Жанровое своеобразие новеллы (на материале творчества Эдгара По)

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Жанровое своеобразие новеллы (на материале творчества Эдгара По)

Введение

Эдгар По создавал свои произведения в период, когда Соединенные Штаты Америки проходили один из наиболее важных моментов своего исторического пути (война за Независимость, создание Республики, Гражданская война). В истории культуры США эпоха рубежа веков (1790−1860-е годы) получила название эпохи романтизма.

Эдгар По, Генри Лонгфелло, Герман Мелвилл, Фенимор Купер и другие писатели-романтики находились тогда у самых истоков формирования национальной литературы. Именно они доказали Европе самоценность американской культуры и ее значение в формировании художественных явлений конца 19 века. Огромное значения для развития американского романтизма и реализма имела деятельность Эдгара По.

Критическая литература о творчестве Эдгара Алана По обширна и многопланова, о нем написано больше, чем о каком-либо другом американском романтике. Возможно, такое внимание к нему обусловлено богатым тематическим и жанровым разнообразием его произведений, а также его несомненным авторитетом как писателя-новатора, основателя и разработчика американской новеллы как литературного жанра.

Необходимо отметить, что для американской культуры Эдгар По является прежде всего одним из родоначальников национальной журналистики. Подтверждением этому служат многочисленные исследования западных литературоведов (М. Аллена, М. Альтертона, У. Кука, Д. К. Джексона, С. Мосса и др.). Европейские же исследователи творчества Э. По сконцентрированы на своеобразии его поэзии и новеллистики, рассматривая их с позиции нравственно-философских обобщений и с точки зрения современных открытий науки о человеке. Эти работы исследуют прежде всего эволюцию художественного мира писателя (например, труды Д. Гоффмана, Б. Р. Поллина, Д. М. Рейна и др.). Данные исследования представляют собой глубокие размышления о психологии человека, раскрыть и понять которую, помогают некоторые его новеллы и стихотворения.

Наиболее фундаментальным исследованием творческого наследия По в отечественном литературоведении является монографическая работа Ю. В. Ковалёва «Эдгар Аллан По», изданная в 1984 году и являющаяся основной опорой для многих исследователей. Также исследованием данной проблематики занимались такие отечественные ученые, как А. Антипенко, Н. Шогенцукова, Л. Королева, Е. Аленко, В. Неделин, Н. Эйшискина и др.

Актуальность данной курсовой работы обусловлена тем, что влияние новеллистики Эдгара По играет важнейшую роль в становлении как самого жанра американской новеллы, так и особого литературного стиля, и прослеживается в американской и европейской литературе даже и в наши дни. Несмотря на то, что в последнее время наблюдается новый всплеск интереса к произведениям Эдгара По, его творчество еще недостаточно изучено в отечественном литературоведении. Поэтому исследование художественного своеобразия новелл По представляется актуальным в плане изучения особенностей американской новеллы как литературного жанра (сюжета, тематики, стиля, идейной позиции и т. д.).

Объектом изучения в данной курсовой работе выступает новелла, как жанровое целое.

Предметом исследования служат жанровые традиции новеллы в творчестве Эдгара Аллана По.

Целью работы является выявление жанрового своеобразия новеллы как литературного жанра на материале творчества Э. По.

В соответствии с целью исследования в работе ставятся следующие задачи:

1. Изучить научную литературу по данной проблематике.

2. Определить понятие «новелла» в трудах отечественных и зарубежных исследователей.

3. Выявить особенности новеллистического литературного жанра.

4. Исследовать причины обращения автора к данному жанру.

5. Изучить творчество писателя в контексте американского романтизма.

6. Раскрыть особенности и жанровое богатство новеллистики Э. По на основе материала его новелл «Падение дома Ашеров» и «Убийство на улице Морг».

В работе используются следующие методы: сопоставительно-исторический, историко-генетический, социологический и психоаналитический.

Структура работы определяется ее целями и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, посвященных исследованию жанровых особенностей новеллы, основанному на новеллистике Э. По.

В Ведении обосновывается актуальность выбора темы исследования, определяются его объект, предмет, цель, задачи и структура работы.

В Главе 1 рассматриваются основные теоретические вопросы — новелла как жанр литературы, причины обращения Э. По к данному жанру. Глава 2 ставит своей целью выявить особенности жанрового своеобразия новеллистики Э. По на основе анализа его новелл. В Заключении подводятся итоги проделанной работы. Список литературы.

Практическая значимость данной работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы в учебном процессе, на семинарах по практике перевода и истории литературы на факультете иностранной филологии.

жанровый новелла литературный

1. Новела как жанр литературы

1. 1 Понятие «новеллы» в трудах отечественных зарубежных исследователей

Термин «новелла» происходит от итальянского слова «novella» (новость). В истории и теории литературы он обозначает одну из форм повествовательного художественного творчества и является международным. В то же время существуют равнозначные наименования этого жанра в различных странах: французское — conte, fable, немецкое — Shwank, Geschichte, английское — shot story, русское — рассказ, сказка.

Термин «новелла» впервые начал обозначать определенный жанр повествовательного художественного творчества в Италии, где уже в 13 веке существовали небольшие рассказы из обыденной жизни, иногда объединяемые в сборники. А в 14 веке этот жанр литературы и его понятие утвердил Боккаччо в своем знаменитом «Декамероне» ]11, с. 364[.

Самые ранние высказывания о новелле, как жанре, принадлежат Гёте. В своих «Разговорах немецких путешественников» он вкладывает в уста действующих лиц ряд замечаний о природе новеллы. Основная мысль этих замечаний в том, что новелле должен быть присущ элемент «нового, не повседневного», должно быть «одно необычайное происшествие» ]10, с. 438[. Это определение имело большое влияние на всю немецкую литературу до последнего времени. В учебнике Лемана «Поэтика» для высшей школы 1919 года целиком повторяется гётевская характеристика новеллы. Хотя не все исследователи соглашались с такой трактовкой. Например, М. Петровский указывает на то, что элемент необычайного присущ вовсе на всем новеллам; в частности, в новеллах А. Чехова речь идет, как правило, о совершенно обычных происшествиях ]6, с. 11[.

Необходимо отметить, что немецкие романтики много внимания уделяли теории и практике новеллы. Отчасти развивая мыслы Гёте, Шлегель писал: «Новелла есть анекдот, незнакомая еще история, которая интересна только сама по себе…, которая дает основание для иронии при самом появлении на свет. Так как она должна заинтересовать, то должна иметь такую форму, которая содержит в себе и обещает замечательные или привлекательные моменты» ]18, с. 114[.

Развивая теорию Шлегеля, Тик писал: «Новелла представляет в самом ярком свете незначительный или значительный случай, который, хотя и вполне возможен, тем не менее, является удивительным, пожалуй, единичным. Этот поворот, этот пункт, где рассказ разворачивается совершенно неожиданно и, тем не менее, естественно, в соответствии с характером и обстоятельствами, сильнее запечатлевается в фантазии читателя, когда предмет рассказа, даже чудесный, может при других обстоятельствах опять стать повседневным» ]2, с. 326[. В этих мыслях немецких романтиков мы видим зарождение новейших формалистических теорий новеллы.

Подчеркивание искусства рассказа в новелле, ее специфической композиции повторяется в основных положениях исследований и немецких и русских ученых последних десятилетий (Херригель, Эйхенбаум, Хирт, Шкловский, Виноградов, Петровский и др.)

Большое влияние на теорию новеллы оказал и Пауль Гейзе со своей так называемой «соколиной теорией» «. Гейзе проанализировал новеллу Боккаччо о соколе и пришел к выводу, что для новеллы обязательно единство действия, резкость ситуации и четкость обрисовки («резкий силуэт»). Он считал, что в новелле «в одном кругу должен быть один конфликт» ]16, с. 11[.

Немецкая и русская формалистическая поэтика современности продолжает мысли Гейзе. Например, Леман считал, что новелле в отличие от романа, присуще строгое единство действия, исключающее вставные и параллельные эпизоды. Этот же признак, как основной, для новеллистического жанра, выделяют Петровский в «Морфологии новеллы» и Эйхенбаум в «О. Генри и теория новеллы». Оба исследователя считают, что новелла — это короткий рассказ, рассчитанный на единство и непрерывность восприятия. Поэтому новелла требует «особого, своего специфического сжатого интенсивного сюжета. Чистая форма замкнутого рассказа — это повествование об одном событии» ]16, с. 37[.

Соответственно должны строиться и композиция новеллы, и ее изложение. При этом особенность композиции состоит в сюжетности произведения. Петровский считает, что срединную часть новеллы должно занимать единое событие, в котором рассказ ведется с большой степенью напряжения (завязка). Затем следует разрешение напряжения (развязка), где присутствует острый заключительный момент.

Эйхенбаум дает те же критерии новеллистического жанра «Short story», подразумевающего сочетание малого размера и сюжетного ударения в конце произведения. В подтверждение своих идей Эйхенбаум цитирует слова Эдгара По: «Единство эффекта или впечатления есть пункт величайшей важности». «Умелый художник построил рассказ. Если он понимает дело, он не станет ломать голову над прилаживанием изображаемых событий, но тщательно обдумав один центральный эффект, изобретает затем такие события или комбинирует такие эпизоды, которые лучще всего могут содействовать выявлению этого заранее обдуманного эффекта» ]15, с. 98[.

Говоря об истории новеллистических теорий, необходимо упомянуть о статье Белинского «О русской повести и повестях Гоголя» 1835 года. В эту статью для критического разбора включены повести и рассказы Погодина, Павлова, Гоголя. Так как в то время термины «новелла», «повесть», «рассказ» были почти неразличимы, данная статья может быть отнесена и к новелле. В статье Белинский пытается объяснить возникновение и развитие повести в 30-е годах 19 века, дать определение этому жанру. «Вся наша литература превратилась в роман и повесть. Ода, эпическая поэма, баллада, басня, даже так называемая, или лучше сказать, так называвшаяся поэтическая поэма, поэма пушкинская, бывало наводнявшая и потоплявшая нашу литературу, — все это теперь не больше как воспоминание о каком-то веселом, но давно минувшем времени. Роман все убил, все поглотил, а повесть, пришедшая вместе с ним, изгладила даже и следы всего этого, и сам роман с почтением посторонился и дал ей дорогу впереди себя… Вследствие каких же причин произошло это явление? … Причина в духе времени». «Есть события, есть случаи, которых… не хватило бы на драму, не стало бы на роман, но которые глубоки, которые в одном мгновении сосредотачивают столько жизни, сколько не изжить ее в века: повесть ловит их и заключает их в свои тесные рамки» ]8, с. 379[.

Анализируя все перечисленные подходы, можно сделать вывод, что новелла может быть существенным образом различна по своему конкретному качеству. То есть новелла может рассматриваться как функционально однородная величина, но имеющая свои конкретные особенности. Поэтому новелла не имеет устойчивых признаков, кроме самых общих и внешних. На практике, понятие новеллы в каждом конкретном случае переменно — и новелла Боккаччо, и новелла Горького, и фольклорная сказка, и героическая баллада — все они «новеллистичны», но каждая по-своему.

1. 2 Эдгар По — писатель-новатор американской новеллистики

Новелла как жанр возникает в буржуазной литературе и развивается как выражение борьбы восходящей буржуазии с феодальным строем и идеологией. Таковы, например, французский фабльо, немецкий шванк, итальянская novella 13 -14 веков — небольшие повествовательные произведения, выражающие новое отношение к действительности. Эти произведения высмеивают такие явления феодальной эпохи, как монашеские ордены, рыцарство, «безбрачие» духовенства и т. д.

В итальянской литературе выразителем идей восходящей буржуазии стал Бокаччо. Он собрал безымянные фабльо, углубил и расширил их содержание. В его новеллах прослеживатеся иное по сравнению с феодальным средневековым творчеством отношение к жизни: любовь к земной жизни, здоровая жизнерадостность, сознание необходимости учитывать конкретные обстоятельства в превратностях человеческой судьбы и надеяться на силу человеческой личности. Бокаччо воспевает чувственно-радостную любовь, высмеивает церковную обрядовую религию, изображает монахов и попов шарлатанами. Большинство его новелл строится на конфликте судьбы, слепого случая и предприимчивой находчивой личности. Бокаччо глубоко разрабатывает характеры героев, но его внимание концентрируется не на их переживаниях, а на показе их в действии. Конфликт развивается быстро, последовательно, с ясно выраженной развязкой. Влияние Бокаччо на итальянскую и мировую литературу было огромно. Итальянская новелла 14 — 16 веков развивается под знаком подражания ему ]10, с. 116[.

В английской литературе наиболее ярким представителем новеллистического жанра считается Чосер. В его «Кентерберийских рассказах» («северный Декамерон») портреты феодалов и монахов доведены до карикутуры. Так же, как в «Декамероне» прописано рациональное отношение к действительности.

Во Франции традицию Бокаччо продолжают «Cent nouvelles» Антуана де ла Салль. А также сборник куртуазных новелл чувствительного и поучительного содержания Маргариты Наварской «Heptameron» 1559 года.

В процессе капиталистического развития происходило изменение условий классовой борьбы, определяющих глубокие различия в содержании и форме новеллы. Например, в Италии социально-актуальная новелла Бокаччо сменилась куртуазной новеллой 16−17 веков. Немецкая новелла начала 19 века выражает ироническую фантастику, стремление выйти в чудесный потусторонний мир, ироническое смещение во времени (творчество Тика, фон Арнима, Гофмана).

Непревзойденным мастером новеллы в истории мировой литературы является и французский писатель Ги де Мопассан. Его новеллы, так же как и новеллы Бокаччо строятся на изображении случайностей в судьбе человека, но проникнуты глубочайшим пессимизмом. Финал большинства новелл Мопассана — беспросветное отчаяние ]2,с. 234[.

В первой половине 19 века новелла была достаточно распространенной жанровой формой в Америке. Новеллы, которые главным образом печатались в популярных журналах, были именно тем средством, благодаря которому некоторые самые характерные произведения лучших американских писателей получили одобрение публики. Форма короткого занимательного повествования стала типичной для американской литературы.

В этом жанре работал и Эдгар Аллан По — непревзойденный мастер американской новеллистики.

С 1819 года, когда В. Ирвинг опубликовал серию рассказов «Книга эскизов», новеллы занимают значительное место в творчестве всех американских прозаиков романтизма, кроме Ф. Купера. Новелла становится массовым журнальным жанром, хотя и не имеет ясной жанровой теории. Многие авторы, пытавшиеся работать в этом жанре, «едва подозревали, что между романом и новеллой есть иная разница, кроме числа страниц» ]5, с. 164[. Эдгар По поставил своей задачей исправить это положение. Его заслуга состоит в том, что он придал жанру новеллы законченность, создал ясную и четкую теорию, определив те черты, которые мы сегодня считаем существенными при определении американской романтической новеллы. По словам А. Зверева, «это первый американский писатель, получивший мировую известность и завоевавший молодой американской литературе „право гражданства“ в сознании многоопытного и взыскательного европейского читателя» ]6, с. 3[.

Свою теорию жанра Э. По изложил в трех критических статьях о Готорне, опубликованных в 40-х годах 19 века и в статье «Философия творчества» в 1846 году. По считал, что главное в новелле — это создание у читателя мощного эмоционального впечатления. «Основопологающим принципом для этого являлось правильное построение композиции произведения и подбор художественных средств, которые наилучшим способом служили бы созданию основного эффекта» ]15, с. 234). Это эмоциональное потрясение в сознании читателя По называл «totality effect». Его наступление, по мнению По, должно совпадать с кульминационным моментом повествования. Именно поэтому неожиданные драматические развязки его произведений вызывали неизгладимое эмоциональное впечатление в сознании читателей. При этом основной целью автора становится максимально возможное эмоциональное воздействие. Э. По также считал, что во всем произведении не должно быть ни одного слова, которое прямо или косвенно не вело бы к задуманной цели. Каждая деталь играет важную роль и нельзя пренебрегать ни одной. Например, тонкая, едва заметная трещина на фасаде дома Ашеров символизирует собой едва зарождающийся процесс распада, окончившийся полным разрушением особняка.

А.Н. Николюкин писал, что деталь в произведениях По выполняет «особую художественную функцию, она подчеркивает наиболее гротескную черту в персонаже, превращая нередко весь образ в одну гипертрофированную деталь» ]11, с. 13[.

Во всех новеллах По сюжет строится как бы движением вспять — от сердцевины основного задуманного эффекта. Автор строит сюжет, группируя вокруг центра производные элементы повествования, постепенно связанные между собой.

Только собирая и связывая вместе все детали повествования, читатель приходит к конечному единству, заключающему в себе основной авторский замысел, который и был для автора исходным пунктом построения рассказа. Во многих произведениях Э. По кульминация завершает повествование. Писатель объясняет это тем, что достигнутое единство впечатления должно быть запечатлено в памяти читателя на самой высокой ноте ]15, с. 79[. При этом, если начало и развитие действия изобилуют подробностями, то развязка выписана с предельной лаконичностью. Заключительные же картины в новеллах По разворачиваются обычно в ускоренном темпе, способствуя наращиванию напряжения, а в финале происходит эмоциональный взрыв, который усиливает впечатление.

Говоря об американской литературе 19 века необходимо отметить, что на раннем этапе развития американской новеллистики значительное количество рассказов того времени имело подражательный характер. При чем образцом служили рассказы ужасов, печатавшиеся некоторыми европейскими журналами. Эти рассказы были полны приведений, чудовищных тайн, фантазий. Но эти произведения практически не соответствовали жанровой специфике. И в этот момент появляется гений в лице Эдгара По (1809−1849), являющийся по сути не только первым писателем Соединенных Штатов Америки, но и писателем, оказавшим серьезное влияние на европейскую литературу. Его называют в числе первых авторов, в чьем творчестве живет Америка. Великий англо-американский поэт и критик Т. С. Элиот сказал по этому поводу: «…мир мечты у каждого человека обусловлен тем миром, в котором он живет; в мечтах По проступает мир Балтимора, Ричмонда, Филадельфии, так хорошо ему известный» ]12, с. 37[.

Одним из первых, кто напечатал рассказы Э. По в России, был Ф. М. Достоевский. В предисловии к ним он писал: «Вот чрезвычайно странный писатель — именно странный — хотя и с большим талантом. Его произведения нельзя прямо причислить, как, например, сказки Гофмана, к фантастическим, если он и фантастичен, то, так сказать, внешним образом… «если у По и есть фантастичность, то какая-то материальная… Видно, что он вполне американец, даже в самых фантастических своих произведениях» ]4, с. 283[.

Своеобразие творчества По во многом обусловлено обстоятельствами его непростого жизненного пути. Суровость американской реальности Эдгар По познал еще в раннем детстве. Его родители, актеры бродячей труппы, умерли, когда мальчику было всего два года. Его мать была англичанкой, отец — американцем ирландского происхождения. Эдгара вырос в доме зажиточного торговца Джона Алана, который, пойдя навстречу просьбам своей бездетной жены, взял мальчика в дом, но не усыновил его. Так, Эдгар рос в богатстве и роскоши (его одевали «как принца», у него были свои собаки и лошадь, учился в престижном колледже, затем в университете), но, фактически, он оставался бедным и бесправным. Он считался наследником богача, но так никогда и не получил наследства. Жизнь в богатстве кончилась для Эдгара, когда ему не было и 17 лет. В университете он проучился всего один год. Осенью 1826 года произошел разрыв между Джоном Алланом и его приемным сыном. Поводом к ссоре послужил отказ Аллана заплатить карточные долги Эдгара. Оставшись без гроша в кармане, По завербовался в армию, где был на хорошем счету и даже получил чин сержант-майора. Однако через год он снова попросил помощи приемного отца. В начале 1828 года Аллан оплатил наем заместителя и выхлопотал Эдгару освобождение. Получив свободу, Эдгар По начинает писать стихи и даже издает несколько сборников стихотворений, которые, впрочем, не приносят ему ни славы, ни денег. В 1830 году по настоянию Джона Аллана

Он поступает в Вест-Пойнтскую Военную академию, но через год его исключают, и он вновь ссорится с приемным отцом. По уезжает в Нью-Йорк, где издает третий сборник стихов.

Вскоре он отыскивает своих родственников — сестру покойного отца миссис Клемм. Она бьётся в нужде, воспитывая дочь Вирджинию. У них царит нищета, но По навсегда находит здесь свой дом.

В этот период Эдгар По много работает — пишет в газеты, переводит и подбирает материал для книготорговцев, сочиняет статьи и рассказы для журналов, которые издатели охотно печатали. Но они так мало платили молодому автору, что он впал в ужасающую нищету. «Он спустился так глубоко, что порой ему слышалось, как скрежещут засовы у врат Смерти» ]3, с. 192[. Вскоре Балтиморская газета предложила две премии — за лучшее стихотворение и лучший рассказ. Писательское жюри, куда входил и известный литератор того времени, Джон Кеннеди, было поражено стилем автора, и единодушно присудило ему премию.

Когда мистер Кеннеди познакомился с молодым писателем, он «увидел юношу — тощего, как скелет, от постоянного недоедания, в рединготе, протертом до утка и застегнутом, согласно известной тактике, до самого подбородка; продранные штаны, явное отсутствие чулок — и в то же время горделивый вид, величественные манеры и глаза, сверкающие умом» ]1, с. 72[.

Вскоре некий Томас Уайт, купивший права на «Южный литературный вестник», предложил Эдгару По вести журнал за 2500 франков в год. И тогда в 1835 году По незамедлительно женится на своей двоюродной сестре Вирджинии. К моменту бракосочетания ему исполнилось 27 лет, а Вирджинии 13. Эдгар зарабатывает тем, что служит и печатается в журналах.

В 1839 году По издает свой первый сборник рассказов «Рассказы гротесков и арабесок», куда вошли «Падение дома Ашеров», «Лигейя», «Вильям Вильсон» и др. Гротески и арабески как наименование в большей мере характеризуют общий облик произведений, но не их сущность. Критики часто называют новеллы По «страшными», «рассказами тайн и ужасов». В то время подобный жанр был достаточно распространен в Америке, поэтому писатель был хорошо знаком с его особенностями, причинами популярности у читателей. Он имел пылкое воображение, прекрасно уживавшееся с острым аналитическим умом. Как романтик он знал влечение таинственного. Более всего он любил раскрывать тайны, что, в конце концов, сделало его создателем детектива. Силой своего богатого воображения По умел представить тайну так наглядно и зримо, что фантастическое в его новеллах обретало материальность («Приключения Артура Гордана Пима», «Лигейя»).

Центральное место в новеллистике По занимают психологические рассказы, главная тема которых — трагические последствия человеческого сознания с новыми бесчеловечными тенденциями, возникающими в ходе прогресса американской буржуазной цивилизации. Предметом художественно-психологического исследования автора стала человеческая душа, столкнувшаяся с миром, в котором для нее не оставалось места, ее боль и страх ] 21, с. 197[.

Детективные рассказы Эдгара По существенно отличаются от его ужасных рассказов. Они пронизаны сплошной линией логики, которой руководствуется главный герой, разматывающий клубок загадок методом дедуктивного анализа событий. К лучшим детективным новеллам относятся «Тайна Мари Роже», «Золотой жук», «Похищенное письмо», «Убийство на улице Морг».

Эдагр По считал, что новелла является одним из ведущих жанров романтической литературы в США. Он исходил из представления о рассказе как о журнальном жанре, рассчитанном на широкий круг читателей. «Могущественная магия правдоподобия» составляет одно из основных положений теории рассказа По. В своем творчестве он разработал целую систему приемов и способов, содействующих достижению эффекта достоверности. Эти опыты писателя в данной области могут быть условно раздедены на следующие катергории: сатирические («Разговор с мумией», «Тысяча вторая сказка Шахерезады»), научно-популярные («Сфинкс», «Три воскресенья на одной неделе»), технологические («История с воздушным шаром», «Ганс Пфааль») и метафизические («Повесть скалистых гор», «Месмерическое откровение»). Все эти категории так или иначе привязаны к какому-нибудь научному открытию, изобретению, наблюдению, любопытному факту. Но при этом само открытие или изобретение чаще всего является только поводом для размышления о вещах, лежащих в совершенно иной сфере человеческого опыта, средство сделать правдоподобным невероятное.

Бодлер высоко оценил незаурядный талант писателя. Он писал: «Новеллист и писатель, Эдгар По так же неповторим, как неповторимы, каждый в своем роде, Матюрен, Бальзак и Гофман». Он считал, что в произведениях автора «…есть и буйная буффонада, и чистый гротеск, и неудержимая тяга в бесконечное, и увлеченность магнетизмом» ]1, с. 97[.

Эдгар По — удивительный человек, который вопреки своей трудной жизни, создал очень много. Он предстает перед нами как критик, поэт и писатель, причем в писателе раскрывается философ.

В 1847 году Эдгар По переживает глубокое горе — от туберкулеза умирает его молодая жена Вирджиния. Писатель тяжело переживал утрату, чувствовал себя подавленным, начал злоупотреблять алкоголем. Считается, что борьба жены с болезнью и смертью повлияла на многие произведения По, как поэтические, так и прозаические, где в качестве главной героини появляется молодая умирающая женщина. Например: «Аннабель Ли», «Ворон», «Лигейя», «Падение дома Ашеров».

3 октября 1849 года Эдгара По находят на улице в бредовом состоянии. Его доставили в больницу, где он скончался под утро 7 октября, так и не приходя в сколько-нибудь ясное сознание.

Смерть Эдгара По произвела в Америке подлинное волнение. Многочисленные свидетельства скорби появились в разных концах страны. Лонгфелло писал: «Как печален конец Эдгара По — человека, столь богато одаренного гением! Я не был с ним знаком, но всегда питал глубокое уважение к его могучему таланту писателя и поэта. Проза его отличается замечательной силой, точностью и в то же время богатством языка, а стихи дышат особым, музыкальным очарованием… Резкость его критики я всегда объяснял лишь раздражительностью остро чувствующей натуры, которую даже малейшее проявление фальши приводит в отчаяние» ]21, с. 206[.

Что произошло с гениальным писателем в последние дни его жизни, сейчас уже никто не может объяснить достоверно. Однако загадочные страницы жизни и смерти Эдгара По до сих пор пытаются разгадать исследователи и поклонники его творчества. Однако, несомненным был и остается факт, что Эдгар По был «необыкновенным человеком уникального таланта — со всеми слабостями, зачастую присущими гениям. Щедро наделенным редким интеллектуальным даром он был жертвой жизненных обстоятельств.

1. В ходе анализа научной литературы по теме данной курсовой работы было определено понятие «новеллы» в трудах отечественных и зарубежных исследователей и выявлены особенности новеллистического литературного жанра:

— понятие «новелла» не отражает идейного содержания произведения и его классово-исторического характера;

— новелла относится к категории малой повествовательной формы в литературе. Это небольшое сюжетное прозаическое произведение, раскрывающее сущность какой-либо стороны общественных отношений через изображение объективно происходящего события, где обязательным является краткость повествования и наличие отчетливого и неожиданного поворота сюжета, от которого действие сразу приходит к развязке.

2. В ходе обзора особенностей творчества и жизненного пути Э. По было установлено следующее:

— с появлением романтизма в Америке связано возникновение национальной литературы страны, на что повлияло творчество Эдгара По, являющегося одним из основателей и разработчиков новеллы как литературного жанра;

— творчество писателя сосредоточено на внутреннем мире человека, его душевных переживаниях, страданиях и страхах, и глубоко обусловлено особенностями и перипетиями его непростого жизненного пути;

— одна из главных тем новеллистики Э. По — трагические последствия столкновения человеческого сознания, воспитанного в духе гуманистических идеалов, с новыми бесчеловечными тенденциями, возникающими в ходе прогресса американской буржуазной цивилизации;

— новеллистика Э. По разнообразна и богата, в ней прослеживается несколько жанровых категорий — детективные, научно-фантастические, сатирические и психологические рассказы, (нередко называемые «страшными» или «ужасными»).

2. Особенности жанрового своеобразия новеллистики Э. ПО

2. 1 Своеобразие психологических и страшных рассказов Э. По на примере новеллы «Падение дома Ашеров»

Как было сказано выше, в произведениях автора часто повествуется о невероятных, чрезвычайных, ошеломляющих и странных событиях, которые не всегда возможно объяснить на основе законов разума, но вызывающих сильную реакцию читателя. Таким произведением является одна из самых известных новелл Э. По «Падение дома Ашеров», изданная в 1839 году.

Новелла начинается с того, что безымянный рассказчик получив письмо от своего друга юности Родерика Ашера, приезжает к нему в поместье. Подъезжая к дому, он обращает внимание на невероятно мрачный пейзаж: сам дом Ашеров, озеро, на берегу которого стоит дом, камыши, остовы деревьев. Все увиденное приводит его в полный упадок духа. Также он обращает внимание на еле заметную трещину, «что зигзагом спускалась по фасаду от крыши и терялась в угрюмых водах озера» ]13, с. 183[.

Войдя в дом, рассказчик был поражен его запущенным состоянием: «на стенах висели темные драпировки. Стояло много мебели, неудобной, старинной, изношенной. В обилии разбросанные книги и музыкальные инструменты не оживляли вида. Я почувствовал, что дышу атмосферой скорби. Все пронизывала суровая, глубокая и безысходная мрачность» ]13, с. 185[.

Встретившись с хозяином дома, он замечает, как страшно изменился Ашер, насколько безжизненным стал его облик. В поведении старого друга его «сразу поразила некая непоследовательность», и он понял, что Родерик находится в крайнем нервном возбуждением. Ашер рассказывает своему другу, что в его жилище гнездится некая сила, которую он не может определить. Так же он рассказывает о своей обожаемой сестре, леди Мэдилейн, которая угасает от странной болезни: она ко всему равнодушна, тает день ото дня, иногда ее члены коченеют и дыхание приостанавливается. Как раз перед приездом рассказчика ее состояние особенно ухудшилось.

Пока Родерик говорил, женская фигура, подобная хрупкой тени, прошла в глубине огромной комнаты и исчезла. И с этого вечера она уже не сможет встать и покинуть своей комнаты.

Г. Аллен, биограф Эдгара По, полагает, что в новелле «Падение дома Ашеров» непосредственно отразились обстоятельства брака По и что «в чахнущей на глазах леди Мэдилейн нетрудно узнать Вирджинию», начало ее болезни, ее апатию, ее умирание заживо, столь мучительно переживаемые По.

Для описания болезни девушки писатель использует целый ряд метафор и сравнений. Ее странные отношения с братом, необъяснимая причина, внушающая Ашеру желание видеть ее погребенной заживо — все это не что иное, как болезненные отголоски мук, испытанных По у постели своей медленно умирающей жены.

Автор ввел в новеллу стихотворение «Обитель призраков», которое было отдельно напечатано ранее в журнале «Балтиморский музей» в апреле 1839 года.

Сюжет новеллы достаточно специфичный: место событий в ней занимают предчувствия, ощущения главного героя. В качестве развития сюжета автор использует приемы нагнетания атмосферы: первый проблеск страха, предчувствие тайны, ожидание смерти и обещание Родерика, что самое страшное произойдет после смерти сестры. При этом известие о ее смерти он произнес почти безстрастно. Затем, вместо того, чтобы предать тело леди Мэдилейн земле, они помещают гроб в фамильный склеп, находящийся в подвале дома.

Ужасная гроза является предвестием развязки в новелле. Чтобы успокоить Родерика, рассказчик читает ему рыцарский роман. Когда он читает о треске и грохоте ломающихся досок — откуда-то доносится еле слышный шум. Когда в тексте описывается оглушительный звон от упавшего на пол щита — до героев доносится явственный звон металла. И тогда, находясь в ужасном состоянии, Родерик сообщает другу, что на самом деле они похоронили его сестру заживо.

Оказывается, уже много дней и ночей он слышит ее движения в гулком гробу, но, почему-то, не смел сказать об этом: «…я не смел говорить! А теперь сегодня — Этельред — ха! ха! — треск ломаемой двери пустынника, предсмертный крик дракона, лязг щита — не сказать ли лучше: взламывание гроба, скрежет железной двери ее тюрьмы, ее шаги по медному полу склепа?.. Безумец! Говорят вам, что она сейчас стоит за дверью!» ]13, с. 192[.

Дверь распахивается, и появляется измученная и окровавленная леди Мэдилейн. Она падает на руки брату, и увлекает его, уже бездыханного, за собой на пол. Рассказчик в страхе бросается прочь из дома. Буря в самом разгаре. Убегая, герой замечает, что та трещина, которую он заметил по прибытии, быстро расширяется «раздался дикий оглушительный грохот, словно рев тысячи водопадов… и глубокие воды зловещего озера у моих ног безмолвно и угрюмо сомкнулись над обломками дома Ашеров» ]13, с. 195[.

Чтобы показать необычность и мистичность ситуации, автор использует приемы олицетворения: трещины расширяются, ветер дует, лунный диск возникает и т. д. При этом у читателя создается ощущение реальности происходящего. Основной смысл произведения передан метафорой, где вырождение рода выражено окончательным разрушением родового замка.

Считается, что данная новелла имеет некоторые черты схожие с некоторыми направлениями в германской прозе. Однако в сборнике «Гротески и арабески» По писал: «По сути дела, в сборнике нет ни одного рассказа, в котором исследователь мог бы обнаружить отчетливые признаки того псевдоужаса, который мы привыкли именовать немецким. Если предметами моих сочинений и являлся ужас, то это не германский ужас, а ужас души» ]21, с. 211[. Следовательно, По описывал психологическое свойство человека бояться не просто выдуманных призраков и мертвецов, а своих собственных страхов.

Новелла «Падение дома Ашеров» относится к разряду психологических и страшных рассказов. Главным предметом в ней выступает болезненное состояние человеческой психики, сознание на грани безумия. С другой стороны, здесь также показана человеческая душа, трепещущая от страха перед неизбежным будущим. За внешней простотой произведения скрывается глубина и сложность. В данном произведении автор рисует уже не страх перед жизнью или страх перед смертью, но страх перед страхом жизни до смерти, то есть утонченную и смертоносную форму ужаса души, ведущую к разрушению личности.

В портрете Родерика Ашера писатель представил трагические черты романтического художника, впечатлительного и ранимого, утонченного и стремящегося к одиночеству, испытывающего страх перед ним, одновременно замкнутого и доверчивого к первому встречному. С другой стороны, болезненная чувствительность Родерика может пониматься, как аллегория художественной утонченности гения, его нервной обнаженности и беззащитности перед грубым материальным миром. Автор представил Ашера музыкантом, поэтом и живописцем, отчужденным от внешнего мира и в этом состоянии рождающим свои произведения: «Одно из фантасмагорических творений моего друга, не столь беспощадно отвлеченное, хотя и в слабой степени, но может быть передано словами. Маленькая картина изображала внутренность неимоверно длинного прямоугольного склепа или подземного хода, низкого, с гладкими белыми стенами, без какого-либо узора или нарушения поверхности. Некоторые второстепенные детали рисунка давали почувствовать, что склеп этот пролегает на огромной глубине под землею. На всем его необозримом протяжении не виднелось ни единой отдушины, не было не факелов, ни каких-либо других искусственных источников света; и все-таки по склепу лился поток резких лучей, заливая его жутким и неуместным сиянием» ]13, с. 193[. Подземный склеп, освященный внутренним светом, является многозначным символом мистической традиции в романтизме, рассматривающим телесную оболочку как темницу, в которой томится душа до ее освобождения и возвращения на небесную родину после смерти. Склеп, могила, подземелье, старый дом, корабль — все это варианты одной модели замкнутого пространства, в котором тот или иной герой По оказывается в заточении и обречен на смерть как жертва обстоятельств или собственной душевной болезни. Сам дом Ашеров в его символическом значении является своеобразным миром, пребывающим в состоянии глубокого распада. Когда-то это был прекрасный мир, но теперь жизнь ушла из него, остались только воспомининия. Трагедия обитателей этого дома проистекает из непреодолимой власти, которую Дом имеет над ними, над их сознанием и поступками. Они живут в страхе перед ужасом столкновения с реальностью жизни. Само название новеллы, где фамилия хозяина дома лишь прилагается к дому страха и смерти говорит о том, что автор считал темные силы сильнее личности человека. Он как бы видит жизнь сквозь смерть, и стремится к смерти, как к вратам, открывающим путь в мир потустороннего, в мир духов, который страстно его влечёт. Однако, несмотря на это, автор показывает, что все-таки где-то внутри человека находится источник иной, светлой жизни: «…и все-таки по склепу лился поток резких лучей, заливая его жутким и неуместным сиянием». Именно свет души оказывается в западне у смертного существования, он освещает жизнь и оставляет надежду на спасение.

Примечательно, что Родерик Ашер — это основной герой По, по-разному повторенный в других рассказах автора, так же как и его излюбленная героиня — загадочная, угасающая прекрасная молодая женщина. Герои По — жертвы злого рока, определившего их гибель.

2. 2 Жанр детектива в творчестве Э. По на основе анализа новеллы «Убийство на улице Морг»

Новелла «Убийство на улице Морг» считается первым детективным произведением в истории литературы. Впервые она была опубликована 20 апреля 1841 года. Новелла раскрывает читателю образ первого героя-детектива — молодого французского аристократа Огюста Дюпена, обладающего незаурядными аналитическими способностями, который в качестве хобби расследует жестокое и загадочное убийство. Примечательно, что приемы, использованные автором для раскрытия данного образа, позднее будут взяты на вооружение создателями таких персонажей, как Шерлок Холмс и Эркюль Пуаро. Автор написал «Убийство на улице Морг» в период, когда общество переживало стремительную урбанизацию и столкнулось с проблемой городской преступности. Именно в этот период в Америке начали применять научный подход в расследовании преступлений. И здесь, впервые в американской литературе По являет миру образ сыщика, столь распространенного впоследствии в произведениях детективного характера.

Повествование в новелле идет от безымянного героя, который случайно знакомится с Огюстом Дюпеном, молодым человеком знатного рода, по какой-то причине потерявшим почти все семейное состояние и вынужденным жить в строгой экономии. При знакомстве с Дюпеном рассказчик был поражен «обширной начитанностью» и «…неудержимым жаром и свежестью его воображения» ]14, с. 276[. Далее, знакомство перерастает в симпатию, и рассказчик арендует дом в Париже, где они временно поселяются. Выясняется, что Дюпен обладает выдающимися аналитическими способностями. Он признается рассказчику, что «для него в сердце многих людей есть открытое окно», а одно из его любимых занятий — «подслушивание» чужих мыслей с помощью тщательного наблюдения за человеком.

Вскоре в прессе сообщают об ужасном убийстве в доме на улице Морг вдовы мадам Л Эспане и ее дочери Камиллы. Из прессы Дюпен и рассказчик узнают, что убийства произошли в закрытой комнате на пятом этаже здания. Жители квартала услышали крики, сломали дверь, но когда они вошли в комнату, женщины были уже мертвы. Вдове перерезали горло и выбросили ее из окна, дочь мадам задушили, а тело спрятали в каминную трубу. Почти вся мебель была сломана, на уцелевшем стуле нашли окровавленную бритву. Свидетели через дверь слышали голоса убийц. При чем по речи понятно, что один из них — француз, а второй говорил на непонятном языке. Началось расследование, ходом которого Дюпен был крайне недоволен, и он добивается разрешения посетить место преступления.

Анализируя обстоятельства дела, Дюпен приходит к выводу, что к убийствам причастен орангутанг. В качестве доказательств он показывает рассказчику темные, непохожие на человеческие волосы и прорисовку отметин с горла задушенной жинщины, которые также доказывают, что их сделала не рука человека. Далее Дюпен дает в газету объявление о поимке орангутанга, на которое откликается матрос. Он рассказывает, что орангутанг долгое время сидел в клетке и наблюдал за своим хозяином, запоминая все его действия. Однажды обезьяна выбралась из клетки и решила побриться, подражая действиям своего хозяина. Когда матрос попытался отнять бритву, орангутанг сбежал на улицу и проник в дом к женщинам через открытое окно. Преследуя обезьяну, матрос взобрался за ней по громоотводу и стал свидетелем убийства, после чего в панике скрылся с места преступления. Дюпен считает, что матрос не может быть привлечен к ответственности, и отпускает его. Через некоторое время матрос поймал обезьяну и продал его. Дело закрыто.

Эдгар По говорил, что темой данной новеллы является «использование изобретательности при определении убийцы» ]15, с. 317[.

В основе рассказа лежит метафора о «битве мозгов против мускулов»: интеллектуальная сила аналитика берет верх над грубой физической силой орангутанга. Сложный процесс поиска преступника захватывает Дюпена; он становится для него своего рода головоломкой, над разрешением которой интересно подумать. Поиски преступника, совершившего убийства на улице Морг, и составляют сюжет новеллы. Дюпен увлечен анализом фактов, их сопоставлением. Его чрезвычайно развитая интуиция, пытливый ум, логика рассуждений и смелость предположений, сочетающаяся с полетом фантазии, обеспечивают ему успех.

Кроме того, произведение содержит столь часто используемую писателем тему смерти прекрасной молодой женщины, которую он называл «самой поэтичной темой в мире».

Примечательно, что некоторые исследователи считают, что в данном произведении присутствует расовый подтекст: орангутанг, имеющий смуглый цвет шерсти, вырвавшись из-под контроля белого хозяина, сеет ужас и смерть. Его жертвами становятся две белые женщины, судя по обстановке в комнате, принадлежащие к высшим слоям общества. Автор показывает, как в результате неумелого использования изобретения белой цивилизации, черная раса несет смерть и разрушения. Метафора расового противостояния прослеживается в ряде произведений По. Например, в описании Лигейи читатель узнаёт мулатку, которая в финале прорывается сквозь тело белой англосаксонской женщины, причем рассказчик отдает предпочтение Лигейе, находясь под ее чарами ]19, с. 78[.

Среди исследователей творчества Э. По существует также дисскусия вокруг «метисизации» его текстов. Ряд комментаторов даже уличает писателя в расизме, находя в его произведениях свидетельства его позитивного отношения к рабству. Хотя некоторые из них не находят в этом ничего необычного в силу «среднестатистического расизма» в американском обществе того времени.

В целом, необходимо отметить, что детективные новеллы Э. По характеризуются безупречностью содержащихся в них логических построений, напряженностью повествования, строгим лаконизмом. Большой мастер построения сюжета, в своих новеллах детективного характера, автор чрезвычайно экономен в использовании художественных приемов и образов. Манера повествования проста и лаконична, нет ничего лишнего. Это напрягает внимание читателя и заставляет поверить в достоверность описываемых событий.

1. В ходе анализа новелл «Падение дома Ашеров» и «Убийство на улице Морг» были выявлены следующие особенности жанрового своеобразия новеллистики Э. По:

— подавляющее большинство произведений автора отличается мрачным колоритом; в них повествуется о таинственных событиях, всевозможных преступлениях и ужасах, где человек часто становится игрушкой необъяснимых, сверхестественных сил;

— в своих рассказах По часто обращается к теме страха, испытываемого людьми с нездоровой психикой перед жизнью;

— первым в мировой литературе писатель создает жанр детективной новеллы, отличающейся особенностью которого является безупречностью логических построений, напряженностью повествования, строгим лаконизмом, простой манерой повествования;

— сюжеты рассказов Э. По чаще всего построены на описании таинственных преступлений и истории их раскрытия;

— писателя также влечет мир научно-технических достижений, неисчерпаемая изобретательность человеческой мысли, которые он противопоставляет корыстолюбию и стяжательству буржуазного мира.

Заключение

Целью данной курсовой работы было определение жанрового своеобразия новеллы на материале новеллистики Э. А. По. В связи с этим перед нами ставились задачи рассмотреть различные подходы к определению понятия «новелла» как жанра литературы, выявить особенности американского романтизма первой половины XIX века, как фактора, отразившегося на творчестве писателя, определить причины обращения автора к данному жанру, а также раскрыть особенности жанрового богатства новеллистики Эдгара По. В результате проведенного исследования было установлено следующее:

— новелла является небольшим сюжетным прозаическим произведением, отличающимся краткостью повествования, наличием острого сюжета и неожиданной развязкой;

— По, как автор, в своем творчестве сосредоточен на внутреннем мире человека, его душевных переживаниях, страхах и страданиях, что обусловлено событиями его непростого жизненного пути;

— новеллистика Э. По разнообразна и богата; в ней прослеживается несколько жанровых подвидов — детективные, научно-фантастические, сатирические и психологические рассказы;

— все художественные средства автор подчинял общему замыслу, направляя их на выделение главной мысли и заставляя служить одному главному мгновению, которое он назвал «эффектом целого» («totality effect»);

— творчество Э. По, являющегося одним из основателей и разработчиков новеллы, как литературного жанра, повлияло на развитие и становление национальной американской литературы.

В целом, можно констатировать, что выводы, сделанные на основании теоретических и практических исследований в двух главах данной курсовой работы полностью совпадают с поставленными ранее целями и задачами.

Список использованной литературы

1. Аничков Е. Бодлер и По. — «Современный мир», 1909, № 2, Спб., стр. 75−100. ;

2. Богословский В. Н., Прозоров В. Г., Головенченко А. Ф. История зарубежной литературы ХIХ века / Под ред. Н. А. Соловьевой. М.: Высшая школа, 1991, 637 с. ;

3. Готье Т., Бодлер Ш. Искусственный рай. М, 1997, 416с. ;

4. Достоевский Ф. М. Три рассказа Э. По,// «Время», 1861, т. 1, 405 с. ;

5. Елизарова М. Е. и др. Американский романтизм. Фенимор Купер. Эдгар По // История зарубежной литературы XIX века. -- М.: Просвещение, 1972, 532 с. ;

6. Зверев A. M. Вдохновенная математика Эдгара По // Эдгар Аллан По. Стихотворения. Новеллы. Повесть о приключениях Артура Гордона Пима. Эссе. -- М.: АСТ, 2009. -- 768 с. ;

7. Злобин Г. П. Эдгар Аллан По -- романтик и рационалист // Эдгар По. Рассказы. -- М.: Художественная литература, 1980. -- 387 с. ;

8. Ковалев Ю. В. Эдгар По // История всемирной литературы. -- М., 1989. -- Т. 6. -- С. 571--577;

9. Ковалев Ю. В. Детективные рассказы // Эдгар Аллан По. Новеллист и поэт. -- Л., 1984. -- 298 с. ;

10. Михайлов А. В. Новелла // Краткая литературная энциклопедия: В 8 т. Т. 5, 7 / Гл. ред. А. А. Сурков. — М.: Сов. энциклопедия, 1975. ;

11. Николюкин А. Н. Литературная энциклопедия терминов и понятий. М.: НПК «Интервал», 2001, 1600с. ;

12. Неделин В., Николюкин А. Эдгар Аллан По//По Э. А. Собр. соч. в 2 т. М, 1972, т. 1, 416 с. ;

13. По Э. Падение дома Ашеров: рассказы. Пер. с англ. — М.: Юрид. лит., 1990 — 272 с. ;

14. По Э. А. Убийство на улице Морг // Эдгар Аллан По. Стихотворения. Новеллы. Повесть о приключениях Артура Гордона Пима. Эссе / Перевод с английского Р. Гальперина. --М.: АСТ, 2009. -- 768 с. ;

15. По Э. Философия творчества//Эстетика американского романтизма. Пер. с англ. — М.: Искусство, 1977, 217с. ;

16. Петровский М. А., Морфология новеллы, Сб. статей, Под редакцией М. А. Петровского, изд. ГАХН, М., 1927;

17. Толмачев В. М. От романтизма к романтизму. Американский роман 1920-х годов и проблемы романтической культуры. -М., 1997, 363с. ;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой