Жесткокрылые береговых урбоценозов водоема микрорайона "Волотова" города Гомеля

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования «Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины»

ЖЕСТКОКРЫЛЫЕ БЕРЕГОВЫХ УРБОЦЕНОЗОВ ВОДОЁМА МИКРОРАЙОНА «ВОЛОТОВА» ГОРОДА ГОМЕЛЯ

Гомель, 2012

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

ГЛАВА 2. МЕСТО И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

3.1 Видовой состав и обилие жесткокрылых исследованного сообщества

3.2 Зоогеографический анализ жесткокрылых исследованного сообщества

3.3 Экологические особенности жесткокрылых исследованного сообщества

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Беларусь богата крупными и мелкими водоемами естественного и искусственного происхождения. Берега их являются ареной жизни многих животных. Эти животные, как правило, не вступают в конкурентные отношения с человеком, который практически не использует фитомассу водных или околоводных растений из-за трудоемкости и нетехнологичности заготовки.

В то же время встречается значительная рекреационная нагрузка на берега водоемов, особенно тех, которые расположены в черте городов и других населенных пунктов.

Всех обитателей прибрежных зон можно условно разделить на виды, получающие пищу из экосистем водоемов, и виды, находящие пищу непосредственно в прибрежных экосистемах. Причем к последним, кроме типично околоводных видов, добавляется ряд лесных видов и убиквистов, находящих на берегах водоемов большую обеспеченность укрытиями и пищей в сравнении с обедняющимися лесными экосистемами.

Постоянное градостроительство, развитие промышленности и изменение человеком характерных особенностей биоценозов ведет к формированию других специфических экосистем. В связи с этим, появляются различные экологические ниши, изменяются видовое разнообразие, численность, распределение и динамика беспозвоночных животных, образуется иная структура сообществ, свойственная только для урбоценозов. Но, следует отметить, что основное общее «ядро» фаунистических комплексов сохраняется.

Город характеризуется значительной мозаичностью среды, что является особенностью урбанизированного ландшафта.

Беспозвоночные животные — самая многочисленная и в то же время наименее изученная группа живых организмов, имеющая огромное значение в природе. Разложение мертвого органического вещества, почвообразование, пища для позвоночных животных, паразитизм, регуляция продуктивности первого трофического уровня — далеко неполный перечень той огромной роли, которую выполняют беспозвоночные в поддержании стабильности и устойчивости функционирования экосистем. Поэтому изучению беспозвоночных животных, как важнейшего компонента экосистем, должно придаваться большое значение.

Жесткокрылые являются важными компонентами трофических и топических взаимодействий, многие из них имеют серьезное практическое значение, как вредители запасов или зеленых насаждений [6]. Почвенная мезофауна имеет большое индикационное значение, к примеру, она является показателем, прежде всего таких свойств почвы, как влажность [40], также по изменению состава сообщества можно судить об изменениях окружающей среды определенных территорий. Изучение жесткокрылых позволяют полнее раскрывать роль и значение этих беспозвоночных в трансформированной экосистеме.

Цель исследования - изучение видового состава и структурных особенностей сообщества жесткокрылых берега крупного слабопроточного городского водоема в условиях высокой рекреационной нагрузки.

Задачи исследования:

1. Выявление видового состава жесткокрылых, обитающих на берегу городского озера микрорайона Волотова.

2. Изучение показателей видовой структуры сообществ жесткокрылых исследованных сообществ.

3. Зоогеографический анализ сообщества жесткокрылых исследованного участка.

4. Анализ экологических особенностей сообщества жесткокрылых изученного прибрежного урбоценоза.

Объектом наших исследований являлись жесткокрылые, обитающие на поверхности почвы среди растительных остатков берега озера в пределах городского ландшафта.

Предметом исследований являлись: видовой состав и структура сообществ герпетобионтных жесткокрылых, а также их численность в условиях высокой рекреационной нагрузки в городских береговых экосистемах.

Практическая значимость работы заключается в том, что изучение герпетобионтных жесткокрылых прибрежных урбоценозов позволит выявить влияние степени антропогенной нагрузки на эти сообщества, а также выявить индикаторные виды.

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

Городская среда обитания является совершенно особой, эволюционно новой для жизни любых видов животных и далеко не все виды могут к ней приспособиться. Особенностью этой среды является ее строение из экотонов — переходных, промежуточных зон между типичными ландшафтами. Городская фауна самобытна в количественном и качественном отношении, и является существенным компонентом санитарной и эмоциональной среды человека [23, 45]. Для достижения гармонии в отношениях горожанина с его «зоологическим окружением» необходима повседневная конкретная исследовательская работа ученых каждого города, научно обоснованная система биотехнических мероприятий [23].

Изучение экологии животных в городах начато не так давно — около 40 лет назад, и с тех пор интерес экологов к «жизненному пространству города» непрерывно растет. В середине восьмидесятых годов были предприняты попытки рассматривать городскую среду как отдельную экосистему [27].

Информация по городским экосистемам остается сравнительно фрагментарной, хотя по многим городам Центральной Европы имеется обширная литература. Для дальнейшего изучения городской фауны необходимо расширение фактических знаний.

Изучение жесткокрылых — обитателей городской среды, которые не являются непосредственными вредителями запасов сельского хозяйства, в Беларуси началось сравнительно недавно. Наибольший объем исследований городской фауны жесткокрылых в Беларуси приходится на середину девяностых годов. Так, в результате анализа полученных данных были получены результаты исследований нескольких групп жесткокрылых, преимущественно жужелиц, долгоносиков, стафилинид, обитавших в крупных городах страны — Минске, Витебске, Гомеле.

Город Минск среди остальных городов Беларуси в этом плане изучен наиболее хорошо. Можно отметить работы по стафилинидам М. Г. Дмитренок, которая выявила четыре новых вида стафилинид, ранее в литературе для региона не указанных: Acidota cruentata, Atemeles pubicollis, Quedius longicornis и Oxypoda spectabilis [15, 16]. В работе Л. С. Чумакова для плодового сада города Минска были указаны 20 семейств жесткокрылых, характерные для этого урбоценоза [2]. В исследовании О. Р. Александровича [1], посвященной жужелицам города Минска и изменениям, связанным с продвижением от окраин города к его центру для фауны города были отмечены дополнительные 13 видов представителей этого семейства. В целом ряде публикаций Н. Г. Галиновского были рассмотрены видовой состав и экологические особенности герпетобионтных жесткокрылых, населяющих открытые участки и парковые зоны г. Минска [6−8].

В Витебске исследования подобного плана связаны с И. А. Солодовниковым, работы которого по видовому составу и характеристике сообществ жужелиц, обитающих в урбоценозах различного типа этого областного центра, внесли существенный вклад в познание особенностей обитания жесткокрылых в условиях трансформированных местообитаний [37, 38].

В Гомеле и городах Гомельской области исследования подобного рода преимущественно связаны с именем Л. П. Молодовой [31−34]. Результаты исследований показали, что фауна жуков герпетобионтов в значительной степени унифицирована и их видовое разнообразие и численность существенно не зависит от площади местообитания изучаемой экологической группы жуков, чем от таких антропогенных воздействий, как нарушение почвенного покрова, его уплотнённость, вредные вещества на его поверхности, загазованность воздуха, пыль, т. е. зависит от вида биоценоза.

Однако, все подобные исследования в большей мере затрагивают фауну и экологию жесткокрылых, обитающих в урбоценозах значительно удаленных от водных объектов. Исследования прибрежной фауны в целом достаточно скудны, так как указывалось выше, прибрежные биоценозы, а в особенности, урбоценозы не имеют широко выраженной практической направленности. В достаточной мере проводились исследования, которые были посвящены мезофауне польдеров и поймы рек Беларуси [3−5, 17, 25, 26, 35, 36]. Работы, результаты которых характеризовали бы особенности обитания жесткокрылых непосредственно около воды на берегах водоемов практически единичны [24, 28, 29, 30, 43]. Следует, в то же время отметить, что данный пробел в последнее время активно заполняется исследованиями именно в г. Гомеле [9−12].

Таким образом, можно сказать, что сообщества жесткокрылых прибрежных урбоцеонозов городской фауны еще довольно слабо изучены и любые данные по данной проблеме внесут значительный вклад в решение вопросов рационального использования природной среды селитебных территорий в Беларуси.

ГЛАВА 2. МЕСТО И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Исследования проводились с июня по сентябрь 2012 года на участке, который находился на береге озера Волотовское в пределах города Гомель и имел высокую степень рекреационной нагрузки (рисунок 1).

А

/

Б

/

Б

Рисунок 1 — Стационар: А — панорама оз. Волотовское; Б — расположение места сбора (обозначено крупным кружком)

Сборы проводились при помощи почвенных ловушек. В качестве почвенных ловушек использовались полистироловые стаканчики, объемом 0,25 л, на одну треть заполненные фиксатором — 9% раствором уксусной кислоты. Уксус использовался как наиболее доступный из фиксаторов. Его использование дает практически идентичные результаты в сравнении с использованием формалина или этиленгликоля [47]. Ловушки выставлялись из расчета 10 почвенных ловушек на один стационар в течение 14 дней.

Идентификация видов жужелиц проводилась с использованием общепринятых определительных таблиц.

Показатели б-р азнообразия в сообществах были рассчитаны с использованием программного пакета «BioDiversityPro» (www. nhm. ac. uk /zoology/bdpro). Расчет индекса разнообразия Шеннона проводился с использованием натурального основания логарифма [13]. Доминирование в сообществе определялось по шкале Ренконена [46], согласно которой виды, доля которых составляет более 5% от общего числа особей, считаются доминантными; 2−5% - субдоминантными; 1−2% - рецедентными; менее 1% - субрецедентными.

Жизненные формы жужелиц определялись согласно И. Х. Шаровой [44]. Типы ареалов выделены по Городкову [14].

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1 Видовой состав и обилие жесткокрылых исследованного сообщества

жесткокрылый водоем зоогеографический

В результате проведенных исследований в период с июня по сентябрь 2012 года было выявлено 33 вида жесткокрылых насекомых относящихся к 6 семействам: жужелицы, листоеды, долгоносики, плавунчики, рогачи и пластинчатоусые жуки. При рассмотрении видового богатства семейств (таблица 1), следует отметить жужелиц к которым относились 19 видов из 33. Оно является самым многочисленным семейством обнаруженным нами и является основообразующим для сообществ жесткокрылых на исследуемых участках, так как самая большая половина видового спектра насекомых приходится именно на это семейство. Пластинчатоусые жуки были представлены 5 видами, несколько менее было обнаружено представителей долгоносиков — всего 4 вида. Видовое богатство остальных обнаруженных семейств было невелико и колебалось в пределах 1−3 видов. Однако, если жужелицы наряду с высоким видовым богатством отличались также и значительным относительным обилием обнаруженных особей (89,27%), то по этому показателю пластинчатоусые жуки уступали долгоносикам (2,96% и 4,07% соответственно).

Таблица 1 — Видовой состав и относительное обилие жесткокрылых, обнаруженных в результате исследований

Семейство и вид

Обилие, %

1

2

Carabidae Latreille, 1802

89,27

Amara aenea (De Geer, 1774)

0,74

Amara communis (Panzer, 1797)

1,11

Amara fulva (Degeer, 1774)

7,78

Asaphidion flavipes (Linnaeus, 1761)

0,74

Broscus cephalotes (Linnaeus, 1758)

9,63

Calathus erratus (Sahlberg, 1827)

28,53

Calathus melanocephalus (Linnaeus, 1758)

0,37

Curtonotus aulicus (Panzer, 1797)

1,85

Harpalus affinis (Schrank, 1781)

2,22

Harpalus anxius (Duftschmid, 1812)

1,11

Harpalus distinguendus (Duftschmid, 1812)

0,74

Harpalus flavescens (Piller et Mitterpacher, 1783)

7,41

Harpalus latus (Linnaeus, 1758)

10,74

Harpalus rubripes (Duftschmid, 1812)

0,37

Harpalus rufipes (De Geer, 1774)

5,93

Harpalus smaragdinus (Duftschmid, 1812)

1,11

Harpalus tardus (Panzer, 1797)

7,78

Poecilus versicolor (Sturm, 1824)

0,74

Pterostichus niger (Schaller, 1783)

0,37

Chrysomelidae Latreille, 1802

2,22

Chrysomela populi Linnaeus, 1758

0,37

Chrysomela saliceti Weise, 1884

0,74

Oulema melanopus (Linnaeus, 1758)

1,11

Curculionidae Latreille, 1802

4,07

Barypeithes pellucidus (Boheman, 1843)

1,11

Otiorhynchus ovatus (Linnaeus, 1758)

1,11

Otiorhynchus raucus (Fabricius, 1777)

1,48

Tanymecus palliatus (Fabricius, 1787)

0,37

Haliplidae Brulle, 1835

0,37

Haliplus ruficollis (Degeer, 1774)

0,37

Lucanidae Latreille, 1806

1,11

Dorcus parallelipipedus (Linnaeus, 1758)

1,11

Scarabaeidae Latreille, 1802

2,96

Aphodius fimetarius (Linnaeus, 1758)

0,37

Cetonia aurata (Linnaeus, 1761)

0,37

Geotrupes stercorarius (Linnaeus, 1958)

1,48

Hoplia parvula Krynickii, 1832

0,37

Oxythyrea funesta (Poda, 1761)

0,37

Всего экземпляров

270

Всего видов

33

Информационное разнообразие, H'

2,6

Концентрация доминирования, C

0,12

Выравненность по Пиелу, e

0,74

Степень доминирования видов в семействах была неравнозначной и значительно варьировала. В то же время следует отметить, что доминанты были отмечены нами лишь среди представителей жужелиц (7 видов). Это были такие виды, как Amara fulva, относительное обилие которого составило 7,78%, Broscus cephalotes (относительное обилие — 9,63%), Calathus erratus (относительное обилие -28,53%), Harpalus flavescens (относительное обилие — 7,41%), H. latus (относительное обилие — 10,74%), H. rufipes (относительное обилие — 5,93%) и H. tardus (относительное обилие -7,78%).

Данный участок характеризовался достаточно высоким информационным разнообразием (индекс Шеннона составил 2,6). Низкие показатели концентрации доминирования (0,12) совместно с достаточно значительной выравненностью (0,74) может говорить о недостаточно сформированном сообществе, которое на данный момент находится на стадии становления.

3.2 Зоогеографический анализ жесткокрылых исследованного сообщества

При анализе сообщества жесткокрылых исследованной территории вблизи берега озера Волотовского нами было выделено 15 зоогеографических элементов, объединенных в 5 типов (таблица 2):

1. Циркумареалы (субголарктический);

2. Трансареалы (транспалеарктический полизональный, трансевразийский суббореальный, трансевразийский температный, транспалеарктический неморальный);

3. Евро-сибирские (евро-байкальский, евро-казахстанский, евро-сибиро-среднеазиатский, евро-сибиро-центральноазиатский, евро-обский);

4. Западнопалеарктические (собственно западнопалеарктический, западно-центрально-палеарктический);

5. Европейские (западноевропейско-кавказский, собственно европейский, еврокавказский).

Таблица 2 — Зоогеографическое распространение жесткокрылых, обитавших вблизи берега озера Волотовского

Зоогеографические элементы

Число видов

Обилие, %

Циркумареалы

1

0,74

Субголарктический

1

0,74

Трансареалы

12

19,63

Трансевразиатский температный

1

1,11

Трансевразийский суббореальный

5

15,19

Транспалеарктический неморальный

1

1,11

Транспалеарктический полизональный

5

2,22

Евро-сибирские

13

60,74

Евробайкальский

3

30,37

Евро-казахстанский

3

2,22

Евро-обский

2

9,63

Евро-сибиро-среднеазиатский

2

2,59

Евро-сибиро-центральноазиатский

3

15,93

Западнопалеарктические

3

2,22

Собственно западнопалеарктический

2

1,85

Западно-центрально-палеарктический

1

0,37

Европейские

4

16,67

Еврокавказский

2

8,15

Собственно европейский

1

7,41

Западноевропейско-кавказский

1

1,11

Наибольшим разнообразием зоогеографических элементов были представлены жуки, которые занимали евро-сибирскую область распространения — 5 типов ареалов. Их общее обилие составило 60,74%. Из них можно выделить евробайкальские и евро-сибиро-центральноазиатские виды, которые имели наибольшие значения относительного обилия (30,37 и 15,93% соответственно). Оставшиеся элементы имели незначительные показатели обилия.

Циркумареальный тип распространения был представлен всего лишь субголарктическим видов с крайне низким обилием — 0,74%.

Трансареалы были представлены 4 группами и уверенно занимали вторую позицию после евро-сибирских видов — 12 видов с относительным обилием особей в 19,63% от всех собранных жуков. Среди них наиболее широко были представлены трансевразийские суббореальные виды (15,19%) — типичные представители зоны смешанных лесов Евразии.

Западнопалеарктические виды были представлены в изучаемом сообществе незначительно, представлен лишь 2 областями распространения, среди которых преобладали лишь собственно западнопалеарктические виды (таблица 2).

Европейские виды хоть по числу видов и уступали евро-сибирским в 3 раза по численности и по обилию лишь незначительно меньше были представлены в сравнении с трансареалами.

Таким образом, можно сказать, что в исследованном сообществе преобладали виды с достаточно широкой областью распространения, более экологически пластичные.

3.3 Экологические особенности жесткокрылых исследованного сообщества

В результате проведенных исследований сообществ жесткокрылых береговых урбоценозов водоема микрорайона «Волотова» города Гомеля были выявлены представители 5 экологических групп жуков по отношению к влажности: гидробионт, ксерофильный, мезогигрофильный, мезоксерофильный, мезофильный (рисунок 2). По характеру питания жесткокрылые делятся на основные группы -- фитофагов, сапрофагов (потребители растительных остатков, копрофаги, некрофаги) и хищников; в каждой группе встречается узкая пищевая специализация (моно- и олигофагия). Подавляющее большинство Curculionoidea — фитофаги или ксило-мицетофаги, питающиеся низшими грибами в древесине и лесной подстилке. Число видов с иной пищевой специализацией относительно невелико, но разнообразие ее типов значительно. Приспособление к постоянному питанию каким-либо из этих видов органики породило среди насекомых различные пищевые режимы, или пищевую специализацию I порядка. Так, очень многие виды являются растительноядными, или фитофагами, другие составляют группу хищников и паразитов, а остальные представлены всякого рода потребителями мертвой органики: сапрофаги питаются гниющими веществами, некрофаги -- трупами животных, копрофаги -- помётом, детритофаги -- растительными остатками на поверхности почвы. При использовании каких-либо отдельных тканей, органов или частей животного возникают дальнейшие подразделения рассмотренных специализаций: среди фитофагов появляются потребители листьев -- филлофаги, плодов -- карпофаги, древесины -- ксилофаги, корней -- ризофаги, а также галлообразователи; среди хищников и паразитов могут быть кровососы, эктопаразиты, эндопаразиты.

Иной формой является пищевая специализация II порядка -- появление избирательности уже внутри вышеназванных основных источников пищи. Так, среди фитофагов, хищников и паразитов есть одноядные монофаги, ограниченно-ядные олигофаги и многоядные полифаги. Хищники и паразиты других насекомых нередко обозначаются термином энтомофаги.

Скарабеиды обитают в большинстве наземных биотопов: в кронах деревьев, в травостое, в почве, в гнездах птиц, в норах млекопитающих, в термитниках и муравейниках. По типу питания среди них есть фитофаги, копрофаги, сапрофаги, мицетофаги, кератофаги; есть даже эктопаразиты. Наиболее многообразно пластинчатоусые представлены в тропиках, менее богато — в умеренных широтах, но имеются и в Арктике, где обитают в норах млекопитающих. Среди пластинчатоусых фитофагов много серьезных вредителей сельскохозяйственных и лесных культур. С другой стороны, копрофаги, утилизируя навоз крупного рогатого скота и диких копытных, повышают плодородие почвы и одновременно выступают конкурентами синантропных двукрылых.

Класс Зоофаги — хищные жужелицы, они составляют абсолютное большинство видов семейства Carabidae. У них, как правило, длинные острые челюсти (мандибулы) и развиты поведенческие адаптации к добыванию животной пищи. Эти они отличаются от Миксофитофагов с короткими челюстями, питающимися растительной и, частично, животной пищей.

Копрофаги — представляют собой жесткокрылых питающихся экскрементами. Основной особенностью биологии Scarabaeinae, определившей их становление как подсемейства пластинчатоусых, является копрофагия, то есть питание экскрементами животных. Многочисленные адаптации имаго к копрофагии отражены в строении ротового аппарата, кишечника, головы, ног, покровов тела и др.

Палинофаги — это жесткокрылые питающиеся пыльцой растений, при этом способствуют перекрестному опылению растений.

Фитофаги — питание жесткокрылых различной растительностью.

А Б

Рисунок 2 — Пищевая специализация жесткокрылых, обнаруженных во время исследований: А — видовое богатство; Б — относительное обилие

Таблица 3 -Пищевая специализация жесткокрылых, обитавших вблизи берега озера Волотовского

пищ-специализация

виды

особи

зоофаги

5

107

копрофаги

2

5

миксофитофаги

15

135

палинофаги

2

2

фитофаги

9

21

33

270

По видовому богатству преобладали миксофитофаги (Amara aenea, Amara communis, Amara fulva) и фитофаги (Chrysomela populi, Barypeithes pellucidus, Otiorhynchus ovatus), число видов которых составило 15 и 9 соответственно.

Видовое богатство остальных групп пищевой специализации (зоофаги, копрофаги, фитофаги) довольно сильно уступает мезоксофитофагам. При анализе численности этих экологических групп, нами также было выявлено значительное преобладание миксофитофагов (половина от всех собранных экземпляров жуков), но преобладавшие по видовому богатству фитофаги по численности практически в 5 раз уступали зоофагам. Численность палинофагов и копрофагов была крайне незначительной.

Как итог проведенного изучения сообщества жесткокрылых берега озера Волотовское нами были выявлены 5 экологических групп жуков по отношению к влажности: гидробионты, ксерофилы, мезогигрофилы, мезоксерофилы и мезофилы (рисунок 3).

По видовому богатству преобладали мезофильные (Bembidion lampros, Calathus fuscipes и др.) и мезоксерофильные виды (Harpalus affinis, H. rubripes и др.) — 15 и 10 соответственно.

Необходимо отметить довольно высокое видовое богатство ксерофильных видов, которые только в три раза уступали мезофильным. Видовое же богатство остальных групп жуков по отношению к влажности местообитаний (мезогигрофилов и гидробионтов) незначительно и уступает вместе взятые даже ксерофилам практически в два раза (рисунок 3).

А Б

Рисунок 3 — Спектр гигропреферендумов жесткокрылых, обнаруженных во время исследований: А — видовое богатство; Б — относительное обилие

Таблица 4 — Гигропреферендум жесткокрылых, обитавших вблизи берега озера Волотовского

Гигропреферендум

виды

особи

гидробионт

1

1

ксерофильный

5

36

мезогигрофильный

2

5

мезоксерофильный

10

157

мезофильный

15

71

33

270

При оценке численности этих экологических групп было выявлено, что преобладая по видовому богатству, мезофилы в два раза уступали по рассматриваемому показателю мезоксерофилам. Ксерофильные виды также, как и в видовом отношении сохранили третью позицию среди всего спектра гигропреферендумов жесткокрылых рассматриваемого сообщества. В целом высокая доля жесткокрылых, предпочитающих сухие местообитания и встреченных нами на берегу водоема по всей видимости можно объяснить наличием вблизи большого песчаного участка с редкой растительностью, который образовался благодаря недалеко расположенной стройкой дома.

При рассмотрении спектра биоценозов, в которых предпочитают обитать собранные нами жесткокрылые были выявлены 5 биопреферендумов: береговые, водные, лесные, луговые и полевые виды (рисунок 4).

А Б

Рисунок 4 — Биопреферендумы жесткокрылых, обнаруженных во время исследований: А — видовое богатство; Б — относительное обилие

Таблица 5 -Биопреферендум жесткокрылых, обитавших вблизи берега озера Волотовского

Биопреферендум

виды

особи

береговой

2

22

водный

1

1

лесной

6

37

луговой

20

145

полевой

4

65

33

270

По видовому богатству и обилию существенно преобладали луговые виды (Harpalus rubripes, H. smaragdinus), что вполне объяснимо преобладанием травянистой растительности. Наряду с ними можно выделить полевых видов, которые хоть и несколько уступали по видовому богатству лесным, но существенно превышали их по численности (рисунок 4). Необходимо также отметит крайне низкое как видовое богатство, так и численность береговых видов. Это связано с тем, что участок берега находился на возвышенности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ВЫВОДЫ

В результате проведенных нами исследований по изучению жесткокрылых, обитавших на берегу озера Волотовское г. Гомеля можно сказать следующее:

1) На исследованном участке было обнаружено 33 вида жесткокрылых из 6 семейств среди которых как по видовому богатству, так и по относительному обилию преобладали жужелицы, долгоносики и пластинчатоусые жуки.

Данный участок характеризовался достаточно высоким информационным разнообразием (индекс Шеннона составил 2,6). Низкие показатели концентрации доминирования (0,12) совместно с достаточно значительной выравненностью (0,74) может говорить о недостаточно сформированном сообществе, которое на данный момент находится на стадии становления.

2) В исследованном сообществе преобладали виды с достаточно широкой областью распространения, более экологически пластичные (трансареалы и евро-сибирские).

3) Исследованное сообщество сложено преимущественно луго-полевыми и лесными мезоксерофильными и мезофильными видами, предпочитающими в качестве кормовых объектов как растения так и животных.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1 Александровіч, А. Р. Склад і насельніцтва жужалёў (Coleoptera, Carabidae) г. Мінска / А.Р. Александровіч // Весці БДПУ. — № 3, 1997. — с. 75−80.

2 Богданович, А. А. Беспозвоночные почвы и подстилки в плодовых садах Беларуси и проблемы сохранения их разнообразия / А. А. Богданович, Л. С. Чумаков // Проблемы изучения, сохранения и использования биологического разнообразия животного мира: Тез. доклад VII зоологич. конф., Минск, 27 — 29 сентября 1994. — 1994. С. 164−166.

3 Веремеев, В. Н. Формирование комплексов почвенной мезофауны польдера в пойме Днепра / В. Н. Веремеев // Биологические основы освоения, реконструкции и охраны животного мира Белоруссии: Тез. докладов 5 зоол. конф. Белорусской ССР. — Мн., 1983. — С. 68−69.

4 Веремеев, В. Н. Некоторые аспекты оптимизации экосистем берегов каналов мелиоративных систем Белорусского Полесья / В. Н. Веремеев // Животный мир Белорусского Полесья, охрана и рациональное использование: Тез. докладов 5 обл. итог. науч. науч. конф. — Ч. 1. — Гомель, 1988. — С. 18−19.

5 Веремеев, В. Н. Беспозвоночные, населяющие травяной покров польдера в районе поймы Днепра / В. Н. Веремеев, И. М. Шоломицкая // Животный мир Белорусского Полесья, охрана и рациональное использование: Тез. докладов 4 обл. итог. науч. науч. конф. — Ч. 1. — Гомель, 1985. — С. 39−40.

6 Галиновский, Н.Г. К изучению видового состава жужелиц (Coleoptera, Carabidae) г. Минска / Н. Г. Галиновский // Современные проблемы естествознания. — Мн., 2001. — с. 18−22.

7 Галиновский, Н. Г. Сравнительный анализ фаунистических особенностей жужелиц (Coleoptera, Carabidae) из урбоценозов с различной степенью антропогенной нагрузки / Н. Г. Галиновский, О. Р. Александрович // Актуальныя пытанні сучаснай навукі: Зборнік навуковых прац: У 2 ч. — Мн.: БДПУ. — Ч. 1., 2004. — С. 141−144.

8 Галиновский, Н. Г. Структура населения жесткокрылых-герпетобионтов (Insecta, Coleoptera) города Минска: автореф. дис. канд. биол. наук: 03. 00. 09 / Н. Г. Галиновский; БГПУ им. М. Танка — М., 2007. — 21 с.

9 Галиновский, Н.Г. К изучению фауны жужелиц (Coleoptera, Carabidae) береговых сообществ р. Сож в пределах г. Гомеля / Н. Г. Галиновский // Известия ГГУ. — № 5, Ч. 2. — Гомель, 2008. — С. 15−21.

10 Галиновский, Н. Г. Жужелицы (Coleoptera, Carabidae) береговых урбоценозов реки Сож (на примере г. Гомеля) / Н. Г. Галиновский // Экологический вестник. — № 1. — 2009. — С. 116−124.

11 Галиновский, Н.Г. К изучению жесткокрылых (Ectognatha, Coleoptera) прибрежных урбоценозов реки Сож / Н. Г. Галиновский // Вестник Мордовского университета. — № 1, Серия «Биологические науки» — Саранск, 2009. — С. 15−16.

12 Галиновский, Н. Г. Жесткокрылые (Ectognatha, Coleoptera) прибрежных урбоценозов р. Сож / Н. Г. Галиновский // Известия ГГУ. — № 3 — Гомель, 2010. — С. 166−172.

13 География и мониторинг биоразнообразия / Экоцентр МГУ; редкол.: Н. С. Касимов [и др.]. — Москва: Издательство Научного и научно-методического центра, 2002. — 253 с.

14 Городков, К. Б. Типы ареалов насекомых тундры и лесных зон европейской части СССР / К. Б. Городков // Ареалы насекомых европейской части СССР. — Л: ЗИН АН СССР, 1984, — С. 3−20.

15 Дмитренок, М. Г. Таксономическое разнообразие стафилинид (Coleoptera, Staphylinidae) трансформированных территорий города Минска / М. Г. Дмитриенок // Проблемы сохранения биологического разнообразия Беларуси: тез. докл. Междунар. науч. -практ. конф., Минск, октябрь, 1993 г. / НАН Беларуси. — Минск, 1993. — С. 205−207.

16 Дмитренок, М. Г. Особенности экологии стафилинид (Coleoptera, Staphylinidae) городской фауны / М. Г. Дмитриенок // Проблемы изучения, сохранения и использования биологического разнообразия животного мира: тез. докл. VII зоологической конф., Минск, 27−29 сентября 1994 г. / Ин-т зоологии А Н Беларуси, М-во природ. ресурсов и охраны окружающей среды Респ. Беларусь; редкол.: М. М. Пикулик (гл. ред.) [и др.]. — Минск, 1994. — С. 116−117.

17 Запольская, Т. И. Структура комплексов насекомых припочвенного яруса лугов поймы Припяти / Т. И. Запольская, Е. С. Шалапенок // Животный мир Белорусского Полесья, охрана и рациональное использование: Тез. докладов 5 обл. итог. науч. науч. конф. — Ч. 1. — Гомель, 1988. — С. 25−26.

18 Запольская, Т. И. Жужелицы как показатель степени трансформации городских местообитаний / Т. И. Запольская, Е. С. Шалапенок // Проблемы изучения, сохранения и использования биологического разнообразия животного мира: тез. докл. VII зоологической конф., Минск, 27−29 сентября 1994 г. / Ин-т зоологии А Н Беларуси, М-во природ. ресурсов и охраны окружающей среды Респ. Беларусь; редкол.: М. М. Пикулик (гл. ред.) [и др.]. — Минск, 1994. — С. 121−122.

19 Иванчик, Т. С. Влияние антропогенных факторов на видовой состав карабидофауны лесов Советской Буковины / Т. С. Иванчик, С. Г. Иванчик // Рациональное использование, охрана, воспроизводство биологических ресурсов и экологическое воспитание: тезисы республиканской конференции 27−29 сент. 1988 г. — Запорожье: Коммунар, 1988. — С. 216−217.

20 Касандрова, Л. И. Спектры жизненных форм жужелиц (Coleoptera, Carabidae) естественного и антропогенного ландшафтов / Л. И. Касандрова // Почвенная фауна и почвенное плодородие. Тр. 9-го международного коллоквиума по почвенной зоологии. — М.: Наука, 1987. — С. 347−349.

21 Каталог жесткокрылых (Coleoptera, Insecta) Беларуси / О. Р. Александрович [и др. ]; Фонд фундам. исслед. Респ. Беларусь. — Минск, 1996. — 103 с.

22 Киселев, И. Б. Динамика структуры населения жужелиц (Coleoptera, Carabidae) урбанизированных ландшафтов города Саранска в условиях Среднего Поволжья / И. Б. Киселев. — Автореферат дисс. к.б.н. — М., 1997. — 17с.

23 Клауснитцер Б. Экология городской фауны. — М.: Мир, 1990. — 280 с.

24 Кузнецова, Н.П. К фауне рода Stenus Latr. (Coleoptera, Staphylinidae) Белоруссии / Н. П. Кузнецова // Фауна и экология жесткокрылых Белоруссии. — Мн.: Навука и тэхнiка, 1991. — С. 168−173.

25 Кузнецова, Н. П. Динамика населения стафилинид болотных биогеоценозов Освейского биологического стационара / Н. П. Кузнецова // Проблемы изучения, сохранения, и испрользования биологического разнообразия животного мира: Тез. докладов 7 зоол. конф., Минск, 27−29 сентября 1994 г. — Мн., 1994. — С. 173−174.

26 Літвінава, А. М. Змяненне энтамафауны пераўвільгатнённых зямель басейна Ясельды ў сувязі з іх меліярацыяй / А.М. Літвінава [і інш.] // Весці АН БССР. Сер. біял. навук. — № 6. — 1986. — С. 93−98.

27 Мазинг, В. В. Экосистема города, её особенности и возможности оптимизации / В. В. Мазинг // Экологические проблемы городских систем. — Мн., 1984. — С. 181−191.

28 Максименков, М.В. Эколого-фаунистическая характеристика жужелиц (Coleoptera, Carabidae) прибрежной зоны реки Припяти / М. В. Максименков // Животный мир Белорусского Полесья, охрана и рациональное использование: Тез. докладов 5 обл. итог. науч. науч. конф. — Ч. 1. — Гомель, 1988. — С. 37.

29 Молодова, Л. П. Жужелицы различных биотопов в районе мелиоративного канала в низовьях Березины / Л. П. Молодова // Влияние хозяйственной деятельности человека на беспозвоночных. — М., 1980. — С. 65−73.

30 Молодова, Л. П. Почвенная мезофауна околоводной полосы осушительного канала в низовьях р. Березины / Л. П. Молодова // Проблемы почвенной зоологии: Тез. докл. 7 всесоюзн. совещания. — Киев, 1981. — С. 141−152.

31 Молодова, Л. П. Структура фауны жесткокрылых-герпетобионтов в биотопах Гомеля / Л. П. Молодова // Вестник БГУ. Сер. 2. — 1990. — С. 39−42.

32 Молодова, Л. П. Структура фауны жесткокрылых-герпетобионтов в различных биотопах г. Гомеля / Л. П. Молодова, Т. Р. Ряхова // Биоиндикация в городах и пригородных зонах: сб. научн. ст. Ин-т эволюц. Морфологии и экологии животных. — М., 1993. — С. 79−83.

33 Молодова, Л. П. Жужелицы лесопарковой зоны в гомельском центральном парке / Л. П. Молодова // Проблемы сохранения биологического разнообразия Беларуси: тез. докл. междунар. науч. -практич. конф., Минск, октябрь 1993 — 1994. — с. 136−138.

34 Молодова, Л.П. К фауне жужелиц города Гомеля / Л. П. Молодова, Е. А. Ковдерко // Проблемы фауны Полесья: сб. трудов уч. -науч. объедин. «Фауна Полесья» / УНПО «Фауна Полесья». Гомельский гос. ун-тет им. Ф. Скорины [и др. ]; редкол. Б. П. Савицкий (гл. ред.) [и др.]. — Гомель, 1997. — С. 98−101.

35 Надворный, В. Г. Мезогерпетобий пойменных угодий малых рек бассейна Днепра / В. Г. Надворный // Проблемы и методы биологической диагностики в индикации почв: Тез. докл. всесоюзн. совещания. — М.: МГУ, 1976. — С. 169−171.

36 Надворный, В.Г. К изучению стафилинид пойменных биотопов рек Выжевки и Припяти / В. Г. Надворный, А. А. Петренко // Животный мир Белорусского Полесья, охрана и рациональное использование: Тез. докладов 2 обл. итог. науч. науч. конф. — Гомель, 1981. — С. 15.

37 Солодовников, И. А. Роль микрорельефа береговых биоценозов на формирование сообществ жужелиц (Coleoptera, Carabidae) реки Витьба в черте города Витебска / И. А. Солодовников // Антропогенная динамика ландшафтов и проблемы сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия: матер. респ. научно-практ. конф., Минск, 26−28 декабря 2001 г. / БГПУ им. Максима Танка; редкол. М. Г. Ясовеев [и др.]. — Мн., 2002. — С. 188−189.

38 Солодовников, И. А. Влияние автострад на формирование сообществ жужелиц (Carabidae, Coleoptera) в г. Витебске // Молодежь и наука в ХХІ веке: сборник статей молодых ученых. / Витебский государственный университет. — Вып. 1. — Витебск, 2004. — С. 131−137.

39 Хотько, Э. И. Почвенная фауна Беларуси / Э. И. Хотько. — Мн.: Навука і тэхніка, 1993. — 252 с.

40 Хотько, Э. И. Почвенные беспозвоночные — индикаторы изменений условий при осушении болот Белорусского Полесья / Э. И. Хотько [и др.] // Животный мир Белорусского Полесья, охрана и рациональное использование: тез. докл. 2 итог. науч. конф. / БГУ. — Мн., 1981. — с. 18 -19.

41 Цинкевич, В. А. Определитель жесткокрылых семейств Byrrhidae и Linmichidae фауны Беларуси / В. А. Цинкевич, О. Р. Александрович // Вестник Бел. гос. ун-та. Сер. 2, Химия. Биология. География. — 1995. — № 2. — C. 32−36.

42 Чернышев, В. Б. Экология насекомых / В. Б. Чернышев. — М.: МГУ, 1996. — 400 с.

43 Чумаков, Л. С. Комплексы жужелиц в прибрежных экосистемах в пойме р. Березины / Л. С. Чумаков, М. В. Максименков. — Депонировано в ВИНИТИ 13. 05. 1991 № 1913-В91. — Мн.: ВИНИТИ, 1991. — 16 с.

44 Шарова, И. Х. Жизненные формы жужелиц (Coleoptera, Carabidae) / И. Х. Шарова — М.: Наука, 1981. — 360 с.

45 Экология города: Учебник. — Киев: Либра, 2000. — 464 с.

46 Renkonnen, O. Statistish-Okologische Untersuchungen uber die terrestrische Kaferwelt der finnischen Bruchmoore / O. Renkonnen // Ann. Zool. — Bot. Soc. Fennicae — 1938. — №. 6. — P. 1−231.

47 Thiele, H. -U. Carabid Beetles in Their Environments / H. -U. Thiele. — Berlin, Heidelberg, New York, 1977 — 316 s.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой