Жанр репортажа в творчестве Л.М. Рейснер

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. «ВАЛЬКИРИЯ РЕВОЛЮЦИИ»: БИОГРАФИЯ И ТВОРЧЕСТВО Л.М. РЕЙСНЕР

1.1 Жизненный путь Л. М. Рейснер (1895 — 1926)

1.2 Начало творческого пути

1.3 Журналистское творчество Л. М. Рейснер в годы Гражданской войны

1.4 Основные даты жизни и творчества Л.М. Рейснер

2. ЖАНР РЕПОРТАЖА В ТВОРЧЕСТВЕ Л.М. РЕЙСНЕР

2.1 Особенности репортажа и репортажного письма как жанра

2.2 Развитие жанра репортажа в России

2.3 Своеобразие и мастерство репортажного письма Ларисы Михайловны Рейснер

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

В современных средствах массовой информации репортаж занимает лидирующие позиции. Невозможно представить выпуск новостей на радио или телевидении без репортажа; нет такой газеты, которая бы игнорировала этот жанр. Роль репортажа в средствах массовой информации резко возрастает в пору чрезвычайных происшествий, когда реципиент ждет подробностей незамедлительно, и каждое средство массовой информации в таких случаях стремится опередить конкурентов в оперативности освещения экстремального события. В этой связи значительный научный и практический интерес представляет изучение и обобщение опыта отечественной журналистики в области репортажа как жанра журналистики на примере творческого наследия Ларисы Михайловны Рейснер.

ХХ век принес России много потрясений — революции и войны сменяли друг друга, установление диктатуры пролетариата, строительство советской республики — все это заставляло интеллигенцию делать определенный выбор. В это непростое время жила и работала Лариса Михайловна Рейснер.

И хотя имя Ларисы Михайловны Рейснер вписано в историю русской журналистики, творчество этой женщины-журналиста мало изучено. Тем более, репортерская деятельность Л. М. Рейснер до сих пор известно крайне фрагментарно.

Актуальность работы состоит в необходимости подробного и вдумчивого знакомства с личностью журналиста-репортера Л. М. Рейснер.

Лариса Рейснер (1895−1926) — поэт, писатель, журналист, комиссар отряда разведки Волжской военной флотилии, комиссар Морского Генерального штаба, «нелегал» в Германии — еще при жизни была окружена ореолом мифов и легенд, как поклонением, так и ненавистью современников. «Большевистская мадонна», «Валькирия революции», она стала прототипом комиссара в «Оптимистической трагедии» Вс. Вишневского. Б. Пастернак писал о ней «Лишь ты, на славу сбитая боями, Вся сжатым залпом прелести рвалась…».

«Яростью жизни» называли современники ее жажду к путешествиям. Не из праздного любопытства туристки, а из жажды постоянного обогащения свежими впечатлениями, достоверным знаниям событий, питающим журналистскую страсть, отправлялась она в эти странствия. Ее современник, известный журналист Михаил Кольцов писал: «Красочен, силен стремительный путь Рейснер-человека. Из петербургских литературно-ученых салонов — на опасные, объятые огнем и смертью низовья Волги, в самую гущу боев с чехословаками, потом — на Красный флот, потом — через среднеазиатские пустыни — в глухие дебри Афганистана, оттуда — в угольные шахты, на нефтяные промыслы, на все вершины, во все стремнины и закоулки мира, где клокочет стихия борющегося пролетариата, — вперед, вперед, вровень с революционным локомотивом…» Назаренко Э. Она олицетворяла революцию // http: //www. proza. ru/2012/03/26/2142. Прекрасен ты, человек?. Сборник. Глава Лариса Рейснер (авт. Э. Назаренко). — М.: Молодая Гвардия. 1987..

Она прожила всего лишь 30 лет, но какая это была яркая, насыщенная активной работой и журналистским поиском творческая жизнь! Журнал «Красная новь» в 1926 году писал о Ларисе: «Она отличалась духом искательства, неугомонной подвижности, смелости, жадности к жизни и крепкой воли. Этот воинствующий дух, не щадя себя, она отдала революции» Там же.

Через ее яркую 30-летнюю жизнь прошли самые знаменитые и известные люди той эпохи Л. Андреев, Н. Гумилёв, А. Ахматова, А. Блок, О. Мандельштам, М. Кольцов, Вс. Рождественский, Ф. Раскольников, К. Радек и др.

Судьба журналиста Ларисы Рейснер, находившейся в самом эпицентре революционной драмы, многое объясняет современным поколениям перипетии сегодняшней жизни.

Цель исследования: рассмотреть этапы творческой жизни журналистки Л. М. Рейснер.

Задачи исследования:

1. рассмотреть основные этапы биографии, а также творчество Л. М. Рейснер в годы Гражданской войны;

2. исследовать особенности репортажа и специфику развития жанра в России;

3. выявить тематические и стилистические особенности репортажа Л. М. Рейснер.

Объект исследования: особенности журналистского творчества и отражение индивидуальности Ларисы Рейснер.

Предмет исследования: период 20-годов ХХ века, репортажи Л. М. Рейснер как пример журналистики.

Теоретико-методологической базой исследования стали труды таких исследователей жизни и творчества Л. М. Рейснер, как Радек К, Васильева Л. Н., Назаренко Э., Пржиборовская Г., Эльсберг Я. Е. и других; материалы по истории журналистики и теории жанров; мемуары современников Л. М. Рейснер, а также интернет-ресурсы.

Теоретическая значимость дипломного исследования заключается в том, что данный материал вносит вклад в разработку вопроса об особенностях жанра и репортажного письма Л. М. Рейснер.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования ее основных выводов в лекционных курсах по истории отечественной журналистики и в профессиональной деятельности работников средств массовой информации.

Метод исследования. В соответствии с целью, задачами и особенностями предмета изучения были использованы различные методы исследования. Среди них теоретические: сравнительно-исторический метод, позволивший рассмотреть предмет исследования в развитии и изменении во времени и обобщить имеющиеся к настоящему времени теоретические проблемы изучения особенностей жанра репортажа и репортажного письма; системно-структурный метод, позволивший подойти к предмету исследования как целостной системе, а также выделить в этой системе в качестве центрального элемент взаимосвязей и взаимодействия структуры, языковых особенностей.

Структура дипломного исследования: введение, две главы, заключение.

В первой главе автор рассматривает основные моменты биографии Л. М. Рейснер, исследовано начало творческого пути журналистки-Рейснер, отражено ее журналистское творчество в годы Гражданской войны.

Во второй главе детально исследованы особенности репортажа и репортажного письма Л. М. Рейснер, отмечено своеобразие и мастерство ее репортажного письма. Также в этой главе прослеживается развитие жанра репортажа в российской журналистике.

1. «ВАЛЬКИРИЯ РЕВОЛЮЦИИ»: БИОГРАФИЯ И ТВОРЧЕСТВО Л.М. РЕЙСНЕР

1.1 Жизненный путь Л. М. Рейснер (1895 — 1926)

Лариса Михайловна Рейснер родилась 13 мая 1895 года в польском городе Люблин, где работал её отец Михаил Андреевич Рейснер, профессор права. Лариса Рейснер родилась в семье коммуниста, профессора Пулавского агрономического института.

Отец и брат Ларисы увлекались идеями социал-демократии, что повлияло на развитие девочки. На формирование ее мировоззрения значительное воздействие оказала близость отношений отца с русской революционной эмиграцией и видными деятелями германской социал-демократии.

Начальное образование получила в Германии и во Франции. Красивая и способная, она окончила с золотой медалью женскую гимназию и стала посещать лекции по истории политических учений в университете.

Была ведущим сотрудником созданного в начале первой мировой войны М. А. Рейснером в Петербурге журнала «Рудин», где печатала стихи и острые по содержанию очерки. В 1916—1917 Рейснер — сотрудник интернационалистского журнала «Летопись» и газеты М. Горького «Новая жизнь». Принимала активное участие в революционных событиях 1917 года в Петрограде — в пикетировании Петропавловской крепости, освобождении политзаключенных. Именно она отдала приказ революционным матросам «Авроры» дать знаменитый залп из орудий. После революции некоторое время занималась работой, связанной с сохранением памятников искусства, была секретарем Луначарского. Член партии большевиков с 1918 года.

В годы Гражданской войны — боец, политработник, комиссар. Сражалась на Восточном фронте и прошла вместе с Волжской военной флотилией весь ее боевой путь от Казани до персидской границы… В Казани была арестована контрразведкой белых, чудом бежала. Она бросалась под снег и град, под обстрелы, пила воду из луж, страдала от голода и вшей, болела лихорадкой, рядом с кавалеристами лихо сидела в седле, поражала мужчин своей неутомимостью, выдержкой и бесстрашием…

С 1918 г. в газете «Известия» под рубрикой «Письма с Восточного фронта» публиковались очерки Л. Рейснер, в которых был показан весь путь Волжской флотилии («Астрахань — Баку», «Казань — Сарапул», «Маркин» и др.). Ее очерки, статьи, стихи печатались также в «Правде», различных армейских изданиях. В 1924 г. издала книжку очерков «Фронт» (вошли многие публикации в центральной печати 1918−1920 гг.) и «Афганистан» (находилась в Афганистане с мужем, советским полпредом Ф.Ф. Раскольниковым), в 1925 г. — «Железо, уголь и живые люди».

В мае 1920 года на флагманском Краснознаменном эсминце «Карл Либкнехт» участвовала в энзелийской кампании на Каспии.

В 1921 году Рейснер отправляется вместе со своим мужем, революционером Ф. Раскольниковым, с дипломатической миссией в Афганистан. Позже вместе с К. Радеком едет в Германию, в восставший Гамбург, в Берлин… Пишет книги «Фронт», «Афганистан», «Гамбург на баррикадах». В 1925 году совершает поездки по Донбассу и Уралу, где живет в рабочих семьях, спускается в шахты, участвует в заседаниях фабричной администрации, завкомов, профсоюзов, ведет беседы с крестьянами — ежедневно, ежечасно она нащупывает путь во мраке, чутко прислушиваясь к жизни. Итогом этих поездок стала книга о шахтерах «Уголь, железо и живые люди».

Она работала над циклом «Портреты декабристов», задумала цикл о первых утопистах-коммунистах и огромную историческую эпопею из жизни уральских рабочих, собиралась ехать в Париж, лететь в Тегеран…

В начале 20-х годов имя Ларисы Рейснер гремело на всю страну. Казалось, её энергии нет конца, интерес к жизни ненасытен…

Но 9 февраля 1926 года она скончалась в Москве, в возрасте 30 лет, от брюшного тифа. Похоронена на «площадке коммунаров» на Ваганьковском кладбище.

Именно Рейснер стала прообразом женщины-комиссара, изображённой в пьесе «Оптимистическая трагедия» Всеволода Вишневского.

«Ряд статей и книжек — вот все литературное наследие Ларисы Рейснер. Ее единственная тема — Октябрьская революция. Но пока люди борются, мыслят и чувствуют, пока их влечет узнать, „как это было“, они будут читать ее книги и не отложат их, пока не дочитают до последней страницы. И женщина-воин, в уме и сердце которой все находило отклик, восстанет и после смерти из своих книг живым свидетелем пролетарской революции» (Карл Радек)

«Красочен, смел стремительный путь Рейснер-человека. Из петербургских литературно-научных салонов — на объятые огнем и смертью низовья Волги, в самую гущу боев с чехословаками, потом на Красный флот, потом — через среднеазиатские пустыни — в глухие дебри Афганистана, оттуда — на баррикады Гамбургского восстания, оттуда — в угольные шахты, на нефтяные промыслы, на все вершины, во все стремнины и закоулки мира, где клокочет стихия борьбы, — вперед, вперед, вровень с революционным локомотивом несся горячий неукротимый скакун ее жизни» (Михаил Кольцов)

В своей книге «Фронт» Рейснер рассказывает только о боях Красной Армии, но скромно умалчивает о своем участии в них.

Так пусть о ней расскажет другой участник этих боев, А. Кремлев, товарищ Ларисы; в «Красной звезде», органе Реввоенсовета, он пишет по поводу ее смерти: «Под Казанью. Белый идет напролом. Узнаем, что у нас в тылу прорвались белые, уничтожили охрану и взорвали 18 вагонов со снарядами. Наш участок разрезан надвое. Штаб здесь, а что стало с теми, кто отрезан? Приказ: идти в прорыв, узнать и связаться с отрезанными. Идет Лариса, берет Ванюшку Рыбакова (мальчик!) и еще кого-то, — не помню, — и прут втроем. Выскочили из полосы обстрела — ушли!

— Вы устали, братишка?.. Ваня? А ты?

Она была недосягаемо высока в этот миг, с этой заботой. Хотелось целовать черные от дорожной пыли руки этой удивительной женщины.

Она ходила быстро, большими шагами — чтобы не отстать, надо было почти бежать за ней…

А к утру — в стане белых. Пожарище, трупы… Отсюда, изнемогая, шли на Шихраны, где стоял красный латышский полк.

Фронт связан. И эта с хрупкой улыбкой женщина — узел этого фронта…

— Товарищи, устройте моих братишек… А я?.. Нет, я не устала!

…А потом: разведки под Верхним Услоном, под двумя Сорквашами, до Пьяного Бора. По 80 верст переходы верхом без устали!

В те дни было радости мало. И только не сходила улыбка с лица Ларисы Михайловны в этих тяжелых походах…"

1.2 Начало творческого пути

Отсчет творческой деятельности Ларисы Рейснер начинается в 1912 году, когда она вошла в университетский «Кружок поэтов», в котором также участвовали Осип Мандельштам и Всеволод Рождественский. В 1913 году в альманахе «Шиповник» была опубликована ее драма «Атлантида». В 1915—1916 годах вместе с отцом инициировала издание журнала «Рудин», в котором печаталась под псевдонимами И. Смирнов, Л. Храповицкий. Также сотрудничала с газетой М. Горького «Новая жизнь».

Ранние стихи и статьи Ларисы проникнуты открытым неприятием мещанского спокойствия людей, равнодушных к общественному движению.

Известный поэт Всеволод Рождественский, бывший ее сокурсником в Петербургском университете, вспоминал: «Лариса Михайловна часто выступала с чтением своих стихов, но больше любила поднимать острые, принципиальные споры. В этих спорах, очень жарких словесных боях она не имела противников. Находчивая, остроумная, скорая на реплики, она даже в крайней степени возбуждения никогда не теряла самообладания. И втайне гордилась своим „мужским умом“, хотя сама была воплощением женственности, тонкого кокетства. Ей была свойственна романтичность, она любила все яркое, даже резкое и решительное, но умела сдерживать свои порывы инстинктом вкуса».

Молодую издательницу волнует все новое, свежее и талантливое в литературе. Так она одна из первых заметила в выступлениях Владимира Маяковского «его гнев, его месть, его жажду освобождения».

Уже в этот ранний период творчества у нее обнаружился яркий тон в полемике с благодушно настроенными людьми и политический наступательный темперамент, непримиримость борца. Некоторым современникам эти качества казались не совсем подходящими для молодой поэтессы. Но именно такие качества: беззаветная преданность делу прогресса, стремление отдавать всю себя этому делу — были опорой ее литературного таланта.

1.3 Журналистское творчество Л. М. Рейснер в годы Гражданской войны

В годы Гражданской войны Рейснер не оставляла занятий литературой, однако основным жанром ее творчества становится теперь художественно-публицистический очерк.

С 1918 в газете «Известия» печатаются ее «Письма с фронта», составившие впоследствии книгу «Фронт: 1918−1920 гг.».

«Известия» всегда славились специальными корреспондентами — «бабушкой известинского репортажа» считается Зинаида Рихтер, специальным корреспондентом газеты была блистательная Лариса Рейснер, послужившая прообразом комиссара из «Оптимистической трагедии» Вс. Вишневского.

За годы гражданской войны в «Известиях» напечатано свыше 100 его статей, очерков, корреспонденции и заметок. Овсепян Р. П. История новейшей отечественной журналистики. М.: Изд-во Моск. ун-та: наука, 2005. Стр. 56.

Профессор И. В. Кузнецов в своем учебном пособии особое место среди авторов очерков уделят Ларисе Михайловной Рейснер: «В середине 1918 г. в „Известиях“ появились первые очерки Л. Рейснер. Публикуемые под рубрикой „Письма с Восточного фронта“, они доходчиво и убедительно рассказывали обо всех недостатках и бедах, обо всех радостях и горестях, встававших на пути героического перехода Волжско-Каспийской флотилии от Казани до Энзели. Комиссар Генерального штаба Морского флота Л. Рейснер, участвовавшая в походе флотилии, стала постоянным военным корреспондентом „Известий“. Ее перу принадлежали десятки материалов. Невозможно отделить Рейснер-писательницу от Рейснер-бойца Волжской флотилии, автора цикла очерков „Фронт“ от участника боев под Царицыном. В годы Гражданской войны ее постоянной трибуной стала газета „Известия“, помещавшая очерки писательницы под рубриками „Письма с фронта“ и „Письма с Восточного фронта“. Некоторые очерки о фронтовых событиях появились уже после окончания войны, в том числе самый лучший из них — „Казань“, напечатанный в 1922 г. в журнале „Пролетарская революция“. В послевоенное время в „Известиях“, в журналах „Прожектор“ и „Красная нива“ постоянно публикуются очерки из цикла „Уголь, железо и живые люди“. В 1924 г. очерки Л. Рейснер вышли отдельной книгой. Публицистическое наследие Л. Рейснер отличается высоким художественным мастерством. В очерках „Маркин“, „Казань“, „Астрахань“, „Астрахань — Баку“, „Казань — Сарапул“ запечатлены моряки Волжской флотилии с „их голодом и героизмом“, Астрахань, согретая ранней весной 1919 г., среди совершенно голых и неподвижных холмов Каспийского побережья, Казань с уходящими из города, спасающимися от Колчака жителями». Кузнецов И. В. История отечественной журналистики (1917 — 2000). М.: Флинта: Наука, 2002. Стр. 125

Для нас особенный интерес представляет ее первая книга «Фронт». Невозможно отделить личность автора от образа женщины-бойца Волжской флотилии, участницы боев под Царицыном. От этого образа и сейчас веет волнующим ветром бурных событий. Вот она путешествует по волнам отступления в Свияжск: «Гражданская война господствует на больших дорогах. Стоит свернуть на проселок, на тропинку, бегущую по темным межам, — и опять мир, осень, прозрачная тишина последних летних дней. Идем босиком, сапоги и хлеб на палке через плечо. Матрос Миша где-то подобрал пастушеский длинный кнут и так щелкает за спиной Портфеля, что тот приседает и готов расплакаться…»

Прибыв в Казань, путешественники, одетые по-господски прилично, доставлены кучером на квартиру … к слободскому приставу! Собственно, мы с Мишей сразу попали в театр для себя… в это-то время, когда суд божий, а также и чехословацкий, находился в полном разгаре, мы и поселились у пристава. Сперва он несколько стеснялся, которому надобно кушать живую лягушку среди бела дня да еще по старой ежовской привычке начиная это лакомое блюдо с дрыгающих задних лапок. Но затем, попивши с гостями чаю, поругав жидов и коммунистов, убедился в нашей благонадежности и совершенно успокоился.

Растягивая удовольствие, он не чаще чем через три дня, ехал в город, причем вся улица и «подвальные» отлично знали, что «сам» опять отправился в штаб с доносом на кого-нибудь из них. Вечером полиция чинно забирала очередного жильца".

Героиня очерка вскоре тоже оказывается на допросе в белогвардейском штабе. «И вот в двух шагах, лицом ко мне, группа знакомых матросов из нашей флотилии. Матросы, как все матросы восемнадцатого года, придавшие Великой русской революции ее романтический блеск. Сильные голые шеи, загорелые лица, фуражки «Андрея», «Севастополя» и просто- «Красный флот». Боцман смотрит знакомыми глазами, пристально, так что видно его голую душу, которая через двадцать минут встанет к стенке, — его рослую душу, широкую в плечах, с крестиком, который болтается на сапожном шнурке, — не для бога, а так, на счастье.

Стучит, стучит пульс: секунда, другая, две, три, не знаю сколько. И глаза, громко зовущие себе на помощь, уже не смотрят. Они, как орудия в сырую погоду, покрылись чем-то серым. Стукнули приклады — матросов уводят. В дверях боцман оборачивается. «Ну, — говорят глаза, — прощай».

Героине, как и самой Ларисе Рейснер, посчастливилось бежать с собственного допроса. «Бывают в жизни минуты сказочного, безумного, божественного счастья. Вот в это серое утро, которое я видела через окно, перекрещенное безнадежным крестом решетки, случилось со мной чудо». Это чудо она совершила сама, воспользовавшись несколькими секундами отсутствия в комнате врагов. Когда в двери еще были видны «растопыренные фалды шинели и тяжелая деревянная нога винтовки часового, высунувшегося „прикурить“, я успела подбежать к заколоченной средней двери, дернуть ее несколько раз — из последних сил — она открылась, пропустила меня, бесшумно опять захлопнулась. Я оказалась на лестнице, успела снять бинт, которым было завязано лицо, и выбежать на улицу. У окна общей канцелярии, спиной ко мне стоял пристав и в ожидании давил мух на стекле».

Чудо спасения ей помогли осуществить простые люди, умеющие «с лету» разбираться, кто враг, а кто свой. «Мимо штаба неспешной рысцой проезжал извозчик. Он обернулся, когда я вскочила в пролетку. — Вам куда? Не могу ничего ответить. Хочу и никак не могу. Он посмотрел на мой полупрозрачный костюм, на лицо, на штаб, стал на облучке во весь рост и бешено хлестнул лошадь. С грохотом неслись мы по ужасной казанской мостовой, все задворками и переулками, пока сивка-бурка, вспотев до пены и задрав кверху редкий хвост, влетела в ворота извозного двора. У моего извозчика сын служил в Красной армии, а кроме того он был мужем чудесной Авдотьи Марковны — белой, красной, в три обхвата, теплой как печь, доброй, как красное солнце деревенских платков и сказок. Она меня обняла, я ревела как поросенок на ее необъятной материнской груди, она тоже плакала и приговаривала особые нежные слова, теплые и утешные, как булочки только что с жару…

Через часа два, завернутая в платок с розанами, имея при себе фунт хлеба и три рубля деньгами, я уже выходила за казанскую заставу. Занятый осмотром проезжего воза, дозорный пост меня легко пропустил, мимо другого я пробралась кустами".

Очеркам Рейснер была свойственна специфическая «романтичность». В каждом шаге, в каждом жесте своих героев Рейснер видела легенду революции. Поэтому так нарочито колоритны краски, так энергичен ритм повествования в этих произведениях. Рейснер не столько рассказывала о происходящих событиях, сколько как бы лепила скульптурные изваяния своих героев, которые несли революции «свое геройское ремесло и подымали до себя колеблющуюся и податливую массу», «по-царски расточая сокровища своего беззаботного, доброго и непостижимо стойкого духа» («Маркин»). Нельзя не отметить, что Рейснер действительно удалось запечатлеть немало ярких психологических ситуаций: она стремилась людские судьбы революции поднять на уровень трагедии мирового духа. Так, в очерке «Астрахань», рассказывая о морском летчике, пережившем гибель сына, Рейснер писала: «Он подымается после этого на воздушные сражения по три-четыре раза в день, вопреки всем предупреждениям. Теперь на его большом лице появилась еще черта — прямая и резкая, как он сам, значение которой неизбежно и непреклонно и перед которой опускаются человеческие глаза, не смея ее узнать. Этой чертой бессильной силы отмечен Геркулес Фарнезе» (Избранные произведения. М., 1958. С. 73).

Лариса печаталась в журнале «Военмор» и не скрывала правды о Гражданской войне в своих очерках: о жестоких убийствах священников и о том, как расстреливали по приказу Троцкого его опричники провинившихся солдат «как собак резанных». Она выступала с речами пламенными перед матросами, и образ «Валькирии революции» увековечит в 1933 г. писатель Всеволод Вишневский в «Оптимистической трагедии». В энзелийской кампании на Каспии заболеет она тропической малярией, и будут пять лет её мучить приступы. Лариса Рейснер и Фёдор Раскольников, назначенный командующим Балтийским флотом, вернутся в июне 1920 г. в Петроград и будут жить по тем голодным временам вызывающе, приглашая в Адмиралтейство на приёмы элиту партийную. Она ни в чём себе не отказывала — на автомобиле Морского штаба ездила, на маскарадах в Доме искусств отплясывала, банкеты для друзей и прогулки с Блоком на лошадках устраивала.

А в Кронштадте офицерам Балтфлота с матросиками в это время подавали супы из селёдочных хвостов в голодающем городе, и проклинали они жирующих начальников.

Захватив в России власть, большевики позабыли о своих лозунгах, о том, что она народная, и диктатура пролетариата превратилась в деспотию одной партии. Очень быстро развращает человека абсолютизм правления! Обеспеченно жили в 20-х годах Раскольниковы — изобилие продуктов было у них, и щеголяла «Валькирия революции» в уникальных нарядах, реквизированных по случаю. В Кронштадтском мятеже участвовали 16 тысяч повстанцев, отказавшихся сложить оружие. 17 марта 1921 г. наступающие части прорвались по льду и завладели мятежным городом. Расправа с теми, кто остался на родине и не бежал в Финляндию, была беспощадною. И отнимали жизни у матросиков, подаривших в семнадцатом власть товарищу Ленину, и звенели в воздухе крики отчаяния: «Спасите, братцы, нас везут расстреливать».

Спустя три дня после подавления восстания, 20 марта 1921 г., оргбюро ЦК РКП (б)приняло решение направить Федора Раскольникова советским послом в Афганистан. Лариса напишет в Кабуле свои лучшие журналистские очерки, и останутся они вечной памятью поэтического таланта славянской «Валькирии», спешившей вобрать в себя самые яркие впечатления пролетающего времени: «последний месяц буду жить так, чтобы всю жизнь помнить Восток, пальмовые рощи и эти ясные, бездумные минуты, когда человек счастлив от того, что бьют фонтаны, ветер пахнет левкоями… «.

В середине августа 1921 г. мучили на допросах в Ч К Николая Гумилёва, арестованного в начале месяца, а седьмого ушёл из голодной жизни поэт-символист Александр Блок: «Пусто всё, опостылело…». Никому и ничем не поможет «милая Лери», «Валькирия революции» — слишком далеко была от мест жестокой расправы с поэтом-акмеистом и матросиками восставшими, с которыми когда-то делила пайку хлеба чёрствого.

Она «загоняла в переплёт» свой шедевр журналистики, победивший идейную прозу комиссара-писателя. Весной 1923 г. умчалась «Валькирия» в Москву повидать родителей и добиться перевода Раскольникова. Уехала от мужа ненадолго, а оказалось — навсегда. Слишком много накопилось, видимо, боли в душе «Валькирии»: расстрелян был её «истинный любимый», мучил душу Кронштадтский мятеж с расстрелами. Позовут её в дорогу баррикады Гамбурга, и она уедет туда с К. Радеком осенью 1923 г., когда начнётся там революция, а потом опять бросится с бешеной энергией в журналистику.

Она обличала в репортажах нерадивость начальников, восхищалась трудом новых строителей, готовила к изданию книгу очерков «Фронт» и другие рукописи. Предполагала «Валькирия пролетарской революции» закончить книгу о декабристах, написать об утопистах-коммунистах, но не располагала судьба. Она не доживёт до дикого времени уничтожения партийной интеллигенции — выпьет стакан сырого молока и скончается в Кремлёвской больнице от брюшного тифа 9 февраля 1926 г. на руках у матери. Её родители впадут в депрессию после смерти любимой дочери. Спустя год скончается от такого же стакана сырого молока мать Ларисы, Екатерина Александровна, а в 1928 г. уйдёт из жизни большевик Рейснер Михаил Андреевич, автор первой Конституции РСФСР 1918 г., тосковавший по своим любимым женщинам. Что ожидало «Валькирию революции» в годы Большого террора? Близость к Троцкому, связь с Карлом Радеком, знатное происхождение и принадлежность к ленинской гвардии не оставляли ей шансов на спасение.

В Большой советский энциклопедический словарь войдут биографии только детей Михаила Андреевича — разойдутся историки в своём мнении после исследования диссертации товарища Рейснера «Трактат о Божественном происхождении царской власти» и зародится у них сомнение: «А не был ли профессор шпионом и провокатором?» Его дочь, «Валькирия пролетарской революции», навсегда в истории большевизма останется, будоража умы героическим прошлым: «как искони мятежные страсти волновали гражданское общество…».

1.4 Основные даты жизни и творчества Л.М. Рейснер

1895, 2 мая — в Люблине в семье 27-летнего преподавателя законоведения Ново-Александрийского института сельского хозяйства Михаила Андреевича Рейснера и его 20-летней жены Екатерины Александровны (урожденной Пахомовой) родилась дочь Лариса.

1897−1898 — семья живет в Гейдельберге, где в университете работает отец.

1898, осень — 1903, май — живут в Томске. Отец работает на юридическом факультете Томского университета.

1898, 28 декабря — родился брат Ларисы Игорь, в будущем профессор-востоковед.

1903, май — 1907, май — семья живет в Берлине, Париже. Отец — корреспондент петербургского журнала «Русское богатство».

1907, август — 1918, март — живут в Петербурге. Отец преподает в университете и других учебных заведениях.

1912, май — Лариса окончила с золотой медалью частную гимназию Д. Прокофьевой.

1912−1917 — Л. Рейснер — студентка Психоневрологического института В. М. Бехтерева, вольнослушательница Петербургского университета на юридическом и филологическом факультетах.

1913 — выход в миниатюрной библиотеке «Наука и жизнь» в Риге «Офелии», «Клеопатры» — первых книжечек Л. Рейснер под псевдонимом Лео Ринус.

В альманахе «Шиповник» напечатана пьеса Л. Рейснер «Атлантида».

1915−1916, апрель — издание своего журнала «Рудин». Знакомство с

О. Мандельштамом и другими авторами журнала. 1916, весна — 1917, май — роман и переписка с Н. Гумилёвым.

1916, осень — 1917— сотрудница журнала «Летопись», затем газеты М. Горького «Новая жизнь». Статья «Поэзия Райнера Мария Рильке» в «Летописи».

1917, сентябрь — 1918, февраль — работа в комиссиях по вопросам искусства при Исполнительном комитете Совета рабочих и солдатских депутатов, работа по сохранению сокровищ Зимнего дворца, работа в комиссии по изданию русских классиков, член художественного совета Наркомпроса и секретарь А. В. Луначарского.

1918, апрель — семья Рейснеров переезжает в Москву.

Май — Л. Рейснер выходит замуж за Ф. Ф. Раскольникова, заместителя народного комиссара по морским делам.

Июль — уезжает с мужем, членом Реввоенсовета Восточного фронта, в Нижний Новгород.

Август — Лариса Рейснер — флаг-секретарь командующего Волжской военной флотилией Ф. Раскольникова, комиссар отряда разведки, корреспондент газеты «Известия», где печатаются ее очерки «Письма с фронта».

1919, 29 января — Л. Рейснер — комиссар Морского Генерального штаба в Москве.

Июль — флаг-секретарь командующего Волжско-Каспийской флотилией Ф. Раскольникова, корреспондент «Известий».

1920, июль — переезд в Петроград. Ф. Раскольников — командующий Балтийским флотом.

Август — сентябрь — кратковременная дружба Л. Рейснер с А. Блоком.

1921, 14 января — участие в знаменитом бале-маскараде в Доме искусств в костюме Л. Бакста для балета Шумана «Карнавал».

1921, апрель — 1923, май — в Афганистане с Ф. Раскольниковым, послом Российской республики. Л. Рейснер написаны книги «Фронт» и «Афганистан», большая часть автобиографического романа «Рудин».

1923, октябрь — 1924, январь — Л. Рейснер на нелегальной работе в Германии. Собирает материалы для книги «Гамбург на баррикадах». Развод с Ф. Раскольниковым. Роман с К. Радеком.

1924 — корреспондент «Красной газеты», «Известий», «Правды». Поездки по заводам, шахтам, рудникам промышленных районов России: Урала, Донбасса, Иваново-Вознесенска. Написана книга «Уголь, железо и живые люди».

1925, май — июль — поездка в Германию для лечения от малярии. Посещение предприятий Круппа, Ульштейна. Подготовка книги «В стране Гинденбурга». Берет на воспитание беспризорника Алешу Макарова. Дружба с Л. Н. Сейфуллиной.

1925, осень — работа над очерками о декабристах.

1926, 9 февраля — смерть в кремлевской больнице от брюшного тифа в возрасте 30 лет.

2. ЖАНР РЕПОРТАЖА В ТВОРЧЕСТВЕ Л.М. РЕЙСНЕР

2.1 Особенности репортажа и репортажного письма как жанра

Жанр репортажа является одним из самых оперативных, привлекательных и популярных в журналистике. Благодаря своему главному качеству — созданию «эффекта присутствия» — читатель становится свидетелем события вместе с журналистом.

Согласно толкованию Большой Советской Энциклопедии, «репортаж — это информационный жанр журналистики, оперативно, с необходимыми подробностями, в яркой форме сообщающий о каком-либо событии, очевидцем или участником которого является автор». Большая Советская Энциклопедия. — М., 2004. С. 240. Такое определение понятия является общепринятым, хотя оно не отражает всех граней и тонкостей данного жанра журналистики.

Творческая лаборатория репортера включает сбор и обработку сведений о каком-либо значимом событии, то есть факте; происходит преломление и отражение увиденного в тексте. Отражением в философии называют всеобщее свойство материи, заключающееся в воспроизведении особенностей отражаемого объекта или процесса. Хаврак А. П. Философия. — М., 2007. С. 122.

В философской теории отражения исходным пунктом является диалектико-материалистический принцип, согласно которое результаты познания должны являться относительно адекватными своему источнику, то есть оригиналу. «Данного явления, по мнению ученого, можно достигнуть посредством двух взаимосвязанных требований и соответствующих им процессов. Во-первых, при помощи активного извлечения нужных, а, во-вторых, исключения ненужных, побочных сведений об оригинале». Хаврак А. П. Философия. — М., 2007. С. 142.

Репортаж как жанр зародился на страницах европейских газет в первой половине XIX века и его название происходит от латинского слова «reportare», означающего «передавать», «сообщать». «Первоначально жанр репортажа представляли публикации, извещавшие читателя о ходе судебных заседаний, парламентских дебатов, различных собраний и т. п. Позднее такого рода репортажи стали называть отчетами. А репортажами начали именовать публикации иного плана, а именно те, которые по своему содержанию, форме похожи на современные российские очерки», — пишет А. Тертычный. По его мнению, выдающиеся западные репортеры Джон Рид, Эгон Эрвин Киш, Эрнест Хэмингуэй, Юлиус Фучик и др. были, в нашем понимании, скорее очеркистами, нежели репортерами. Западные очерки являются генетическими предшественниками и ближайшими «родственниками» нынешнего российского репортажа. Тертычный А. А. Жанры периодической печати. — М., 2006. С. 84.

В современной науке можно выделить более десятка толкований жанра репортажа. В основе репортажа всегда находится общественно значимое событие, которое развивается на глазах у читателя. Характерные особенности жанра — оперативность, динамичность, наглядность происходящего, активно действующее авторское «я», которое помогает создавать так называемый «эффект присутствия», позволяя читателю находиться рядом с репортером и вместе с ним видеть происходящее событие". Там же. Некоторые аспекты этого определения жанра вызывают возражения ученых. Так, исследователь М. Ким отмечает, что предметом отображения в репортаже является не событие, а непосредственно сам процесс, действие. Журналист показывает не просто факты, а динамику их развития и. что важно, выражает авторское отношение к ним: «В репортаже ключевая роль отводится автору, так как именно он является главным распорядителем всего действия. Основная задача журналиста — создание целостного впечатления об эпизоде жизни». Ким М. H. Технология создания журналистского произведения. — СПб., 2007. С. 256.

В словарной статье Большой Советской Энциклопедии репортажи делятся на событийные и тематические. Выделяется специфическая черта, характерная, по мнению автора словарной статьи, для «желтой» прессы — обязательное наличие сенсационности в репортажах Определенная идеологическая заданность выражена в следующем высказывании: «В марксистской журналистике репортер правдиво информирует о наиболее значительных и интересных событиях общественно-политической, экономической и культурной жизни». Большая Советская Энциклопедия. — М., 2004. С. 240.

М. Милых в статье «Стиль репортажа» сосредотачивает внимание на сочетании документальности и эмоциональности отражения события в репортаже: «Существует две тенденции, две словесные стихии, дающие в своем противоборстве яркий многоплановый стиль репортажа. Во-первых, тенденция к строгой документальности, достоверности, точному воспроизведению события; во-вторых, тенденция к живописному эмоциональному изображению действительности, стремление не только отразить событие, но и показать свое отношение к нему». Милых М. К. Стиль репортажа // Стилистика газетных жанров. — М., 2006. С. 48. При этом исследователь пытается найти корни репортажа, выделяя характерные черты авторского «я» в тексте: «По сравнению с беллетристикой „я“ репортера-журналиста — не литературная маска, не „образ рассказчика“, не способ стилизации. Здесь „я“ пишущего, рассказывающего и автора непосредственно совпадают, что придает повествованию особый характер публицистичности, очевидности, документальности происходящего и описываемого». Там же.

Попытки определить гносеологические истоки данного жанра предпринял Г. Солганик: «Анализ показывает, что репортаж — это синтетический жанр, вмещающий в себя стилевые черты многих других газетных жанров, но вмещающий не эклектически, а перерабатывающий их в соответствии со своей природой, задачами и особенностями». По мнению исследователя, «композиционно-жанровая схема репортажа имеет общие стилистические черты и довольно устойчивый характер. Она определяется временными рамками события, последовательного изложения фактов. С незначительными отклонениями в самом общем виде это: зарисовочная заставка, собственно репортажное описание, повествование, публицистическое отступление, элементы интервью (чужая речь), концовка. Однако репортаж допускает довольно значительные отклонения от канонической формы. Требованиями жанра очерчиваются лишь общие контуры, общие черты, внутри же стилевых рамок возможно и действительно существует разнообразие почерков, творческих манер». Солганик Г. Я. Стилистика жанров// Стилистика газетных жанров. — М., 2008. С. 101−102.

Согласен с Г. Солгаником в определении синтетической природы жанра репортажа Е. Рябчиков, который отмечает, что репортаж «впитал в себя многие драгоценные черты других жанров — очерка, интервью, отчета, хроники, обзора и корреспонденции, переплавил их, и появился новый чудесный сплав». Рябчиков Е. И. Репортаж и репортер // Москва глазами репортера. — М., 2006. С. 118. Отличительными качествами репортажа Е. Рябчиков считает активность, стремительность, умение вторгаться в самые различные области жизни.

Многообразный мир находится в поле зрения репортера. В то же время в процессе познания действительности журналист фокусирует внимание на общественно значимых событиях.

Говоря о соотношениях субъективного и объективного в факте, многие ученые приходят к выводу, что «содержание факта есть отражение объективного события, находящегося вне человеческого сознания, а форма, в которой осуществляется это отражение, субъективна». Солганик Г. Я. Стилистика жанров// Стилистика газетных жанров. — М., 2008. С. 94.

По нашему мнению, описание факта нельзя полностью отождествлять с его реальным существованием в действительности, хотя бы в силу психофизиологических особенностей восприятия его журналистом.

От автора репортажа зависит, в какой очередности будут излагаться детали, какие картины действительности будут представлены наиболее зримо, какова будет сюжетно-композиционная структура материала. Наличие автора в тексте может быть выражено по-разному: благодаря размышлениям, ремаркам, монологам, отступлениям, характеристикам и т. п. Данные средства являются важными для достижения «эффекта присутствия». Получается, что в репортаже журналист не просто констатирует факты, а, оттолкнувшись от них, показывает динамику развития события, при этом выражая свое авторское отношение к происходящему на его глазах.

Вместе с тем главное при работе в жанре репортажа для журналиста — достаточно умеренное использование изобразительных средств, считает Г. Солганик: «Специфика описания в репортаже и в публицистике вообще — в его документальности, достоверности». Такой характер описания обусловливает сдержанность, умеренность в использовании изобразительных средств.

В то же время Г. Солганик считает одной из главных отличительных черт жанра прямую речь. Она придает красочность описываемому действию, но и она имеет свою специфику: «Большое значение в репортаже имеет и сама словесная фактура прямой речи. Чужая речь, воспроизводимая без изменений, разнообразит словесную ткань, обогащает речевую палитру репортажа, позволяя менять речевой план изложения. В этом смысле сама прямая речь, даже не индивидуализированная, данная в сугубо деловой манере, — это выразительное средство. Однако следует соблюдать меру в использовании прямой речи. Злоупотребление ею может дать обратный ожидаемому результат, привести к однообразию, монотонности, даже изменить природу жанра». Прямая речь в репортаже важна ятя употребления в качестве одного из способов смены планов, что в конечном итоге делает репортаж более динамичным.

Благодаря «эффекту присутствия» создается определенная иллюзия получения чувственно-практического опыта. И она нужна для того, чтобы подготовить читателя к верной оценке описываемого события. Чем лучше передан эффект, тем, следовательно, и лучше воспринимается репортаж в целом. С. Гуревич в работе «Репортаж в газете» подмечает ряд черт жанра, в частности, его публицистичность, выделяя особо репортаж — «раздумье», имеющий в своем составе немало авторских отступлений и как следствие склонный к аналитичности. Гуревич С. М. Репортаж в газете. — М., 2007. С. 34. С этой точкой зрения солидаризируется В. Ученою. По ее мнению, на страницы печатных СМИ все больше и больше стал проникать аналитический репортаж, который с полным правом можно назвать психологическим. Склонность к анализу в репортажах стала проявляться как результат переноса читательского интереса на глубинные причины происходящего события, того, что остается за кадром.

А. Тертычный в монографии «Жанры периодической печати» отмечает два способа, благодаря которым журналист может вызвать сопереживание читающего. Первый — изложить динамику события, его последовательное развитие. Второй — изложить динамику непосредственно авторских переживаний, которые появились в процессе знакомства с данным событием. «Репортаж, — по его словам, — роднит с некоторыми другими жанрами (особенно художественно-публицистическими) использование метода наглядного изображения действительности. Однако в репортаже наглядность несет чисто информативную функцию, функцию сообщения о вполне конкретном событии, происшествии и прочего». Тертычный А. А. Жанры периодической печати. — М., 2006. С. 106.

В этом А. Тертычный видит отличие репортажа от других жанров. Так, в очерке отображение преследует цель обобщения, в аналитических жанрах- для «украшения» и «оживления» серьезных и, как следствие, трудных для восприятия некоторой части аудитории размышлений автора текста.

В последнее время исследователи пытаются расщепить жанр репортажа на составляющие и выяснить, что является первоосновой, или, как говорит Е. Пронин, — «квантом репортажа». Последовательно разбирая как теорию, так и журналистскую практику, исследователь приходит к выводу, что создание «эффекта присутствия» является важным и необходимым элементом придания репортажности тексту.

Е. Пронин дает определение «кванта репортажа». Одна из ведущих характеристик данного вида текстов, по его мнению, есть сенсационность. Именно благодаря ей в массовой коммуникации запускается механизм, который привлекает внимание читателя к тому или иному тексту: «Факт как выразительное средство предметно предъявляет материальный объект отображения, вызывая ощущение внутритекстового контакта с реальностью, с которого, как с порога, начинается переориентация личности в открытой (развивающейся) ситуации социальной практики. И для журналиста принцип предметного предъявления остается универсальным творческим приемом, даже когда он пишет о духовных ценностях, абсурдных коллизиях или «беспредметном искусстве». Однако приведенное высказывание не служит, по нашему мнению, основанием для признания сенсационности события «квантом репортажа».

Принимая во внимание существующие толкования жанра репортажа, следует учесть два важных обстоятельства. Во-первых, репортаж, как жанр журналистики, представляет собой историческое явление, которое имеет причины возникновения, определенные этапы своего развития. Во-вторых, не существует китайской стены между жанрами журналистики, и репортаж испытывал и испытывает в процессе становления влияние других жанров, а также сам воздействует на них. Эти положения являются ключевыми при историко-теоретическом изучении жанра репортажа.

В современной журналистике очень часто встречается смешение жанров. На страницах периодических изданий появляются материалы, в которых используются выразительные средства и методы, присущие разным типам журналистских текстов. Иногда в процессе изменения медиапространства рождаются и новые жанры. Такая динамика — нормальное явление. Действительность вокруг нас меняется, а вместе с ней меняются потребности и характеристики аудитории.

В последнее время в самых разных журналистских материалах встречаются вкрапления репортажного письма. Эта тенденция прослеживается в современной прессе довольно явно. Но если вернуться на несколько десятилетий назад, то мы поймём, что подобное явление не новость. Ещё в 70−80-ые годы Анатолий Аграновский писал свои корреспонденции, используя репортажный стиль.

Жанровая динамика исследуется в теории журналистики довольно давно. Существует большое количество трудов, посвящённых развитию очерка, репортажа и т. д. Однако практически нет монографий, в которых бы назывались причины использования репортажного письма в разных жанрах. Поэтому данная проблема представляет собой интересное поле для исследовательской деятельности.

Анализ научной литературы по данному вопросу позволил нам выделить одну из основных характеристик репортажного письма — отражение полифонии действительности. Под этим термином мы понимаем передачу информации по всем каналам восприятия с помощью словесных и других средств. Можно рассматривать два подвида этого феномена: полифония как живое звучание жизни и полифония как многоголосица мнений. Первая передает визуальные образы, звуки, осязательные ощущения, запахи, т. е. весь комплекс впечатлений, которые мы можем воспринимать органами чувств. Вторая — представляет всю гамму мнений участников события (реплики, голоса героев материала). Обе эти разновидности помогают воссоздать выпуклую, осязаемую картину действительности и, кроме того, способствуют созданию эффекта присутствия.

В каком-то смысле полифонию действительности в журналистском тексте можно назвать предтечей мультимедийных продуктов. Если в мультимедиа звук, визуальное изображение — это информация, закодированная в разных знаковых системах, то в тексте полифоничная картина воспроизводится в пределах одной знаковой системы — языка.

Чаще всего репортажная картинка даётся в лиде и нескольких последующих абзацах. Такой прием призван привлечь внимание читателя, заинтересовать его. Это своеобразная приманка. Возможно, подобное явление пришло в тексты печатных СМИ из практики телевизионной журналистики. Ведь телевизионные сюжеты часто начинают с репортажных зарисовок.

Бывает, что журналист пишет весь материал в репортажном ключе, но не даёт описания события в развитии. Таким образом, он заимствует только «внешнюю оболочку» жанра, но не преследует целей, характерных для репортажа. Проблемные статьи, изложенные с использованием репортажного стиля, дают возможность крупным планом показать то, что скрыто от глаз и порой неуловимо.

Иногда «репортажность» позволяет подчеркнуть достоверность данных, о которых говорит журналист. Такая иллюстрация позволяет реалистично и объективно рассказать о событиях. Кроме того, введение живых голосов, ярких примеров всегда делает текст более убедительным.

Следует отметить, что репортажное письмо используется не только в проблемных, но и в лёгких, развлекательных материалах.

Таким образом, можно выделить основные причины использования репортажного письма в текстах СМИ:

— «приманка» (любопытная картинка, которая притягивает внимание читателя);

— создание эффекта эмпатии (вчуствования);

— облегчение усвоения информации;

— передача достоверности (претензия на документальность отражения происходящего).

2.2 Развитие жанра репортажа в России

Для того чтобы такой оперативный жанр появился на страницах газеты, должны были возникнуть соответствующие условия и, прежде всего потребность общества в быстром получении достоверной и нужной информации. Первая русская газета «Ведомости» находилась в переходном периоде — от рукописных изданий к печатному слову, и в ней мы находим истоки жанра репортажа. Газета информировала читателей о ходе Северной войны и стремилась оперативно известить население о победах россиян.

Первым официальным репортером в русской журналистике является Яков Синявич. Переводчик посольского приказа в 1719 году был назначен на должность, по которой нужно было собирать сведения о различных произошедших событиях, описывать торжества и гуляния.

В средствах массовой информации ХVIII века репортажи встречаются редко. К ним можно отнести военные реляции, целью которых являлся рассказ о победе русского оружия.

В XVIII веке и первой половине XIX века журналистика развивалась в тесной связи с отечественной словесностью. Писатели выступали в качестве редакторов и основных сотрудников периодических изданий, популярными жанрами в этот период являлись очерк, фельетон, рецензия и др. Поскольку в журналистике той поры доминировали журналы, жанр репортажа, более свойственный газетной прессе, появлялся изредка.

Определенный сдвиг в плане информационного насыщения газет и журналов произошел после реформ 1860-х годов. С отменой предварительной цензуры информационное наполнение русских изданий стало намного богаче. Свою роль в развитии жанра репортажа сыграл и тот факт, что в 1866 году было создано одно из первых в стране информационных агентств. С его появлением роль журналистов, специализирующихся в жанре репортажа, многократно возросла. Вскоре к первому телеграфному агентству в России прибавились еще два — Международное телеграфное агентство (1871) и Северное телеграфное агентство (1882). «Телеграфные бюллетени» иногда становились самостоятельной газетой, публикуя оперативную информацию. Репортеры стали важной фигурой в редакциях, от их оперативности и умения найти интересные материалы зависел успех газеты.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой