Исследование репортажа-эксперимента в современной прессе (на примере региональных и федеральных изданий)

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Список принятых сокращений

Введение

Глава 1. Репортаж-эксперимент: признаки, виды, методы, функции

1.1 Определение понятий «репортаж» и «эксперимент». Родоначальники репортажа-эксперимента. Основные признаки жанра

1.2 Методы репортажа-эксперимента

1.3 Классификация видов репортажа-эксперимента, его функции

Глава 2. Методика подготовки и проведения эксперимента

2.1 Роль эксперимента в региональных и местных СМИ

2.2 Этапы подготовки репортажа-эксперимента

2.3 Анализ и оценка экспериментальной деятельности журналиста

2.3.1 Особенности репортажа-эксперимента (на примере федеральных и региональных изданий

2.3.2 Авторская апробация эксперимента

Заключение

Список использованной литературы и источников

Приложение

репортаж эксперимент журналист информация

Список принятых сокращений

СМИ — средства массовой информации

Спецкор — специальный корреспондент

«РР» — журнал «Русский репортер»

«КП» — газета «Комсомольская правда»

Введение

Система методов журналистской деятельности включает в себя как традиционные эмпирические способы познания действительности (наблюдение, анкетирование, интервью), так и особый способ — эксперимент, который в свою очередь выступает синтезом методов теоретического познания — моделирования и анализа. Эксперимент по своей сути является не только способом сбора информации, но и полноценным журналистским, ставшим самостоятельным сравнительно недавно, жанром. Можно предположить, что эксперимент (даже если не высчитывать долю включенности в него исследователя) является активным методом, благодаря которому он оформился в отдельный жанр. Однако, помимо этого, основой «жанрообразования» может выступать идея журналиста: эксперименту необходимо быть социально ориентированным, быть не малосодержательной публикацией и констатацией фактов, а доказательством, либо опровержением гипотезы, исследованием проблемы, проверкой действий, познанием сферы общественной деятельности, какой-либо профессии.

Наша выпускная квалификационная работа (ВКР) посвящена исследованию эксперимента как жанра и как метода журналистской деятельности.

Актуальность ВКР заключается в исследовании эксперимента (как метода, так и жанра) с точки зрения его функций, видов, характерных особенностей. В работе обобщаются теоретические данные (которые сравнительно малочисленны и требуют систематизации), полученные у специалистов-практиков мнения (выявленные путем опроса), и опыт, приобретенный автором ВКР в ходе проведения собственных экспериментов.

Актуальность жанра напрямую связана с частым применением эксперимента в средствах массовой информации как ранее («операции» А. Рубинова, М. Кольцова), так и популярностью его на сегодняшний момент. Несмотря на востребованность метода эксперимента, нельзя говорить о внимании к нему со стороны теории журналистики: статей, посвященных этой проблеме, в специальной литературе явно недостаточно.

Новизна исследования заключается в сравнительном анализе практики федеральных и региональных изданий, а также — в экспериментальной апробации одной из журналистских методик автором ВКР.

Мы наблюдали, что выбранный предмет исследования имеет теоретическую значимость: эксперимент занимает межжанровую нишу между аналитическим и информационно-постановочным репортажем, методы сбора информации заимствованы у естественных и социологической наук; а также практическую значимость: с помощью проведения экспериментов на практике закрепляются теоретические сведения, осваивается методика проведения эксперимента.

Цель работы: исследование репортажа-эксперимента в современной прессе (на примере региональных и федеральных изданий).

Для достижения цели необходимо выполнить ряд задач:

— рассмотреть понятие жанра (в целом) и репортажа-эксперимента (в частности) в теории средств массовой информации, сопоставить теоретические основы с актуальной практикой;

— сгруппировать и обобщить сведения о методах работы федеральных и региональных журналистов, проанализировать методику их экспериментирования;

— организовать анкетирование журналистов местных СМИ с целью выявления места репортажа-эксперимента в региональных изданиях;

— провести ряд собственных экспериментов с целью уточнения методики работы журналиста.

Объект исследования — публикации федеральных изданий (журнал «Русский репортер», газета «Комсомольская правда») и региональной прессы (журнал «Юность Югры», газета «АиФ-Югра», газета «Новости Югры») за период с 2002 по 2013 гг. А также труды классиков журналистики Анатолия Рубинова, Михаила Кольцова, Владимира Гиляровского и др.

Предмет исследования — черты эксперимента как метода и как жанра, методика работы журналиста в репортаже-эксперименте.

Методы исследования: сравнительно-исторический, типологический, моделирование, наблюдение, анкетирование, анализ научной и специальной литературы, публикаций СМИ.

Методологическая база ВКР основана на трудах отечественных ученых, занимающихся проблематикой массовых коммуникаций: А. Тертычного, М. Кима, О. Самарцева, М. Шостак, В. Олешко, Л. Кашинской.

Апробация исследования: основные положения теории репортажа были разработаны в курсовой работе по дисциплине «Аналитические жанры в СМИ», а также представлены в виде доклада на III научно-практической конференции студентов и аспирантов Гуманитарного института ЮГУ «Исследования в области гуманитарных наук» (Ханты-Мансийск, 2013).

Структура работы: ВКР состоит из двух глав: в первой автор рассматривает теоретически систематизированные знания об эксперименте, во второй — проводит его анализ и апробирует жанр на собственном опыте. В приложении представлены результаты анкетирования, схемы и диаграммы для иллюстрации основных выводов исследования.

Глава 1. Репортаж-эксперимент: признаки, виды, методы, функции

1.1 Определение понятий «репортаж» и «эксперимент». Родоначальники репортажа-эксперимента. Основные признаки жанра

«В разное время и в разных изданиях репортажные формы использовались по-разному. Этот гибкий жанр с годами меняется и приспосабливается к существующему политическому режиму, экономической системе, нравам, царящим в обществе. А репортаж -- это одна из самых выигрышных форм ее подачи. Сенсационность -- это та самая яркая обертка, которая повышает спрос на товар. И все же, несмотря на то, что она во многом определяет лицо современного репортажа, ее влияние распространяется лишь на форму, оставляя неизменной суть жанра. Независимо ни от чего, репортаж продолжает быть материалом, где через бьющую по нервам деталь автор внушает читателю отношение к происходящему, заставляет представить и пережить событие, делает его соучастником» [39, с. 79]. Это высказывание Л. Царевой из статьи «Под музыку репортажа» как нельзя точно подтверждает согласованность внешней подачи репортажа и его внутреннего устройства. Внешне жанр может казаться статичным и уже давно состоявшимся, однако на самом деле он может служить началом другого жанра, с которым имеет как внешнее сходство, так и функциональное отличие.

Сначала репортажем называли публикации о судебных заседаниях, парламентских дебатах, других собраний различного рода. Позднее такие материалы стали называть «отчетами», а «репортажами» начали именовать публикации, которые по своему содержанию, форме похожи на современные российские очерки. На сегодняшний момент, когда европейский журналист говорит что-то о репортаже, он имеет в виду то, что мы называем очерком. В свою очередь, эксперимент — жанр, «вытекающий» в самостоятельный из классического репортажа, поэтому, чтобы исследовать вопрос об экспериментах СМИ, необходимо пояснить, что такое репортаж.

Понятие «репортаж» возникло в первой половине XIX в. и происходит от латинского слова «reportare», означающем «передавать», «сообщать».

Вторым значимым и последовательным будет вопрос — что такое эксперимент?

Эксперимент [от лат. experimentum]. 1. Воспроизведение какого-либо явления или наблюдение нового явления в определенных условиях с целью изучения, исследования; опыт. Метод познания, основанный на чувственно-предметной деятельности исследователя. 2. Попытка сделать, предпринять что-либо (новое, ранее не испытанное); пробное осуществление чего-либо [46, с. 948].

Эксперимент — система операций, воздействий и/или наблюдений, осуществляемых при выполнении исследовательских работ и направленных на получение информации об объекте [42, с. 981]. Толковый словарь живого великорусского языка В. И. Даля дает простое определение эксперимента: эксперимент — это опыт [48, с. 1090].

Эксперимент аналитичен, как и традиционный репортаж, и, возможно, в равной мере динамичен, как и событийный. По стилю повествования, по отбору фактов и явлений действительности эксперимент как постановочный жанр по тематическому виду близок к социальному и по предметно-тематическому признаку — к проблемному репортажу.

Данный жанр [эксперимент] «проявился» в отечественной журналистике в качестве самостоятельного в начале 90-х годов. Однако по сути своей материалы, подобные тем, которые сейчас часто можно встретить под рубрикой «эксперимент», публиковались на страницах прессы на протяжении десятилетий. Только выходили они под другими «именами» — то ли очерка, то ли корреспонденции, то ли фельетона [36, с. 206].

Как говорилось выше, что по сути своей материалы, подобные тем, которые сейчас часто можно встретить под рубрикой «эксперимент», публиковались на страницах прессы на протяжении десятилетий.

В историю советской журналистики Михаил Кольцов вошел как один из видных представителей жанра фельетона. Его «Семь дней в классе», «Три дня в такси», «В загсе» — чистого рода аналитический эксперимент (где журналист работает «под маской») дифференцированный с сатирическим фельетоном (где публицист высмеивает явления общественной жизни). Причем два этих совершенно разных жанра несут одну и ту же функцию — выявить проблему при непременно социальной и злободневной тематике обоих жанров. В репортаже «Три дня в такси» Михаил Кольцов отображает систему отношения к шоферам людей, вскрывает при включенном наблюдении шероховатости работы отдела регулирования:

«Стоп. Свисток. Милиция. Проехал желтый сигнал светофора.

— Не видишь, что ли? А еще очки надел. Что? В первый раз? Знаем — все вы в первый раз. Платите пять рублей.

Московские шоферы в большой ярости на милицию уличного движения. Штрафуют их строго и нещадно, за малейшее нарушение. Но не в этом, по-моему, недостаток отдела регулирования.

Штрафовать, конечно, приходится. Без этого московские шоферы, и без того довольно беззаботные, развинтились бы совсем. Беда в том, что некоторые постовые превращают штрафования в свою единственную обязанность по отношению к автотранспорту. Шофер должен чувствовать, что милиция не только воюет с ним за правила, но и помогает ему, звонит в гараж при поломке, заботится о посыпке скользких мест, строго удаляет с мостовой пьяных и ребятишек" [21].

Также «экспериментатор-фельетонист» наблюдает за клиентами, проверяет, насколько они порядочны, вводит в репортаж дополнительный искусственно созданный мотив: «Забыл сказать: в последний день я сделал маленький опыт. Положил на заднее сиденье пакетик в газетной бумаге. В пакетике были: ключ, сапожная щетка, два яблока и „Записки охотника“ Тургенева. Четыре клиента пакета не тронули. Артельщик его даже не заметил: видно, нервничал с деньгами. Мастер по пути с завода шелестел свертком, изучал содержимое; на обратном пути просунул в окошечко: „Возьмите, кто-то забыл“… А вот молодые люди — те слизнули пакет гладко и бесшумно» [21].

Однако еще ранее журналист Владимир Гиляровский использовал подачу материала через эффект присутствия, кем только не был Гиляровский — волжским бурлаком, крючником, цирковым наездником, борцом, табунщиком, актером, знатоком конского спорта и пожарного дела, знаменитым газетчиком, «королем репортеров». Он гордился значком «почетного пожарника», за храбрость в войне с турками имел солдатского Георгия, за участие в олимпийских играх — большую золотую медаль [20].

Можно в полной мере утверждать, что репортажи Гиляровского — первые журналистские эксперименты с использованием метода включенного наблюдения, хотя внешне они напоминают корреспонденцию:

«При моем посещении заведения Грибанова я заявил, что у меня пропала собака, и меня привели в этот сарай, где я мог выбрать любую из собак, даже чужую, и, заплатив за нее, сколько потребует доверенный Грибанова, получить ее. При подобном способе получения действительные владельцы собак ничем не гарантированы» [17, с. 439].

Метод «маски» — главенствующий в творчестве не только отечественных журналистов. Один из основоположников журналистского расследования в современном виде — это немецкий журналист и писатель Гюнтер Вальраф, получивший известность в 70−80 гг. XX века. В своих репортажах Вальраф, используя метод включенного наблюдения и эксперимента, предстает рабочим завода, гастарбайтером, пациентом, шофером, журналистом желтой прессы и т. п., тем самым обнажая проблемы общества [19].

Методы, с помощью которых Вальраф собирает такой материал, сами по себе не новы: прибегали к ним в двадцатые-тридцатые годы и Михаил Кольцов, и Эгон Эрвин Киш, и Вилли Бредель, и многие другие писатели. Правда, когда Вальраф начинал свою репортерскую деятельность, он не знал об этом, не слышал даже имен своих предшественников [33, с. 10].

В репортаже Г. Вальрафа «Ночлежка без обратного билета» журналист поднимает темы, актуальные и на сегодняшний день — бродяжничество, отображение жизни в ночлежке для бездомных и содействии социальных служб:

«Служащий отдела социального обеспечения одет в такой же халат, как и служащие в регистратуре «Пикового туза». Люди в серых халатах носят папки с какими-то бумагами из одного кабинета в другой. Нас заставляют ждать более двух часов. Оформили на работу лишь одного. Выйдя он сказал:

— Я должен копаться в дерьме, будто ни для чего другого уж не гожусь.

Наконец выкрикивают мое имя. Служащая отдела задает мне вопросы. Рассказываю ей, что прибыл из Рурской области, где сейчас невозможно найти работу" [14, с. 87].

В репортаже «Как я нанимался в шпики» автор разоблачает полицейские методы борьбы с левыми демократическими организациями путем смелого эксперимента — обращался в полицейские управления с предложением своих услуг в качестве «добровольного осведомителя»:

«У меня к вам дело несколько деликатного свойства», — начинаю я. Он не спускает с меня испытующего взгляда. Я говорю, что состою в Национальном союзе высших школ, организации, близкой к НДП (Национально-Демократической партии, — прим. автора). «Это будет трудно, — делится со мной своими сомнениями чиновник. — У них хорошо поставлена информация. Они вас здесь обнаружат» [14, с. 195]. «Через две комнаты по коридору — полицейский участок. Юнгеман барабанит пальцами по крышке письменного стола. Я встаю: «Вы еще обо мне услышите». И сбегаю вниз по лестнице. Недалеко от стоянки автомобилей я замечаю, что за мной бежит молодой полицейский. А рядом с ним, пытаясь не отставать, некто в бежевом плаще. Воспользовавшись своим преимуществом в 30 метров, я успеваю сесть в машину. На светофоре красный свет, потом желтый, я включаю скорость. Полицейский в пяти шагах от меня, он останавливается и записывает номер [14, с. 199].

Эксперимент как сравнительно молодой жанр выступает в роли некоего «гибрида», который заимствовал у естественных наук метод сбора информации. О процессе «гибридизации» говорит преподаватель Ростовского государственного университета Любовь Шибаева в статье «Жанры в теории и практике журналистики»: «В начале 80-х годов происходило заметное движение репортажа к аналитике. То есть, конечно, оставался и классический, информационно-событийный и познавательный репортаж. Но еще в 30-е годы к нему прибавилась межжанровая форма — знаменитые репортажи М. Кольцова, похожие одновременно и на очерки, и на статьи» [40].

Кандидат филологических наук А. А. Тертычный предполагает, что появление и обособление уже достаточно независимого жанра эксперимента связано с преобладанием одного из методов сбора информации и жанрообразующими чертами, которые и вынесены в заглавие жанра: «Смысл отнесения того или иного произведения к определенному жанру таится в том, чтобы указать на отличительную черту публикации определенного рода и показать неповторимость, особенность их «семейства». Особенность эта может связываться (и традиционно связывается) с разными характеристиками текстов — то с предметом отображения, то с методом сбора материала, то с методами его осмысления, истолкования, то с разделением его на «то, что есть факты» и на «то, что есть мнения о фактах. Наблюдаемое в последние годы выделение в качестве самостоятельной группы (семьи) публикаций, базирующихся на проведенных их авторами экспериментах, очевидно, вызвано стремлением журналистов подчеркнуть именно то обстоятельство, что при сборе информации, использованной затем в публикациях, ими был применен именно данный, а не какой-то иной метод» [36, с. 206].

Журналист «Литературной газеты» А. Рубинов называет свои материалы операциями, которые необходимы для исследования социальных проблем. В процессе эксперимента ученый ведет наблюдение, и А. Рубинов, наблюдая, показывает читателю ход эксперимента как событие, ведет динамичный репортаж, насыщенный зримыми деталями. Увлеченный читатель легко приходил вслед за автором к анализу полученных данных и следил теперь уже за ходом рассуждений исследователя. Внешняя форма публикаций А. Рубинова — блестящих, оригинальных, остроумных — была ближе к репортажной, а логический стержень, на котором держался текст, соответствовал логосюжету статьи [40]. Основой проблемных репортажей А. Рубинова становится тщательно продуманный эксперимент. Журналист воссоздавал всем известную жизненную ситуацию — при поиске медикаментов в аптеке и при покупке билета в железнодорожной кассе — и затем, как участник этой ситуации, всесторонне исследовал ее. На первый план при этом выдвигаются рассуждения автора, его исследования фактов, эмоциональная реакция на них, его выводы и предложения [18, с. 188].

В системе аналитических жанров на данный момент появились значительные изменения — это связано с появлением новых типов публикаций, объединенных ярким проявлением отдельных жанрообразующих факторов, в качестве которых прежде всего предстают методы отображения действительности. В результате возникают, например, такие жанры, как эксперимент, рейтинг, анкета, рекомендация, прогноз, версия, социологическое резюме и пр. Выделение (и что важно — признание!) новых жанров не только объективно, логически оправдано, но и субъективно целесообразно, поскольку ведет к расширению «сигнальной системы» в журналистском творчестве, т. е. помогает уточнить понимание творческих задач, которые встают перед журналистом [37, с. 63].

Чтобы сформулировать отличительные признаки исследуемого жанра, необходимо сопоставить первоначально различные в теории журналистских жанров «репортаж» и «репортаж-эксперимент».

Репортаж:

1. Репортаж — это синтез информационного (подача факта) и аналитического (разъяснение) оснований в эмоционально-авторском ключе. Специфика репортажа проявляется и в его стиле — эмоциональном, энергичном. Для него характерно активное использование средств и приемов образного отображения действительности — яркого эпитета, сравнения, метафоры и т. д. И, если требуется, даже некоторых сатирических средств. Эффект присутствия, о котором говорилось выше, как бы включает в себя эффект сопереживания: репортаж достигнет цели в том случае, если читатель вместе с репортером будет восхищаться, негодовать, радоваться [18, с. 189].

«Мне довелось два месяца проработать в „Жизни“, когда она только появилась в 2001 году. За это время исходный тираж с 25 тысяч экземпляров поднялся до 100 тысяч. Статьи там почти всегда основаны на реальных событиях, однако под пером журналиста реальность преображается до неузнаваемости. Это немудрено, когда существует установка — раскрутить любое происшествие до невероятной истории. Исказить действительность в репортаже можно с помощью композиции, стиля и фотографии, но главное оружие журналиста — все та же яркая деталь. Часто деталь работает вместе с композицией. Ведь стоит незначительный случай вынести на первый план, и акценты сместятся» [25, с. 79]. В репортаже «Наших детей сожгли сатанисты» Саяна Маеркова приводит как доказательство заявленной в названии версии только домыслы бабушки убитого мальчика («детей сожгли сатанисты»), но, вынесенные в заголовок, они звучат сенсационно.

2. Репортаж, помимо доминирующей цели — донести информацию, наглядно детализируя, стремится:

— усилить конфликтность действия, привнести конфликт в изображение какой-то ситуации. (Например, показать воробья, влетевшего в окно во время скучного собрания);

— «инсценировать» любое противостояние;

— воссоздать ритм и «дыхание» любого происшествия (и соответственно, вызвать у читателя определенную гамму чувств: в «мажоре» или в «миноре»);

— наглядно объяснить («показать на пальцах», обучая или утоляя любопытство) [41].

Эксперимент:

1. Эксперимент в свою очередь тоже включает в себя вышеперечисленные функции, однако имеет и индивидуальные:

Выделяются основные функции эксперимента, свойственные всем его видам, — познавательные и управленческие. Эксперимент в журналистике используется и как метод познания, и как метод управления, и как метод демонстрации противоречий, возникающих в определенных областях общественной жизни [22, с. 27].

В эксперименте находит свое отражение как прием передачи эмоции, так и прием живой подачи факта или явления. Преобладающим в нем является метод познания ситуации, явления, события, возможно, и поведения отдельных лиц; метод моделирования ситуации, организация информационного посыла, тогда как в классическом репортаже главное — это донести уже происходящий, «несфабрикованный» автором факт, не вмешиваясь в течение событий.

2. Эксперимент несет в себе определенную интригу, поэтому журналисты, стремящиеся быть замеченными публикой, часто не намерены ждать, когда сложится какая-то желанная нетривиальная ситуация или произойдет интересное событие [36, с. 207].

В репортаже и репортаже-эксперименте основа — это злободневный факт и то, что хотелось бы узнать читателям, увидеть воочию, вживую.

3. Вне зависимости от соотношения информации, доминантности в тексте факта репортаж-эксперимент «в классике жанра» должен содержать авторские оценки, предположения по поводу исследуемой ситуации, выводы, возможно, пожелания, направленные в будущее, то есть, автор должен раскрыть читателю результат исследования. В этом смысле эксперимент схож с проблемным репортажем, в некой степени — это одно и то же, так как оба они социально ориентированы и направленны на «полезность» текста. Не столько сообщить — сколько как-либо помочь, оголяя явление. Спецкор «КП» Ярослава Танькова, работая санитаркой, и помогает — ухаживает за ранеными, и показывает ситуацию изнутри:

«Через час я за пределами госпиталя — в продуктовом магазине военного городка. Здесь всегда громадные очереди — магазинов-то всего три. Вытаскиваю из кармана ворох записочек с завернутыми деньгами — заказы от бойцов, чего надо купить. Под конец интересуюсь, есть ли говяжья колбаса. Увы, нет. Бегу искать. А то мои мусульмане с голоду окочурятся. Пока все нахожу, проходит час.

— Ты где столько пропадала? — интересуется моя напарница Лена.

— Да вот, пока «чехам» нашим колбасу говяжью нашла…

— А по мне, так чтобы они сдохли все!

— Ну, Леночка, они же не боевики, на нашей стороне воюют. Фээсбэшники же их трясли, когда они поступили, все выяснили. Им и так досталось.

— Не могу. Все равно всех их ненавижу.

Я не спорю. У Ленки муж — офицер в подбитом над Ханкалой вертолете погиб и сестра. Она работала, как и Лена, санитаркой. Теперь на ее шее трое детей (один — свой, двое — сестры, которая была не замужем) и престарелая мать. Лена здесь на жизнь всей ораве зарабатывает, а ее мать из последних сил малышей тянет. Не могу я, не имею права обвинять эту действительно очень добрую и душевную санитарочку, что она простить чеченцам свою поломанную жизнь не может" [34, с. 8].

4. «Жанроопознавательным» знаком репортажа-эксперимента и идентичности его на газетных полосах служат подзаголовки: «Как журналист…», «Наш корреспондент…» и рубрики: «Испытано на себе», «Эксперимент», «По ту сторону».

Отличия:

1. Однако если по динамике и стилистике репортаж и эксперимент мало отличаются, то разнятся по морально-этической модели: событийный репортаж сложен в сборе информации, тогда как проведение эксперимента не представляет собой опасности для журналиста. Автор монографии «Журналист и его произведение» Марина Шостак называет эксперимент «мирной» публикацией:

Репортеры в «горячих точках» прячутся в окопах, пригибаясь от пуль, идут вместе с толпой беженцев… Репортеры «мирных тем» на время меняют профессию, действуют вместе со своими героями. Все это привносит движение в сюжет и хорошо разнообразит его. Бывает и так, что все основные сюжетные ходы связаны с поведением репортера: он постоянно что-то предпринимает. Другой вариант — автор выступает в роли «подопытного кролика», пробуя на себе сложности, тяготы и привычные заботы людей определенного круга [41].

2. Репортаж и репортаж-эксперимент отличаются мерой включенности в ситуацию журналиста:

Эксперимент — это включенное наблюдение, испытание на себе профессии или ситуации, автор собирает сведения на месте, участвует в действии-игре (такой метод подачи материала, по мнению А. А. Тертычного, является наиболее выигрышным, то есть, у журналиста-экспериментатора есть больше шансов быть услышанным), а при обработке материала активно использует диалоги, ремарки действий героев, так, что читатель может почувствовать себя на месте происходящих событий [35, с. 318]. Тогда как репортаж — обрисованная журналистом-наблюдателем ситуация, которая совершенно может не содержать в себе авторские эксперименты.

Сходство:

Существует некая схожесть двух исследуемых жанров с точки зрения количества времени на подготовку материала: перед авторами репортажей стоит проблема нехватки времени для того, чтобы разобраться в ситуации. Для проведения и написания репортажа иногда требуется наиболее основательное ознакомление с фактом, событием, человеком. В эксперименте также не всегда возможно разово исследовать ситуацию. Иногда необходимо изучать явление снова. Опубликованный материал — это не всегда гармоничное завершение журналистского произведения и эксперимент в роли социального исследования по своей результативности, наверняка, синтезируется с таким методом подачи как финишинг. Финишинг — это доведение разработки темы журналистских выступлений до логического конца — разрешения поставленной проблемы, что обеспечивается возвращением к прежним публикациям, привлечением аудитории для обсуждения, опубликованием ответов официальных структур [45]. В таком случае эксперимент может быть не разовой публикацией, а исследованием поступательным, раскрытым в последующих публикациях. Так, например, на операцию «Меченые атомы» А. Рубинова был бурный поток читательских отзывов, с помощью которых журналист написал еще один материал. То есть, чем более волнующую тему возьмет экспериментатор для исследования, тем больший резонанс он этим исследованием вызовет [26].

Сходства два исследуемых жанра имеют в использовании стилистических приемов: большой доли в тексте диалогов героев, наличие авторского взгляда на ситуацию, передачи события часто в настоящем времени.

Вероятно, можно предположить, что выделять эксперимент в отдельный жанр не имеет смысла, так как возможно ли сравнение давно образовавшего жанра [традиционный репортаж] и его «отростка» [эксперимент], пусть и несущего в названии исток своего образования (репортаж-эксперимент), даже если «гибрид» стал функционировать без помощи центрального его «органа»? Однако доказательством необходимости обособления эксперимента выступает наличие доминирующего признака в эксперименте и отсутствие его в традиционном репортаже. Этим признаком является «присутствие» автора в тексте не как «автор=репортер», а как «автор=репортер=герой» — апробирование журналистом ситуаций на себе. Такое апробирование имело большой интерес со стороны журналистов раннего зарождения жанра (материалы А. Рубинова, М. Кольцова), и на сегодняшний момент: хотя бы раз то или иное издание прибегло к использованию жанра: в «Российской газете» — «Парковка: эксперимент задает вопросы» [13], на сайте «Нового Вестника» — «Наш эксперимент: какой хлеб нам продают?» [27], устойчивая рубрики: в «Московском комсомольце» — «Эксперимент», в «Аргументах и фактах» — «Эксперимент на себе ставит читатель» и «Коллективный» эксперимент на себе", в «Труде-7» — «Проверка штампов». Традиционная рубрика «Комсомольской правды» — «Испытано на себе» спецкоров Людмилы Васильевой (Дальневосточное представительство «КП»), Ярославы Таньковой, Александра Мешкова и тому подобные примеры.

По материалам исследования можно утверждать, что эксперименту необходимо было стать самостоятельным хотя бы потому, что он обладает характерными жанрообразующими признаками: 1) использование определенных методов сбора информации (моделирование ситуации, прогнозирование и др.); 2) апробация ситуации журналистом на себе.

1.2 Методы репортажа-эксперимента

Когда слово «эксперимент» произносит, например, ученый-ядерщик, то в воображении возникают не только лаборатории, заполненные всевозможным научным оборудованием… Ибо эксперимент в науке — дело исключительно серьезное и трудоемкое. Совсем иное дело, когда об этом методе говорит, например… шоу-мен!.. Эксперимент, осуществляемый журналистом, представляется несколько весомее артистического. Но все же и тот и другой отделены от научного, как говорится, дистанцией огромного размера [38, с. 54].

Эксперимент образовался как жанр из классического репортажа, как метод — из других наук (социология, химия и др.). Когда журналист готовил тематические репортажи, это и стало первым этапом к становлению эксперимента, потом, наверняка, появилась мысль испытать на себе ситуации, попробовать «на вкус» то или иное действие, чтобы не обмануть читателя, чтобы не заблуждаться самому. Возможно, эксперимент мог появиться при попытке достигнуть правдивости в описательных моментах чужих профессий.

Под экспериментом в журналистике понимают не только жанр, но и метод сбора информации. Экспериментальный метод — это метод наблюдения, проверки и активного участия автора исследования. Экспериментальный метод — это и ситуативный метод (во многом зависит от ситуации и степени включенности в нее), складывающийся ранее в разных науках и теоретической деятельности. Для подтверждения обратимся к словарям.

Из психологического словаря:

Эксперимент — исследовательская стратегия, в которой осуществляется целенаправленное наблюдение за каким — либо процессом в условиях регламентированного изменения отдельных характеристик условий его протекания. При этом происходит проверка гипотезы [44].

Из философского словаря:

Эксперимент (от лат. experimentum — проба, опыт) — планомерно проведенное наблюдение; планомерная изоляция, комбинация и варьирование условий с целью изучения зависящих от них явлений. Тем самым человек создает возможность наблюдений, на основе которых складывается его знание о закономерностях в наблюдаемом явлении [49].

Из социологического словаря:

Эксперимент (от лат. experimentum — проба, попытка, опыт) — общенаучный метод получения в контролируемых и управляемых условиях новых знаний о причинно-следственных отношениях между явлениями и процессами социальной действительности [47].

Из юридического словаря:

Эксперимент (от лат. experimentum — опыт, проба) — изучение, исследование явлений и процессов путем их воспроизведения, моделирования в искусственных или естественных условиях. Возможности экономических Э. весьма ограничены, так как очень сложно воспроизвести реальные условия, многократно повторять эксперимент [50].

Из исторического словаря:

Эксперимент — научно поставленный опыт, наблюдение исследуемого явления в точно учитываемых условиях, а также попытка осуществить что-либо опытным путем [43].

Таким образом, совместив все определения, можно прийти к выводу, что экспериментальный метод используют многие науки путем наблюдения с целью проверки гипотезы, а также с целью осуществления явления опытным путем, исследования процессов с помощью моделирования ситуации в управляемых условиях и при варьировании ситуации.

Существует немалое количество методов журналистского творчества, так называемых классических.

Метод эксперимента в журналистике зачастую отождествляют с методом включенного наблюдения. Тому есть свои причины. Во-первых, как и во включенном наблюдении, журналист-экспериментатор поддерживает непосредственную взаимосвязь с объектом изучения. Во-вторых, эксперимент, как и наблюдение, может проводиться скрытно. Наконец, в-третьих, эксперимент относится к визуальным средствам изучения социальной действительности. Впрочем, несмотря на общность основных признаков, эксперимент имеет особенные черты и характеристики. «Под экспериментом понимают метод исследования, базирующийся на управлении поведением объекта с помощью ряда воздействующих на него факторов, контроль за действием которых находится в руках исследователя [22, с. 26].

При включенным наблюдении журналист действует как участник событий; выступая в социальной роли, аналогичной социальным ролям действительных участников происходящего, он получает одновременно данные и о внешних обстоятельствах, и — через себя, через самонаблюдение. Вообще-то в профессиональной журналистской среде такой вид наблюдения известен давно как «метод перемены профессии». Но научного обоснования он не имел, пользовались им журналисты на стихийно-интуитивном уровне, и, несмотря на то, что с его помощью родилось много талантливых, интересных материалов, немало было все-таки и нареканий. Довольно остро стоял этический вопрос о допустимости такого приема и, во всяком случае, об ограничении пределов его применения. Это привело к необходимости обогащения сложившегося профессионального опыта за счет рекомендаций социологии [25, с. 171]. В 30-е годы этот метод [метод «маски"] сбора материала был возрожден журналистом Михаилом Кольцовым, поработавшим неделю учителем, а потом несколько дней — в такси. В 40−50-е годы методы «маски» и перемены профессии по ряду причин отходят на второй план, а то и вовсе не используются по ряду причин. 70−80-е годы отмечены дискуссией о самом методе «маски». Противники этого метода утверждали, что он исчерпал себя и не сулит никаких творческих открытий. Исследователь В. Теплюк по этому поводу писал: «Итак, по существу дискуссии. Она велась практиками и явилась, на взгляд автора, откликом на слабый всплеск применения этого метода молодыми журналистами, которым же, конечно, в тот момент трудно было повторить «класс» применения этого метода А. Гудимовым и еще более ранним предшественником М. Кольцовым. Были, видимо, причины и более широкого порядка: в журналистике начала 80-х гг., т. е., на время дискуссии, наверное, не было острой потребности в каких-то необычных взглядах на привычные, уже объясненные «сверху» явления, а форма «смены профессии», хотя и необязательно, но предлагала такой неожиданный взгляд, выводы, которые не всеми могли быть приняты». Однако Г. Бочарова в своей статье «Будущего нет» говорит: «Слагаемые метода — элементарные требования журналистского мастерства, точки приложения метода можно перечислить по пальцам, а появление новых профессий из-за длительности подготовки к ним делает невозможной» [Цит. по: 15, с. 61].

Журналист, выбирая метод «маски», сознает, что именно этот метод дает необходимый эффект, верно сориентирует читателей относительно исследуемого им события.

Современные требования к информационному новостному продукту сформировали следующие специфические условия в использовании метода «маски»:

— стремление сделать читателя соучастником события;

— необходимость иллюзии физических ощущений как основы для воспроизведения зримой картины события;

— потребность в новых знаниях об этом событии [15, с. 64].

Некоронованные короли современного репортажа Олег Кармаза, Сергей Благодаров, Анна Амелькина, Ярослава Танькова и другие использовали и «маску», и внедрение в чужую профессию в зависимости от ситуации.

Сергей Благодаров в маске продавца торговал колбасой, продавал упитанную хрюшку на рынке, ездил «челноком» за товаром в Турцию. Для чего? Колбаса была в дефиците, рынок контролировали крутые парни-перекупщики, над «челноками» не издевался и не обирал их только ленивый. И никакие журналистские «корочки» не открыли бы доступ к этой негативной информации. Они-то как раз в этой ситуации прячутся подальше. Для того чтобы узнать, как и сколько дают ментам за право торговать паленой водкой, Анна Амелькина внедрилась в киоск с этой самой водкой и собственным телом прикрывала ее во время милицейского рейда. Автор репортажа о жизни беспризорников Ярослава Танькова была тщательно законспирирована и по возможности прикрыта: юные наркоманы и токсикоманы непредсказуемы в своих действиях. В других же ситуациях репортер прикрывает себя частично. Кто знал, что перегонщик автомобилей из Европы в Москву Сергей Благодаров — журналист? Не требовалось надевать «маску» Олегу Кармазе, когда он работал в бригаде по отлову бродячих собак, на дезостанции, контролером в общественном транспорте. А есть ситуации, когда и вообще себя не надо прикрывать. Пример — репортаж корреспондента «КП» Людмилы Васильевой про выборы мэра города во Владивостоке. «Город, в котором вот уже 10 лет никак не могут выбрать градоначальника, на российское население уже производит странное впечатление… Поэтому я решила сделать для „Российской газеты“ несколько другой материал, взглянуть на процесс изнутри. Я предприняла попытку пробиться в список претендентов и зарегистрировать себя кандидатом на пост мэра Владивостока. Ведь Конституция Российской Федерации гарантирует каждому гражданину его право избирать и быть избранным» [16]. «Маска» становится хорошим прикрытием для журналиста, одним из способов добывания фактов. А сами репортажи предполагают наличие у журналиста элементов авантюризма, артистизма и куража [16].

Лариса Нода, преподаватель факультета журналистики КазНУ выделяет определенные «правила игры», которые при использовании метода «маски» и смены профессии позволяют журналисту:

— проникнуть в самую суть описываемого;

— рассказать о давно известном по-новому, нетрадиционно;

— показать профессию изнутри, представить аудитории то, о чем знают только специалисты;

— высказать собственные впечатления об «освоенной» профессии;

— высветить грани проблемы, которые бывают видны только свежим взглядом репортера;

— привлечь внимание общества к поднимаемой проблеме;

И обязывает его:

— корректно относиться ко всем специальностям, не подразделяя их на «физиков и лириков»;

— помнить, что «все работы хороши»;

— не выдавать особые секреты чужого, временно «заимствованного» мастерства, если об этом попросил или хотя бы упомянул «наставник»;

— не выпячивать свою профессию и свое «я»;

— всегда находиться в рамках закона [28].

Метод эксперимента граничит с известным в социологии методом систематического наблюдения.

Систематическое наблюдение — вид социологического наблюдения, ориентированный на получение данных о развитии того или иного объекта, той или иной сферы действительности, о поведении того или иного лица с помощью многократных непосредственных и опосредованных контактов в течение сколько-нибудь длительного времени [25, с. 171]. Г. В. Лазутина утверждает, что «эксперимент — результат освоения социологических методов получения данных». Похожа ситуация и с экспериментом — методом получения сведений об объекте через выявления реакции на экспериментальный фактор, в качестве которого выступает одна или несколько его изменяемых характеристик. Интуитивно журналисты уже давно нащупали возможность открывать таким образом новое для себя в людях и ситуациях, однако, это были отдельные эпизоды в профессиональной практике. А вот во второй половине XX века эксперимент стал использоваться интенсивно и — с ориентацией на социологические разработки. Первые научные описания эксперимента как метода журналистского познания появились не так давно, причем опять же с учетом социологических рекомендаций [25, с. 172].

Всякое журналистское произведение можно рассматривать как систему раздражителей (слов, приемов невербальных коммуникаций, эстетических конструкций, способов активизации ролевого соучастия и т. д.), сознательно и преднамеренно организованных с таким расчетом, чтобы вызвать определенную реакцию аудитории СМИ. Да, как и во всякой творческой деятельности, здесь возможно подсознательное «конструирование», но оно все же является превалирующим при индивидуальной творческой деятельности журналиста [29, с. 50].

В основе любого репортажа (классического репортажа; репортажа-эксперимента) лежит информационный повод, перед журналистом стоит задача найти острую новость. Разыскать ее помогают каналы получения информации. Олег Самарцев находит несколько таких каналов:

Информация может поступать к журналисту тремя путями. Первый путь — личное наблюдение, участие в событии или опыт, в результате которых журналист получает информацию непосредственно, в основном, за счет собственных органов чувств. Второй — работа с источниками информации, при котором получение информации опосредуется типом источника, то есть происходит не напрямую, а через источник-посредник. Третий путь — аналитический, или синтетический, который приводит к получению информации за счет анализа других сведений, ее синтезу в сознании журналиста [30, с. 63].

Наряду с включенным наблюдением, методом «маски», систематическим наблюдением одним из существенных методов эксперимента является моделирование, когда журналист должен выступить в роли модератора — заранее «сфабриковать» ситуацию и впоследствии апробировать ее на себе. В эксперименте есть выигрышный момент — журналист может проверить на практике ситуацию, отклонить свои суждения, переоценить приоритеты, познать изучаемый объект во всем «вкусе», без прикрас. Хотя в этом есть и парадоксальный элемент: эксперимент (в этом случае более как метод, чем жанр) — это объективное, без передачи коммуникатора прикасание к ситуации вплотную, вследствие этого подача материала происходит через личное видение автора, и важно, чтобы факты были не искажены и донесены правдиво. Четвертый метод журналистского экспериментирования — моделирование ситуации — искусственное создание новостей, создание определенных моделей.

Моделирование — метод научного познания, заключающийся в замене изучаемого предмета, явления на его аналог — упрощенную модель, и в последующем исследовании этого аналога [23, с. 37]. «Воздействие на наблюдаемые объекты в ходе его [эксперимента] не только является допустимым, но как раз и предполагается, — утверждает В. П. Таловов. — Прибегающие к экспериментированию корреспонденты не ждут, когда люди, те или иные должностные лица, целые службы раскроют себя спонтанно, т. е., произвольным, естественным образом. Это раскрытие преднамеренно вызывается, целенаправленно „организуется“ ими самими. Эксперимент — это наблюдение, сопровождаемое вмешательством наблюдателя в изучаемые процессы и явления, в определенных условиях — искусственный вызов, сознательное „провоцирование“ этих последних» [Цит. по: 23, с. 73].

К сегодняшнему дню можно с уверенностью утверждать, что эксперимент достиг своего апогея и является одним из распространенных методов в практике журналистов печатных изданий. Экспериментальный метод часто используем не потому, что моден, а потому что социально ориентирован. Анализ журналистской практики последних лет показывает, что экспериментальный метод позволяет журналисту выделить и продемонстрировать наиболее острые противоречия социальной действительности, материалы, подготовленные на основе экспериментального метода, отличаются достоверностью аргументов, результаты таких журналистских выступлений всегда эффективны, имеют большую читательскую почту, поэтому есть все основания считать, что метод эксперимента получит в дальнейшем более широкое применение [22, с. 34].

Пятым жанроопозновательным методом эксперимента выступает метод прогнозирования.

Журналистское прогнозирование — это процесс разработки прогнозов в ходе сбора материалов. Основной задачей прогнозирования при подготовке журналиста к общению является установление тенденций, закономерностей и логики развития процессов межличностного общения. Прогнозирование, как правило, основывается на данных, полученных журналистом в процессе диагностирования будущих собеседников, героев тех или иных материалов.

Журналистское прогнозирование имеет ряд особенностей. Это — сложность, многогранность события, неполнота информации о человеке, динамизм журналистского расследования и др.

Можно выделить два вида прогнозирования в ходе личностного контакта:

— перспективное прогнозирование, состоящее в аргументированной оценке будущих ситуаций с участием опрашиваемого. После диагностирования личностных качеств определенного лица можно прогнозировать его поведение;

— ретроспективное прогнозирование — это поведение человека от настоящего к неопознанному прошлому. Деятельность личности рассматривается в ретроспективе ситуаций, связанных с данной проблемой. Диагностирование личностных качеств собеседника складывается из информации, полученной от других лиц в процессе журналистской деятельности. Прогнозирование — это основной компонент подготовки к общению [15, с. 115].

Потребности создания экспериментальной ситуации возникают из-за:

— недостаточности необходимой журналисту информации для проверки или уточнения его гипотезы;

— невозможности получить такую информацию обычными методами;

— необходимости получения психологически достоверных аргументов [22, с. 32].

Однако использование информации, полученной методом эксперимента, не всегда сказывается на жанровой определенности будущей публикации. Неопределенность возникает, прежде всего, в том случае, когда эксперимент оказывается не единственным, а одним из методов исследования действительности, примененных журналистом при подготовке публикации в каком-то конкретном случае [35, с. 318].

Метод эксперимента может выступать доминирующим жанроообразующим признаком. Это происходит тогда, когда описание хода проведенного эксперимента (а тем более — детальное) становится главным содержанием публикации. Говорить о нем [об эксперименте] как о методе, порождающим некий аналитический жанр, некорректно. Но это недоразумение может быть устранено, если иметь в виду то, что понятие «эксперимент» в таком случае используется лишь для указания на необычность анализируемой ситуации, которая заключается в ее экспериментальности [35, с. 319].

Таким образом, эксперимент обладает характерными методами сбора информации: 1) включенное наблюдение; 2) метод «маски»; 3) систематическое наблюдение; 4) моделирование; 5) прогнозирование.

1.3 Классификация видов репортажа-эксперимента, его функции

Эксперимент может подразделяться на виды в зависимости от позиции экспериментатора (активной, пассивной) и уровня создания искусственной среды для исследования проблемы, явления. Автор учебного пособия «Журналистика как творчество» В. Ф. Олешко вводит понятие «искусственного импульса», то есть, специально созданного посыла, с помощью которого журналист-экспериментатор проводит задуманный «опыт»:

Эксперимент как метод игрореализации СМИ или отдельного автора, предполагает введение в ситуацию некоего искусственного импульса, роль которого играют достаточно жесткие правила или же само действие журналиста. Причем нередко журналист — участник эксперимента и аудитория СМИ имеют возможность одновременно реагировать на происходящее [29, с. 157].

Далее автор выделяет несколько видов экспериментов, в зависимости от принадлежности и включенности в него журналиста (Приложение 1):

Сила искусственного импульса рассматривается чаще всего как основание для универсальной типологической схемы. В зависимости от силы импульса, как правило, выделяют:

— «чистый» эксперимент как крайний полюс экспериментирования со всеми его специфическими чертами,

— естественный эксперимент,

— псевдоэкспериментирование или экспериментальное наблюдение [29, с. 158].

Таким образом, тот или иной выделенный автором вид эксперимента имеет основной признак — уровень включенности в него экспериментатора, определение активной или пассивной роли журналиста. Смоделировать ситуацию в эксперименте необходимо; однако, бывают и так называемые «эксперименты поневоле», в которых уровень спонтанности намного выше уровня расчета.

Можно выделить следующие приемы «ролевого участия», активно используемые в журналистской практике:

— эксперимент поневоле,

— эксперимент на себе,

— журналист в роли… (клиента, покупателя, пассажира, посетителя, больного и т. д.),

— перемена профессий,

— деятельный работник,

— внедрение,

— подставная фигура [29, с. 159].

Однако автор учебного пособия «Жанры периодической печати» А. А. Тертычный утверждает, что журналист-экспериментатор должен выступать доминантно в активной роли, чем просто созерцать происходящее явление:

Эксперимент невозможен без активного вмешательства в ход дел, интересующих журналиста, что предполагает переход от пассивного ожидания, от наблюдения какого-либо феномена, от «разглядывания» его к определенному воздействию на предмет интереса, т. е. к тому, что на языке журналистики собственно и называется экспериментом («организацией события») [36, с. 208].

Однако Л. В. Кашинская выделяет иные типы эксперимента, которые различаются по характеру логической структуры организации экспериментальной ситуации (Приложение 1). Параллельным эксперимент называется тогда, когда существует экспериментальная и контрольная группы, и исследование ведется в одно и то же время. Однако следует отметить, что параллельные эксперименты в журналистике используются нечасто. Их сложно организовать, требуется большая группа сотрудников, чтобы провести контроль и измерение результата, сами исследуемые группы должны находиться в одинаковых условиях, чего в журналистике добиться очень трудно. Поэтому журналисты чаще применяют эксперименты с другими организационными приемами, такие, как последовательный эксперимент, где контрольная группа отсутствует, есть только экспериментальная группа или объект, состояние которого измеряется до и после введения воздействующего фактора.

В журналистике применяются также эксперименты направленные и естественные, которые различаются по характеру экспериментальной ситуации. Здесь (в экспериментах направленного типа — прим. автора) предполагается активное участие журналиста в подготовке и организации экспериментальной ситуации. Он сам ищет, выбирает соответствующий воздействующий фактор. В журналистской практике хотя и редко, но встречаются эксперименты направленного типа, когда журналист принимает участие в нем не только как его организатор, но и как непосредственный участник, как его «испытатель».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой