Жизнь и быт древних удмуртов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Краеведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Средняя общеобразовательная школа № 76.

Реферат на тему:

«Жизнь и быт древних удмуртов»

Выполнила:

Вологжанина Александра Дмитриевна 9 «а».

г. Ижевск, 2013.

Введение

Удмуртия — мой родной край. Я хочу узнать больше об удмуртах. Об их традициях в жизни, о том, как они жили в древности. Проживая на территории Удмуртии, не все жители данного региона имеют представление о ее коренных жителях. Многим не интересно, чем занимались удмурты до нашего времени, чем они жили. Но я считаю, что каждого жителя этой маленькой республики должна интересовать история древних удмуртов. Ведь это интересно и познавательно.

Предметом моего исследования будет сама национальность. Объектом исследования — процесс формирования семьи и семейного быта удмуртской нации. Это исследование может быть интересно для преподавателей краеведения, учителей истории, а также для людей, интересующихся этнографией родного края.

удмурт семья крестьянин община

Глава 1. История Удмуртии

Удмурты — финно-угорский народ, самоназвание — укморт, утморт, удмурт или удморт, множественное число — удмуртъес. Проблема происхождения этнонима удмурт до конца не выяснена. В нем достаточно прозрачна основа — мурт, морт — индоиранское человек, муж, мужчина. Первая же часть уд разными исследователями объясняется по-разному. Одни из них считают, что уд восходит к марийскому одо — «всходы на лугах, зеленые побеги», что могло быть приобретено предками удмуртов, жившими на левых луговых берегах Вятки. Другие полагают, что этноним удмурт можно прямо связывать с названием реки Вятки (по-удмуртски Ватка): ватмурт — человек с реки Вятки; в дальнейшем изменился в отмурт — утмурт — удмурт. Удмурты — потомки автохтонного населения Волго-Камья, которое связывается с ананьинской археологической культурой (VIII-III века до нашей эры). Народ возник в результате распада прапермской этнолингвистической общности и является коренным в северном и среднем Предуралье и Прикамье, в междуречье Камы и Вятки. Предки южных удмуртов с конца I тысячелетия нашей эры находились под властью Волжской Булгарии, а позже — Золотой Орды и Казанского ханства. Североудмуртские земли вошли в состав России после присоединения Вятской земли в 1489 году. Выделяются северные удмурты — ватка (производное от слова Вятка) и южные — калмез (по названию одноименной реки), на которых оказали влияние восточные народы. Заметно влияние на удмуртов языка и культуры русских (особенно у северных удмуртов), а также различных тюркских племен (у южных удмуртов виден «татарский след»). Среди северных удмуртов в бассейне реки Чепцы этнографически выделяются бесермяне (около 10 тысяч человек).

Глава 2. Жизнь и быт удмуртской семьи

2.1 Основные занятия

Традиционные занятия удмуртов -- пашенное земледелие, животноводство, меньшую роль играло огородничество. Например, в 1913 году в общих посевах зерновые составили 93%, картофель -- 2%. Культуры: рожь, пшеница, ячмень, овёс, гречиха, просо, конопля, лён. Выращивали рабочий скот, коров, свиней, овец, птицу. На огородах культивировали капусту, брюкву, огурцы. Важную роль играли охота, рыболовство, пчеловодство и собирательство.

Развиты были ремёсла и промыслы -- рубка леса, заготовка древесины, смолокурение, мукомольное производство, прядение, ткачество, вязание, вышивка. Ткани для нужд семьи полностью производились дома (удмуртские холсты ценились на рынке). С 18 века сложились металлургия и металлообработка.

2.2 Удмуртская община

Основная социальная ячейка -- соседская община (бускель). Это -- несколько объединений родственных семей. Преобладали малые семьи, но были и большие. Такая семья имела общее имущество, земельный надел, совместное хозяйство, жила на одной усадьбе. Некоторые отделялись, но при этом сохранялись элементы общего хозяйства, то есть родственная взаимопомощь.

До начала XX века в жизни сельского населения большую роль играла земледельческая община соседского типа, во главе которой стоял совет — кенеш. Существовали большие (до 50 человек) и малые семьи, наряду с ними — гнезда родственных семей, которые имели общие поля, гумна, бани, широко использовали разные формы взаимопомощи. Долгое время у удмуртов сохранялись воршуды (воршуд — от удмуртского вордыны — родить, растить и шуд — счастье). Это одновременно родовое подразделение и дух предка-покровителя рода, божество домашнего очага. Каждая семья держала воршуд на полке (мудор — центр Земли) в виде игрушек — уточек, лебедей и других живых существ. И сегодня известно до 70 воршудов, многие из них совпадают с родами. Роды имели тамги — знаки собственности, которыми отмечались лесные делянки, домашние животные, вещи и т. п. Браки между удмуртами одного рода строго запрещались. Воршуды остались в названиях городов, сел, рек — Можга, Пурга, Бодья, Селта и т. д. Удмурты и сейчас знают названия своих родов. До недавнего времени в деревнях обращаться к взрослому человеку по имени рода считалось гораздо уважительнее, чем по имени и отчеству.

2.3 Жилище

Удмуртские деревни располагались по берегам рек. Традиционная беспорядочная планировка поселений с середины XIX в. стала меняться на уличную. Жилище представляет собой срубную избу с двускатной крышей, холодными сенями, глинобитной русской печью, лавками вдоль стен, нарами и полатями с деревянным изголовьем. Из надворных построек, расположенных вместе с домом на усадьбе П-образно, обязательны амбар (место хранения семейного имущества) и летнее жилище в прошлом культовое сооружение, обиталище семейно-родового покровителя. В настоящее время оно используется вместо летней кухни. В убранстве жилища много декоративных тканых изделий.

2.3.1 Удмуртская усадьба

Строения усадьбы располагались часто в П-образном порядке, образуя просторный открытый двор (гидкуазь, амбар). В северных районах Удмуртии и у удмуртов Кировской области встречается одно- и двурядная связь, иногда и с крытым двором. У южных удмуртов в прошлом встречались усадьбы, в которых хозяйственные постройки были разбросаны вокруг избы.

Уличная сторона двора замыкалась воротами и бревенчатым забором. Ворота играли важную практическую и художественно-эстетическую роль. Их конструктивную основу составляли массивные врытые в землю столбы, на которые навешивались тесовые полотнища, перекрывавшиеся двускатной крышей. Встречались у удмуртов и многостворчатые ворота, объединенные одной крышей, хотя практически использовались только две створки и одна калитка, остальные выполняли лишь декоративную функцию. Народные мастера выработали и другую форму ворот, которая не встречается больше нигде и может быть названа специфически удмуртской, — так называемые срубные ворота с выступающими по бокам бревенчатыми срубами-опорами, в середине которых делалась прямоугольная или овальная выемка с декоративной колонкой. Удмуртские ворота, однако, несмотря на свою монументальность, не были призваны изолировать жизнь двора от внешнего мира. Об этом свидетельствует отсутствие запоров на воротах и то, что примыкающее ограждение делалось из жердей или низкого заплота.

Надворные постройки удмуртов представлены избой — двухкамерной постройкой, состоящей из собственно избы (корка) и холодных сеней, одно- или двухэтажной клетью, амбаром для хранения зерна и пищевых продуктов, хлевом, баней, погребом, навесом для хранения дров и хозяйственного инвентаря. На каждом дворе было культовое сооружение, в котором совершали семейные моления.

2.3.2 Корка

Корка, так же как изба у русских, является основной жилой постройкой удмуртских крестьян и характеризуется наличием сруба, печи, потолка и пола. По предположению И. Н. Смирнова, ее прототипом была в какой-то мере куа (шалаш). Приводимый им этимологический разбор слова «корка» достаточно убедителен и развит многими советскими этнографами. В древности куа сооружалась из веток и коры. Позднее это летнее жилище, являвшееся также культовым объектом, стали строить из бревен («кор»). Соединение двух слов дало слово «коркуа», или сокращенно «корка», что должно означать «бревенчатый шалаш».

В конце XIX — начале XX вв. корка представляла собой избу срубного типа. Основанием дома служили сосновые «стулья», ставившиеся под углы и под центр бревен первого венца. В этот период отмечен еще и наиболее архаичный способ постановки дома — без фундамента: первый венец, обмазанный смолой, укладывался непосредственно на грунт. В начале XX в. у наиболее зажиточных крестьян появляются дома на сплошном каменном или кирпичном фундаменте. Во время строительства дома широко бытовал обычай устраивать помочи (веме).

2.3.3 Куала

Своеобразным строением была куа (куала), имевшаяся на каждом дворе и служившая местом отправления семейного культа и одновременно летней кухней; до XIV—XV вв. была местом постоянного жилья. Куа строилась квадратная в плане, с крышей на сомцах, один скат которой был длиннее другого и нависал над ним, защищая от дождя и не препятствуя выходу дыма. В куа вела низкая, открывавшаяся (как и у клети) внутрь дверь. В середине из камней складывался очаг, над которым на деревянном крюке висел котел. Вдоль стен стояли лавки, а в левом переднем углу и у двери — столы. В переднем углу сооружалась полка для семейной святыни — воршудной коробки и короба с посудой для жертвоприношений. Пола, потолка, окон в куа не было. У южных групп удмуртов встречались куа с пристроем для хранения продуктов.

2.3.4 Кенос

С наступлением теплых дней (с апреля по октябрь) семья переходила на жительство в кенос: количество их в хозяйстве составляло 2−3, а иногда и более. Кенос — одна из наиболее древних построек, притом претерпевшая наименьшие изменения в ходе исторического развития. По своим конструктивным, а особенно функциональным особенностям она схожа с аналогичными постройками скандинавских народов, что говорит о тесных связях предков удмуртов с ними еще в глубокой древности.

Происхождение кеносов еще не вполне изучено. Некоторые ученые относят их появление к периоду полуоседлой жизни удмуртов, когда охотники, покидая весной теплую землянку, строили летнее помещение, а рядом устраивали защищенный ветровыми щитами очаг, переросший затем в куа.

Можно также предполагать, что двухэтажные кеносы появились путем развития клетей на столбах, построек, характерных в прошлом для некоторых финно-угорских народов. Как и современные кеносы, они являлись не только кладовкой, но и летней спальней. На столбы сооружение поднималось для защиты от зверей и сырости. Постепенно свободное пространство внизу между столбами использовалось и застраивалось. Это и привело, по мнению некоторых исследователей, к образованию двухэтажного кеноса — нового, более сложного типа постройки. Удивительно разнообразие типов кеноса. Он может быть одинарным и двойным, одно- и двухэтажным, свайным и с промежуточными комнатами и т. д. Много также и вариантов его расположения в ансамбле крестьянской усадьбы. Кенос может стоять в одну линию с корка, соединяясь с ней в одно целое через сени (корказь). Довольно часто кеносы располагаются также перпендикулярно дому. Но до середины XIX века они чаще всего свободно, без каких-либо правил размещались по территории усадьбы.

Особенно интересны двухэтажные кеносы, стоящие параллельно корка и выходящие торцом на улицу. Их роль очень значительна как в формировании архитектурного облика крестьянской усадьбы, так и в создании архитектурного силуэта всей улицы. Ритмично повторяющиеся сплошные бревенчатые торцы кеносов придают застройке деревенской улицы монументальность и своеобразную суровость.

2.4 Одежда и украшения

Народный костюм удмуртов красочен и разнообразен. В нем можно выделить два подтипа: северный и южный.

Крестьянская одежда делилась на праздничную и будничную. Особый комплект составляла обрядовая одежда. Кроме того, одежда различалась по полу и возрасту владельца. Изготовлялась она из тканей домашнего производства: льняного белого и цветного холста, пестряди, шерстяной домотканины, сукна.

Особенности удмуртского народного костюма наиболее ярко отражал комплект женской одежды северных удмуртов. В нем преобладал белый цвет. Одежда богато украшалась вышивкой. Для вышивки и отделки использовали шелковые нитки, гарус, позумент, кумач, золотые и серебряные нити. Техника вышивки отличалась сложностью, использовались старинные и трудоемкие швы: счетная гладь, косая стежка, набор и другие приемы. Безупречный вкус мастериц проявлялся в сочетании цвета и эле­ментов сложного орнамента. Кроме того, традиционные узоры, каждый из которых имел свое обозначение, несли магическую нагрузку, в частности выполняли роль оберега.

Более скромным в отношении вышивки и украшений был девичий костюм. Нижняя рубашка на груди украшалась треугольничком из красной ткани и вышивкой мелким узором. Он располагался ближе к левой стороне груди и охранял от порчи и сглаза. Другим отличием девичьей рубашки являлась вышивка, располагавшаяся на рукаве около плеча. Узор выполнялся шерстяными нитками красного и черного цветов. На белом холсте контрастные геометрические фигуры смотрелись строго и очень декоративно. На нижнюю рубаху и в девичьем, и в женском костюмах надевался верхний распашной халат с ложными рукавами. На девичьем распашном халате украшали лишь треугольные отвороты ворота, плечи и подол.

Женский костюм, особенно праздничный и свадебный, богато украшался узорами. Ткань для свадебной одежды готовили из качественно обработанного льна. Для придания особой, светящейся, белизны ее неоднократно выдерживали на сильном морозе. Широкая продольная вышивка на рукаве и по подолу выполнялась блестящими шелковыми нитками, подол украшался широкой полосой кумача. Свадебный распашной халат расцвечивался шелковыми полосами по стану. Поверх платья навешивали множество украшений. Это были ожерелья из желтых и голубых бус вперемежку с серебряными монетами или из крупных серебряных монет с подвешенным посередине медальоном со знаком рода — воршуда, к которому принадлежала невеста.

Особенной популярностью пользовались серебряные украшения. Многие ювелирные украшения изготовляли местные мастера и ювелиры-отходники, иногда на них ставились знаки собственности (тамги) владельца. Звон металла, который сопровождал каждый шаг невесты, должен был оберегать ее от воздействия злых духов, от несчастий. Эту же роль выполняли колокольчики и бубенцы свадебного поезда.

Одним из важных элементов свадебного и праздничного костюма был нагрудник, который надевался под верхний халат. Он представлял прямоугольный отрез холщовой ткани с плотной вышивкой из красного и черного шелка с коричневыми и синими вкраплениями. Узоры на нем изображали птиц, головки коней. В центре размещалась восьмилучевая звезда — толэзё пужы (лунный знак), символ женского начала. Свадебный костюм завершался нарядным передником, украшенным яркими лентами, полосками тесьмы и вышивкой бисером и мишурой.

Дополнением одежды были головные уборы.

Девушки носили унизанную серебряными монетами и украшенную бусами и раковинами каури шапочку (такъя). Женский головной убор айшон имел высокую твердую основу, на которую нашивались серебряные монеты. Сверху и сзади он накрывался платком (сюлык) с богатой вышивкой, тоже исполненной огромного магического значения. Эти головные уборы представляли собой большую ценность не только в художественном, но и материальном отношении.

Обязательной принадлежностью мужской одежды был ремень с железной пряжкой, к которому на особой скобе прикреплялись железный топор, нож в кожаных ножнах и кожаная сумка с кремнем, огнивом и трутом. Женщины на поясе носили не­большую сумочку и игольницу.

Мужскую рубаху шили из белого холста, штаны — из холста более темных тонов. В холодное время надевали верхний кафтан из полушерстяной домотканины, длинный кафтан из толстого сукна и шубу из овчины. Летом мужчины носили шляпы, зимой — шапки.

2.5 Повседневная еда

Основой питания подавляющего большинства удмуртских крестьянских семей в течение всего года был хлеб (нянь). Хлеб пекли кислый из ржаной или овсяной муки, обычно бессолый, нередко пополам с мякиной. Муку не просеивали, поэтому хлеб получали низкого качества, и он очень быстро черствел. Несмотря на это ели его много при каждой трапезе и почти со всеми блюдами. Часто хлеб заменял собой все другие виды пищи.

В прошлом, как и сейчас, варили разнообразные супы: щи, суп с грибами, суп с кусочками кислого теста, домашнюю лапшу, суп с кусочками пресного теста, уху, суп с крупой, суп гороховый; весной варили супы с зеленью: крапивой, снытью, борщевиком, щавелем.

Летом в страдную пору готовили холодные похлебки. Их основой были квас, пахта, простокваша и капустный рассол. Квас чаще всего подбивали толокном, иногда в него крошили лук, соленые грибы, борщевик, натирали редьку, заправляли вареным горохом с тертым хреном; рассол и квас заправляли вареной печенью с квашеной капустой; в аръян и простоквашу крошили зеленый лук, подбивали толокном; аръян ели просто с хлебом — это была самая распространенная повседневная еда.

Наряду с похлебками, столь же частыми на столе у удмуртов, как и у всех земледельческих народов, были каши. Обычно их варили на воде, заправляя куском сала, редко на молоке. Иногда в кашу добавляли нарезанный картофель. Широко употребительными были мучные кисели из заквашенной пшеничной, овсяной, гороховой муки, заварухи из толокна.

Картофель получил распространение в Удмуртии лишь на рубеже XIX—XX вв., хорошо вписался в систему питания удмуртского народа и очень скоро стал «вторым хлебом». Обычно его варили, а затем толкли и заправляли маслом; разводили кипяченым молоком; запекали с разнообразными добавками — луком, грибами, капустой, яйцом — в русской печи; обязательно добавляли в супы, а иногда и в кашу; начиняли им пироги и ватрушки.

Повседневный стол не обходился и без других овощей, которые ели в сыром, тушеном, запеченном и сушеном виде. Излюбленным кушаньем была предварительно запеченная, разрезанная на полоски, а затем высушенная репа. В таком виде она могла храниться довольно долгое время.

Наиболее характерные напитки — хлебный и свекольный квасы, пиво, сусло, медовуха, пахта, калиновый и ягодные напитки и морсы. Весной лакомились березовым соком. Как чай заваривали душицу, зверобой, смородиновые листья, мяту, сушеную морковь. Из алкогольных напитков широкую известность получил хлебный самогон, имеющий несколько диалектных названий: кумышка, аракы, курыт ву, удмурт вина.

2.6 Обычаи и обряды

Важную роль в жизни удмуртской деревни в прошлом играли календарно-обрядовые праздники, связанные с важными этапами сельскохозяйственных работ (началом и окончанием весенней посевной, сенокоса, уборки хлебов). Обрядовое содержание календарных праздников состояло из жертвоприношений молитвенных и песенных заклинаний, различных магических действий, призванные отвести несчастья и неудачи, обеспечить плодородие земли и скота, здоровье членов семьи, в целом хозяйственное и семейное благополучие крестьянина. После официальной обрядовой части следовала развлекательная: народное гуляние с хороводами, играми, плясками. Подготовка и проведение праздников санкционировались общиной. Весенне-летний цикл был связан с подготовкой и проведением земледельческих работ и нацелен на дружные всходы нового урожая. В основе осенне-зимних обрядов (виль жук, сизьыл юон, кутсан быдтон) — благодарение в честь собранного урожая, утверждение дальнейшего благополучия. Новый год удмуртского земледельца начинался весной, с началом нового земледельческого сезона.

С переходом удмуртов в православие (16−18 вв.) древние аграрно-магические обряды испытали его влияние. В конце 19 в. их проведение чаще приурочивалось к церковных праздникам, например, к Рождеству, Крещению, Пасхе, Троице и др. Постепенно и название традиционных удмуртских праздников были заменены церковными или использовались наравне с ними. При этом в содержании они сохранили существенную часть дохристианской народной обрядности.

Для удмуртского пантеона было характерно большое количество богов, божественных духов и различных мифологических существ (их около 40). Главным из них был Инмар — Бог неба, Кылдысuн — Бог земли, Куазь — Бог погоды. Кроме того, почитались небожительницы: Шунды-мумы — Мать солнца, Гудыри-мумы — Мать грома, Инву-мумы — Мать небесной влаги, Нюлэсмурт — Хозяин леса, Вумурт — Хозяин воды. Особое место занимало поклонение священной роще (Луд), почитание деревьев: берёзы, ели, сосны, рябины, ольхи. Удмуртский язычный клир — это выборные представители, но уже с элементами наследственности. Из рода жреца выбирали главного жреца и несколько помощников. Особое место занимал туно — знахарь, гадатель, шаман (он же выбирал главного жреца) и торо — наиболее уважаемое, почётное лицо, освящавшее присутствием все обрядовые действия. Общение удмуртских жрецов с божествами во многом осуществлялось через специальные молитвы, заклинания с каноническим построением и с элементами импровизации. Общее число умилостивительных обрядов в году насчитывалось до 60−70, больших молений около 10. Ритуалы жертвоприношений были строго регламентированы (сроки и место проведения, состав участников, их функции, одежда, утварь, набор жертвоприношений, этапы моления и т. д.).

2.7 Искусство

Удмуртское декоративное искусство, наряду с фольклором и другими видами народного творчества, является важнейшей частью культуры удмуртского народа, в котором воплощены национальные традиции, характер народа, его видение мира, представления о прекрасном и национальное самосознание.

Декоративно-прикладное искусство удмуртов имеет древние традиции. В течение многих столетий складывались своеобразные способы и приемы художественной обработки различного рода материалов, создавались характерные для удмуртов предметы искусства, постепенно вырабатывались устойчивые национальные художественные традиции.

Одним из основных видов народного творчества является орнаментация бытовых предметов. Мастера украшали орнаментом отдельные части жилища и предметы его внутреннего убранства, бытовые хозяйственные предметы, а также одежду.

У удмуртов в равной степени было развито и женское и мужское народное творчество. Свои художественные традиции они совершенствовали в области многоцветной вышивки, узорного тканья, вязания, художественной обработки дерева и плетения.

Вышивка занимала одно из значительных мест среди других видов женского бытового искусства удмуртов. Это один из старейших дошедших до нас способов орнаментации одежды. В XVIII — XIX веках одежду из белого холста украшали вышивкой разноцветными нитками.

Традиционная расцветка старинной удмуртской вышитой одежды включает в себя небольшое количество цветов, часто контрастных: красный, черный, коричневый, синий на белом фоне.

Во второй половине XIX века вышивка постепенно вытесняется узорным ткачеством. Оригинальными ткаными узорами удмурты украшали свою одежду и жилище. Домотканые рубахи, фартуки, пояса, полотенца, чулки превращались в талантливых руках мастериц в красочные произведения искусства. Покрывала на постель с эффектными фактурными узорами, скатерти с ярким выборным рисунком, настенные ковры с крупным орнаментом и сочным звонким колоритом оживляли строгие бревенчатые стены и обстановку жилища, делали его нарядным, уютным, преображали обстановку скромной крестьянской избы.

Заключение

Важным фактором, определявшим общественный быт удмуртских крестьян, была община, как исторически сложившийся социальный организм. Она помогала крестьянам организовывать сельскохозяйственное производство, объединяла их против эксплуатации и притеснения государства. Естественно, что крестьянин не мыслил свое существование вне общины (и связанных с ней обычаев), в которой он видел гарантию права, порядка, справедливости.

Я постаралась раскрыть основную тему данного реферата. Теперь мы знаем, как жили удмурты в древности.

Таким образом, подводя итог исследования можно сделать ряд выводов:

· Важную роль играли охота, рыболовство, пчеловодство и собирательство;

· Семейные отношения строятся по патриархальному укладу, члены семьи подчиняются традициям и сложившемуся с древних времен укладу жизни;

· В современном мировоззрении удмуртов эта взаимосвязь в некоторой степени до сих пор определяет специфику национальных отношений и миропонимания.

Список используемой литературы

1) Климов К. М. Удмуртское народное искусство.

2) Гришкина М. В. Удмуртская деревня в XVIII в. — перв. пол. XIX в. // Семейный и общественный быт удмуртов в XVIII—XX вв.

3) Самсонов С. А. Край мой родниковый. Книга об Удмуртии.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой