Значение вины в уголовном праве

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Понятие и значение вины в уголовном праве

1.1 Понятие вины в науке уголовного права

1.2 Формы и виды вины

2. Умышленная форма вины

2.1 Понятие умысла

2.2 Прямой умысел

2.3 Косвенный умысел

3. Неосторожные формы вины

3.1 Преступная неосторожность: ее формы и критерии

3.2 Преступная самонадеянность

4. Преступление с двумя формами вины

Заключение

Список использованных источников

Введение

Глубокое изучение субъективной стороны преступления является наиболее сложным моментом в постижении элементов состава преступления. Такое понятие теории уголовного права как формы вины занимают в ней одно из важнейших мест. Например, они имеют большое значение для квалификации преступления, позволяя оценить степень общественной опасности однородных преступлений (например, умышленное убийство и убийство по неосторожности). Также они разграничивают преступления, сходные по объекту, влияют на индивидуализацию наказания, в сочетании со степенью общественной опасности деяния служат критерием законодательной классификации преступлений (к особо тяжким, например, относятся только умышленные преступления). Форма вины влияет на назначение вида исправительного учреждения для отбытия наказания в виде лишения свободы, а также на условно-досрочное освобождение. Умышленная форма вины влияет на признание рецидива преступлений. Уголовно-правовая наука исходит из того, что человек несет полную ответственность за свои поступки только при условии, что он совершил их, обладая полной свободой воли.

Актуальность работы проявляется в том, что при наличии определенной национальной системы законодательства проблема правильного установления формы вины, и связанной с ней сущностью и объемом наказания, представляется очень значительной.

Объектом исследования являются общественные отношения по поводу установления психологического отношения лица к совершенному преступлению и его последствия.

Предметом исследования являются понятие, содержание, формы вины в уголовном праве Украины

Цель данной курсовой работы состоит в раскрытии понятия формы вины по уголовному законодательству, а также проблем её разграничения.

Задачи курсовой работы:

— рассмотреть понятие вины;

— определить формы вины;

— проанализировать содержание формы вины;

— определить особенности разграничения легкомыслия и неосторожности;

— выделить проблемы двойной формы вины.

В работе были применены следующие методы: системный, анализа и синтеза, индукции и дедукции, формально-юридический.

1. Понятие и значение вины в уголовном праве

1.1 Понятие вины в науке уголовного права

Вина в теории уголовного права должна пониматься не как родовое понятие для умысла и неосторожности, но как самостоятельная категория.

Обеспечение доказанности вины — один из основных принципов судопроизводства в Украине, закрепленный в Конституции. Нормы, которые регламентируют вину в Уголовном Кодексе Украины от 2001 года, базируются на Основном законе государства. Четкое законодательное закрепление принцип вины получил в ч.2 ст. 2 УКУ, согласно которой подлежит уголовной ответственности и подвергается уголовному наказанию за совершение преступления только такое лицо, вина которого доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговором суда. Данная правовая норма категорически запрещает объективное вменение, что означает — вина является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности и наказания, уголовной ответственности без вины быть не может, и за невиновное (случайное) причинение любого вреда при отсутствии вины лица применение ее не допускается. 1]

Согласно ныне действующему уголовному законодательству, вина — необходимый признак преступления, его психологическое содержание. П. А. Сорокин под преступлением понимал психическое явление, специфические психические процессы, переживаемые тем или иным индивидом. Учитывая это, данная особенность преступления описывается в нормативных актах с помощью признаков, характеризующих не только внешнюю, но и внутреннюю сторону противоправного поведения.

Юридическим энциклопедическим словарем дано такое определение понятию вины — психическое отношение лица к совершенному им преступлению, выражающееся в форме умысла или неосторожности. Вина лица всегда выражается в совершении определенных общественно опасных действий (или в бездействии). При этом объективные признаки преступления выступают в единстве с его субъективными признаками. Установить виновность лица в совершенном деянии означает указать на состав преступления. В этом смысле определение субъективной стороны преступления есть завершающий момент выделения состава преступления в действиях лица и, следовательно, в решении вопроса о виновности лица. Специфическая особенность субъективной стороны преступления состоит в том, что она не только предшествует исполнению преступления, формируясь в виде мотива, умысла, эмоционального состояния, но и сопровождает его от начала до конца преступных действий, представляя собой своеобразный самоконтроль за совершаемыми действиями. 2]

Законодательное закрепление принципа вины (виновной ответственности) имеет большое политическое, нравственное и юридическое значение.

Известно, что преступление как общественно — опасное деяние совершается при взаимной обусловленности объективных и субъективных признаков. К числу первых относятся объект и объективная сторона. К числу вторых — субъект и субъективная сторона. Общим для названных признаков является то, что они с разных сторон характеризуют одно и то же социальное явление — преступление. В отличие от объективной, субъективная сторона отражает внутренние процессы, происходящие в сознательной и волевой сферах лица, совершающего либо готовящегося совершить преступление. В реальной жизни обе стороны преступления существуют неразрывно, обуславливая само деяние, в одном месте, в одно время, совершаемые одним и тем же лицом. Однако при теоретическом анализе представляется возможным рассмотреть объективную и субъективную стороны преступного деяния раздельно, не забывая при этом об их внутреннем единстве.

Обязательным признаком любого преступления является вина. Без вины нет состава преступления и, следовательно, уголовной ответственности. Факультативные признаки — мотив и цель — становятся обязательными лишь в умышленных преступлениях, когда законодатель включает их в таком качестве в конструкцию данного состава. Например, в ряде статей особенной части УКУ мотив и цель указаны в качестве необходимых признаков состава преступления (ст. 187 и ст. 219 соответственно). В остальных случаях они могут влиять на квалификацию деяния либо учитываться при индивидуализации наказания как обстоятельство, смягчающее или отягчающее ответственность. [3, с. 39−40]

Четкое правовое понятие вины закреплено в статье 23 Уголовного Кодекса Украины: «Виной является психическое отношение лица к совершаемому действию или бездействию, предусмотренному настоящим Кодексом, и его последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности». Юридическим энциклопедическим словарем дано практически такое же определение понятию вины в уголовном праве.

Степень вины конкретного лица в совершении определенного преступления является непосредственным выражением меры искажения ценностных ориентаций виновного. Учитывая, что степень вины является количественным выражением отрицательного отношения лица к интересам личности и общества, а также показателем искажения ценностных ориентаций виновного, установление ее обуславливает различную меру порицания лица, меру его ответственности. Определение наличия и степени вины способствует объективному решению вопроса об ответственности и наказуемости виновного.

Согласно психологической теории вины, вина в уголовном праве рассматривается как психический акт, определенное психическое отношение. Формально-юридическим основанием содержания вины является ст. 23 У К Украины, где вина определяется как родовое понятие умысла или неосторожности. Законодательная характеристика умысла, безусловно, включает психологические компоненты. Однако при нормативном определении неосторожности они не так очевидны, а в таком ее виде, как преступная халатность- неоднозначные. Законодатель формулирует психическое содержание преступной халатности в виде отрицательной характеристики («не предусматривала возможности наступления общественно опасных последствий»). Дополнительные признаки халатности («должно было и могло их предвидеть») не включают психологических компонентов, поскольку указывают на обязательность и возможность предвидеть, а не на реальное предсказание. Обязанность указывает на наличие нормативных требований, предписания данному лицу предвидеть наступление общественно опасных последствий своих действий. Обязанность не имеет связи с психическим отношением за материальными и логическими основаниями. Возможность означает потенциальную, нереализованную поведение, тогда как уголовное право требует установления вины действительной, а не возможной. [4, с. 207−208]

На основании изложенного, можно утверждать, что значение категории вины в уголовном плане велико и многопланово. Вина является субъективным основанием уголовной ответственности. Вина, ее формы, мотив и цель дают возможность разграничить многие преступления, сходные по объективным признакам. Правильное установление формы и вида вины имеет большое значение для дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания.

1.2 Формы и виды вины

Вина как обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления неразрывно связана с его объективными признаками, ее содержание отображают объективные признаки преступления, характеризующие его объект, предмет и объективную сторону. Поэтому не существует абстрактной вины, оторванной от конкретного общественно опасного деяния. Именно это преступное посягательство и составляет предметное содержание вины, ее материальное наполнение.

Содержание вины — первый наиболее важный элемент в понятии вины. Однако само по себе содержание не дает полной характеристики вины. Для этого необходимо выделить и проанализировать другие ее элементы.

Среди них важное значение имеет социальная сущность вины, поскольку «вина» — категория социальная. Это свойство вины находит свое проявление в отрицательном или пренебрежительном отношении лица, совершившего общественно опасное деяние, к тем интересам, социальным благам, ценностям (общественным отношениям), охраняемым уголовным законом. Поэтому вина лица в совершении общественно опасного деяния оценивается отрицательно и осуждается правом. [5, с. 85−90]

Важное значение в понятии вины имеют и такие ее элементы, как форма и степень вины.

Формы вины — это указанные в уголовном законе сообщения определенных признаков сознания и воли лица, совершающего общественно опасное деяние. В сочетании таких признаков и выражается психическое отношение лица к деянию и его последствиям. Действующее уголовное законодательство выделяет две формы вины — умысел (ст. 24) и неосторожность (ст. 25). Это обобщенные законодателем понятия, которые лишь в общих чертах характеризуют отношение лица к деянию, совершаемому им, а также его последствиям. Умысел и неосторожность имеют свои виды. Умысел может быть прямым и косвенным, а неосторожность существует в виде преступной самонадеянности и преступной небрежности. За пределами этих конкретных видов вина отсутствует.

Степень вины — завершающий элемент понятия вины. Это оценочная, количественная категория. Она во многом определяет тяжесть совершенного деяния и опасности личности виновного. Степень вины имеет практическое значение, так как реализация уголовной ответственности и назначения конкретного наказания во многом зависят от того, с прямым или косвенным умыслом совершено преступление, какой вид умысла имел место — заранее обдуманный или внезапно возникший, какой вид неосторожности допустило лицо и в чем это проявилось. 6]

Итак, вина лица — это не только обязательный субъективный признак, но и важная социальная категория, содержание которой определяют как характер и тяжесть преступного деяния, так и само его наличие как такового. Известно, что сознание и воля лица в определенной степени определяются внешней средой, его объективными условиями его существования, однако эта зависимость не является фатальной. Она не определяет целиком асоциальное поведение личности. В этом главную роль играют его сознание и воля. При установлении вины и ее содержания в каждом случае следует исходить из ее объективного существования в реальной действительности. Поэтому вина подлежит доказыванию на предварительном следствии и в судебном разбирательстве на основании анализа всех собранных по делу доказательств. Она входит в содержание предмета доказывания по каждому делу. Суд познает вину так, как он устанавливает и познает другие факты и явления объективной действительности, которые существуют или происходят во внешнем мире вне сознания отдельного человека или сознанием судей. [7]

Установление вины, ее формы и вида является необходимым условием правильной квалификации преступления. Значение вины заключается и в том, что отечественное уголовное право исходит из принципа субъективного вменения в вину. Отсутствие вины лица в совершении конкретного общественно опасного деяния исключает субъективную сторону, а, следовательно, состав преступления и основание уголовной ответственности. Содержание вины, ее формы и виды существенно влияют и на определение меры наказания за содеянное. Законодатель называет две формы вины — умысел и неосторожность, которые, в свою очередь, делятся на виды.

2. Умышленная форма вины

2.1 Понятие умысла

Умысел — это наиболее распространенная в законе и на практике форма вины. В ст. 24 УКУ дается общее понятие умышленной формы вины, содержащееся в определении двух видов умысла: прямого и косвенного. Составим одно юридическое понятие умысла: преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего деяния (действия или бездействия), предвидело его общественно опасные последствия и желало (при косвенном умысле не желало, но сознательно допускало) их наступление (ст. 24 УКУ).

Умысел является наиболее опасной формой вины.

В зависимости от психологического содержания умышленная форма вины делится на два вида:

— прямой умысел;

— косвенный.

Прямой умысел (doius directus) имеет место, «если лицо осознавало общественно опасный характер своего деяния (действия или бездействия), предвидело его общественно опасные последствия и желало их наступления» (ст. 24 ч. 2 УК).

Косвенный умысел (doius indirectus) — «если лицо осознавало общественно опасный характер своего деяния (действия или бездействия), предвидело его общественно опасные последствия и хотя не желало, но сознательно допускало их наступление» (ст. 24 ч. УК). [ 8]

Характеризуя элемент воли при умышленной вине, закон (ст. 24 УК) различает желание общественно опасных последствий и сознательное их допущение. Это прежде всего означает, что при косвенном умысле виновный не желает наступления общественно опасных последствий. Этим прямой умысел отличается от косвенного. При характеристике косвенного умысла часто указывают на безразличное отношение виновного к общественно опасным последствиям своих деяний. В большинстве случаев это соответствует действительности: если виновный предвидит, что последствия могут наступить или неизбежно наступят, и ничего не предпринимает для их предотвращения, то можно говорить о его безразличном к ним отношении. Однако закон не считает безразличное отношение к общественно опасным последствиям своих деяний обязательным элементом косвенного умысла, и поэтому доказывать его наличие при констатации сознательного допущения таких последствий не требуется. [9]

При прямом умысле субъект сознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит его общественно опасные последствия и желает их наступления. Желание общественно-опасных последствий вызывается определенными мотивами и порождает определенные цели. Без мотива и цели нет умысла. Поскольку мотив и цель преступления в какой-либо мере связаны и с другими формами вины, они выделяются для отдельного рассмотрения.

Разграничение прямого и косвенного умыслов проводится по интеллектуальному и волевому критериям:

— интеллектуальный критерий прямого умысла заключается в предвидении неизбежности или реальной возможности наступления преступных последствий, а косвенного — в предвидении только реальной возможности их наступления;

— волевой момент прямого умысла выражается в желании наступления общественно опасных последствий, а косвенного умысла — в нежелании, но сознательном их допущении.

В зависимости от условий возникновения и формирования умысел подразделяется на:

— заранее продуманный;

— внезапный.

Пленум Верховного Суда Украины неоднократно обращал внимание судов на необходимость исследования всех обстоятельств дела, касающиеся направленности умысла, указывал на необходимость строгого соблюдения норм уголовного закона, которые определяют содержание умысла. Следует отметить, что действующее законодательство, к сожалению, связывает условия уголовной ответственности только с состоянием аффекта, тогда как другие виды умысла из круга тех, что выделяются в зависимости от условий возникновения и формирования нормативно не учтены. Несмотря на это, суды при назначении наказания обращают внимание на момент возникновения умысла и дифференцируют его по этому признаку. [10,с. 73−82]

Законодатель делит умысел только на прямой и косвенный. Но в уголовной практике принято классифицировать умысел по различным критериям на значительное количество видов. Например: заранее обдуманный и внезапно возникший, простой и возникший под влиянием аффекта, определенный и неопределенный, и другие.

2.2 Прямой умысел

Интеллектуальные признаки прямого умысла заключаются в осознании общественно опасного характера своего деяния (действия или бездействия) и предвидении его общественно опасных последствий. Хотя эти понятия и принадлежат к одной интеллектуальной сферы психической деятельности, но они отличаются по своему содержанию. Осознанность общественно опасного характера деяния включает в себя не только понимание фактической стороны того, что совершается, всех обстоятельств, характеризующих объективные признаки состава преступления, в том числе значимость объекта и предмета посягательства, характера действия, места, времени, способа его совершения и других обстоятельств, но и понимание социального значения деяния, его социальной вредности.

Предсказание означает, что в сознании определенного лица сложилось определенное представление о возможных или неминуемые последствия своего деяния. При этом предсказания здесь носит конкретный характер. Лицо имеет четкое представление о развитии причинной связи, то есть о том, что именно от ее конкретного деяния наступят или могут наступить конкретные общественно опасные последствия. 11, с. 15−20]

Волевой признак прямого умысла — это желание наступления предполагаемых последствий своего действия или бездействия. Чаще всего лицо стремится в этом случае достичь какой-либо цели, удовлетворить ту или иную потребность

Интеллектуальный критерий прямого умысла характеризуется двумя понятиями: сознанием и предвидением. Лицо, совершающее преступление с прямым умыслом, сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит неизбежность либо реальную возможность наступления общественно опасных последствий. Сознание общественной опасности деяния означает понимание его фактической сути и общественной значимости. Лицо сознает, где и какое именно преступление оно совершает, кому причиняет вред, каким способом, в какое время и при какой обстановке.

Под предвидением общественно опасных последствий следует понимать мысленное представление лица о том вреде, который причинит его деяние общественным отношениям, которые защищаются уголовным законом, т. е. это отражение в сознании лица, совершающего преступление, тех событий, которые произойдут в будущем. Предвидением преступника охватывается в общих чертах тот вред (ущерб), который наступит от совершенного им деяния.

Желание — это стремление, воля, мобилизованная на достижение конкретно поставленной цели, стремление достигнуть определенного результата. Оно может иметь различные психологические оттенки. Желаемыми следует считать не только те последствия, которые доставляют виновному внутреннее удовлетворение, чувство удовольствия, но и те, которые при внутренне отрицательном эмоциональном отношении к ним виновного представляются ему нужными или неизбежными на пути к удовлетворению потребности, ставшей побудительной причиной деяния, его мотивом. Как признак прямого умысла желание заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать для виновного в качестве либо конечной цели, либо промежуточного этапа, либо средства достижения цели, либо необходимого сопутствующего элемента деяния.

К разновидностям прямого умысла теория уголовного права относит определенный, неопределенный и альтернативный умысел. Определенный умысел характеризуется наличием у виновного желания достичь конкретного преступного результата, например, причинить тяжкое телесное повреждение, получить взятку, похитить чужое имущество.

Неопределенным является умысел, при котором виновный предусматривал общественно опасные последствия лишь в общих чертах, а не в индивидуально определенном виде. Так, при нанесении сильного удара лицо осознает, что наносит потерпевшему телесное повреждение, не зная, каким оно будет: тяжким, средней тяжести или легким. В этом случае такое лицо отвечает за телесное повреждение, которое фактически причинило. 13]

Альтернативный умысел имеет место тогда, когда лицо предвидит и желает наступления одного из нескольких возможных преступных последствий (например, смерти или тяжкого телесного повреждения). Виновное лицо в таком случае будет отвечать за то последствие, которое наступило фактически.

С учетом эмоциональной стороны совершенного преступления и условий формирования умысла в теории уголовного права различают заранее обдуманный, внезапный и аффектированный умысел. Заранее обдуманный умысел характеризуется тем, что:

1) он возникает у виновного за определенное время до начала совершения преступления;

2) заранее обдуманные наиболее важные действия и условия, которые будут иметь значение для успешного осуществления преступного намерения.

Внезапный умысел возникает непосредственно перед самым началом совершения преступления. Иначе говоря, виновный осуществляет преступное намерение в момент возникновения умысла.

Отдельным видом внезапного умысла является аффектированный умысел, то есть, возникает во время сильного душевного волнения (аффекта) внезапно, под влиянием тех или иных особых обстоятельств, чаще всего вследствие противозаконного насилия со стороны потерпевшего. Совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными или аморальными действиями потерпевшего, является обстоятельством, смягчающим наказание (п. 7 ч. 1 ст. 66 УК Украины), а в некоторых случаях является решающим признаком специального состава преступления (ст. 116 и 123 УК Украины). 14]

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.

2.3 Косвенный умысел

Косвенным является умысел, если лицо осознавало общественно опасный характер своего деяния (действия или бездействия), предвидело его общественно опасные последствия и хотя не желало, но сознательно их допускало. Осознанность при косвенном умысле аналогична осознанности в прямом умысле. И в этом случае сознание личности предполагает понимание всех фактических обстоятельств, характеризующих объективные признаки конкретного состава преступления, в том числе характера и значения объекта и предмета посягательства, характера действия и бездействия, а также места, времени, способа их совершения и др. Оно также содержит понимание общественной опасности, вредности деяния и его последствий. Осознание по косвенному умыслу имеет свою отличительную особенность. Как и в прямом умысле, оно носит конкретный характер. Лицо в этом случае четко осознает, что именно ее конкретное действие или бездействие может привести конкретное общественно опасное последствие, и тем самым предполагает в целом развитие причинной связи между деянием и возможным его последствием. Однако это последствие лицо предвидит лишь как возможный результат своего действия. Предсказание неизбежности наступления последствия по косвенному умыслу исключается. Воля лица в этом случае не направлена на достижение общественно опасного последствия. Именно в этом и заключается отличительная особенность предвидения последствий при косвенном умысле. Однако основная сущность косвенного умысла — в его волевом признаке. Особенность такого признака состоит в отсутствии желания наступления общественно опасного последствия. Несмотря на предсказания такого последствия, лицо не испытывает потребности в его достижении, оно не нужно ей ни как основном, ни как в промежуточном последствии. Здесь имеет место ситуация, при которой лицо, не направляя свою волю на достижение результата, все же сознательно допускает его наступление. Чаще всего такое сознательное допущение заключается в безразличном отношении к последствиям. Иначе говоря, лицо, не будучи заинтересованным в наступлении общественно опасного последствия своего деяния, все же допускает такую возможность. [15,с. 36−39]

Сознательное допущение наступления последствий при косвенном умысле (ч. 3 ст. 24 УК Украины) является таким процессом мышления, при котором субъект, не желая наступления общественно опасных последствий, в прочем соглашается с их наступлением. Безразличное отношение к последствиям, по общему правилу, фактически не отличается от сознательного их допущения и характеризуется отсутствием активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этих случаях субъект причиняет вред общественным отношениям, не задумываясь над последствиями совершенного деяния, хотя возможность их причинения представляется ему вполне реальной. Таким образом, формулировка «безразличное отношение к последствиям» охватывается формулировкой «сознательное их допущение».

3. Неосторожные формы вины

3.1 Преступная неосторожность: ее формы и критерии.

Неосторожность, как и умысел, — это основные формы вины в уголовном праве. Нельзя недооценивать опасность неосторожных преступлений. Как показывает практика, значительную часть материального ущерба нанесено неосторожными преступлениями, которые к тому же часто остаются безнаказанными. По смыслу ст. 25 У К Украины охватывает два вида неосторожной формы вины: преступную самоуверенность и преступную небрежность.

Согласно ч. 2 ст. 25 УК неосторожность является преступной самоуверенностью, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния (действия или бездействия), но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение. Согласно ч. 3 ст. 25 УК неосторожность является преступной небрежностью, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния (действия или бездействия), хотя должно было и могло их предвидеть.

Преступление считается совершенным по преступной самонадеянности, если лицо:

1) предусматривает лишь возможность общественно опасных последствий своего действия или бездействия;

2) рассчитывает на реальные силы (например, знания, опыт, умение, физические силы, силы природы) или конкретные обстоятельства (надежность технических средств, действие других сил и т. п.), которые позволят избежать наступления общественно опасных последствий;

3) ее расчеты были легкомысленными (неоправданными) и такие последствия наступили.

В этом случае виновный, с одной стороны, недостаточно оценил значение обстоятельств, которые могли вызвать общественно опасные последствия, а с другой — переоценил свои возможности или другие обстоятельства, которые могли бы отвлечь такие последствия. И в первом, и во втором случаях лицо действует опрометчиво и легкомысленно. [16]

Преступная самонадеянность, как и другие виды вины, характеризуется двумя признаками — интеллектуальной и волевой.

Интеллектуальный признак преступной самонадеянности отражена в законе указанием на отношение субъекта к общественно опасных последствий. В отличие от определения умысла, закон не содержит характеристики психического отношения лица к совершенному им деяния (действия, бездействия). В теории уголовного права по этому вопросу высказано разные мнения. Одни авторы считают, что лицо при преступной самонадеянности осознает общественно опасный характер своего деяния (действия или бездействия). Другие, наоборот, утверждают, что при самоуверенности субъект не имеет осознание общественной опасности совершенного деяния, интеллектуальный признак самоуверенности — это не позитивное осознание общественной опасности деяния, а обязанность и возможность такого осознания. Последняя мысль более обоснована. Лицо, действуя (не действуя) определенным образом и сознавая фактическую сторону своего деяния, не оценивает свое поведение как общественно опасное, поскольку нейтрализует опасность (в своем сознании) обстоятельствами, которые способны, по ее мнению, предотвратить возможность наступления общественно опасных последствий. Предсказание лицом возможности наступления общественно опасных последствий. Говоря об этой сфере интеллектуальной деятельности субъекта, на которую указано непосредственно в ст. 25 УК, следует отметить, что лицо, действуя самоуверенно, предусматривает как фактические признаки возможных последствий своего действия (бездействия), так и ее общественно опасный характер. Определенную сложность представляет вопрос о характере предвидения последствий. Многие юристов считает, что предсказания при самонадеянности имеет абстрактный характер. Другие говорят об абстрактном характере самого предвидения. Некоторые авторы считают, что при преступной самонадеянности имеет место предсказания абстрактной возможности наступления последствий. Последнее утверждение является более удачным. Действуя (не действуя) преступно самоуверенно, субъект предполагает, что действия, подобные совершенного им, вообще-то приводят к общественно опасных последствий, однако уверен, что совершено именно им действие (бездействие) не должна повлечь таких последствий. Поэтому, действуя в соответствующей конкретной обстановке, лицо не осознает и реального развития причинной связи между своим поведением и последствиями, хотя и могла бы это сделать с большего напряжения своих интеллектуальных возможностей.

Волевой признак преступной самонадеянности состоит в том, что лицо легкомысленно рассчитывает на предотвращение общественно опасных последствий. При преступной самонадеянности она рассчитывает на вполне реальные, определенные обстоятельства, которые по своим свойствам, связями обладают способностью предотвратить наступление последствий. Это ее собственные, личные качества (ловкость, умение, опытность, мастерство), действия других лиц, физические или химические законы, влияние обстановки, силы природы и т. д. Расчет же на вмешательство обстоятельств, которых в момент совершения деяния не было, а их проявление не является закономерным, исключает самоуверенность. [17]

Несмотря на уверенность субъекта в не наступлении последствий, расчет его оказывается неверным (легкомысленным), поскольку надежда на определенные обстоятельства (свойства, связи деяния) или часть таких была ошибочной и не смогла предотвратить общественно опасных последствий. Такую ошибку лица обусловлено тем, что оно переоценило возможность и значение обстоятельств, на которые рассчитывало.

При преступной самонадеянности отсутствует сознательное допущение вредных последствий, поскольку виновный надеется, хотя и легкомысленно, на определенные конкретные обстоятельства, которые способны их предотвратить. Этим преступная самонадеянность отличается от косвенного умысла, при котором лицо сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, а если и надеется, что они не наступят, то это неопределенная надежда, надежда на что-то неопределенное и неизвестное, а не на конкретные обстоятельства. 18]

Преступная небрежность выражается в непредвидении виновным общественно опасных последствий своего действия или бездействия. Это один из важных признаков, который позволяет отграничить небрежность от обоих видов умысла и от преступной самоуверенности. Другие признаки, присущие небрежности, — это обязанность и возможность лица предвидеть общественно опасные последствия своего деяния. При преступной небрежности в соответствии с ч. 3 ст. 25 У К Украины лицо: 1) не предусматривает возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия; 2) должно было предвидеть такие последствия; 3) могло их предвидеть.

В этом случае виновный не осознает общественной опасности своего поведения, поэтому не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий. [19,с. 91−94]

Однако в теории уголовного права высказана и другая точка зрения, а именно: содержание психического отношения субъекта при преступной небрежности состоит не в возможности осознавать общественно опасный и противоправный характер своих действий, а в настоящем осознании лицом общественной опасности и противоправности совершенного им действия или бездействия. При этом отсутствие предвидения общественно опасных последствий деяния отождествляется с интеллектуальной ошибкой. При преступной небрежности возможно не только отсутствие волевых усилий, направленных на причинение общественно опасных последствий, но и осознание возможности их наступления. Такое состояние можно охарактеризовать как определенное бездействие психики относительно общественно опасных последствий, поскольку возможность не является действительностью.

В философии принято различать абстрактную и реальную возможность. Абстрактная возможность — это отсутствие каких-либо условий, порождающих отдельные явления, но одновременно и отсутствие условий, препятствующих его возникновение. Такая возможность может быть сравнима с категорией случайности. Реальная возможность означает наличие ряда необходимых условий реализации, т. е. превращение в действительность данного явления. Исходя из этого, абстрактная возможность предвидения имеет место при случайном причинении вреда, когда человек в уголовно-правовом смысле не мог предвидеть наступление общественно опасных последствий, поскольку отсутствовали какие-либо условия для этого. Не было соответственно и психического отношения к ним (вины).

Таким образом, отсутствие предвидения — как психическое отношение — возможно только тогда, когда возможность предвидения реальная, то есть когда она основывается на определенных факторах, которые могут расцениваться как условия реализации предсказания. Итак, чтобы установить конкретное содержание психического отношения субъекта к общественно опасных последствий деяния при преступной небрежности, необходимо выяснить, какие психические явления и процессы представляют субъективную предпосылку (реальную возможность) предсказания, конкретно заполняет тот мнимый вакуум, образующийся, когда предсказания в значении, употребленном в ч. 2 ст. 25 У К Украины, отсутствует. Таким образом, в теории уголовного права можно выделить следующие основные варианты понимания психологического содержания преступной небрежности:

1) отсутствие психического отношения к общественно опасному последствию, которое предусмотрено как обязательный признак в соответствующем составе преступления;

2) определение психологической основы преступной небрежности через определенную вероятность наступления общественно опасных последствий;

3) отсутствие предвидения общественно опасных последствий является отношением с положительным содержанием, которое заключается в том, что в момент совершения преступного деяния у лица есть реальная возможность предусмотреть эти общественно опасные последствия;

4) в психическом отношении при преступной небрежности различаются два момента: положительный и отрицательный;

5) психическое отношение рассматривается как потенциальное, основанного на реальной, но нереализованной возможности предвидения. [20, с. 98−101]

Анализ статей Особенной части УК свидетельствует, что в них в большинстве случаев предусмотрена ответственность за неосторожные преступления в связи с наступлением общественно опасных последствий (например, статьи 119, 286, 367 УК). Эти нормы сконструированы по признакам материального состава преступления. Из приведенных определений преступной самонадеянности и преступной небрежности следует, что законодатель в ст. 25 УК как раз и сформулировал неосторожность через отношение лица к последствиям своего деяния, т. е. дал эти определения согласно материальных составов преступлений. Но отдельные статьи Особенной части УК предусматривают возможность ответственности за те же действия (бездействие), совершенные по неосторожности. Например, умышленно или неосторожно могут быть нарушены правила охраны рыбных запасов или диких водных животных при проведении взрывных работ (ст. 250 УК), правила международных полетов (ст. 334 УК). Эти нормы сконструированы по признакам формального состава преступления. При определении признаков такого состава необходимо устанавливать форму вины относительно самого деяния (действия, бездействия). [21, с. 54]

Таким образом, уголовная ответственность за преступную небрежность может наступить только тогда, когда будет установлено, что лицо при данных обстоятельствах не только должно было (объективный критерий), но и могло по своим личным качествам и свойствам (субъективный критерий) предвидеть наступление общественно опасных последствий деяния.

3.2 Преступная самонадеянность

Преступная самонадеянность — один из видов неосторожной формы вины, определение которого содержится в ч. 2 ст. 25 УК: «Неосторожность является преступной самоуверенностью, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния (действия или бездействия), но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение».

Преступная самонадеянность имеет место, если лицо, совершившее уголовно противоправное деяние, осознавало признаки совершаемого им действия или бездействия, имело возможность и было обязано сознавать их, предвидело возможность наступления последствий, но без достойных оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий, однако расчет этот был легкомысленным, в силу чего и наступили вредные последствия.

Волевая направленность деяний при самонадеянности характеризуется стремлением предотвратить возможные последствия. Предвидение лицом возможности наступления преступных последствий своего деяния составляет интеллектуальный момент преступной самонадеянности, а легкомысленный расчет на их предотвращение — ее волевой момент. Преступная самонадеянность имеет место лишь при наличии интеллектуального и волевого моментов.

При совершении преступления по легкомыслию лицо хотя бы в общих чертах должно предвидеть развитие причинной связи, иначе невозможно не только предвидение этих последствий, но и расчет на их предотвращение. Субъект предвидит, как могла бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства, на которые он рассчитывал и которые, по его мнению, должны прервать развитие причинной связи.

По интеллектуальному моменту преступная самонадеянность имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит в том, что при косвенном умысле виновный предвидит большую вероятность наступления преступных последствий, а при самонадеянности он предвидит наступление этих последствий в меньшей степени. При умысле субъект предвидит конкретные последствия, а при самонадеянности эти последствия предстают в общей форме. Однако при самонадеянности виновный предвидит реальную, а не абстрактную возможность наступления преступных последствий. [22]

Основное главное отличие самонадеянности от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т. е. одобрительно относится к ним, то при самонадеянности отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно.

По волевому моменту преступная самонадеянность и косвенный умысел также различаются между собой, так как у них разное волевое отношение к последствиям. При косвенном умысле лицо безразлично относится к наступлению общественно опасных последствий, а при преступной самонадеянности сознание и воля лица не безразличны к возможным последствиям совершаемого им деяния, а направлены на их предотвращение. При этом субъект рассчитывает на конкретные, реально существующие обстоятельства, способные противодействовать наступлению преступного результата, например, на свою силу, ловкость, умение, опыт, мастерство, на действия других лиц, а также на другие обстоятельства. Но расчет оказывается неосновательным, в результате чего преступного результата избежать не удается. [23]

Преступная самонадеянность, как форма вины, представляет опасность тем, что лицо сознательно нарушает правила предосторожности, хотя и не желает вредных последствий.

4. Преступления с двумя формами вины

В абсолютном большинстве случаев совершенное преступление характеризуется одной формой вины. Однако существуют ситуации, когда совершенное умышленное преступление вызывает последствия, которые не входили в объем умысла и характеризуются неосторожным отношением виновного к их наступлению. Это имеет место в тех случаях, когда возникает необходимость усилить ответственность за умышленные преступления, вызывающие вредные последствия, которым предоставляется квалифицирующее значение.

Необходимость ее теоретического обоснования и законодательного воплощения возникла в связи с тем, что в уголовном законодательстве существуют нормы, которые устанавливают повышенную ответственность за отдаленные последствия от умышленного общественно опасного действия (бездействия). Наступления этих последствий виновный не предвидел, хотя должен был и мог предвидеть либо предвидел абстрактно (нечетко, неясно), не желая их наступления, самонадеянно рассчитывая на их предотвращение. Иными словами, совершая умышленное преступление с материальным составом, лицо иногда приводит в движение какие-то силы, которые помимо его воли влекут наступление дополнительных более тяжких, не желаемых им последствий. Эти последствия, превращающие простой состав в квалифицированный, инкриминируются лицу лишь при установлении неосторожной вины по отношению к ним. В противном случае наказуемость за отдаленные последствия наступала бы на основе объективного вменения, что чуждо нашему уголовному праву. Две формы вины законодательно закреплены только в преступлениях с квалифицирующими или особо квалифицирующими обстоятельствами. Классическим примером может служить норма ст. 121 ч. 2 УК «Умышленное тяжкое телесное повреждение» — «2. Умышленное тяжкое телесное повреждение, совершенное способом, носящим характер особого мучения, или совершенное группой лиц, а также с целью запугивания потерпевшего или других лиц, или совершенное по заказу, или повлекшее смерть потерпевшего». Если причинение тяжкого телесного повреждения охватывается умыслом виновного, то наступление последствий в виде смерти потерпевшего не хотелось и не допускалось виновным, т. е. определяется как неосторожность. Такая конструкция характерна нормам ст. 271 ч. 2 «Нарушение требований законодательства об охране труда», ст. 272 ч. 2 «Нарушение правил безопасности при выполнении работ с повышенной опасностью», ст. 273 ч. 2 «Нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях или во взрывоопасных цехах», ст. 274 ч. 2 «Нарушение правил ядерной или радиационной безопасности», ст. 275 ч. 2 «Нарушение правил, касающихся безопасного использования промышленной продукции или безопасной эксплуатации зданий и сооружений» и других норм У К Украины. [24,с. 9−11]

Преступления с двумя формами вины фактически является симбиозом двух самостоятельных преступлений, например, для ст. 121 ч. 2 УК — умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, охватывается признаками нормы ч.1 этой статьи и преступления, предусмотренного ст. 119 ч. 1 УК — «Убийство по неосторожности». Такое сочетание существенно повышает степень общественной опасности преступления и фактически образует правовое явление, которое качественно отличается от тех, что предусмотрены отдельно каждой из указанных норм УК.

В большинстве преступлений, совершаемых с двумя формами вины, вред причиняется различным непосредственным объектам посягательства. Скажем, в приведенном примере, объектами преступления выступают, с одной стороны, здоровье, а с другой — жизнь человека, в преступлении, предусмотренном нормой ст. 271 ч. 2 УК — отношения в области охраны труда, с одной стороны, а с другой — жизнь, здоровье и другие охраняемые УК отношения, блага и интересы. Однако такая конструкция не является обязательной, и как второй объект преступного посягательства в преступлениях с двумя формами вины может выступать и идентичый непосредственный объект. Например, нормой ст. 134 ч. 2 УК «Незаконное производство аборта» как объект посягательства в любом случае выступает здоровье потерпевшей. В преступлениях с двумя формами вины первый (первичный) всегда совершается умышленно, а второй (вторичный) — неосторожно. Исходя из этого, можно сконструировать варианты соотношения видов форм умысла и неосторожности в таких составах преступлений. Согласно ст. 23 УК вина может быть выражена только в форме умысла или неосторожности. При этом одни преступления могут быть только умышленными (кража — ст. 185УК), вторые — только неосторожными (служебная небрежность — ст. 367УК), третьи — как умышленными, так и неосторожными (ст. 115, 119 УК). [25, с. 127−132]

Тем не менее, наука криминального права на основании анализа некоторых статей Особенной части УК разработала понятие смешанной формы вины (иногда ее называют сложной, или двойной, формой вины).

Смешанная форма вины представляет собой разное психическое отношение лица в форме умысла и неосторожности к разным объективным признакам одного и того же преступления. При смешанной форме вины относительно одних признаков состава преступления имеет место умысел (прямой или косвенный), относительно других — неосторожность (преступная самоуверенность или преступная небрежность).

Вопрос о смешанной форме вины возникает в тех составах преступления, в которых объективная сторона по своему характеру является сложной. Поскольку содержание вины определяется психическим отношением лица не только к объекту, а и к объективной стороне конкретного преступления, то вина должна отображать сложный характер объективных признаков конкретного состава преступления.

Можно выделить две группы преступлений со смешанной формой вины. Первая — это преступления, в которых действие, которое представляет собой нарушение каких-нибудь правил безопасности, само по себе, в отрыве от последствий является административным или дисциплинарным правонарушением, и только наступление общественно опасных последствий, причинно связанных с действием, делает все содеянное преступлением. К таким преступлениям относятся, например, нарушение требований законодательства об охране труда, если оно послужило причиной гибели людей или повлекло другие тяжкие последствия (ч. 2 ст. 271); нарушение правил безопасности дорожного движения или эксплуатации транспорта лицом, которое руководит транспортным средством, если такие действия послужили причиной смерти пострадавшего или причинили тяжкое телесное повреждение (ч. 2 ст. 286); нарушение действующих на транспорте правил, которые обеспечивают движение, если это послужило причиной гибели людей или причинило другие тяжкие последствия (ст. 291); незаконная перевозка на воздушному судные взрывных или легковоспламеняющихся веществ, которое послужило причиной гибели людей или повлекло другие тяжкие последствия (ч. 2 ст. 269) и др. В этих преступлениях нарушение правил может быть как умышленным, так и неосторожным, но отношение к последствиям выражается только в неосторожности: преступной самоуверенности или преступной небрежности. Поэтому, когда виновный нарушает правила преднамеренно, и имеет место смешанная форма вины: относительно действия — умысел, а относительно последствий — неосторожность.

Во второй группе преступлений сложность объективной стороны заключается в том, что предусмотренное законом умышленное действие причиняет два разных последствия: первый (ближайший) является обязательным признаком объективной стороны, второй (отдаленный) — квалифицирующим признаком. В этих преступлениях согласно закону относительно действия и относительно первого, обязательного последствия субъективная сторона выражается в умысле (прямом или косвенном), а относительно второго (квалифицированного) последствия — только в неосторожности (преступной самоуверенности или преступной небрежности). К таким преступлениям принадлежат, например, умышленное уничтожение или повреждение имущества, которое послужило причиной гибели людей или повлекло другие тяжкие последствия (ч. 2 ст. 194); умышленное тяжкое телесное повреждение, которое послужило причиной смерти пострадавшего (ч. 2 ст. 121); угон железнодорожного подвижного состава, воздушного, морского или речного судна, если эти действия послужили причиной гибели людей или повлекли другие тяжкие последствия (ч. 3 ст. 278) и др. Так, если проанализировать субъективную сторону умышленного тяжкого телесного повреждения, которое послужило причиной смерти пострадавшего (ч. 2 ст. 121), то относительно действия (например, удара ножом) и причинения тяжкого телесного повреждения у виновного может быть только умысел (прямой или косвенный), а относительно второго последствия — смерти пострадавшего — лишь неосторожность (преступная самоуверенность или преступная небрежность). [26]

При наличии смешанной формы вины следует решить вопрос о том, каким было преступление, совершенное виновным — умышленным или неосторожным. Это имеет важное практическое значение. Например, согласно статьям 14 и 15 УК только в умышленных преступлениях возможно приготовление и покушение. Согласно ст. 26 УК обязательным признаком соучастия является умышленное участие в умышленных преступлениях. Под рецидивом как наиболее опасным видом понимается совершение нового умышленного преступления лицом, которое имеет судимость за умышленное преступление (ст. 34УК). Поэтому при смешанной форме вины необходимо определить, к каким преступлениям — умышленным или неосторожным следует отнести совершенное преступление. Решение этого вопроса зависит от того, какой объективный признак конкретного состава преступления является важнейшим для признания общественно опасного действия и оценки степени его общественной опасности. Преступления со смешанной формой вины, в которых действие само по себе не является преступлением, а становится им только при условии, если оно послужило причиной тяжких последствий, решающее значение имеет неосторожное отношение к этим последствиям. Именно это и определяет, что это преступление относится к неосторожной форме вины. Значение смешанной формы вины заключается в том, что она дает возможность:

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой