Женское движение в период первой русской революции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Положение петербургских женщин накануне революции 1905 года
  • 2. Женские организации Петербурга
  • 3. Продвижение женскими организациями программных требований в Государственной Думе I и II созывов
  • Заключение
  • Библиографический список

Введение

Многие века мужчина доминировал над женщиной, в доказательство этому можно привести слова Сократа: «Три вещи можно считать счастьем: что ты не дикое животное, что ты грек, а не варвар, и что ты мужчина, а не женщина». Однако изучая историю, становиться очевидным, что никакое человеческое общество не может гармонично развиваться, если в нем принижена роль женщины и не сбалансировано соотношение двух взаимодополняющих начал — мужского и женского, ведь положение женщин выявляет действительную степень цивилизованности той или иной общности, а также безошибочно отражает степень приверженности ее членов принципам гуманизма, равенства и милосердия. Шарль Фурье так высказывался о роли женщин в истории: «Социальный прогресс и смены периодов совершаются пропорционально прогрессу женщин к свободе, а падение социального строя совершается пропорционально уменьшению свободы женщин». [1, c. 118]

Актуальность темы исследования определяется ее научно-практической и теоретической значимостью, так как она охватывает экономические и социально-политические аспекты жизни женщин Петербурга в период Первой российской революции.

Цель курсовой работы состоит в том, чтобы раскрыть основные направления общественно-политической деятельности женщин Петербурга. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. выявить условия жизни работниц промышленных предприятий, прислуги, курсисток и женской интеллигенции.

2. изучить эволюцию женских организаций Петербурга.

3. проанализировать обсуждение женского вопроса в Государственной Думе I и II Созывов.

Объект исследования курсовой работы — общественно-политическое движение женщин в Петербурге. Предмет исследования — общественно-политическое движение женщин в Петербурге в годы Первой российской революции.

Хронологические рамки исследования охватывают период Первой российской революции.

Для написания курсовой работы я использовала следующие методы:

историко-генетический метод — для раскрытия причинно-следственных связей, а также закономерностей развития женского движения за равноправие в Петербурге.

историко-сравнительный метод — для раскрытия социально-экономического и политического положения различных слоев общества.

историко-системный метод — для раскрытия общей картины эволюции женских общественных организаций.

Следует отметить, что историография по данной теме достаточно обширна. В первую очередь она представлена первоисточниками. Сохранилось достаточное количество трудов участниц самого движения, таких как: Покровская М. (учредительница и председательница Женской Прогрессивной Партии и издательница журнала «Женский Вестник»), Шабанова А. (по ее собственному определению «женщина-врач», именно так она подписывала все свои статьи, была председательницей РЖВБО), Чехова М. (редактор-издательница журнала «Союз женщин»), а также Шапир О., Щепкина Е., Гуревич Л. и др. После участниц движения сохранились письма депутатам Государственной Думы, уставы обществ и организаций, прокламации, петиции, записки и многие другие документы.

Также сохранились труды и современников революции, например, Граве О. «Женский вопрос», Будде Е. «Нравственная личность женщины при современном общественном строе», Василевского Л. «Женский вопрос», Южакова С. «Женщина — избиратель», статьи Полянского А. «Русская женщина» в издание «Первый женский календарь», Архимандрита Михаила «Женщина — работница» в журнал «Свобода и христианство» и многие другие.

Вопрос женского движения в начале XX века хорошо изучен и нашими современниками. Среди историков постсоветского пространства этим вопросом занимается Юкина И., кандидат социологических наук, заведующая кафедрой гендерных исследований Невского института языка и культуры. Среди ее работ можно выделить «История женщин России», «Истоки женского движения в России», «Женское движение в России: ценз пола и суфражизм», а так же многие другие работы, посвященные вопросам истории женского движения России.

Также этот вопрос исследовали Хасбулатова О. в работах «Социально-исторический опыт и традиции женского движения в России (1860−1917)», «Опыт и традиции женского движения в России (1860−1917)»; Галиуллина Г. — в диссертации «Женский опрос в России: региональный аспект (1900−1917 гг.); Пономарева В. — «Мир русской женщины: воспитание, образование, судьба» и многие другие исследователи. Также хотелось бы выделить диссертационную работу белорусского историка Волковой О. «Общественно-политическое движение женщин в Санкт-Петербурге и Москве в годы Первой российской революции».

Среди зарубежных исследователей можно выделить историка Стайтса Р. и его работу, посвященную женскому вопросу, «Женское освободительное движение в России: Феминизм, нигилизм и большевизм, 1860−1930». Его работа Она презентует тему русского женского движения и русского феминизма в мировой историографии. Ни один исследователь, занимающийся историей женского движения России, не может пройти мимо этой работы.

Как мы видим, источниковая база по теме женского движения в России в начале XX века достаточно богата, она представлена и первоисточниками, работами современников, исследованиями современных отечественных и зарубежных ученых, что позволяет нам подойти к изучению этого вопроса более объективно.

1. Положение петербургских женщин накануне революции 1905 года

К описываемому времени большое количество крестьян покинули деревню. Основная причина заключалась в экономическом кризисе, оказавшем в конце XIX века влияние на большинство крестьян. Некоторая часть женского населения деревень ушла в монастырь, другая пыталась использовать для этого сезонные работы, которые, увы, иногда включали в себя работу проституткой в ближайшем городе или на ближайшей ярмарке. Но конечно большая часть ушла в города. В городах большинство женщин стали работницами и прислугой.

В Петербурге прислуга составила крупную и, возможно, наиболее эксплуатируемую группу наемных работниц. Для домашней прислуги было нормальным получать три или четыре рубля в месяц, если предоставлялись пища и кров. Низкое общественное положение и уровень образования, а также исключительная наивность деревенских девушек делали их легкой добычей для хозяев, их сыновей или же слуг мужского пола. Поэтому в домах богатых людей были очень распространены беременности и незаконнорожденные дети у домашней прислуги. Женская прислуга в чайных, ресторанах и трактирах также оказалась не в лучшем положении и часто воспринималась людьми как обычная проститутка.

Среди низших городских слоев женщин наибольшей способностью к повышению уровня самосознания обладали фабричные работницы. К 1905 году на фабриках и заводах количество работниц превышала количество работников. Это было связано с тем, что во время Русско-японской войны женщины заменили мобилизованных мужчин. Тогда то работодатели и обнаружили, что женский труд гораздо дешевле, а сами работницы гораздо лучше управляемы, чем рабочие. Точной цифры, которая свидетельствовала о количестве фабричных работниц к 1905 году нет, однако перепись населения Петербурга 1900 г. выявила, что за три года число работниц увеличилось более чем в полтора раза, достигнув 62 726 человек, что составило 19,5% от всех рабочих. [10, c. 312]

Больше всего работниц приходилось на фабрики и мастерские по изготовлению одежды и обуви, прядильные и ткацкие производства. Так же женский труд абсолютно преобладал в наиболее отсталых низкооплачиваемых сферах — в прачечных и гладильнях (83,2% от всех занятых), в табачном производстве (64,5%).

Накануне революции остро стоял вопрос об условиях труда работниц предприятий. В ответах на проведенный в 1905 г. письменный опрос работниц Петербурга содержались жалобы на продолжительный рабочий день, низкую заработную плату, «прижимки» администрации, мастеров, неоправданную браковку изготовляемой продукции, снижавшую заработок, а также неустроенный быт. Несмотря на то, что получать зарплату меньше мужской за одну и ту же работу не казалось русским работницам странным, но это их задевало. Советский исследователь Лященко подсчитал, что перед революцией средняя ежедневная зарплата промышленного рабочего составляла 1 рубль 20 копеек, а работницы — от 45 до 85 копеек. Как правило, женская заработная плата составляла две трети от мужской; в текстильной промышленности женщины и дети получали от 30 до 50 копеек в день, в сравнении с 70 копейками или одним рублем, который получал мужчин. Эта ситуация подвигала некоторых работниц на то, чтобы вести себя как мужчины, дабы добиться лучшей зарплаты. Если учитывать лишь минимальные потребности женщин, занятых в текстильной промышленности: небольшую комнатушку или «угол», некоторое количество одежды и простой стол, состоявший из чая, сахара, хлеба, селедки и супа (горячие блюда были редкостью), то мы увидим, что подобный образ жизни поглощал все 20 рублей ее месячного дохода, не оставляя ни копейки на культурные мероприятия или на уплату огромных штрафов, налагаемых за опоздание.

женская организация революция русская

На таких предприятиях, как Оттоманская табачная фабрика в Петербурге, опоздание на 15−20 минут означало потерю рабочим половины дневного жалования. Штрафы налагались легко, увольнения за малейшие провинности совершались часто. Матерям даже не позволяли уйти на десять минут раньше, чтобы забрать своих детей. [10, c. 322] Нерешенным являлся вопрос о гарантиях и выплатах по беременности и рождению ребенка. Средний размер двухнедельного пособия составил 3−5 рублей. Эта сумма несопоставима даже с прожиточным минимумом в 17−20 рублей в месяц, определенном для женщин. Право женщин на сохранение своего рабочего места на фабрике при оставлении ее по случаю рождения ребенка не всегда соблюдалось. Пункт 2 ст. 105 Устава о промышленности, предоставлявший администрации право расторгнуть договор найма вследствие неявки рабочего на работу более двух недель подряд по уважительным причинам, не делал исключения для беременных. Несмотря на рост числа работниц в Петербурге и Москве, женщины оста- вались дискриминируемой группой, их труд оплачивался ниже мужского. Количественно женщины преобладали в прачечных и гладильнях, в группах чернорабочих и домашней прислуги, швейном, обувном, прядильном, ткацком, табачном производстве.

Если отвлечься от рабочего класса и обратить внимание на образованную часть женского населения, то перед нами предстанет крошечная группа людей. Данные 1903−1905 гг. показывают, что среди женщин грамотных было 13,7%, в сравнении с 32,6% мужчин. Качество образования, даваемого в начальных школах, в значительной степени варьировалось, хотя все же большинство из них ограничивалось преподаванием чтения, письма, арифметики и религии. В результате, в 1907 г. в средних школах насчитывалось около 120 тысяч девушек. Худшими из этих школ были епархиальные училища, чья принципиальная цель заключалась в том, чтобы из дочерей священников сделать невест священников. В революционные годы действовали высшие курсы для женщин во всех университетских городах, в том числе и в Петербурге. [7, c. 48]

Самыми известными женскими высшими курсами были Бестужевские. Они насчитывали два факультета, историко-филологический и физико-математический, и располагались в просторном здании на одной из тихих улиц Васильевского острова. Прежде чем столкнуться с трудностями поступления, девушка должна была достигнуть семнадцатилетнего возраста и иметь родительское разрешение. Еврейские девушки имели дополнительную проблему — систему квот и различные ограничения, связанные с чертой оседлости. Когда ни взятки, ни фиктивные браки не помогали, они иногда регистрировались в полиции как проститутки, с тем чтобы получить позорный желтый билет, дающий право на проживание. Несмотря на то что 40% студенток Бестужевских курсов были дворянками, большинство из них не могло оплатить свою учебу. Необходимую финансовую поддержку оказывало созданное феминистками в 1870-х гг. Общество для доставления средств нуждающимся студенткам.

Однако условия жизни курсисток были гораздо лучше, чем у работниц. Уже к 1905 году появились одноместные и двухместные комнаты с пансионом, доступные для курсисток. Практически все студентки имели ежемесячный доход более 20 рублей, а 34,9% из них — 26−35рублей, что не сравнимо с доходом фабричных работниц. Только 1/5 часть из них работали, в основном репетиторами. Практически половина из них жили на частных квартирах, плата за которые в среднем составляла 11,5 рублей в месяц. [10, c. 139]

Так же продвигался вопрос и о начальном образовании для девочек, так в 1905—1906 годах требование всеобщего начального образования для детей обоего пола было принято многими политическими партиями: конституционно-демократической, прогрессивной экономической, Союзом 17 октября, социал-демократической, мусульманской и др. В поддержку выступили союзы учителей, педагогические общества, медицинские советы, крестьянские сходы, собрания рабочих, городские думы. [11, c. 75]

Следует иметь в виду, что в соответствии с законодательством женщины разных социальных групп были неравны перед законом в различной степени. Так, представительницы привилегированных, имущих слоев находились в лучшем правовом положении, чем работницы. Они пользовались правом владеть и распоряжаться имуществом, самостоятельно вступать в сделки в гражданском обороте и выступать в суде. Тем не менее, несмотря на некоторые различия в правовом статусе отдельных слоев женщин, все они были ущемлены в гражданских правах по сравнению с мужчинами. Еще одним доказательством служат законы, регулировавшие положение женщины в семье. В дореволюционном русском праве действительным признавался только религиозный брак. Согласно закону родители назначали дочери приданое. Развод, как и самовольное расторжение брака, были запрещены. Жена была обязана «повиноваться мужу своему, как главе семейства, пребывать к нему в любви, почтении и неограниченном послушании, оказывать ему всякое угождение и привязанность как хозяйка дома». Супруги должны были жить вместе. Законом оговаривалась обязанность жены следовать за мужем по месту его жительства. Отдельный вид на жительство она могла получить только с согласия мужа. Без его согласия жена не могла наниматься на работы или в услуженье. Не могла выдавать векселей, если не вела самостоятельной торговли. Паспорт ей тоже выдавался на срок согласия, выраженный главой семейства. Муж единолично решал все важные вопросы, касавшиеся жены и детей. Таким образом, семья представляла собой в юридическом и нравственном отношении союз, основанный на властной опеке. [9, c. 287]

Новые возможности для женщин открылись в результате быстрого процесса индустриализации России и постепенного усложнения структуры общества. В 1905 г. только в одном Петербурге существовало более 50 различных институтов для женщин, предоставлявших широкий спектр курсов по искусству, науке и торговле. В основном выпускницы высших учебных заведений становились народными учительницами, земскими и городскими фельдшерицами, акушерками, а также женщины начали проникать в различные специализированные области труда, в такие как почтово-телеграфное ведомство, становились канцелярскими служащими.

Циркуляром Министерства народного просвещения от 12 ноября 1906 года № 23 581 «О порядке допущения лиц женского пола к преподаванию в мужских и женских средних учебных заведениях» выпускницам женских вузов предоставлялось право преподавать в младших классах мужских средних учебных заведений, в начальных городских школах Петербурга — 603 и 13 соответственно. Преобладание учительниц в начальных школах проистекало из чисто меркантильных соображений. Законодательство не уравнивало женщин и мужчин в оплате труда, поэтому женщинам-учителям платили меньше, чем мужчинам-учителям. К примеру, в Петербурге учительницы начальных городских школ зарабатывали наравне с низшими служащими (писцы, фельдшера и т. п.). [7, с. 58]

Наряду с экономической, существовала еще и социальная дискриминация: в начальные школы учительницами принимались преимущественно незамужние женщины и бездетные вдовы в возрасте до 30 лет; вышедшие замуж увольнялись. Неудивительно, что в начале 1905 года 307 учительниц начальных школ Петербурга подали в городскую думу заявление с требованием снять запрет на вступление в брак (ограничения на личную жизнь учительниц были сняты только в 1913 году). [13, c. 195]

В тяжелом положении оказались и женщины с медицинским образованием. Начало высшему женскому медицинскому образованию положила в 1872 г. организация профессорами И. М. Сеченовым, М. М. Рудневым, А. П. Бородиным при Медико-хирургической академии четырехгодичного «Особого женского курса для образования ученых акушерок». Через 4 года курсы перешли в ведение Николаевского военного госпиталя, курс обучения расширен до 5 лет. Эти курсы просуществовали только 10 лет, поэтому небольшое количество женщин могло заниматься врачебной практикой. В Петербурге работало 132 женщины-врача, что составляло 24,2% от всех врачей города.

Однако в 1897 году в Петербурге был открыт Женский медицинский институт. Окончившие Женский медицинский институт получали звание женщины-врача, дававшее им возможность заниматься повсеместной частной практикой; занимать должности врачей женских учебных и богоугодных заведений, женских и детских больниц, общин сестер милосердия, врачебно-полицейских учреждений; заведовать земскими медицинскими участками и сельскими больницами, а в городах — женским и детскими больницами и отделениями при общих больницах; быть приглашаемыми в качестве помощницы судебного врача при судебно-медицинском свидетельствовании женщин и детей.

С 1902 года женщины, получившие за границей диплом на степень доктора медицины, начали допускаться к испытаниям на звание врача при Женском медицинском институте и медицинских факультетах, если они удовлетворяют всем. Благодаря открытию Женского медицинского университета, численность женщин-врачей в Петербурге возросла: в 1905 году в Петербургской губернии насчитывалось 102 женщины-врача против 1687 мужчин-врачей, 128 фельдшериц 1411 акушерок.

Как я уже отмечала, еще одним ведомством, куда женщины получили доступ, это было почтово-телеграфное ведомство. И впервые туда женщин стали принимать в 1865 году. Однако и здесь женщины имели ряд ограничений. В телеграфистки могли поступать вдовы и девицы не моложе 18 лет. Женщины не могли пользоваться никакими преимуществами по службе, не имели права на повышение в старшие телеграфисты и обер-телеграфисты, не могли заведовать телеграфными станциями. Имелись ограничения, касающиеся замужества. Женщины могли выходить замуж только за работников почтово-телеграфного ведомства. Работницы, нарушившие этот запрет, подлежали увольнению.

Однако с 1904 года женщины получают право повышения по службе вплоть до должности начальников почтово-телеграфных контор, а с 1905 года женщины получили право выходить замуж за того, за кого хотели сами. Что привело к тому что в 1905 году численность почтово-телеграфных служащих женского пола увеличилась на 25%. [7, c. 69]

Несмотря на рост числа работниц в Петербурге, женщины оста- вались дискриминируемой группой, их труд оплачивался ниже мужского. Количественно женщины преобладали в прачечных и гладильнях, в группах чернорабочих и домашней прислуги, швейном, обувном, прядильном, ткацком, табачном производстве.

2. Женские организации Петербурга

Отсутствие демократических свобод, а также различные законодательные ограничения по отношению к общественным организациям определили характер женского движения как благотворительно-просветительский. К началу революции в Петербурге 21 женских благотворительных организаций и обществ взаимопомощи. Благотворительные организации организовывали общежития, кружки, клубы, поддерживали функционирование женских учебных заведений, оказывали финансовую помощь курсисткам. Организаторами таких объединений выступали представительницы среднего класса, а иногда и женщины из высших слоев населения. Финансирование организаций шло за счет пожертвований.

Одним из таких объединений, которое занималось благотворительностью, было Русское Женское взаимно-благотворительное общество (РЖВБО). Оно было создано в Петербурге в 1895 году и просуществовала 23 года. Все это время председательницей РЖВБО была А. Н. Шабанова. Так же участие в создании организации принимали Е. И. Гарднер, И. В. Стасова, А. П. Философова. Мужчины в общество не принимались. РЖВБО было задумано как женский клуб, в котором можно было приятно провести время и обсудить какие-то свои проблемы. В Уставе Общества говорилось, что оно создано для «оказания помощи нуждающимся лицам женского пола, проживающим в Петербурге», в первую очередь через предоставление помещения лицам женского пола для «проведения времени». [14,c. 114]

Поскольку целью этого женского союза было улучшение правового и материального положения женщин, то при Обществе были созданы читальня, разного рода кружки и курсы, а также Бюро по приисканию рабочих мест, общежития, детские очаги, касса взаимопомощи, швейная мастерская, парикмахерская, переплетная мастерская, фотомастерская. Идея общежитий была довольно новаторской в то время. Они, как объяснялось в документах Общества, были открыты с целью «доставить удобства дешевой и приличной домашней обстановки интеллигентным женщинам, живущим одиноко». При обществе существовала Комиссия по исследованию женского труда и Отдел избирательных прав женщин.

Организация ориентировалась на круг образованных и профессионально активных женщин, которым было нужно место для встреч и общения. Именно в клубе происходило личное знакомство, устанавливались товарищеские отношения, формировался корпоративный дух и солидарность. Этому способствовала собственно клубная жизнь Общества, с обязательными товарищескими вечеринками по 1-м и 15-м числам каждого месяца, ежегодным торжественным званым обедом 25 октября в честь дня рождения Общества, еженедельными заседаниями Совета Общества, открытого для посещения; общими собраниями (3−4 раза в год), празднованием юбилеев.

В годы революции РЖВБО переориентировал свою деятельность на достижение равноправия женщин. В петиции РЖВБО говорилось: «Русская женщина во всех областях труда и забот в деле развития роста Родины участвует наравне с мужчиной: < …>, в работе фабричной, промышленной, на поприще науки, литературы и искусства, на службе в правительственных, общественных и частных учреждениях, в высоком служении врача и учительницы, в несении великих обязанностей воспитания будущих граждан. Она платит налоги и подати наравне с мужчиной и одинаково ответствует перед<. > законом<. > по справедливости должна иметь право на защиту своих интересов путем участия в законодательном собрании<. >». [14, c. 116]

Еще одним из созданных в Петербурге благотворительных обществ — Российское общество защиты женщин — намеревалось «предохранять девушек и женщин от опасности быть вовлечёнными в разврат и возвращение уже падших женщин к честной жизни». Общество стало так называемым пионером борьбы с проституцией в городе. Его попеременно возглавляли княгини Е. Ольденбургская и Е. Саксен-Альтенбургская, членами состояли титулованные дворяне, состоятельные филантропы, например, барон фон Гинцбург, графиня С. В. Панина, а также представители интеллигенции.

Деятельность Общества сосредоточилась на борьбе с торговлей женщинами, устройстве нуждающихся в благотворительные учреждения, помощи им деньгами. При Обществе было создано 5 отделов: отдел расследований, отдел предупреждений, юридический отдел, отдел борьбы с вовлечением женщин в разврат. С 1904 года функционировал отдел попечения о еврейских девушках Петербурга. В 1905 году его субботние собрания посещало 420 постоянных посетительниц. При отделе действовали общежитие (в 1905 году получили кров 63 девушки), столовая, предоставляющая обеды по низким ценам, библиотека. Устраивались летние прогулки по субботам. Кроме того, Обществом организо-вывались публичные лекции, судебные процессы по иску о защите женской чести. Российское общество защиты женщин стало так называемым пионером борьбы с проституцией в городе. (Волкова59) Общество имело 9 провинциальных отделений.

В 1904 году в Петербурге было создано Женское гигиеническое общество, которое должно было сотрудничать с городской думой и земством по охране народного здравия и следить за соблюдением санитарного режима в городе (через возбуждение судебных исков и подачу жалоб в городское самоуправление по поводу нарушений). В него в основном вошли женщины-врачи: А. К. Величко, В. Н. Лагутина, С.В. Лозина-Лозинская, М. К. Лундберг, А. В. Сташенко. [7, c. 99]

Также действовали и различные общества взаимопомощи, которые объединяли женщин по профессиональному признаку, поддерживали женские учебные заведения, содействовали слушательницам, окончившим курс обучения, в освоении ими новых сфер деятельности. Так, в Петербурге общества взаимопомощи были созданы при Женском педагогическом институте, Женском медицинском институте. При Петербургских Высших женских курсах возникло сразу три общества подобного рода: Общество доставления средств Петербургским Высшим женским курсам, Общество вспоможения окончившим курс на Петербургских Высших женских курсах и Общество вспомоществования слушательницам Петербургских Высших женских курсов. Действовало и Общество содействия женскому сельскохозяйственному образованию.

Манифест 17 октября 1905 года наряду со свободой совести, слова и собраний, провозгласил свободу союзов.4 марта 1906 года Николай II подписал указ «О временных правилах об обществах и союзах». Его положения юридически были закреплены утвержденной императором 23 апреля 1906 года новой редакцией статьи 80 «Основных законов Российской империи», в соответствии с которой «российские подданные имеют право образовывать общества и союзы в целях, не противных законам». «Временные правила» и статья 80 не устанавливали ограничений по половому признаку. Что внушало надежду многим женщинам на улучшение их правового положения. Однако «Положение о выборах в Государственную думу» от 6 августа 1905 года и акт «Об изменении Положения о выборах в Государственную думу» от 11 декабря 1905 года не предоставили женщинам права голоса. [10, c. 115]

Поэтому в это время происходит переориентация деятельности ряда женских организаций с благотворительно-просветительской на политическую, как это произошло с РЖВБО. В 1906 г. решением общего собрания РЖВБО образовали «Отдел избирательных прав» под председательством Шабановой. Его задачей являлось достижение «близкой для всех женщин цели — уравнение женских прав с мужскими». В года революции в РЖВБО входило 450 участниц. Оно действовало главным образом путем опросов, ходатайств, петиций с требованием равноправия женщин. Однако деятельность РЖВБО в политической сфере не ограничивалась исключительно женскими избирательными правами. Выдвигались требования предоставления женщинам всей полноты гражданских прав.

Можно сказать, что РЖВБО имела консервативный характер, так как действовало в рамках закона, оно пыталось решить вопрос эволюционным путем. Однако одна из членов Общества М. И. Покровская считала, что его деятельность не слишком политизирована. Она считала, что образование женщинами собственной политической партии продвинет дело женского равноправия, и добилась регистрации Женской прогрессивной партии. Её первое собрание состоялось в начале 1906 года. Группа сторонниц Покровской (С.Г. Яковлева, А. И. Колокольцева, Е.В. и Т. Г. Белавенец, М.Н. Буднова) выработала программу, которая признала необходимым бороться со всеми «несовершенствами» мирным эволюционным путем. Не приемля насилия, партия наблюдала лишь со стороны за революционными событиями, она требовала мирных социальных реформ. [7, c. 103]

Деятельность Женской прогрессивной партии сосредоточилась на продвижении идеи равных для женщин избирательных прав. Программа партии предполагала избрание народных представителей всеми гражданами, достигшими 25-летнего возраста, без различия пола, активное и пассивное избирательное право, она провозглашала равноправие супругов в финансовых и семейных вопросах, гражданский брак и либерализацию бракоразводного законодательства, запрещение торговли женщинами. Фабричная реформа предполагала введение женской инспекции, восьмичасового рабочего дня, десятимесячного оплачиваемого отпуска по беременности, создание на фабриках возможности для матерей ухаживать за детьми, а также равную оплату за равный труд. Предусматривалось равное, бесплатное, обязательное общее и профессиональное образование для всех детей обоего пола до 16 лет, равные права крестьянок на землю.

Партия отказалась от сотрудничества с мужчинами, аргументируя это тем, что реформы, проводимые в России затрагивают только мужское население, поэтому женщинам следует бороться за свои права самостоятельно.

В конце февраля 1905 г. в Москве группа общественных деятельниц, педагогов, врачей, разработали и опубликовали в газете «Сын отечества» проект политической платформы и устава новой общественной организации — Всероссийского союза равноправия женщин (СРЖ). Учредительный съезд состоялся в Москве 7−10 мая 1905 г. На нем присутствовали представительницы РЖВБО, свыше 70 делегаток от 26 отделений.

Съезд принял программные документы и избрал Центральное бюро организации. В его состав выбрали видных представительниц женского движения: М. А. Чехову (секретарь), Л. Н. Рутцен, З. С. Мирович, А. М. Ордынскую, Н. Ф. Яковенко, М. П. Сахарову, С. Ф. Червинскую, Л. П. Топоркову, Е. Н. Щепкину, А. В. Лучинскую, А. В. Успенскую, А. Я. Малкину, М. В. Сабинину, А.А. Кальма-нович, Е. И. Гончарову, М. А. Татаринову. Съезд определил состав представителей местных отделений союза. У истоков Петербургского отделения СРЖ стояли выпускницы Бестужевских курсов Е. Н. Щепкина, М. М. Янчевская, М. Н. Недашенко, М. В. Сабинина, О. А. Шапир. В Союз входили и меньшевички, и большевички, и эсерки, и кадетки. Большинство же были беспартийными. [14, c. 89]

К октябрю 1905 г. Петербургское отделение насчитывало 277 членов, кроме того, к нему выразили желание присоединиться слушательницы Высших женских курсов и Медицинского института. Ядро организации составили представительницы интеллигентских кругов (выпускницы бестужевских курсов, домашние учительницы, врачи, акушерки, литераторы, переводчицы, художницы и т. д.), о чем свидетельствуют данные анкеты, распространённой весной 1906 года. Активистки петербургского отделения организовывали лекции, проводили беседы о равноправии, о политических правах женщин, поднимали эту тему в газетах, писали петиции в городские думы, земские собрания, высшие учебные заведения, издавали агитационную литературу. Петербургские «равноправки» поддерживали левые партии и рабочее движение. Они открыли кассу для сбора средств партиям на основах самообложения и отчисляли социал-демократам и эсерам по 40%, Красному Кресту для помощи политическим заключенным — 15%, поддержали забастовку рабочих Путиловского завода (в сентябре 1905 года), открыв для них столовую на 700 человек. В целом за зиму 1905−1906 годов Союз потратил на поддержку революционной деятельности около 100 тысяч рублей. При Петербургском отделении действовал «невский кружок» из 30 учителей и учительниц вечерне-воскресных школ для рабочих.

Политическая платформа СРЖ провозглашала целью содействовать «общему политическому освобождению и добиваться уравнения прав женщин с правами мужчин». Программа СРЖ требовала созыва Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, тайного избирательного права без различия пола, национальности и вероисповедания, установления демократических свобод, восстановления в правах, пострадавших за политические и религиозные убеждения, отмены смертной казни, признания прав народностей России на политическую автономию и национально-культурное самоопределение, уравнения женщин в политических и гражданских правах с мужчинами во всех слоях общества, учреждения охраны труда женщин и страхования наравне с мужчинами, совместного обучения лиц обоих полов в учебных заведениях всех уровней, отмены всех законов, унижающих человеческое достоинство женщин. СРЖ полагал, что изменение положения женщин невозможно без общего политического освобождения страны, коренной реформы государственного строя России на началах свободы и равенства всех без различия пола, национальности и вероисповедания. [14, c. 93] Изучив некоторые пункты политической программы Союза, можно сделать вывод, что ни одна политическая организация в стране не рассматривала вопрос о правах женщин так широко, как это делал CРЖ. Но уже к маю 1906 года, когда состоялся 3-й съезд СРЖ, наметился упадок организации. Петербургское отделение разделилось на две группы — социал-демократическую и сторонников исключительно пропаганды идеи равноправия женщин. Однако и последняя была неоднородной, т.к. из нее была готова выделиться группа кадеток. Несмотря на разногласия Союз продолжал действовать на основе свое старой платформы, однако в Москве его деятельность протекала гораздо активнее. Конференция, состоявшаяся 9−10 апреля 1908 года в Москве, решила считать СРЖ по-прежнему Всероссийской организацией. Для связи между отделениями намечались два центра в Петербурге и в Москве. Однако в декабре 1908 года СРЖ распался.

Подводя итог можно сказать, что СРЖ находился в первых рядах женских организаций, выдвинувших требование гражданского и политического равноправия женщин. Основным направлением деятельности СРЖ стала устная и печатная пропаганда равноправия женщин, направленная на изменение общественного мнения в отношении женского политического участия. Современники высоко оценивали деятельность Союза. По мнению многих, деятельность Союза положила начало «новому женскому движению», более передовому, политизированному, и дала России «политическую» женщину, то есть женщину, самодеятельно действующую на политической арене. [16. с, 244]

3. Продвижение женскими организациями программных требований в Государственной Думе I и II созывов

Поскольку Манифест предполагал, что Дума будет рассматривать вопрос об изменении избирательной системы, участницы организаций сконцентрировались на том, чтобы выяснить позиции партий по этой проблеме. Спектр политических партий был широк — от толстовцев и анархистов, с одной стороны, до экстремистских монархических групп — с другой. Пункт о женском политическом равноправии присутствовал в программах лишь трех основных партий: социал-демократов (большевиков и меньшевиков), эсеров и кадетов. Марксистские партии всегда рассматривали женское избирательное право как часть всеобщего избирательного права и никогда — как отдельный вопрос. Однако у эсеров и кадетов первоначально существовали некоторые внутрипартийные разногласия по этому вопросу.

Партия эсеров, враждебно относилась к дискриминации по признаку пола. В 1904 году Чернов представил первый набросок программы эсеров, который содержал пункт о всеобщем избирательном праве «вне зависимости от пола» как основной социалистический принцип. Однако на съезде крестьянских союзов, на чьи голоса надеялись эсеры, некоторые настаивали на предоставлении крестьянкам только активного избирательного права. Сторонники же полного равноправия привели множество аргументов в пользу того, что сельские женщины являются компетентными членами деревенского сообщества. В конечном итоге крестьянские союзы поддержали партию эсеров в том, чтобы предоставить женщинам политическое равноправие. Это объясняет тот факт, почему трудовики, независимые эсеры или беспартийные социалисты, придерживавшиеся эсеровской программы, стали первыми защитниками женских прав в Государственной думе. [7, c. 64]

Разногласия в партии кадетов по этому вопросу были более серьезными, и включение в программу пункта о женских избирательных правах стало возможным благодаря двум женщинам — Анне Милюковой и Ариадне Тырковой. На первом съезде кадетской партии к разочарованию мужа и удивлению остальных делегатов Милюкова выдвинула идею о женских избирательных правах. Милюков, Струве и другие решительно выступили против считая, что эта мера отпугнет крестьянских избирателей. Однако резолюция Милюковой с предложением включить в политическую программу слова «вне зависимости от пола» была принята большинством в два голоса. Остальные либеральные партии, хотя и выказывали заинтересованность в правовом и образовательном равноправии полов, тем не менее, не упоминали в своих программах о праве голоса для женщин. [11, c. 94]

Октябристы несомненно выступали против равноправия женщин, хотя в их программе на этот счет ничего не говорилось. Кроме того, их партия распространяла антикадетскую брошюру, в которой обвиняла либералов в лицемерном манипулировании женщинами ради своих политических целей. В брошюре говорилось и о существовании психологической пропасти между полами, а также об особой способности женщин и к великой любви и к великой жестокости.

Из других умеренно консервативных партий, которые объединялись вокруг октябристов, лишь один Союз мирного обновления требовал равенства полов перед законом; остальные говорили только об улучшении условий труда работниц. И никто из них не упоминал о праве голоса для женщин. Женщины не были членами ни этих, ни еще более правых партий.

Поэтому очевидно, что активистки женского движения были недовольны столь незначительной поддержкой со стороны партий.

В действовавшую с 27 апреля по 8 июля 1906 года Государственную думу I созыва были избраны 448 депутатов. Наиболее многочисленную фракцию из 153 депутатов составили кадеты. Депутаты Думы при рассмотрении женского вопроса исходили из требований политических платформ и программ партий, интересы которых они представляли. Дискуссии по проблеме женского равноправия разворачивались дважды: при обсуждении ответного адреса на тронную речь Николая II, произнесенную им перед членами Государственной думы в день ее открытия 27 апреля 1906 года, и при рассмотрении подписанного 151 депутатом заявления об основных положениях законов о гражданском равенстве. Таким образом, женский вопрос дебатировался на 6 из состоявшихся 38 заседаний. [10, c. 357]

Для подготовки проекта ответного адреса на тронную речь Николая II Дума создала комиссию во главе с депутатом от Петербурга кадетом В. Д. Набоковым. На заседании 2 мая депутаты начали обсуждение представленного им проекта. Два его пункта были связаны с вопросом о равноправии женщин. Первый касался желательной формы избирательного права, а второй пункт касался проблемы равенства всех граждан перед законом. Ни в первом, ни во втором случаях не предусматривалась необходимость распространить указанные в проекте нормы на женщин. Проект ответного адреса по этим пунктам вызвал возражения.

Например, депутат И. П. Алексинский, представитель Трудовой группы, настаивал на необходимости включить слово «пол» в заявлении об уравнении в правах всех граждан: «Бесправие женщины в настоящее время является унижением не только для женщины, но ещё более для мужчины».

Острые дебаты, развернувшиеся на заседании 2 мая, вынудили Набокова на следующий день разъяснить позицию комиссии. Вопрос о всеобщем избирательном праве разделил комиссию на большинство и меньшинство. Меньшинство выступило за формулировку: «всеобщее, прямое, тайное и равное голосование без различия пола, национальностей и вероисповеданий». А большинство, по его словам, выступило за отсутствие необходимости раскрывать формулу «всеобщего избирательного права». При голосовании большинство депутатов поддержало эту позицию, т. е. высказалось против раскрытия формулы всеобщего избирательного права. [13, c. 74]

За время работы Думы в неё всего было внесено 16 правительственных и 16 депутатских законопроектов. Многие из них касались прав женщин. К примеру, статья 1 проекта закона"О свободе совести", статья 1 проекта закона «О собраниях», статья 1 «Проекта закона о союзах». Обсуждение в Думе поправок, касающихся женского равноправия, и особенно принятие одной из них с обещанием принять закон об отмене всех ограничений, в том числе обусловленных полом, побудили женские общественно-политические организации усилить давление на Думу. Так Петербургское и Московское отделения Союза равноправия женщин отправили благодарственные телеграммы тем членам Думы, которые настояли на поправке в пользу женского равноправия в ответном адресе императору. Центральное бюро Союза составило прямое обращение к Думе, собравшее 5 тыс. подписей, с категорическим требованием при выработке Основного закона о гражданском равенстве принять в расчет и женскую часть населения страны и предоставить им равные с мужчинами политические права.

РЖВБО так же обратилось в Государственную Думу, оно собрало 4,5 тысячи подписей. Они требовали равное с мужчинами участие женщины во всех сферах деятельности: в сельском хозяйстве и фабрично-заводской промышленности, в науке, литературе и искусстве, на службе в правительственных, общественных и частных учреждениях. Они требовали того, чтобы женщина наравне с мужчиной платила налоги, отвечала перед законом, значит, она должна была иметь право на защиту своих интересов путём участия в законодательном собрании. Петиция требовала, чтобы почти все возникшие в России политические партии внесли в свои программы требования об избирательных правах «без различия пола». [10, c. 365]

Благодаря активным действиям женских политических организаций, 15 мая 1906 года Совет министров направил в Думу Декларацию, в которой объявил о намерении внести в Думу ряд законопроектов, в том числе о всеобщем начальном обучении и преобразовании паспортного устава. В ответ на майскую правительственную инициативу на рассмотрение Думы было внесено подписанное 151 депутатом концептуальное Заявление «Основные положения законов о гражданском равенстве», в котором ставился вопрос о необходимости уравнения в правах крестьян, национальных меньшинств, непривилегированных сословий и женщин.

Обсуждению «Заявления» Дума посвятила заседания 5,6,8 июня. «Заявление» 151 депутата получило поддержку в основном голосами кадетов и трудовиков. Было принято решение образовать комиссию во главе с Л. И. Петражицким по составлению проекта закона о гражданском равенстве в составе 33 депутатов. Члены Союза равноправия женщин Л. Гуревич и О. Н. Клирикова организовали параллельную вспомогательную внепарламентскую комиссию, которая предоставила законодательный проект из 12 пунктов и сравнительную таблицу необходимых изменений, дополнений и упразднений, которые необходимо было внести в 199 статей различных законов Российской империи. Предусматривалось предоставление женщинам активных и пассивных избирательных прав в выборах всех уровней, равных прав в области наследования, в профессиональной сфере и в области образования на всех его ступенях, намечался запрет женщинам отбывать воинскую повинность и занимать военные должности. Вводи- лось требование защиты прав замужних женщин. Наконец, предусматривалась отмена или изменение тех законов, которые противоречили выработанным пунктам.

Однако думская Комиссия не успела выполнить свою задачу: ее деятельность была прервана законодательным актом от 8 июля 1906 года «О роспуске Государственной думы и о назначении времени созыва вновь избранной Думы».

В начале 1907 г. прошли выборы в Государственную думу II созыва. Она работала с 20 февраля по 3 июня 1907 год. Самой многочисленной фракцией была трудовая группа, ее представили 104 депутата. Члены Думы успели внести 44 «законодательных заявления» в дополнение к 287 правительственным законопроектам. Среди законодательных предложений были и те, которые касались проблемы равноправия женщин и защиты их интересов.

Кадет В. П. Гессен 17 апреля внес в Думу законопроекты «О выборах в Государственную думу», «Об изменении порядка избрания уездных земских гласных, «О нормальном отдыхе торговых служащих». Статья 2 законопроекта «О выборах в Государственную думу» предусматривала для российских граждан право участия в выборах «без различия пола» по достижении 21 года. Статья 13 законопроекта «Об изменении порядка избрания уездных земских гласных» гласила о том, что избирать уездных земских гласных могли все российские граждане без различия пола. [7, c. 69]

Поступали в Думу и правительственные законопроекты, затрагивавшие интересы женщин. Например, Министерство юстиции внесло законопроекты о мерах к пресечению торга женщинами в целях разврата, о подсудности и порядке производства дел о расторжении браков лиц православного исповедания вследствие прелюбодеяния или неспособности к брачному сожительству. Министерство народного просвещения внесло законопроекты об ассигновании из казны в течение 5 лет 40 000 рублей на выдачу пособий женским профессиональным учебным заведениям и о введении всеобщего начального обучения в Российской империи.

В период работы II Государственной Думы женские организация вели себя активно. В мае Союз равноправия женщин подготовил и передал депутатам Трудовой группы в Государственной думе II созыва новое заявление с требованием установления политического и гражданского равноправия женщин законным путём. Под заявлением стояли 19 984 подписи, собранные CРЖ по всей России, 4467 подписей было из Петербурга. Сбором подписей усилия СРЖ не ограничились: Центральное бюро избрало делегацию из 12 человек для встреч в парламентских фракциях: в парламентской кадетской фракции, трудовой группе, социал-демократической фракции, во фракции социалистов-революционеров и в мусульманской фракции. Все эти фракции дали женщинам обещание не отступать от своих программных установок и высказались за своевременность распространения на женщин закона о всеобщем избирательном праве и гражданском равноправии. [11, c. 97]

РЖВБО в свою очередь подготовило в адрес Государственной думы II созыва коллективное заявление 21 женской организации России. Кроме того, собрали более 7 тыс. подписей от отдельных лиц. Проявила активность и Женская прогрессивная партия, которая ещё в январе 1907 года в «Женском вестнике» выступила с протестом против женского бесправия и с требование политического и гражданского равноправия с мужчинами, также опубликовала воззвание к членам Государственной думы 2-го созыва и объявила сбор подписей. К маю 1907 года под заявлением было собрано 1935 подписей, которые были присоединены к коллективному заявлению РЖВБО, однако не были заслушаны в Думе из-за ее роспуска.

Законодательным актом «О роспуске Государственной думы, о времени созыва новой Думы и об изменении порядка выборов в Государственную думу» от 3 июня 1907 года Государственную думу II созыва разогнали. Новый избирательный закон еще больше сузил круг избирателей. По отношению к женщинам он оказался повторением старого. Статья 9 нового избирательного закона гласила о том, что в выборах не могли участвовать лица женского пола, лица моложе 25 лет, обучающиеся в учебных заведениях, воинские чины армии и флота, состоящие на действительной службе, бродячие инородцы, иностранные подданные. [13, c. 79]

Таким образом, не смотря на то, что женские организации сделали попытку выдвинуть женский вопрос на законодательный уровень, закон от 3 июня приравнял женщин к бродячим инородцам. Однако благодаря активным действиям женских организаций, наличию в распущенной Государственной думе I и II созывов немалого числа сторонников женского вопроса, свидетельствует от том, что он стал актуален в российском обществе.

Заключение

Подводя итоги моей курсовой работе, можно сделать следующие выводы. Большинство женского населения Санкт-Петербурга являлось прислугой, либо фабричными или заводскими работницами. Женщины, которые относились к этой категории населения, в основном имели низкий уровень заработной платы, недостаточный уровень образования, а также невысокое общественное положение.

Отличительной чертой данного периода является то, что к этому времени число работников женского пола значительно превысило число работников мужского. Этому есть ряд причин: мобилизация мужского населения на Русско-японскую войну, дешевизна женской рабочей силы, а так же то, что женщинами было гораздо легче управлять, чем мужчинами. Еще одной чертой является то, что женский труд в основном преобладал в наиболее отсталых сферах (гладильня, прачечная и так далее).

Незначительную часть населения представляли курсистки. Однако, несмотря на тяжесть поступления, высокую оплату обучения, их условия жизни были гораздо лучше, чем у работниц и прислуги.

В тяжелом положении была и женская интеллигенция. Несмотря на то, что уровень образования, которое получала женщина, мало отличался от того, что получал мужчина, условия труда, отношения со стороны коллег, заработная плата, да и сама возможность найти работу были разными. Все это не прошло мимо медицинских работниц и работниц почтово-телеграфных ведомств, учительниц и многих других.

Так же хотелось бы отметить, что в начале XX века действовало многое количество женских благотворительных организаций. Многие из них объединяли женщин по профессиональному признаку, а некоторые просто помогали материально. Такие общества организовывали общежития, столовые для нуждающихся женщин, проводили лекции по гигиене, спорта и здоровому образу жизни, помогали с поиском работы. Однако в следствии революционных событий многие организации изменили свой характер с просветительско-благотворительного на политический. Организации начали продвигать идеи равных избирательных прав, женского политического равноправия и вели себя достаточно активно, о чем свидетельствуют петиции, прокламации и различные воззвания к представителям политических партий.

Однако, несмотря на активность участниц движения за равноправие по отношению к депутатам Государственной Думы I и II Созывов, в ходе обсуждения в полной мере проявилась стереотипность мышления многих депутатов относительно ролей женщин и мужчин в обществе. Согласно которой, женщина должна была строго выполнять свои обязанности, связанные с ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей. Она — женщина, считали многие, и ей следует держаться за спиной мужа или отца, она должна быть послушной, ведь глава семьи — ее хозяин, господин.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой