ночное бодрствование называлась veglia delle armi — бдение перед вручением оружия, или notte bianca. С наступлением утра юноша должен был выстоять мессу, исповедаться, причаститься, затем возложить свое оружие на алтарь и опуститься на колени перед священником, который благословлял его меч и затем, с молитвой, вручал его рыцарю. Затем происходила светская часть ритуала: опоясывание мечом и демонстрация воинских умений.

Abbiamo fatto 30 facciamo 31

Фраза «abbiamo fatto 30 facciamo 31», традиционно предписывается папе римскому Льву Х. Он произнес эту фразу в 1517 году, когда, назначив 30 новых кардиналов, он обнаружил, что один очень достойный прелат оказался обойденным. Это выражение употребляют в ситуациях, когда в концу работы появляется какое-то дополнительное задание, и предлагается сделать и его, не останавливаясь на уже сделанном. Переводится, как «не будем останавливаться на достигнутом».

Maramaldo

Еще один интересный пример того, как имя собственное стало нарицательным. А начать его стоит с исторической фразы «Maramaldo, vile, tu uccidi un uomo morto — Марамальдо, трус, ты убиваешь уже мертвого!».

Фабрицио Марамальдо, калабриец по происхождению, был кондотьером в полку наемников в войске Карла V, императора Священной Римской империи.

В 1527 г. Флоренция избавилась от власти семейства Де Медичи и провозгласила себя республикой. Желая вернуть себе утраченную власть над городом, Де Медичи обратились за помощью к Карлу V. Император послал свои войска во Флоренцию, и в 1530 г. у местечка Гавинана, недалеко от Пистойи, они дали бой войскам Флорентийской республики.

С флорентийской стороны одним из командующих был капитан Франческо Ферруччи, имевший широкую славу бесстрашного воина. Его имя стало олицетворением самых благородных черт настоящего патриота и даже упоминается в государственном гимне Италии «Fratelli d’Italia».

В сражении при Гавинане флорентийцы, увы, потерпели поражение, и раненый Франческо Ферруччи был взят в плен. Он и так бы неизбежно умер от большой кровопотери, и тем не менее Марамальдо, взяв в руки кинжал, нанес умирающему еще несколько смертельных ударов. Перед тем, как навсегда закрыть глаза, Ферруччи успел бросить в лицо своему убийце: «Марамальдо, трус, ты убиваешь уже мертвого!». Так имя Марамальдо стало символом низости и предательства.

Слово maramaldo в основном свойственно книжному стилю, но его можно встретить и в разговорной речи. Словари также регристрируют прилагательное maramaldesco (низкий и предательский, свойственный подлецам) и глагол maramaldeggiare (совершать низкие поступки).

O di Giotto

Выражение родилось из исторического анекдота, рассказанного Джорджо Вазари в его «Избранных жизнеописаниях наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» о Джотто.

Легенда гласит, что папа Бенедикт XI однажды послал одного из своих придворных познакомиться с Джотто и оценить его живописное мастерство. Посланец сообщил Джотто о намерениях папы, художник в свою очередь взял лист, обмакнул его в красную краску и, без помощи циркуля, нарисовал удивительно ровный круг, заявив, что и этого хватит, чтобы оценить его способности. И благодаря этому папа и многие понимающие придворные узнали, насколько Джотто своим превосходством обогнал всех остальных живописцев своего времени. Весть об этом распространилась и появилась пословица, которую и теперь применяют, обращаясь к круглым дуракам: «Ты круглее, чем джоттовское О».

Еще один любопытный исторический факт: во Флоренции с 1890 по 1892 гг. выходил журнал литературно-критического и политико-социального направления под названием «О di Giotto». В названии журнала обыгрывалось второе значение этого выражения — «круглый дурак».

Quarantotto

Прямое значение слова quarantotto — «сорок восемь» (имеется в виду сорок восьмой год). В истории Италии есть две даты с этими цифрами, с разницей ровно в сто лет, и обе они оставили заметный след в итальянском обществе — это весна 1848 г. и лето 1948 г.

Весь 1848 г. ознаменовался в Европе и в Италии волной восстаний и войн за независимость. В Италии эта дата стала началом Рисорджименто — движения за воссоединение Италии, которое сопровождалось тремя войнами за независимость. Толчком к первой послужили восстания против австрийского режима в Венеции и так называемые «Пять дней Милана». Волнения быстро распространились на другие королевства и графства Апеннинского полуострова и вылились в народное освободительное движение.

Столетие спустя, 14 июля 1948 г. сицилийский студент Антонио Палланте совершил покушение на Пальмиро Тольятти, лидера итальянских коммунистов, который несмотря на поражение своей партии на апрельских выборах того года, продолжал пользоваться огромной популярностью в обществе. Реакция народа была очень резкой, выступления сопровождались столкновениями демонстрантов с полицейскими заграждениями, разоружением карабинеров, разгромом казарм, стрельбой, перекрытием дорог. Италия опасно балансировала на грани гражданской войны. В стране воцарились хаос и беспорядки.

Поскольку события 1848 г. и 1948 г. сопровождались полной дезорганизацией нормальной жизни общества, слово quarantotto приобрело и переносный смысл — хаос, кавардак, сумасшедший дом, вверх дном и все другие слова, которыми можно описать беспорядок.

2. 3 Идиоматические выражения, включающие в себя названия животных

Dove non basta la pelle del leone, bisogna attacare quella della volpe

В каждом языке животное ассоциируется с какой-либо чертой человека. Так, например, хитрый, как лиса и сильный, как лев. Выражение «Dove non basta la pelle del leone bisogna attaccare quella della volpe» можно перевести, как «где не хватает шкуры льва, нужно пришить лисью» или «когда заканчивается сила, в ход идет хитрость».

Menare il cane per l’aia

Выражение «menare il cane per l’aia», буквально, гонять собаку по гумну, пришло в итальянскую лексику из охотничьего жаргона со значением водить за нос, тянуть кота за хвост, ходить вокруг да около.

В виду того, что гумно представляет собой небольшое, огороженное пространство, в котором охотничья собака не может полностью проявить свои инстинкты, заставлять собаку бегать по гумну равносильно раздражению её инстинктов, все равно, что не давать ей желаемого или водить за нос.

Gatta ci cova

Бытует мнение, что выражение «gatta ci cova» — дело нечисто — дословно можно перевести как: «кошка высиживает яйца», хотя у глагола covare есть и другие значения — затаиться и т. д. берёт начало в обычной житейской мудрости. Безразличный взгляд кошачьей морды, только и ждущей, что хозяйка отвернется, с первого взгляда наводит на подозрения.

Отсюда и выражение — сейчас что-то произойдёт, дело-то не чисто.

Более интересным представляется предположение, что gatta, а точнее — gatto, это название защитного приспособления, под прикрытием которого землекопы вели подкоп под фундамент осаждаемой крепости. Увидел такой щит под самой стеной крепости — значит, дело не ладно, жди беды.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой