Жанровое своеобразие литературы Приднестровья

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ПРОСВЕЩЕНИЯ ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ПРИДНЕСТРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Т.Г. ШЕВЧЕНКО

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА РУССКОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ЛИТЕРАТУРЫ ПРИДНЕСТРОВЬЯ

Выполнила студентка 62 группы

заочного отделения

филологического факультета

Белитченко Наталья Владимировна

Научный руководитель

старший преподаватель

кафедры русской и зарубежной

литературы

Бень Юрий Петрович

ТИРАСПОЛЬ, 2005 г.

ВВЕДЕНИЕ

Цели и задачи данной работы — анализ состояния литературы Приднестровской Молдавской Республики, написанной на русском языке, в жанровом отношении, ее описание, интерпретация и оценка. Практическая часть данной работы имеет целью формирование нравственности, воспитание высоких личностных качеств учащихся образовательных учреждений. В связи с этим были определены задачи:

1. Проанализировать тексты приднестровских писателей.

2. Выявить основные образы и мотивы творчества приднестровских авторов.

3. Определить, по возможности, историко-генетические связи литературы Приднестровской Молдавской Республики.

Актуальность работы во многом обусловлена недостаточностью исследования вопроса о литературе Приднестровской Молдавской Республики вообще и ее жанровой структуре в частности. Жанровое своеобразие литературы Приднестровья заключается в отсутствии драматургических произведений и больших эпических форм, таких, как роман. Безусловно, появление романов, эпопей, саг говорит о подлинном расцвете национальной литературы. Приднестровская литература, точнее, та ее часть, которая представлена произведениями на русском языке, вне всякого сомнения, уходит корнями в русскую литературу, в которой жанр романа разработан и поднят на небывалую высоту. Но в силу исторических, социально-экономических, политических причин развитие словесности в нашем регионе получило свой, особенный путь. Становление Приднестровья как промышленного региона привело к созданию городской словесной культуры, с опорой на творчество таких русских советских писателей, как Ю. Трифонов, А. Рыбаков, В. Кетлинская. Роман, даже при допущении субъективированности, требует свободы героев, их самостоятельности. В приднестровской же литературе основное место занимают произведения публицистических жанров. Некоторые исследователи называют их «записочными», имея в виду записки очевидца — путешественника, свидетеля тех или иных событий и тому подобное. Необходимо отметить, что замечательный пример романа «записочного» характера являет собой «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова. Он построен на совмещении различных жанровых структур: исповеди главного героя (данной через дневники), очерковых записок впечатлений от путешествия (рассказ «Максим Максимыч»), романтической повести о любви, проходящей через испытания (Бэла и Печорин), нравоописательного повествования (Тамань и ее нравы).

Можно предположить, что, учитывая преобладание именно вышеназванных жанров в литературе Приднестровья, существует надежда на возникновение интереса, требующего заимствования именно такого опыта романистики — написание романа из разнонаправленных по смыслу и функции отрывков: «путевого» очерка, исповедальных откровений героев, повестей, рассказов, новелл. Возможно, ориентация на такого автора, как М. Ю. Лермонтов, покажется несколько завышенной, но необходимо помнить, что, чем ниже планка ориентира, тем ниже качество творчества в целом. Необходимо также учитывать тот факт, что литература Приднестровья находится фактически в стадии формирования, в нее активно вливаются молодые авторы, которым не всегда хватает не только литературного опыта, но и литературного образования, поэтому выбор литературных маяков имеет важное, на данном этапе — решающее, на наш взгляд, значение.

Кроме того, нельзя не согласиться с тем, что дар романиста — отдельный дар, с которым нужно родиться, который должен быть подкреплен и развит традициями национальной и мировой литературы, и, может быть, нам еще в течение долгого времени придется смиряться с тем, что ниша романа свободна в нашей литературе просто потому, что еще не нашлось того, кто сможет ее занять.

Драма также не нашла своего места в литературе Приднестровья, хотя этот род литературы по определению мобилен, активен, драматург способен откликаться на события быстрее, чем вдумчивый философ-романист.

Драма — это, так или иначе, основанное на напряженности вскрытие противоречий, выявление позиций сторон, взаимодействующих в конфликте. Казалось бы, в короткой истории Приднестровья произошло достаточно событий, все они были в значительной степени напряженными, но драматурга, способного представить все это кипение общественно-политических, социально-экономических страстей, у нас не нашлось. По нашему мнению, дело в том, что в драме неизмеримо возрастает роль анализа душевных состояний, который, так же, как и роман, требует именно своего автора, наделенного как природным даром, так и выработанным умением. Две одноактные пьесы, написанные Валерием Кожушняном, — не самая удачная попытка в этой области, и ниша драматурга в литературе Приднестровья также свободна.

Советская литература при всей ее развитости и богатстве в части своей шла более по пути публицистизации отображаемой реальности, склоняясь к очерковому изучению жизни. И в этом смысле, конечно, велико значение и того, какие традиции и как были восприняты приднестровской литературой из национальных форм искусства слова. Нет сомнения в том, что ведущими жанровыми формами в прозе Приднестровья являются жанры публицистики.

В поэзии приднестровских авторов налицо преобладание малых лирических форм. Творчество местных поэтов ориентировано на такие образцы, как поэзия М. Цветаевой и А. Ахматовой — для женской лирики (Ольга Молчанова, Ольга Выхованец), поэзия Серебряного века (Ольга Сизова), В. Маяковского, С. Михалкова, других детских писателей — для детской литературы. К сожалению, не все поэты Приднестровья придают большое значение стихотворной форме. Тем ярче выделяются произведения Владимира Ахмерова (в данной работе рассмотрены его сонет, рондель) и Виктории Пилецкой (рассматривается ее сборник «Репейник», в большей части своей состоящий из триолетов).

Научная новизна работы состоит в том, что нами впервые предпринята попытка общего анализа современного состояния литературы Приднестровской Молдавской Республики.

Метод исследования — сравнительный анализ творчества отдельных писателей и поэтов Приднестровской Молдавской Республики, среди которых автором работы выделяются Олег Юзифович, Владимир Ахмеров, Виктория Пилецкая, Сергей Багнюк, Ольга Сизова, Виталий Пищенко. Исследование представляет собой сочетание историко-литературного и структурно-типологического принципов анализа.

Теоретической и методологической основой работы являются работы по истории литературы, в частности, по теории жанров, стихосложению, таких авторов, как М. М. Бахтин, В. В. Кожинов, Н. Л. Лейдерман, В. Е. Хализев, Г. Н. Поспелов. Были использованы критические обзоры приднестровской литературы, опубликованные в альманахе «Литературное Приднестровье» за 2001 — 2004 годы, в антологии «Литературное Приднестровье, 1990 — 2000», в журнале «Днестр» за 2004 год. Кроме того, были использованы статьи таких авторов, как С. Лукьяненко, Н. Перумов, А. Щербак-Жуков, опубликованные в журналах, изданных в Российской Федерации, статьи, опубликованные на интернет-сайтах «Электронная энциклопедия MEGABOOK», «Высшее образование» и «Поэтика (POETICA)».

Степень изученности данной темы относительно невысока, хотя отдельные аспекты творчества приднестровских авторов нашли отражение в статьях, опубликованных на страницах приднестровских периодических изданий, а также в статьях, написанных как предисловие к авторским изданиям.

Практическая значимость работы заключается в сборе и введении в научный оборот материалов по литературе Приднестровской Молдавской Республики. Результаты работы могут применяться при разработке курса «Литература Приднестровья» для средних учебных заведений.

Предметом исследования является литература Приднестровской Молдавской Республики, которая, как и литература любой другой страны, состоит из двух основных типов литературного творчества — прозы и поэзии, представляющих собой глубоко своеобразные сферы искусства слова. Это очевидное разделение непосредственно повлияло на структуру данной работы.

Глава 1. КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ О СОЮЗЕ ПИСАТЕЛЕЙ ПРИДНЕСТРОВЬЯ

Летом 1991 года Тирасполь посетила делегация Союза писателей России, в состав которой вошли писатели Петр Проскурин — секретарь СП РСФСР, председатель Российского Фонда Культуры, Валерий Ганичев — редактор «Роман-газеты», секретарь СП РСФСР Валентин Сорокин, ответственный секретарь СП РСФСР по работе с молодыми авторами Юрий Лопусов. Была создана Тираспольская писательская организация Союза писателей России, объединившая в себе членов Союза писателей СССР в Приднестровье. Ее представители участвовали в работе последнего съезда Союза писателей СССР, вместе с другими делегатами подписав документы о создании Международного сообщества писательских союзов, благодаря чему нынешний Союз писателей Приднестровья является полноправным членом этого сообщества.

Четыре года спустя, в феврале 1995 года, после напряженных поисков и собирания творческих сил, состоялся Учредительный съезд Союза писателей Приднестровья, в работе которого приняли участие представители Тираспольского, Рыбницкого, Днестровского, Бендерского и других литературных объединений и студий. Важную роль в этом процессе сыграла дирекция ВТО МПФ — действовавшего под эгидой издательства «Молодая гвардия» Всесоюзного творческого объединения молодых писателей-фантастов, переведенная в Тирасполь в начале 1989 года.

Организационно Союз состоялся. Созданы и действуют первичные организации:

1) Тираспольская — 21 человек, в том числе В. И. Афанасьев, В. Ш Ахмеров, Ю. П. Баранов, Ю. П. Бень, С. А. Багнюк, Н. В. Божко, А. А. Варфоломей, А. Л. Вырвич, О. Д. Выхованец, Р. Р. Кожухаров, А. В. Лебедев, А. С. Лосева, О. Н. Молчанова, Б. Н. Парменов, В. И. Пилецкая и другие;

2) Бендерская — 12 человек, в том числе Г. П. Воловой, Л. В. Денисова, П. И. Довгаль, Н. Ф. Корытник, Л. А. Литвиненко, Г. Я. Панов, Ю. Н. Самусь, О. В. Сизова и другие;

3) Днестровская — 4 человека, в том числе Г. В. Барабаш, О. Д. Епифанов (Павел Оверин), О. В. Кириллова, В. И. Кожушнян;

4) Дубоссарская — 2 человека: Ю. Ф. Анников и А. И. Красницкий;

5) Рыбницкая — 4 человека: Т. В. Карабет, В. И. Ловицкий, В. С. Ткачев, К. М. Трескова;

6) Слободзейская — 3 человека: В. А. Гурковский, П. Х. Данич, Н. А. Елагин;

7) Зарубежная секция — 20 человек, в том числе А. Б. Белозеров, О. В. Дрябина, Е. Ю. Лукин, Е. А. Обухов, В. И. Пищенко, И. А. Ткаченко, Д. М. Трускиновская, И. Ф. Шевцова, Л. В. Шульга, О. А. Юзифович и другие.

Самая многочисленная секция Союза писателей ПМР, конечно, Тираспольская — столица является культурным центром нашей маленькой республики. Следующая за ней по численности — Зарубежная секция, и тут Союз писателей Приднестровья может гордиться тем, что в секцию входят такие авторы, как Евгений Лукин, Евгений Обухов, Виталий Пищенко, Далия Трускиновская — писатели, издающиеся в России и странах СНГ огромными тиражами, получившие широкую известность и признание за пределами стран бывшего СССР. В зарубежную секцию входят также авторы-приднестровцы, выехавшие, в том числе, в Москву на учебу в Литературный институт им. М. Горького. Это Андрей Белозеров, Оксана Дрябина, Татьяна Кушнарева, Идалия Шевцова, Олег Юзифович.

В Союзе писателей Приднестровской Молдавской Республики ведется работа по созданию секций национальных литератур, причем молдавская секция полноценно функционирует с 1999 года.

Союз также состоялся и творчески — это продемонстрировали в апреле 2000 года Дни литературы Приднестровья в Москве. Выступления наших авторов получили высокую оценку в прессе России и СНГ. В канун празднования 14-й годовщины Приднестровской Молдавской Республики проводились Дни российской литературы в Приднестровье, в которых приняли участие ведущие писатели Российской Федерации. Все это — яркие свидетельства возросшего авторитета приднестровской литературы на постсоветском пространстве.

К творческим достижениям можно отнести и стабильный рост числа выпускаемых авторских и коллективных сборников профессиональных литераторов Приднестровья. Издаются книги тираспольских авторов Ольги Молчановой, Романа Кожухарова, бендерчан Леонида Литвиненко, Юрия Самуся, днестровцев Валерия Кожушняна, Павла Оверина, незавертайловца Петра Данича. К десятилетнему юбилею была выпущена антология «Литературное Приднестровье 1990−2000». Стал доброй традицией выход ежегодного альманаха «Литература Приднестровья», в котором представлены поэты и прозаики, пишущие как на русском, так и на молдавском и украинском языках, представлены литературная критика, очерк и публицистика, что указывает на внутренний качественный рост писательского сообщества. В 2004 году Союз писателей Приднестровья выпустил первый номер литературного журнала «Днестр» и в дальнейшем планирует ежеквартальное издание журнала, в котором будут публиковаться не только профессиональные писатели и поэты, но и творческая молодежь, готовая пополнить ряды Союза.

В течение семи лет (1995−2002) Председателем Союза писателей Приднестровья избирался Виталий Пищенко. В настоящее время Председателем правления Союза писателей Приднестровья является Владимир Иванович Афанасьев.

Глава 2. О ТЕОРИИ ЖАНРОВ

§ 1. Понятие о жанре

Жанр (от фр. genre — род) — исторически сложившаяся, удостоверенная традицией и тем самым наследуемая совокупность определенных тем и мотивов, закрепленных за определенной художественной формой, связывающая их между собой узнаваемыми чувствами и мыслями, «исторически сложившаяся совокупность поэтических элементов разного рода, не выводимых друг из друга, но ассоциирующихся друг с другом в результате долгого сосуществования» (М.Л. Гаспаров) [10, статья «Жанр"]. Понятие жанра подразумевает преемственность восприятия: читатель, обнаруживая в произведении те или иные особенности сюжета, места действия, поведения героев, относит его к какому-либо известному ему жанру, вспоминая прочитанное и узнавая в новом знакомое. Однако, помимо устойчивости и равенства себе, категория жанра обладает и прямо противоположной особенностью: она исторически подвижна, как и вся шкала художественных ценностей. Границы, отделяющие жанр от жанра, изменчивы, причем эпохи относительной устойчивости поэтических систем чередуются с эпохами деканонизации и формотворчества. Любой жанр может заимствовать специфические особенности других жанров и существенно менять свой строй и облик. Идентифицировать его в таком случае становится крайне затруднительно: один и тот же жанр может по разному восприниматься в разные эпохи, и последнее слово в споре о его природе принадлежит, по-видимому, литературной традиции.

§ 2. Основные принципы жанровой классификации произведений

По традиции, восходящей к литературной теории классицизма, принято различать литературные роды и виды (собственно жанры). Литературный род, согласно этому взгляду, является обобщением группы жанров, а литературный вид — конкретным воплощением общеродового принципа.

В разработке классификации литературно-художественных изданий по жанровому признаку принимали участие М. М. Бахтин, Л. Ф. Ершов, С. А. Коваленко, А. И. Кузьмин, В. Н. Соболенко, Л. Н. Целкова, А. Я. Эсалнек и др.

Жанры могут разделяться по разным признакам:

1) по принадлежности к разным родам литературного творчества:

-эпический жанр;

-драматический жанр (трагедия, комедия);

-лирический жанр (ода, элегия, комедия).

Внутри родов различаются виды — устойчивые формальные, композиционно-стилистические структуры, которые целесообразно назвать родовыми формами. Они дифференцируются в зависимости от организации речи в произведении — стихотворной или прозаической, от объема текста. Кроме того, основанием для выделения родовых форм в эпосе могут быть принципы сюжетосложения, в стихотворной лирике — твердые строфические формы (сонет, рондо, триолет), в драме — то или иное отношение к театру (драма для чтения, для кукольного театра и т. д.);

2) в рамках родов жанры разделяются по их ведущему эстетическому качеству:

-комический;

-трагический;

-элегический;

-сатирический;

-идиллический;

3) по объему и соответствующей структуре произведения:

— лирика — обычно небольшое по объему произведение;

— драма имеет определяемые сценическими условиями размеры;

— эпические произведения: большой объем — роман, средний — повесть и малый — новелла (рассказ).

Принципом жанровой классификации может быть содержание. Тогда классификация будет выглядеть так:

-историческое произведение;

-научно-фантастическое;

-произведение на военную тему;

-публицистическое;

-приключенческое и т. д.

Романы разделяются и по жанровой форме:

-роман-размышление;

-роман в письмах;

-кинороман;

-роман-исповедь и т. д.

В последнее время жанровая форма романа обогатилась следующими разновидностями:

-роман-эссе;

-мемуарный роман;

-роман-исследование;

-роман-спор.

Повесть стремится к четко очерченному предмету повествования, к созданию цельной образной системы. Её динамика строится на развитии темы, на постепенном раскрытии характера персонажа. По содержанию повести могут быть:

-романические;

-героические;

-мифологические;

-авантюрные;

-сатирические;

-фантастические;

-психологические.

Поэма — прародительница нынешней письменной литературы. Это наиболее древний литературный жанр. Жанр современной поэмы определяется двумя моментами: выбором темы и позицией повествования, связанной с оценочным моментом в изображении персонажей и событий. На протяжении всей истории письменности поэма является одним из ведущих жанров литературы.

Современная поэма многотипична по художественной структуре:

-сюжетно-повествовательная поэма, обращенная к конкретному событию;

-стихотворная драма с четко прочерченным сюжетом и композицией;

-монологическая поэма;

-поэма, складывающаяся из отдельных лирических стихотворений, объединенных единой художественной идеей и образом повествования.

Система жанров сатиры включает в себя:

-стихотворные жанры — басня, эпиграмма, пародия;

-драматические жанры — комедия, трагедия, фарс и т. д. ;

-прозаические жанры — от фельетона, памфлета, рассказа до романа.

Внутри жанров могут быть подразделения, например, эпиграмма. Она может различаться по средствам и способам изображения:

-сатирическая;

-юмористическая;

-шутливо-развлекательная.

Деление может быть и тематического характера:

-литературная;

-бытовая;

-политическая.

§ 3. Эпические жанры

Вследствие широты и многогранности изображения характеров в эпических произведениях, по сравнению с драмой и лирикой, особенно отчетливо и ярко выступает их жанровая проблематика. Она раскрывается в самых разных родовых формах. Так, национально-историческими по своей проблематике могут быть и песня, и сказка, и рассказ, и роман.

В классификации родовых форм важны различия в объеме текстов произведений. Наряду с малой (рассказ) и средней (повесть) прозаическими формами выделяют большую эпическую форму, которую часто называют романом. Название это неточно, т.к. роман заключает в себе романическое содержание, а в большой эпической форме может выразиться и национально-историческое («Тарас Бульба»), и нравоописательное («История одного города») содержание. Объем текста произведения в эпосе определяется полнотой воссоздания характеров и отношений, а отсюда — масштабами сюжета. В отличие от повести рассказу не свойственны развернутая система персонажей, нет сложной эволюции характеров и подробной индивидуализации.

В произведениях национально-исторических жанров личность показана в ее активном участии в событиях национальной жизни (освободительные войны, революционные движения), в характерах героев подчеркнуты их действия и устремления, связанные с общеколлективными национальными интересами и идеями.

В произведениях нравоописательных жанров изображается относительно устойчивое состояние всего общества или какой-либо отдельной социальной среды. Это состояние всегда как-то оценивается автором (пафос идейного утверждения или отрицания). Герои — представители своей социальной среды, воплощение ее недостатков или достоинств. Принципиальные идейные конфликты чаще случайны и созданы для того, чтобы лучше и ярче показать сущность гражданского бытового состояния среды. В «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» образ жизни героев раскрывает внутреннюю ничтожность жизни миргородских обывателей, а через них — и многочисленных низовых слоев дворянства.

В произведениях романических жанров изображение социальной среды, того или иного состояния общества является лишь фоном, на котором идет развитие характера отдельной личности в ее отношениях со средой. Характеры даны во внутреннем или внешнем становлении, развитии. Сюжеты обычно подчинены развитию конфликтов между героями, мотивируют изменение характеров.

§ 4. Драматические жанры

Для произведений драматических жанров характерны краткость времени исполнения на сцене и вытекающие отсюда единство и концентрированность конфликта, создающие благоприятную почву для выражения определенных разновидностей пафоса в действиях и переживаниях персонажей. Поэтому деление драмы на жанры связано с пафосом пьесы, вытекающим из конфликта. Дополнительным содержательным критерием деления в драме являются особенности жанровой проблематики.

Родовые формы в драме различают по таким признакам, как стихотворная или прозаическая речь, объем текста. Обычно объем произведения соотнесен со временем его сценического произведения, но возможны пьесы и малой формы («Маленькие трагедии»).

Трагедия — произведение, в котором конфликт между личными стремлениями и сверхличными законами жизни происходит в сознании главного героя (героев) и весь сюжет пьесы создается для развития и разрешения этого конфликта. Герой трагедии находится в состоянии конфликта не только с другими персонажами, он борется, прежде всего, с самим собой. Трагедия заканчивается обычно гибелью героя, хотя, как писал Белинский, «сущность трагического не в кровавой развязке».

Драма — самый разнообразный по тематике, отличающийся большой широтой изображаемых жизненных конфликтов вид произведений данного жанра. Пафос драматизма порождают столкновения персонажей с такими силами жизни, которые противостоят им извне. Однако конфликт в драме может быть также очень серьезным и привести к страданиям, а иногда и к гибели героя.

Комедия — пьеса, исполненная юмористического или сатирического пафоса. Такой пафос порожден комическими противоречиями воссоздаваемых характеров. Комизм характеров раскрывается с помощью сюжетных конфликтов, часто основанных на случайности. При этом сами характеры комедийных персонажей не меняются в связи с ходом событий. В комедии нет развития характеров. Изображение внутренней несостоятельности, нелепости, неполноценности комических характеров, их сатирическое или юмористическое отрицание — такова основная идейная направленность комедии. Воссоздаваемому в комедии миру противостоят идеалы автора. Выразителем этих идеалов могут быть положительные герои комедии, но нередко все персонажи комедии отрицательны — тогда единственное «честное, благородное лицо» в комедии, по выражению Гоголя, — это «смех» автора.

§ 5. Лирические жанры

Своеобразие лирики в том, что в ней выдвигается на первый план внутренний мир лирического героя, его переживания. Это ясно видно не только в произведениях, в которых отсутствуют сколько-нибудь наглядные образы внешнего мира, но и в описательной, повествовательной лирике — здесь переживание передано через эмоциональную экспрессию речи, характер тропов и так далее. Поэтому основой содержательного жанрового деления в лирике оказывается сам характер переживаний.

Но переживание в лирике может быть предметом типологии в другом отношении. Как в эпосе и в драме, в лирике могут быть прослежены различия в жанровой проблематике — национально-исторической, нравоописательной, романической, которые проявляются здесь через типизацию самого переживания лирического героя.

Эмоциональной выразительности лирики соответствует стихотворная речь, свойственная большинству ее родовых форм (лирика в прозе — явление очень редкое). Обычно лирическое произведение — это стихотворение, и его ритмико-строфическая композиция является важнейшим средством раскрытия содержания. Традиционные разновидности такой композиции — элегический дистих, сонет, триолет. К родовым формам следует отнести и такие виды стихотворений, как послание, стансы.

Жанры литературной лирики сформировались на основе народной лирической песни, в ее различных разновидностях:

-ода — стихотворение, выражающее восторженные чувства, которые возбуждает в поэте какой-то значительный предмет. В оде поэт приобщается прежде всего к чувствам коллективным — патриотическим, гражданским. Жанровая проблематика оды может быть национально-исторической или нравоописательной:

-сатира — стихотворение, выражающее негодование, возмущение поэта отрицательными сторонами жизни общества. Сатира нравоописательна по жанровой проблематике;

-элегия — стихотворение, исполненное грусти, неудовлетворенности жизнью. Грусть может быть вызвана какой-то причиной, но возможна элегия, в которой воссоздаваемое переживание не имеет конкретной мотивировки («Я пережил свои желанья…» Пушкина). Элегия может быть нравоописательной («Дума» Лермонтова), но чаще элегическая грусть связана с личной судьбой поэта — романические элегии. Иногда разочарование поэта в жизни принимает философский характер, в элегии возникают мотивы быстротечности жизни, неизбежности жизни и др. ;

-эпиграмма, мадригал — малые формы лирики. Оригинальность мысли и лаконизм ее выражения всегда ценились в эпиграмме, как в коротком юмористическом стихотворении, чаще всего высмеивающем определенное лицо. Антиподом эпиграммы является мадригал — короткое полушутливое стихотворение комплиментарного характера (обычно обращенное к даме).

§ 6. Лиро-эпические жанры

Сочетание лирической медитации и эпического повествования нередко встречается в произведениях разных жанров (например, в романтической поэме). Но есть жанры, природа которых всегда лиро-эпична:

-басня — произведение нравоописательное, заключающее в себе краткое аллегорическое повествование и вытекающее из него поучение («мораль»). Если даже поучение не формулируется в тексте басни, оно подразумевается; взаимосвязь поучения с сюжетом басни и составляет ее лиро-эпическую основу;

-баллада — небольшое стихотворное сюжетное произведение, в котором само повествование пронизано лиризмом. В отличие от басни, где можно выделить лирическую («мораль») и эпическую (сюжет) части, баллада представляет собой нерасторжимое слияние лирического и эпического начала. Жанровая проблематика в балладе может быть национально-исторической и романической.

§ 7. Современная ситуация

В XX веке жанры переживают и принципиальное переосмысление, и радикальную перестройку: становятся возможны самые неожиданные экспериментальные соединения и, поскольку уже ничто не разумеется само собой, — исторически сложившаяся, удостоверенная традицией и тем самым наследуемая закрепленность определенных тем и мотивов за определенными художественными формами, связывающая их между собой узнаваемыми чувствами и мыслями, превращается в проблему и для автора, и для читателя.

При всех эстетических переоценках роман остается «жанром жанров» (например, для таких литературных антиподов как В. В. Набоков — роман «Лолита» и Б. Л. Пастернак — «Доктор Живаго»). В советской литературе параллельно «романоцентризму» все больший вес и значение приобретает жанр фельетона, которому отдают дань два самых значительных советских прозаика — А. П. Платонов и М. М. Зощенко, поэтика и стиль которых существенным образом определились, пройдя «школу» фельетона. Лирические жанры русской литературы в XX веке тяготеют, с одной стороны, к радикальному переосмыслению традиции (теория и практика русских футуристов), а с другой — к последовательной реставрации литературных канонов классицизма (лирика О. Э. Мандельштама, В. Ф. Ходасевича как возвращение на новом этапе литературной эволюции к жанровым основам оды), романтизма («Поэма без героя» Анны Ахматовой как возрождение романтической поэмы). Литературно-информационная ситуация последнего десятилетия XX века, так называемая «эпоха постмодерна», ослабляет позиции романа — как и всей художественной литературы, «изящной словесности». «Объективная действительность», «живая жизнь», бывшие предметом изображения романа, стали восприниматься иначе: не столь цельно и самотождественно (свидетельство этому — насквозь игровое творчество В. Сорокина («Голубое сало»), В. Пелевина («Generation P»), Бориса Акунина (детективные истории об Эрасте Фандорине и инокине Пелагии)). «Фельетонная» жанровая форма оказалась более «эластичной», более приспособленной для эпохи «распада цельности восприятия». Лирические жанры переживают процессы «припоминания самих себя», перерождения и возрождения. Например, Тимур Кибиров в своей автобиографической поэме «Сортиры» соединяет жанровые начала романа воспитания, сатиры, элегии, идиллии, граффити и растворяет их в узнаваемой, закрепленной строфикой пушкинской традиции («Домик в Коломне»), допуская самые рискованные травестийные, «снижающие» сюжетные ходы и стилистические приемы:

Не все ль равно? ведь клялся Пастернак

насчет трюизмов — мол, струя сохранна.

Поэзия, струись! Прохладный бак

фаянсовый уж полон. Графомана

расстройство не кончается никак.

И муза, диспепсией обуянна,

забыв, что мир спасает красота,

зовет меня в отхожие места…

Жанр как реальность существует в литературе как обязательное качество творческого процесса и процесса восприятия. Даже если автор декларативно настроен «против жанра», это не отменяет жанрового измерения в его произведении. О проблеме жанра как неизбежности наследства выразительно сказал О. Э. Мандельштам в стихотворении «Я не слыхал рассказов Оссиана»:

И не одно сокровище, быть может,

Минуя внуков, к правнукам уйдет,

И снова скальд чужую песню сложит

И как свою ее произнесет.

Глава 3. ПОЭЗИЯ ПРИДНЕСТРОВЬЯ

§ 1. Гражданская лирика

В связи с социально-экономическими и политическими событиями, происходившими в нашей республике с 1989 года до нынешнего дня, гражданская тема так или иначе представлена в творчестве каждого писателя, поэта, живущего в Приднестровском регионе, пишущего о нем и о людях, его населяющих.

Достойным продолжением гражданственной русской и советской поэзии являются стихи таких поэтов, как Леонид Литвиненко, Павел Оверин, Андрей Облог, Олег Юзифович.

Леонид Литвиненко в стихотворении «Три понятия» говорит о том, что было символом ушедшей теперь эпохи, что остается неотъемлемой составляющей системы ценностей для большинства представителей старшего поколения:

Для меня Россия в три понятья,

В три соизмеренья сведена…

Слышу я слегка картавый голос,

Символ революции самой.

Как призывно брошены дороги!

Как понятье Родины вплелось

В звонкие есенинские строки,

В хрупкое свечение берез!

Шар земной — не детский шарик зыбки,

Но встает в космической дали

Мир обворожившая улыбка

Космонавта первого земли.

…Родина несет мои понятья,

Что святыней стали для меня!

«Три понятия»

В сборнике «Порыв» рядом с признанием в любви к родным Бендерам («Песня о городе») соседствуют строки о солдатских вдовах («Невесты»), о братских могилах («Памяти героев»), о мемориале на Пискаревском кладбище («Пискаревка»), о развалинах дота («Старый дот»), как памяти о Великой Отечественной войне.

С ними перекликаются стихотворения Олега Юзифовича из цикла «Наследственный рубец»: «22 июня 1941 года», «Спасибо!», «Неизвестный солдат», минипоэма «Вечный огонь». Но, конечно же, самой большой болью отзываются в творчестве Юзифовича приднестровские события 1992 года:

Захлебнулись реквиемом трубы,

звезд печальных крикнув имена.

И кусают высохшие губы

мать-тоска да горюшко-жена.

Ни отца, ни мужа и ни сына…

Целой жизни облетает цвет…

Стало больше в мире на солдатку,

стало больше в нем на сироту.

«Похороны гвардейца»

Многим своим стихам гражданской тематики Юзифович дает подзаголовок «песня». И действительно, они легко ложатся на музыкальный ряд, их исполняют на встречах, посвященных памятным датам 1992 года. «Дубоссарский реквием», «Памяти погибших тираспольчан», «Ополчение», безусловно, нашли отклик в душах тех, кто пережил тяжелые военные дни, кто с оружием в руках отстоял свободу Приднестровья. Композиционно рефрен в этих стихах-песнях скрепляет различные по смыслу части в одно целостное стихотворение.

В «Ополчении», например, рефрен, связывая строфы, подчеркивает связь времен, соединяя ополченцев от Минина и Пожарского до участников приднестровских событий.

Не оставляет равнодушным читателя стихотворение Александра Вырвича «Вчера закончилась война»:

Вчера закончилась война.

В верхах закончилось броженье,

И ночью приняли решенье,

И подписали соглашенье,

И даже выпили вина.

Вчера закончилась война.

Никто победы не добился,

Нигде победный флаг не взвился.

И даже тот не застрелился,

На ком лежит войны вина.

О том, что это был «локальный конфликт»,

знают лишь политики:

Вчера закончилась война.

Она была не мировая,

В пределах небольшого края,

Но эта разница большая

Солдатским вдовам не видна.

Повтор в каждой строфе слов «вчера закончилась война» должен, казалось бы, утверждать читателя в этой мысли, но:

О том, что кончилась она,

Сама война еще не знает

И по привычке убивает…

Когда долги раздаст сполна,

Тогда лишь кончится война.

Поэтическое и гражданское кредо Андрея Облога выражено строками:

Без солнца не наступит дня.

Нет жизни без Руси, без Веры.

Самоотверженность огня!

А коль гореть, —

Так полной мерой.

«Так в чем же сущность бытия?.. «

Гражданская поэзия — не что иное, как рифмованная публицистика, разделенное на строфы воззвание. Отсюда и характерные особенности этого вида лирики: императивность, особая эмоциональность, открыто выраженная оценочность. Суметь убедить читателя в важности и справедливости своей мысли, увлечь может только тот, кто пишет убежденно и убедительно. Поэтому стихотворение становится не только высказыванием, но и размышлением, не только проповедью, но и исповедью. На присущем ему стихотворном языке поэт выражает собственную гражданскую позицию, отстаивает свои убеждения. Думается, что слова Облога отражают пафос гражданской лирики всех поэтов Приднестровья:

Жизнь, ничего не требуя взамен,

Честнейшую напишет повесть.

И никакие ветры перемен

Нам собственную не заменят

Совесть.

«Мы старимся в раздумьях…»

Русская поэзия, на наш взгляд, немыслима без гражданственности. Иногда гражданская поэзия подменяет собой всю полноту поэтического спектра, и это не лучшие для поэзии и общества времена. Но и исчезновение гражданственности свидетельствует об обмелении стихового потока, о его недостаточности. Истинная поэзия не может быть пресной, и это непосредственно связано с наличием гражданской ноты.

§ 2. Философская лирика

Размышления на философские темы, о сущности бытия, о добре и зле, жизни и смерти, о Боге, о любви как высочайшем даре составляют основу творчества любого поэта, и в этом смысле приднестровская лирика не исключение. Необходимо, впрочем, заметить, что для осмысления феномена существования в непростом пространстве Приднестровья требуется время, наша литература, повторимся, молода, поэтому философская поэзия Приднестровья как таковая оставляет желать лучшего. Тем не менее она существует и по мере сил развивается.

Одним из самых интересных авторов, на наш взгляд, является Владимир Ахмеров. Находясь в творческом поиске, он подбирает рифму, не исключая так называемую холостую:

Может, это не любовь,

Просто шалость,

Мной придуманная боль

И усталость?

Те слова, что невпопад

С губ срывались,

Белым снегом в тишине

Разметались.

Догорят мои стихи

До рассвета…

Если это не любовь, —

Что же это?

Ахмеров, один из немногих приднестровских авторов, использует в своем творчестве твердую стихотворную форму, которая, на наш взгляд, подчеркивает содержание стихотворения:

СОНЕТ

Мне хочется писать светло

В неясных сумерках печали,

Чтобы стихи мои встречали

Души ответное тепло.

Понять любовь, добро и зло,

Где в неизведанном начале

Слова заветные звучали,

И время их не унесло.

Мне хочется на светлом пире

Бокалы мрачности разбить,

Вернуться к одинокой лире

И взять перо… Но, может быть,

В жестоком и счастливом мире

Мне просто хочется любить…

ПОЭТ И РОЗА

(рондель)

Стих умирает в тишине

Теней холодного рассвета.

Душа усталого поэта

Горит в распахнутом окне.

Застыла роза на окне,

Немая спутница сонета.

Стих умирает в тишине

Теней холодного рассвета.

День, расписавшись на стене

Лучом робеющего света,

Нарисовал два силуэта.

Поэт и роза… В этом сне

Стих умирает в тишине.

Ахмеров экспериментирует с размерами:

Скоро зима заметет,

Я тороплюсь невольно.

Крылья прострелены — влет.

Больно…

В росную кинусь траву,

Чтобы сошла короста…

Может быть, просто — живу?

Просто?

Здесь трехстопный дактиль сочетается с одностопным хореем, усиливая эстетическую выразительность стиха.

Есть недочеты и у Ахмерова — например, некоторая банальность:

Храните первую любовь

Как светоч дивный и нетленный,

Пусть закипает в венах кровь.

Храните первую любовь,

Как Бог хранит нас во вселенной.

Юрий Самусь — автор, более известный как писатель-фантаст, обращается к поэзии, демонстрируя оригинальное поэтическое видение:

ЕСТЬ ГОРОДА

Есть города, в которых тишина

Бывает осязаемой и чистой,

Где даже с веток падает листва,

Звуча небесной музыкой альтиста.

И время, останавливая бег,

Здесь отдыхает от вселенских будней.

И строки вечные слагает здесь поэт

Вдали от суеты и многолюдья.

Здесь воздух чист, как первая любовь,

Как первый поцелуй дрожащими губами.

В такие города стремишься вновь и вновь,

Как в дом родной, как к доброй нежной маме…

Иронический взгляд на современную действительность Самусь выразил в стихотворении «Молитва»:

Так скажу — зачем мне вилла,

И престижный «Мерседес»?

Мне б жену, чтобы любила

От венца и до небес,

Чтоб детишек смех задорный

Слышать в доме день и ночь…

На работе чтоб зарплата

Выдавалась точно в срок…

И еще хотел бы, братцы,

Ранней зорькой в день чудной

На рыбалку выбираться,

Уж на то он выходной.

Нет, зачем мне эти виллы,

Деньги, шмотки и вообще.

Мне бы хлебушка найти бы…

В этом мусорном бачке.

Стихотворение построено так, что с первых строк в памяти всплывает хрестоматийное: «Так скажу — зачем мне орден…» И последние строки с горькой усмешкой показывают, как изменились реалии, как сместились системы ценностей сегодняшнего дня. Привлекает внимание творчество тираспольчанина Олега Юзифовича. Он также явно находится в творческом поиске. Поэт сочетает разностопные строки:

БЛАГОДАТЬ

Еду в троллейбусе! Вот повезло!

Но как назло —

бабка вползла с безразмерным мешком,

дед с посошком.

Стали в проходе и ну «ворковать» —

жизнь поливать…

парень с девчонкой сидят и молчат.

Бабка — на чад.

Что, мол, расселись? Креста на вас нет! -

Эвон мне лет!..

Бабка победой уселась, а дед

плюнул им вслед…

Дух перевел я — мешок-крокодил

спину вздробил.

Ну да проехали… Эх, благодать,

Родина-мать…

Часто в графическом оформлении стихов встречается написание начала стихотворной строки со строчной буквы. На наш взгляд, это не совсем правильно. Каждая строка представляет собой относительно законченную фразу — как по смыслу, так и по грамматике, что и подчеркивается традиционным написанием каждой строки с прописной буквы.

Необходимо заметить, что Юзифович экспериментирует также и с жанрами лирики — помимо чисто лирических стихотворений, в его творчестве присутствуют и песни (об этом говорилось в § 1 настоящей главы), и произведение, названное автором минипоэмой («Вечный огонь»), есть и произведение, характеризованное нами как памфлет:

СКАЗ О СТАРИКАХ И ТАМАГОЧИ

Чем законы новые усердней,

равнодушней, благостно страшней, —

тем судьба ко всем немилосердней,

да и кто заботится о ней?

Нам бы выжить в своре одиночек,

обострив на слабого клыки.

Электронно воют тамагочи

и молчат живые старики…

Пенсион? — так он рассчитан славно,

тютя в тютю: выживать — не жить!

вот и все… Хотя…добавлю, впрочем,

так сказать — советы для господ:

Господа! Купите тамагочи —

это будет новый ваш народ!

В философской лирике приднестровских авторов огромное место занимают стихи, в которых с горечью говорится о неприглядных реалиях сегодняшнего дня нашей республики, о последствиях распада нашей когда-то огромной Родины — СССР, о военных действиях 1992 года и их последствиях и это не удивительно, ведь творческий человек по-настоящему сопереживает все, что происходит с его родным краем, с его друзьями, близкими, с его народом.

Но, безусловно, жизнь продолжается так или иначе, и темы разрухи, войны, бедствий сменяются другими, «вечными» темами — любовь, встречи и разлуки, жизнь и смерть, любовь к детям, к родному краю.

Щемящей нотой звучит у Олега Юзифовича стихотворение, посвященное дочерям:

РАЗУКРАШКИВырастают дочки, как ромашки, прорастая сердцем в тишину. На столе пылятся разукрашки -я тебе их, Время, не верну. Старшенькая — милая трудяжка; младшенькая — ласковый разбой. Тычет в нос свою мне разукрашку: -Папа! Это ты! И мы с тобой!.. Две мои волшебные иконки, Две смешинки в веке полыньи. Да когда ж вы выросли, девчонки?-Две такие славные мои? Почитать бы вам стихи и сказки, покачать еще б в цветастых снах, залететь бы светом в ласки-глазкии остаться миром в именах. Да нельзя… Уж слишком раскровенилдушу-ночь на всякой ерунде! Разве пасть пред вами на колени -как на самом милостном суде? Вы простите, милые букашки, скрежет сердца, искры дней стальных! Две мои любимых разукрашки… Господи! Благодарю за них! Интересно стихотворение Олега Юзифовича «Обзор»:В общем, ничего. Тепло. Привычно. Радостно. Приветливо. Публично. Но, конечно, кое-где порой… Ну, а как же без урода строй? В общем, хорошо. Светло. Надежно. Прямо. Откровенно. Небезбожно. Главное — свободно. И разумно… Гордо. И понятно. И резонно. Генерально. Круто, но законно. Президентно. Но притом — советно. Где-то мафиозно, но — просветноМожет, чересчур чего-то справа? -Но пока державно. Не кроваво. Может, как-то запашисто слева? — Так привычно…"Обзор"

Стихотворение состоит из безличных глагольных предложений, выражающих действие безотносительно к деятелю, то есть процесс или состояние, независимое от деятеля.

Безличные конструкции описывают такие состояния, которые характеризуются неосознанностью, немотивированностью, состояния природы или окружающей среды, психическое или физическое состояние живых существ. Прием построения стихотворения, используемый поэтом, направлен на то, чтобы передать главную мысль: мир — совокупность событий, не поддающихся ни человеческому контролю, ни человеческому уразумению, причём эти события, которые человек не в состоянии до конца постичь и которыми он не в состоянии полностью управлять, чаще бывают для него плохими, чем хорошими.

Но: все это верно для человека, не способного контролировать события своей жизни, склонного к фатализму, смирению, покорности.

Неожиданностью решений привлекает творчество Кати Косарь:

…Я свободна, как мысль,

Я свободна, как пыль.

Не свободней меня даже ветер,

Не свободней меня даже боль…

Я свободней огня,

Я свободней воды,

Я свободней беды…

Не свободней меня даже ты,

Даже Я…

У нее силен мотив смерти («Скала жизни», «Все, что любит, что живет…», «Холод»), но тем сильнее впечатление от таких стихов, как «Счастье»:

Окропила зелень роса,

И мечты мои все сбылись,

И уносит меня вода,

Ветер тянет меня ввысь…

Наконец обрела я себя.

И уносит меня вода, Ветер тянет меня ввысь!

И еще:

Нежностью я сотворила свой мир,

нежностью сотворила,

Вечностью, свежестью, нежностью

Мир сотворила свой я.

Богатая событиями биография Николая Божко дала ему возможность рассказать в своих стихах о море, моряках, о волнах, плещущих на палубу корабля, о свисте ветра и криках чаек…

КИЛЬДИН

Три долгих месяца вода,

Стальная, без конца и края.

Но вдруг открылись берега,

Маня и в гости приглашая.

Земля! Полмили, очень близко.

Там облака клубятся низко,

Дома разбросаны по скалам…

Князь-море посылает в дар

Закатный солнечный пожар.

И с нами волны — гончих стая,

Морская братия шальная,

Луны шар — путник золотой

Завидная лихая доля:

Движение, простор и воля.

Божко тоже экспериментирует — с размером:

Моя полночная звезда,

Смуглянка в джинсовом наряде —

Не о тебе ли пел Саади

В свои года.

«Смуглянка», с жанром — пишет памфлет («Вехи»), сатиру («Примирение», «Новые волки», «Журавли и бесы»).

Его поэзия живописна:

ОСЕНЬ

Уходило лето за моря и горы,

Улетали птицы в южные просторы,

Разукрасив гриву, осень в гости шла

И палитру красок в коробе несла.

Разрумянит небо полосой пунцовой,

В середину бросит яркой синевой,

Разлохматит тучи меткою свинцовой,

Вымажет все краски щедрою рукой.

Приведет с собою ветры да туманы

И засыплет землю мокрою листвой.

Где наступит осень, там цветок багряный,

Где присядет осень, сад там золотой.

Ну, а где приляжет, то умело, лихо

Чуть добавит меди в золотой шафран.

Мастер на все руки, славная портниха

Шьет усердно пестрый дорогой кафтан.

Обращают на себя внимание стихотворения-миниатюры Валерия Кожушняна (сборник «Осколки») — в четыре рифмованные строки он укладывает основные постулаты философии жизни и смерти.

Из этих «осколков» складывается зеркало, отражающее не только мировосприятие автора, но — эпоху, служащую фоном для творчества свободного человека:

Есть патриоты клакерам сродни —

Всегда в напоре и экстазе.

Непотопляемы они,

Как сигареты в унитазе.

Подводит жизнь черту: итоги безутешны.

И от словесной мишуры и здравиц млея,

Мы затеваем с прошлым игры безуспешно,

рикрыв его фальшивым блеском юбилеев.

Пред господом предстану я как есть.

Всевышний круто путь мой подытожит.

Но прежде чем судить, он даст поесть

И даже, может, «Мальборо» предложит.

В младые годы мчим мы, все круша,

И таем в гонке оголтелой.

Все реже ощущает высь душа,

Все чаще бренность — тело.

Куда бы ни вели наших авторов пути творческого поиска, как бы ни экспериментировали они в области поэзии, хотелось бы пожелать им, кроме творческих успехов, еще и умения и желания следовать мудрости, высказанной в стихотворении Виктории Пилецкой «О, поэтика»:

О, поэтика!

Я лишь колибри

В непролазном репейнике слов.

Там журчат, забываясь, верлибры,

Там напевность ямбических строф.

Там веселость хорей не утратил

И анапест стремится в простор.

Там богов услаждающий дактиль

Сокровенность хранит до сих пор.

Не стихи,

А поэтику мира

Уберег своенравный репей.

…И ищу я колючую лиру,

И сыграть лишь мечтаю на ней…

«О поэтика!»

§ 3. «Женская» лирика

Для литературы Приднестровья, как и для литературы вообще, характерны так называемые «вечные темы» — любовь, жизнь, смерть. И здесь особое место принадлежит женской лирической поэзии. Этот жанр созвучен женской душе. Лиризм — это способность поэта всякий раз в неповторимости данного мгновения увидеть мир как бы заново, почувствовать его свежесть, прелесть, новизну. А именно эти качества присущи женской душе. Безусловно, нельзя замыкаться в лиризме, в чувственности, что нередко происходит с женщинами-поэтессами (слово, которое так не любили Ахматова и Цветаева). Но с формированием подлинно поэтической личности, с приобретением жизненного опыта, состоящего из бесконечной цепи впечатлений от рождения до зрелости, включающего в себя и память прошлого, и переживание настоящего, и предчувствие будущего, поэт приходит к ощущению настоятельной потребности говорить как о непосредственно воспринятом, так и об опыте своих близких, всего своего народа, целого человечества.

Феномен женской поэзии вызывал и вызывает разноголосицу суждений. Нареканий, скептицизма здесь еще больше, чем в спорах о женской прозе. В. Ф. Ходасевич называл особенностью женских стихотворений невнимательность и капризность в вопросах поэтической формы, «формальный дилетантизм», утверждал: «Как человеческий документ „женская поэзия“ содержательней и ценнее, чем как собственно поэзия» [16]. В XX веке, начиная с Ахматовой и Цветаевой, женская поэзия стала поэзией в точном смысле слова. Наиболее сильные женские стихи, сохранив тематику и многие приемы «женской поэзии», коренным образом перерабатывают и то, и другое в духе уже не сугубо женской, а общечеловеческой поэтики

Именно Анна Ахматова и Марина Цветаева стали литературными маяками для целого ряда приднестровских поэтесс. На это указывают названия стихотворений: «Памяти Марины Цветаевой» и «Штрихи к портрету (Памяти Анны Ахматовой)» Людмилы Кудрявцевой, цикл «Марина» Ольги Сизовой. Заметны приметы цветаевской поэтики у Оксаны Кирилловой — страсть, откровенность, психологический надрыв:

Тело ноет без ласки.

Губы стынут в покое.

Господи!

где же сказка?

Что же это такое?

Снова бежала с бала

В час, когда полночь било…

Снова не до целовала,

Снова не до любила.

Тело ноет…"

Говоря о женской лирике, следует рассматривать все ее многообразие — лирику философскую, гражданскую, пейзажную, любовную.

Галина Васютинская свои лирические чувства решает через образы природные, претендуя на столь редкую сейчас в поэзии роль творца пейзажной лирики, ибо, как говорит сам автор в одном из стихотворений, ощущается единая изначальность нашей души и бессмертной природы:

Золотисто-багряная осень

Разливает огонь по долине.

Оседают туманные росы

На траве, на изящной рябине…

Так светло, так тревожно бывает,

Словно душу росою омыло.

Многоцветьем богатым расцвечен

Лес притихший, спокойный и добрый.

Сосен темных зажженные свечи

Сохраним в своем сердце надолго.

«Осень в Приднестровье»

Налицо поиски точного слова, хотя, вместе с тем, и некоторое нарушение логической выверенности («сосен темных зажженные свечи»).

Гражданскую тему продолжают Людмила Денисова («Взорванное лето», «Кресты»), Алла Мельничук («Освободителям Великой Отечественной», «Земле с названием Россия…»), Антонина Лосева («Память, опаленная войной», «Наше время»), Ольга Сизова («Письмо из военного лета», «Слово об отце»). У Сизовой за большинством стихотворений, удачны они или нет, скрывается подлинное, не придуманное чувство, переживание:

Посреди невиданной разрухи,

Где эпохи свищут сквозняки,

Чем помочь вам, милые старухи?

Чем помочь, родные старики?

Сгорбленные, сирые, седые,

С горечью глядящие на нас…

Что же ты наделала, Россия,

С теми, кто тебя когда-то спас?

Посреди невиданной разрухи…"

Поэзия Виктории Пилецкой, традиционная по форме и в то же время глубокая и открытая по смыслу, являет собой лирическую философию, а может, философскую лирику, приглашает к разговору о самом важном — о душе, мире, Родине в стихотворениях «Дальние страны», «Коростели», «Хор», «Забытый мост». По-своему видит она назначение и место Поэта:

О поэт!

Ты обязан быть хрупким.

О поэт! Ты обязан быть свят!..

Не считайте,

Не мерьте заранее

Ни потери свои,

Ни труды.

Улыбайтесь

и плачьте, поэты!

Возгорайтесь

И мерзните льдом!

Ведь стихи — это ваша Планета,

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой