Из истории географического изучения территории России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
География


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Из истории географического изучения территории России

Современные представления о природе России создавались трудами многих поколений ученых-географов, естествоиспытателей и путешественников, но в основе этих представлений лежат и первоначальные сведения, которые накапливались в течение почти двух тысячелетий.

Некоторые сведения о территории отдельных регионов, ныне входящих в состав России, правда, не всегда достоверные, встречаются уже у античных географов.

Еще в VIII—VI вв. до н. э., когда начали формироваться античные города-государства и развилось мореплавание, древние греки, постоянно расширяя свои владения по берегам Средиземного и Черного морей, проходили через Босфор и Киммерийский (Керченский) пролив в Азовское море, достигали устья Танаиса (Дона) и Кубани, где основали свои колонии. В V в. до н. э. греческий историк Геродот приводит в своей книге сведения о посещении им страны скифов -- причерноморских степей. Он пишет, что Скифия безлесна и представляет собой равнину, за которой тянется «каменистая и неровная земля» с лесами («гилеей»). Геродоту были известны также Кавказ и Каспийское море, которое он считал замкнутым водоемом.

Древние греки полагали, что «позади скифов» находятся покрытые снегом Рипейские горы, с которых дует северный ветер -- борей. Позднее Аристотель сообщил, что с этих гор стекает много больших рек. На картах Птолемея (II в. до н. э.) были изображены эти Рипейские горы и текущие с них реки, показано Каспийское море, в которое впадает река Ра (Волга) с Камой, по реке Дону проведена граница между Европой и Азией. Не только Рипейским, но и другим горам: Алаунским, Будинским и др. -- нашлось место на просторах Восточно-Европейской равнины. Птолемей даже указал широты и долготы этих гор.

Все это свидетельствует о том, что представление о территориях, лежащих севернее Скифии, у древних греков было весьма смутным. Однако авторитет античных географов был столь велик, что эти представления об устройстве поверхности современной Европейской России сохранялись в течение многих столетий. Со временем горы, изображенные на карте Птолемея, становились все ниже, но авторитет Птолемея не позволял отказаться от них совсем. И даже в вышедшей в Западной Европе в 60-х годах прошлого столетия «Ботанике» к северу от Москвы была показана альпийская растительность (!).

В средневековых источниках сведения о территории России чрезвычайно скудны. Фламандец Гильом Рубрук (Рубруквис) -- посол короля Людовика XI в Монголии в 1255 г. отмечал, что восточнее Башкирии находится «Северный угол» с большими холодами, вечным льдом и снегом, но пределы его неизвестны. В конце XIII или начале XIV в. арабские ученые высказывали предположение о наличии сообщения между Тихим и Северным океанами и считали, что, следуя из одного океана в другой, можно «поравняться со страной Руссов». А один из величайших путешественников XIV в. марокканский купец Ибн Баттута за время своих 25-летних странствий побывал в низовьях Волги и ее среднем течении, пересек Прикаспийскую низменность.

С конца XV в. в Западной Европе усилился интерес к Руси, которая к этому времени стала превращаться в централизованное государство, налаживающее широкие международные связи. На Западе появляются сочинения о России, основные сведения для которых черпались от русских людей, в частности, от участников посольств Московского государства в Западной Европе (Дмитрия Герасимова, Григория Истомы и др.) или из русских источников.

Первые достоверные сведения о Восточной Европе дал польский ученый Мацей из Мехова (М. Меховский) в «Трактате о двух Сарматиях» (1517 г.), не соглашавшийся с тем, что Двина, Волга и Дон берут начало с гор, и отрицавший само наличие Рипейских гор. Более полное описание России опубликовал в 1549 г. посол германских императоров барон Сигизмунд Герберштейн в «Записках о московских делах» (Исаченко А.Г., 1975). На карте Герберштейна, составленной по русским источникам первой четверти XVI в., впервые показаны «горы, называемые Земным Поясом», которые протянулись с севера на юг между Печорой и Обью.

Как видим, мнение о большой роли зарубежных исследователей в познании природы нашей страны в далекие времена, изложенное в работах отдельных отечественных географов, не соответствуют действительности. Территория России познавалась и природа ее изучалась во все времена главным образом нашими соотечественниками.

Историю накопления географических сведений и изучения территории России обычно разделяют на четыре периода (Голубчик М.М. и др., 1998):

· Накопление первоначальных географических сведений

· Начальный период научных исследований территории России

· Период крупных экспедиционных исследований, в том числе отраслевых

· Советский период отраслевых и комплексных исследований

Накопление первоначальных географических сведений о территории России в русских источниках

Разнообразные и достоверные сведения о природе и хозяйстве различных участков территории России содержатся в монастырских летописях. Первым такого рода источником считается «Повесть временных лет» киевского летописца Нестора, относящаяся к 1114−1116 гг. В ней имеется масса сведений о природе и хозяйстве юго-западных и центральных районов Русской равнины. Из летописей известно, что новгородцы посещали северные моря (Белое и Баренцево) еще в XI столетии, на Груманте (Шпицбергене) бывали начиная с XII в. В XV в. они посещали Новую Землю, а с XVI в. регулярно занимались промыслом на этих островах.

И.П. Магидович (1957) подчеркивает, что весь север Евразии (за исключением Скандинавского полуострова и Мурманского берега Кольского полуострова) был открыт русскими. Русские были первыми европейцами, свободно плававшими по северным морям за несколько столетий до англичан и голландцев, претендующих на роль первооткрывателей этих морей. Баренцево же море вплоть до XIX в. носило название Мурманского или Русского моря.

«Начальная летопись» свидетельствует о том, что новгородцы уже к концу XI в. посещали Печору -- самую далекую область (Неверной Европы. В этой же летописи за 1096 г. или начало 1097 г. помещены сведения о крайней северо-западной области Сибири, которая находится за высокими горами, заходящими в «морскую луку». Правда, из записи остается неясным, посещали ли новгородцы эту землю или только получали оттуда пушнину в обмен на железные изделия. Однако в XII столетии новгородцы уже владели всем европейским севером от Кольского полуострова до Печоры и перешагнули за Каменный Пояс (Урал). Тягу новгородцев к постоянному расширению своих земель порождали, безусловно, экономические интересы -- поиски новых промысловых угодий, заставлявшие их продвигаться все дальше на север, к богатым рыбой, зверем и птицей северным берегам, к Студеному морю, а затем и за Камень, т. е. на восток. Новгородцы не только открыли северные берега Европейской России, но и проложили к ним пути, организовали промыслы, осели по низовьям и в устьях рек, «образуя как бы русские оазисы среди безлюдных лесов» (Платонов С.Ф.), т. е. освоили северные районы.

Не позднее XII в. русские познакомились со страной Коми, которая к XIV в. вошла в состав Московского княжества, а русские стали проникать в более южную «Пермь Великую», которая в конце XV в. также была включена в Московскую Русь.

В ростовской летописи середины XIV в. говорится о том, что новгородцы не только были к этому времени на Оби, но и воевали там с двинянами. Им известны были северная часть Урала (до реки Шугор) и Зауралье до Оби.

В конце XV в. большой поход в Западную Сибирь предприняли московские воеводы. Во время этого похода была открыта самая высокая часть Уральских гор и впервые определено их истинное простирание «от моря до моря», т. е. с севера на юг. Московские дружины прошли мимо Тюмени «в сибирскую землю» и дальше по Иртышу.

К концу XIV -- началу XV вв. русским промысловым людям было известно уже четыре пути в Западную Сибирь: северный путь -- морем и три сухопутных -- через Урал, самым южным, из которых был путь из бассейна Камы до р. Чусовой в Иртыш через Туру, Тавду и Тобол (см. рис. 1).

При Иване IV (Грозном) после покорения русскими казанских татар и захвата Астрахани царские владения протянулись до Каспийского моря, и Волга на всем протяжении стала русской рекой.

В самом конце XVI столетия был издан первый атлас России (централизованного русского государства) «Большой чертеж всему Московскому государству». Он не сохранился до наших дней, но судя по «Книге Большому Чертежу», представлял собой дорожный атлас, охватывающий территорию от Днепра до Оби и от Лапландии до Крыма, Кавказа и Бухары. Сама эта книга представляла собой географическое описание территорий вдоль рек, являющихся основными транспортными путями. Оно было составлено на основе писцовых книг, в которых давались описания территории и приводилась инвентаризация угодий.

По мере расширения границ русского государства на восток все большее внимание привлекает к себе Сибирь. Уже в середине XVI в. ряд районов Западной Сибири платил дань Москве и признавал власть русского царя. Во второй половине XV в. в южной части Западной Сибири усилилась власть хана Кучума, который подчинил себе племена от Урала до Оби и от низовий Иртыша до Барабинской степи и провозгласил себя сибирским ханом. Кучум не только нападал на русских людей в Западной Сибири, но даже организовывал набеги в бассейн верхней Камы. Для борьбы с ханом Кучумом был отправлен отряд Ермака.

Поход Ермака в Западную Сибирь (1581−1584 гг.) имеет огромное значение не только для истории русского государства.

Он является важной вехой в истории русских и мировых географических открытий, так как знаменует начало эпохи великих русских географических открытий в северо-восточной части Азии.

С похода Ермака начинается целый ряд походов русских промышленников (промысловых людей, от слов «промышлять», «промысел») и служилых людей, известных под названием землепроходцев; начинается период хождения россиян «встречь солнца», завершившийся выходом к Тихому океану. В 1587 г. был основан Тобольск, более двух столетий остававшийся главным городом Западной Сибири. В 1610—1619 гг. русские были уже и на берегах Енисея. Вскоре они перешли на правый берег Енисея и двинулись дальше на восток, к бассейну Лены. Путь их проходил по двум крупным притокам Енисея -- двум Тунгускам -- Нижней и Верхней (Ангаре). Началось открытие Среднесибирского плоскогорья.

В 1632 г. был заложен Якутский острог, который в дальнейшем стал отправным пунктом для русских походов не только на восток, но и на север, к Студеному морю, а позднее и на юг -- к реке Шилкару (Амуру) и Теплому морю (Тихому океану). Первым из европейцев к северо-западным берегам Тихого океана вышел Иван Москвитин «со товарищи» в 1639 г. Таким образом, чтоб прошагать бесконечную дремучую тайгу, топкие болота, проплыть бурные сибирские реки и выйти к Охотскому морю, россиянам потребовалось менее 60 лет.

В 1643−46 гг. Василий Поярков вышел из бассейна Алдана на Зею и спустился по Амуру к его устью. В 1647 г. было заложено Охотское зимовье, на месте которого возник город Охотск, ставший окном России в Тихий океан и Северную Америку. Из Охотска до начала XIX в. снаряжались практически все экспедиции в северную часть Тихого океана и к берегам Америки, а также первое русское кругосветное плавание.

В 1648 г. Семен Дежнев и Федот Попов, выйдя на плоскодонных судах-кочах в поход из устья Колымы, обогнули материк с северо-востока и вышли к берегам Тихого океана, доказав отсутствие связи между Азией и Северной Америкой. Однако «отписка» С. Дежнева об этом путешествии затерялась в Якутском архиве и была найдена лишь в 1736 г., т. е. 88 лет спустя.

В 40-х годах русскими людьми, отправившимися из Енисейска и из Верхоленска, было открыто озеро Байкал. Одни подходили к озеру со стороны Малого моря, другие -- к северному берегу и восточному вплоть до р. Баргузин. Но окончательно русские укрепились на Байкале лишь с основанием города Иркутска (1652 г.).

В 1667 г. тобольский воевода Петр Годунов составил «Чертеж Сибирской Земли» -- первую сводную карту всей Сибири.

Таким образом, XVII в. был веком замечательных русских географических открытий в Северо-Восточной Азии. Своими легендарными походами землепроходцы расширили географические знания всего человечества. Обычные служилые люди, казаки становились открывателями новых земель. Они сделали описания открытых ими территорий и нанесли их на карты. Их «челобитные», «рапорты», «сказки» и описания содержали огромный материал о природе и населении, его быте и занятиях, т. е. большой и ценный географический материал.

Много ценных сведений для познания природы и населения южных районов Сибири (Западной Сибири, Алтая, Прибайкалья и Забайкалья) содержали путевые заметки русских посольств в Монголию и Китай, отправлявшихся сухопутными дорогами во главе с В. Тюменцем (1615 г.), который посетил Горную Шорию, пересек Абаканский хребет и первым посетил Туву; с И. Петлиным 11 618−1619 гг.), повторившим путь В. Тюменца по территории России; с Ф. Байковым (1654−1658 гг.), отправившимся из Тобольска вверх по Иртышу; с Н. Сафария (1675−1678 гг.), прошедшим по Оби на Енисей, Байкал, к устью Селенги, по Уде, через Яблоновый хребет, по рекам Чикою и Ингоде.

Как видим, к петровскому времени в России уже имелись многочисленные географические сведения о ее огромных пространствах. Существовали «Большой чертеж всему Московскому государству» и «Чертеж Сибирской земли» Петра Годунова. Это были первые картографические и географические документы, имевшие большое практическое и познавательное значение не только для России, но и для зарубежной географии. В зарубежье из этих источников черпали сведения о природе, населении и хозяйстве нашей страны.

Начальный период научных исследований территории России

Огромную роль в познании природы России и развитии отечественной географии сыграла преобразовательная деятельность Петра I. Само слово «география» входит в обиход во времена петровских реформ.

Эпоха Петра I является временем организации широких географических исследований как европейской территории России, так и азиатских владений. От берегов Арктики до южных рубежей, от Балтийского моря до Тихого океана -- таков размах этих работ.

В 1701 г. была закончена «Чертежная книга Сибири» С. У. Ремезова. Это был первый отечественный атлас, сохранившийся до наших дней. Он включает 23 карты Сибири и севера Европейской России, составленных на основе материалов русских землепроходцев. Несколько позже С. У. Ремезовым с сыновьями было составлено еще два картографических произведения по России: «Хорографическая чертежная книга» (1697−1711 гг.) на 171 листе и «Служебная чертежная книга» (1702−1730 гг.) на 116 листах.

Все русские карты тех времен строились без градусной сетки. Роль географической основы этих карт выполняла гидросеть, прорисованная достаточно полно и подробно. Первые инструментальные топографические съемки в России (побережье Финского залива, река Дон) относятся к петровскому времени. Именно тогда начались работы по геодезическому обоснованию топосъемок и по составлению Генеральной карты России. Руководителем геодезических съемок был И. К. Кириллов.

По указанию Петра I была организована первая в России научная экспедиция для изучения «всех царств Сибири». Руководителем ее был назначен приглашенный Петром из Данцига Даниил Готлиб Мессершмидт (1685−1735). Семилетнее путешествие участников этой экспедиции (1720−1727 гг.) положило начало планомерному изучению Сибири. По Сибири маршрут проходил от Верхотурья на Тюмень, Тобольск, Тару, Томск. Участники экспедиции посетили Кузнецкую и Минусинскую котловины, обследовали прилегающие к Енисею районы вплоть до Туруханска, бассейн Нижней Тунгуски, перешли на Лену, затем в Иркутск, в Забайкалье. В Тобольск экспедиция вернулась из Иркутска по рекам Ангара -- Кеть -- Обь -- Иртыш.

Во время работы экспедиции было открыто несколько месторождений полезных ископаемых (угля, графита), описаны серебряно-свинцовые рудники и соленые озера Забайкалья, проведено первое в науке описание многолетней мерзлоты (из сообщений землепроходцев о ней было известно значительно раньше). По итогам работы Мессершмидт подготовил 10-томное «Обозрение Сибири», которое можно рассматривать как первое научное описание этого обширного региона. В «Обозрение Сибири» был включен ряд карт. Эта работа Мессершмидта является также одним из первых научных отчетов об экспедиции. Позднее таких отчетов появилось очень много.

В петровские времена продолжалось продвижение русских на восток. В самые последние годы XVII столетия предпринял поход на Камчатку В. В. Атласов (1697−1699 гг.), составивший довольно точное и подробное описание полуострова, его населения и быта. Он дал блестящие этнографические характеристики коренного населения. Д. Анциферов и И. Козыревский открыли в 1711—1713 гг. ряд северных Курильских островов. Посланные на Дальний Восток «…до Камчатки и далее» по приказу Петра I Иван Евреинов и Федор Лужин достигли центральной группы Курильских островов и нанесли 14 островов на карту.

В начале XVIII столетия в связи с присоединением Камчатки к России было организовано судоходство на Охотском море. Привычным делом стало плавание между Охотском и Камчаткой, а в 1719 г. было предпринято первое плавание через Охотское море к Курильским островам. Из участников этого плавания вышли многие исследователи Охотского и Берингова морей, плававшие к северу до Берингова пролива и к югу до Японии.

Потребность в географических сведениях о севере и северо-востоке, поиск северо-восточного пути в Индию и Китай предопределили организацию по инициативе Петра I Первой Камчатской экспедиции под руководством Витуса Беринга и Алексея Чирикова (1725−1730 гг.). Сам Петр I собственноручно составил инструкцию для этой экспедиции, основной задачей которой были поиски того места, где Азия «сошлась ли с Америкой». Во время этой экспедиции в пределах современной территории России были открыты залив Креста и бухта Проведения и вторично, спустя почти столетие после плавания Семена Дежнева, был открыт пролив, соединяющий Тихий океан с Северным Ледовитым, т. е. окончательно подтверждено отсутствие связи Азии с Америкой. На обратном пути был открыт один из островов Диомида.

Однако самым грандиозным научным событием первой половины XVIII в. стала Вторая Камчатская экспедиция 1733−1743 гг., возглавляемая Витусом Берингом. Эта экспедиция вошла в историю русских географических открытий под названием Великой Северной, иногда ее называют Сибирско-Тихоокенской (рис. 2).

Экспедиция состояла из нескольких отрядов и была весьма многочисленной не только по российским, но и по мировым меркам. В ней участвовало около 570 человек. Отряд самого Беринга и Чирикова должен был исследовать берега Северной Америки. Он открыл Командорские и Алеутские острова. Отряд М. П. Шпанберга получил задание нанести на карту Курильские острова и плыть дальше в Японию.

Для изучения северных берегов России было организовано пять отрядов. Их цель -- обследовать и закартировать берега от Архангельска до крайнего северо-востока, а по возможности и до Камчатки.

Каждый отряд имел свой участок работы: от Архангельска до Оби; от Оби до Енисея; от Енисея на восток; от Лены до Енисея и от Лены на восток. Северные отряды работали самостоятельно, непосредственно подчиняясь морскому ведомству Адмиралтейств-коллегии. Это было планомерное исследование Северного морского пути.

Столь же самостоятельно, но под эгидой Академии наук работал так называемый «академический отряд», изучавший внутренние районы Сибири. Он состоял из нескольких профессоров и пяти студентов Российской академии наук.

В результате работ экспедиции были нанесены на карту с помощью геодезических инструментов и научно описаны многие территории Сибири и Дальнего Востока. В 1742 г. участник экспедиции С. И. Челюскин достиг крайней северной точки Азии и нанес: ее на карту. Ныне эта точка носит имя Челюскина. Были сделаны съемки побережья от Архангельска до Берингова пролива, определено расстояние между Азией и Северной Америкой, сделаны описания многих сибирских рек на значительном их протяжении -- Оби, Иртыша, Таза, Енисея, Пясины, Лены, Яны, Индигирки, Колымы, Большого Анюя, Анадыря.

Как видим, для названия этой экспедиции Великой Северной были достаточно веские основания. Особенно велики заслуги северных отрядов В. Прончищева, С. И. Челюскина, С. Г. Малыгина, Д.Я. и Х. П. Лаптевых, Д. Л. Овцына, П. Ласиниуса.

Академический отряд возглавили натуралист Иоганн Георг Гмелин (известный под именем Гмелина-старшего) и историк Герард Фридрих Миллер. Это была уже вторая научная экспедиция, работавшая на Среднесибирском плоскогорье, в Прибайкалье и Забайкалье, Кузнецкой и Минусинской котловинах. По Алтаю, Салаиру и Кузнецкому Алатау ее участники привезли первые научные материалы.

Гмелин обратил внимание на резкие различия в природе по разным берегам Енисея, в то время как Урал не является, по его мнению, сколько-нибудь значительным природным рубежом, во всяком случае для расселения растений. «Мне не казалось, что я в Азии нахожусь, пока до Енисея-реки не доехал… Весь вид земли до означенной страны казался мне европейским. Но от Енисея-реки как на восток, так и на юг, и на север, земля другой вид и не знаю какую другую силу получила"*. В связи с этим Гмелин готов был признать, что за Енисеем начинается «особливая часть света», т. е. готов был провести границу между Европой и Азией именно по Енисею.

В составе экспедиции И. Г. Гмелина в 1733—1736 гг. работал студент С. П. Крашенинников, ставший впоследствии академиком, который в 1737—1741 гг. проводил самостоятельные всесторонние исследования Камчатки. Он девять раз пересек Камчатский полуостров, прошел вдоль Камчатского побережья 1700 км и более 3500 км внутренних маршрутов. С. П. Крашенинников проводил комплексные исследования, выступая то как географ и геолог, то как ботаник и зоолог, то как историк и этнограф, то как лингвист. Итогом этого путешествия стала книга «Описание земли Камчатки», вышедшая в свет только в год смерти автора (1755 г.), уже после его кончины.

«Описание земли Камчатки» -- лучшее в мировой литературе XVIII в. страноведческое описание малоизвестного региона, ставшее образцом для нескольких поколений географов и не утратившее своего значения до настоящего времени. Вскоре после публикации эта книга была переведена на четыре европейских языка. Позднее она несколько раз переиздавалась у нас в стране и за рубежом.

В 1739, г. в составе Академии Наук был организован Географический департамент, а уже в 1745 г. был издан подготовленный этим департаментом «Атлас Российской империи». Изображение огромной территории России на картах атласа было сделано с большой точностью, превосходящей точность западно-европейских карт. В этом атласе впервые в России была использована градусная сетка.

Из географов петровского времени особенно выделяется Василий Никитич Татищев (1686−1750 гг.). По разносторонности своей деятельности он был типичным представителем петровской эпохи. Воспитанник и сподвижник Петра I, B.H. Татищев был крупным организатором горнорудного дела и изучения Урала, строителем многих уральских заводов и городов, историком, одним из первых русских географов.

В.Н. Татищев сформулировал задачи географии и в 1737 г. представил в Сенат «Предложения о сочинении истории и географии Российской». В них он указывал, что текст и карты должны дополнять друг друга. Пользуясь сведениями и материалами камчатских экспедиций, В. Н. Татищев написал «Общее географическое описание всея Сибири» (1736 г.). В 1739 г. появилась его работа «Руссия, или, как ныне зовут, Россия», а в 1744 г. -- «Введение к историческому и географическому описанию Всероссийской империи». В. Н. Татищев провел районирование Европейской России и предпринял первую попытку создания русской энциклопедии. Его «Лексикон», составленный до буквы «К», вышел в свет в 1793 г. и содержал большое количество географических статей (понятия и названия).

Середина XVIII столетия может быть названа ломоносовским периодом в развитии географии, учитывая как саму деятельность М. В. Ломоносова, так и влияние его идей на развитие российской географии.

Будучи ученым-энциклопедистом, М. В. Ломоносов успешно занимался проблемами, близко стоящими к географии, а также и непосредственно к ней относящимися. Это касается строения («слоистости») атмосферы, идеи о единой, «мерзлой» оболочке планеты, о морском и континентальном климатах, о постоянном изменении и развитии земной поверхности, о взаимодействии при этом внешних и внутренних сил. Все это относится к теоретическим основам географии.

М.В. Ломоносов провел большую работу по сбору материала для исправления и уточнения первого академического атласа России. Под его руководством была составлена «Полярная карта». Огромный вклад М. В. Ломоносов внес в комплексное изучение Северного Ледовитого океана. Он создал на основе материалов камчатских экспедиций первое комплексное описание Северного Ледовитого океана и его берегов (1762 г.). В этом описании дается верная схема движения льдов, классификация морских льдов, объяснение происхождения ископаемого льда; изложены мысли о происхождении вечной мерзлоты, вечных снегов и ледников. М. В. Ломоносов добился организации секретной Полярной экспедиции под руководством В. Я. Чичагова (военного моряка) с целью достижения Камчатки северным путем. Эта экспедиция имела базу на Груманте (Шпицбергене).

Возглавив в 1758 г. Географический департамент Академии наук, Ломоносов выступает как организатор географического изучения страны, геодезических и картографических работ, при его поддержке увидели свет первые региональные географические работы в России: «Описание земли Камчатки» С. П. Крашенинникова (1755 г.) и «Топография Оренбургская» П. И. Рычкова (1762 г.), в которой описана обширная территория от Волги до Тобола.

Много внимания М. В. Ломоносов уделил разработке программ: научных экспедиций. Согласно «записке», разработанной им в 1764 г., участники экспедиций должны проводить астрономические наблюдения для привязки посещенных мест, изучать их природу («натуру»), экономические особенности, быт, обычаи, нравы жителей, т. е. исследования должны быть в полном смысле этого слова комплексными. Эта «записка» легла в основу разработки программ Академических экспедиций второй половины XVIII в.

Толчком к организации этих экспедиций послужило редкое астрономическое явление -- прохождение Венеры через диск Солнца. Это привлекло внимание всего научного мира. В России тоже было решено провести наблюдение в ряде городов, для чего были направлены физические экспедиции, но Академия наук включила в их состав ученых-натуралистов для естественнонаучных наблюдений.

Знаменитые Академические экспедиции 1768−1774 гг. имеют особое значение в географическом исследовании России. По замыслу и своим результатам они относятся к самым исключительным событиям в научном мире. Л. С. Берг писал: «В течение 1768−1774 гг. Академия, можно сказать, открыла всему свету новую часть мира -- Россию"**. Перед этими экспедициями впервые была поставлена задача всестороннего комплексного описания природы, полезных ископаемых и хозяйства крупных регионов страны. Во главе этих экспедиций были поставлены такие известные ученые с разносторонней подготовкой, как П. С. Паллас, И. И. Лепехин, С. Г. Гмелин (Гмелин-младший, племянник И.Г. Гмелина), Н. Я. Озерецковский, В. Ф. Зуев, И. С. Георги, И. П. Фальк и др.

Маршруты путешественников охватили многие районы Европейской России, Урал, Кавказ, Западную и Восточную Сибирь вплоть до бассейна Амура. Особенно велики заслуги П. С. Палласа, выдающегося ученого, прошедшего многими маршрутами по Сибири и Европейской России, создавшего много научных гипотез. Палласом впервые были поставлены такие проблемы русского естествознания, как происхождение чернозема и причины безлесия степей, колебания уровня Каспийского моря, связи Каспия с Черным морем, которые в последующем вызвали острые дискуссии в русской географии. Сравнительное изучение Алтая и Урала позволило Палласу выступить с общей схемой строения земной коры. Он писал о роли внутренних и внешних сил в образовании гор, но вместе с тем не исключал и роли геологии катастроф. Он писал об исчезновении лесов и истреблении некоторых видов животных (выдры, бобра, калана). По результатам своих путешествий П. С. Паллас опубликовал пятитомное «Путешествие по разным провинциям Российского государства» (1773−1788 гг.).

По всем Академическим экспедициям были составлены пространные научные отчеты, опубликованные и неопубликованные, содержащие богатые сведения по климату, геологическому строению, полезным ископаемым, рельефу, растительности и животному миру посещенных мест. Подробно описаны в отчетах также население, его быт, религия, археологические находки. В написании отчетов участвовали и помощники руководителей, авторство которых тоже сохранено.

С середины XVIII в. проводились значительные работы по созданию искусственных водных путей на северных реках Европейской России, для чего необходимы были довольно разнообразные сведения по режиму, глубинам рек, ледоставу и т. д. В связи с запросами практики в 1773 г. была издана «Российская гидрография», содержащая много сведений о реках, озерах, колодцах и даже городах и быте населения. В 1776 г. был составлен атлас Волги. В 1776—1781 гг. проведено генеральное межевание Европейской России.

В первой половине XIX в. научные исследования территории России продолжались, хотя наиболее знаменательными событиями этого периода были русские кругосветные плавания.

В 1837 г. изучением органического мира Новой Земли занимался академик К. М. Бэр. Он был первым ученым, посетившим Новую Землю и фактически открывшим для науки ее флору и фауну, пионером ее геологического и географического изучения. К. М. Бэр сумел выявить глубокие связи органического мира с окружающей средой, дал очень выразительные характеристики природы Новой Земли, раскрывающие его как географа-комплексника.

Позже Бэр предпринял еще ряд путешествий в пределах Русской равнины: от устья Колы (Мурманск) через восточные районы Карелии в Финский залив; в район Чудского озера; от Санкт-Петербурга через Тверь в Москву; по Волге в Каспий. Особенно большую известность получили его каспийские исследования. Бэр высказал прославившие его среди географов соображения о причинах асимметрии речных долин (ныне общеизвестный «закон Бэра») и о происхождении прикаспийских бугров, получивших позднее название «бэровских бугров».

В 1840 г. известный зоолог Э. А. Эверсманн опубликовал первую часть своей «Естественной истории Оренбургского края», которая по сути своей является комплексным географическим описанием степного и полупустынного Заволжья.

В 1842 г. исследования на Алтае, бывшем до этого малоизученным районом, проводил П. А. Чихачев. Он посетил восточные районы Алтая (бассейны Чуй, Чулыпмана, Телецкое озеро), пересек Абаканский хребет, Минусинскую котловину, Кузнецкий Алатау. Чихачевым были составлены геологические карты посещенных районов и собран большой гербарий растений Алтая. Одной из важнейших заслуг П. А. Чихачева является открытие Кузбасса. Разрозненные выходы угля в этом районе были известны и ранее, но проведенные исследования позволили П. А. Чихачеву сделать вывод о наличии здесь сплошных пластов каменного угля, протянувшихся на многие десятки километров. Он определил размеры бассейна и нанес его на карту под названием «Кузнецкий каменноугольный бассейн».

В 1842—1845 гг. по поручению Академии наук свое большое путешествие в Сибирь совершил А. Ф. Миддендорф. Его Сибирская экспедиция должна была решить две задачи: изучение органической жизни практически неисследованного Таймыра и исследование многолетней мерзлоты. Путешествие охватило огромную территорию: через южную часть Западной Сибири к Красноярску, затем по Енисею до Дудинки, по Северо-Сибирской низменности до устья Хатанги и далее работы на Таймыре, с маршрутами в его пределах.

Вернувшись в Красноярск, А. Ф. Миддендорф продолжил путешествие через Иркутск на Лену, затем до Якутска, где в скважинах и колодцах изучил мерзлоту, но мощность мерзлого слоя ему оценить не удалось. Из Якутска экспедиция направилась по реке Алдан, через Становой хребет в долину Уды и по ней к юго-западным берегам Охотского моря. Проведя обследование побережья, Шантарских островов и Тугурского залива, А. Ф. Миддендорф вместе со своими спутниками отправился вверх по реке Тутур, через Буреинские горы в бассейн Амура, затем по Амуру до слияния Шилки и Аргуни, а оттуда через Нерчинск и Кяхту вернулся в Иркутск.

Таким образом, замечательное путешествие А. Ф. Миддендорфа охватило самые северные районы Евразии и огромные пространства Сибири и Дальнего Востока, вплоть до берегов Охотского моря, Шантарских островов и бассейна Амура. Эта экспедиция была не обычной комплексной, а экспедицией по определенным проблемам. Однако, кроме решения основных задач, Миддендорф первым описал рельеф обширной Енисейско-Хатангской низменности и гор Бырранга, охарактеризовал геологию гор. А в числе результатов путешествия на восток, помимо изучения мерзлоты, были первые точные данные по геологии юго-западного побережья Охотского моря и бассейна Амура. Миддендорф правильно охарактеризовал, этот регион как горную страну.

Сибирская экспедиция А. Ф. Миддендорфа сыграла большую роль в дальнейшем развитии отечественной географии и организации систематических научных исследований.

Исследования на юге Дальнего Востока продолжил Г. И. Невельской. В 1849 г. он прошел Татарский пролив и установил, что Сахалин является островом. Будучи назначенным в 1850 г. начальником Амурской экспедиции, Невельской организовал исследования обширной территории Приамурья, а также Сахалина и Татарского пролива, на обоих берегах которого был поднят русский флаг. В нижнем течении Амура в 1850 г. был заложен Николаевский пост (Николаевск-на-Амуре). Экспедицией было обследовано Нижнее Приамурье, открыты Буренский хребет, озера. Чукчагирское и Эворон, составлена первая точная карта Южного Сахалина. В 1853 г. Невельской поднял русский флаг на Южном Сахалине. Заключение с Китаем договора 1858 г., а затем 1860 г. окончательно закрепило русские границы на Дальнем Востоке.

Продолжились в XIX столетии и исследования крайнего северо-востока страны. В 1821—1823 гг. были организованы две экспедиции для изучения северо-восточных берегов России и прибрежных вод: Усть-Янская и Колымская. Поводом этому послужило поступление все новых сообщений о неизвестных землях, расположенных севернее этих берегов («Земля Андреева», «Земля Санникова», были открыты и бегло описаны Новосибирские острова). Усть-Янской экспедицией руководил П. Ф. Анжу, а Колымской -- Ф. П. Врангель. Оба позднее стали адмиралами,

Экспедиция Анжу вышла из Жигановска на Лене, описала северные берега между р. Оленек и устьем Индигирки, большое внимание уделила описанию Новосибирских островов. Анжу составив сравнительно точную карту этого архипелага. Колымская экспедиция отправилась из Якутска через Верхоянский хребет, Средне- и Нижнеколымск. Она описала берег от устья Индигирки до Колючинской губы, Медвежьи острова, исследовала бассейн р. Большой Анюй и описала тундру к востоку от устья Колымы и к северу от р. Малый Анюй (см. рис. 3).

Большую роль в дальнейшем изучении территории России и ряда зарубежных регионов сыграло создание в 1845 г. в Петербурге Русского географического общества (РГО). Подобные общества стали возникать в ряде стран мира начиная с 20-х годов XIX столетия (Парижское, Берлинское, Королевское в Лондоне и др.). Русское географическое общество было в числе первых из них. Инициаторами создания РГО были такие известные ученые и мореплаватели, как Ф. П. Литке (возглавлявший общество 21 год), К. М. Бэр, Ф. П. Врангель, К. И. Арсеньев и др. Это общество и стало в дальнейшем организующим и координирующим географическим центром в стране. Несколько позже были открыты его отделения в Иркутске, Омске и других городах.

Самой первой и важнейшей задачей основатели РГО поставили познание своего отечества, хотя общество организовывало экспедиции и в другие районы земного шара (в Центральную Азию, на Новую Гвинею, в Иран, в Тихий океан, в Арктику). Экспедиции РГО обследовали обширные территории современной России на Урале и Алтае, в Туруханском крае, в Прибайкалье и Уссурийском крае, на Сахалине, Камчатке, Чукотке, не говоря о Таджикистане, Памиро-Алае и Тянь-Шане, Аральском море, Балхаше и Иссык-Куле, ныне ставших зарубежными, а в то время составлявших южные окраины России. Первой экспедицией, организованной РГО, была экспедиция геолога профессора Э. К. Гофмана на Северный и Полярный Урал (1848−1850 гг.).

Наибольшую известность РГО принесли экспедиции, организованные в Центральную Азию, в ее труднодоступные районы. Фактически экспедиции РГО (Н.М. Пржевальского, М. В. Певцова, Г. Н. Потанина, П. К. Козлова, Г. Е. Грум-Гржимайло и др.) открыли Центральную Азию для европейцев.

В азиатской части России в работах экспедиций географического общества принимали участие такие известные исследователи, как Р. К. Маак, Ф. Б. Шмидт (Восточное Забайкалье, Приамурье, Приморье, Сахалин), И. А. Лопатин (Витимское плоскогорье и низовья Енисея) и многие другие.

Р.К. Маак совершил по заданию Сибирского отдела РГО три ответственные и труднейшие экспедиции по Сибири и Дальнему Востоку (1853−1855, 1859 гг.). Он всесторонне исследовал и блестяще описал совершенно неизвестные в то время бассейны Вилюя и Оленека, первым открыл в Центральной Якутии юрские морские отложения, описал также верхнее и среднее течение Амура и Уссурийскую низменность до озера Ханка.

Кроме Русского географического общества и его отделов, изучением природы России занимались и другие добровольные общества. В 1765 г. в Петербурге было создано Вольное Экономическое общество, в изданиях которого публиковались работы П. И. Рычкова, В. В. Докучаева, Г. И. Танфильева и других известных русских ученых. При Московском университете в 1805 г. организуется Московское общество испытателей природы (МОИП), которое, как и РГО, продолжает свою деятельность и поныне. Активными членами этого общества были К. Ф. Рулье, Н. А. Северцев, А. П. Павлов, А. П. Карпинский, В. Л. Комаров, В. Н. Сукачев. Профессор Московского университета К. Ф. Рулье -- замечательный биолог и разносторонний ученый-энциклопедист, создавший основы новой науки -- экологии и много сделавший для географического и зоологического изучения Подмосковья, часто напоминал своим слушателям изречение Овидия: «Познай сперва свое отечество и после этого путешествуй» -- и считал достойной задачей каждого ученого «исследовать три вершка ближайшего к исследователю болота».

Подводя итоги весьма продолжительного начального периода научных исследований территории России, необходимо отметить, что он был периодом организации прежде всего комплексных научных экспедиций. Продолжались географические открытия в окраинных частях России и расширение ее территории. Этот период -- время организации Академии наук и создания ряда добровольных естественнонаучных обществ, возглавивших работы по изучению природы, населения и хозяйства страны. В этот период организуются и первые специальные тематические экспедиции

Период крупных экспедиционных исследований, в том числе отраслевых

Вторая половина XIX в. -- время активного и целенаправленного изучения территории России, время ярких личностей в российской географии. Этот отрезок времени характеризуется большими изменениями в общественно-экономической жизни страны. В 1861 г. была проведена Крестьянская реформа -- отменено крепостное право, после чего в России стал бурно развиваться капитализм. Учрежденные в 1864 г. земства стали заниматься местными вопросами: развитием промышленности, сельского хозяйства, торговли, строительством дорог и т. д.

Запросы практики стимулировали сбор конкретных, точных сведений о различных сторонах и свойствах природы (о полезных ископаемых, рельефе, возможностях развития земледелия, пушных зверях, древесине и т. д.). Все это способствовало развитию экспедиционных, прежде всего узкоспециальных исследований (геологических, климатических, ботанических, зоологических, геоморфологических и т. д.) и привело к накоплению огромного материала, требующего анализа и обобщений. Начинается резкая дифференциация в географии. В ее недрах обособляются в самостоятельные отрасли географические науки -- климатология, гидрология, геоморфология, океанография, почвоведение и др. Такая дифференциация наук характерна для данного периода не только в России, но и за рубежом.

Не только добровольные общества, но и земства включились в это время в изучение природы, населения, его быта и хозяйства своих губерний, однако РГО и его отделы продолжают играть очень важную роль.

Свыше 40 лет (1873−1914 гг.) работой РГО руководил знаменитый географ П.П. Семенов-Тян-Шанский, много сделавший не только для изучения Средней Азии, но и для организации экспедиций общества, его издательской деятельности, для ознакомления русского общества с географией своего отечества. Под его редакцией было создано многотомное издание «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (1899−1914 гг.).

По настоянию П.П. Семенова-Тян-Шанского в экспедиционные работы были вовлечены такие политические ссыльные, как И. Д. Черский, А. Л. Чекановский, Б. И. Дыбовский, Н. М. Ядринцев, внесшие большой вклад в познание природы Сибири. Для многих экспедиций, организуемых РГО, П.П. Семенов-Тян-Шанский собственноручно составлял программы исследований или помогал в их составлении. Среди тех, кто получил программу из рук: П.П. Семенова-Тян-Шанского, можно назвать А. Л. Чекановского, И. Д. Черского, П. А. Кропоткина, А. И. Воейкова, Ю. М. Шокальского и мн. др.

А.Л. Чекановский выполнил в южной части бывшей Иркутской губернии на обширной и труднодоступной горной территории первую геологическую съемку в Сибири. По заданию Сибирского отдела РГО он отправился в экспедицию по Нижней Тунгуске до ее устья, а затем в бассейн Оленека через верховья Вилюя. От устья Оленека Чекановский прошел в Верхоянск, Якутск и вернулся в Иркутск. В задание экспедиции входила маршрутная геологическая съемка. За три года Чекановский прошел более 25 тыс. км. В результате проделанных работ им составлена карта большей части Средней Сибири. Он дал первые сведения о геологическом строении Тунгусского бассейна, бассейна р. Оленек, района Верхоянска, определил юрский возраст Иркутского угольного бассейна. По сути дела, А. Л. Чекановский положил начало систематическому геологическому исследованию Средней Сибири.

И.Д. Черский много сделал для познания природы Прибайкалья, Восточного Саяна (1873−1881 гг.), создал первую научную гипотезу происхождения рельефа Восточной Сибири и выдвинул идею о том, что Прибайкалье представляет собой древнейший участок суши Азии. По заданию Академии Наук он отправился в Якутию проводить исследования в бассейне Колымы (1891−1892 гг.), на берегу которой и умер, не успев закончить работы.

Академия Наук снарядила в конце XIX столетия специальные экспедиции на север Западной Сибири (Р.Б. Шмидт), на Таймыр (Э.В. Толль), на побережье Чукотки (К.А. Воллосович), доставившие ценные сведения о природе полярных областей и о следах ледникового периода в Сибири*.

П.А. Кропоткин возглавил Олекминско-Витимскую экспедицию Сибирского отдела РГО в Забайкалье (1866 г.). Во время экспедиции он открыл Патомское нагорье, пересек Делюн-Уранский, Северный и Южный Муйский хребты, Витимское плоскогорье, перевалил Яблоновый хребет и вышел к Чите. Проведенные исследования позволили уточнить представления о природе Забайкалья. Кроме этого, П. А. Кропоткин исследовал Восточный Саян (1865 г.) и спустился по Амуру (1864 г.). Материалы экспедиций П. А. Кропоткин использовал для составления первой достоверной карты рельефа Восточной Сибири и подготовки труда «Общий очерк орографии Восточной Сибири» (1875 г.). Наиболее ценным вкладом Кропоткина в географическую науку является разработанная им теория покровных оледенений, изложенная в труде «Исследование о ледниковом периоде» (1876 г.). Основные положения этой теории сохранили свое значение до настоящего времени. Интересно отметить, что П. А. Кропоткин, изучая по литературе состояние льдов вблизи Новой Земли, предсказал наличие еще не открытой земли в районе архипелага Земли Франца-Иосифа и Северной Земли.

В 80-х годах XIX в. А. А. Тилло возглавил работу по составлению гипсометрической карты Европейской России в масштабе 60 верст в дюйме. Карта была опубликована в 1889 г. (без северной ее части). К карте прилагалась обстоятельная записка «Орография Европейской России на основании гипсометрической карты». При составлении карты были выявлены многие неверные представления о рельефе Русской равнины, сохранившиеся с давних времен. По предложению А. А. Тилло свои названия получили Среднерусская и Приволжская возвышенности.

Составленная гипсометрическая карта использовалась при строительстве железных дорог, т. е. имела практическое значение.

Накопление огромного фактического материала, собранного в многочисленных, часто узкоотраслевых экспедициях, требовало их квалифицированного анализа и синтеза, но, для того чтобы подняться до широких географических обобщений, необходимо было быть разносторонне образованным ученым. Выдающуюся роль в таком синтезе сыграли В. В. Докучаев и А. И. Воейков.

Александр Иванович Воейков занимался вопросами климатологии, но его труд «Климаты земного шара, в особенности России» (1884) -- образец настоящей географической работы, в которой показано единство и непрерывность географической оболочки. Климат отдельных районов рассматривается в ней как сложный динамический процесс, зависящий в своем формировании от всей физико-географической обстановки.

Особое место среди ученых-исследователей природы нашей страны занимает Василий Васильевич Докучаев. Он был ученым широкого профиля, совмещавшим в себе почвоведа, геолога, геоморфолога, автора глубочайших обобщений, создателя новых наук и учений. Важной особенностью работ В. В. Докучаева была их неразрывная связь с самыми важными запросами практики.

В.В. Докучаев -- основатель современного генетического почвоведения и основоположник учения о ландшафтах. Свои полевые исследования Докучаев проводил главным образом в южной, лесостепной и степной, части Русской равнины, изучая по поручению Вольного экономического общества черноземы, а также на Кавказе. В своем классическом труде «Русский чернозем» (1883) Докучаев подошел к почве как к особому природному телу, самостоятельному компоненту природы, образование которого зависит от многих факторов, в число которых им включены все компоненты природы, а также фактор времени. В этом труде были заложены основы нового почвоведения. В другой, не менее известной работе «Наши степи прежде и теперь» (1892) В. В. Докучаев дает комплексную характеристику степей, предлагает и обосновывает мероприятия по борьбе с: засухами и суховеями.

Выдающийся полевой исследователь, Докучаев явился новатором в организации особых комплексных экспедиций «по оценке земель». В 1882—1895 гг. он был организатором и руководителем трех крупнейших экспедиций: Нижегородской и Полтавской по оценке земель и «Особой экспедиции по испытанию и учету различных способов и приемов лесного и водного хозяйства в степях России». Эти экспедиции были образцом комплексных физико-географических экспедиций, тесно связанных с практическими задачами. Они были проведены с присущей Докучаеву глубиной и тщательностью наблюдений, на высоком теоретическом уровне и с большой практической ценностью полученных результатов и выводов. Итогом каждой экспедиции явился выпуск нескольких томов трудов, организация губернских естественно-исторических музеев и ряда опытных станций (например, «Каменная степь»).

Почвенные исследования привели В. В. Докучаева к пониманию тесной взаимосвязи между всеми компонентами природы, лежащей в основе существования ПТК. Докучаев выделил крупные ПТК -- естественно-исторические зоны и сформулировал основной географический закон, который он назвал законом широтной и вертикальной (высотной) зональности. Огромно теоретическое и практическое значение разработанных им принципов преобразования природы. В. В. Докучаев сформулировал комплексный подход к воздействию на природу степей.

Большой вклад в изучение природы нашей страны, в выявлении ряда закономерностей в природных явлениях и их размещении внесли многочисленные ученики и последователи В. В. Докучаева. В их числе особенно выделяются Г. Н. Высоцкий, Г. Ф. Морозов, Г. И. Танфильев, В. И. Вернадский, К. Д. Глинка, Л. С. Берг и др.

А.Н. Краснов, в своих работах следовавший главному завету своего учителя В. В. Докучаева -- «изучать цельную и нераздельную природу», был противником узкой специализации географов. Он написал первый университетский учебник по общему землеведению, состоявший из четырех книг (1895−1899 гг.). А. Н. Краснов раньше, чем кто-либо другой, определил географию как науку о географических комплексах (1895 г.). В число многочисленных научных поездок и экспедиций А. Н. Краснова по различным регионам мира входят и его исследования ряда районов современной территории России -- Алтая, Прикаспийских степей, западных районов Кавказа и Предкавказья, Приморья и Сахалина.

Г. Н. Высоцкий занимался изучением почв и растительности степей и вопросами их увлажнения. Он нашел объективный показатель степени увлажнения в виде отношения годового количества осадков и испаряемости. Причину безлесия степей он видел не в одном каком-либо факторе, а в их совокупности; им созданы научные основы степного лесоразведения и мелиорации. Г. Н. Высоцкий одним из первых изучал смены растительности, происходящие под влиянием деятельности человека. В течение 12 лет он вел стационарные наблюдения на одном из созданных В. В. Докучаевым стационарах -- Велико-Анадольском. Г. Н. Высоцкий дал конкретную характеристику природных зон Русской равнины и показал большое разнообразие природных условий внутри каждой из них.

Г. И. Танфильев занимался изучением степей, европейских тундр и болот, причинами безлесья тундр и степей, вопросами физико-географического районирования. В 1897 г. он опубликовал большую работу «Физико-географические области Европейской России». Его перу принадлежит очень интересное и важное для того времени описание природы Барабы и Кулундинской степи -- своеобразных областей Западной Сибири (1902 г.).

Г. Ф. Морозов -- основатель научной школы лесоводов, создатель учения о лесе. Он признавал, что «лес есть явление географическое», т. е. тысячами нитей связан со всеми другими компонентами природного комплекса.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой