Изучение видового состава семейства Scolytidae

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1 Становление лесной энтомологии в России

1.2 Лесная энтомология за рубежом

1.3 Развитие энтомологии на территории Беларуси

1.4 Роль короедов в хозяйственной деятельности человека

2. ОБЪЕКТ, МЕТОДИКА И ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1.1 Объект исследования

2.1.2 Внешнее строение

2.1.3 Размножение и развитие короедов

2.2.1 Методика исследования.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

3.1 Аннотированный список короедов Гомельского района

3.2 Зоогеографический анализ

3.3 Ходы короедов, обнаруженные во время исследований

3.4 Численность короедов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Короеды — массовые вредители леса. Нападая на ослабленные деревья, они быстро вызывают их отмирание и подготавливают условия для поселения следующего комплекса вредителей, окончательно приводящих древесину в негодность. Поэтому борьба с короедами — один из центральных вопросов службы защиты леса. Основное внимание при этом нужно обращать на меры предупредительного характера — своевременное удаление или уничтожение больных деревьев, порубочных остатков, валежника. Захламление леса всегда сопровождается размножением вредителей, чистый и здоровый лес может пострадать от вредителей только в исключительно редких случаях. Каждая древесная порода обладает своим характерным набором видов короедов.

Хозяйственное значение короедов как стволовых вредителей не характеризует исходную роль этой группы в биосфере. Короеды являются утилизаторами трудно разлагающейся целлюлозы ксилемы деревьев и способствуют круговороту органического вещества в биосфере. При этом многие виды способны давать вспышки массового размножения и вызывать опустошения. Многие виды имеют хозяйственное значение как переносчики грибковых болезней деревьев. Борьба с короедами затруднена неэффективностью применения химических методов борьбы в связи со скрытностволовым образом жизни семейства.

Целью работы является изучение видового состава семейства scolytidae, распространенного на территории Гомельского района.

Задачи видовой короед scolytidae

1 Выявление видового состава семейства Scolytidae Гомельского и Бобруйского районов;

2 Изучение и анализ зоогеографии фауны семейства Scolytidae Гомельского района;

Практическое значение заключается в том, что результаты исследований могут быть применены при преподавании биологических дисциплин, организации работы зоологического кружка.

1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1 Становление лесной энтомологии в России

Первые сообщения о повреждениях леса и деятельности лесничих в области борьбы с вредителями появляются еще в начале XIX столетия. Большинство этих сообщений было помещено в «Лесном журнале», издававшемся с 1837 г. В 1845—1851 гг. вышло двухтомное руководство «О вредных насекомых», изданное Ученым комитетом Министерства государственных имуществ. Эта книга была первой сводкой по вредителям леса, если не считать кратких сведений, сообщаемых в курсе «Лесоохранение, или правила сбережения растущих лесов», читавшемся в Санкт-Петербургском практическом лесном институте почти с момента его основания (1811) [1].

В 1882—1883 гг. появилось трехтомное сочинение Федора Кеппена, в котором были обобщены материалы по вредителям лесов России. Подобных материалов к тому времени накопилось уже много, однако основные сведения о биологии и мерах борьбы с вредителями продолжали черпаться из опыта немецкого лесного хозяйства, где лесозащита существовала уже давно [1].

Создание лесной энтомологии в России связано с именами Н. А. Холодковского (1858−1921) и И. Я. Шевырева (1859−1920). Решающую роль в развитии теоретических основ лесной энтомологии и ее пропаганды сыграла деятельность выдающегося зоолога Н. А. Холодковского, начавшего в 1885 г. чтение энтомологии в Петербургском лесном институте. Он создал непревзойденный до настоящего времени курс энтомологии, ряд работ по короедам и анатомии насекомых. Он оказал большое влияние на многих энтомологов и целое поколение лесоводов [2].

Талантливая деятельность И. Я. Шевырева и работы ряда выдающихся энтомологов, работавших в Бюро по энтомологии департамента земледелия России, способствовали возникновению эколого-хозяйственного направления в русской лесной энтомологии, ставшего затем научной основой защиты леса. Разносторонние работы И. Я. Шевырева отвечали на все наиболее злободневные вопросы защиты леса, возникавшие в России. Особой известностью пользуются его классические исследования по короедам; по изучению вредителей степных лесов; непревзойденные рисунки и описания главнейших вредителей леса, составленные для лесной охраны, описание паразитов, живущих на вредных лесных насекомых, и сверхпаразитов [2].

Русская лесоэнтомологическая школа внесла большой вклад в дело борьбы с вредителями леса. Работами И. Я. Шевырева и К. Э. Линдемана определилось экологическое направление исследований, тесно связанное с практикой лесного хозяйства. Целый ряд положений немецкой лесной энтомологии оказался непригоден в условиях лесного хозяйства России. По мнению Н. И. Коротнева (1926), «Загадка короедов» Шевырева заключала на своих ста страницах больше открытий, чем любой европейский капитальный труд [3].

Дальнейшему развитию экологического направления в лесной энтомологии способствовало учение о лесе Г. Ф. Морозова (1867−1920). Его идеи убеждали в необходимости изучения вредных насекомых и болезней леса в конкретных условиях хозяйства как неотъемлемую часть определенного лесного сообщества. Многие известные лесоводы того времени посвятили ряд своих исследований вредителям леса, связав их изучение с типами насаждений и условиями лесного хозяйства [3, 4].

После революции 1917 г. в Управлении лесами Наркомата земледелия СССР организуются лесопатологические экспедиции, а в гублесотделах и лесных трестах вводятся штатные должности энтомологов. В 1927 г. в Ленинграде создается Центральный научно-исследовательский институт лесного хозяйства, а в Москве — институт древесины, в которых организуются секторы защиты леса. При Казанском лесном институте открывается лесопатологический факультет, а в Ленинграде при институте прикладной зоологии и фитопатологии — специальный факультет по борьбе с лесными вредителями. Большие работы в эти годы ведутся кафедрой энтомологии Ленинградского лесного института, Дарницкой лесной опытной станцией, а с 1930 г.- лесным сектором Всесоюзного института защиты растений [4].

В этот период появляется ряд выдающихся исследований 3.С. Головянко (1875−1953), А. И. Ильинского (1890−1970), Д. Ф. Руднева и других украинских энтомологов. Ими были тщательно разработаны методы учета численности вредителей леса, особенно короедов. Исследования по короедам с применением математического анализа имеют большое значение для понимания проблемы внутривидовых и межвидовых взаимоотношений у насекомых и решения вопросов массовых размножений. Эти исследования заслуженно получили мировую известность, и выводы их широко внедрены в практику защиты леса. Широкое изучение хрущей, начатое еще до революции 3.С. Головянко, было продолжено в ряде работ на Дарницкой опытной станции и завершено им большими монографиями, написанными уже на склоне лет [4].

На Украине испытывались химические методы борьбы с хрущами и авиахимический метод борьбы с хвое- и листогрызущими насекомыми. Были разработаны методы и техника их применения и учет эффективности. Изучением короедов и разработкой методов учета их численности занимались в это же время сотрудники кафедры лесной зоологии и энтомологии Ленинградского лесного института (переименованного в 1930 г. в Лесотехническую академию), основанной еще в дореволюционное время Н. А. Холодковским. Его преемником по кафедре был М.Н. Римский-Корсаков (1873−1951). Широко образованный ученый и прекрасный педагог М.Н. Римский-Корсаков сумел сплотить вокруг себя деятельный коллектив лесных энтомологов (А.В. Яцентковский, В.Я. Шиперович), воспитавший ряд талантливых исследователей и крупных ученых (В.И. Гусев, П. А. Положенцев, П. Н. Тальман, О. А. Катаев и др.). Под руководством М.Н. Римского-Корсакова (1935) был создан первый учебник лесной энтомологии для вузов Советского Союза, сыгравший исключительно важную роль в развитии и распространении лесоэнтомологических знаний. Последнее издание этого учебника вышло в 1961 г. под редакцией проф. В. И. Гусева [5].

В.И. Гусевым и М. Н. Римским-Корсаковым был также издан «Определитель повреждений лесных и декоративных деревьев и кустарников Европейской части СССР», вышедший последним изданием в 1951 г. Эта книга все еще продолжает быть настольной у лесоводов нашей страны.

Перед началом Великой Отечественной войны лесозащита в СССР достигла уже больших успехов. После Отечественной войны работы по лесозащите развернулись еще шире. Их развитию способствовала организация в 1947 г. Министерства лесного хозяйства СССР, которому были переданы все леса, за исключением колхозных. С этих пор лесозащита охватывает все лесные площади страны [5].

Успехи в области лесозащиты тесно связаны с широким развитием научно-исследовательских работ по лесной энтомологии в научных учреждениях и вузах. Большая разнообразная, творческая работа в течение многих лет велась коллективом лаборатории по изучению лесных вредителей Всесоюзного института защиты растений под руководством ведущего лесного энтомолога профессора В. Н. Старка (1898−1962). Большое значение для развития лесной энтомологии имеют работы проф. Д. Ф. Руднева и его учеников, ведущиеся в Украинском институте защиты растений по химическому методу борьбы с вредителями леса и устойчивости насаждений к хвое — и листогрызущим вредителям леса [5].

Крупным центром в области лесной энтомологии является в настоящее время Институт леса и древесины Сибирского отделения РАН. Здесь ведутся широкие биоценологические исследования лесной фауны в связи с химическими обработками лесов, изучается динамика численности стволовых вредителей, сибирского шелкопряда и других вредителей тайги [5].

1.2 Лесная энтомология за рубежом

За рубежом лесная энтомология также играет большую роль в общей системе наук о жизни леса. Она возникла еще в XIX в. в Германии и связана с именем знаменитого лесного энтомолога Ратцебурга (1837−1872). Мировой известностью пользуется многотомный труд проф. К. Эшериха (1923−1942), ставший настольным у лесных энтомологов Европы [7].

Выдающиеся лесные энтомологи работают в Германии: Ф. Швердтфегер, В. Таленхорст, В. Швенке. Первому из них принадлежат работы по динамике численности и экологии лесных насекомых и книга «Die Waldkrankheiten» — лучшее пособие по лесозащите, вышедшее после второй мировой войны в Европе [7].

Много сделали для лесной энтомологии ученые Скандинавских стран. Работы по экологии лесных насекомых и методам учета короедов Трегорда и Бутовича известны специалистам всего мира. Не менее известны работы выдающихся лесных энтомологов Финляндии Унио Сааласа и Эско Кангаса. Интересна кооперация ученых Скандинавских стран. Они совместно решали проблему борьбы с большим сосновым слоником. В настоящее время имеются общие исследования по динамике численности короедов талантливой научной смены в этих странах Г. Эйдмана и М. Нуортева [7].

Исследования по лесной энтомологии в Канаде и вся организация службы лесозащиты привлекают большое внимание наших энтомологов. Моррисом и другими разработаны новые подходы к изучению численности лесных насекомых и опубликован ряд очень ценных в методическом отношении работ.

Хорошо известны работы лесных энтомологов США. Отечественные энтомологи давно следят за работами американских ученых по изучению короедов, устойчивости к ним древесных пород, по аттрактантам, биологическому методу борьбы, динамике численности [7].

1.3 Развитие энтомологии на территории Беларуси

История изучения энтомологии достаточно подробно рассмотрена в работе В. Н. Толкач, Л. Е. Дворак (1990), посвященной анализу исследований природы Беловежской пущи за 50 лет (1939−1989 гг.), а позже и в работе В. В. Семакова (1998). Мы в данной публикации не будем подробно останавливаться на уже опубликованных сведениях, а отошлем всех интересующихся к выше названным изданиям, а также к 6 томам библиографии Беловежской пущи (Ковальков, Балюк, Будниченко, 1985; Карпиннски, Околув, 1969; Околув, 1976, 1983, 1991, 1997). В данных работе мы лишь кратко охарактеризуем основные этапы и узловые моменты в истории изучения беспозвоночных животных в белорусской части Беловежской пущи и более детально проанализируем результаты исследований за последнее десятилетие [7].

После первой мировой войны начались фаунистические исследования беспозвоночных (Opilionidae, Trematoda, Hymenoptera, Diptera, Ephemenoptera, Trichoptera, Coleoptera и др.), а также изучение комплексов вредных насекомых и их хищников и паразитов (Оkolуw, 1998).

В 1975 г. выходит работа Л. И. Ляшенко и Л. В. Кирсты, которая содержит видовой список (101 вид) и представляет собой первую попытку обобщения и инвентаризации фауны членистоногих белорусской части Беловежской пущи. В 1975 г. выходит работа Н. Г. Дьяченко «Насекомые Беловежской пущи», в которой в популярной форме описывается уникальность лесного массива Пущи, массовые, редкие и интересные насекомые и их роль в природе. Существенным дополнением к фаунистической сводке о насекомых белорусской части Пущи явилась публикация Ч. Околува с соавторами (1982), посвященная фоновым видам и их экологической и зоогеографической характеристике [7].

В 1868 г. в Пуще работала 5-ая Московская лесопатологическая экспедиция, которая провела обследование и анализ состояния лесов после повреждения их короедами и показала роль вредителей и болезней сосновых древостоев (Лобанов, 1970, 1971; Романовский и др., 1971). После этого в Пуще началось более детальнее изучение короедов и их хищников и паразитов (Кирста, 1973, 1976; Кирста, Гайдукевич, 1979; Колосей, Колосей, 1982; Будниченко, Кравчук, 1985; Будниченко и др., 1986) [5].

Очень важной явилась работа М. С. Гилярова с соавторами (1971) по изучению комплекса почвенных беспозвоночных смешанных ельников и широколиственных лесов, в которой был успешно применен метод зоологической диагностики почв. Благодаря этому были выделены комплексы почвенных беспозвоночных, характерных для лесных буроземов Центральной Европы, а также виды, типичные для ельников подзоны южной тайги, и подтверждено наличие в Беловежской пуще бурых лесных почв. В 1979 г. выходит не менее важная работа Ч. Околува об изменении энтомофауны Беловежской пущи под влиянием хозяйственной деятельности человека, в которой предлагаются пути уменьшения антропогенного воздействия на леса Пущи [7].

В 1985−87 гг. началось изучение герпетобионтных (напочвенных) жесткокрылых, обитающих в ельниках и дубравах Пущи, в результате чего выявлен видовой состав жуков этих лесов и установлена структура доминирования в их комплексах (Александрович и др., 1988 а, б) [7].

Важнейшим этапом в изучении беспозвоночных животных стало последнее десятилетие двадцатого столетия. В 1991 г. выходит сборник работ «Фауна и экология жесткокрылых Белоруссии», в котором содержатся выполненные на высочайшем профессиональном уровне статьи — фаунистические сводки по жукам жужелицам (Coleoptera, Carabidae), пластинчатоусым жукам (Scarabaeidae) и жукам семейства карапузиков (Histeroidaeae) (Александрович, 1991; Александрович, Писаненко, 1991; Александрович, Тишечкин, 1991). В них указываются виды, обнаруженные в Беловежской пуще во время экспедиций 1985−1990 гг., в том числе, известные только из Пущи (Calosoma sycophanta L., Carabus intricatus L., Leistus piceus Frol., Aphodius coenosus Panz., A. corvinus Erich., A. lividus Ol., A. lugens Creut. и другие). В дальнейшем выходит «Каталог жесткокрылых (Coleoptera, Insecta) Беларуси», опубликованный О. Р. Александровичем, И. К. Лопатиным с соавторами (1996), в который, помимо вышеназванных семейств жуков, вошли материалы и остальных, ранее не публиковавшихся таксонов жесткокрылых, в том числе и сборов из Беловежской пущи.

Следствием сильных засух 1992−93 гг. явилась новая вспышка массового размножения короеда-типографа (Ips typographus L.), которая привела к очередному возникновению короедных очагов и усыханию ельников на больших площадях. Поэтому были возобновлены работы по изучению короедов. Однако, если раньше основное внимание уделялось биологии короедов и его хищникам (Будниченко и др., 1986), то сейчас на основе комплексного биогеоценологического подхода сделана попытка проанализировать распространения и динамики короедных очагов в зависимости от факторов среды обитания и видов антропогенного воздействия (Дьяченко, 1997 б, 1998 а) [7].

С 1988 г. начаты комплексные биогеоценологические исследования сообществ беспозвоночных, населяющих почвенный, напочвенный, травяной и кустарниковый ярусы в основных типах леса Беловежской пущи. В результате установлены: групповой состав, численность, биомасса, структура, закономерности распределения почвенных беспозвоночных в 17-и типах леса и собраны материалы по герпето-, хорто- и частично дендробионтах в этих же типах леса. Выявлено, что среди почвенных беспозвоночных наиболее многочисленными являются насекомые и паукообразные, а среди насекомых — жесткокрылые и двукрылые. Рассмотрены вопросы сезонной динамики основных групп почвенных беспозвоночных (Козулько, 1999 г) [7].

1.4 Роль короедов в хозяйственной деятельности человека

Короеды — массовые вредители леса. Нападая на ослабленные деревья, они быстро вызывают их отмирание и подготавливают условия для поселения следующего комплекса вредителей, окончательно приводящих древесину в негодность. Поэтому борьба с короедами -- один из центральных вопросов службы защиты леса. Основное внимание при этом нужно обращать на меры предупредительного характера -- своевременное удаление или уничтожение больных деревьев, порубочных остатков, валежника. Захламление леса всегда сопровождается размножением вредителей, чистый и здоровый лес может пострадать от вредителей только в исключительно редких случаях. Каждая древесная порода обладает своим характерным набором видов короедов [2].

Хозяйственное значение короедов как стволовых вредителей не характеризует исходную роль этой группы в биосфере. Короеды являются утилизаторами трудно разлагающейся целлюлозы ксилемы деревьев и способствуют круговороту органического вещества в биосфере. Убытка, вызываемого короедами, возрастают в областях с нерациональным лесоиспользованием. При этом многие виды способны давать вспышки массового размножения и вызывать опустошения. Многие виды имеют хозяйственное значение как переносчики грибковых болезней деревьев. Борьба с короедами затруднена неэффективностью применения химических методов борьбы в связи со скрытностволовым образом жизни семейства [3].

2 ОБЪЕКТ, МЕТОДИКА И ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1.1 Объект исследования

Объектом исследования является семейство (Scolytidae), которое распространено на территории Гомельского и Бобруйского районов, имеющее следующее систематическое положение:

Царство — Zoa — Животные

Подцарство -Metazoa — Многоклеточные

Тип — Arthropoda — Членистоногие

Подтип — Tracheata — Трахейные

Надкласс — Hexapoda — Шестиногие

Класс — Insecta-entognata — Закрыточелюстные

Отряд — Coleoptera — Жесткокрылые

Подотряд — Polyphaga

Надсемейство — Cucurlionidae

Семейство — Scolytidae — Короеды

Короеды близки к долгоносикам. Отличаются они, главным образом, формой головы, не вытянутой в головотрубку. Взрослые жуки имеют удлиненное цилиндрическое тело, длиной 1−8 мм, коленчатые усики с ясно отграниченной крупной булавой и короткие ноги с тонкими лапками, членики которых с нижней стороны, как правило, не несут подушечек. Их личинки белые, безногие, толстые и короткие, с С-образно изогнутым телом и большой коричневой головой [7,8].

Короеды в основном относятся к группе «вторичных» вредителей, т. е. заселяют ослабленные, отмирающие деревья. Лишь очень немногие виды «нападают» на здоровые деревья и известны как «первичные» вредители. В выборе пород короеды руководствуются обонянием [8]. Именно по запаху они могут не только точно выбрать нужную им кормовую породу, но и отличить ослабленное дерево от здорового. Запах дерева, благоприятного для развития потомства, короеды улавливают на расстоянии 500 — 1000 м. Способность воспринимать запахи у самцов выражена более слабо, и обычно на заселяемый ствол дерева, самок слетается в несколько раз больше, чем самцов [9].

2.1.2 Внешнее строение

Короеды легко отличаются от большинства долгоносиков по характерной вальковатой цилиндрической форме тела (рисунок 1). Как и у представителей родственных семейств у короедов усики коленчатые с хорошо оформленной булавой, лапки ложнопятичлениковые с двулопастным или реже простым третьим члеником, за которым следует маленький труднозаметный 4-ый членик, часто скрытый лопастями 3-го членика [10].

Окраска тела короедов обычно однотонная, чаще темная, смоляно-бурая, черная, красно-бурая или коричневая; усики и лапки, а часто и все ноги светлее [12, 13].

Голова короедов гипогнатическая, большая [10]. Строение швов головы короедов и близких форм использовано для обоснования самостоятельности семейства Scolytidae среди куркулионоидных семейств [14].

Строение лба короедов имеет большое таксономическое значение, структура лба (степень его выпуклости, наличие килей, волосяных щеток или густота волосков и др.) часто позволяет надежно различать полы. Мандибулы у короедов обычно крупные, часто с зубцами, в некоторых случаях с выростами, присутствующими лишь у одного из полов (обычно у самцов). В отличие от собственно долгоносиков, у короедов ось вращения мандибул косая или поперечная, а не параллельная оси тела, режущий мандибул находится на их боковой поверхности, а не смещен в апикальную часть. Челюстные щупики содержат всегда не более 3 сегментов [14].

Усики у всех видов коленчатые с оформленной, обычно компактной булавой. Жгутик 1−7 члениковый, количество сегментов может варьировать в пределах рода. Булава состоит обычно из слитых члеников, лишь в редких случаях сохраняющих подвижность друг относительно друга (триба Phloeotribini). В некоторых случаях булава, а иногда рукоятка или жгутик, несут пучки волосков. Строение усиков имеет важнейшее значение для систематики короедов [7, 14].

Глаза у всех короедов присутствуют, крупные, более или менее крупно фасетированы, в ряде случаев разделены на две части. Форма глаз, наличие выемки на переднем крае глаз, отношение высоты и ширины глаза используется в качестве таксономических признаков для определения родов в семействе [7, 14].

Из особенностей строения переднегруди в систематике короедов используется строение отростка, разделяющего передние тазики, который, однако, во многих группах полностью отсутствует [15, 16]. Форма переднеспинки варьирует от почти плоской и скошенной к вершине до выпуклой, капюшоновидной. Поверхность переднеспинки покрыта точками, точками и бугорками или только бугорками и морщинками, обычно сильнее выраженными на переднем крае и в антеролатеральных углах. Апикальный край переднеспинки часто вооружен зубчиками, число которых используется как систематический признак, но может и варьировать в пределах вида [16].

У большинства видов переднеспинка скрывает голову, и голова при рассматривании сверху не видна. Основание переднеспинки у многих родов из разных триб может быть явственно или неявственно окаймлено, обычно прямое или его центральная часть вытянута углом в сторону надкрылий. Боковые края переднеспинки чаще всего округлены, но могут быть представлены более или менее резко оформленным краем, обычно окаймленным. На переднеспинке у самок многих Hylastini имеются щели или ямки-мицетангии для переноса спор грибов, которыми заражаются заселяемые короедами деревья [6, 16, 17]. На переднеспинке могут иметься оформленные пятна из бугорков, обычно обратно-треугольной формы с вершиной треугольника в середине пронотума. Поверхность переднеспинки покрыта чаще всего волосками, иногда волосками и чешуйками или только чешуйками различной формы [6, 17].

Рисунок 1 — Схема строения тела короеда [14]: А — вид сверху: Б — вид сбоку; В — усик; I — голова; II — переднеспинка; III — среднетулье; IV — заднетулье: 1−8 — сегменты брюшка; б — бедро; бор. — бороздки: бул. — булава; в — вертлуг; г -голень; жг. — жгутик; зсп.- заднеспинка; к — крыло л-лапка; н — над-крылье; п — промежутки; ср. сп.- среднеспинка; ств. — стволик; m -тазик; щ — щитик; эпм. з. — эпимеры заднегруди; зпм. ср. — эпимеры среднегруди;

Щиток обычно лежит в плоскости надкрылий, заметный. У многих форм щиток конический, иногда смещен и лежит в плоскости переднего среза надкрылий, временами вовсе незаметен.

Заднегрудь несет устройства, способствующие запиранию надкрылий. Этим устройствам придается большое значение в макросистематике короедов [16].

Признаки ног используются широко в систематике короедов, чаще всего упоминается вооружение голеней, несущих шипы на вершине и различное число зубчиков на наружном крае. У многих видов на задних, а иногда и на средних голенях имеются бороздки для вкладывания лапок. Форма третьего членика лапок варьирует от широкого двулопастного до узкого простого [17].

Сходство в жилковании крыльев короедов с таковым у слоников, как и сходство в строении личинок, служит многим исследователям доводом в пользу объединения короедов с долгоносиками в одно семейство Curculionidae [11].

Надкрылья могут нести на основании один или несколько рядов зубчиков, реже возвышенную линию. Вершина надкрылий закруглена, уплощена или превращена в тачку.

Тачка (впадина на надкрыльях) короедов — приспособление для очистки маточных ходов от буровой муки. Тачка встречается и у других подкорных жуков из семейств Bostrychidae, Platypodidae [11], однако именно у короедов встречается наибольшее разнообразие в ее строении. Тачка может иметь вид от углубленных пришовных бороздок на скате надкрылий до глубокой впадины на вершине надкрылий, окаймленной не только волосками, но украшенной очень большими по сравнению с общим размером тела жука зубцами различной формы [18].

Иногда аналогичные тачке приспособления формируются на нижней стороне тела — на скошенном брюшке (в трибе Scolytini) или даже на переднем крае тела — на переднеспинке у некоторых самцов из трибы Xyleborini. Края тачки часто вооружены зубцами, шипикам или бугорками, а также имеют опушение, отличное от такового на всей поверхности надкрылий. Строение вершины надкрылий имеет часто решающее значение для разграничения видов и надвидовых таксонов. Поверхность надкрылий может нести ряды точек, промежутки временами приподняты и несут ряды бугорков. Опушение поверхности надкрылий может включать самые разные комбинации: из прилегающих и приподнятых чешуек, прилегающих, приподнятых или торчащих волосков, временами надкрылья почти голые [19].

Рисунок 2 — Вершины надкрылий короедов [16]: 1−11, 13, 14 — задняя часть надкрылий сбоку и сзади: 1 — Pityogenes chalcographus; 2 — Р. bidentatus, >; 3 — P. quadridens, >; 4 — Pityokteines curvidens,>; 5 — Ips acuminatus; 6 — I. sexdentatus; 7 — I. duplicatus; 8 — Typo-graphys typographus; 9,10 — Orlhotomicus proximus: 9 — >, 10 — +; 11 — O. starki,>; 13,14 — O. golovjankoi: 13 — >, 14 — +; 12 — O. suturalis, >, задняя часть надкрылий сзади.

2.1.3 Размножение и развитие короедов

В период размножения они образуют семьи. Некоторые виды короедов образуют моногамную семью, состоящую из самца и самки, некоторые — полигамную, которая состоит из самца и нескольких самок [18]. В первом случае маточный ход в коре выгрызает самка, к которой затем прилетает самец. В полигамных семьях начало работы падает на долю самца, который выгрызает довольно обширную брачную камеру. Когда камера готова, туда проникает несколько самок, каждая из которых после спаривания начинает прогрызать свой маточный ход.

Когда от брачной камеры отходит несколько ходов, то часть из них прокладывается вверх, а часть — вниз по стволу. Из верхних ходов нагрызенная буровая мука высыпается без особых усилий, тогда как из ходов, направленных вниз, ее надо специально выносить. Поэтому самка, прокладывая ход, проталкивает нагрызенные опилки к заднему концу тела, где они попадают в «тачку». Пятясь назад, жук выносит эту порцию буровой муки из хода наружу. Иногда самке помогает самец. Некоторые короеды не строят собственных маточных ходов, а забираются в ходы других короедов, используя их стенки для откладки яиц. Даже не сдирая кору, можно установить, где проходит ход короеда: если опилки бурые, жук грызет под корой; если же они белые, ход прокладывается в глубине древесины [18, 19].

Из яиц, отложенных в стенки маточных ходов, вылупливаются личинки, которые прокладывают собственные личиночные ходы. В результате возникает «короедное гнездо», система ходов которого характерна для отдельных видов короедов. Поэтому, зная породу дерева и имея перед собой образец гнезда, можно безошибочно назвать вид короеда-вредителя [18, 19].

Некоторые короеды, закладывая маточный ход, выгрызают вдоль него несколько отверстий — отдушин. При повышении влажности древесины число отдушин увеличивается. Если отдушины залепить, самка выгрызает их вновь. Эти отверстия нередко служат и для повторных спариваний. Направление маточных ходов часто дает возможность определить, когда было заселено дерево — до или после того, как оно упало на землю [19].

Короеды, нападающие на стоящие деревья, обычно прокладывают маточные ходы вверх, что облегчает выталкивание трухи. Ходы на поваленных деревьях прокладываются более беспорядочно. Обычно каждый вид короеда селится на определенном узком круге кормовых пород. Реже имеет место приспособленность вида к развитию только на одной породе дерева, или, наоборот, короед проявляет безразличие к виду растения. Характерной особенностью короедов является также разделение зон ствола между отдельными видами. Одни из них заселяют только прикорневую часть, другие середину ствола, третьи предпочитают сучья или вершину. Одновременное развитие нескольких видов короедов в одной и той же зоне ствола отмечается довольно редко [19].

Развиваются личинки короедов сравнительно быстро. Для большинства видов это закономерно, так как пища их — свежая кора — содержит достаточное количество сахаров и белковых соединений. В толще древесины таких легкодоступных веществ нет, однако некоторые короеды успешно развиваются именно здесь. На помощь им приходят симбиотические грибы. Оказалось, что самки, а иногда и самцы таких короедов имеют приспособления для хранения спор грибов в виде выемок в основании ног или мандибул, или в виде кутикулярных трубочек в переднегруди. Когда жуки покидают материнский ход, в эти карманы набиваются зародыши грибов. Выгрызая в древесине галерею для своего потомства, самки рассеивают споры грибов из своих карманов. Эти споры дают начало грибнице, которая покрывает стенки ходов. Ею и питаются личинки древесинников [17, 19].

2.2.1 Методика исследования

На основании сведений, полученных при обработке литературных данных, составлен аннотированный список короедов Бобруйского района, включающий 23 вида. Изучена таксономическая структура семейства [14].

Для характеристики ареалов использована описательная номенклатура К. Б. Городкова (1984), что позволяет провести зоогеографический анализ, основанный на едином терминологическом подходе.

Сделаны фотографии повреждений короедов на различных деревьях, определены и описаны по Старку [14].

В период с мая по август производился сбор насекомых. Для этого было отобрано три биотопа: биотоп № 1 — смешанный лес, биотоп № 2 — сосновый бор, биотоп № 3 — смешанный лес обочина дороги.

Сбор производился на поврежденных деревьях. При этом снималась кора с дерева и осматривалась на наличие различных жесткокрылых.

Ручной сбор короедов производился эксгаустером. Эксгаустер (рисунок 3) состоял из полистироловой баночки (объём около 200 мл), резиновой пробки и двух трубок (длина 30−40 см, диаметр 4−5 мм). Верх банки обрезан, туда вставлялась пробка. В пробке сделаны соответственно два отверстия под трубки, одна из которых пластичная. На конец этой трубки, который находится внутри баночки, был одет фильтр, для того, чтобы в ротовую полость не попадали инородные тела, т.к. через противоположный конец производилось засасывание воздуха из банки. Вторая трубка направлялась на особей, находившихся в сачке. Таким образом, насекомые с током воздуха по трубочке, как по коридору, попадали в баночку [5].

Собранные эксгаустером насекомые помещались в морилку (рисунок 4) для умерщвления.

Рисунок 3 — Эксгаустер: 1 — загубник; 2 — резиновая трубка; 3 — резиновое кольцо для фиксации фильтра; 4 — стеклянная или палстиковая банка; 5 — фильтр (мелкая нейлоновая сеточка); 6 — резиновая пробка; 7 — стеклянные или металлические трубки [5].

Морилка представляла собой специальное устройство для умерщвления насекомых. Современные морилки изготавливаются из стеклянных или пластиковых стойких к растворителю широкогорлых банок с плотной крышкой. Объём произвольный и зависит от размера и количества помещаемых в морилку насекомых.

На дне располагается либо ватный тампон, зашитый в ткань, либо кусок поролона таким образом, чтобы он не вываливался при переворачивании банки.

Рисунок 4 — Морилка

Заполнить объём морилки куском белой х/б или льняной ткани, который прекрасно впитывает избыток влаги, препятствует повреждению насекомых и не нуждается в частой замене. Морилка заправляется ядом. С прошлого века пользуются обычным медицинским эфиром или хлороформом[5].

Насекомые после замаривания этими ядами получаются жёсткими и почти не поддаются расправлению и монтировке для коллекции. Лучше всего использовать эфиры уксусной кислоты — этиловый, амиловый, бутиловый. В крышке морилки проделывается отверстие, в котором закрепляется отрезок тонкостенной трубки (удобна охотничья гильза), закрытый пробкой. Через это отверстие в банку помещаются насекомые [5].

В лабораторных условиях производилось определение собранного материала и фиксация на энтомологические булавки: все собранные экземпляры доставались из фиксатора и раскладывались на матрасики по биотопам. Далее производилась фиксация на энтомологические булавки. При помощи бинокуляра собранные особи рассматривались для полного определения родовой и видовой принадлежности. Определение производилось по Старку [14], Мамаеву [27] и Криволуцкой [35].

3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

3.1 Аннотированный список короедов Гомельского и Бобруйского районов

Аннотированный список составлен в таксономическом порядке на основании последних данных о систематике этого семейства. Наряду с этим в списке указаны для каждого вида русское название (дано по Старку [14]), тип распространения, встречаемость, биотоп, условия обитания, практическое значение, срок генерации и период активности.

Семейство Scolytidae Latreille, 1807

Подсемейство Hylesininae Erichson, 1836

Триба Hylastini LeConte, 1876

Род Hylurgops LeConte, 1876.

1 palliatus (Gyllenhal, 1813). Малый еловый лубоед. Циркумбореальный вид, встречается в ельниках и смешанных лесах. Обычен, имаго и личинки развиваются на отмирающих елях, лежащих или стоящих в тени. Практического значения не имеет. Длительность генерации? 1 год. Имаго зимуют, жуки активны IV-V [6, 9, 14,15,17,29].

Рисунок 5 — Hylurgops palliatus [29]

Род Hylastes Erichson, 1836.

2 angustatus (Herbst, 1793). Украинский корнежил. Евро-байкальский вид, обитает в смешанных лесах, вредит сосне. Редок, жуки встречаются на хвойных, личинки под корой, в прикорневой части сосен. 14, 15].

3 ater (Fabricius, 1792). Черный корнежил. Транспалеарктический полизональный вид, известен также из Новой Зеландии. Обитает в хвойных лесах, встречается в массе. Имаго питаются на ветвях молодых сосен, личинки развиваются под корой на нижней части стволов, на корнях. Личинка? вторичный стволовой вредитель сосны, жуки повреждают молодые деревья в питомниках и в посадках. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой, жуки активны в IV-V [3, 14,15, 17, 24, 30].

Рисунок 6 — Hylastes ater [29]

4 cunicularius (Erichson, 1836). Еловый корнежил. Транспалеарктический полизональный массовый вид, обитает в хвойных лесах. Имаго питаются на ветвях молодых елей, личинки развиваются под корой на нижней части стволов, на корнях ели, реже сосны. Личинка — вторичный стволовой вредитель ели, жуки повреждают молодые деревья в питомниках и в посадках. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой, жуки активны IV — VI [6, 9, 14].

Рисунок 7 — Hylastes cunicularius

Род Hylesinus Fabricius, 1801 Лубоеды = Leperisinus Reitter, 1913

5 crenatus (Fabricius, 1787). Лубоед ясеневый большой. Западнопалеарктический вид, обычен в широколиственных и смешанных лесах. Имаго — на ясене. Личинки развиваются в отмирающем лубе ясеня, реже дуба, липы, клёна. Стволовой вредитель ясеня. Длительность генерации 2 года. Зимуют личинки и жуки под корой [9,14,15,16,18].

Рисунок 8 — Hylesinus crenatus [29]

Триба Tomicini

Род Tomicus Latreille, 1802 =

Blastophagus Eichhoff, 1864; Myelophilus Eichhoff, 1878

6 minor (Hartig, 1834). Лубоед малый сосновый, садовник малый лесной. Трансевразиатский темпаратный вид. Обитает в сосновых лесах и посадках, развивается в массе. Имаго? на соснах, личинки? под тонкой корой сосны. Вторичный стволовой вредитель сосны. Длительность генерации 1 год. Зимуют имаго под корой, жуки активны IV? VII [14, 20−22].

Рисунок 9 — Tomicus minor [29]

7 piniperda (Linnaeus, 1758). Лубоед большой сосновый, садовник большой лесной. Трансевразиатский темпаратный вид. Обитает в затененных и увлажненных сосновых лесах и посадках, встречается в массе. Имаго? на соснах, личинки развиваются под корой сосны. Вторичный стволовой вредитель сосны. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго в толще коры у самого основания живых сосен. Жуки активны IV — VII [3, 14, 20, 22].

Рисунок 10 — Tomicus piniperda [29]

Род Dendroctonus Erichson, 1836

8 micans (Kugelann, 1794). Лубоед большой еловый, Трансевразиатский темпаратный вид. Обитает в хвойных лесах, встречается в массе. Имаго — на ели и сосне, личинки развиваются в отмирающем лубе ели, реже сосны. Вторичный стволовой вредитель ели и сосны. Длительность генерации 2 года. Зимует в первый год личинка, во второй — имаго под корой [3, 10, 11, 14, 15, 20, 21].

Рисунок 11 — Dendroctonus micans [29]

Триба Polygraphini Chapuis, 1869

Род Polygraphus Erichson, 1836

9 poligraphus (Linnaeus, 1758) = griseus Eggers, 1923. Пушистый полиграф. Трансевразиатский бореальный вид, обитает в еловых и смешанных лесах, встречается в массе. Имаго питаются на ели, на участках стволов с тонкой корой, личинки развиваются в отмирающем лубе ели. Вторичный стволовой вредитель ели. Длительность генерации 1 год. Зимуют имаго и личинки под корой. Жуки активны V? VI [14, 24, 25,30,34].

Рисунок 12 — Polygraphus polygraphus [29]

Триба Scolytini Latreille, 1807

Род Scolytus Geoffroy, 1762 Заболонники=Ekkoptogaster Herbst, 1793;

Eccoptogaster Gyllenhal, 1813; Scolytochelus Reitter, 1913

10 intricatus (Ratzeburg, 1837) = pygmaeus Gyllenhal, 1813. Заболонник дубовый. Западнопалеарктический вид, обитает в лиственных и смешанных лесах, обычен. Имаго встречаются на тонкомерных стволах, на ветвях дуба и граба. Личинки развиваются под корой дуба и граба, реже березы, вяза, тополя и ивы. Вторичный стволовой вредитель дуба.

Длительность генерации 1 год. Зимует личинка под корой. Жуки активны вV? VI. Распространен к югу от Белорусской гряды [6, 14, 15, 17, 24].

Рисунок 13 — Scolytus intricatus [29]

11 mali (Bechstein et Scharfenberg, 1805) = pyri Ratzeburg, 1837; pruni Ratzeburg, 1837; castaneus Ratzeburg, 1837. Заболонник плодовый. Евро-сибиро-среднеазиатский вид, обитает в лиственных и смешаных лесах, нередок.

Имаго встречается на лиственных деревьях, личинки — полифаги, развиваются под корой пней и ветвей различных видов лиственных. Может вредить плодовым деревьям. Известен из Витебской области [14] и Беловежской пущи [9. 16]

Рисунок 14 — Scolytus mali [29]

12 ratzeburgi Janson, 1856. Заболонник березовый. Транспалеарктический полизональный вид, обитает в мелколиственных и смешанных лесах, встречается в массе. Вторичный стволовой вредитель березы. Имаго — на березах, стоящих на открытых местах. [3, 6, 9, 14, 15,24,34].

Рисунок 15 — Scolytus ratzeburgi [29]

13 rugulosus (Ph.W.J. Mьller, 1818). Заболонник морщинистый. Транспалеарктический полизональный вид, завезен в Северную и Южную Америку, обитает в смешанных лесах и в садах, нередок.

Имаго встречаются на розоцветных: яблоне, боярышнике и пр. Личинки развиваются под корой и в пнях. Может вредить плодовым деревьям. Длительность генерации 1 год [6, 9, 14, 15, 25,29,30].

Рисунок 16 — Scolytus rugulosus [29]

14 scolytus (Fabricius, 1775) = geoffroyi Goeze, 1777; destructor Olivier, 1795. Заболонник большой ильмовый. Транспалеарктический полизональный вид, обитает в лиственных и смешанных лесах, обычен.

Имаго встречаются на толстых стволах ильмовых. Личинки развиваются под корой пней и ветвей ильмовых. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой [9,14].

Триба Ipini Latreille, 1807

Род Pityogenes Bedel, 1888 = Tomicus Latreille, 1802 part.

15 bidentatus (Herbst, 1783)= bidens Fabricius, 1801. Короед двузубый. Трансевразиатский темпаратный вид, обитает в сосновых лесах, обычен. Имаго встречаются на вершинах старых сосен и на стволиках молодых, личинки развиваются под тонкой корой сосны, редко? ели.

Вторичный стволовой вредитель сосны. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой. Жуки активны V-VI [9, 14, 16].

Рисунок 18 — Pityogenes bidentatus [29]

16 chalcographus (Linnaeus, 1761). Обыкновенный гравер. Трансевразиатский бореальный вид, обитает в еловых и смешанных лесах. Вторичный стволовой вредитель ели. Имаго встречаются на толстых ветвях и вершинах старых елей, на стволах жердняка. Личинки развиваются под корой ели на толстых ветвях и вершинах, редко встречается под корой сосны. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой. Жуки активны V — VIII [3, 6, 14, 15, 20, 24,25].

Рисунок 19 — Pityogenes chalcographus [29]

17 quadridens (Hartig, 1834). Гравер черырехзубый. Трансевразиатский температный вид, обитает в хвойных лесах, обычен. Имаго встречаются на соснах и елях, личинки развиваются под тонкой корой сосны и ели на вершине ствола. Вторичный стволовой вредитель сосны. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой. Жуки активны в мае-июне [9,15,16].

Род Orthotomicus Ferrаri, 1867 =Tomicus Latreille, 1802 part. ;

Neotomicus Fuchs, 1911.

18 laricis (Fabricius, 1792). Малый лиственничный короед. Трансевразиатский темпаратный вид, обитает в хвойных лесах, обычен. Имаго встречаются на соснах и елях, личинки развиваются под корой сосны и ели. Жуки активны в V — VI [3, 6, 9, 14, 15].

Рисунок 21 — Orthotomicus laricis [29]

19 longicollis (Gyllenhal, 1827). Длинногрудый короед. Евро-кавказский вид, встречается в сосновых лесах, редок. Имаго — на сосне, личинки развиваются под корой сосны на нижней части ствола [14−16, 18].

20 proximus (Eichhoff, 1868) = omissus Eichhoff, 1872. Короед валежный. Трансевразиатский темпаратный вид, обитает в хвойных лесах, встречается в массе. Имаго — на опушках и полянах, на лежащих соснах. Личинки развиваются в отмирающем лубе сосны в верхней части ствола. Вторичный стволовой вредитель лесоматериалов и поваленных сосновых деревьев. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой. Жуки активны V — VII [3, 9, 14, 17, 20].

Рисунок 22 — Orthotomicus proximus [29]

19 suturalis (Gyllenhal, 1827) = nigritus Gyllenhal, 1827. Короед пожарищ. Трансевразиатский темпаратный вид, обитает в сосновых лесах и посадках, обычен. Имаго — на обгорелых стволах сосны, личинки в отмирающем лубе обгорелых стволов сосны, а также поваленных деревьев. Вторичный стволовой вредитель сосны. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой. Жуки активны V — VII [3, 6, 14, 20,24,29].

Род Ips Degeer, 1775 =Tomicus Latreille, 1802 part. ;

Cyrtotomicus Ferrari, 1867

20 acuminatus (Gyllenhal, 1827). Короед вершинный. Трансевразиатский темпаратный вид, обитает в сосновых и смешанных лесах, обычен. Имаго встречаются в основаниях крон сосен, личинки развиваются под тонкой корой, в лубе отмирающих сосен, реже елей. Вторичный стволовой вредитель сосны. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой. Жуки активны в V [3, 6, 9, 14, 15, 25].

Рисунок 23 — Ips acuminatus [29]

21 duplicatus (Sahlberg, 1836). Короед-двойник. Трансевразиатский температный вид, обитает в хвойных лесах, встречается в массе. Вторичный стволовой вредитель ели и сосны. Имаго — в основаниях крон ели и сосны, личинки развиваются в лубе отмирающих елей и сосен. Зимует личинка под корой. Жуки активны в мае-июне [6,9,45].

Триба Dryocoetini Lindemann, 1876

Род Dryocoetes Eichhoff, 1864 =Dryocoetinus Balachowsky, 1949

22 autographus (Ratzeburg, 1837) = suecisus Eggers, 1923; artepunctatus Eggers, 1941; polonicus Karpiсski, Strawinski, 1948. Хвойный лесовик. Трансевразиатский темпаратный вид, обитает в хвойных лесах, обычен. Имаго и личинки встречаются на сосновых и еловых пнях и стволах, лежащих в тени. Личинки развиваются в отмирающем лубе. Длительность генерации 1 год. Зимуют имаго под корой. Жуки активны V — VII Известен из Могилёвской области [3, 6, 9, 17, 20].

Рисунок 24 — Dryocoetes autographus [29]

23 hectographus Reitter, 1913. Таежный лесовик. Трансевразиатский температный вид, обитает в хвойных лесах, редок. Имаго встречаются на хвойных, личинки развиваются под корой ели, реже — сосны. Известен из Беловежской пущи [6,9,14, 16,17].

Триба Crypturgini LeConte, 1876

Род Crypturgus Erichson, 1836

24 cinereus (Herbst, 1793) = subcribrosus Eggers, 1933; atticus (Eggers, 1917); corsicus (Eggers, 1923); apfelbecki (Eggers, 1949). Короед-крошка сосновый. Транспалеарктический полизональный вид, обитатель сосновых лесов, обычен. Имаго встречаются на соснах, личинки развиваются под корой тонких ветвей сосны. Вторичныйс тволовой вредитель сосны. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой. Жуки активны в V — VI [3, 17, 20,30].

Рисунок 25 — Crypturgus cinereus [29]

25 pusillus (Gyllenhal, 1813) = maulei Roubal, 1910. Короед-крошка еловый. Транспалеарктический полизональный вид, обитает в хвойных лесах, обычен. Имаго встречаются на тонких ветвях ели, личинки развиваются там же, под корой тонких ветвей. Вторичный стволовой вредитель ели. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой. Жуки активны в V — VII [3,14, 20].

Рисунок 26 — Crypturgus pusillus [29]

Триба Xyloterini Lindemann, 1876

Род Pityogenes Polygraphus Stephens, 1830 Древесинники

=Xyloteres Erichson, 1836

26 lineatum (Olivier, 1792). Древесинник хвойный. Циркумтемпаратный вид, обитает в хвойных лесах, обычен. Имаго встречаются на елях и соснах, личинки — в ходах вдревесине ели и сосны, питаются растущим в ходах мицелием гриба Monilia candida. Технический вредитель древесины ели и сосны. Длительность генерации 1 год. Зимуют имаго в древесине. Жуки активны в IV — V. [3, 6, 14,15,30,34].

Рисунок 27 — Trypodendron lineatum [29]

27 dispar (Fabricius, 1792). Короед западный непарный. Западнопалеарктический вид, обитает лиственных и смешанных лесах, обычен. Имаго — в древесине лиственных, преимущественно мягких пород, личинки развиваются под корой лиственных, питаются грибами, растущими в маточных ходах. Полифаг. Вторичный стволовой вредитель лиственных, вредит только жук. Длительность генерации 1 год. Зимует имаго под корой. Жуки активны в IV- VI [14,15,17, 20, 25,29].

Рисунок 28 — Trypodendron dispar [29]

Род Xyleborus Eichhoff, 1864 =Anisandrus Ferrari, 1867; Heteroborips Reitter, 1913

28 cryptographus (Ratzeburg, 1837). Осиновый непарный короед. Евро-кавказский вид, обитает в лиственных и смешанных лесах, редок. Имаго встречаются на осине и тополе, личинки — под корой осины и тополя. Жуки активны в IV — V [9,14,16].

Род Xyleborinus Reitter, 1913

29 saxesenii (Ratzeburg, 1837). Короед многоядный непарный. Циркумтемператный вид, обитает в лиственных и смешанных лесах, редок. Имаго встречаются на лиственных, личинки — полифаги, развиваются под корой лиственных, чаще — дуба. Жуки активны в IV — V [9,14,15,18].

Из аннотированного списка короедов Гомельского и Бобруйского районов видно, что короеды представлены одним подсемейством Hylesininae (Erichson, 1836). В данное семейство входит 9 триб, которые характерны как для Гомельского, так и для Бобруйского районов. Также имеются и отличия в видовом составе. Наример Scolytus mali, Pytiogenes quadridens, Dryocoetes hectographus, Xyleborus cryptographus и Xyleborinus saxesenii встречаются только в Бобруйском районе и не характерны для Гомельского. А виды Polygraphus poligraphus, Scolytus rugulosus и Crypturgus pusillus являются представителями Гомельского района.

Наиболее разнообразной по видовому составу является Триба Ipini Latreille, 1807 — 9 видов: Pityogenes bidentatus, P. chalcographus, P. quadridens, Orthotomicus laricis, O. longicollis, O. proximus, O. suturalis, Ips acuminatus, I. duplicatus.

Таким образом, видовой состав Гомельского и Бобруйского района довольно разнообразен. Большинство видов встречается на территории обоих районов, но в то же время имеют существенные различия.

3.2 Зоогеографический анализ фауны короедов изучаемой области

Для характеристики ареалов использована описательная номенклатура К. Б. Городкова (1984) [26].

Рисунок 29 — Зоогеографические элементы фауны короедов Бобруйского и Гомельского района

Из диаграммы видно, что наиболее благоприятным ареалом распространения является трансевроазиатский темпаратный (36%). Данный ареал имеет широкую область распространения, и относится к внетропическим ареалам старого света (палеарктические). Все виды, для которых характерен данный тип ареала, являются типичными представителями семейства Scolytidae, встречаются в массе.

Рисунок 30 — Трансевроазиатские темпаратные ареалы [26]

3.3 Ходы короедов, обнаруженные во время исследований

В результате проведенных нами исследований на биотопах: «Смешанный лес», «Сосновый бор», «Смешанный лес на обочине дороги», были обнаружены маточные ходы ряда видов короедов: Pityogenes chalcographus, Ips acuminatus, Tomicus minor, Scolytus ratzeburgi, Tomicus piniperda, Scolytus intricatus, входящие в четыре трибы.

Найденные ходы сфотографированы, лабораторных условиях определены и описаны по Старку [14].

1 Ходы прокладываются в коре. Причем в зависимости от толщины последней и от диаметра заселяемой части дерева, ходы более или менее резко отпечатываются на заболони. Брачная камера располагается в толще коры. Маточные ходы в числе 3−5 отходят от нее звездообразно, но придерживаясь поперечного направления; длина их до 6 см, ширина 4 мм [14, 16]. Личинковые ходы частые, длиной до 4 см, не перепутывающиеся между собой[34]. При близком расстоянии одного маточного хода от другого в одном и том же гнезде личинковые ходы располагаются только с одной стороны, отходя от смежных ходов в разные стороны [14].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой