Женщина в политике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание.

  • Введение.
  • Партнер в центре власти.
  • Другие Первые Леди.
  • Лучшая везде и во всем.
  • Муж обязан стать Президентом.
  • Испытание на прочность.
  • Последние усилия.
  • Мистер и миссис Президент.
  • Реформа для всех американцев.
  • Женщины у руля власти.
  • Заключение
  • Литература.

Введение.

Я хочу рассмотреть проблему положения женщины в обществе на примере Первой Леди Америки Хиллари Клинтон. Не называя себя феминисткой, она стала носительницей надежд женской эмансипации. И не только в Америкие, существуют женщины и в других странах, добившиеся больших успехов в стремлении к равным правам и политической власти.

Но ни в одной из стран мира вечный спор о праве женщин участвовать в общественной и государственной жизни страны наравне с мужчинами не был разрешён естественным путём формального голосования или распределения обязанностей.

А пока что во многих частях земного шара происходит ужасающая дискриминация женщин в повседневной жизни: её предают и забывают, избивают и насилуют, вытесняют и высмеивают. Поэтому наряду с требованием предоставить права для равноправного участия в решении общественно-государственных прблем, и даже, может быть, впереди этого требования стоит требование естественного человеческого права на уважение. Поэтому особенно важна позиция Хиллари Клинтон. Она всегда считала, что очеловечивание общества гораздо важнее проблемы, представители какого пола будут иметь большую власть в своих руках.

Партнер в центре власти.

То, что эта женщина не похожа на других, выяснилось очень скоро: как только конфетти праздника по случаю «вступления» были выметены из вашингтонских танцевальных залов. И начала Первая Леди совсем не так, как другие. Всего лишь через пять дней после своего вступления в должность Президент Билл Клинтон сообщил об образовании Комиссии, которая в течение ста дней должна будет разработать концепцию реформы здраво-охранения в США. Возглавлять эту программу было поручено Хиллари «для того, чтобы снабжать больных правильной едой и, в первую очередь, думать о нуждах всех больных американцев». Это был опасный поворот. Реформаторская деятельность нового Президента могла бы стать важнейшим достижением в период его правления, а его влияние на общество США сравни-мым разве что только с социальными гарантиями Президента Франклина Д. Рузвельта или «с Великим Обществом» — программой Лондона Б. Джонсона. Эта деятельность могла стать даже еще большим, но могла стать и банкротством, крушением его главных обещаний, а следовательно, и крушением его рейтинга.

Но Клинтон возложил проблемы столетия на человека, кото-рому он больше всего доверял — на свою жену Хиллари.

Руководство новой программы не дотировалось. Однако изумило то, что уже очень скоро жена Президента руководила штатом сотрудников, количество которых превосходило штат Вице-президента. Она же руководила заседаниями Комиссии, членами которой были такие «шишки», как министры здраво-охранения, обороны, финансов, труда и торговли. В Комиссию входили и такие люди, как директор Ведомства Управления и Ведомства Экономики. Ни одна Первая Леди до сих пор не получала такой власти. А Билл Клинтон, видимо, сознавая стран-ность ситуации, всё же не стал утруждать себя объяснением мотивировки своего решения.

Итак, он ввел свою жену в качестве активного игрока своей команды, поставив её в центре власти.

«Я признателен Хиллари за то, что она приняла на себя бремя этой Комиссии. Но не только за это. Её согласие означало для меня, что она готова отвечать за пламя, которое я надеюсь разжечь. Многие из вас знают, что в то время, когда я был губер-натором моего Штата, Хиллари руководила Комитетом, который разработал критерии для городских школ. Эти критерии стали моделью для реформы по всей стране. Она действовала как мой представитель в региональной группе южных штатов по пробле-мам детской смертности, а в 1979 и 1980 годах была также пред-седателем Комиссии нашего Штата по сельской оздоровительной программе. Эту Комиссию мы только начинали одновременно с реформой здравоохранения, и деятельность эта приносит пользу людям моего Штата до сегодняшнего дня. Она помогла Совету Арканзасской детской больницы устроить первую в нашем Штате Станцию по преждевремееным родам. Я надеюсь, что в ближайшие месяцы американский народ, и прежде всего, люди нашего Штата узнают, увидят, что она умеет добиваться победы, собирая большинство голосов. Из всех людей, с которыми мне приходилось работать, она обладает важным преимуществом: она умеет организовывать людей и руководить ими, она умеет в начале Программы организовывать надёжное завершение её».

Этим высказыванием Клинтон продемонстрировал перед всей общественностью редкое для федеральной столицы чувство «мы», и этим продемонстрировал свою привязанность к своей женщине не только в личной, но и в политической жизни.

«Выберите одного, — сказал он бесцеремонно во время пред-выборной борьбы, — и вы получите другую бесплатно». Коротко и броско, как в рекламе супермаркета. Серьёзно и точно. Слишком серьёзно и слишком точно, чтобы повторять это несколько раз.

Чета Клинтон взошла как два равноправных и равноценных партнёра на вершину главной супервласти Земли. Они продемон-стрировали принцип настоящей команды, в которой один стоит за другого и может сыграть за другого, если это необходимо. Как все очень близкие люди, они могут общаться взглядами и делают это на официальных приёмах. Если Билл что-то говорит, то, сказав, он тотчас ищет глазами Хиллари. Она незаметно кивает ему, и после этого кивка Президент, очень довольный одобрением, продол-жает дальше. Скоро кивок станет известен всем и получит название «The Hillari Nod».

Нельзя сказать, что другие Первые Леди были далеки от власти. Нет, они были рядом, на стороне своих мужей, поощряя советом и делом во имя собственных интересов. Главное отличие Хиллари в том, что она способна быть не только поверенным, но и оппозиционером. Она компетентна. Юрист со степенью доктора Йельского университета, она предназначена и образованием, и воспитанием быть женой президента. Но, более того, — мудрой женой.

Новым в Белом Доме стало то, что пословица «ищите женщину» перестала быть двусмысленной: роль Хиллари была не только очевидна, но и роль эту стало возможно обсуждать открыто. Её политическое влияние не было результатом постельного шёпота, это был результат совещаний кабинета и заседаний при открытых дверях.

В газете «New York Times» Билл Клинтон очень просто отвечал на простые вопросы. Вопрос: «Кто Вам был бы всегда необходим для принятия решений?» Ответ: «Хиллари».

Другие Первые Леди.

" Сегодня дела обстоят по-другому, — сообщает биограф Карл Сферацца Антони. — Хиллари Клинтон придает значительно мень-шее значение своему имиджу и гораздо большее — своим поли-тическим целям. Это самоограничение и делает возможным для нее успех в достижении своих целей, таких как решение проблем здравоохранения, внутренней политики и других." (Марио Р. Дедерихс, интервью 11 февраля 1993)

Кто же стал образцом для Хиллари Клинтон? Какая Первая Леди? Без сомнений она отдала свои симпатии супруге Франклина Д. Рузвельта, которого как принято в Америке, в знак уважения называли первыми буквами его имени и фамилии «ФДР». Рузвельт стал Президентом-рекордсменом. Он обитал в Белом Доме с тридцать третего по сорок пятый год, то есть, три срока. Под его руководством Америка пережила глубокие внут-ренние реформы и торжествовала расширение власти во всем мире. Элеонора была рядом. «Сила характера, выдержка, интел-лигентность, умение сострадать были необыкновенны, — отзыва-лась о ней Хиллари Клинтон, — она смотрела на проблемы прямо и прямо шла им навстречу». (Redbook, March 1993)

Еще будучи женой губернатора штата Арканзас, Хиллари Клинтон часто перечитывала деловой дневник Элеоноры, ища в нем не только совета, но и утешения.

Элеонора Рузвельт, — и это, возможно, одна из главных причин интереса Хиллари к ее персоне, — страдала от измен своего мужа. Любовная интрига с юной Люси Меркер, которая завязалась еще в 1918 году, по сути разрушила брак Франклина и Элеоноры, но не отразилась на их политическом партнерстве. Элеонора активно поддерживала Программу реформ «Новое дело» и выступала против всех дорогостоящих конвенций. Она боролась за права человека и расовое равенство, благодаря ей положение черных в армии улучшилось. Она работала рядом с мужем. Как и многие её предшественницы, она была «его глазами и ушами». Вместе с ним она проехала тысячи километров через Соединенные Штаты, вместе они осматривали приюты и тюрьмы, казармы и рудники, она писала ему доклады и призывала его изучать реальные прблемы страны. В Западной Виргинии она организовала образцовую колонию для прожива-ния бедняков. Это она первая начала давать еженедельные пресс-конференции для женщин-журналисток и регулярно писала газетные колонки под заголовком «Мой день». Это Элеонора Рузвельт была первой из Первых Леди, выступивших на заседа-нии Конгресса, пускай это и был доклад всего лишь о социальных проблемах федерального округа Колумбия. Она ездила как эмиссар своего мужа в Пуэрто-Рико, она призывала его создать Национальное молодежное ведомсво, а кроме того, работала представителем правительства в канцелярии по защите граждан. Это было в 1941 году и закончилось неудачей: Элеоноре пришлось отказаться от этого поста из-за того, что ее критиковали, называя ее деятельность «неумной».

Во время Второй мировой войны ее авторитет был очень высок среди сторонников пацифизма, но оновременно она посещала лазареты и полевые кухни. Вот что пишет ее биограф Йозеф Лас: «Она вставала в шесть часов утра, чтобы позавтра-кать вместе с солдатами. Это было важно для нее, так как все остальное время ей приходилось проводить с офицерами». (Hay, S. 167)

Элеонора назначила министром труда в 1933 году свою подругу, первую женщину — социального реформатора. Ей при-шлось преодолеть сопротивление большинства в профсоюзах, но, в конце-концов, она победила. Ходят слухи, что Президент признал своё поражение в следующей форме: «Я лучше поспорю в течение часа со всеми окружающими меня, чем с тобой весь остаток моей жизни».

Элеонора Рузвельт была необычайно настойчииым челове-ком, и это вызывало не только восхищение, но и сплетни, гнев, даже ненависть. «30 процентов населения, — пишет историк Дорис Кеарн Гудвин, — считали Элеонору дурной персоной может быть, самой дурной из всех, когда-либо существовала в качестве жены Президента.» Многие в южных штатах думали так же и даже хуже: «Эта жена Президента при таких возможностях может зайти далеко».

Элеонора писала мужу письма, полные жалоб и негодова-ния. Она говорила, что ее сковывают и просто держат на цепи. Но не у нее одной была такая судьба, многие деятельные Первые Леди выполняли роль громоотводов, отводя от мужей опасность. Во время Гражданской войны миссис Линкольн упрекали не толь-ко за ее происхождение (она была родом из Кентукки), но не стес-нялись обвинять в шпионаже в пользу южных штатов. Миссис Хардинг подозревали в том, что она отравила своего мужа; миссис Рейган сравнивали с жадной до развлечений, властолю-бивой королевой Франции Марией Антуанеттой. Пожалуй, единст-венная, кого не хулили, была Барбара Буш. Но, как утверждает Гудвин, «она не сделала ничего значительного, и потому популяр-ность ее была, по результатам опроса общественного мнения, равна 90 процентам».

Незадолго до избрания Билла Клинтона Президентом США в отделе «Мейфлауэр» собрались на праздничный банкет члены женской организации «Peace Links». Оркестр исполнял мелодии Глена Миллера, помогая коротать время до появления почетной гостьи. Как только появилась Хиллари Клинтон — изящная, в костюме пастельных тонов, — оркестр резко перешел на мелодии нового поколения. Зазвучала музыка Макса Флетфорда «Не переставай думать о завтрашнем дне». Это был предвыборный гимн четы Клинтон, их лозунг, который они уже давно взяли на вооружение.

Как только Хиллари была представлена в качестве интел-лигентной и образованной особы, славящейся своей культурой и проницательностью, она подошла к микрофону и заговорила об Элеоноре Рузвельт.

«Она была женщиной, чьи достижения продолжают жить в нашей стране до сегодняшнего дня, — и продолжала, намекая на свою ситуацию, цитируя едкую критику в адрес Элеоноры, — они говорили, что она должна держать свое мнение при себе, если хочет видеть мужа Президентом. И никто в Америке не желал слушать даже самую малость из того, что она хотела сказать. А у нее было, что сказать. Думая обо всем этом, я поняла, что ничего особенного со мной не происходит, что моя судьба не исклю-чительна. Чем больше меняются времена, тем больше они становятся похожими.» (ABC Nightline, 10. March 1993).

Хиллари говорила без бумажки, без пустословия, предель-но четко, заранее заготовленными фразами. Это было похоже на резюме защитника, недаром она имела репутацию блестящего адвоката. Всего лишь за пятнадцать минут Хиллари Клинтон вернула блеск имени Элеоноры Рузвельт, «одной из лучших Первых Леди» Америки.

Британский еженедельник «The Economist» писал в конце 1992 года: «По нынешним нашим масштабам она, конечно, очень деятельный представитель своего поколения и активный член Демократической партии. Если бы ее супруг стал Президентом, то она бы поставила себе целью любым способом, даже хитростью, добиться карьеры на уровне правительства, — возможно, в качестве министра здравоохранения».

На арканзасской родине ее супруга во время выборов губер-натора в 1983 году депутат Ллойд Джордж преподнес нечто, что внесло ясность. В своей речи в парламенте штата Арканзас он заявил: «Я полагаю, что во время выборов Клинтона произошел подлог» (USA Today, 27. Jan. 1993). Намек поняли все.

В начале 1993 года по Вашингтону ходила такая истрория. Во время одной из поездок по стране Президент Билл Клинтон и его жена Хиллари остановились у маленькой бензоколонки. Владелец бензоколонки представился Клинтону как «друг юности Хиллари» и предшественник последнего. Это развеселило Прези-дента, и он начал подтрунивать над женой: «Как ты думаешь, кем бы ты сегодя была, если бы вышла замуж за моегo «предшествен-ника «? Хиллари спокойно ответила: «Женой Президента Соеди-ненных Штатов».

Лучшая везде и во всем.

Что же яиляется главным качеством характера Хиллари Родэм Клинтон?

Еще в детские годы дочь мелкого фабриканта гардин запрягла в повозку под названием «Целеустремленность» двух лошадок по имени «Прилежание» и «Стремление к знаниям». Дороти Родэм, мать Хиллари, в своем интерьвью «Paris Match» сказала о своей дочери, родившейся 26 октября 1947 года в Чикаго: «Я всегда верила в образование. В образование как самоценность, а не средство для зарабатывания денег. Благодаря образованию, моя дочь стала одим из лучших адвокатов страны, а потом Первой Леди Соединенных Штатов. «(Paris Match, 26. Nov. 1992)

Да, миссис Родэм была права, поставив на Образование. Успех Хиллари — иллюстрация этому выбору.

Хиллари выросла в хорошо защищенном от проблем мира предместьи для белых, на окраине многомиллионного Чикаго, там, где со взлетной полосы аэропорта О’Хара взмывали вверх самолеты, летящие во все концы света. Уроки музыки, занятия балетом — все, что полагается для «хорощей американской девочки».

Главным отличием Хиллари в школе было то, что она при-знавалась всеми лучшей ученицей. Это отличие дало ей право на стипендию в престижном коллеже в Бостоне, штат Массачусетс.

Когда Хиллари было пятнадцать лет, она испытала глубокий душевный кризис. Кризис этот был вызван сочувствием борьбе черных за равноправие и неприятием войны во Вьетнаме. Впрочем, последнее было, пожалуй, характерно для большинства молодёжи её поколения. Результатом этого кризиса стало, так сказать, перевоплощение твёрдой республиканки в активистку, поддерживающую лозунги реальных дел. И не просто активистку, а человека, несущего обязательства перед обществом и перед собой. Правда, её заинтересованность в социальных проблемах не носила оттенка насилия и протеста, а целиком основывалась на уважении к Праву и Закону. Тогда и совершился её главный выбор. Она решила отдать себя служению Закону Соединенных Штатов и поступила на юридический факультет Йельского универ-ситета. Университет Йель в Нью-Хейвене — один из самых престижных в мире. Именно там учился Джордж Буш. Но, кажется, гораздо больше он любил играть в бейсбол.

В 1970 году примерная ученица из Чикаго Хиллари Родэм познакомилась с примерным учеником из Арканзаса Биллом Клинтоном. Как и Хиллари, Билл опирался на себя и был одержим жаждой образования. Но он опирался на себя в большей степени, потому что был сиротой и из захолустной деревни сумел про-биться к желанной стипендии Родеса при Оксфордском универ-ситете в Англии. Симпатия обоих карьеристов друг к другу росла с каждым днем. Её дрожжами были беседы и дискуссии о судьбе Америки, о её будущем.

«Мы просто начинали разговаривать и не могли остано-виться, — скажет она значительно позже в одном интервью, — мы говорили все больше и все дольше».

У них было о чем говорить. И дело было не только в том, что они оба изучали юриспруденцию, но и в том, что оба помогали нуждающимся. Они жаждали социальных преобразований и были страстно увлечены политикой. Но цементировала эти интел-лектуальные отношения, конечно же, любовь. Любовь призвала Хиллари отказаться от карьеры адвоката на Восточном побережье, от больших денег в Нью-Йорке или Вашингтоне и последовать за своим Биллом через всю страну в бедный и отсталый штат Арканзас. Именно там он решил делать политическую карьеру.

Они обвенчались в 1975 году. Захолустье новой родины не помешало Хиллари стать знаменитой и высокооплачиваемой труженицей на ниве юриспруденции. Не помешало и стать заметной фигурой и в Вашингтоне, где она представительство-вала в качестве председателя фонда по проблеме детской нищеты. Этот фонд был филиалом знаменитого Фонда защиты детей.

А тем временем, Билл поднялся на уровень губернатора Арканзаса и стал самым молодым губернатором США. Двенадцать лет пребывания в резиденции губернатора в Литл-Роке (правда, был двухлетний перерыв, из которого чета Клинтон извлекла горький и полезный урок) «команда Биллари» готовилась к борьбе за самый большой приз. Призом этим была высокая должность Президента США.

Муж обязан стать Президентом.

Билл Клинтон понял о чем однажды сказала жена «ты просто обязан это сделать». Он сам уже давно мечтал о том, как однажды, победив в гонке, станет президентом. Репортерам газеты «USA Today» в 1988 году он непринужденно поведал о своих планах: «Что касается моих постоянных амбиций, они не меняются: я хотел бы стать Президентом Соединенных штатов». В Арканзасе об этом желании губернатора знала каждая собака, и, кстати сказать, успехом на выборах в 1990 году Клинтон был обязан именно этим амбмциям. И стал он губернатором, практи-чески не шевельнув пальцем. На этот раз было решено пустить в обращение карьеру Хиллари, особенно в той части её деятель-ности, которая касалась улучшения правового положения детей. Хиллари очень полагалась на успех именно на этом поприще.

Хиллари была той же породы или, вернее, одной крови со своим мужем. Том Мак-Рей, демократ, который сражался в 1991 году с Клинтоном за пост Губернатора, напишет с обидой: «Она прервала мою пресс-конференцию репликами и, хотя потом утверждала, что все это делалось не нарочно, она умудрилась раздать прессе листки с напористыми заявлениями, а Клинтон был очень доволен этим». Но Мак-Рей подчеркнул и еще одну, объединяющую супругов страсть: «Билл Клинтон уверен, что вне политики жизни нет. И Хиллари усугубила его политические притязания своим честолюбием. Усугубила безоговорочно и полностью. «

Испытание на прочность.

Они вместе пустились в путь. И сразу же Хиллари пришлось выдержать испытание на прочность. Жизнь личная и жизнь общественная, посвященная политике, стянулись в один тугой узел. Она участвовала сразу в двух гонках: и как жена, от которой зависит будущее мужа, и как партнер. Ведь именно от нее зависело — станет ли Клинтон Творцом Истории или они вместе канут в небытие.

В первом раунде предвыборной борьбы, в Нью-Гэмпшире, оказалось, что шансы Билла Клинтона совсем не так уж плохи. Уже в середине января 1992 года он лидировал, набрав на 39 процентов голосов больше, чем сенатор Боб Керри из Небраски и опередив даже Пауля Тсонгаса, который был любимчиком на своей родине Новой Англии.

И тут ударила молния. Дело в том, что в журнале «Star» 16 января была опубликована статья, автор которой утверждал, что у Билла Клинтона были скандальные связи с Дженнифер Флауэрс, служившей в администрации штата Арканзас и одновременно певшей в ночном клубе в Литл-Роке. Все эти сведения журнал почерпнул из искового заявления Ларри Николса, который, оспаривая свое увольнение из администрации Губернатора Клинтона, сделал достоянием всей Америки слухи, уже год тешащие жителей Арканзаса.

В командеКлинтона звонили во все набатные колокола. Но был только один человек, который мог указать выход из этой ситуации. И этим человеком была жена кандидата в Президенты.

Первым долгом она заявила, что она абсолютно уверена в том, что муж не предавал ее, но у нее было опасение, что другие не поверят в это: «Билл, люди, которые тебя не знают, будут тебя спрашивать: а почему ты разговариваешь с этой певичкой?» Поэтому каждый контакт с Дженнифер Флауэрс Билл Клинтон обсуждал с Хиллари. Когда она была в Атланте, они беседовали по телефону, обсуждая каждый шаг Билла. Хиллари стояла на своем: считать всю историю с Флауэрс недоказанными выдумками.

В этом испытании на разрыв оба партнера показывали свои сильные стороны: Билл свой шарм и выдержку, а Хиллари свою интеллигентность и твердость. Но решающим моментом в этом скандале было выступление Билла и Хиллари Клинтон в специальной передаче на 60 минут по программе CBS перед всей нацией. Эту передачу смотрела вся Америка и то, как Хиллари и Билл отметали все вопросы, понравилось ей. Рифы были пройдены.

А Хиллари несколько недель путешествовала через Нью-Гэмпшир и другие штаты, агитируя в пользу своего мужа. Она звонила ему по телефону каждый вечер и успокаивала: «Тут, за границей, все выглядит совсем по-другому. Им наплевать на скандал».

Эти звонки помогли ему не потерять мужества.

«Мы не думали, что Хиллари добьется на Севере таких успехов, — комментировл предвыборный заправила Ричард Минц. — Результат последних недель здорово подорвал наш сценарий. Она сумела по-настоящему воодушевить людей».

Когда 18 февраля были подсчитаны голоса, выяснилось, что Билл Клинтон едва не проиграл предварительные выборы. И все же свое второе место Клинтон праздновал как большую победу. Все-таки он оказался далеко впереди своих демократических соперников.

Но клинтон знал, что без выступлений Хиллари, которая боролась за него, как львица, его возвращение в Арканзас выглядело бы просто как полет в пункт назначения под названием Литл-Рок.

Последние усилия.

Оставшееся перед выборами время Клинтон боролся с такой выдержкой и ожесточенностью, на какие был способен. Он знал, что количество голосов теперь зависит только от него, и он ездил вдоль и поперек всей Америки, чтобы собрать для следующих пунктов предвыборной процедуры столько голосов, сколько он способен был выжать. Хиллари тоже не отставала от мужа. В маленьком самолетике она бороздила воздушный океан Америки в сопровождении нескольких сотрудников и подруг. Она вовремя прибывала на место сражения и жестко боролась за Билла. Где бы они ни оказывались, они умелоразбивали подготовленный недоброжелателями сценарий.

Хиллари гневно отметала вопросы, касающиеся их брака. Не приводя никаких доказательств, она утверждала, что единствен-ным мотивом возникновения Дженнифер Флауэрс в пред-выборной истории были деньги. Лондонвкие бульварные газеты предлагали Дженнифер полмиллиона долларов. Наверняка, деньги предлагали и политические враги Клинтона

Ни одно важное решение непринималось без ее участия; Это она уговорила мужа принять участие в открытых телевизионных дебатах, которые устраивал чернокожий ведущий Арсенио. На этом шоу произошло немаловажное событие: молодые избиратели преподнесли Клинтону огромную фотографию. На ней Клинтон был снят молодым, бесшабашным, в темных солнечных очках. А главное — он играл на саксофоне. Этот снимок обошел весь мир. Он стал таким же символом предвыборной кампании, как майки и значки.

Хиллари помогала мужу и в важных телевизионных дебатах с Президентом Бушем и с независимым «Третьим Человеком» — техасским миллиардером Россом Перо. А потом она отпаивала Билла чаем с медом и лимоном, когда у него сел от аллергии голос.

Она «прикрыла» его и в конце этого изнурительного марафона, в Огайо в воскресный день перед выборами. Момент был судьбоносный, а тут, как назло, шел мелкий дождик, делавший все вокруг безнадежным. Впереди была изнурительная сорокавосьмичасовая поездка через всю Америку: пять тысяч миль, через четырнадцать городов и восемь штатов, от Нью-Джерси до Нью-Мексико. В лихорадочном состоянии Клинтон выступал не один раз. Голос его звучал хрипло и часто прерывался кашлем: «Худо что-то худо. Я, пожалуй, попрошу Хиллари кое о чем сказать».

Она ясно и точно говорила о том, что пришло время совместных усилий.

Аплодисменты, конец встречи, вылет в Пенсильванию.

Наконец, забрезжила победа. Буш стоял перед поражением, так как, готовой к реформам Америке, он за четыре года ничего не смог предложить. А кроме того, Росс Перо забрал достаточно голосов, чтобы Клинтон получил большинство.

За день до выборов, во время полета над Огайо, Хиллари позволила себе оптимистическое высказывание: «Я всегда была уверена, что Билл может победить».

Мистер и миссис Президент.

3 ноября 1992 года для Билла Клинтона пробил «звездный час»: он был выбран сорок вторым Президентом США, набрав сорок три процента голосов. Но на этом роль Хиллари не закончилась.

Во время предварительного визита двух ведущих представителей демократов в Конгрессе, — Председателя Палаты представителей Тома Фоли и руководителя сенатского большинства Джорджа Митчелла, Хиллари Клинтон выступала не только в роли хозяйки, принимавшей гостей. Действие происходило во Дворце Губернатора в ЛИтл-Роке. Хиллари была скромно причесана, на голове черный обруч, который как бы подчеркивал, что она не просто милая хозяйка, но и равноправный участник разговора. Она это доказала, вмешиваясь в разговор, а Билл подтвердил ее право, шутливо заметив: «Существует мнение, что Хиллари больше в курсе дела, чем мы все».

Резко заметным было и влияние Хиллари на выбор кандидатур, причем на самые высокие должности. Никогда еще не было так много женщин в американском правительстве: из 150 высоких должностей 38 были заняты женщинами, ровно одна четверть.

Не затрудняя себя мотивировками, Хиллари настаивала на том, чтобы в клинтоновском К абинете министров, являющем собой «портрет Америки», юстицией обязательно управляла женщина. После некоторых трудностей 11 февраля на этот пост была назначена Жаннет Рено.

Хиллари твердо решила ничего не выпускать из своего поля зрения. Неважно, что она была первой из жен Президентов, которая не только получила ответственное Бюро в Восточном крыле Белого Дома, не только офис в Западном крыле, откуда путь только наверх, к центру власти, она твердо решила заниматься реформой здравоохранения. Для этого ей нужен был штат числом более 500 сотрудников.

На практике Хиллари не ограничилась только областью здравоохранения, она занималась проблемами социального обеспечения, — всеми проблемами во всей их сложности. На бесконечных заседаниях в Белом Доме, посвященных первому бюджету клинтоновской администрации, Хиллари откровенно демонстрировала себя в качестве энергичной советчицы. Она твердо, боролась за экономные расходы на социальное страхование и страхование пенсионеров. Несмотря на то, что другие участники этой дискуссии голосовали против этой позиции, Билл Клинтон, принимая окончательное решение, принял за основу исходящие от Хиллари жесткие предложения.

Хиллари показала себя замечательной хозяйкой. Спокойно, без суеты она реорганизовала все в Белом Доме. Она хотела, чтобы Белый Дом был полон гостей. Но не только богатых и влиятельных. Всякий человек должен иметь возможность посидеть за столом с Президентом. Точно так же, как в День приведения к присяге, каждый имел возможность во время многочасового приема поздравить нового Президента и его жену.

Единственное, что запрещается категорически — это курение в Белом Доме. Именно в этом решении выразилось отношение супругов к реформе здравоохранения. Они воспринимали ее не только как государственную задачу, но и как свою личную ответственность за то, «что каждый человек должен проникнуться заботой о своем здоровье, должен сам понимать, что опасно для здоровья, а что нет».

Реформа для всех американцев.

Несмотря на то, что американское общество — богатое общество, — в нем есть одна мучительная проблема: люди живут в постоянном страхе перед тяжелыми болезнями. Этого страха, пожалуй, не испытывают лишь самые богатые. Дело в том, что длительное пребывание в больнице «съедает» не только страховку, но и все деньги, и часто заканчивается нищетой. Почти 37 миллионов американцев вообще не имели больничной страховки и, таким образом полностью зависели от благотворительности государства.

Предприниматели, которые обеспечивают своим служащим медицинское страхование, просто стонут под лавиной расзодов. Фирма «General Motors» в 1990 году потратила на страховки 3,3 миллиарда долларов, в результате чего каждый автомобиль стал дороже на 770 долларов. Таким образом, экономика как бы деформирована этими расходами.

Реформа здравоохранения — одна из взрывоопасных точек политической деятельности в САША. Умные политики зто понимают. Выдвинув популярную программу, Билл Клинтон привлек к себе избирателей, а небрежпость Буша в этом вопросе обошлась ему потерей многих голосов.

Понятно, почему Билл Клинтон отнес реформу здравоохранения к первым приоритетам в своей политике. Поручив заниматься этим проектом своей жене, он показал всей Америке, как это важно для него. И Хиллари, едва освоившись в Белом Доме принялась за работу. Для нее объединились 511 правительственных служащих, сотрудников Конгресса и экспертов по всей мозаике картины реформации.

Первая Леди не пропускала ни одной встречи. Кроме того, каждый день она в течение шести часов вела переговоры с Капитолием. Она посещала всех значительных людей в Сенате и Палате представителей. В течение последующих месяцев она организовала 31 встречу с депутатами Палаты представителей и 19 встреч с сенаторами. А кроме того, она колесила по всей Америке для того, чтобы выполнить «поручение Президента и мобилизовать широкую поддержку всей реформе». Она умела делать сложные вещи понятными, умела доносить свои идеи и мысли до слушателей.

Работа Хиллари была внезапно прервана 19 марта 1993 года. У ее 82-летнего отца Хуга Родэма случился инфаркт. Следующие шестнадцать дней Первая Леди провела в больнице, не отходя от постели отца. Программа 100 дней подготовки реформы ждала Хиллари, хотя срок уже истек.

6 апреля она выступила в Техасе, где на встречу с ней в университете собрались 14 тысяч человек. Это была удивительная речь: гораздо больше, чем о политике, Хиллари говорила о жизни и смерти, о ценности каждого человека. О Программе здравоохранения она упомянула лишь вскользь: «К 1 мая я буду готова. И Президент, я надеюсь, будет доволен».

На следующий день ее отец умер. Несмотря на тяжесть потери и заботы о своей, теперь уже одинокой, матери, Хиллари мало-помалу включалась в работу Task Forse. Но все же она не уложилась в срок к 1 мая. Она не была готова ни к концу мая, ни к середине июня. И дело было не только в ее внутреннем состоянии: Реформа очень скоро стала объектом политического обстрела из тяжелых орудий.

Хиллари защищалась. В дебатах о здравоохранении она обретала все большую уверенность. И, конечно же, большинство американского народа стало на ее сторону. При опросе «Washington Post» в конце апреля 1993 года показатели были следующие. Деятельность Хиллари Клинтон поддержали 56% опрошенных, 70% считали, что главным направлением реформы должны быть антиникотиновая и антиалкогольная программы; 82% считали необходимым контроль правительства над ценами на лекарства, за койко-место и визит к врачу.

Именно на все эти пожелания опиралась Хиллари в своей реформаторской программе. Главная проблема реформы здравоохранения находилась между двумя задачами. Застраховать, по возможности, всех американцев; Застраховать по возможно низкой цене страховки и одновременно избежать повышения налогов. Вот здесь и рпоизошло еще одно соединение совместных усилий Президента Клинтона и ходатая по здравоохранению Хиллари Клинтон. Экономическая стратегия Билла, предусматривающая сокращение расходов на 30−50 миллиардов долларов, соответствовала необходимости прикрыть дефицит, неизбежно нажревающий в связи с реформой здравоохранения.

Экономический советник Президента опасался, что реформа здравоохранения способны уничтожить все усилия по ограничению дефицита государства, и более того, создает доплнительные трудности предпринимателям. Все это не способствует экономическому подъему.

Биллу Клинтону предстояло решить серьезные проблемы. Из его партии стали раздаваться голоса: «Мы не хотим, чтобы нас обвиняли в том, что мы только и можем, что увеличиватьналоги и тратить деньги». Его популярность стала падать. Текущая программа была разбита в Конгрессе. А предложения по бюджету были приняты с большой натяжкой. Пришлось в очередной раз «заморозить» честолюбивый проект Хиллари. И опять Хиллари, повинуясь политическим интересам, отступила в тень. Но она была глубоко уверена в том, что реформа снова станет предметом агитации за демократов на промежуточных выборах 1994 года.

Женщины у руля власти.

Ещё задолго до того, как Хиллари Клинтон совершила свою первую поездку за границу в качестве жены Президента США, «Хиллари-фактор «начал влиять на мир. Мир встретил эту женщи-ну с уважением и восхищением, словом, точно так же, как относят-ся к ней соотечественники. Пожилой англичанин — житель Лондо-на, отвечая на вопрос американских тележурналистов, называл её «весьма энергичной леди», молодая японка из Токио хотела бы стать похожей на Хиллари, когда достигнет её возраста. Объективно оценивающий события английский еженедельник «The Economist «называл её «одной из ведущих представительниц демократического движения своего поколения», гамбургский «Stern» представил её «как одну из самых влиятельнейших женщин мира», то же самое определение появилось на первой странице мадридского журнала «Eln Pais». Русский еженедельник «Москов-ские новости «опубликоваал предсказание российских астро-логов, согласно которому Билл («Лев») и Хиллари («Скорпион») — пара, которая может вполне претендовать на звание образцовой супружеской пары XXI столетия. Феномен Хиллари Родэм Клинтон работает на измение мира, возбуждая дискуссии о роли женщин в политической жизни. Правда, оценить итоги этой деятельности смогут лишь в XXI столетии.

А вот представительница Земли Гессен от СДПГ Хайдемари Викцорек Цойл в одном из своих выступлений обозначила основ-ной принцип феминистического движения: «Кто хочет иметь по-настоящему человеческое общество, должен «перешагнуть «через сугубо мужское общество «. 14

Основным критерием современной политической деятель-ности, конечно, является задача действовать сообща, учитывая интересы всех — равно как мужчин, так и женщин, как большинства, так и меньшитнства, устраняя противоречия и нарушения и преодолевая конфликты в распределении материальных благ. Это совпадает с позицией Хиллари Клинтон, для коткорой вопрос очеловечивания общества гораздо важнее тревог по поводу того, у которого из полов больше власти.

Однако на пути такого преобразования стоит множество пре-пятствий. Одна только мысль о повсеместном женском при-сутствии во всех сверах деятельности и даже (о, ужас!) там, где место только для macho («Сильный, суровый мужчина» (испан.)) — пилотирование ракеты Ф/А-18, вызывает ожесточённое сопротивление.

А, может быть, действительно существуют объективные причины, в силу которых женщины не получают большинства голосов при выборах в парламент, не могут возглавлять экономические союзы, дослужиться до звания генерала в армии. И если найти такие причины или причину, то странные явления станут понятными. Но таких причин нет.

Эпоха, когда сила мускулов ценилась выше интеллекта и ума, закончилась. И Хиллари Родэм Клинтон кажется сегодня «стрелочеником», регулирующим движение транспортных соста-вов. Станет ли мир, благодаря участию женщин в управлении государством, более гуманным, — покажет будущее.

После того, как женщины в США получили право на участие в выборах, Президент Уоррен Хардинг заявил: «С приходом женщин в нашу политическую жизнь мы можем расчитывать на то, что их интеллект, их организаторские способности, утончённость их натуры и дар оказывать благотворное влияние будут способствовать улучшению социального устройства нашего общества «.

Это было сказано 4 марта 1921 года. Но пока что участие женщин в государственном управлении выглядит бледно, ввиду их незначительного количества, и поэтому делать какие-либо выводы о влиянии их на общество невозможно.

Правда, история знает примеры выдающихся женских личностей, которые не уступали большинсву мужчин в делах управления государством. Кое-кто из них проявили себя агрес-сивными и бескомпромиссными, кое-кто — продажными и веро-ломными, другие — открытыми и отзывчивыми, готовыми пойти на прогрессивные преобразования и реформы.

В Израиле впервые в истории этого государства ещё в 1969 году к власти пришла женщина. Пришла по велению собственной совести и по праву. Ведь она стояла у истоков создания еврей-ского государства. Речь идёт о ветеране рабочего движения премьер-министре Голде Мейр.

Хиллари Клинтон, искренне восхищавшаяся Мейр, считает, что именно госпожа Мейр усилила авторитет и влияние женщин в мировой политике. Первой Леди импонирует, что русская еврейка Мейр была американской гражданкой. Голда Мейр находилсь у власти в течении пяти лет.

Однако ни одна из женщин-политиков не оставила такого глубокого следа в истории всемирной политики, как «Железная Леди» — премьер-министр Англии Маргарет Тэтчер, управлявшая страной, руководствуясь исключительно правилами последова-тельного консерватизма. Тетчер была на посту премьер-министра с 1979 по 1990 год. Тетчер прожила долгую жизнь политика, гораздо более длинную и счастливую, нежели другие женщины, державшие бразды правления в своих руках. За период её прав-ления в Англии выросло целое поколение людей, которые считают в порядке вещей ситуацию, когда во главе правительства и страны стоит женщина. Их не смущает даже тот факт, что в сравнении с этой женщиной мужчины — члены её кабинета министров и те, что пришли после неё, выглядят «неженками». Политическое кредо Маргарет Тетчер видно из её следующего высказывания: «Лучшее правило для политика: если хочешь что-то сказать — спроси совета мужчины, если хочешь что-то сделать — спроси женщину» (Newsweek, 3. Dec. 1990).

Примечательно то, что все эти образованные, энергичные женщины получили шанс показать себя и заявить о себе в политике лишь после того, как до них на этих должностях потерпели фиаско представители сильного пола.

Но все-таки согласно статистическим данным за 1993 год, лишь в восьми из ста семидесяти стран во главе правительства стояли женщины. Ненамного лучше обстояли дела и в парламентах. Исключением не стали и экономически развитые страны с прогрессивно развитой системой демократического правления. Количество женщин в высших государственных органах, например в палате представителей Конгресса США, — 10,8 процента.

Невозможно объединить под общим знаменателем всех представительниц верховной власти. Время и место, в рамках которых они осуществляли свою политику разнятся. Этот аспект заслуживает отдельного разговора. Но бесспорно одно: участие женщин в международной жизни и политике не является больше приоритетом мужчин.

Заключение

Хиллари Клинтон осознает и чувствут, как в ее стране зреет время смены политического руководства и появления «миссис Президент». Растет неудовлетвореенность населения США результатами политического курса, проводимого в течение столетий политиками мужского рода. Однако в «команде Биллари» один без другого ни действовать, ни побеждать не может. Реформы Билла и идеи Хиллари, дополняя друг друга, приводят к победам или терпят поражение. Этим и объясняются тактические приемы и наличие целого склада «косметических средств», с помощью которых супружеская пара пытается затушевать и свои собственные ошибки и промахи, и неудачные действия своих соратников.

Хиллари всегда в курсе всех внутренних государственных дел, она дает советы и распоряжения, но прилюдно она отводит себе весьма скромную роль, уступая Президенту всеобщий интерес и внимание.

Хиллари Клинтон являет собой пример или, вернее, результат того исторического процесса, в котором роль американских женщин становилась все более значимой, а их возможности все более широкими. Такая Первая Леди должна была появиться с неизбежностью. Хиллари Клинтон пользуется своим правом и своими возможностями, она сама пробила себе дорогу. Но не только это важно: она сделала возможным выбор для всех женщин в будущей америке.

Возможно, этот выбор, — «миссис Президент» без кавычек.

Литература.

Дедерихс М. Р. Хиллари Клинтон и власть женщин. — М.: ЦСЭИ, 1995.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой