Жизненный путь – Судьба или случайность

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образование РФ

ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет»

Институт психологии, педагогики, социального управления

Кафедра общей и социальной психологии

Контрольная работа

Тема «Жизненный путь — Судьба или случайность»

Дисциплина «Социальная психология»

Выполнил: Ст. 2 курса ОЗО гр. 2973−1,

Поспелов М.Ю.

Проверил: Лебедева Л. В., к.ф.н., доцент

Тюмень 2009 г.

Жизненный путь — Судьба или случайность?

Второй по хронологии, но не по значимости вопрос Гамлета «…достойно ль смиряться под ударами судьбы иль должно оказать сопротивленье… «

Как и шило в мешке, чего греха таить, чувство самосохранения велит — «…промолчи, попадешь в первачи…» (А. Галич) или не лезь на рожон, «…в красной армии штыки, чай найдутся, без тебя большевики обойдутся…» (по моему нродная песня, интернет кончился, нет возможности проверить) и, понимая, что есть на кого свалить ответственность за малодушный поступок, человек склонен смиряться.

«…и чудаки, еще такие есть, вдыхают полной грудью эту смесь. И не наград не ждут, не наказания, и думая, что дышат просто так, они внезапно попадают в такт такого же не ровного дыхания…» (В.С. Высоцкий)

Большое спасибо хорошим книжкам и талантливо снятым фильмам ушедшего в историю тысячелетия! Молодые люди и девушки, не зная масштабов вопросов, на которые они замахиваются, подчас решают очень важные для человечества задачи. Через некоторое время, если провидению будет угодно оставить их разум не пораженным звездной болезнью, они начинают пересматривать свои труды и откровенно не понимают каким образом не особо компетентному тогда человеку удалось найти это решение. В этот момент и становится кое что понятно. Мало кто среди победителей считает свои победы случайностью. Это представляется им естественной и справедливой наградой за труд, либо риск, либо отвагу. И не смотря на это есть ряд проблем, возможно более низкого уровня, но сейчас они за них не возьмутся. По различным соображениям. Кому то страшно слететь с олимпа увлекшись мелочью, кому то дается понимание того, что вообще не все в материальном мире подвластно человеку на данном этапе его развития. Тут хорошо просматривается другая привычка человечества — комментирование отсутствие желаемых результатов внешними воздействиями «не судьба», «не везение», «обстоятельства», «не в том месте и не в то время».

В результате наглядно видно львиная доля достижений, на поверку обусловлена совсем не предусмотренными или не запланированными действиями. Счастливые или не очень встречи, своевременные или нет движения, удачный или не удачный выбор… Много примеров в практике, когда помогают люди, от которых ну никак не ждешь помощи, а от которых ждешь — те в более или менее корректной форме аргументируют не возможность выполнения запроса.

Каким же образом составить (или где списать) заветную формулу, которая оптимизирует все наши усилия по направлению к достижениям? Понятно, выгоднее для нас не размениваться на тактику, а решить вопрос на стратегическом уровне, на карте с десяти летними ячейками. По трем ведущим плоскостям — духовной, физиологической и социальной.

Сомнение — один из основных двигателей философии и сомневаться можно во всем. Чем часть грешат великие умы. (Хотя нам ли их судить на тему — грех ли это?) собирают мысли в увесистые фолианты и потом десятилетиями сомневаются. И кто-то теряет, а кто-то находит. «…в нашем мире случайностей нет, и не мне сожалеть о судьбе…» (Б.Б. Гребенщиков) выпускник факультета прикладной математики считает что все случайности не случайны, и его можно понять. А другая точка зрения не менее жизнеспособна, что вся жизнь — есть череда случайностей. От момента зачатия и так далее по онтогенезу. И если бы поступили бы вот так, то и подумать страшно…

Не выгодно сравнивать эти полюсы с точки зрения — лучше-хуже, по крайней мере пока. Куда выгоднее сравнить запасы пороха в величиной гранита, который предстоит «ухнуть» для того чтобы проложить себе путь к пониманию. И не смотря не то что «…вышел ростом и лицом, спасибо матери с отцом. С людьми в ладу не понукал, не помыкал. Спины не гнул, прямым ходил и не тужил и жил, как жил, и голове своей руками помогал» (В.С. Высоцкий) как показала практика условие необохдимое, но не достаточное. Человек животное не особо благодарное, к тому же ищущие, и это рыбы ищут где глубже, а человек — где лучше. И вот все мало этого улучшения. (диалектика потребностей, так говорят).

Но не смотря на демонстративную браваду и жонглирование словами есть моменты которые я действительно признаю (надеюсь))):

· существование мира не случайно, что подразумевает Создателя или хотя бы замысел, каким бы он ни был;

· в основе наблюдаемого мироздания стоит конструктивный, образующий смысл;

· мироустройство обладает свойством смысловой устойчивости, что позволяет человеческим действиям скорее сходиться к результату, чем тенденциозно и хаотически разваливаться.

Интуитивные предположения, идущие несколько дальше декартова допущения, что «Бог не может быть обманщиком».

Читателям, категорически не разделяющим подобные убеждения, вероятно, не стоит продолжать с этого места. Ибо они касаются онтологических взглядов на устройство мира, и препирательство об их истинности приведет не более чем к неплодотворной дискуссии, характеризуемой как «религиозная война», которую я не имею намерений развивать.

Фарватер

«…Приходит время- ледяные горы тают, с юга птицы прилетают и не до сна. Приходит время, люди головы теряют и это время называется весна…» в основном все значимые замахи делаются в молодости — весне жизни. А потом мы либо всю жизнь купаемся теплом море отвоеванном у действительности нашей отвагой, либо безмерно грустим о нем сетуя кто на внешине обстоятельства, кто на собственную не прозорливость. И в том и в другом случае на ряду с отвагой имеют значение такие базовые элементы как ХОЧУ, МОГУ и ДОЛЖЕН. У кого-то они запакованы в красивое слово характер, у кого-то нет, кто-то на момент рассмотрения его нами — согласен с требованиями социума, кто-то не согласен, возможны варианты смешивания позиций в зависимости от плоскостей вопроса — духовной, социальной и физиологической.

Несколько утопичное намерение определить ведущую роль в жизни человека что занимает — его личные кчества, или «рука судьбы» (или «Дао»).

Крови у человека 4,5 литра, а полушарий мозга два. И не нами это придумано, что одно рациональное, а другое эмоциональное, но нам это сейчас, для данных рассуждений очень на руку. Когда в одном (чаще в эмоциональном) полушарии возникает очаг возбуждения, то чем больше активность, тем больше для ее обеспечения требутеся крови. И вот она в большем своем объеме находится в эмоциональном полушарии, оставив рациональному толику малую, чтобы не поотмирала периферия без кислорода и питания. И человек действует вроде вполне результативно, что наталкивает нас на использование им рациональных механизмов, но… Чужая душа потемки. Рацио в импульсивных, а тем более в аффективных действиях встречается не так часто. Для этого нужен запредельный уровень оперативной памяти и очень резвая система охлаждения — чтобы поддерживать рациональный контроль в кризисные моменты или специальное обучение. В мирной ровной жизни можно прикидываться до бесконечности. (А смысл прикидываться, спросите Вы? Справедливый вопрос. Во первых привычка к роли, во вторых жаль стольких усилий и дивидендов, которые они приносят.) А вот в экстренные моменты и выясняется — кто из чего сделан. Так как во первых не хватает времени на обдумывание, а во вторых, как мы уже говорили ресурса крови. И можно свести все к химии психомоторики, а можно назвать этот конгломерат сочетаний — характером. Который, чем ярче ситуация, тем заметнее проявляется. Состоит, понятно из не всегда осознаваемых элементов (для кристальной рефлексивности помимо желания и умения нужны еще и условия) и является нашим страховочным тросом на высотной отметке возраста, социального положения и духовного развития. Иной раз оглядываясь назад ужасаешься и начинаешь свято верить сам, что это был не ты, а твой злой близнец, а иной думаешь — как же все-таки здорово что не все чутье и объединенный опыт поколений разбазарил))) потому что действуешь еще до того как мозг испугается и замрет на паузе. Он (опыт) или точнее ОНО (ИД) с легкой руки Зигмунда Фрейда состоит, как считает классик, из недооформившихся, подавленных или вытесненных желаний. Причем вытесняется в подвал психики. И если нас своевременно наше ОНО не спасает, то сами и виноваты — нечего надежду и опору в подвале размещать. Где же наше сибирское гостеприимство? И уж понятно, что такое отношение задушевным беседам не способствует. И мы, практически не зная его, не можем им не то чтобы управлять, найти не можем. Вот и получается что сознание отдельно, а подсознание (бессознательное) отдельно. Живут в разных культурах на одном «географическом» пространстве, но с разными языками.

В качестве примера влияния бессознательного можно привести комплексы в трактовке Юнга. Под комплексами психе (psyche) Юнг подразумевает некие «осколки» эго; подобные самому эго структуры, но обладающие много меньшей психической энергией. Они дают свое, независимое от эго влияние на поведение человека. В определенных ситуациях они активизируются и за счет своей психической энергии искажают «чистую» волю эго. Юнг вообще рассматривает эго как частный случай комплекса (самый мощный комплекс психе) и даже сводит шизофрению к разделению эго на два или более значительных фрагмента, которые раскалывают единое поведение личности.

Зная характер человека, мы вполне рационально можем предвосхищать его судьбу. Иногда, наблюдая некоторых «харaктерных» личностей с их раннего детства, мы просто удивляемся тому, что в общем и целом подозревали, что их судьба сложится так, как сложилась: этот проныра не мог не заработать миллион, этот агрессивный и угрюмый тип не мог не кончить в тюрьме, а этот сорвиголова не мог не погибнуть при несчастном случае.

«Дела формируют привычки, привычки формируют характер, а характер формирует судьбу».

Некоторые люди имеют особый талант предвидеть события в судьбах людей. И должно пренебречь потребностью в скепсисе при упоминание в том числе о цыганках (рассуждать имея образ конкретного человека пред взглядом воображения, много легче), так как у них этот навык = хлеб. Шлифовался поколениями. Но справедливости ради надо отметить некоторые специфические особенности описания предсказателями будущих событий на жизненном пути.

Люди, в разной степени обладающие даром предвидения, дают некоторую схожесть в описаниях — как они видят будущее. Предсказания объединяет то, что хоть они и несут определенные заявления, но детали ситуации неконкретны. Предсказатели видят как бы качество ситуации, поле возможностей развития событий. Их видение можно представить как описание характеристик рельефа некой местности, где у человека пролегает жизненный путь.

Фон Франц отмечает:

«…Если внимательно всмотреться в то, что происходит при использовании различных методов прорицания, можно заметить, что никогда не предсказываются точно события, предсказывается только качество возможных событий. «

Возьмем, например, астрологию. Если в гороскопе престарелого человека наблюдается скопление отрицательных констелляций, то астролог может рискнуть и предположить, что человек скончается под воздействием отрицательного влияния. Астрлоги единодушно утверждают, что по гороскопу невозможно предсказать смерть человека. Можно лишь утверждать, что «…наблюдается трудная для него констелляция, и если он стар и болен, то существует вероятность, что такого-то числа наступит его смерть…».

Иногда предсказанное событие случается, иногда нет, и если оно происходит, то имеет определенное общее с предсказанием, однако настолько туманное, что уберечься от будущего не позволяло. Достаточно вспомнить реальное, документированное в одной из русских летописей 912 года предсказание волхвов князю Олегу, весьма типичное в своей туманности, «…и примешь ты смерть от коня своего…».

Феномен предсказуемой или предопределенной судьбы подводит нас к вопросу о фатализме. Вопрос извечный, имеющий как фанатичных сторонников, так и достойных их фанатизма противников, однако складывается впечатление, что не правы ни те, ни другие. Наверное, фатализм и неопределенность сосуществуют в рамках более сложной модели, в крайних своих проявлениях вырождающейся в первое или второе.

В статье А. Горбовского «Фатум или свобода» предлагается вывод, примиряющий эти модели. Парадокс сосуществования фатальной предопределенности и альтернативного будущего сравнивается с классической и квантовой природой света, который является и волной, и частицами одновременно. Или с квантовым принципом неопределенности, согласно которому местоположение частицы и ее скорость принципиально не определимы одновременно. «Явление, которое может быть описано признаками, исключающими друг друга, называется антиномией… Судя по всему, будущее тоже может быть описано только как антиномия».

Свет выступает как волна в макроскопических и как частица в микроскопических (квантовых) масштабах. Подобно проявляется и жизненный путь, в зависимости от того, как его рассматривать: ежесекундные действия субъекта или как пройденное на протяжении значительного времени.

Складывается впечатление, что каждая жизненная ситуация течет по определенному устойчивому сценарию, пока не достигает точки своего качественного изменения — развилки, с очень небольшим числом вариантов. Особо замечу, что качественно цепь событий не может повернуться «аки как» в «аки какой» момент времени. Существует определенная «точка бифуркации», то есть точка развилки, где последовательность событий может развиться тем или иным новым качественным путем. Бифуркация (раздвоение) -- качественная перестройка (метаморфоза) объекта динамической системы при изменении регулирующего его параметра. (В.И. Арнольд книг «Теория катастроф») В работе «Судьба и случай» В. Н. Топоров предлагает схожую точку зрения, дополняя описание точки перемен параллелями из моделей неравновесной термодинамики.

«Когда на систему, находящуюся в неравновесном состоянии, воздействуют флуктуации, подвергая испытанию ее структуру, процесс достигает критической точки -точки бифуркации, в которой возникает максимум неопределенности. Сам переход через точку бифуркации образует столь же случайный процесс, как бросание монеты. Случайность вынуждает систему или, вернее, то, что от нее осталось, сделать новый выбор, который предопределяет новый этап эволюции системы: случайность, обнаруживающая себя только в точке бифуркации, устраняется, а детерминизм снова вступает в свои права». То есть жизненная ситуация достигает некоторого предела, где ее качественное изменение решает случайность, силу воздействия которой мы можем на себе ощущать в такой момент. Существует род случайностей, влияющих на нашу судьбу, которые, может быть, и «просто случайности», но они потрясают тем, что драматично меняют судьбу, и человек становится буквально зачарован ими. Важно, что на самом деле не столько случайность «виновата» в изменении, сколько то, что процесс достиг кульминационной, неравновесной точки. И следовательно, бесполезно ловить случайности или перемены случайной природы, пока ситуация не вызреет. Как здесь не вспомнить Луи Пастера: «Случай благоволит подготовленному разуму». (Он закончил знаменитую Эколь Нормаль в Париже. Эта школа является одним из самых знаменитых высших учебных заведений Франции. Принадлежащих к тому классу высших учебных заведений Франции, которые называются «Большими школами» дипломы которого ценятся очень высоко. К ним принадлежат знаменитый Сен-Сир, Коллеж де Франс и ряд других учебно-научных учреждений этого ранга. Они стоят в каком-то смысле выше, чем университеты. Он очено хотел там остаться, а была только одна вакансия. По кристаллографии. Для будущего биолога проблема не слишком интересная, в XIX веке кристаллография -- это наука описательная, это больше всего стереометрия с классификацией стереометрических фигур; о структуре, о физике кристаллов почти ничего не было известно в то время. Это бесконечное описание. Во второй половине XIX века, возникает некая загадочная проблема, задача, она ставится очень известным в свое время химиком (химиком, заметьте) -- Чарльзом. Соединения, которые включают в себя одни и те же элементы, а проявляют совершенно различные свойства. Таковы, например, винная кислота и виноградная кислота. Для современной химии проблемы нет. А в те годы классик химии Балар (весьма громкое имя) объявляет эту проблему неразрешимой. Действительно, средствами количественного и качественного анализа вы получаете и у винной, и у виноградной кислоты одни и те же результаты. Вы не можете обнаружить этими методами никакого отличия. Вместе с тем, своеобразие винной и виноградной кислот совершенно очевидно. Пастер располагает кристаллографической лабораторией и выписывает кристаллы той и другой кислоты. Он рассматривает их в микроскоп. Обнаруживает их асимметрию, зеркальную структуру разных кристалликов, заказывает столяру копии этих кристалликов из дерева и, по легенде, берет извозчика и везет эти деревянные модели кристаллов в Академию медицинских наук, где он их и демонстрирует к всеобщему удивлению. Надо разобрать кристаллы, чтобы показать, что все кристаллы винной кислоты -- такие, но одни -- dextri, другие -- sinistri (как их называли в то время), то есть одни -- правые, другие -- левые. На виноградной кислоте (в отличие от винной) развивается плесень, знаменитый пенициллиум. И тогда Пастер проделывает следующее: он эту самую плесень разводит. Дальше — поток событий. Итак, триумф -- значит, кристаллография превратилась в химию. Нет, простите, ведь здесь же «пенициллиум», живые организмы вызывают изменения в химическом составе вещества. Есть активность живых существ, и тогда возникает удивительная вещь: вино у французских фермеров киснет. И Пастер устремляется к решению этой проблемы: почему же оно киснет? Как возникает эта самая кислота вместо вина (по-нашему -- уксус)? Он блистательно решает эту проблему. Виноградное вино спасено! Тут снова происходит внешнее событие. Заметьте, что цели все время находятся вовне, здесь все очень отчетливо. Дело все в том, что начинается длинная канитель, наверное, вы о ней знаете, по поводу решения проблемы самозарождения низших существ, бактерий. Проблема Коха и многих других исследователей. Пастер вмешивается и в это дело, ездит куда-то в Альпы и там доказывает, что при соблюдении известных условий ничего не происходит, никто не зарождается у него в растворах. В это время происходит еще одно внешнее событие, внутрисемейное: умирает дочка, и теперь гений Пастера (а я могу смело сказать «гений Пастера») обращается к роли бактерий в процессах человеческого тела. Разражается война, масса раненых гибнет от гангрены, теперь возникает проблема не брожения, а гниения. Пастер допускает ошибку, он думает, что действуют сами микроорганизмы, а не ферменты, но это детали. В сущности происходит другое: он подсказывает метод антисептики. Листер -- английский врач -- распространяет этот метод, в военные госпитали поступают соответствующие препараты и указания. С гангреной начинается активная борьба, и это первое завоевание в области медицины.

Вот с этого-то момента объектом становится гангрена, антисептика, пропаганда антисептики Листером, дальше инфекционные бактериальные заболевания -- язва сибирская -- и, наконец, то, о чем знают все, -- бешенство. Вакцинирование как прием, профилактика, развития заболевания, а иногда и как терапевтический метод, после того как симптомы болезни уже начинают развиваться.

Он устраивает бесконечные эксперименты. Увы, он не имеет диплома врача. Он же воспитанник Эколь Нормаль. И однажды происходит трагическая ситуация: в его маленькой клинике на дому умирает женщина, которую он принял на слишком позднем этапе развития бешенства. Возникает уголовный процесс. Вам понятно основание уголовного процесса? Врач, не имеющий диплома, взялся за лечение человека, и человек умер. Псевдоврач должен быть осужден. Сбрасывается со счета, что он уже спас к тому времени тысячи и тысячи людей путем вакцинации, после укуса бешеного животного, и даже некоторых при симптомах бешенства. Словом, так или иначе эта ситуация разрешается, Пастеровский институт воздвигнут. Его окружают блистательные исследователи, его ученики. Начинается дальнейшая борьба. И в частности, возникают две большие фигуры: И. И. Мечников приезжает от нас, из России и Э. Ру, который делает еще один прорыв, освобождающий человечество от смертей, -- это антидифтерийная вакцина. И по ее аналогии создается много других вакцин, благодаря которым детская смертность резко снижается, и вы знаете, как она теперь мала, относительно мала. Всюду в странах, где происходит вакцинация, она падает в несколько раз.

Посмотрите, с точки зрения целеобразования, на сходство исходной мотивации, -- так сказать, исходного мотива. Правда, желание «занять место в науке» Дарвин выражает одним языком, Пастер -- другим, -- но, в общем, это обнаружение широчайшего поля, то, что я назвал «зоной». А теперь что? В одном случае мучительный поиск, трата десятков, двух десятков лет, чтобы, наконец, позвучал сигнал -- вот оно, то самое, важное, главное, что должно быть достигнуто целеобразованием. В другом случае любое появляющееся в обществе, в реальности окружающего мира событие немедленно фиксируется, оно как бы немедленно входит в зону действия мотива, трансформируется в цель, цель достигается. Триумф за триумфом, успех за успехом, и, как только одно дело заканчивается, начинается новое дело. Это не значит, что это происходит хаотически, здесь есть логика. Смотрите: винная и виноградная кислота, брожение, гниение под влиянием воздействия живых организмов, патология под влиянием воздействия живых организмов. Кстати, Луи Пастер так и не был признан медицинской академией. Он никогда не был врачом и членом этой академии. Другой вопрос, что во всех странах мира открыты «пастеровские институты» и «пастеровские станции», что все человечество знает это имя, что при жизни ему воздвигали памятники, и правительства различных стран (и это тоже необычно в истории науки) награждали его орденами. Кто-то из биографов Пастера с удивлением замечает: «Странно, но Пастер всегда радовался этим орденам, даже когда он получал какой-то орден невысокого разряда, невысокого значения, допустим, от турецкого правительства». Он любил их показывать, эту коллекцию орденов различных стран мира.

Нужно конкретизировать цель, превратить ее в задачу. То, что вы назвали целью, которую хотите достичь, -- этого мало, нужно, чтобы она выступила как задача. Нужно увидеть за целью или через цель задачу, то есть увидеть цель, как бы просвечивающую сквозь условия. Это значит, что нужно увидеть цель в действии, с каким-то способом ее решения. Не нахождение вещи, но нахождение процесса,)

Но судьба выкладывает ситуации и перемены в длинные, удивительно связанные истории. Они поражают своей осмысленностью; эти «просто случайности» приводят к объединению удивительно складывающихся друг с дружкой сюжетов разных человеческих жизней. Здесь кстати вспомнить о том, что по некоторому мнению этимология слова «судьба"восходит к словам «суд Божий». Божий суд подразумевает не только деяние и неотвратимые его последствия, но также и Божий промысел в делах человеческих, то есть смысл, который стоит надо всем «спектаклем"человеческого существования. Смысл этот и внутренние связи, объединяющие разрозненные события в единое целое, особенно полно открылись основателям даосизма.

Помня, что «Дао, которое может быть выражено словами не есть постоянное Дао», тем не менее, упомяну, что Дао обозначается многими словами, которые выражают идею существования вечного закона или принципа, лежащего в основании перемен, происходящих в мире. Даосы говорили о Дао как об Изначальном Единстве и Источнике, Космической Матери, Вечном и Невыразимом Принципе Жизни, Едином. Дао приписываются свойства жизненной силы, идеи мира, метода или Пути. Такое сочетание качеств перекликается с перечнем качеств Бога в христианской традиции. Именно поэтому некоторые отождествляют Дао с Богом. Кроме того, иероглиф Дао имеет одним из своих значений понятие «смысл», «значение». Я был совершенно поражен, когда узнал, что переводчики Нового Завета на китайский язык не нашли для понятия христианского Логоса слова лучшего, чем Дао. И таким образом, первые стихи Евангелия от Иоанна вы можете прочитать в китайском переводе, как будто Св. Иоанн писал их вместе с Лао Цзы: «В начале было Дао, и Дао было у Бога, и Дао было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть».

Судьба, Суд Божий, Дао, извечное творение, увязывающее все происходящее в мире в превосходящий понимание человека смысл, — вот что так удивительно стройно сшивает человеческие судьбы и подчиняет единому смыслу разрозненные явления.

Таким образом, существуют постоянно воздействующие на человека силы, которые в большой степени обусловливают его действия как извне, так и на уровне его воли. Человек не в любой момент времени может сделать любое действие или даже решиться на действие. На «макро-уровне» жизненного пути свобода воли и соответствующее множество возможных действий человека существенно ограничены. Действия разных людей связаны воедино, вовлечены в некое осмысленное действо.

Декларация полной свободы воли человека не более чем непривязанная к реальности абстракция. Человек только тешит себя тем, что может сделать все что угодно, но социум, бессознательное, и Дао предоставляют ему для движения во времени всего лишь коридор, фарватер или определяющий ландшафт для жизненного пути. В пределах этого коридора он может двигаться, совершая непринципиальные для его траектории произвольные движения, и, тем самым, обманываться иллюзией своей свободы. Время от времени коридор разветвляется, и только тогда он может что-то выбрать из весьма небольшого числа вариантов. Моментов, когда качественное изменение ситуации зависит исключительно от воли эго, встречается на самом деле очень немного. Чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить свою жизнь. Сколько вы можете вспомнить случаев, когда вы решали — поступить так или иначе, коренным образом меняя судьбу, находясь перед значительным выбором? И когда решали именно вы, а не социальные нормы, аффект или случайность, падающая буквально с неба?

Совпадения и случайности

…И случай, бог изобретатель.

А.С. Пушкин

Итак, обратимся к собственной истории и вспомним поворотные события личностного выбора на своем жизненном пути. Уверен, таких найдется одна -- максимум две дюжины. (Подобные «поворотные» события исследуются в психологии личностного выбора, см., например, работу М. В. Власовой «Феноменология личностного выбора».) Из них исключим те, где откровенно внешние факторы решали за нас (окончание школы — это поворот жизни, но обычно полностью социально обусловленный). В оставшихся мы увидим слишком большое количество событий, когда именно случайность решала нашу карьеру, сводила нас с определенным человеком на долгие годы, и тем более «подбирала» нам любимую (любимого).

Я задумывался о том, как продемонстрировать долю решающих случайностей в судьбе человека. Однако это тема для отдельного, исследования. Во-первых, нужно определить «поворотное событие»; во-вторых, нужно определить: каким образом разбить на категории факторы, влияющие на выбранный путь. Большая сложность состоит в том, что понятие «поворотного события», а также «чисто случайного» в абстрактном рассмотрении могут выглядеть совершенно субъективными. Но это, на мой взгляд, не должно явиться принципиальным препятствием, ведь нет ничего субъективней, чем собственный выбор и характер складывающейся судьбы.

На данный момент удовлетворимся интуитивным ощущением, что решающих случайностей, о которых говорят «случилось как нарочно», «на ловца и зверь бежит» и «удивительное совпадение», для небольшого числа поворотных событий подозрительно много.

Более того, в огромном числе случаев никакое личное усилие и последовательные целеустремленные действия не приводят человека к желаемому результату на протяжении многих лет. И только после того как он махнет рукой и прекратит попытки, желаемое свалится на него «само». Причем, результат этот явно не вызван даже его косвенными действиями.

Примеры таких историй известны каждому из нас, порой они забавны. Наверняка от какого-нибудь знакомого вы слышали историю о неожиданной встрече на улице с одноклассником или приятелем, с которым давно был утерян всякий контакт. И этот приятель предлагает давно вожделенную должность или вакантное место работы. Или какая-нибудь ваша знакомая с удовольствием пересказывает историю встречи со своим будущим мужем: много лет она искала «своего человека» и в конце концов махнула на поиски рукой… Но однажды она пошла на концерт, и ее будущий супруг просто сел рядом с ней на одно из немногих оставшихся свободных мест в зале…

Именно наблюдение бесплодности осмысленных усилий при невероятной конструктивности «нелепых» случайностей послужило началом моих скромных исследований. Интересно, что очень многие люди на уровне бытовой, наивной, интуиции знают об этом парадоксе и соответственно с ним обращаются. И говорят: забудь об этом, и оно случится само. Вспоминается и Шекспир: «…Любовь бежит того, кто гонится за нею, а тем, кто прочь спешит, кидается на шею…». Однако не только меня, но и многих, смущает именно наивно-бытовая природа этих, фактически, суеверий. Поэтому следование им кажется сомнительным, и не хочется терять нажима на жизнь, выпускать из рук молота своего счастья (хотя годами он ничего толкового выковать не может).

Весьма значительный вклад в осознание природы значимых совпадений сделал К. Г. Юнг, введя понятие «синхронистичности». Под синхронистичностью Юнг подразумевает смысловое совпадение двух или более причинно-несвязанных (акаузальных) событий. Одно событие при этом происходит в психе человека, а другое является внешним, физическим событием. Часто Юнг употребляет синоним синхронистичности -- «значимое совпадение», то есть совпадения явлений по смыслу.

Вот любимые примеры синхронистичных событий из собственного опыта Юнга:

«Я должен упомянуть … случай, являющийся типичным в определенной категории событий. Жена одного моего пациента, человека лет пятидесяти, однажды сказала мне в разговоре, что и при смерти ее матери, и при смерти ее бабушки некоторое количество птиц собиралось за окном комнаты умирающей. Я слышал подобные истории от других людей. Когда лечение ее мужа подходило к концу, его невроз был вылечен, у него развился некоторый достаточно безобидный синдром, который, как мне, однако, казалось, был вызван сердечной болезнью. Я послал его одного к специалисту, который после осмотра сообщил мне в письменном виде, что он не видит поводов для беспокойства. По дороге назад с консультации (с медицинским заключением в кармане) мой пациент потерял сознание на улице. Когда, умирающего, его принесли домой, его жена была уже в сильной тревоге, потому что вскоре после того как ее муж ушел к доктору, целая стая птиц села на ее дом.

Естественно, она вспомнила схожие случаи, которые случались при смерти ее родственников и опасалась худшего. «

Другой случай:

«…Однажды, я сидел напротив нее [пациентки], спиной к окну, слушая поток ее риторики. Этой ночью ее посетило впечатляющее сновидение, в котором кто-то дал ей золотого скарабея — ценное произведение ювелирного искусства. Она все еще рассказывала мне этот сон, когда я услышал тихий стук в окно. Я обернулся и увидел довольно большое насекомое, которое билось о стекло, явно пытаясь проникнуть с улицы в темную комнату. Мне это показалось очень странным. Я тут же открыл окно и поймал насекомое, как только оно залетело в комнату. Это был ближайший аналог золотого скарабея, который можно найти в наших широтах, скарабеевидный жук, или хрущ обыкновенный (Cetonia aurata), который, в противоположность своим обычным привычкам, почувствовал необходимость влететь в темную комнату в этот самый момент. Я протянул жука моей пациентке со словами: 'Вот ваш скарабей'».

Юнг особо отмечает, более того, строит свое объяснение синхронистичности на том, что эти феномены особенно ярко проявляются в моменты аффекта или сильного душевного возбуждения. И именно тогда наблюдаются подобные явления. (Вспомним упомянутую выше гипотезу о состояниях, далеких от равновесия, и точках бифуркации в моделях неравновесной термодинамики.)

Феномен значимых случайностей, поразительно осмысленно формирующих канву наших судеб, сводится к феномену синхронистичности. Ведь внутренняя решимость человека пойти по тому или иному пути есть состояние его психе. Более того, это зрелое ожидание его психе. И как гласит древняя китайская поговорка: «когда ученик готов, учитель появляется сам». Фактически, случайность в судьбе есть смысловое совпадение телеологии характера («характер формирует судьбу») и внешнего события. Событие раскрывает характер, а также бессознательные интенции психе, соответствующие его содержанию. Часто момент возникновения «управляющей» случайности очень ярко эмоционально окрашен, и невероятность подобного события чрезвычайно поражает человека. И бывает, что только спустя приличное время можно увидеть всю удивительную осмысленность и сходимость цепочки событий в дальнейшей жизни человека. Такие случайности выглядят так, будто кто-то вкладывает недостающий и заранее приготовленный фрагмент мозаики картины жизни человека.

Здесь важно еще раз отметить, что происхождение этих случайностей на жизненном пути человека совершенно не имеет причинно-следственной связи с действиями человека. Они по смыслу совпадают с его сознательными или бессознательными стремлениями, но человек определенно не может ни увеличить, ни уменьшить вероятность их появления, ибо его действия не имеют никакой причинной связи с ними.

Выражаясь простым языком, событие происходит само. Однако какая природа стоит за этим словом -- само? Можно ли обозначить, кто или что сеет эти удивительно осмысленные случайности в нашей жизни и найти его характеристики? Сочетание частоты и осмысленности заставляет нас интуитивно предложить гипотезу о системности этих явлений, искать их характер и закономерности. Находя закономерности, руководствоваться ими, чтобы оптимальней действовать.

судьба мироустройство достижение предопределенный

Невидимые правители судеб

Для христианина, казалось бы, ответ здесь очевиден. Есть Бог, который следит за жизнью человека («…у вас же и волосы на голове сочтены…» Мф 10: 30) и обустраивает ее. Но, к сожалению, многим верующим недоступна такая степень доверия Богу.

Одна причина в том, что люди, живущие в светском обществе, в достаточной мере подвержены его влиянию. И общество ежедневно и наглядно доказывает, что только твои личные усилия, может еще усилия близких, приводят человека к какому-нибудь положительному результату. Да и Соломон в Притчах говорит: «Немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь: и придет, как прохожий, бедность твоя, и нужда твоя, как разбойник.» (Притч 6: 10−11). К сожалению, те самые замечательные случайности, открывающие новые жизненные этапы, случаются много реже, чем рутинные события, требующие от нас постоянных усилий. В конце концов, человек склонен забывать о любви Бога и погружаться в суету. Даже тех, кто верит напутствиям «предай Господу дела твои, и предприятия твои совершатся,"(Притч 16: 3) одолевают сомнения: а помнит ли Он обо мне?

Другая причина, по которой человеку кажется, что он должен чрезмерно прикладывать свои личные усилия, состоит в том, что ему кажется, что у Бога свои личные планы на его, человека, счет, которые с его, человека, желаниями совершенно не сообразуются. Он может и понимает мощь Бога, с которой спорить бесполезно, но ведь он, современный человек, избалованный могуществом науки XXI века, думает, что все же ему получится лучше разобраться со своею собственной судьбой. Если он и обращается к Богу, то скорее как к Санта Клаусу или джинну, который существует для того, чтобы исполнять желания. Обратившись к Нему несколько раз и не получив желаемого, — а это бывает часто, — человек начинает строить свою жизнь сам. К сожалению, не многие современные верующие помнят, что молитва призвана не столько изменить Бога («А молясь, не говорите лишнего… ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.» Мф 6: 7−8), сколько изменить человека, и сообразовать его с Богом и Его замыслом: «Молитесь же так: … да будет воля Твоя и на земле, как на небе…» Мф 6: 9−10.

Библия безусловно говорит о том, что значительная часть событий человеческой судьбы находится в руках Божьих. Однако главной целью Христианства является спасение души человека, поэтому рассмотрение распределения усилий Бога и человека в повседневной жизни остается вне средоточия этой религиозной системы.

Намного более концентрированно рассматривает вопрос о доле человеческих усилий и доле высших сил даосизм. Думаю, что и христианину, и мусульманину стоит обратить внимание на находки даосов в данном вопросе. Концепции спасения они не касаются, зато обнаруживают достаточное сходство свойств Всевышнего и Дао.

В «Хуайнань Цзы» говорится: «В природе все и без насилия согласно с Дао». В данном контексте «без насилия» есть перевод понятия «увэй», буквально «недеяние». Авторы «Хуайнань Цзы» страстно выступают против «деяний» («бэй»), в основе которых лежит противопоставление человеческого произвола непреложности естественного «пути». Отсюда проповедь «недеяний», то есть отказа от произвольных действий, противоречащих внутренним законам вещей и явлений, нарушающих их естественную взаимосвязь, необходимость и своевременность. («То, что называю „недеянием“, означает не опережать хода вещей».) Вся фраза о согласии с Дао в целом означает, что рождение, формирование и гибель вещей, о которых говорилось выше, не подвластны ничьей личной воле, а только общему движению всего целого, направляемому Дао.

О неэффективности и практически бесплодности деяний, называемых также «малым искусством», «Хуайнань Цзы» говорит красноречивыми иллюстрациями:

«Тот, кто удит рыбу удочкой, просиди хоть целый день — не наполнит сетей… где ему соперничать с тем, кто ловит неводом! … В чем же дело? Потому что-то, на что опираются, малое… Поэтому отвергать великое Дао и полагаться на малое искусство — это все равно что заставлять краба ловить мышей или жабу — блох.

…Так, воплотивший Дао отдыхает и неистощим, а полагающийся на искусство изнуряет себя, но безуспешно. «

Для того чтобы еще приблизить наш взгляд, отягощенный маловерным современным западным разумом, к решению проблемы об оптимальности собственных усилий на жизненном пути снова обратимся к психологии (и философии) Юнга. Дело в том, что его психология бессознательного, изложенная в рамках западной научной традиции, предлагает и объясняет понятия упорядочивания, схожие с даосскими, на более понятном нам языке.

Проявление эквивалента Дао в психе человека вообще стоит в центре психологии и философии Юнга. Юнг вводит понятие психе, заменяя им более узкий термин «душа». Душа, или анима, есть всего лишь составляющая психе человека и представляет содержания его личного бессознательного. Объединяющим же понятием для компонентов психе является самость. Самость не только содержит сознательные и бессознательные компоненты психической субстанции, но также являет и потенциал личности. «Трудно надеяться на то, что мы вообще способны хотя бы приблизительно осознать собственную самость: какая бы часть ее ни была освоена нашим сознанием, всегда останется неопределенное и неподдающееся определению количество бессознательного материала, также принадлежащего самости как целому. «Читая эти слова Юнга о самости, как не вспомнить первые строки Дао дэ Цзин: «Дао, которое может быть выражено словами не есть постоянное [вечное] Дао».

«Самость — это цель нашей жизни, ибо она является наиболее полным выражением того судьбоносного сочетания, которое мы называет индивидуальностью». Фактически, самость, заключающая в себе телеологию существования данной личности, есть Дао человека с точки зрения его психе.

Следующим важнейшим для нас моментом психологии Юнга является понятие архетипа. «Архетипы являются формальными факторами, ответственными за организацию бессознательного психического процесса: они являются 'паттернами поведения'». Воздействуя на бессознательное, которое некоторым образом оказывается ассимилированным сознанием, архетипы, в конечном итоге, влияют и на процессы в психе. Изначально Юнг вводит это понятие для того, чтобы объяснить существование схожих мотивов мифов и сказок во всем мире, характеризующихся широкой, повсеместной повторяемостью. Те же мотивы проявляются в фантазиях, снах, бреде и галлюцинациях современных людей, вне зависимости от их культурного контекста. «Архетипические идеи имеют свой источник в архетипе, который сам по себе есть непредставимая, бессознательная, предсуществующая форма, являющаяся, по-видимому, частью унаследованной структуры психической субстанции и поэтому способная к спонтанному самопроявлению где угодно и когда угодно. «

Рассуждая о природе архетипов, Юнг идет за границы психического. В работе «О природе психе» он говорит о том, что архетипы, вероятно, имеют непсихическую природу, и выдвигает мысль, что психическое и физическое на самом деле действуют на неком общем континууме.

«Тем не менее, связанность или частичная идентичность психе и физического континуума представляет чрезвычайное теоретическое значение, потому что это приводит к огромному упрощению путем построения моста через кажущуюся несопоставимость между физическим миром и психикой, конечно, не каким-либо определенным образом, а со стороны физической посредством математических уравнений, и с психологической стороны -- посредством эмпирически извлеченных постулатов — архетипов — чье содержание, если оно и есть, не может быть представлено в уме. «

(Предположения о «мировой душе», бессознательных смысловых содержаниях, растворенных в мире, предлагались не только Юнгом, но также и другими философами. См, например, идеи Лейбница, представленные в «Монадологии» и «Принципах природы и благодати».)

Юнг особенно тщательно останавливается на акаузальности упорядочивающего действия архетипов, начиная с наблюдения конкретных случаев синхронистичности и заканчивая вытекающими философскими рассуждениями. Явление синхронистичности объединяет по смыслу физическое и психическое события, которые разнесены в пространстве и во времени, при этом одно может предшествовать другому, или наоборот, а также случаться фактически одновременно, но так, что очевидно отсутствие их причинно-следственной связи. Юнг противопоставляет синхронистическое упорядочивание каузальному и объединяет их как равноправно существующие, точно также как противопоставляется пространство и время, объединенное современной физикой в единый континуум. Архетип — это a priori упорядочивающий принцип, раскрываемый только интроспективно. Он не является «причиной» связи смысловых совпадений, как причинно-следственная связь является принципом, а не причиной связи одного с другим (pаr 964, 965, «Synchronicity: An Acausal Connecting Principle»). Он также отмечает, что «здесь … мы, очень вероятно, склонны впасть в искушение и предположить существование трансцендентной каузальной связи. Однако 'причина' может быть только демонстрируемой величиной. 'Трансцендентная причина' есть противоречие терминов, так как ничто трансцендентное не может по определению быть демонстрируемо. «

Бессознательное человека, вовлеченное в акаузальные процессы, обусловленные упорядочивающим фактором архетипов в упомянутом континууме, таким образом, воздействует на жизненный путь человека. Судьба оказывается в смысловой связи с внешними, не связанными причинно цепочками событий. Самость, воздействуя на человека через интегрирующиеся в сознание бессознательные содержания, влияет на его жизненный путь. «Эго, по определению, подчинено самости и относится к ней как часть к целому. Внутри поля сознания оно, как мы сказали, обладает свободой воли. Под последней я предлагаю не какое-либо философское понятие, а всего лишь хорошо известный психологический факт „свободного выбора“, точнее, субъективное ощущение свободы. Но точно так же, как наша свободная воля наталкивается на необходимость внешнего мира, она обнаруживает свои пределы и в субъективном внутреннем мире, вне поля сознания, где наталкивается на факты, принадлежащие самости. И в точности как обстоятельства или внешние события „случаются“ с нами, ограничивая нашу свободу, так и самость воздействует на эго как нечто объективно происходящее и весьма слабо поддающееся изменениям со стороны свободной воли», пишет Юнг в «Aion».

Природой проявления значимых случайностей, т. е. синхронистичности, является констелляция архетипа в данной жизненной ситуации человека. Перефразируя через понятия даосизма, Дао, изначальный порядок, действующий в той или иной упорядочивающей форме, «приводящее в согласие небо и землю, в гармонию инь и ян», само по себе означающее «смысл», «значение», «намерение», обнаруживает себя в осмысленных, но акаузальных связях человеческих судеб, то есть, в случайностях.

Получается, что случайности — лишь незначительные проявления чего-то большего. И именно понимание свойств этого самого «большего», а не попытка порождения событий и случайностей дает возможность оптимального путешествия по жизненному пути.

Важным моментом здесь является бессознательная природа воздействия архетипов и самости, проявляющееся в акаузальных связях, т. е. случайных совпадениях. Слова, выделенные курсивом, дают понять, что сознательно и намеренно человек не в состоянии значительно воздействовать на общий ландшафт и возможности своей судьбы (варианты ее развития), несмотря ни на какие усилия. Личная воля человека идет в рамках траектории коридоров судьбы, определяемым Дао. На «макро-уровне» личная воля играет роль лишь в относительно небольшом числе ситуаций -- на принципиальных развилках жизненного пути.

Как договориться с судьбой

Где же место личной воли в моей жизни? Когда я выковываю свое счастье, а когда я не должен «лезть судьбе под руку»?

От личных усилий человека зависит, как он пройдет по своему жизненному пути (и, наверное, насколько далеко пройдет): будет ли он примером другим или каждое испытание будет встречать с малодушием; пройдет ли он, доставляя близким радость или заставит окружающих жалеть, что судьба свела их с ним. Однако, несмотря на все усилия, от него не зависит, где пролегают тропинки и находятся долгожданные перекрестки его жизненного пути.

«Может ли человек изменить свою судьбу? Я верю, что он должен делать то, что должен, пока судьба ему не откроется».

И христианство, полагая веру в личную любовь Бога, и даосизм, исходя из предвечного порядка, и современная психология коллективного бессознательного Юнга сходятся в том, что человеку будет идти легче, если он не будет спорить с судьбой, со своим личным Дао, с самостью. Тогда, ступая по тропе, иногда ровной, иногда каменистой, поднимаясь по ней вверх или спускаясь вниз, он не будет тратить напрасных усилий, залезать в окружающие непроходимые болота, которые никуда не ведут, или карабкаться по вертикальным стенкам, которые разумнее обойти. Если говорить о Дао как о свойстве Бога или мира, им сотворенного, то можно быть уверенным, что усилия не будут напрасны, и мозаика жизни, составляемая из несвязанных на первый взгляд событий, удивительным образом сойдется. Человек пройдет свою жизнь лучшим образом, следуя своему внутреннему зову, как бы ни были притягательны иллюзии стать богаче, или успешней, или получить все и сразу. Человек должен стараться быть самим собой, как подсказывает ему сердце. Пытаясь создавать судьбу и провоцировать ее на более вероятное появление того или иного события, человек удаляется от самого себя и воставляет свой путь.

«…делай что должен и будь, что будет! Мне кажется это достойный ответ на вопрос. Ведь каждый из нас торгует собой всерьез, чтобы убить в себе продолженье весны. Каждый, в душе сомневается в том что он прав и это тема для новой войны.» (Б.Б. Гребенщиков)

Библиография

1. Власова, М. В. Феноменология личностного выбора. Каф. общей психологии, псих. фак. МГУ, М. 1999.

2. Горбовский, А. Фатум или Свобода? В сборнике «Психология судьбы: Предопределение. Случай. Свобода.» Мн. 2003.

3. Дао дэ Цзин. Перевод Ян Хин Шуна. Изд-во Эксмо, М. 2002.

4. Топоров, В. Н. Судьба и случай. В сборнике «Психология судьбы: Предопределение. Случай. Свобода.» Мн. 2003.

5. Франц, Мария-Луиза фон. Прорицание и синхрония. Психология значимого случая. Перевод З. А. Кривулиной под общей редакцией В. В. Зеленского. СПб, изд 2-е, 2002.

6. Хуайнань Цзы. Перевод Л. Померанцевой. Изд-во Эксмо, М. 2002.

7. Юнг, Карл Густав. AION. В сборнике «Избранное». Пер с нем. Е. Б. Глушак, и д.р. Мн. 1998.

8. Юнг, Карл Густав. О «синхронистичности». В сборнике «Избранное». Пер с нем. Е. Б. Глушак, и д.р. Мн. 1998.

9. Юнг, Карл Густав. Психология бессознательного. Пер с нем. В. Бакусева и др. М. 2003.

10. Юнг, Карл Густав. О природе психе. Пер С. Л. Удовик, Изд-во Рефл-бук, Ваклер, М., 2002.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой