Договор коммерческой концессии: от теории к практике

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Понятие и сфера применения

1.1 Понятие договора коммерческой концессии

1.2 Значение и сфера применения

2. Содержание договора коммерческой концессии

2.1 Объекты договора коммерческой концессии

2.2 Субъекты договора

2.3 Форма договора и порядок его заключения

2.4 Права и обязанности сторон

2.5 Существенные условия договора коммерческой концессии

2.6 Коммерческая субконцессия

3. Прекращение договора коммерческой концессии

3.1 Прекращение договора коммерческой концессии

3.2 Ответственность за нарушение договора

Заключение

Список использованных источников

Приложение, А Примерный договор коммерческой концессии

Введение

Коммерческая концессия представляет собой систему организации предпринимательской деятельности. Данный вид отношений появился в прошлом веке в США, в настоящее время распространен во многих развитых странах и играет большую роль в международной торговле.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что современное Российское государство находится на этапе обновления системы правового регулирования объектов интеллектуальной собственности, создания более эффективного и прозрачного механизма регистрации указанных объектов в Российской Федерации, а также способов распоряжения объектами интеллектуальной собственности.

К моменту принятия части второй Гражданского кодекса Российской Федерации в нашей стране уже появились все предпосылки для формирования отдельного института гражданского права, который стал бы своеобразным регулятором предпринимательских отношений, возникающих по поводу передачи во временное пользование комплекса исключительных прав. Таким институтом стал договор коммерческой концессии, в соответствии с которым одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав — товарный знак, знак обслуживания и т. д.

Ведение предпринимательской деятельности по договору коммерческой концессии позволяет пользователю исключительных прав, принадлежащих правообладателю, добиться значительных коммерческих успехов за счет деловой репутации правообладателя. При этом пользователь, как правило, несет минимальные расходы, связанные с первоначальной рекламой товаров (работ, услуг), выпускаемых с использованием тех или иных средств индивидуализации на рынок, так как правообладатель уже предпринял действия по их рыночной популяризации.

Анализ развития отношений коммерческой концессии в российском и зарубежных правопорядках, при всем многообразии их реализации и различиях в доктринальном толковании, выявляет не только сложную природу, но и достаточно противоречивую правоприменительную практику.

В практике применения законодательства о коммерческой концессии возникло множество проблем, связанных с недостаточной проработкой понятийного аппарата, нормативного установления существенных условий договора, способов использования объектов исключительных прав пользователем, нечеткой формулировкой отдельных обязанностей сторон, характера отношений в случае возникновения множественности лиц на стороне правообладателя. Эти вопросы также требуют решения и обуславливают необходимость совершенствования законодательства, тем более что современное развитие рыночных отношений немыслимо без обращения к коммерческой концессии.

Немногим более чем десятилетняя отечественная история института коммерческой концессии, тем не менее, доказавшая широкое применение в условиях стремительно и интенсивно развивающегося российского рыночного оборота поставила данный институт в ряд исследований как одного из приоритетных направлений российской цивилистики.

Возвращаясь к содержанию института коммерческой концессии, отметим, что данный институт является самостоятельным. Более того, строго говоря, он — межотраслевой. Нормы, образующие институт коммерческой концессии, содержатся, помимо Гражданского кодекса РФ, в Законе Р Ф от 23 сентября 1992 года N 3520-I «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», Правилах регистрации договоров об уступке товарного знака и лицензионных договоров о предоставлении права на использование товарного знака (утв. Роспатентом 26 сентября 1995 года) (нормы, регулирующие вопросы, связанные с объектами, которые могут передаваться в рамках коммерческой концессии); в Законе Р Ф «О защите прав потребителей».

Объектом настоящего исследования являются правоотношения, возникающие в современной России по договору коммерческой концессии.

Предмет исследования включает следующие аспекты:

— анализ как фундаментальных, так и прикладных гражданско-правовых проблем, связанных с выявлением сущностных особенностей договорной конструкции коммерческой концессии;

— изучение российских и зарубежных источников и частноправовой доктрины исторического развития и природы правоотношений коммерческой концессии, научно-теоретических воззрений и практики правового регулирования отношений, возникающих между пользователем и правообладателем по договору коммерческой концессии;

— нормы действующего российского права, регулирующие сферу отношений коммерческой концессии, а также результаты иностранной и отечественной правоприменительной практики.

Цель исследования состоит в анализе сущности (правовой природы) договорной конструкции коммерческой концессии, выявлении основных тенденций и закономерностей эволюции данного института и его специфических черт, установлении классификационных признаков, позволяющих отличить его от смежных (подобных), и определении его места в системе договоров об использовании исключительных прав и ноу-хау, а также в исследовании преддоговорного процесса в отношениях коммерческой концессии.

Для достижения поставленной цели необходимо проанализировать и решить следующие задачи: исследовать историю возникновения коммерческой концессии, раскрыть содержание договора коммерческой концессии и места договора коммерческой концессии в системе гражданско-правовых договоров, проанализировать специальные правила, регулирующие договор коммерческой субконцессии, изучить ответственность по договору коммерческой концессии, а также его изменение прекращение.

Научная новизна исследования обусловлена комплексным исследованием вопросов, связанных с правовым регулированием коммерческой концессии на основе сравнительного анализа отечественных и международных норм права, а также материалов судебной практики. Всесторонне исследованы пути систематизации законодательства о коммерческой концессии, рассмотрены различные подходы к понятию коммерческой концессии в российской и международной практике.

Поскольку договор коммерческой концессии является новейшим институтом в системе российского гражданского права, современные правоведы уделяют достаточное внимание анализу данного института. Особенности правового регулирования коммерческой концессии рассматриваются в трудах таких виднейших отечественных ученых — цивилистов, как М. И. Брагинский, Е. Н. Васильева, В. В. Витрянский, И. А. Зенин, Б. И. Пугинский, А. П. Сергеев, С. А. Сосна, Е. А. Суханов и др.

Методологическую основу исследования составляет совокупность научных приемов и методов исследования явлений и процессов, в том числе конкретно-исторический, эволюционный, диалектический, компаративистский (сравнительно-правовой), системный, формально-логический, структурно — функциональный, метод правового моделирования и др.

Структура работы обусловлена целями и характером исследования. Она состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

договор коммерческая концессия

1. Понятие и сфера применения

1.1 Понятие договора коммерческой концессии

В современном российском гражданском законодательстве под договором коммерческой концессии понимается такой договор, по которому одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на определенный срок право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав — товарный знак, знак обслуживания и т. д. (п. 1ст. 1027 ГК РФ).

Понятие «коммерческая концессия» было использовано при подготовке ГК как наиболее соответствующее по смыслу английскому «franchising». Данное понятие не имеет ничего общего с концессионными и иными аналогичными соглашениями. Как известно, под концессионным договором обычно разумеется договор, в соответствии с которым государство на возмездной и срочной основе предоставляет иностранному инвестору исключительное право на осуществление определенной деятельности и передает иностранному инвестору право собственности на продукцию и доход, полученные в результате такой деятельности [16].

Что же касается терминов «франчайзинг» («франшиза»), то в современных зарубежных правопорядках они используются для обозначения договоров, одним из основных условий которых является предоставление одним предпринимателем другому разрешения на коммерческое использование комплекса исключительных и иных прав.

В юридической литературе договор коммерческой концессии (так же, как и его зарубежные аналоги: франчайзинг и франшиза) нередко относят к договорам лицензионного типа, основываясь на том, что необходимым элементом его предмета является разрешение (лицензия) на использование исключительных прав, и в этом смысле указанный договор является средством их введения в экономический оборот.

Как известно, под лицензионным договором понимается такой договор, в соответствии с которым обладатель исключительного права (лицензиар) передает право на использование охраняемого объекта другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи и осуществлять другие действия, предусмотренные договором.

О самостоятельном значении договора франчайзинга (франшизы), весьма далеком от обычных лицензионных договоров, свидетельствует и история возникновения данного типа договорных обязательств. Как отмечал Ю. И. Свядосц, договор о франшизе, широко вошедший в практику коммерческой деятельности лишь в 70-е гг. XX в. (хотя он известен в США уже в 30-х гг. XX в.), первоначально рассматривался западной правовой доктриной как разновидность договора об исключительной продаже товаров, по которому продавец предоставляет покупателю исключительное право продажи товаров, являющихся объектом купли — продажи между ними, на определенной территории или указанной клиентуре. Покупатели по таким договорам призваны выполнять роль звеньев товаропроводящей сети и являются дистрибьюторами [16].

Договор коммерческой концессии -- консенсуальный, возмездный, двусторонне обязывающий. Он содержит элементы отношений, присущие ряду других гражданско-правовых договоров, таких, как договор аренды, договор возмездного оказания услуг, договор доверительного управления, договор простого товарищества (договор о совместной деятельности), посреднические договоры (договор комиссии и агентский договор), лицензионный договор. Однако договор коммерческой концессии -- это самостоятельный вид договора, урегулированный нормами гл. 54 ГК и входящий в систему договоров гражданского права, а не смешанный договор (п. 3 ст. 421 ГК).

Говорить о договоре коммерческой концессии как о самостоятельном виде договоров позволяет ряд приведенных ниже существенных особенностей:

1) цель договора коммерческой концессии -- передача полного комплекса прав, технологий, знаний, опыта и т. п., необходимых для осуществления пользователем предпринимательской деятельности по образцу правообладателя. Особенность договора коммерческой концессии -- именно в комплексности предоставляемых пользователю прав. Предметом же лицензионного договора признается передача отдельных объектов исключительных прав;

2) перечень объектов, которые могут передаваться по договору коммерческой концессии, шире, чем перечень объектов, передаваемых по лицензионному договору. Так, законодательством не предусмотрена возможность передачи в рамках лицензионного договора прав на фирменное наименование и коммерческое обозначение, а также прав на использование деловой репутации;

3) помимо условий о передаче исключительных прав, договор коммерческой концессии предусматривает и порядок взаимодействия правообладателя с пользователем в связи с передачей последнему исключительных прав и ведением им предпринимательской деятельности, аналогичной деятельности правообладателя. Согласно п. 1 ст. 1033 ГК к таким условиям могут, в частности, относиться: обязательство правообладателя воздерживаться от собственной аналогичной деятельности на закрепленной за пользователем территории, обязательство пользователя не конкурировать с правообладателем на определенной территории, обязательство пользователя согласовывать с правообладателем место расположения, внешнее и внутреннее оформление используемых пользователем коммерческих помещений;

4) отличает коммерческую концессию от лицензионного договора и сфера использования переданных по франшизе прав: использование допускается исключительно в предпринимательской сфере, а сторонами договора могут быть только лица с предпринимательским статусом [17].

1.2 Значение и сфера применения

Значение коммерческой концессии (франчайзинга, франшизы) состоит в том, что данная договорная форма является оптимальным средством расширения бизнеса крупных фирм и иных коммерческих организаций — правообладателей, обеспечивающих с помощью этого договора поддержание высоких стандартов соответствующей предпринимательской деятельности. При этом использование коммерческой концессии (франчайзинга, франшизы) избавляет правообладателя от необходимости открывать филиалы и регистрировать новые юридические лица, нанимать дополнительные контингенты служащих. В то же время коммерческие организации — пользователи вливаются в единую интегрированную систему правообладателя и находятся в полной экономической зависимости от последнего, который имеет возможность контролировать их деятельность. Такая схема взаимоотношений позволяет в довольно короткие сроки создавать разветвленные сети бизнеса правообладателя.

В настоящее время франчайзинговая форма организации бизнеса на Западе имеет весьма широкое распространение. Например, по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), в США по модели франшизы организовано более одной трети всей розничной торговли. В Австралии на условиях франшизы работают свыше 90% организаций быстрого обслуживания [18].

Для пользователя франчайзинг имеет то значение, что он значительно снижает степень его предпринимательского риска, поскольку пользователь выступает на рынке «под вывеской» известной фирмы-правообладателя, а также пользуется услугами последней по обучению работников и организации бизнеса. Более того, в своей предпринимательской деятельности пользователь использует не только фирменное наименование, коммерческую информацию правообладателя, но и его деловую репутацию и коммерческий опыт. Все это способствует сокращению производственных затрат и значительному повышению эффективности капиталовложений, а в конечном счете — стабильности положения пользователя на рынке соответствующих товаров и услуг. К примеру, в США после пяти лет деятельности на рынке выживает лишь 23% частных предприятий, а после 10 лет их остается восемь из 100, в то время как среди фирм, работающих на условиях франчайзинга, через пять лет прекращают деятельность только восемь предприятий из 100, а через 10 лет — 10 из 100 [19].

Наконец, для третьих лиц (потребителей) организация работы производителей товаров, работ, услуг на условиях франчайзинга имеет то значение, что при этом обеспечивается соблюдение определенных стандартов принятых в деятельности правообладателя, в результате чего рынок быстро насыщается высококачественными товарами, работами, услугами.

С другой стороны, франчайзинговые соглашения несут в себе потенциальную опасность нарушения прав потребителей. Как подчеркивает Г. Е. Авилов, «сама идея франчайзинга основана на своеобразной подмене субъекта, когда пользователь выступает в обороте фактически под чужим именем — под именем правообладателя, используя его фирменное наименование и товарные знаки… Если же потребитель покупает товар, произведенный пользователем по договору коммерческой концессии, он чаще всего полагает, что товар произведен если не самим обладателем товарного знака, то хотя бы его дочерней компанией» [19]. Эта потенциальная опасность нарушения прав и законных интересов потребителей делает необходимым детальное правовое регулирование договора коммерческой концессии. На обеспечение защиты прав потребителей, в частности, ориентированы содержащиеся в гл. 54 ГК нормы о регистрации договора коммерческой концессии, об обязанности пользователя информировать потребителей и обеспечивать надлежащее качество товаров, работ и услуг, об ответственности правообладателя за нарушение пользователем требований, предъявляемых к качеству товаров, работ и услуг, об ответственности правообладате6ля за нарушение пользователем требований, предъявляемых к качеству товаров, работ и услуг (ст. 1028, 1032, 1034 ГК).

По сфере применения правоотношения коммерческой концессии (франчайзинга, франшизы) охватывают самые различные виды бизнеса. На Западе франчайзинг используется для производства и сбыта товаров (Product Distribution Franchising), для оказания услуг (Business Format Franchising). Обычно выделяют такие виды франчайзинга, как производственный, сбытовой, торговый, а также франчайзинг в сфере обслуживания [19].

Основная сфера распространения франчайзинга — автомобильная промышленность и услуги автосервиса, бензозаправочные станции, автошколы, пункты проката, ремонтно-строительные организации, салоны моды и косметических услуг, аптеки, центр профориентации и переподготовки рабочей силы, пункты по оказанию компьютерных услуг, организации бытового обслуживания, предприятия быстрого обслуживания, рестораны, гостиничное хозяйство и др.

Активно начала развивается концессия и в России. Первым договором коммерческой концессии, по которому пользователю предоставлялось право использовать комплекс исключительных прав правообладателя, зарегистрированным в Патентном ведомстве России в июне 1996 г., стал договор, заключенный между американской компанией «Колгейт-Палмолив» (правообладатель) и российским акционерным обществом «Колгейт-Палмолив» (пользователь). По этому договору наряду с правом использования фирменного наименования правообладателя российскому пользователю было предоставлено право на использование 35 изобретений, семи промышленных образцов в области производства средств гигиены, около 60 товарных знаков, а также технические, технологические и коммерческие ноу-хау [20].

Практика развития франчайзинга за рубежом показывает, что иностранные компании, несмотря на высокую стоимость своих франшиз, достаточно широко представлены на местных рынках. Сегодня в Польше действует около 80 франчайзинговых сетей, более 80% которых принадлежит иностранцам. Из 400 венгерских франшиз около половины контролируется зарубежными компаниями.

В России также есть примеры приобретения франшизы компаний с мировым именем, работающих в ресторанном бизнесе. Классический образец -- появление в Москве сильных мировых брэндов fast food: Pizza Hut и KFC, которыми владеет американская Tricon Restaurants Int. Сингапурская Acma открыла в столице на основе франчайзинга рестораны Tricon. Ей также принадлежат кафе DeliFrance и Coffee Club. Концепции ресторанов различны, поэтому под каждый свой проект владельцы Acma предпочитают учреждать отдельное предприятие.

Однако тягаться с крупными мировыми корпорациями (ежегодный оборот Tricon Restaurants Int. составляет порядка 20 млрд долл.) в России пока мало кому по силам, тем более что в нашей стране пока нет даже обучающего методического центра, хотя существующая Российская Ассоциация франчайзинга могла бы выступить инициатором его создания.

К сожалению, франчайзинговая система финансирования с трудом прививается на российской почве. Можно выделить четыре основные причины, по которым франчайзинг не получил распространения в нашей стране:

1) традиционное уклонение от уплаты взносов (платежей) филиальными предприятиями (франчайзи);

2) несоблюдение технологии;

3) ухудшение качества продукции;

4) мизерное количество известных отечественных марок продукции.

К тому же в России отсутствует должная культура предпринимательских отношений [19].

Одним из факторов, сдерживающих развитие франчайзинга в России, является ограниченный доступ к финансовым ресурсам. Оценивая ситуацию в общем, можно заметить, что лишь немногие российские банки понимают концепцию франчайзинга или знакомы с возможностью снижения риска непогашения задолженности по кредиту, которые он предлагает. Наряду с этим банки не располагают достаточным опытом предоставления кредитов предприятиям, работающих на условиях франшизы. Все же в последнее время банки начали предоставлять краткосрочные ссуды владельцам недорогих франшизных предприятий с высоким производственным оборотом.

Следует также отметить (как факт), что, несмотря на развитие в последние годы коммерческой концессии, в настоящее время отсутствует какая-либо серьезная судебная практика по разрешению споров, вытекающих из договоров коммерческой концессии.

В связи с изложенным необходимо подчеркнуть, что в целом появление в отечественном законодательстве и дальнейшее развитие конструкции договора коммерческой концессии актуально для стимулирования привлечения иностранных инвестиций в экономику России. Однако более активное использование договора коммерческой концессии сдерживается тем, что в российском законодательстве не регулируется весь комплекс отношений, характерных для института франчайзинга с учетом международной практики и законодательства зарубежных стран, а также отсутствием понятия «франчайзинг» в нормативно-правовой базе России. Кроме того, как представляется, необходимо законодательное закрепление гарантий и способов защиты прав иностранных правообладателей для снижения высокого предпринимательского риска, который не стимулирует привлечение иностранных франчайзеров на территорию России и внедрение такой формы предпринимательства как франчайзинг на российском рынке.

Широкое распространение франчайзинга с эффективным использованием этой формы предпринимательства в более чем 80 странах мира доказывает оправданность его системного применения в целях преодоления препятствий для зарубежных инвестиций путем создания благоприятных условий для развития предпринимательства, что свидетельствует об актуальности развития в Российской Федерации этого способа ведения предпринимательской деятельности [21].

2. Содержание договора коммерческой концессии

2.1 Объекты договора коммерческой концессии

Как уже отмечалось, объектом договора коммерческой концессии является комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в отношении которого пользователь наделяется правом его использования в предпринимательской деятельности. Вместе с тем отдельные исключительные права, входящие в комплекс исключительных прав, применительно к договору коммерческой концессии имеют различное правовое значение. В этом смысле исключительные права правообладателя могут быть дифференцированы на две категории: первую категорию составляют исключительные права, предоставление права пользования которыми пользователю составляет существо обязательства правообладателя по договору коммерческой концессии, без чего договор коммерческой концессии не может считаться заключенным (право на фирменное наименование или коммерческое обозначение правообладателя, а также право на охраняемую коммерческую информацию); ко второй категории исключительных прав могут быть отнесены те исключительные права, использование которых пользователем может быть предусмотрено договором коммерческой концессии, однако договор считается заключенным и при отсутствии упоминания в нем о наделении пользователя правом использования соответствующих прав, принадлежащих правообладателю (права на товарный знак, знак обслуживания, права патентообладателя и др.). Первую категорию исключительных прав можно условно обозначить как обязательные объекты, а вторую — как факультативные объекты договора коммерческой концессии.

Обязательные объекты

В соответствии со ст. 1027 ГК в состав комплекса исключительных прав, право, на использование которого предоставляется по договору коммерческой концессии пользователю, в обязательном порядке должны быть включены право на фирменное наименование или коммерческое обозначение правообладателя, а также право на охраняемую коммерческую информацию (ноу-хау) [10].

Под фирменным наименованием (фирмой) как объектом исключительных прав в юридической литературе понимается то наименование, закрепляемое за юридическим лицом — коммерческой организацией, под которым оно выступает в гражданском обороте и которое индивидуализирует это лицо в ряду других участников гражданского оборота. По структуре в составе фирменного наименования (т.е. соответствующего словесного обозначения, индивидуализирующего коммерческую организацию) принято выделять две составные части: основную, которая именуется корпусом фирмы (организационно-правовая форма коммерческой организации, ее тип и предмет деятельности), и вспомогательную, которая именуется добавлениями. Вспомогательная часть фирм включает в себя обязательные и факультативные элементы. К числу обязательных элементов относятся специальное наименование организации, её номер или иное специальное обозначение, позволяющее отличить от других организаций. Речь идет об условных обозначениях в виде оригинальных слов, имен собственных, географических названий. Факультативные элементы вспомогательной части фирмы представляют собой, в частности, сокращенное наименование организации и иные различные добавления, которые могут быть включены владельцем фирмы [17].

Наличие у коммерческой организации исключительного права на фирму означает право (и одновременно обязанность) выступать в имущественном обороте под собственным фирменным наименованием и возможность защищать свое право на фирму от любых действий третьих лиц, связанных с ее неправомерным использованием.

Право на фирму возникает с момента государственной регистрации самой коммерческой организации в качестве юридического лица. Данный вывод вытекает из п. 4 ст. 54 ГК, согласно которому юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование; юридическое лицо, фирменное наименование которого зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право его использования. Правда, в данной статье ГК содержится указание на то, что порядок регистрации и использования фирменных наименований определяется законом и иными правовыми актами в соответствии с ГК. Однако, устанавливая перечень сведений, которые должны содержаться в учредительных документах юридического лица, ГК (п. 2 ст. 52) предусматривает в числе таких сведений наименование юридического лица, что в отношении коммерческой организации может означать лишь ее фирменное наименование. Поэтому исключительное право на фирму может возникнуть у коммерческой организации лишь с момента государственной регистрации ее учредительных документов.

Под коммерческим обозначением правообладателя обычно понимается незарегистрированное, но общеизвестное наименование, используемое в деятельности предпринимателя. Такой подход к определению понятия «коммерческое обозначение» был предложен Е. А. Сухановым в одном из первых комментариев к части второй ГК; по его мнению, соответствующее содержание данного термина может быть выведено из Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Позже с данным подходом согласились и многие другие авторы. Например, А. А. Иванов, соглашаясь с мнением Е. А. Суханова, полагает, что данное определение можно дополнить указанием на то, что «коммерческое обозначение — такое название бизнеса, которое не совпадает с фирменным наименованием юридического лица или именем индивидуального предпринимателя, этот бизнес ведущим» [19].

Под охраняемой коммерческой информаций, которая относится к обязательным объектам договора коммерческой концессии, понимается такая информация, которая имеет действительную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. При соблюдении этих требований, установленных ст. 139 ГК, информация признается объектом гражданских прав, которые имеют все признаки исключительных прав. В связи с этим, например, А. П. Сергеев подчеркивает принципиальную возможность монопольного владения и пользования коммерческой информацией при условии, что данная информация неизвестна третьим лицам. «Если закон признает право лица, владеющего информацией, на сохранение ее в тайне, и одновременно требует от третьих лиц воздерживаться от несанкционированного завладения этой информацией, — пишет А. П. Сергеев, — налицо исключительное субъективное право на эту информацию… Таким образом, коммерческая тайна обладает всеми свойствами объекта интеллектуальной собственности и является его особой разновидностью» [19].

Сущность исключительного права на коммерческую информацию состоит в том, что обладатель такой информации имеет обеспеченную возможность сохранять эту информацию в тайне, а также требовать от всех третьих лиц воздерживаться от использования незаконных методов для получения соответствующей информации. Содержание указанного субъективного исключительного права обладателя коммерческой информации включает в себя возможность распорядиться принадлежащим ему объектом интеллектуальной собственности, в том числе путем предоставления пользователю по договору коммерческой концессии права на использование соответствующей коммерческой информации.

Договором коммерческой концессии может быть предусмотрено предоставление пользователю в составе комплекса исключительных прав права на использование в предпринимательской деятельности иных (помимо обязательных) объектов интеллектуальной собственности. Содержащий соответствующее положение п. 1 ст. 1027 ГК не предусматривает перечень таких исключительных прав, а лишь называет (для примера) исключительные права правообладателя на товарные знаки и знаки обслуживания.

Товарный знак и знак обслуживания — это обозначения, способные отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг иных лиц

В отличие от фирменного наименования коммерческих организаций, товарные знаки (знаки обслуживания) могут быть выражены не только словесными обозначениями, но и изобразительными, объемными и другими обозначениями или их комбинациями.

Исключительное право на товарный знак (знак обслуживания) возникает у его владельца на основании государственной регистрации товарного знака (знака обслуживания), осуществляемой Роспатентом.

Данные о государственной регистрации товарного знака (знака обслуживания) вносятся в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации. Указанные данные включают в себя сам товарный знак (знак обслуживания), сведения о его владельце, дате приоритета товарного знака (знака обслуживания) и дате его регистрации, перечень товаров (услуг), для которых зарегистрирован товарный знак (знак обслуживания), другие сведения, относящиеся к регистрации товарного знака (знака обслуживания) [20].

На зарегистрированный товарный знак (знак обслуживания) выдается соответствующее свидетельство, которое удостоверяет приоритет товарного знака (знака обслуживания), а также исключительное право его владельца на товарный знак (знак обслуживания) в отношении товаров (услуг), указанных в свидетельстве.

За владельцем товарного знака (знака обслуживания) признается исключительное право пользоваться им и распоряжаться, а также запрещать его использование другими лицами. Собственно использованием товарного знака признается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, или на их упаковке. Использованием товарного знака (знака обслуживания) считается также применение его в рекламе, печатных изданиях, на официальных бланках, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках.

Срок действия свидетельства на товарный знак (знак обслуживания) ограничен 10 годами. Однако по заявлению владельца товарного знака (знака обслуживания), поданному в течение последнего года действия свидетельства, этот срок может быть продлен каждый раз на 10 лет.

В качестве объектов договора коммерческой концессии могут выступать также исключительные права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы. С формально-юридической точки зрения данное обстоятельство подтверждается включением в ГК (п. 2 ст. с 1028) специального правила о необходимости регистрации договоров коммерческой концессии на использование объектов, охраняемых в соответствии с патентным законодательством, в федеральном органе исполнительной власти в области патентов и товарных знаков [19].

Сущность исключительного права патентообладателя на изобретение, полезную модель, промышленный образец состоит в том, что он может использовать указанные объекты интеллектуальной собственности по своему усмотрению при условии, что такое использование не нарушает прав других патентообладателей. Патентообладатель вправе запретить использование изобретения, полезной модели, промышленного образца другим лицам, кроме случаев, когда в соответствии с законодательством такое использование не является нарушением прав патентообладателя.

Применительно к договору коммерческой концессии право на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца может быть предоставлено патентообладателем (который в этом случае является обладателем патента на соответствующий объект интеллектуальной собственности) пользователю непосредственно договором коммерческой концессии. Возможен и другой вариант, когда по отношению к исключительным правам на изобретение, полезную модель или промышленный образец договор коммерческой концессии выполняет лишь роль рамочного соглашения, предусматривающего принципиальную возможность предоставления пользователю в составе комплекса исключительных прав и права использовать соответствующее изобретение, полезную модель или промышленный образец. В последнем случае предоставление пользователю права на использование каждого конкретного изобретения, полезной модели или промышленного образца должно осуществляться на основе лицензионных соглашений.

2.2 Субъекты договора

Сторонами по договору коммерческой концессии могут быть коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей (п. 3 ст. 1027 ГК).

Принимая во внимание основную цель договора коммерческой концессии (создание или расширение товаропроводящей сети правообладателя), в качестве правообладателя по договору коммерческой концессии должен выступать крупный производитель товаров (работ, услуг), заинтересованный в расширении своего бизнеса.

Встречающийся в юридической литературе взгляд на правообладателя как на лицо, которое должно отвечать лишь двум формальным требованиям: быть предпринимателем и одновременно обладать теми исключительными правами, которые выступают в качестве объекта коммерческой концессии, — не учитывает цель и экономическую сущность договора коммерческой концессии, а также требования законодательства об исключительных правах на отдельные объекты интеллектуальной собственности. Например, А. А. Иванов пишет: «Правообладатель — это лицо, которому принадлежат те исключительные права, использование которых он разрешает пользователю. Естественно, он должен быть надлежащим образом легитимирован как обладатель этих прав. Правообладатель должен быть предпринимателем (п. 3 ст. 1027 ГК). Это означает, что он использует принадлежащие ему исключительные права в процессе коммерческой деятельности. Однако закон не требует, чтобы правообладатель и приобретал соответствующие права, будучи предпринимателем. Достаточно лишь, чтобы он официально был зарегистрирован как предприниматель к моменту заключения договора коммерческой концессии» [23].

Между тем, как известно, в комплексе исключительных прав, право на использование которых предоставляется пользователю которых предоставляется пользователю на основе договора коммерческой концессии, в обязательном порядке должны присутствовать принадлежащие правообладателю права на фирменное наименование или коммерческое обозначение, а также на охраняемую коммерческую информацию (п. 1 ст. 1027 ГК). Но право на фирменное наименование может принадлежать лишь юридическому лицу, являющемуся коммерческой организацией (п. 4 ст. 54 ГК). Данные законоположения исключают для правообладателя ситуацию, когда он, приобретая соответствующие исключительные права, не имел бы статуса предпринимателя. Более того, по-видимому, возможность выступать в качестве правообладателя по общему правилу исключается и для граждан, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей (во всяком случае для отечественных предпринимателей). Ведь всякий гражданин, в том числе и индивидуальный предприниматель, участвуя в имущественном обороте, приобретает и осуществляет гражданские права и обязанности под своим собственным именем, включающим фамилию, имя и отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая (п. 1 ст. 19 ГК). Как правильно подчеркивает АЛ. Сергеев, «предоставление индивидуальному предпринимателю права на пользование особым фирменным наименованием было бы излишней мерой, так как его индивидуализация в гражданском обороте вполне обеспечивается тем, что он выступает в нем под своим собственным именем. Более того, иное решение вопроса было бы неправильным и по существу, так как оно лишь создавало бы для третьих лиц дополнительные трудности в определении действительного правового статуса предпринимателя» [20].

Что касается иного обязательного объекта коммерческой концессии, а именно исключительного права на охраняемую коммерческую информацию, то его обладателем может быть только лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность. Такой вывод вытекает из определения понятия «коммерческая тайна», содержащегося в п. 1 ст. 139 ГК. Правда, в данном случае в роли субъектов исключительного права на охраняемую коммерческую информацию могут выступать не только коммерческая организация, но и гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, однако последний тем не менее, не являясь обладателем фирменного наименования, не может быть правообладателем по договору коммерческой концессии.

Нельзя, не будучи юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, приобрести исключительное право на товарный знак или знак обслуживания.

Таким образом, в настоящее время в качестве правообладателя по договору коммерческой концессии, который предоставляет право использования принадлежащего ему комплекса исключительных прав пользователю, может выступать только юридическое лицо, действующее в форме коммерческой организации.

Что касается другого субъекта договора коммерческой концессии — пользователя, то он, приобретая право на использование комплекса исключительных прав в предпринимательской деятельности, должен иметь статус коммерческой организации или индивидуального предпринимателя.

2.3 Права и обязанности сторон

Договор коммерческой концессии является двусторонним (взаимным) и возмездным договором. Поэтому на стороне обоих контрагентов имеются как права, так и обязанности. Причем обязательство, вытекающее из договора коммерческой концессии, на стороне пользователя, вопреки традиционным представлениям, включает в себя обязанности не только перед правообладателем, но и перед третьими лицами, с которыми он вступает в различного рода взаимоотношения при осуществлении предпринимательской деятельности с использованием исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя.

Несмотря на двусторонний характер договора коммерческой концессии, в общем плане можно признать, что правообладатель в данном обязательстве по преимуществу выполняет роль кредитора (лица, оказывающего услуги), а пользователь — роль должника, что находит непосредственное выражение в положениях ГК об объеме и круге прав и обязанностей правообладателя и пользователя по договору коммерческой концессии.

Одна из основных обязанностей пользователя — использовать при осуществлении предусмотренной договором деятельности фирменное наименование или коммерческое обозначение правообладателя указанным в договоре образом (ст. 1032 ГК). В юридической литературе данная обязанность пользователя встретила неоднозначное понимание. Например, Иванов утверждает: «Однако было бы неправильным сказать, что на пользователе лежит обязанность, которая одновременно является и его правом. У них различное содержание. Право использовать исключительные права касается главным образом тех действий, которые может совершать пользователь. Обязанность же его состоит в том, чтобы не выходить за пределы пользования, установленные договором» [24].

Иной позиции придерживается Л. А. Трахтенгерц, которая указывает: «Пользователь обязан реализовать в полном объеме полученные права. Он должен осуществлять предусмотренную договором хозяйственную деятельность в обусловленном масштабе и на обусловленном качественном уровне… в рамках этой деятельности он обязан выступать под фирменным наименованием (коммерческим обозначением) правообладателя, указывая фирму на ярлыках товаров, в документации, рекламных материалах, на вывесках и другим обусловленным в договоре образом» [25].

Е.А. Суханов относит к императивно сформулированным законом обязанностям пользователя обязанность последнего использовать фирменное наименование и коммерческое обозначение правообладателя «лишь строго определенным в договоре способом» [19].

О.А. Городов отмечает, что «обязанность пользователя по договору коммерческой концессии использовать фирменное наименование как раз и заключается в том, чтобы он реализовал переданное ему право путем публичной демонстрации вещественных предметов, несущих неопределенному кругу лиц информацию, необходимую для распознания правообладателя…» [25].

Представляется, что обязанности пользователя по договору коммерческой концессии использовать при осуществлении предусмотренной договором деятельности фирменное наименование или коммерческое обозначение правообладателя указанным в договоре образом присуши оба аспекта, отмечаемые в юридической литературе.

Принимая во внимание цель и экономическую сущность договора коммерческой концессии (создание или расширение товаропроводящей сети правообладателя), следует сделать вывод, что заключение договора с новым пользователем означает появление на определенной территории нового звена в интегрированной производственной или торгово-сбытовой сети правообладателя. В этом случае правообладатель вправе рассчитывать на то, что на соответствующей территории будут реализовываться товары, работы, услуги, которые производятся (выполняются, оказываются) с использованием исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя, под его фирменным наименованием или с использованием его коммерческого обозначения. В этом смысле использование фирменного наименования или коммерческого обозначения правообладателя для пользователя действительно представляет его обязанность перед правообладателем. Трудно себе представить ситуацию, когда бы пользователь, заключив договор коммерческой концессии, получив от правообладателя за вознаграждение право на использование его исключительных прав, тем не менее производил бы соответствующие товары (выполнял работы, оказывал услуги) под собственным фирменным наименованием или с использованием фирмы третьего лица, т. е. не выполнял бы обязанности по использованию фирменного наименования или коммерческого обозначения правообладателя. При таких условиях заключение договора коммерческой концессии теряет всякий практический смысл как для пользователя, так и для правообладателя.

С другой стороны, очевидно, что использование фирмы и иных исключительных прав правообладателя не может осуществляться пользователем произвольно, по своему усмотрению. Такое использование должно осуществляться пользователем только в том порядке и тем способом, которые предусмотрены договором коммерческой концессии. Данное обстоятельство представляет собой второй аспект обязанности пользователя по использованию фирменного наименования или коммерческого обозначения правообладателя. В противном случае можно допустить возможность для пользователя производить товары (выполнять работы, оказывать услуги) без использования исключительных прав, а также коммерческого опыта правообладателя, но под вывеской его фирменного наименования, что не может не причинить ущерб деловой репутации правообладателя.

Важное значение имеет также обязанность пользователя обеспечивать соответствие качества производимых им на основе договора коммерческой концессии товаров, выполняемых работ, оказываемых услуг качеству аналогичных товаров, работ или услуг, производимых, выполняемых или оказываемых непосредственно правообладателем. Данная обязанность направлена прежде всего на защиту прав и законных интересов потребителей, которые, покупая у пользователя производимые им с использованием исключительных прав и коммерческого опыта правообладателя товары, принимая от него работы или услуги, произведенные под вывеской правообладателя, вправе рассчитывать на соответствующее качество этих товаров, работ или услуг. Однако не стоит преуменьшать значения надлежащего исполнения пользователем данной обязанности для самого правообладателя, который, предоставив пользователю возможность использовать свое фирменное наименование и иные исключительные права, при ненадлежащем отношении последнего к исполнению договора коммерческой концессии рискует потерять (в соответствующем регионе) свою деловую репутацию, что не может не сказаться на материальном положении правообладателя. Поэтому соответствующей обязанности пользователя противостоит право (а в случаях, предусмотренных договором, и обязанность) правообладателя контролировать качество товаров (работ, услуг), производимых (выполняемых, оказываемых) пользователем на основании договора коммерческой концессии (п. 2 ст. 1031 ГК).

Обязанностью пользователя по договору коммерческой концессии является также соблюдение инструкций и указаний правообладателя, направленных на обеспечение соответствия характера, способов и условий использования комплекса исключительных прав тому, как он используется самим правообладателем, в том числе указаний, касающихся внешнего и внутреннего оформления коммерческих помещений, используемых пользователем при осуществлении предоставленных ему по договору прав. Как верно отмечает А. А. Иванов, такие инструкции и указания «могут быть даны правообладателем как при заключении договора коммерческой концессии, так и в любое время в период его действия… Однако правообладатель не может предъявлять к пользователю требования, которые не соблюдает сам. Именно это правило служит тем ограничением, которое не позволяет давать чрезмерные или невыполнимые инструкции (указания), а потом требовать досрочного расторжения договора коммерческой концессии по причине их невыполнения». К этому необходимо добавить, что пользователь, несмотря на практически полную экономическую зависимость от правообладателя, остается самостоятельным юридическим лицом (или индивидуальным предпринимателем) и, вполне возможно, занимается и иными видами бизнеса. Поэтому обязательными для него могут признаваться лишь такие инструкции и указания правообладателя, которые даются в рамках договора коммерческой концессии и характеризуются направленностью на создание условий работы пользователя (во взаимоотношениях с потребителями), идентичных условиям самого правообладателя [12].

Следующую группу обязанностей пользователя по договору коммерческой концессии объединяет то обстоятельство, что все они проявляют себя во взаимоотношениях пользователя с третьими лицами.

Прежде всего необходимо отметить обязанность пользователя информировать покупателей (заказчиков) наиболее очевидным для них способом о том, что он использует фирменное наименование, коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания или иное средство индивидуализации, принадлежащие правообладателю, в силу договора коммерческой концессии. Как подчеркивает Л. А. Трахтенгерц, «пользователь во избежание нарушения правил о защите конкурентного рынка не вправе вводить потребителя в заблуждение и должен информировать его о том, что торговля товаром или иная деятельность осуществляется им по договору коммерческой концессии». Устанавливая данную обязанность пользователя, законодатель в то же время преследовал цель обеспечить интересы правообладателя, который, предоставляя пользователю право использовать свое фирменное наименование и иные исключительные права, решает задачу создания или расширения своей товаропроводящей сети, поэтому для него принципиальное значение имеет то обстоятельство, что покупателям (заказчикам) товаров, работ, услуг известно о том, что продавец, подрядчик, исполнитель услуг является одним из звеньев в производственной или торгово-сбытовой сети правообладателя. Информирование потребителей пользователем о том, что он действует на основании договора коммерческой концессии, необходимо также на случай последующего выявления недостатков приобретенных товаров, выполненных работ или оказанных услуг, поскольку в подобных случаях на правообладателя возлагается субсидиарная ответственность (ст. 1034 ГК) [19].

Следующая обязанность из группы обязанностей, проявляемых во взаимоотношениях пользователя с третьими лицами, состоит в том, что пользователь должен оказывать покупателям (заказчикам) все дополнительные услуги, на которые они могли бы рассчитывать, приобретая (заказывая) товар (работу, услугу) непосредственно у правообладателя. Исполнение пользователем этой обязанности также призвано способствовать решению двух взаимосвязанных задач: защите прав потребителей, которые, обращаясь к производственной или торговой сети правообладателя, вправе рассчитывать на стандартный уровень качества товаров (работ, услуг) и обслуживания, и обеспечению интересов правообладателя, стремящегося сохранить одинаковый уровень обслуживания во всех звеньях своей товаропроводящей сети.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой