Исследование склонности к риску у подростков с разным уровнем тревожности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Исследование склонности к риску у подростков с разным уровнем тревожности

1. Теоретический анализ склонности к риску у подростков с разным уровнем тревожности

1. 1 Понятие склонности к риску в психологии

Одним из интригующих вопросов, формулируемых учеными, является вопрос о динамике риска. Возрастает ли риск с развитием цивилизации или, наоборот, снижается? Ответ не столь уж легок. Похоже, что преобладает убеждение, согласно которому развитие технологии и организации увеличивает риск и опасность. Искусственный мир, созданный человеком, более не определен и враждебен, нежели мир естественный. В нем обнаруживаются угрозы и отрицательные явления, которые не были известны предыдущим поколениям. В первый раз в истории человек обладает средствами уничтожения, которые способны истребить жизнь на Земле и которые могут прервать порядок природы в растущую энтропию.

Гипотеза эта не кажется вполне убедительной. Развитие техники или медицины создает, с одной стороны, новые угрозы, с другой же стороны, существенно редуцирует риск. Связанные с цивилизацией изменения увеличили загрязнение среды, но одновременно понизили угрозу нашествий и эпидемий, уничтожавших человечество в период Средневековья. В свете этих фактов наиболее вероятной кажется гипотеза, согласно которой в историческом процессе величина риска не повышается, а изменяется только его форма и содержание (Козелецкий Ю., 2007).

С давних пор человек стремился оценивать степень риска. Еще древние люди, играя в азартные игры, например в кости, оценивали риски. Сцены этой игры обнаружены и в египетских гробницах, и на античных греческих вазах.

В 1738 г. Д. Бернулли опубликовал в «Известиях Императорской Санкт-Петербургской Академии наук» статью «Изложение новой теории об измерении риска», где высказывает мысль, что риск воспринимается каждым человеком по-своему, оценивается неодинаково. Каждый субъект реагирует на риск в соответствии со своей системой ценностей. Таким образом, проблему оценки риска Д. Бернулли повернул в сторону психологии.

В XIX в. категория «риск» стала использоваться в области права (к примеру, рисковый договор, по которому сторона, рассчитывающая на получение выгоды, рискует тем, что произведенные ею затраты могут не окупиться, и т. п.).

Проблема риска привлекла внимание широких научных кругов в начале XX в., после выхода книги Ф. Найта (1921) «Риск, неопределенность и прибыль». С 1920-х гг. начали проводиться исследования анализа риска в коммерции, медицине, технологии и т. д. Отдельные исследования риска проводились и социологами, к примеру изучался риск информационной изоляции (Зубков В.И., 1998). Начало систематического научного изучения этого феномена относится ко второй половине XX в., когда формируются представления о вероятностном характере природных и общественных тенденций, вырабатывается соответствующий решению реальных нужд математический аппарат, накапливаются статистические данные.

До конца 1960-х гг. риск воспринимался, прежде всего, количественно, как атрибут технологий и вероятность определенного ущерба в координатах пространства и времени. Затем, особенно с возникновением рискологической проблематики в психологии, он начинает изучаться и качественно. Неклассическую теорию риска разработали в 1920—1930-х гг. экономисты А. Маршал и А. Пигу (теория кризиса). Изучение риска с этих позиций позволило преодолеть несоответствие между одномерной «технической» логикой исчисления риска и многомерностью человеческого поведения в рискованных ситуациях.

В современном открытом обществе риск всегда распространяется быстрее, чем «лечение» от него. Особенно это касается мутантов, т. е. еще не известных рисков, как биологических, так и социальных. Пока наука найдет, а общество опробует противоядие, мутант будет продолжать свою разрушительную работу. Это в равной мере справедливо для эпидемий и террора. Что касается замкнутых систем, то там проблема времени стоит еще острее: риск может распространяться лавинообразно (замыкание в кофеварке пассажирского авиалайнера способно поставить под угрозу все системы его жизнеобеспечения) (Яницкий О.Н., 2003).

На сегодняшний день психологами в значительной мере исследуются личностные особенности подростков. Исследование риска в психологии, и в частности его влияние на поведение людей в различных ситуациях неопределенности, сейчас достаточно актуально и представляет собой немалый интерес для исследователей (Фельдштейн Д.И., 1929)

Какие же существуют явления, объясняющие повышенную склонность к риску среди несовершеннолетних?

Пожалуй, немного найдется таких психологических явлений, значение которых одновременно оценивается и чрезвычайно высоко, и достаточно узко, даже функционально. С одной стороны, это «центральная проблема современной цивилизации», как важнейшая характеристика нашего времени. С другой — психическое состояние, вызываемое специальными условиями эксперимента или ситуации.

В настоящее время в психологических исследованиях риска можно выделить три основных направления.

Первое определяет риск как «ситуативную характеристику действий (деятельности) субъекта, выражающую неопределенность их результата для действующего субъекта и возможность неблагоприятных последствий в случае неуспеха». Т. В. Корнилова (1997) выделяет критерий для ориентировки в свойствах субъективного риска: риск с точки зрения субъекта есть там, где им не только обнаружено несоответствие требуемых и наличных — или потенциальных возможностей в управлении им ситуацией, но и где неопределенной является оценка самого потенциала этих возможностей. Здесь риск рассматривается в рамках концепции надситуативной активности.

Гипотезу о существовании «надситуативного» риска сформулировал В. А. Петровский, который рассматривал риск как особого рода активность. В. А. Петровский (1975), готовность субъекта к «личностному риску» трактует как динамическое образование, определяемое активностью самого субъекта.

Как отмечает Т. В. Корнилова (1997) «надситуативный риск как особая форма проявления активности субъекта связан с существованием надситуативной активности, представляющей собой способность субъекта подниматься над уровнем требований ситуации, ставить цели, избыточные с точки зрения исходной задачи».

Второе направление рассматривает риск с точки зрения теории решений как ситуацию выбора между альтернативными или возможными вариантами действий. Этой точки зрения придерживались Ю. Козелецкий и В. В. Кочетков (1978). Эта позиция связана с измерением вероятности ошибки или неуспеха выбора в ситуации с несколькими альтернативами.

И, наконец, третье изучает взаимосвязь индивидуального и группового поведения в ситуациях риска и представляет собой социально-психологический аспект риска.

Общее у вышеперечисленных концепций заключается в том, что они единогласно считают ситуацию риска ситуацией оценки.

Риск выражает «прогностическую оценку вероятности неблагоприятного исхода развивающейся (еще не закончившейся) ситуации. Риск — это не описательная (атрибутивная) характеристика ситуации, а оценочная категория, неразрывно связанная с действием человека, его оценкой — «оценкой себя» (Солнцева Г. Н., 1999).

В соответствии с этим определением ситуация риска возникает только тогда, когда появляется субъект, действующий в этой ситуации. При этом важно отметить, что ситуация риска может оказаться опасной, если субъект вынужден действовать в ней, но опасная ситуация не обязательно является рискованной. Для разных субъектов, действующих в одних и тех же условиях, ситуация может оказаться разной — рискованной для одного и нерискованной для другого.

Следовательно, понятие риск неразрывно связано с представлением о действии субъекта и может быть определено как характеристика этого действия. Но характеристика действия как рискованного не атрибутивна, а оценочна. Риск является оценкой возможности осуществления действия, возможности достижения результата, соответствующего цели.

Таким образом, риск — это «прогностическая, предваряющая действие оценка, формирующаяся на стадии организации или планирования действия» (Солнцева Г. Н., 1999).

Кроме прогностической оценки, необходимым условием ситуации риска является неопределенность. И, если рассматривать риск в психологическом аспекте, то главные источники неопределенности находятся в самом действующем субъекте. Именно он «взвешивает» условия, в которых действие будет осуществлено, факторы, влияющие на действие и его будущий результат (Корнилова Т.В., 1997).

И, в конечном счете, по мнению ряда исследователей, все источники неопределенности субъективны и определяются возможностями и ограничениями человека учитывать различные факторы, влияющие на действие и его будущий результат. Источники неопределенности могут быть как внешние, так и внутренние.

Еще один фактор — субъективная оценка затрат на достижение желаемого результата. Чем больше затрат требует действие, тем выше критерий принятия решения о его необходимости.

Особая группа факторов, влияющих на выбор критерия, связана с индивидуально-личностными особенностями субъекта. Прежде всего, это склонность к риску. Так, П. Вайнцвайг (1990) анализирует «готовность к риску» как позитивную характерологическую составляющую «храбрости».

Г. Айзенк (1993) готовность к риску как склонность к поиску сильных ощущений отличает от импульсивности, более тесно связанной с темпераментом. Ю. Козелецкий (1991), относит склонность к риску к личностным чертам, поскольку ее проявление обусловлено как средовыми факторами, так и другими, личностными? уровень тревоги, агрессивности и др.

М.А. Котик (1998) в понятие «готовность к риску» кроме устойчивых качеств индивида включает и ситуативные факторы трудовой задачи, по отношению к которым складывается такая готовность.

Как видно, риск является достаточно многогранным явлением, которое можно рассматривать с разных, а иногда и с противоположных позиций. Неоднозначность данного понятия еще раз доказывает актуальность этой проблемы не только в психологии, но и в других науках, которые занимаются изучением деятельности субъектов, коллективов, организаций и т. д.

Таким образом, можно определить понятие риска как ситуативной характеристики деятельности, связанной с неопределенностью её результата и возможными неблагоприятными последствиями в случае неуспеха. В психологии различают три значения термина риска: 1) риск как мера ожидаемого неблагополучия при неуспехе в деятельности; 2) риск как действие, грозящее субъекту потерей; 3) риск как ситуация выбора между двумя альтернативами — менее привлекательной, но более надежной и более привлекательной, но менее надежной.

Под термином «склонность» имеется в виду избирательная направленность индивида на определенную деятельность, побуждающая ею заниматься. Склонность к риску в данной работе обозначает направленность личности, эмоциональное предпочтение к видам действий и ситуаций, связанных с риском. Склонность к риску означает выбор вариантов альтернатив, сопряженных с большей вероятностью угрозы потери.

1. 2 Общее понятие тревожности в подростковом возрасте

Проблема тревожности является одной из наиболее актуальных проблем в современной психологии. Её изучением занимались такие психологи как Прихожан А. М., Мэй Р., Спилберг Ч. Д., Филипс Б., Бернс Д., Новикова Е. В. и другие. Среди негативных переживаний человека тревожность занимает особое место, часто она приводит к снижению работоспособности, к трудностям в общении.

Эмоциональное благополучие подрастающего поколения — один из объектов пристального внимания школьных психологов, педагогов, родителей. Своевременная и качественная диагностика подобного неблагополучия, адекватные коррекционные меры могут уменьшить риск возникновения нежелательных тенденций в развитии личности. Одно из ярких проявлений эмоционального благополучия (тревожности) — нервный срыв. Измерение тревожности как свойства личности особенно важно, так как это свойство во многом обусловливает поведение человека (Салливен С., Хорни К., 1975)

В настоящее время увеличилось число тревожных детей, отличающихся повышенным беспокойством, неуверенностью, эмоциональной неустойчивостью. Возникновение и закрепление тревожности связано с неудовлетворением возрастных потребностей ребенка. Подросток с повышенной тревожностью впоследствии может столкнуться с различными соматическими заболеваниями. Устойчивым личностным образованием тревожность становится в подростковом возрасте, опосредствуясь особенностями «Я-концепции», отношение к себе. Различия в проявлении тревожности изучалось с различных точек зрения, например с позиции воспитания (Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В., Плоткин А. А., 1997), с позиции социального статуса (Кисловская В.Р., Имедадзе Н. В. 1972) и т. д.

Подростковый возраст исследовали Л. С. Выготский, французский психолог Б. Заззо, Н. А. Рыбникова, В. Е. Смирнова, И. А. Арямова и другие. Подростковым принято считать период от 11 до 16 лет. Этот период обусловлен не только качественными навыками и полезным изменениями в организме подростка и в его окружении, но связан с возникновением специфических состояний, которые играют важную роль в период наибольшего развития, но и опасным звеном. Пубертатный период знаменуется бурным психофунологическим развитием и перестройкой социальной активности ребенка. Мощные сдвиги происходят во всех отраслях жизнедеятельности ребенка, делают этот возраст «переходным» от детства к взрослости.

Подростковый возраст богат переживаниями, трудностями и кризисами. В этот период складываются, оформляются устойчивые формы поведения, черты характера, способы эмоционального реагирования; это пора достижений, стремительно наращивания знаний, умений; становление «Я», обретение новой социальной позиции. Вместе с тем, это потерь детского мироощущения, появление чувства тревожности и психологического дискомфорта. В этом возрасте увеличивается внимание к себе, к своим физическим особенностям; обостряется реакция на мнение окружающих, повышается чувство собственного достоинства и обидчивость. У подростков развивается тревожность по поводу и нормы развития, это связано, прежде всего, с диспропорциями в развитии, с преждевременным развитием, и его задержкой. Состояние тревожности это следствие подросткового кризиса, который протекает, по-разному и дезорганирует личность подростка, влияет на все стороны его жизни (Рогов Е.И., 1999).

Тревожные подростки живут, ощущая постоянный беспричинный страх. Они часто задают себе вопрос: «А вдруг что-нибудь случится?» Повышенная тревожность может дезорганизовать любую деятельность (особенно значимую), что, в свою очередь, приводит к низкой самооценке, неуверенности в себе (Левитов Н.Д., 1963).

Таким образом, это эмоциональное состояние может выступать в качестве одного из механизмов развития невроза, так как способствует углублению личностных противоречий например, между высоким уровнем притязаний и низкой самооценкой.

Тревожные подростки обычно не уверены в себе, с неустойчивой самооценкой. Постоянно испытываемое ими чувство страха перед неизвестным приводит к тому, что они крайне редко проявляют инициативу. Известно, что предпосылкой возникновения тревожности является повышенная чувствительность (сензитивность). Однако не каждый ребенок с повышенной чувствительностью становиться тревожным. Многое зависит от способов общения родителей с ребенком. Иногда они могут способствовать развитию тревожной личности. Например, высока вероятность воспитания тревожного ребенка родителями, осуществляющими воспитание по типу гиперпротекции (чрезмерная забота, мелочный контроль, большое количество ограничений и запретов, постоянное одергивание) (Немов Р.С., 1993).

В этом случае общение взрослого с подростком носит авторитарный характер, ребенок теряет уверенность в себе и в своих собственных силах, он постоянно боится отрицательной оценки, начинает беспокоиться, что он делает что-нибудь не так, то есть, испытывает чувство тревоги, которое может закрепиться и перерасти в стабильное личностное образование — тревожность (Макшанцева Л.В., 1998).

Усилению у подростка тревожности могут способствовать такие факторы, как завышенные требования со стороны родителей, так как они вызывают ситуацию хронической неуспешности. Сталкиваясь с постоянными расхождениями между своими реальными возможностями и тем высоким уровнем достижений, которого ждут от него взрослые, ребенок испытывает беспокойство, которое легко перерастает в тревожность. Еще один фактор, способствующий формированию тревожности, — частые упреки, вызывающие чувство вины («Ты так плохо вел себя, что у меня заболела голова», «Из-за твоего поведения мы с мамой часто ссоримся») (Юнацкевич П.И., Кулганов В. А., 1998). В этом случае подросток постоянно боится оказаться виноватым перед родителями. Помимо перечисленных факторов страхи возникают и в результате фиксации в эмоциональной памяти сильных испугов при встрече со всем, что олицетворяет опасность или представляет непосредственную угрозу для жизни, включая нападение, несчастный случай, операцию или тяжелую болезнь (Прихожан А.М., 2000).

Если у подростка усиливается тревожность, появляются страхи — непременный спутник тревожности, то могут развиться невротические черты. Неуверенность в себе, как черта характера — это самоуничтожительная установка на себя, на свои силы и возможности. Тревожность как черта характера — это пессимистическая установка на жизнь, когда она представляется как преисполненная угроз и опасностей.

Неуверенность порождает тревожность и нерешительность, а они, в свою очередь, формируют соответствующий характер (Прихожан А.М., 1998).

Неуверенный, тревожный подросток всегда мнителен, а мнительность порождает недоверие к другим. Такой ребенок опасается других, ждет нападения, насмешки, обиды. Он не справляется с делом.

Это способствует образованию реакций психологической защиты в виде агрессии, направленной на других. Так, один из самых известных способов, который часто выбирают тревожные подростки, основан на простом умозаключении: «чтобы ничего не боятся, нужно сделать так, чтобы боялись меня». Маска агрессии тщательно скрывает тревогу не только от окружающих, но и от самого ребенка. Тем не менее, в глубине души у них — все та же тревожность, растерянность и неуверенность, отсутствие твердой опоры. Также реакция психологической защиты выражается в отказе от общения и избежания лиц, от которых исходит «угроза». Такой подросток одинок, замкнут, малоактивен (Фельдштейн Д.И., 1987).

Интенсивность переживания тревоги, уровень тревожности у мальчиков и девочек различны. Это связано с тем, с какими ситуациями они связывают свою тревогу, как ее объясняют, чего опасаются. И чем старше дети, тем заметнее эта разница. Девочки чаще связывают свою тревогу с другими людьми. К людям, с которыми девочки могут связывать свою тревогу, относятся не только друзья, родные, учителя. Девочки боятся так называемых «опасных людей» — пьяниц, хулиганов. Мальчики же боятся физических травм, несчастных случаев, а также наказаний, которые можно ожидать от родителей или вне семьи: учителей, директора школы. Отрицательные последствия тревожности выражаются в том что, не влияя в целом на интеллектуальное развитие, высокая степень тревожности может отрицательно сказаться на формировании дивергентного (то есть, креативного, творческого) мышления, для которого естественны такие личностные черты, как отсутствие страха перед новым, неизвестным (Прихожан А.М., 2000).

Одно из проявлений эмоционально-волевой деятельности подростков — тревоги и страхи, которые они испытывают в определенных жизненных ситуациях. Уровень тревожности и напряженности характеризует личность невротика — у него отмечается нестабильность настроения, эмоционально неадекватные реакции, страх. Страх — это психическое состояние преувеличенной (иногда адекватной) опасности. Страх сопровождается выработкой корой надпочечников нороадреналина. (Вачков И., 2004). Как известно, нороадреналин понижает жизненный тонус, приводит к пассивности, оборонительным реакциям и вызывает стремление к безопасности. С одной стороны, стремление к безопасности вырабатывает аксидентальные способности и адаптацию. Человек становится более осторожным в сложных, опасных для существования ситуациях. С другой — необоснованная тревога и страх мешают, приводят к нестабильности, личность дезорганизуется и неспособна контролировать себя. При страхе происходят изменения в поведении и деятельности.

Традиционно выделяют страх, направленный на определенный объект или определенную ситуацию. Различные формы страхов могут сочетаться друг с другом. Выделено 4 вида страхов: фобические, вызываемые определенными ситуациями или объектами; флюктуирующие (приступы страхов), не связанные с определенными ситуациями и возникающие в виде паники; генерализованные — длительные переживания, не связанные с определенными объектами или ситуациями, панические страхи.

У подростков на первый план выступает страх перед авторитарными личностями (учителем и директором), социальные страхи (страх не соответствовать стандартам или субкультуре референтной группы), страх в ситуациях с высокими требованиями. Психологи отмечают зависимость страхов детей от страхов их родителей (страх обнищания). На появляющиеся страхи влияют стили взаимоотношений в семье (гиперопека, симбиоз между матерью и ребенком) (Кочубей Б, Новикова Е., 1990).

Подростки начинают размышлять о жизни, поэтому у них появляются экзистенциальные страхи. Отмеченные страхи являются по своему типу фобическими и генерализованными.

О школьных страхах, их возникновении, причинах, формах проявления написано очень много. Этот пример лишний раз свидетельствует о появляющейся дезорганизованности личности вследствие излишней тревожности, ее неустойчивости и возможных отрицательных новообразованиях.

У подростков, учащихся общеобразовательных школ распространены школьные страхи и страхи разлуки (переход в другую школу, страх потерять одного из родителей, если в семье неблагоприятные отношения). Школьные страхи проявляются как страх оценки знаний, страх несоответствия оценке и требованиям окружающих (Вачков И., 2004).

Страх разлуки и школьные фобии возникают чаще всего из-за чрезмерных требований учителя или недостаточной зрелости подростка в связи с привязанностью к значимому лицу. Подростки не любят отвечать у доски, потому что на них смотрят сверстники, боятся, что скажут глупость, которая вызовет их смех. Оказалось, что школьные страхи — постоянный спутник обучения. Для таких страхов в обучении характерно уклонение от посещения школы, привязанность к одному из близких людей, уклонение от общественных обязанностей. В МКБ-10 (Международная классификация болезней) не случайно подробно описаны признаки всех страхов — они могут спровоцировать расстройство психики. Уклоняться от школы они могут по-разному, например, полностью отказаться от посещения школы из-за боязни обид и унижений («мальчик для битья»). Ребенок избегает ситуации школьной неуспеваемости путем переключения на способы поведения, доставляющие удовольствие. В семье страхи нередко возникают дифференцированно: подросток боится отца, а мать скрывает истинную картину. В ситуациях с отчимом ситуация несколько меняется: отчим «редко, да метко» проверяет домашние задания, дневник. Его упреки становятся горче наказания.

Школьная фобия появляется из-за плохих материальных условий жизни, недостаточной интеграции семьи в общество или ближайшее окружение, физического или психического нездоровья родителей, супружеских или семейных конфликтов, отклонений в подходах к воспитанию детей. В итоге подростки становятся чрезмерно пугливыми и испытывают трудности в школе. У подростков, имеющих страхи, появляются вторичные проблемы-депрессии, нарастает социальная изоляция, подросток начинает отставать в учебе. Многие из них боятся, что одноклассники посчитают их прогульщиками, лентяями, больными (Захаров А.И. 1996).

Все виды тревожного расстройства ухудшают работоспособность, потому что беспокойство не поддается контролю, от него нельзя избавиться (Макшанцева Л.В., 1998). Сосредоточившись на источнике тревоги, подросток не может уделить внимание качественному выполнению учебной или трудовой деятельности. Иногда у подростков встречаются элементы обсессивно-компульсивного расстройства: появляются навязчивые идеи или действия. Навязчивые состояния (обсессии) — это мысли, образы, желания («Нужно ли идти по этой улице, где мало народа?», «Закрыта ли дверь?»). Компульсивное поведение — повторение целенаправленных действий, выполняемых в соответствии с принятыми правилами (неоднократная проверка ошибок в сочинении или контрольной работе при неуверенности в правильности выполнения) (Герриг Р., Зимбардо Ф., 2004).

Таким образом, специфика возникновения и проявления тревожности в подростковом возрасте заключается в страхе «быть не собой», как реакции на угрозу изменения, отторжения и потери «я». Это часто возникает вследствие попыток родителей с гиперсоциальными, а также тревожно-мнительными и паранойяльными чертами характера, односторонне навязать детям и, особенно подросткам, свой образ мышления, действий и поступков без учета реальных обстоятельств.

1. 3 Влияние тревожности на проявление склонности к риску у подростков

Фрейд говорил (1888), что люди стремятся сбросить возбуждение. При сексуальном возбуждении вы испытываете напряженность и потребность совершить половой акт. После полового акта вы испытываете удовлетворение, уровень вашего возбуждения снижается до нуля и вы можете расслабиться. Аналогичная модель применима к чувствам голода и жажды. Сброс возбуждения или напряжения всегда был ключевой концепцией психологии.

Однако, к 1960-м годам стало ясно, что модель сброса напряжения не может полностью объяснить ни поведения людей, ни поведения животных. Например, эксперименты показали, что крысы одинаково готовы выполнять одни и те же действия (нажимать на рычаг) сотни раз, чтобы получить вознаграждение в виде пищи или возможности исследовать богатое и интересное пространство. Во время изучения этой новой обстановки крысы проявляли все физиологические признаки, обычно сопровождающие рост возбуждения и напряжения (например, учащение сердцебиения). По Фрейду и другим теоретикам сброса напряжения, такой подъем напряжения крысы должны были бы воспринимать как стресс и наказание. Однако, эти крысы явно испытывали другие ощущения. Люди в этом плане не очень отличаются. Во время подготовки к половому акту они обычно не испытывают неприятных ощущений от подъема сексуального напряжения и психологического возбуждения. Секс имеет четкое биологическое предназначение, что может служить объяснением нашего толерантного отношения к такому напряжению, но какое биологическое предназначение у опасных видов спорта?

В 1977 году в американском журнале Human Behavior была напечатана статья, вызванная ростом смертельных несчастных случаев во время занятий дельтапланеризмом у подростков. В статье говорилось о буме популярности так называемых «центров экстрима», в которых подростки могли понырять с аквалангом, попрыгать с различных сооружений с помощью эластичного троса, привязанного к ногам, полетать на различных летательных аппаратах и заняться другими опасными видами спорта.

Начиная с 1970-х, подростки стали проявлять больший интерес к экстремальным видам спорта. В наши дни еженедельно совершается тысяча прыжков с высоких зданий или мостов с помощью привязанного к ногам эластичного троса. Во Франции этот вид спорта сочли слишком опасным и запретили его, но в большинстве странах он вполне легален, и им увлекаются тысячи людей.

Питер Гринберг (1977) установил, что большинство клиентов этих центров экстрима значительную часть своей повседневной жизни проводят в офисах за рабочим столом либо за партой в школе. Опасные виды спорта дают им шанс проверить себя. А профессор Мичиганского университета Дэвид Кляйн, опросив участников 500 несчастных случаев, произошедших при гонках на снегоходах, обнаружил, что пострадавшие часто не испытывали никаких сожалений.

Айра Мататиа и Мэриан Зальцман (1999), занимающиеся изучением потребительского спроса, считают, что люди, увлекающиеся альпинизмом, прыжками с эластичным тросом на ногах или мотогонками, испытывают ощущение, что они прошли «труднейшее испытание». Американский психолог Абрахам Маслоу тоже говорит о людях, идущих на экстремальные испытания. Он не упоминает конкретных видов спорта, таких как альпинизм, но среди прочего говорит о чувстве удовлетворения, возникающем в результате преодоления экстремальных трудностей, физических или психологических.

К сожалению, во время опроса об отношении к опасным видам проведенного в 1977 году, респондентам не предлагалось ответить на личностные вопросники для определения их индивидуальных особенностей. В 1960-х годах Айзенк высказал предположение, что экстравертам риск нравится больше, чем интровертам. Он утверждал, что в основе этого находится биологическая причина (1967). У экстравертов процесс формирования возбуждения коры головного мозга более медленный, и по этой причине для поддержания работы мозга на комфортном уровне им требуется более сильное стимулирование, чем интровертам.

Проводившиеся на протяжении почти 30 лет исследования только запутали ситуацию, но некоторые свидетельства подтверждают идеи Айзенка. Он ставил экстраверсию на одну сторону континуума, а интроверсию — на другую. Изучив исследования Айзенка, психологи взяли на вооружение его оригинальные вопросники, а некоторые создали собственные тесты (1991). Кажется вполне очевидным, что ряд факторов способствует экстраверсивности.

Одним из таких факторов является социабельностъ, которая, кажется, не имеет никакого отношения к риску, но другие аспекты, присущие экстраверту, очень даже имеют. Наиболее важными из них являются следующие:

— широкая импульсивность — желание действовать на основе эмоций без оглядки на последствия;

— узкая импульсивность, под которой психологи понимают отсутствие детальных планов на будущее". Личность с низкой импульсивностью не желает знать, что она будет делать в субботу вечером и эта ситуация ее вполне устраивает. Такие личности не задумываются о том, во что им одеться, до самого последнего момента;

— жажда эмоций. Жаждущая эмоций личность быстро впадает в скуку и постоянно ищет новых ощущений, даже если они непредсказуемы по своим последствиям. Среди экстравертов жаждущих эмоций личностей гораздо больше, чем среди интровертов.

Очевидно, что импульсивный экстраверт является наиболее склонной к риску личностью и идет на риск, даже не пытаясь оценить ситуацию соответствующим образом. Такая личность страдает одного из крупнейших грехов, подчеркнутых Фишером в 1928 году в его работе по психологии инвесторов — нетерпеливостью.

Коган и Уоллач (1964) проверили в лабораторных условиях, как подростки играют в азартные игры и установили связь между импульсивностью и готовностью идти на риск, но только в том случае, когда субъекты не испытывали слишком большой тревоги. В условиях сильной тревоги субъекты выбирали в играх более осторожные варианты. Однако, было одно исключение. Если в конце серии нескольких игр субъектам приходилось делать выбор между осторожной стратегией и игрой «ва-банк», и их оппонентом выступал экспериментатор мужского пола, тогда даже очень осторожные, как правило, шли на игру «ва-банк».

Коган и Уоллач высказали предположение, что мужчины оказывались в ситуации, которую я бы назвал моментом мужского самоутверждения, то есть в ситуации, в которой они должны были проявить себя настоящими мужиками — показать свой мужской характер или заткнуться. Большинство предпочитало самоутверждение, рискуя потерять деньги, чтобы сохранить лицо. Чтобы их не сочли трусами, они предпочли испытывать стресс и тревогу. Это является интересным подтверждением наблюдений Уортон за поведением мужчин на Уолл-Стрит до краха 1929 года. Они считали, что нужно инвестировать, чтобы произвести впечатление на своих женщин.

Кан и Купер установили, что дилеры испытывали необычно сильную тревогу, отдавая себя во власть рынка. Они говорили с одним дилером, который рассказал им, что у него резко участился пульс после того, как он сначала продал $ 10 миллионов, затем купил $ 6 миллионов и ждал, как будет меняться курс доллара на валютной бирже. Роджер Лафлии, занимающийся операциями с фьючерсами на нефть, объяснил мне, что в его обязанности входит надзор за дилерами, вынужденными справляться с тревогой, вызываемой мыслями о том, сколько будет стоить нефть через несколько часов.

В свете исследования Когана и Уоллач можно увидеть, как справляются с подобными ситуациями некоторые профессионалы рынка. Они испытывают тревогу, но находятся в окружении большого количества людей. Поэтому они справляются с тревогой, подавляя ее на людях. А выходит она позднее. У Эдит Уортон проигравшие на бирже мужчины редко посвящали в эти проблемы своих жен и свои семьи, поскольку это считалось недостойным поведением. В наши дни, по выводам Кана и Купера, многих дилеров беспокоит тот факт, что они выплескивают свои стрессы на семьи, возвращаясь с работы домой. Показывать свою тревогу в домашней обстановке, когда все операции завершены, стало приемлемым.

Таким образом, многие люди испытывают тревогу, идя на непривычный риск. Как показывает анализ литературы, субъекты с внутренним локусом контроля склонны испытывать повышенную тревожность. Следовательно, сегодняшний экстраверт, идущий на риск, расплачивается за это. Он испытывает тревогу, но не может показать ее другим. Конечно, некоторые не испытывают столь большой тревоги.

2. Эмпирическое исследование проблемы склонности к риску у подростков с разным уровнем тревожности

2. 1 Программа исследования

Эмпирическое исследование было нацелено выявить склонность к риску у подростков с разным уровнем тревожности.

Базой исследования являлся МОУ «Лицей» города Черногорска. Работа проводилась в феврале 2013 года.

Экспериментальную выборку составило 40 подростков, в возрасте 15−16 лет. Критериями выборки был возраст детей.

Выбор эмпирических методов исследования осуществлялся исходя из объекта, предмета и цели нашего исследования. Для выявления склонности к риску у подростков с разным уровнем тревожности мы использовали следующие диагностические методики:

1. «Методика измерения уровня тревожности (Шкала Дж. Тейлора)»

Цель: дать оценку общего уровня тревожности, опасения (страха).

Инструкция: прочтите внимательно каждое из приведенных ниже утверждений и поставьте «+» в случае, если утверждение относится к Вам, «-», если вы не согласны.

В случае затруднений возможен ответ «не знаю», тогда поставьте «?».

Обработка результатов

Каждый ответ, совпадающий с ключом, оценивается в 1 балл, при неопределенном ответе ставится 0,5 балла. Показатели ранжируются следующим образом:

— от 0 до 6 баллов — низкая тревожность,

— от 6 до 20 баллов — средняя,

— выше 20 баллов — высокая.

Ключ: вопросы 1−12 ответ нет; 13−50 — ответ да.

2. «Исследование склонности к риску (опросник А.Г. Шмелева)»

Цель: оценить склонность к риску.

Инструкция испытуемому: «Перед Вами набор утверждений. Внимательно прочитайте каждое утверждение и решите, верно оно или неверно по отношению к Вам. Если верно, то в листе ответов против номера этого утверждения поставьте знак «плюс» (+), а если неверно — «минус» (-).

Обработка результатов.

Цель обработки результатов — получить показатель величины склонности к риску как черты характера. Показатель подсчитывают по числу совпадений знаков ответов согласия-несогласия на утверждения шкалы склонности к риску.

Для оценки отношения испытуемого к исследованию в опроснике заданы утверждения, согласие с которыми свидетельствует об искренности отвечающего, а несогласие — о неискренности.

Показатель совпадений ответов по второй шкале, равный 8, 9 или 10, свидетельствует о недостоверности результатов тестирования. В этом случае тестирование нужно повторить, обратив дополнительное внимание испытуемого на инструкцию.

Анализ результатов.

Анализ склонности к риску, как черты характера, имеет важное значение для психологического прогнозирования процессов принятия решения в ситуации неопределенности. В ходе анализа результатов следует ориентироваться на то, что показатель склонности к риску может варьировать от 0 до 40. Чем больше величина показателя, тем больше склонность к риску.

Если показатель склонности к риску составляет 30 и более единиц, то ее уровень является высоким, такого человека можно назвать рискующим при условии, что его ответы были достаточно искренними. Если показатель в границах от 11 до 29 — то склонность к риску средняя, а если меньше, чем 11, то уровень риска низкий, такой человек не любит рисковать, и его можно назвать осмотрительным.

2. 2 Анализ полученных результатов

Анализ полученных результатов по методике измерения уровня тревожности (Шкала Дж. Тейлора) показал, что среди опрошенных подростков 15−16 лет высокий уровень тревожности наблюдается у 20% от числа испытуемых (смотри рисунок № 1).

Рисунок 1 — Показатели уровня тревожности у подростков

Для таких подростков характерным является страх перед учителем, внезапно развивающиеся заболевания, внутренний конфликт ребенка между противоречивыми требованиями дома и в школе, нервность и агрессивность ребенка, подростки часто переживают из-за своей «непохожести» на сверстников, в поведении проявляется агрессивность. Так же не редко у подростков встречаются депрессивные состояния, у них нет уверенности в себе, на все требования к себе реагируют отрицательно. Для тревожных подростков характерны и соматические проблемы: боли в животе, головокружения, головные боли, спазмы в горле, затрудненное поверхностное дыхание, сухость во рту, ком в горле, слабость в ногах, учащенное сердцебиение.

Средний уровень тревожности наблюдается у половины испытуемых; низкий уровень тревожности наблюдается у 30% от числа испытуемых. Смотри рис 1. Для низкотревожных подростков характерно ярко выраженное спокойствие. Они не всегда склонны воспринимать угрозу своему престижу, самооценке в самом широком диапазоне ситуаций, даже когда она реально существует. Возникновение состояния тревоги у них может наблюдаться лишь в особо важных и личностно значимых ситуациях (экзамен, стрессовые ситуации, реальная угроза семейному положению и др.). В личностном плане такие люди спокойны, считают, что лично у них нет поводов и причин волноваться за свою жизнь, репутацию, поведение и деятельность. Вероятность возникновения конфликтов, срывов, аффективных вспышек крайне мала.

Таким образом, анализ полученных результатов позволили нам разделить испытуемых на 3 группы: подростки с высоким, средним и низким уровнем тревожности. Результаты наглядно представлены на рисунке 1

Анализ полученных результатов по методике исследования склонности к риску (опросник А.Г. Шмелева) показал, что среди опрошенных подростков 15−16 лет высокий уровень склонности к риску наблюдается у 12 испытуемых — 28,4 балла. Для таких подростков характерно отстаивание своих идей, они не обращают внимания на реакцию других, ставят перед собой высокие цели и пытаются их осуществить, допускают для себя возможность ошибок и провалов, любят изучать новые вещи или идеи и не поддаются чужому мнению, не слишком озабочены, когда одноклассники, учителя или родители выражают свое неодобрение, предпочитают иметь шанс рискнуть, чтобы узнать что из этого получится.

Средний уровень склонности к риску наблюдается у 24 испытуемых — 31 балл. Низкий уровень у 4 испытуемых — 3,2 балла (смотри рисунок № 2). Такие подростки, как правило, не любят перемен, боятся совершать необдуманные поступки, для них важно, что о них думают окружающие, не предпочитают отстаивать свое мнение, не допускают для себя ошибок, провалов, легко поддаются чужому мнению.

Таким образом, анализ полученных результатов позволил нам определить склонность к риску среди 40 опрошенных подростков 15−16 лет. Результаты наглядно представлены на рисунке № 2.

Рисунок 2 — показатели уровня склонности к риску у подростков.

Так, в следующей таблице представлены данные по выраженности склонности к риску у подростков с разным уровнем тревожности.

Таблица 1 — выраженность склонности к риску у подростков с разным уровнем тревожности

Группа

Максимальный балл

Среднее значение в группе, баллов

I группа

20

3,85

II группа

8,05

III группа

16,5

Как видно из полученных результатов, более всего склонность к риску выражена в III группе (среднее значение — 16,5 балл), затем по выраженности следует II группа (8,5 баллов) и меньше всего уровень склонности к риску в I группе (3,285 баллов).

Это означает, что для подростков с высокой склонностью к риску (III группа) в большей степени, чем для других групп испытуемых, характерно отстаивание своих идей. Они не обращают внимания на реакцию других, ставят перед собой высокие цели и пытаются их осуществить, допускают для себя возможность ошибок и провалов, любят изучать новые вещи или идеи и не поддаются чужому мнению, не слишком озабочены.

Подростки I группы (низкий уровень склонности к риску) напротив, не любят перемен, боятся совершать необдуманные поступки, для них важно, что о них думают окружающие, не предпочитают отстаивать свое мнение, не допускают для себя ошибок, провалов, легко поддаются чужому мнению.

При сравнении трех групп подростков с применением однофакторного дисперсионного анализа ANOVA (см. Приложение Г) мы обнаружили значимые различий в выраженности склонности к риску (р***=0,05). Склонность к риску более всего выражена у подростков III группы. Низкие значения признака наблюдаются у подростков I и II группы. Подростки III группы, как мы указали ранее, не обращают внимания на реакцию других, ставят перед собой высокие цели и пытаются их осуществить, чем подростки I и II группы, которые не любят перемен, боятся совершать необдуманные поступки, для них важно, что о них думают окружающие, не предпочитают отстаивать свое мнение, не допускают для себя ошибок, провалов, легко поддаются чужому мнению.

Таким образом, мы обнаружили, что у подростков I группы (высоко тревожные подростки) уровень склонности к риску ниже, чем у подростков I и III группы. Гипотеза о том, что у подростков с высоким уровнем тревожности, склонность к риску ниже, чем у подростков со средним и низким уровнем тревожности нашла свое подтверждение.

Заключение

На основе изучения психологической литературы мы пришли к выводу, что понятие риска можно определить как ситуативную характеристику деятельности, связанной с неопределенностью её результата и возможными неблагоприятными последствиями в случае неуспеха.

Под термином «склонность» имеется в виду избирательная направленность индивида на определенную деятельность, побуждающая ею заниматься. Склонность к риску в данной работе обозначает направленность личности, эмоциональное предпочтение к видам действий и ситуаций, связанных с риском.

Также мы выясни, что специфика возникновения и проявления тревожности в подростковом возрасте заключается в страхе «быть не собой», как реакции на угрозу изменения, отторжения и потери «я». Это часто возникает вследствие попыток родителей с гиперсоциальными, а также тревожно-мнительными и паранойяльными чертами характера, односторонне навязать детям и, особенно подросткам, свой образ мышления, действий и поступков без учета реальных обстоятельств.

Многие люди испытывают тревогу, идя на непривычный риск. Как показывает анализ литературы, субъекты с внутренним локусом контроля склонны испытывать повышенную тревожность

В рамках нашей курсовой работы мы провели исследование, нацеленное выявить склонность к риску у подростков с разным уровнем тревожности. Полученные результаты позволили нам разделить испытуемых на 3 группы (по уровню проявления тревожности — высокая тревожность, средняя и низкая).

Из полученных результатов видно, что более всего склонность к риску выражена в III группе (низко тревожные подростки), затем по выраженности следует II группа (средне тревожные подростки) и меньше всего уровень склонности к риску в I группе (высоко тревожные подростки).

Это означает, что для подростков с высокой склонностью к риску (III группа) в большей степени, чем для других групп испытуемых, характерно отстаивание своих идей. Они не обращают внимания на реакцию других, ставят перед собой высокие цели и пытаются их осуществить, допускают для себя возможность ошибок и провалов, любят изучать новые вещи или идеи и не поддаются чужому мнению, не слишком озабочены.

Подростки II группы в меньшей степени проявляют признаки рискованного поведения.

Подростки I группы напротив, не любят перемен, боятся совершать необдуманные поступки, для них важно, что о них думают окружающие, не предпочитают отстаивать свое мнение, не допускают для себя ошибок, провалов, легко поддаются чужому мнению.

Склонность к риску более всего выражена у подростков III группы. Низкие значения признака наблюдаются у подростков I и II группы.

Таким образом, мы обнаружили, что у подростков I группы (высоко тревожные подростки) уровень склонности к риску ниже, чем у подростков II и III группы. Гипотеза о том, что у подростков с высоким уровнем тревожности, склонность к риску ниже, чем у подростков со средним и низким уровнем тревожности нашла свое подтверждение.

риск склонность подростковый тревожность

Список литературы

1. Вачков, И. Тревожность, тревога, страх [текст]: учеб. для вузов / И. Вачков. — М.: 2004. — № 8.

2. Дубровина, Т. В. Диагностическая и коррекционная работа школьного психолога [текст]: монография / Т. В. Дубровина. М.: Академия, 1987. — 225 с.

3. Захаров, А. И. Неврозы у детей [текст]: учеб. для вузов / А. И. Захаров. СПб., 1996.

4. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений [текст]: монография/ Ю. Козелецкий. М.: Прогресс, 1979. — 504 с.

5. Корнилова, Т. В. Диагностика мотивации и готовности к риску [текст]: монография/ Т. В. Корнилова. М.: Институт психологии РАН, 1997.

6. Котик, М. А. Психология и безопасность [текст]: учеб. для вузов / М. А. Котик. СПб., 1998

7. Кочубей Б. Лики и маски тревоги [текст]: учеб. для вузов/ Б. Кочубей, Е. Новикова — М.: — 1990. — № 6.

8. Левитов, Н. Д. Психическое состояние беспокойства, тревоги [текст]: учеб. для вузов/ Н. Д. Левитов. М.: — 1963.

9. Макшанцева, Л. В. Тревожность и возможности её снижения у детей [текст]: учеб. для вузов/ Л. В. Макшанцева. — 1998. — № 2.

10. Мэй, Р. Проблема тревоги [текст]: учеб. для вузов / Р. Мэй. Пер с англ. А. Г. Гладкова. — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001.

11. Немов, Р. С. Психология [текст]: учеб. для студ. Высш. пед. учеб. заведениеВ 3 кн. — 4-е изд. / Р. С. Немов. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. — Кн. 3: Психодиагностика. Введение в научное психологическое исследование с элементами мат. статистики.

12. Петровский, А.В. К пониманию личности в психологии [текст]: учеб. для вузов/ А. В. Петровский. М.: 1981. № 2.

13. Прихожан, А. М. Причины, профилактика и преодоление тревожности [текст]: монография/ А. М. Прихожан. Психологическая наука и образование. № 2. 1998.

14. Психологический словарь [текст]: Под ред. В. В. Давыдова, А. В. Запорожца, Б. Ф. Ломова и др. М.: Педагогика, 1983.

15. Психология современного подростка [текст]: Под ред. Д. И. Фельдштейна. — М., 1987. — 246 с.

16. Рогов, Е. И. Настольная книга практического психолога [текст]: учебное пособие в двух книгах Книга 1/ Е. И. Рогов. — М.: ВЛАДОС. 1999. — 152 с.

17. Солнцева, Г. Н. Психолог. Содержание понятия риск [текст]: учеб. для вузов/ ж. Вестник МГУ. Серия 14. № 2, 1999 г.

18. Спилберг, Ч. Д. Концептуальные и методические проблемы исследования тревоги [текст]: монография/ Сост. Ю. Л. Ханин. — М., 1983.

19. Степанов, В. Г. Психология трудных школьников[текст]: учебное пособие для студентов высш. Пед. учеб. заведений. — 3 изд., переаб. и доп./ В. Г. Степанов. — М.: Издательский центр «Академия», 2001. — 336 с.

20. Хорни, К. Тревожность. [текст]: собр. соч. в 3 томах. / К. Хорни. М.: Смысл, 1997. Т.2. 180 с.

21. Хрипкова, А. Г. Мир детства: подросток [текст]: монография/ А. Г. Хрипкова. — М.: 1989. — 320 с

22. Яницкий, О. Н. Социология риска: ключевые идеи [текст]: учеб. для вузов/ О. Н. Яницкий. Мир России. 2003. № 1

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой