Кавказ как идиллическое место в творчестве Б.А. Ахмадулиной

Тип работы:
Эссе
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кавказ как идиллическое место в творчестве Б. А. Ахмадулиной

С. Магрупова

НУУз, Ташкент,

4 курс, бакалавриат

Белла Ахмадулина многократно была на Кавказе. Долгие десятилетия имя Беллы Ахмадулиной было неразрывно связано с Грузией, ее историей, литературой, а ее жизнь и судьба осенены дружбой с выдающимися поэтами и писателями Грузии — это Георгий Леонидзе, Симон Чиковани, Отар Чиладзе и многими другими. С самых молодых лет Ахмадулина переводила на русский язык произведения не только вышеназванных поэтов, но и Николоза Бараташвили, Галактиона Табидзе, Тициана Табидзе, Анны Каландадзе — всего более двадцати имен грузинской, абхазской, армянской и балкарской поэзии. Именно в Грузии был издан впервые ее сборник стихов «Сны о Грузии» в издательстве «Мерани» в 1979 году.

Ахмадулина — наследница Золотого и Серебряного века, наследует и любовь русской литературы к Кавказу. И. Л. Багратион — Мухранели называет Кавказ — утопией русской классической литературы, идеальным пространством, наполненным духом романтизма и символизма.

В русской литературе с Кавказом связаны основные ценностные представления — это пространство свободы («Кавказский пленник» Пушкина, Лермонтова, Л. Н. Толстого), место идеальной общины («Казаки» Л. Н. Толстого), идеальной родины («Мцыри» Лермонтова).

Новелла Ахмадулиной «Лермонтов. Из архива семейства Р.» значительно дополняет и уточняет восприятие Ахмадулиной личности Лермонтова, в которой обращается к обстоятельствам гибели Лермонтова. Ахмадулина наделяет Кавказ — колыбелью поэзии Лермонтова, а также свидетелем гибели поэта. Ахмадулина чувствует фатальную роль Кавказа в жизни Лермонтова. Практически все сюжеты произведений Лермонтова происходят на Кавказе, для Лермонтова ключевой герой — это кавказец по «духу», он противоречивый, мятущийся, но никогда не является отрицательным и не высмеивается писателем. Ахмадулина продолжает кавказскую линию Лермонтова, Кавказ для них обоих не может «убить», «предать». На Кавказе продолжает жить «высочайший юноша Вселенной». Ахмадулина в новелле создает «временную петлю», где трагическая дуэль повторяется вновь и вновь, где всюду растворен недавний след еще живого поэта. Перед читателями новеллы появляется зарисовка 70-х годов 20 века, где местные жители продолжают беречь память о Лермонтове. Фантастический элемент 20 века основан на достоверном воссоздании последних минут жизни поэта. На первый взгляд абсурдно и фантастично звучат слова случайного прохожего: «Михаил Юрьевич лежал не здесь. Упал он вон в том месте, а уж потом был перенесен вон туда — пожалуйте за мной, я вас сопровожу. — Я тоже имел несчастье несколько опоздать — впоследствии я не скрою от вас причины. Но кровь на тропинке застал я еще не остывшей.- Да вам сколько лет? — спросил я с раздражением. Он объяснил, что родился в девяносто шестом году, и я похвалил его моложавость. Он заметно обрадовался и выпалил, даже подпрыгнув от молодого кокетства: — Да вы недослушали! В девяносто шестом году осьмнадцатого столетия! Тут я его перебил: — Простите, а прежде — видели вы Пушкина? Рассказчик сокрушенно потупился: — Хотел бы солгать, да не могу — нет, не видел».

Фрагмент диалога жителей гор 20 века — это укор всем современникам поэта, не сумевших спасти его от гибели: «Хусейн сказал мне:

— Ты не рассердишься, если я в чем-то признаюсь? Я рад, что Лермонтова убил русский. Не тому рад, что именно русский, а тому, что не наши его убили. Ведь царь на это надеялся. Если бы его убил горец, я не знаю, как бы я жил". Этим диалогом усиливается еще большая принадлежность Лермонтова к Кавказу, его жителям, традициям, духовным ориентирам, истинный горец не «осквернит» свои руки убийством человека, который непримирим с бесчестием, трусостью, лицемерием. Так в новелле звучит идея о том, что если не по крови, то по духу Лермонтов — истинный горец.

В новелле Ахмадулиной Кавказ выступает убежищем Лермонтова и после смерти. В поэме «Мцыри» Кавказ прекрасен, как Божий сад. Это же восприятие Кавказа Лермонтов сохраняет и в прозе, когда Печорин признается, что воздух в Пятигорске чист, как поцелуй ребенка. И в прозе, и в поэзии Лермонтов через слияние с природой Кавказа Лермонтов обретал чувство космической гармонии. Ахмадулина продолжает кавказскую линию Лермонтова, Кавказ для них обоих не может «убить», «предать»

В своем субъективном восприятии Ахмадулиной Кавказ вызывает состояние трепета, восторга и одновременно покоя. «Вероятно, у каждого человека есть на земле тайное и любимое пространство, которое он редко навещает, но помнит всегда и часто видит во сне. Человек живет дома, на родине, там, где ему следует жить; занимается своим делом, устает, и ночью, перед тем, как заснуть, улыбается в темноте и думает: „Сейчас это невозможно, но когда-нибудь я снова поеду туда…“ Так я думаю о Грузии, и по ночам мне снится грузинская речь» — пишет в своем эссе «Воспоминание о Грузии» Ахмадулина.

Кавказ в лирике Ахмадулиной не является чем-то однородным, одинаковым в жанровом и тематическом содержании. Но все же Кавказ в понимании Ахмадулиной имеет общие черты с традицией представления Кавказа в классической литературе. Это экзистенциальная свобода и красота бытия, описанная с любовью в другой культуре, которая воспринимается родиной: «Пусть всегда мне будут в новость и колдуют надо мной родины родной суровость, нежность родины чужой».

ахмадулина кавказ новелла

Литература:

1. Ахмадулина Б. А. Воспоминание о Грузии \http: //www. niworld. ru/poezia/ahmadylina/achmad1. htm

2. Ахмадулина Б. А. Лермонтов. Из архива семейства Р. // http: //smena-online. ru/stories/lermontov-0

3. Все стихи. Белла Ахмадулина // http: //rupoem. ru/axmadulina/all. aspx

4. Багратион-Мухранели И. Л. Кавказ как утопия русской классической литературы http: //cyberleninka. ru/article/n/kavkaz-kak-utopiya-russkoy-klassicheskoy-literatury

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой