Изменение положения женщины и история феминистского движения

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Женщина ничего не выигрывает, получая образование, да и вообще, судьба женщин не станет лучше, если они будут учиться. Более того, женский пол не может на равных соревноваться с мужчинами. Зигмунд Фрейд

Тема нашей дипломной работы весьма актуальна, так как конец ХХ века ознаменовался началом новой волны эмансипации женщин. Поэтому чтобы понять причины, особенности современного процесса феминизации общества, нам необходимо обратиться к началу, так как именно новое время является ключевым этапом в истории, когда коренным образом изменяется традиционный гендерный дисплей европейского общества.

Предметом исследования является изменение положения женщины и история феминистского движения в новое время.

Объектом — европейское общество в XIX начале XX веков.

Цель исследования — осветить изменение положения женщин в XIX веке.

Из цели исследования вытекают исследовательские задачи:

1) выявить факторы, повлиявшие на изменение положения женщин;

2) рассмотреть положение женщин в семейных отношениях;

3) проследить зарождение феминистского движения.

При написании дипломной работы нами были использованы ряд источников, которые можно подразделить на три группы. К первой группе источников относятся труды просветителей (особенно английских), так как их идеи послужили позднее исторической основой феминистского движения. Примечательно, что первыми выразителями идей феминизма (женского равноправия с мужчинами) были не сами женщины, а мужчины, что сделалось типичным для просветительского движения XYIII веке во всех странах. Отношение первых английских просветителей к «прекрасной половине человечества» было неоднозначным. (19, с. 11)

В своем труде «Очерк о проектах» Дефо высоко оценил природные качества женщин. Он подчеркивал, что «всемогущий Бог сотворил их такими нежными и прекрасными, наделил их столь восхитительным для мужчин очарованием, одарил их душами, способными к тем же совершенствам, что и мужчин, и все лишь для того, чтобы те обратили их в экономок, поварих и рабынь». [2, с. 123] Дефо, с одной стороны, по заслугам оценивал природные достоинства и способности женщин, а с другой — указывал их подчиненное место в обществе. В своем «Очерке о проектах» он выступал с конкретным планом мероприятий, направленных на реализацию права на образование представительниц «слабого пола». [2]

Другой знаменитый английский просветитель Свифт в своей работе «Дневник для Стеллы» преклонялся перед умом, благородством, скромностью, деликатностью и независимостью суждений, которыми отличались женщины. В своем дневнике он обращал внимание на то, что дамы проявляют необычный интерес к событиям политической жизни страны. Однако Свифт считал, что ум является привилегией мужчин. [16]

Совсем иначе относился к женщинам драматург и журналист Аддисон, высказываясь о них с долей скептицизма и иронии. Он видел в женщинах «безвредных, не очень умных, забавных и прекрасных созданий» и считал, что их главное предназначение — «оставаться всего лишь приятной забавой для мужчин». Он высмеивал пустое времяпрепровождение некоторых представительниц прекрасного пола, обращал внимание на то, что у женщин из средних слоев нет никаких серьезных занятий в жизни. «Главная сфера ее деятельности», — писал Аддисон в журнале «The Spectaton»? — «это ее туалет, а первейшей важности занятие — держать волосы в порядке». Он осуждал партийную активность женщин, полагая, что дамы, скорее всего, должны способствовать объединению, нежели раздорам партий. [17]

Галифакс подчеркивал, что следует помнить о «неравенстве полов и о том, что для лучшего устройства миры мужчины, которым предначертано быть во всем законодателями, наделяются большим разумом, нежели женщины». В своем «Наставлении» Галифакс сконцентрировал все аспекты женской проблематики, актуальные для английского общества эпохи раннего Просвещения. Он считал, что женщина должна быть «украшением семьи» и, «образцом для себе подобных». [1, с. 177]

Английский философ Толанд Дж. в своей работе «Письма к Серене» писал, что «органы мышления у обоих полов одинаковы, что поэтому женщины, равно как и мужчины, приспособлены ко всем житейским делам. И они так же способны совершенствоваться во всех сферах жизни, если им предоставят для этого равные с мужчиной возможности и права на общественную деятельность». [18, c. 93] В предисловии своей работы «Письма к Серене» он хотя и не задавался целью выяснить, «на является ли устранение женщин от образования следствием укоренившихся обычаев или же преднамеренно вызвано мужчинами», все же склонялся к мысли, что виной тому «наглость, высокомерие и педантность» мужчин, нахватавшихся верхушек знаний и возомнивших себя существами, в умственном развитии намного превосходящими женщин. Толанд Дж. высказывался за равные права на образование и женщин и мужчин. [18]

В работе «История Англии от восшествия на престол Иакова II» Т. Б. Маколей показывал, что уровень образования в Англии был удручающим. Низкий уровень образования даже у представительниц высших слоев общества он связывал, прежде всего, с падением нравственности в нем. «Уровень женского образования был низок, — констатировал Маколей, — и опаснее было стать выше этого уровня, нежели ниже его». [4, c. 101]

Лишение женщин избирательных прав считалось настолько естественным для общества, в котором правом голоса обладали далеко не все мужчины, а лишь наиболее состоятельные их них, что практически никто из просветителей данное положение и не пытался оспорить. Лишь в произведении «Политическая библиотека» публициста Дж. Тиррела встречается небольшое замечание, из которого явствует, что понятие «народ, имевший право голоса», он включал не только «свободных мужчин», но и «свободных женщин».

Таким образом, впервые женская тема в произведениях просветителей была поднята в Англии в конце XYII — начале XYIII веков. Хотя освещение данной темы нашло бессистемный и фрагментарный характер и о наличии в трудах просветителей какой-либо программы феминистского движения говорить не приходится, тем не менее, ряд их представлений (о предоставлении женщинам равных прав с мужчинами на образование, занятие общественной деятельностью, самостоятельное решение проблем брака и семьи и т. д.) позволяют говорить о его итогах. Именно просветительские идеи подготовили почву, на которой суждено было зародиться феминистскому движению в Англии и других странах.

Ко второй группе источников относятся труды теоретиков феминизма. Например, труды Д. С. Милля «Автобиография. История моей жизни и убеждений» и «Подчиненность женщины». В последней работе автор утверждает, что подчиненное положение женщин является варварским реликтом исторического прошлого, а не результатом естественного развития. Такое положение первоначально основывалось на силе, а в последствии по традиции стало рассматриваться как «естественная норма». [6]

Отрывки из работ наиболее известных идеологов феминизма собраны в хрестоматии Э. Миловидовой «Женский вопрос и женское движение». Так, например, работа М. Уоллстоункрафт «Защита прав женщины» построена в форме дискуссии с Руссо, отрицавшим одинаковую природу мужчин и женщин, что, по его мнению, определяло их жизнь в обществе, где мужчины становились гражданами, а женщины — женами, матерями. М. Уоллстоункрафт полагала, что мужчины и женщины обладают одинаковой способностью к мышлению, а поэтому они должны получать одинаковые навыки к его использованию. И М. Уоллстоункрафт и Милль отмечали, что женщина — это человеческое существо, которому доступна рациональная мысль, и что она заслуживает таких же естественных прав, которые гарантированы мужчине. Поскольку женщина воспринималась, в первую очередь, как сексуальный объект, именно на таких качествах как мягкость, послушание, воздержанность, делался акцент при ее воспитании. Таким образом, так называемая «естественная» слабость женщины, ее иррациональность и любопытство в действительности представляют собой результат недостатка обслуживания и отсутствия свободы выбора, результат ее зависимости от мужчин, а так же результат ее ущербной социализации. Предвещая развитие феминизма, эти авторы формулируют цели, которые до сих пор актуальны для феминистской повестки дня. Среди них — прекращение правовой, экономической и социальной зависимости от мужчин; обеспечение свобод и возможностей в получении и усовершенствовании оборудования; введение законов, гарантирующих равенство выбора и возможностей, которые приводили бы к улучшению статуса женщины. [19]

В женских произведениях эпохи нового времени уже прослеживается идея социального равенства мужчин и женщин, что особенно заметно в произведениях тех авторов, которые стояли у основания феминизма как политического течения. Так, Ж. Санд, активная участница революции 1848 г. в своих многочисленных романах и повестях проповедовала идеи освобождения личности, женской эмансипации посредством создания идеально возвышенных характеров, любовных коллизий. Именно ее романы, по воспоминаниям многих участников феминистского движения привели их на путь борьбы за права женщин. [15]

Впервые идеи феминизма были изложены О. де Гуж в «Декларации прав женщин и гражданки» (1792 г.). в своей работе автор требовал обеспечения равенства полов посредством социально-экономической и юридической реформы. По мнению О. де Гуж: «Женщина рождена свободною и по правам равною мужчине. Цель каждого благоустроенного общества есть защита неотъемлемых прав обоих полов: свободы, прогресса, безопасности и протеста против притеснения… Все гражданки должны точно так же, как и все граждане, лично или при посредстве избранных ими представителей принимать участие в самоуправлении… Поэтому все гражданки и все граждане, соответственно своими способностям, должны быть допущены ко всем общественным местам, отличиям и должностям; только различие их добродетелей и талантов должно служить критерием при их выборе… Но права женщины должны служить общему благосостоянию, а не интересам пола…» [10, c. 241]

Не менее значимыми является третья группа источников, основанных на статистических данных. Например, «Промышленное население», «Распределение женщин и мужчин по отдельным профессиям», «Доля работниц, приходящихся на главные отрасли промышленности», «Процентное отношение заработной платы женщин и мужчин», «Общее число мужчин и женщин в университетах». Вышеперечисленные статистические данные позволяют проследить процентное соотношение промышленного населения в разных странах Европы и в разные периоды, динамику процентного соотношения заработной платы женщин и мужчин, где отчетливо прослеживается низкая заработная плата женщин, работавших в тех же отраслях промышленности, где и мужчины и т. д. Источники, основанные на статистических данных, позволяют нам сделать вывод, что, несмотря на то, что увеличилось количество женщин, обучавшихся в университетах, все же мужчин — больше и др.

При написании дипломной работы наряду с вышеуказанными источниками, нами была использована и научная литература. Так, например, Хобсбаум Э. в своем труде «Век империи 1875 — 1914 г. г.» говорит о зарождении женского движения, о характерных чертах феминизма, а также об изменении положения женщин, связанных с общественно-политической активностью «слабой» половины человечества. Центральное место в своей работе Хобсбаум Э. уделяет образованию женщин и приходит к выводу, что именно просветители сыграли важную роль в деле пропаганды идеала образованной женщины. Своими произведениями, а так же проектами реформ они внесли весомый вклад в становление женской образовательной системы. [65]

В монографии «Политическая теория феминизма» Валерии Брайсон указывается зарождение феминистской мысли, а также либерализм, как ведущее феминистское направление XIХ века. Автор приходит к выводу, что феминистская теория не берет сове начало в конце XYIII века, но может быть обнаружена еще в Средневековье (и нет сомнения, что проявлялась в частных высказываниях еще раньше). [29]

Книга Шона Берна «Гендерная психология» посвящена исследованиям психологии пола (гендера). В этой книге сосредоточен уникальный исследовательский материал об источниках гендерной социальзации, о формировании гендерных норм, социальных и гендерных ролей. Даются ответы на вопросы: «Почему должно измениться распределение семейных обязанностей?» «Кто и в чем способней: женщины или мужчины?», «каковы ограничения, накладываемые традиционными ролями женщины и мужчины?», «Почему женщине платят, как правило, меньше?» и т. д. [27]

В центре книги Зидера Р. «Социальная история семьи в Западной и Центральной Европе (конец XYIII — ХХ вв.)» — ключевые проблемы социальной истории семьи и положение женщин в семье. С равной основательностью и глубиной исследованы взаимоотношения между мужчинами и женщинами, брачное поведение, воспитание детей и др.

Не менее значимой является работа А. Бебеля «Женщина и социализм», где автор исследует положение женщин в разные периоды истории. Большой внимание автор уделил изменению положения женщин в промышленности и в семье в новое время. [43]

В статье Лабутиной Т. Л. «Ранний феминизм в Англии» говорится о том, что движение за уравнение в правах с мужчинами — феминизм до недавнего времени связывался с движением суфражисток, боровшихся за избирательные права для женщин в Великобритании в последней трети XIХ века. В этой связи и возникновение самого феминизма многие ученые относили к этому же периоду. Лишь в 70-е годы ХХ века зарубежные исследователи пришли к убеждению, что истоки феминизма ведут в XYII век, так как своим рождением ранний феминизм обязан Английской революции середины XYII века. [48]

Данной теме посвящена статья Пушкарева Н. Л. «Гендерные исследования»: рождение, становление, методы и перспективы, в которой говорится о взаимоотношении полов. Автор утверждает, что изучение фемининности стало невозможным без анализа маскулинности и следуя этой логике — «женская» история неминуемо должна была встретиться с историей «мужской».

Айвазова С. В своей статье «К истории феминизма» рассказывает об истоках зарождение феминизма, о стихийном стремлении женщин к гражданской активности. Автор описывает Конституции, Декреты и женское равноправие и приходит к выводу, что в сущности весь XIХ век для женщины — это поиск ее социальной идентичности. Айвазова С. Раскрывает в своей статье задачи феминистского движения. [21]

Репина Л. П. в соей статье «Гендерная история: проблемы и методы исследования» говорит о том, что мир, принадлежащий мужчине, и место, отведенное женщине, — эти два принципа создают целостную модель, всеобъемлющий образ. И несмотря на все успехи феминистского движения, женщина и сегодня, как правило, хорошо знает «свое место» в «мужском мире». [54]

Большое внимание авторы уделяли в своих работах образованию женщин в новое время. Так, например, Лабутина Т. Л. В статье «Женское образование в Стюартовской Англии» приходит к выводу, что образование и воспитание английских леди в XYII веке проводилось в соответствии с потребностями раннебуржуазного общества и носило прагматический, утилитарный характер. Воспитательно-образовательный процесс находился в прямой зависимости от влияния общественного мнения, которое формировало женский «идеал». [47]

Практическое значение данной работы состоит в том, что проведенное исследование пополняет теоретические выводы об истоках и путях развития феминистского движения.

Методологической основой Выпускной Квалификационной работы являются научные принципы исторического познания.

Принцип историзма, означающий, что любое явление, факт, идеи могут получить подлинную научную оценку только в контексте своей исторической эпохи, с учетом конкретного исторических условий. Это позволяет во многом понять психологию. И мотивацию действий людей изучаемого времени. При этом, весьма действенен метод многообразия и исторической достоверности обобщающих факторов и выводов.

Так же при написании дипломной работы был использован принцип объективности, предполагающий свободу исследователя от политических, национальных, личностных и других пристрастий, подразумевает стремление сделать исследование предельно достоверным.

Следуя принципу системности, историк стремится рассматривать все явления, события и процессы прошлого как элемент единой системы, в контексте всемирной истории XIХ — начала ХХ веков.

Кроме того, при написании нашей работы были использованы следующие методы исторического исследования, а именно: проблемно-хронологический метод, сравнительно-исторический метод, историко-системный метод.

Хронологическими рамками дипломной работы является вторая половина XIIХ — начало ХХ веков, так как именно в это время происходят коренные изменения в положении европейских женщин.

Структура нашей дипломной работы была поставлена определенными целями и задачами, она состоит из введения, трех глав (третья состоит из двух параграфов), заключения, списка использованных источников и литературы.

Глава 1. Причина изменения положения женщин

либерализм женщина феминистский

Эмансипация, имевшая вначале довольно скромные масштабы, сразу же выдвинула ряд женщин (пусть немногих), сумевших проявить себя и даже добиться выдающихся результатов в таких областях, где прежде действовали только мужчины: имена Розы Люксембург, мадам Кюри и Беатрис Вэбб приобрели широкую известность. Однако важность явления заключалась даже не в том, что в буржуазной среде возникла «новая женщина», по поводу которой наблюдатели — мужчины стали рассуждать и спорить, начиная с 1880-х годов, и которая стала героиней произведений прогрессивных авторов. При этом не произошло никаких перемен в положении огромного большинства женщин мира, проживавших в Азии, Африке, Латинской Америке, в странах Южной и Восточной Европы, т. е. в большинстве районов мира, где преобладало сельское население. Положение женщин рабочих кланов изменилось незначительно, хотя здесь возник новый момент, имевший ключевое значение: с 1870 года женщины развитых стран стали иметь заметно меньше детей, чем прежде. [22, c. 56]

Это означало, что развитый мир явно вступил в состояние так называемого «демографического перехода» от старого варианта жизни населения, описываемое в общих чертах формулой: «Высокая рождаемость, уравновешенная высокой смертностью», к новому, более современному варианту: «Низкая рождаемость, уравновешенная низкой смертностью». Снижение обоих показателей заметно повлияло на жизнь и чувства женщин; ведь общее падение смертности было обусловлено, прежде всего, резким уменьшением смертности детей в возрасте менее 1 года. Так в Дании в 1870-е годы детская смертность составляла 140 случаев на 1000 человек; в Нидерландах соответствующие значения были такие: около 200 и несколько больше 100 случаев. [32, c. 13−14]

Более значительной переменой в жизни женщин было уменьшение общего количества детей в семье, а уж потом — увеличение числа детей, оставшихся в живых.

Снижение рождаемости могло быть вызвано более поздним вступлением в брак; увеличение количества незамужних женщин; а так же усилением контроля над рождаемостью. Явление контроля над рождаемостью указывало на определенное проникновение новых структур, ценностей и социальных перспектив в сферу жизни и деятельности трудящихся женщин Запада. Многие из женщин были лишь отчасти задеты этими переменами. Причина заключалась в том, что большинство женщин, занятых домашним трудом в семье, находилась, так сказать, «вне экономики», которая, по общепринятому определению, заключает в себе наемных работников и людей, имеющих определенное «занятие» (помимо домашнего труда). Согласно этому принципу, в 1890-х годах примерно 70% всех мужчин развитых стран Европы и США считались по статистике «занятыми», тогда как примерно 75% всех женщин (а в США — 87%) считались «не занятыми на работе». Более точные данные свидетельствовали, что в 1890-х годах 95% всех женатых мужчин в возрасте от 18 до 60 лет в Германии были «заняты на работе», тогда как только 12% замужних женщин считались «занятыми»; среди незамужних было 50% «занятых», а среди вдов — 40%. [13, c. 276]

Главной особенностью жизни женщин было полное и нераздельное слияние труда занятий семьей. Жизнь протекала в одной и той же обстановке, где у мужчин и женщин были свои задачи — «ведение домашнего хозяйства» и «производство продукции». Жены фермеров участвовали в сельскохозяйственных работах, а так же готовили еду и ухаживали за детьми; жены ремесленников и торговцев тоже помогали мужьям в их работе. И если существовали чисто мужские занятия, когда мужчины подолгу жили без женщин (солдаты, моряки), то чисто женских занятий, да еще не связанных с ведением домашнего хозяйства, просто не существовало. (если не говорить о проституции и связанной с ней сферой развлечений); потому что даже холостые мужчины и женщины, работавшие слугами или на сельскохозяйственных работах, жили и трудились рядом. И если так должна жить масса женщин, скованных двойными оковами — тяжелым трудом и подчиненностью мужчине, то, что же можно сказать о положении тех, остальных, которые жили еще как во времена Конфуция, Магомета или «Ветхого Завета». Они хотя и не были вне истории, но жили не в обстановке ХIХ века. [25, c. 93]

Среди трудящихся женщин было немало и таких (и их число росло), жизнь которых изменилась под влиянием экономической революции (хотя и не всегда к лучшему). Первое, что принесла с собой промышленная революция, была так называемая «первичная индустрия», вызывавшая резкий рост надомного и «выездного» производства, продукция которого имела широкий спрос. Поскольку эти работы сочетались с ведением домашнего хозяйства, то они не привели к изменению положения женщин, хотя появились такие виды надомных работ, при которых использовался исключительно женский труд (плетение кружев, соломенных шляп), так что сельские женщины получили редкую возможность иметь небольшой независимый заработок. Но главным результатом надомного производства было общее «сглаживание граней» между женским и мужским трудом, а так же преобразование структуры и стратегии семьи. Теперь два человека, мужчина и женщина, могли вступать в брак и обзаводиться хозяйством, как только они становятся взрослыми и были в состоянии работать; можно было сразу заводить детей, ставшей ценной дополнительной рабочей силой, и не ожидать получения по наследству земельного надела, от которого полностью зависела жизнь крестьян. Так оказался сломанным старинный механизм поддержания равновесия между количеством людей и объемом средств производства, от которых они зависели, основанный на регулировании возраста и количества людей, вступавших в брак, размера семьи и размера наследства. [23, c. 101]

В конце ХIХ века протоиндустрия, основанная на мужском, женском или комбинированном труде, стала жертвой развития более крупного производства, основу которого представляли предприятия ручного труда, появившиеся в промышленных странах. Традиционные виды надомного производства (ручное ткачество, вязание и т. д.) постепенно совсем исчезли, и большая часть «домашней промышленности» утратила характер «семейного производства», превратившись просто в разновидность низкооплачиваемых побочных работ, которыми женщины занимались дома и во дворе. «Домашняя промышленность» позволяла женщинам сочетать ведение хозяйства и надзор за детьми с оплачиваемой работой. Поэтому многие замужние женщины, нуждавшиеся в деньгах, но привязанные к кухне и детям, продолжали ею заниматься. Но наступившая индустриализация оказала и другое важное влияние на положение женщин: она разделила домашний очаг и место работы. Когда это произошло, большинство женщин оказалось исключенным их общественно призванной экономической деятельности, т. е. такой, за которую платили зарплату; так что теперь, помимо своей традиционной подчиненности мужчинам, они оказались в полной экономической зависимости от них, в результате чего возникла новая общественная ситуация. При новых экономических порядках сложилось такое положение, что весь домашний доход зарабатывал один человек, ходивший на работу и приносивший деньги, распределявшиеся между другими членами семьи, которые их не зарабатывали, хотя их вклад в общее хозяйство семьи оставался существенным. Деньги приносил не обязательно мужчина, но именно он, как правило, был «главным кормильцем» семьи, а замужним женщинам обычно не удавалось находить работу вне дома. [28, c. 208]

Полное отделение места работы от дома обусловило новые экономические различия в положении мужчин и женщин. Для женщин это означало, что их роль в семье свелась к умению распорядиться семейным заработком, что было не легко, ели он был небольшим и нерегулярным. Появилось много жалоб на неравноправное положение женщин в рабочих семьях, тогда как раньше, в доиндустриальную эпоху, об этом не было слышно. Новая ситуация создавала дополнительные сложности в семейных отношениях. Женщины перестали непосредственно участвовать в создании семейного дохода. Женщине можно было платить меньше, потому что она не должна была содержать семью. Поскольку низкооплачиваемый женский труд составлял конкуренцию высокооплачиваемому мужскому труду, что вело к уменьшению зарплаты мужчин, то для мужчин лучшим выходом было, чтобы женщины не работали, оставаясь в экономической зависимости от них, а если уж работали бы, то только на самых низкооплачиваемых местах. Для женщин сохранение их экономической зависимости тоже казалось самым разумным выходом, поскольку возможность получить хорошо оплачиваемую работу была минимальной, так что приходилось соединять свою судьбу с мужчиной, который мог хорошо заработать. Таким образом, для женщин самым перспективным способом устроить свою жизнь было замужество; можно было заняться проституцией, что тоже давало высокие заработки, но стать проституткой во все времена было не легче, чем в наше время стать звездой Голливуда. Однако, выйти замуж — означало потерять практически всякую возможность самостоятельно зарабатывать деньги, потому что муж, дети и домашнее хозяйство привязывали женщину к дому; да к тому же существовало общее убеждение в том, что замужней женщине и не следует работать, поскольку ее и так обеспечивает муж. Тот факт, что женщина работает, мог повредить репутации семьи, так как это обозначало бы, что семья бедствует. Все обстоятельства были за то, чтобы замужние женщины не работали, оставаясь экономически зависимыми. Обычно женщины работали до замужества или когда оставались вдовами или одинокими. Выходя замуж, они, как правило бросали работу. В 1890-х годах в Германии только 12,8% замужних женщин имели работу; в Британии в 1911 году их было около 10%. [24, c. 61]

Все же взрослые мужчины нередко не могли заработать столько денег, чтобы хватало семье, и тогда труд женщин и детей был существенным средством пополнения семейного бюджета. К тому же капиталистическая экономика поощряла использование труда женщин, потому что женский и детский труд был самым дешевым; их было легче всего запугать, особенно молодых девушек, которые составляли большинство среди работавших. Так что женщин принимали на работу везде, где разрешал закон, позволяли условия труда и характер работы, и где не было препятствий со стороны родных и близких. Немало замужних женщин продолжало работать, вопреки результатам всех переписей, которые, как правило, занижали их число, потому что работодатели часто не хотели сообщать об их работе; либо их работа носила характер домашнего занятия и тоже не включалась в статистические сводки. Например, работа уборщиц, прачек, содержательниц пансионов и т. п.

В Британии в 1880—1890 гг. г. числилось «занятыми на работе» 34% женщин и девушек в возрасте свыше 10 лет (соответственно — 83% мужчин); количество женщин, занятых в промышленности, составляло от 18% (в Германии) до 31% (во Франции). Женская рабочая сила в начале того периода была в основном сконцентрирована в нескольких чисто женских отраслях промышленности, особенно в текстильной и швейной, а так же (в растущей степени) — в пищевой. Женщины, занимавшиеся индивидуальным трудом, работали в основном в секторе обслуживания. [11, c. 265]

Итак, подводя итог, можно сказать, что результатом индустриализации стало вытеснение женщин (особенно замужних) из официально призванной экономики. Интересно, что такая экономика считала заработки проституток частью национального дохода, но не признавала работой исполнение замужними женщинами своих семейных обязанностей, поскольку они не получали за это зарплату; так же и нанятые слуги считались «занятыми», а домашние хозяйки — «незанятыми».

Индустриализация привела к определённому увеличению роли мужчин, как вообще в труде, так и, особенно, в бизнесе, поскольку среди буржуазии существовало чрезвычайно сильное и широкое предубеждение против женского труда, тогда как в доиндустриальную эпоху женщины, управлявшие поместьем или предприятием, представляли собой обычный, хотя и не слишком частый пример. В ХIХ веке все больше распространялся взгляд на женщину, как на некую «ошибку природы»; только в подчиненных слоях общества, где всеобщая бедность и приниженность уравнивала всех между собой, существование женщин — продавцов и рыночных торговок, хозяек пансионов и трактиров, лавочниц и владелец ссудных касс считалось вполне естественным. [24, c. 79]

В экономике господствовали мужчины; в политике было то же самое. Как ни наступала демократизация, как ни расширялся после 1870 года круг людей, наделенных правом голоса, но женщины каждый раз оказывались обделенными. Так что политика оставалась по преимуществу мужским делом; мужчины говорили о политике в кафе и трактирах, выступали на митингах (где их слушали одни мужчины), а женщины посвящали себя той части жизни, которую называют «частной» или «личной» и для которой они были предназначены самой природой. Такая ситуация стала новым явлением в жизни общества. До этого, в прединдустриальную эпоху, женщины бедных классов не просто участвовали, но играли признанную роль в народной политике: от крестьянских мятежей в защиту старой «нравственной» экономике до революции и боев на баррикадах. Именно женщины Парижа в годы французской революции пошли маршем на Версаль, чтобы передать королю требования народа о введении контроля над ценами на хлеб. И вот теперь, в эпоху партий и всеобщих выборов, их отнесли в задние ряды, так что они могли сообщить о своем мнении только через мужей. [20, c. 143−146]

Понятно, что все эти явления затронули женщин среднего и рабочего классов, так как это были новые классы, лучше всего отражавшие дух и значение ХIХ века. Что же касается крестьянок, жен и дочерей ремесленников и лавочников, то они продолжали жить прежней жизнью, если только в их судьбу и в судьбу их мужей не вторгалась новая экономика. Разница между жизнью женщин, оказавшихся в новой экономической зависимости от мужчин, и положением женщин, живших по-старому, в подчинении у своих мужей, оказалась небольшой. В обоих случаях командовали мужчины, а женщины были людьми «второго сорта»: действительно, их даже нельзя было назвать «гражданами второго сорта», потому что они не имели никаких гражданских прав. В обоих случаях большинство женщин работало, хотя не все они получали зарплату. [38, c. 161]

Зато положение среднего и рабочего классов стало в эти десятилетия существенно меняться в связи с развитием экономики. Структурные изменения в экономике и появление новой техники изменили и сильно расширили область применения наемного женского труда. Самой очевидной переменой (помимо уменьшения числа домашних слуг) стало увеличение количества рабочих мест для женщин: продавщиц в магазинах, служащих в конторах и учреждениях и т. п. Так численность женщин — продавцов в Германии увеличилось с 32 000 в 1882 году (что составляло не менее 20% от общего количества продавцов) до 174 000 в 1907 году (т. е. 40% от общего количества). В Британии на службе у местной и государственной администрации состояло в 1801 году 7000 женщин, а в 1911 году — 76 000; количество женщин — служащих в торговых и деловых конторах и учреждениях выросло за те же годы с 6 000 до 146 000 человек. Рост начального образования вызвал увеличение количества учителей, и эта профессия (не требовавшая высокой квалификации) стала во многих странах (например, в США и постепенно в Британии) — сугубо женской. Во Франции в 1891 году количество женщин на этой работе впервые превысило количество мужчин; это была целая армия послушных государству работниц, которые так и назывались в шутку «черные гусары Республики». Мужчины не очень-то стремились на эту работу, так как среди учеников становилось все больше девочек, с которыми им не хотелось возиться: а женщины соглашались обучать и девочек, и мальчиков. Некоторые из новых рабочих мест удавалось занять девушкам — дочерям рабочих и даже крестьян. Но большей частью они доставались девушкам из среднего класса, в том числе из его нижних слоев (старых и новых), которых эта работа привлекала своей респектабельностью в глазах общества и возможностью зарабатывать немного денег «на карманные расходы» (заработки женщин были низкими). Вот что говорилось, например, в одной из статей того времени: «Девушки и юноши, работавшие на таможне, обычно приходили из хороших семей и получали денежную помощь от родителей. Возникло новое общественное явление: девушки-машинистки, конторские служащие и продавцы, работавшие, чтобы иметь немного денег на мелкие расходы». [9, c. 318]

Если оценивать движение за эмансипацию женщин с позиции нашего времени, то его возникновение кажется вполне оправданным, а его усиление в 1869-е года не вызывает особого удивления. Наряду с демократизацией политики, идеология либеральной буржуазии предусматривала расширение прав и улучшение положения женщин в направлении достижения их равноправия с мужчинами, хотя такая перспектива не очень привлекала их мужей. Преобразования, охватившие жизнь буржуазии после 1870-х годов, расширили социальные возможности женщин, особенно незамужних; появился целый слой материально независимых женщин, замужних и незамужних, что создало спрос для подходящие для них виды общественной деятельности. Бизнесмены, занятые делами, были не прочь переложить общественные обязанности на своих жен; появилось немало обеспеченных мужчин, не озабоченных необходимостью зарабатывать деньги, так что они могли заняться культурной деятельностью; это привело к определенному сглаживанию граней, разделявших мужчин и женщин. [20, c. 143]

Отнюдь не все семьи среднего класса (и практически ни одна из семей нижнего слоя среднего класса) имели достаточно средств, чтобы хорошо обеспечить своих неработающих дочерей, еще не вышедших замуж; поэтому эмансипация, хотя бы в какой-то степени, стала необходимой. Этим объяснялось согласие многих отцов семейств среднего класса давать образование своим дочерям (что обеспечивало им некоторую независимость), хотя они и не разрешали своим женам посещать женские клубы и вступать в профессиональные организации. Главы семейств либеральной буржуазии продолжали отрицательно относиться к идее равноправия женщин. [37, c. 332]

Подъем рабочих и социалистических движений, целью которых была эмансипация всех бесправных и обездоленных, вдохновила женщин на поиски свободы; поэтому, когда, например, в 1883 году было основано Фабианское (социалистическое) общество, то женщины составили 25% его членов. Развитие сферы услуг и увеличение числа рабочих мест в третьем секторе экономики открыло для женщин много рабочих вакансий; развитие производства потребительских товаров сделало их главной и желанной целью капиталистического рынка, предлагавшего эти товары. [40, c. 13]

Нет оснований предполагать, что положение женщин улучшилось в связи с усилением их роли в экономике, как непосредственных распорядительниц содержанием семейной «потребительской корзины», хотя рекламная индустрия, вступившая в эру своего рассвета, с полным реализмом оценила и использовали этот факт. С развитием экономики потребительский рынок стал массовым, охватив и бедные слои населения; ввиду этого женщины оказались в центре внимания рекламы, поскольку они распоряжались домашними покупками. Так, капиталистическое общество, точнее, его рекламная индустрия, повысили общий уровень внимания и уважения к женщинам. Это внимание укрепилось в связи с новым развитием системы общественного распределения; рекламы, выставки и объявления льстили женщинам и зазывали их в многочисленные магазины и универмаги, вытеснившие мелкие лавки и уличных разносчиков; предлагали приобретать товары даже по почте, с помощью каталогов. [41, c. 34]

Наибольшим вниманием пользовались дамы из общества, совершавшие дорогие покупки, тогда как небогатые и просто бедные покупали лишь то, что требовала семейная традиция или повседневная необходимость. Список вещей, применяемых в домашнем хозяйстве, расширился, однако предметы личной роскоши, вроде туалетных приборов и модной одежды, были доступны, в основном женщинам из среднего класса. В общем, женщины стали ценным объектом внимания потребительского рынка, но это не слишком повлияло на их общественное положение (особенно на положение женщин среднего класса, для которых все эти явления не были совершенно новыми). Разве что наиболее эффективные рекламные находки журналистов и дизайнеров наложили на женщин определенный внешний отпечаток, создав некоторые стереотипы поведения. Все же расширение рынка женских товаров создало много новых рабочих мест для женщин, имевших специальность; и многие их них стали поддерживать феминизм. [34, c. 13]

Как бы трудно не проходил процесс эмансипации, но определенные и достаточно заметные изменения положения и устремлений женщин все же имели место в тот период.

Первая и самая очевидная перемена состояла в расширении возможностей получения среднего образования для девочек. Так во Франции за весь период почти не изменилось количество лицеев для мальчиков, оставаясь на уровне 330−340 учебных заведений; тогда как количество лицеев для девочек увеличилось с 138 в 1913 году (в 1880 г. не было ни одного); причем количество учащихся-девочек достигло в 1913 г. 33 000 человек, что составляло 30% от количества учащихся-мальчиков. В Британии, где до 1902 г. Не было государственной системы среднего образования, количество школ для мальчиков увеличилось с 292 (в 1904—1905 гг. г.) до 397 (в 1913—1914 гг. г.); а количество школ для девочек — с 99 до 349. При этом количество школ совместного обучения, являвшихся менее престижными, увеличилось со 184 до 281. к 1907−1908 г. г. в Йоркшире (Британия) количество девочек — учащихся средних школ было примерно равно количеству мальчиков. Но интересно, что к 1013−1914 г. г. количество девочек, продолжавших учебу в средней школе после 16 лет, намного превосходило количество мальчиков, продолжавших учебу. [9, c. 318]

Стремление к созданию системы среднего образования для девочек наблюдалось не во всех странах. Например, в Швеции этот процесс протекал медленнее, чем в других скандинавских странах; в Италии было всего7 500 девочек — учащихся средних школ, т. е. совсем немного. Напротив, в Германии к 1910 г. в средних школах училось 250 000 (намного больше, чем в Австрии). В Шотландии этот показатель рос намного медленнее, чем в Англии и в Уэльсе.

Что касается университетского образования для женщин, то оно было развито примерно одинаково во всех европейских странах, за исключением царской России, показавшей выдающийся пример развития: с 2 000 девушек-студенток в 1905 г. до 9300 человек в 1911 г. В США в 1910 г. было 56 000 девушек-студенток (вдвое больше, чем в 1890 г.). Так что США намного обогнали Европу по этому показателю. В 1914 г. в германии, Франции и Италии насчитывалось по 4 500 — 5 000 студенток университетов, а в Австрии — 2 700. университетское образование для девушек было разрешено в России, США и Швейцарии с 1860-х годов, а в Австрии — только с 1897 г.; в Германии — с 1900—1908 годов (в Берлине). В Германии больше всего женщин училось на медицинских факультетах университетов; по другим специальностям к 1908 г. окончили университет только 103 женщины, впервые в истории этой страны женщина, окончившая университет, получила должность преподавателя в Коммерческой академии в Мангейме. Особенности развития образования в других странах пока что не изучены достаточно хорошо.

Беспрецедентным стал тот факт, что получение официального среднего образования женщинами среднего класса стало во многих странах обычным (кое-где даже общепринятым) делом; пусть даже оно отставало от мужского по объему и качеству. Однако в университетах обучалось еще очень немного женщин. [9, c. 318]

Допущение женщин к университетскому образованию потребовало коренной реформы женских учебных заведений. Постановлением 31 мая 1899 года время обучения в женских учебных заведениях было установлено в 9 лет; десятилетнее было оставлено как исключение. Но вопреки этому прогресс все настоятельнее требовал введение десятого класса в учебный план женских учебных заведений. По статистике 1901 года из 213 общественных женских учебных заведений было 90 с девятью и 54 с десятью восходящими классами; в октябре же 1907 года количество девятиклассных школ упало с 90 до 69, количество же десятиклассных, напротив, поднялось с 54 до 132 и даже среди частных женских учебных заведений в октябре 1907 года рядом с 110 девятиклассными было уже 138 десятиклассных. После реформы 18 августа 1908 года все женские учебные заведения должны были состоять из десяти классов. Было предложено устройство двух- или одногодичного лицея для «пополнения образования женщин в направлении разрешения будущей жизненной задачи женщины». А для подготовки молодых девушек привилегированного сословия к учебной профессии были запроектированы учебные заведения, объединенные одним руководством с женскими учебными заведениями. [51, c. 31]

Как бы то ни было, но остановить женское образование уже не удастся. Женщины-врачи в большем или меньшем числе практиковались во всех культурных странах земного шара и даже в странах, которые еще нельзя было назвать культурными. Покойная госпожа Ковалевская, известная женщина-ученый, с 1889 года до самой своей смерти в 1891 году была профессором математики в Стокгольме. Женщины — профессора в большом числе существовали в Соединенных Штатах, отдельные такие случаи имеются в Италии, в Швейцарии, в Англии, во Франции, где известная женщина-физик Мария Кюри, открыла вместе со своим мужем радиоактивные элементы: радий и полоний. После смерти своего мужа (в 1906 г.) она стала его преемницей в университете. Мы видим женщин, занимавших общественные и частные должности, в качестве врачей, дантистов, юристов, судей, химиков, физиков, геологов, ботаников, преподавателей высших учебных заведений и т. д., и делом самих женщин было доказать своею деятельностью, что они могут выполнять возложенные на них обязанности так же хорошо, как мужчины. Летом в 1899 году большинство избирателей в кантоне Цюриха высказалось путем народного голосования за то, чтобы женщины были допущены к адвокатуре. Это решение было принято 21 717 голосами против 20 046. [55, c. 29]

В Америке в 34 штатах женщины были допущены к адвокатуре. То же самое было во Франции, Голландии, Швеции, Дании, Финляндии и др.

Тем не менее, многие мужчины, особенно в ученых кругах, выступали против университетского образования женщин потому, что они боялись принижения науки, престиж которой должен будто пострадать, если женщины получат возможность посвятить себя научным занятиям. Они видели в научных занятиях особую привилегию, которая должна быть доступна лишь избранникам мужского пола. [59, c. 68]

С другой стороны, конкуренция женщин, которой так часто боялись заинтересованные мужчины, особенно во врачебной практике, нигде не проявилась с отрицательной стороны. Во-первых, женщины-врачи, по-видимому, получали пациенток, которые редко, в самых крайних случаях обращались за советом к врачу-мужчине, во-вторых, установлено, что значительная часть женщин, посвятивших себя изучению медицины, поскольку они позже вступили в брак, или вообще не начинали практики, или вскоре оставляли ее. Это показывает, что в буржуазном обществе домашние обязанности жены, в особенности, если имеются дети, так велики, что многим женщинам невозможно было одновременно служить двум господам. Женщина-врач должна были ежечасно и днем и ночью быть готова для выполнения обязанностей, вытекающих из ее профессии, а это возможно для немногих. [35, c. 40]

Англия наряду с Соединенными Штатами и Францией решилась использовать женщин на работу при фабричной инспекции, в чем потребность тем более велика, что число работниц, как было показано, с каждым годом увеличивалось и росло число предприятий, где работали исключительно или преимущественно женщины; их примеру последовали ряд немецких государств. Оказалось, что работница к представительнице своего пола питала больше доверия, и женскому инспекторскому персоналу удалось получить много сведений, которых не могли добиться из коллегии мужчины. [42, c. 23]

В Германии недоверие и враждебность против назначения женщин на общественные должности были особенно велики, так как военное сословие давало такую массу кандидатов на всевозможные государственные и общественные должности из отставных офицеров и отслужившихся унтер-офицеров, что для рабочей силы из других кругов почти не оставалось места. И если все же назначали женщин, то со значительно меньшим окладом, чем заранее ставили их в положение лиц менее ценных, чем служащие-мужчины; к тому же женщины выступают здесь как конкурентки, снижающие заработную плату и жалование. [42, c. 25]

Разносторонность женских способностей особенно проявилась на чикагской всемирной выставке 1893 года. Не только великолепное здание выставки для произведений женского искусства и женской промышленности было выстроено по планам и под руководством женщин-архитекторов, но и выставленные предметы, сделанные исключительно женщинами, вызывали нередко восторг: столько было в них вкуса и искусства. И в области изобретений женщины сделали тоже довольно много. Так одна специальная американская газета опубликовала список изобретений, сделанных женщинами: улучшенная прядильная машина, вращающийся ткацкий станок, производящий в три раза больше, чем обыкновенный; цепной элеватор; приспособление для пароходного винта; спасательный аппарат на случай пожара; аппарат для взвешивания шерсти — одна из самых чувствительных машин, когда-либо изобретенный, имеющая неоценимое значение для шерстяной промышленности; переносной резервуар для противопожарных целей; приспособление для применения керосина вместо дров и угля в качестве топлива для паровых машин; сигнал для уличных переездов на железных дорогах, система отопления вагонов без огня, масляная фланель для уменьшения трения; пишущая машина; сигнальная ракета для флота; телескоп для морской глубины; система уменьшения шума на воздушных дорогах; поглотитель дыма; машина для фальцовки бумажных мешков т. д. Особенно много предложений сделано женщинами для улучшения швейных машин: например, приспособления для шитья парусов и тяжелого полотна, аппарат для вдевания ниток во время движения машин, совершенствование машины для шитья кожи и т. д. Последнее изобретение сделано женщиной, которая много лет заведовала шорной мастерской в Нью-Йорке. Телескоп для морской глубины, изобретенный госпожой Матер и улучшенный ее дочерью, имеет огромное значение, так как он делает возможным осмотр килей больших судов без введения их в сухие доки. При помощи этой зрительной трубы можно с борта корабля рассматривать потонувшие суда, разыскивать препятствия, торпеды и т. д. [34, c. 15]

К машинам, которые вследствие своей необычайной сложности и гениальной конструкции обратили на себя большое внимание в Америке и Европе, следует причислить машину для изготовления бумажных мешков. Многие мужчины, в том числе и выдающиеся механики, безуспешно старались построить подобную машину. Это удалось женщине — мисс Мэджи Найт, которая затем сконструировала еще машину для фальцовки бумажных мешков, заменяющую труд 30 рабочих; она сама руководила установкой этой машины в Амгерсте, штат Массачусетс. [45, c. 169]

Второй признак изменения положения женщин (особенно молодых) состоял в том, что они получили большую социальную свободу, выражавшуюся в расширении их индивидуальных прав и в получении возможности более свободного общения с мужчинами. Это было особенно важно для девушек из «респектабельных» семейств, жизнь которых была ограничена жестокими правилами и условностями. Наконец-то девушкам разрешили ходить на танцы в общественные места, тогда как раньше можно было танцевать только дома или на балу; это говорило об ослаблении общественных условностей. Это способствовало свободе поведения не только в социальном, но и в буквальном смысле. Правда, женская мода не отразила влияний эмансипации и не претерпела слишком уж резких изменений. Женщины вышли из замкнутого мирка буржуазных квартир на открытый воздух; поэтому их одежды исчезли неудобные предметы, затруднявшие движения (такие как корсеты). Не случайно в пьесе Ибсена символом освобождения символом освобождения героини стало широко распахнутое окно, открывшее доступ в дом свежему воздуху.

Женщины (хотя и немногие) посещали клубы туризма и альпинизма, а велосипед стал поистине первой машиной, послужившей освобождению женщин. Немало свободы принес женщинам среднего класса новый обычай отдыхать летом на курорте, вдали от мужей. [44, c. 68]

Трудно сказать, насколько все эти явления способствовали сексуальному освобождению женщин среднего класса. Секс без брака был принят меньшинством девушек этого класса, имевших раскрепощенное сознание и искавших разные способы освобождения, например, путем политической деятельности. Наиболее распространенной формой внебрачного секса была для женщин среднего класса супружеская неверность. Указанная форма поведения была принята в аристократических и модных кругах, и вообще в крупных городах, где можно было легко поддерживать знакомство, используя для этого, например, отели. Приведенные оценки относятся исключительно к средним и высшим классам общества и не применимы для описания до- и послебрачного поведения женщин из крестьянства или городского рабочего класса, составлявших большинство всех женщин. [50, c. 156]

Третьим признаком изменения положения женщин было заметное увеличение внимания общества к женщинам как к социальной группе, имеющей особые личные интересы и цели. Первыми, кто почуял новые возможности, связанные с формированием чисто женского потребительского рынка, были, конечно, всякого рода бизнесмены; в ежедневных изданиях появились разделы и целые страницы, предназначенные для женщин нижнего слоя среднего класса, и стали выходить специальные периодические издания для женщин. Женщины представляли общественную ценность не только как покупатели, но и как создатели продукции, как творцы. Например, устроители крупной англо-французской выставки в 1908 году, построили первый олимпийский стадион и обеспечили рекламу товаров, но центральное место занял Дворец достижений женщин, содержавший историческую. экспозицию, посвященную выдающимся женщинам, умершим до 1900-х годов и происходивших из королевских и аристократических семейств и из простого народа. Там были представлены портретные зарисовки королевы Виктории в юности; рукопись романа «Джен Эйр», а так же шитье, вышивки, художественные и ремесленные поделки, книжные иллюстрации, фотографии и т. п. [39, c. 58]

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой