Изучение личности в социальной психологии

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Основные данные о работе

Версия шаблона

2. 1

Филиал

Нижегородский

Вид работы

Курсовая работа

Название дисциплины

Психология

Тема

Изучение личности в социальной психологии

Фамилия студента

Петрова

Имя студента

Юлия

Отчество студента

Владимировна

№ контракта

920 011 400 402 147

Содержание

  • Введение
    • Основное понятие и сущность личности в социальной психологии
    • Исследование социально-психологической проблемы личности
  • Заключение
  • Глоссарий
  • Список использованных источников

Введение

Личность как одна из базовых категорий психологической науки есть основная ступень в человеческом обществе. Человек же, как сверхсложное существо, живет в бесконечно сложном мире, а точнее в великом множестве миров, из которых выдающийся социальный психолог Юрген Хабермас в качестве главных миров предложил выделить следующие миры. Это внешний мир; социальный мир («наш мир» — мир, в котором вместе со мной существуют и другие люди); внутренний мир («мой мир», моя индивидуальность, неповторимость лишь «моего» жизненного пути).

Само включение человека в социальный мир образовано на его осознании и освоении системы существующих в этом мире отношений «субъект-объект». С настоящей точки зрения, субъективные психологические отношения индивида к окружающему его миру образуют его главнейшее осознание как личности. Ведь бытие личности в социальном и внешнем мире есть его деятельность. В деятельности личность осуществляется, формируется, выражается, старается выделяться. Трудно найти какую-то такую область деятельности, в которой психологические знания и методы не используются так уж тесно, и не связываются с какой-либо необходимостью учета целостности личности как субъекта и в то же время объекта психологического воздействия, влияния. В психологической практике невозможно «работать» с какой-то одной частью личности, отдельным процессом, не затронув всей личности в целом, ничего не изменив в стратегии ее отношений, в мотивах и переживаниях.

Сложность и многообразность феномена личности ведет к тому, что в области психологии личности совместно существуют разные теории, которые описывают личность, не что иное, как интегрированное единое целое и вместе с тем объясняют и различия между людьми. В многочисленных и довольно разнообразных конкретных предметах социальной психологии и заложена некоторая противоречивость гипотез на счет того, какое же место должна занять проблема личности в этой не простой науке. Но акцент был сделан именно на личность, на ее социально осмысленные характеристики, а так же на образование в ней конкретных качеств в результате социального влияния и так далее. Вместе с этим некоторая другая позиция в споре базировалась на отнюдь не главном объекте исследования для социальной психологии — личности, поэтому сам «замысел» осуществления этой особой отрасли психологического знания в том, чтобы исследовать «психологию группы». При такой аргументации наиболее предполагалось, хотя это и не всегда было выделено открыто, что собственно личность выступает в этой ситуации как предмет изучения в общей психологии, а отличие социальной психологии от общей и осуществляется в другом фокусе интереса.

В современный век в нашем обществе интерес к проблемам некоторых возможностей личности индивида настолько велик, что практически все общественные науки обращаются к этому объекту изучения: проблема личности стоит в центре и философского, и социолого-психологического знания; ею занимается и этика, и педагогика, и генетика, так как она интересна широкому спектру наук.

Таким образом, вся выше описанная информация дает мне возможность назвать тему, которую я выбрала для курсовой работы, безусловно, актуальной, потому что необходимость изучения личности очень важна в наше время. Именно в границах социальной психологии выясняется и объясняется усваивание личности и социальных влияний (через какую-либо из систем ее деятельности). С другой стороны, каким образом она реализует и выражает свою социальную сущность (через какие определенные виды совместной деятельности). Несомненный интерес заданная тема представляет себя как для психологов, так и для психиатров, педагогов, философов, социологов.

Объектом данного изучения, на мой взгляд, могут выступать некоторые психологические закономерности в поведении, деятельности и во взаимодействии людей, которые обусловлены врастанием их в социальные группы, что и определяет конкретику и специфику социальной психологии как науки.

Предмет изучения представляет собой личность человека в совокупности абсолютно всех его психологических свойств и качеств.

Целью моей работы является изучение понятия, структуры и формирования личности с точки зрения самых разных подходов. Также выявление социально-психологических проблем, которые обусловлены непосредственным включением личности в его деятельность. И, наконец, рассмотрение культурно-антропологической интерпретации личности.

Данная цель осуществила выполнение таких задач:

1. Исследование и обусловленный анализ научно-методической литературы;

2. Конкретика ключевых структур, свойств и понятий;

3. Изучение закономерностей развития личности в пределах социальной психологии.

4. Исследование смысловых социально-психологических проблем личности.

В процессе курсового исследования применялись методы следующих пунктов:

1. Теоретический, представляющий собой изучение литературных источников по заданной проблеме.

2. Сравнительный анализ настоящих подходов на проблему личности.

Структура курсового исследования включает в себя введение, две главы и заключение.

В процессе курсового исследования сложных препятствий к выполнению работы не возникло.

Основное понятие и сущность личности в социальной психологии

Представление о личности и ее компонентах в рамках социально-психологического знания.

Понятие «личность» относится к большинству самых неопределенных и довольно спорных понятий в психологической науке. Сколько существует теорий личности, столько имеется и ее определений и мнений психологов на этот счет. Я представляю в данной работе несколько определений личности, которые были даны ведущими специалистами в области социальной психологии.

Так, Б. Г. Ананьев отмечал, что «личность — прежде всего современник определенной эпохи, и это определяет множество ее социально-психологических свойств». К числу таких множеств он относил, прежде всего, принадлежность личности к какому-то конкретному классу, группе, национальности, профессии и прочим параметрам. А. В. Петровский характеризовал личность в стратегии межличностных отношений; в связи с этим им были выражены следующие аспекты личности — интраиндивидный (отражает свойства, присущие определенному субъекту); интериндивидный (рассматривает особенности отношения личности с другими людьми); метаиндивидный (описывает непосредственное влияние какой-либо личности на других людей). Л. И. Анцыферова в своих рассуждениях определяет личность «как способ бытия человека в обществе, в конкретно-исторических условиях, это индивидуальная форма существования и развития социальных связей и отношений».

Однако, все психологи согласны с утверждением, что личностью не рождаются, а становятся и для этого человек обязан предпринимать немалые усилия. Вначале ему предстоит овладеть речью, а затем с ее непосредственной помощью и многими моторными, интеллектуальными, социокультурными навыками. Личность рассматривается учеными как результат социализации индивида, который усвоил традиции и систему ценностных ориентаций, выработанных уже давно, на начальных этапах, человечеством. Чем больше человек смог воспринять, понять и усвоить информации и опыта в процессе социализации, тем более развитую личность он собой представляет в будущем.

Всеобщий интерес многих наук к изучаемой проблеме личности очень важен, так как решить ее можно лишь совместными усилиями всех научных дисциплин, которые имеют отношение к делу. Только совместность этих усилий обусловливает комплексный подход к исследованию личности, а он возможен лишь при довольно точном определении области поиска для каждой из вовлеченных в решение проблемы дисциплин.

Отличия в трактовке понятия личности касаются и других сторон проблемы, но, пожалуй, больше всего -- представления о структуре и сущности личности. Психологами предложено несколько обоснованных объяснений способов, которыми можно охарактеризовать личность. Каждый из них соответствует своему определенному представлению о сущности личности. Меньше всего согласий существует по вопросу о споре во «включении» или «не включении» в личность индивидуальных психологических особенностей. Ответ на этот вопрос различен у самых разных авторов гипотез. Как справедливо отмечал И. С. Кон, многозначность понятия личности приводит обычно к понимаю одних под личностью определенного субъекта деятельности в цельности его индивидуальных свойств и его социальных ролей. Другие же представляют эту многозначность несколько по-другому: личность «как социальное свойство индивида, как совокупность интегрированных в нем социально значимых черт, образовавшихся в прямом и косвенном взаимодействии данного лица с другими людьми и делающих его, в свою очередь, субъектом труда, познания и общения» Асмолов А. Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988- 24 с.

Хотя второй подход зачастую рассматривается больше как социологический. Он присутствует также и внутри общей психологии в качестве одного из полюсов дискуссии. Спор здесь происходит именно по вопросу об обязанности личности в психологии, и должна ли она быть рассмотрена преимущественно в этом втором значении или в стратегии данной науки основное -- базирующееся соединение в личности (а не просто в «человеке») социально значимых черт и индивидуальных свойств человека.

В процессе написания работы и штудирования статей в поисках информации, в одной из обобщающих работ по психологии личности, которые предоставляют познание первого подхода, было предложено различать в личности три образования: психические процессы, психические состояния и психические свойства. В рамках интегративного подхода к личности набор характеристик и параметров, принимаемых в расчет, значительно расширяется. Специальным образом вопрос о структуре личности осваивался К. К. Платоновым, который выделил в структуре личности ее несколько различные подструктуры, перечень которых он мог варьировать, и в последней редакции он состоял из четырех подструктур или уровней:

1) биологически объясненная подструктура. В неё входят: темперамент, половые, возрастные, чуть реже патологические свойства психики;

2) психологическая подструктура. Включает в себя индивидуальные свойства отдельных психических процессов индивида, ставших впоследствии свойствами личности (памяти, эмоций, ощущений, восприятия, чувств, воли);

3) социального опыта (сюда входят приобретенные человеком в процессе социализации знания, навыки, умения и привычки);

4) подструктура целенаправленности личности (внутри которой имеется в свою очередь особый взаимосвязанный (в виде некой иерархии) ряд следующих подструктур: влечения, желания, интересы, идеалы, склонности, стереотипы, индивидуальная картина мира, убеждения) (по Платонову).

По мнению К. К. Платонова, эти подструктуры отличаются по «удельному весу» социального и биологического содержаний. Именно по выбору таких подструктур общая психология отличается от социальной, как предмета анализа. Так, если общая психология акцентирует свое внимание на трех первых подструктурах, то социальная психология, в свою очередь, согласно этой схеме, анализирует преимущественно четвертую подструктуру, так как социальная детерминация личности в социальной науке представлена именно на уровне этой подструктуры. На долю общей психологии теперь остается только лишь анализ таких характеристик, как пол, возраст, темперамент (что сведено преимущественно в биологическую подструктуру) и свойств конкретных психических процессов, таких, как память, различные эмоции, переживания, мышление (что сведено, как правило, в подструктуру индивидуально психологических черт). В определенном смысле сюда же относится социальный опыт. Собственно психология личности в общей психологии в такой схеме просто-напросто не представлена.

Принципиально иной подход к вопросу был предложен другим психологом-исследователем А. Н. Леонтьевым. Прежде чем перейти к его характеристике структуры личности, он начинает формулировать некоторые общие предпосылки для досконального рассмотрения личности в психологии. Суть их сводится к рассматриванию личности в неразрывной связи с деятельностью. Принцип деятельности в этом случае последовательно проводится для того, чтобы задать всю теоретическую схему изучения личности. Главная идея исследования заключается в том, что «личность человека ни в каком смысле не является предсуществующей по отношению к его деятельности, как и его сознание, она ею порождается».

Хотя формально в этой замысловатой схеме не присутствует достаточный перечень пунктов структуры личности, по существу такая система представляется как структура черт характеристик, производных от характеристик деятельности. Идея социальной детерминации проводится в этом случае наиболее последовательно; личность, во-первых, не может быть интерпретирована как интегрирование всего лишь биосоматических и психофизиологических характеристик. Можно, конечно, начать утверждать, что здесь представлен далеко не общепсихологический, а именно социально-психологический подход к личности, как это, кстати, иногда и пытаются утверждать оппонентами в различных дискуссиях.

Однако если обращаться к самой сущности всей этой концепции, к пониманию предмета психологии А. Н. Леонтьевым, то становится очевидно, что изложен-то подход общей психологии к проблеме личности, которая принципиально отличается от традиционных концепий. А вопрос об особенном подходе к проблеме социальной психологии ещё предстоит решить ученым-исследователям.

Главные трудности выражения специфического социально-психологического круга зрения при этом только начинаются. Было бы довольно легко выделить ряд его проблем, если бы на его долю оставалась вся область социальной детерминации личности. Но такой подход был бы уместен (и он, действительно, имеет далеко не последнее место) лишь в тех структурах психологии, где зачастую допускается только первоначальное рассмотрение и объяснение личности вне ее социальных связей.

Социальная психология в такой структуре начинается в том месте, где начинают анализировать эти же социальные связи. При последовательном проведении и изучении идей, которые сформулированы известными психологами-исследователями Л. С. Выготским, С. Л. Рубинштейном, А. Н. Леонтьевым, такой подход в этой ситуации просто неправомерен. Все разделы психологической науки рассматривают личность как данную в исходном положении в системе социальных связей и отношений, детерминированную затем ими, и притом выступающую именно в качестве активного субъекта деятельности.

Собственно такие социально-психологические проблемы личности и начинают решаться на этой основе.

Специфика социально-психологической проблематики личности

Итак, каков же круг возможностей может раскрываться перед социальной психологией в этой широчайшей сфере? Ответ на этот вопрос довольно резво обсуждается в специализированной литературе. В работах Б. Д. Парыгина модель личности, которая должна занять, да и занимает место в системе социальной психологии, предполагает соединение следующих двух подходов: социологического и общепсихологического. Хоть сама эта идея не вызывает каких-либо возражений со стороны оппонентов, описание каждого из синтезируемых подходов представляется в довольно спорном образе. Так, социологический подход характеризуется таким образом, что в нем личность рассматривается непосредственно как объект социальных отношений; общепсихологический подход -- тем случаем, что здесь акцент сделан лишь «на всеобщих механизмах психической деятельности индивида». Задача социальной психологии -- «раскрыть всю структурную сложность личности, которая является одновременно как объектом, так и субъектом общественных отношений…». Вряд ли и социолог, и психолог смогут согласиться с таким расчленением задач: в большинстве вариантов споров как в социологии, так и в общей психологии принимают тезис о том, что человек выступает одновременно и как объект, и как субъект исторического процесса; эта идея не может быть воплощена только лишь в социально-психологическом подходе к личности, и никак не может быть опровергнута. По отношению к социологии и психологии, которые принимают идею социальной детерминации индивида, это утверждение абсолютно неприменимо.

В частности, выражается возражение в анализе той модели личности, которая предписана в общей психологии. Это отмечается, когда общепсихологический подход «ограничивается, как правило, интеграцией лишь биосоматических и психофизиологических параметров структуры личности».

Социально-психологический подход в этом случае «характеризуется наложением друг на друга биосоматической и социальной программы».

Как уже отмечалось ранее, традиция культурно-исторической обусловленности человеческой психики, которая заложена ещё психологом Л. С. Выготским, направлена прямо противоположно этому утверждению: не только личность, но и отдельные конкретные психические процессы рассматриваются здесь как детерминированные общественными факторами параметры. Тем более, нельзя утверждать, что при моделировании личности в этом случае принимаются в расчет лишь биосоматические и психофизиологические параметры. Личность, как она представлена в целой структуре взглядов, не может быть объявлена вне ее социальных характеристик и принципов. Поэтому общепсихологическая установка проблем личности никак не может отличаться от социально-психологического подхода по предложенному Выготским основанию.

Можно подойти к определению специфики социально-психологического подхода наиболее описательно, то есть на базе основного вида практики исследований просто попробовать перечислить подлежащие решению задачи, и этот путь будет вполне оправдан.

Так, некоторые психологи-исследователи отмечают, что в основе социально-психологического знания и понимания личности лежит «характеристика социального типа личности как специфического образования, продукта социальных обстоятельств, ее структуры, совокупности ролевых функций личности, их влияния на общественную жизнь…» Ковалев А. Г. Психология личности. М., 1970−211 с.

Различие социально-психологического подхода от социологического не схватывается в этом случае достаточно резко. Очевидно, именно поэтому характеристика социально-психологического подхода часто дополняется длинным перечнем задач изучения личности.

Перечень составляют: социальная детерминация психического склада личности; социальная мотивация поведения и деятельности личности в разных общественно-исторических и социально-психологических условиях; классовые, национальные и другие особенности личности; закономерности формирования, выражения общественной активности или пассивности, пути и средства повышения или понижения этой активности; проблемы внутренней противоречивости личности и пути ее преодоления; самовоспитание личности и прочие пункты. Список можно продолжать бесконечно.

И каждая из этих задач сама по себе представляется очень важным пунктом, но уловить конкретный принцип в предложенном перечне не удастся, так же как и не удается ответить на вопрос, в чем же сама специфика исследования личности в социальной психологии?

Не решает вопроса и апелляция к тому предположению, что в социальной психологии личность должна быть исследована и изучена в общении и согласовании с другими личностями, хотя такой аргумент также иногда выражается. Но я считаю, что он должен быть отвергнут потому, что в принципе и в общей психологии имеет место слишком большой пласт исследования личности в общении.

При определении конкретной специфики социально-психологического подхода к исследованию личности, возможно, стоит опереться на предположение, которое выдвинул в самом начале определения предмета социальной психологии, а также на понимание личности, которое в свое время предложил А. Н. Леонтьев Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975−186 с.

На этом этапе можно сформулировать определенный ответ на поставленный вопрос. Социальная психология, как правило, не исследует специальным образом вопрос о социальной обусловленности личности, но не потому, что этот вопрос не представляется для нее важным, а потому, что он решается не только социологией, но и всей психологической наукой, и в первую очередь общей психологией.

Социальная психология, пользуясь определением личности, выясняет, каким образом и в каких конкретных группах личность, с одной стороны, усваивает понимание социальных влияний, через какую из систем ее деятельности; с другой стороны, каким образом и в каких определенных группах она осуществляет свою социальную структуру, через какие конкретные виды совместной деятельности это проходит.

Отличие такого подхода от социологического заключается не только в том, что для социальной психологии не особо важно, каким образом в личности представлены социально-типические черты. Это происходит потому, что она выражает главным образом, как сформировывались эти социально-типические черты, и почему в одних условиях формирования личности они проявлялись в полнейшей мере, а в других возникли какие-то трудности и появились иные, не планированные социально-типические черты вопреки принадлежности личности к какой-то определенной социальной группе.

Для этого в наибольшей мере, чем в социологическом анализе, тут выносится акцент в общем на микросреду формирования личности, хоть это и не означает полного отказа от изучения и понимания макросреды ее формирования. В большей мере, чем в социологическом подходе, здесь используются в расчете такие регуляторы поведения и деятельности личности, как цельнейшая система межличностных отношений. Внутри неё наряду с их деятельностной опосредованностью изучается и их эмоциональная регуляция и проводятся дальнейшие исследования.

Можно так же сказать, что для социальной психологии основным направляющим ориентиром в исследовании личности составляет взаимодействие, взаимоотношение отдельной личности с группой, и это не просто личность в группе, а именно результат, который получается от взаимоотношения личности с конкретной группой. На основании таких различий социально-психологического подхода от социологического и общепсихологического можно попробовать вычленить проблематику личности в социальной психологии.

Самое главное в проблеме социальной психологии -- это выделение из массы параметров тех закономерностей, которым подчиняются поведение и деятельность личности, которая непременно включена в какую-либо определенную социальную группу людей. Но зачастую такая проблематика совершенно немыслима и неприемлема психологами как отдельный, «самостоятельный» объект исследований, предпринятых вне исследований группы. Поэтому для пробы осуществления этой задачи необходимо по существу возвратиться ко всем тем проблемам, которые решались для определенной группы, то есть «повторить» проблемы, рассмотренные и описанные выше. Но попробовать взглянуть на них немного с другой стороны -- со стороны личности, а не со стороны группы. Тогда это будет совсем другой разговор, например, увидится проблема лидерства, но с таким оттенком, который связан по воле своей с личностными характеристиками лидерства как группового явления. Или же, например, начнет выделяться проблема мотивации личности при участии в какой-либо коллективной деятельности (где становления и установки этой мотивации будут исследоваться в связи с типом совместной деятельности, уровнем развития группы).

Так же можно выделить проблему аттракции, которая будет рассмотрена теперь с точки зрения характеристики некоторых черт более эмоциональной сферы личности; черт, проявляющихся особенным образом при восприятии другого человека. Другими словами, специфически социально-психологическое рассмотрение проблем личности с различных точек зрения -- совершенно другая сторона рассмотрения проблем группы.

Но вместе с этой проблемой остается еще целый ряд специальнейших проблем, которые в какой-то меньшей степени затронуты при доскональном анализе групп и которые, не много не мало, тоже входят в понятие «социальная психология личности». И, если главный фокус анализа личности в социальной психологии заключается в ее взаимодействии с группой, то очевидно, что прежде всего необходимо выявление того варианта, через посредство каких групп осуществляется влияние общества на личность. Для этого наиболее важно исследование, либо наблюдение определенного конкретного жизненного пути человека, тех ячеек микро- и макросреды, через которые проходил путь ее развития.

Говоря традиционным, правда, чуть менее понятным для не посвященных в психологические тайны людей языком социальной психологии, это проблема социализации. Несмотря на возможность выражения в этой проблеме социологических и общепсихологических принципов, это -- наиболее специфическая проблема именно социальной психологии личности.

Это уже другая социально-психологическая проблема, которая тесным образом связана с изучением личности. Опять-таки на традиционном языке социальной психологии эта проблема может представлять собой проблему так называемой социальной установки.

Поэтому уже сегодня нужно признавать в качестве «законных» среди проблем исследования личности не только основные проблемы — проблемы социализации и социальной установки — но и, например, также учитывать анализ так называемых социально-психологических качеств личности.

Исследование социально-психологической проблемы личности

Чтобы начать преодоление господствующей в психологии диадической схемы, нужно, прежде всего, постараться вычленить то так называемое «среднее звено», которое опосредованно мешает связи субъекта с реальным миром. Поэтому нужно начать с непосредственно анализа деятельности, ее общего строения и исследования состояния проблемы. Однако тотчас обнаруживается, что в определение деятельности, безусловно, необходимо, и входит понятие о ее предмете, что деятельность по самой своей природе составляет предметность.

Но совсем другое дело обстоит с понятием о субъекте деятельности. Первоначально, то есть ещё до выяснения каких-то важнейших моментов, которые образуют самый процесс деятельности, субъект остается как бы за пределами его исследования. Он выступает, или выражается лишь в качестве некоторой предпосылки деятельности, одного из ее условий.

Лишь только дальнейший анализ движения деятельности и порождаемых им форм психического отражения покажет необходимость введения понятия о конкретном определенном субъекте, о личности как о внутреннем случае деятельности. Категория деятельности осмысляется теперь в своей действительной полноте, в качестве охватывающей все оба полюса — и полюс объекта, и полюс субъекта.

Изучение личности как объекта деятельности и ее продукта представляет собой специальную, хотя и не отдельную, психологическую составляющую проблемы. А проблема эта является одной из самых сложных в социальной психологии. Серьезные сложности возникают на пути исследования уже при попытках выяснить, какая реальность описывается в научной психологии термином «личность».

Личность сама по себе является не только предметом психологии, но и предметом философского, общественно-исторического познания. Наконец, на определенном этапе уровня анализа личность выступает со стороны всех своих природных и биологических особенностей как объект непосредственно антропологии, соматологии и даже генетики человека. Интуитивно мы можем себе представить, и достаточно хорошо осознаем, в чем состоят здесь различия. Но тем не менее, в психологических теориях личности постоянно возникают грубые смешения и неоправданные противопоставления этих подходов к исследованию личности.

Лишь немногие общие положения о личности воспринимаются, с теми или иными оговорками, всеми авторами психологических знаний и положений. Одно из них состоит в том, что личность представляет собой некое неповторимое единство, некую целостность. Другое положение заключается в достаточном признании за личностью роли высшей интегрирующей инстанции, управляющей психическими процессами (Джеймс называл личность так называемым «хозяином» психических функций, Г. Олпорт — «определителем поведений и мыслей») Психология развивающейся личности. М., 1987−242 с.

Однако же, попытки какой-либо дальнейшей интерпретации этих положений начали приводить в психологии к целому ряду ложных и неверных идей, гипотез, мистифицирующих проблему личности.

Прежде всего это была идея, противопоставляющая «личностную психологию» в психологии, изучающей конкретные определяющие процессы, например, психические функции. Одна из попыток как-то преодолеть это противопоставление выразилось в требовании сделать личность «исходным пунктом объяснения любых психических явлений», «центром, исходя из которого только и можно решать все проблемы психологии», так что необходимость в специальном разделе психологии — психологии личности — отпадает. С этим логическим требованием можно согласиться, — но только лишь в том случае, если стараться видеть в нем лишь выражение весьма общей мысли, которая так или иначе отвлекается от конкретных задач и методов психологического исследования.

Несмотря на всю убедительность старого психологического афоризма о том, что «мыслит не мышление, а человек», это требование представляет собой методологически наивным по одной простой причине. И эта причина состоит в том, что субъект до аналитического изучения его высших жизненных ценностей и выражений неизбежно выступает либо как абстрактная, «не наполненная» целостность, либо как метапсихологическое «я», которое обладает изначально заложенными в нем диспозициями или целями. Последнее, как известно из опыта, регламентируется всеми персоналистическими теориями. При этом очень даже безразлично, рассматривается ли личность с биологизаторских, или органистических позиций, или как чисто духовное начало, или, наконец, как некая «психофизиологическая нейтральность».

Впрочем, это требование «личностного подхода» в психологии иногда понимается в таком смысле, что при исследовании каких-то отдельных психологических процессов внимание исследователя должно быть, прежде всего, сконцентрировано на сугубо индивидуальных особенностях. Но это отнюдь не решает проблемы, так как «за глаза» мы не можем судить о том, какие из этих особенностей характеризуют личность, а какие — нет. И входят ли в рамки психологической характеристики личности, например, скорость реакций человека, объем его памяти или умение печатать на машинке? (см. Приложение 1)

Один из способов обойти этот довольно щепетильный вопрос психологической теории состоит в том, что под понятием личности подразумевается человек в его эмпирической тотальности. Психология личности превращается, таким образом, в особого рода антропологию, включающую в себя все варианты — от исследования особенностей обменных процессов до исследования индивидуальных различий в отдельных психических функциях.

Конечно, представляющий комплексный подход к человеку является не только возможным, но и даже необходимым. Более того, комплексное исследование человека, а точнее «человеческого фактора», приобрело сейчас первостепенное значение, но именно это обстоятельство и выносит психологическую проблему личности как особенную. Ведь никакая другая структура познаний о тотальном объекте не дает нам так много его действительного понимания, если в ней отсутствует лишь одна из каких-либо существенных специфических его характеристик. Так обстоит дело и с самим изучением человека. Психологическое исследование его как личности вовсе не может быть возмещено каким-то комплексом сопоставляемых между собой морфологических, физиологических или отдельно функционально-психологических данных. Ведь, растворяясь в них, оно, в конечном счете, оказывается редуцированным либо к биологическим, либо к абстрактно-социологическим, либо культурологическим представлениям о человеке.

Настоящим «камнем преткновения» в исследовании личности до сих пор остается вопрос о сопоставлении общей и дифференциальной психологии. Большинство авторов-психологов избирает дифференциально-психологическое направление. Направление это берет начало от Гальтона и Спирмена; вначале оно ограничивалось исследованием лишь умственных способностей, но впоследствии оно охватило изучение личности в целом. Уже Спирмен стал распространять идею факторов на особенности воли и аффективности, выделив наряду с общим фактором «g» фактор «s». Дальнейшие шаги были сделаны психологом-исследователем Кеттелом, который, в свою очередь, предложил многомерную и иерархическую модель факторов личности, среди которых рассматриваются такие, как эмоциональная стабильность, экспансивность, самоуверенность.

Метод исследования, который развивается этим направлением, осуществляется, как известно, в изучении статистических связей между отдельными чертами личности, такими, как, например, ее свойствами, способностями или поведениями, выявляемыми посредством их тестирования. Устанавливаемые корреляционные связи между ними и служат неким основанием для выведения гипотетических факторов и так называемых «суперфакторов», которые обусловливают эти связи.

Таковы, например, имеются факторы интроверсии и нейротизма, образующие, по рассуждениям Айзенка, вершину факторной иерархической структуры, которая отождествляется им с психологическим типом личности.

Итак, за понятием личности выступает некое «общее», целостное, которое выделяется посредством тех или иных процедур статистической обработки количественно выраженных признаков, отбираемых по тем же статистическим критериям. Поэтому, несмотря на то, что на базирующейся платформе характеристики этого «общего» лежат эмпирические данные, оно все-таки остается, по существу своему, метапсихологическим, не нуждающимся в психологическом объяснении и глубоком осмыслении. Если попытки его объяснения и начинают предприниматься, то они идут по линии поиска соответствующих морфофизиологических коррелятов (типы высшей нервной деятельности Павлова, конституции Кречмера-Шелдона, переменные Айзенка), что возвращает к органистическим теориям.

Характерный для этого направления эмпиризм, как правило, и не может дать ученым большего. Изучение корреляций и факторный анализ имеют дело зачастую только с вариациями признаков, которые выделяются лишь постольку, поскольку они выражаются в доступных измерению индивидуальных или групповых различиях. Соответствующие количественные данные: будут ли они относиться к скорости реакции, к строению скелета, особенностям вегетативной сферы или к характеру образов, продуцируемых испытуемыми при рассматривании чернильных пятен — все эти варианты подвергаются обработке совершенно безотносительно к вопросу, в каком отношении находятся измеренные признаки к некоторым особенностям, более или менее характеризующим человеческую личность.

Описанное выше, естественно, вовсе не значит, что использование в психологии личности этого метода корреляций вообще невозможно. Здесь речь идет несколько о другом случае. Именно о том, что сам по себе метод корреляции эмпирического набора индивидуальных свойств представляет собой набор ещё недостаточный для психологического раскрытия личности, потому что выделение и особое выражение этих свойств нуждается в четких основаниях, которые не могут быть как-либо извлечены из них самих.

Задача найти эти самые основания порождается тогда, когда мы начинаем отказываться от понимания личности как некоей целостности, единства, охватывающего совокупность всех особенностей человека — «от политических взглядов до переваривания пищи». Из так называемого факта множественности свойств и особенностей человека совсем не следует определять, что психологическая теория личности обязана стремиться именно к глобальному их охвату. Это происходит потому, что человек как эмпирическая целостность выражает свои свойства во всех формах взаимодействия, в которые он тем или иным образом вовлечен. Например, когда человек падает из окна многоэтажного дома, он непременно обнаружит свойства, присущие ему именно как физическому телу, обладающему массой, объемом и другим параметрам. Возможно, что, ударившись о мостовую, он получит многочисленные травмы или вовсе погибнет; и в этом предположении тоже проявятся его свойства, а именно — свойства его морфологии. Но никому из психологов, однако, даже в голову не придет включать подобные свойства в характеристику его личности, сколь бы статистически надежно ни были установлены связи между весом тела или индивидуальными особенностями скелета и, скажем, памятью на цифры.

Когда в повседневной жизни мы начинаем давать какую-либо характеристику личности человека, то мы без особых колебаний включаем в нее такие «общие» черты, как, например, силу воли («сильная личность», «слабохарактерный человек»); общее отношение к людям («доброжелательный», «равнодушный») и другое. Но обычно мы даже и не думаем относить к числу личностных характеристик такие особенности, как, например, разрез глаз или умение считать на счетах. Когда мы делаем это, мы не пользуемся совершенно никаким разумным критерием для различения «личностных» и «не личностных» особенностей.

Если идти путем своеобразного поиска и сравнения отдельных психологических и иных особенностей, то такой критерий вообще не может быть найден ни в каких критериях. Все дело в том, что одни и те же особенности человека могут стоять в разном отношении непосредственно к его личности. В одном варианте характеристики они выступают как безразличные, в другом — те же особенности существенно входят в ее характеристику, возможно, даже как основные параметры. Последнее обстоятельство представляет особенно очевидным то, что вследствие широко распространенных взглядов никакое эмпирическое дифференциальное исследование не способно подать решения какой-либо психологической проблемы личности. Это, напротив, само дифференциальное изучение возможно только на базирующейся платформе общепсихологической теории личности. Фактически именно так и происходит дело: за любым дифференциально-психологическим исследованием некоторой личности — тестологическим (происходящим в виде тренинга, теста) или клиническим — всегда лежит явно или неявно выраженная, общетеоретическая концепция.

Теория определения двух факторов формирования личности в социальной психологии.

Несмотря на кажущуюся пестроту, многообразность и даже некую взаимную непримиримость современных психологических теорий личности, большинство из них сохраняет характерную черту для домарксистской и внемарксистской психологии — диадическую схему анализа, о несостоятельности которой говорили ранее. Теперь эта схема выступает как бы в новом обличье: в роде так называемой «теории двух факторов формирования личности», наследственности и среды. Какую бы особенность, характерную черту человека мы ни взяли, она объясняется согласно этой теории. С одной стороны, воздействием наследственности, которые заложены в генотипе инстинктами, способностями или какими-то другими категориями, а с другой — влиянием и воздействием на неё внешней среды (природной и социальной — языка, культуры, обучения и прочее.). С точки зрения здравого рассудка и трезвого ума другого объяснения, собственно, и нельзя, да и невозможно предположить. Однако более обыденный здравый рассудок, по остроумному замечанию психолога-исследователя Энгельса, «почтенный спутник в домашнем обиходе переживает самые удивительные приключения, как только он отважится выйти на простор исследования».

Кажущаяся, на первый взгляд, острая непреодолимость теории двух факторов приводит к спорам, ведущимся главным образом вокруг вопроса о важности каждого их этих факторов. В этой дискуссии одни настаивают на том, что основной детерминантой личности является наследственность и что внешняя среда, социальные воздействия лишь обусловливают возможности и формы проявления нужной программы, с которой родится человек. Другие же в этом споре выводят важнейшие особенности характеров личности непосредственно из особенностей социальной среды, из так называемых «социокультурных матриц». Однако, при всем своем различии идейного и политического смысла выказываемых взглядов, все они тем или иным образом сохраняют позицию двойной детерминации личности, потому что просто игнорировать один из факторов, о которых идет речь, значило бы идти против эмпирически доказуемого воздействия обоих, а это чревато.

Взгляды на некоторые соотношения биологического и социального факторов как на простоте их скрещивания или делящие психику человека на сосуществующие эндосферу и экзосферу уже уступили свое место все более сложным представлениям. Они возникают в своем большинстве в связи с движением анализа. Оно как бы повернулось наоборот: главной стала проблема внутренней сущности самой личности, которые образуют ее уровни, их соотношения.

Так, в частности, начинает возникать и представление о характеризующем личность соотношении сознательного и бессознательного, развитое ещё знаменитым психологом Зигмундом Фрейдом. Выраженное им «либидо» представляет собой совсем не только биоэнергетический источник активности, но и особую сущность в личности — «оно» (id), которая в свою очередь противостоит «я» (ego) и «сверх-я» (super-ego). А генетические и функциональные связи между этими сущностями, инстанциями, осуществляемые посредством специальных механизмов (вытеснения, цензуры, символизации, сублимации), и создают образующую структуру личности.

В этом случае совершенно нет необходимости вдаваться в какую-либо критику фрейдизма, взглядов таких психологов, как Адлер, Юнг и их современных продолжателей. Ведь совершенно ясно, что их взгляды не только не преодолевают, но, напротив, даже обостряют эту теорию двух факторов, превращая саму идею их конвергенции в смысле В. Штерна или Д. Дьюи в идею своеобразной конфронтации между ними.

Так же существовало параллельно направлению конвергенции и другое направление. В нём развивался подход к личности со другой стороны ее внутреннего осуществления, и представлен подход некими культурно-антропологическими концепциями. Отправными точками для них стали представлять собой этнологические данные, которые показывали, что существующие психологические особенности определяются довольно резкими отличиями не человеческой натуры, а человеческой культуры. Эта, соответственно, система и структура личности представляет собой здесь не что иное, как индивидуализированную систему культуры, в которую включается человек в процессе его непосредственной «аккультуризации».

При этом необходимо сказать, что в этой связи производится множество наблюдений, начиная с известных работ М. Мид, которая показывала, например, что даже такое устойчивое явление, как психологический кризис в переходном возрасте, не объяснено наступлением полового созревания, потому что в некоторых культурах этого кризиса вообще не существует. Аргументы черпаются также из некоторых обследований и тестирований лиц, которые внезапно перемещены в новое культурное окружение, и, наконец, из экспериментальных исследований таких специальных явлений, как влияние преобладающих в данной культуре объектов.

Заключение

Итак, я попыталась понять и исследовать личность как психологическое новообразование, которое формируется непосредственно в жизненных отношениях индивида, в результате некоего преобразования его деятельности.

Но для этого необходимо с самого порога отбросить представления и изначальные положения о личности как о продукте совокупного воздействия разных сил, из которых одна скрыта, как кот в мешке, «за поверхностью кожи» человека, а другая лежит совершенно, казалось бы, в другой, во внешней среде. И это происходит всегда, как бы мы эту силу ни трактовали — как силу воздействия стимульных ситуаций, культурных матриц или социальных «экспектаций».

Ведь никакое из этих развитий непосредственно не выводится из того спектра, что представляет собой только лишь необходимые его предпосылки, сколь бы детально мы их ни описывали. Сам марксистский диалектический метод требует подхода такого, что необходимо идти дальше и исследовать развитие как процесс так называемого «самодвижения», то есть исследовать его внутренние движущие отношения, противоречия и взаимные переходы, так что его предпосылки положения выступают как в нем же трансформирующиеся, так и его собственные моменты.

Такой подход необходимо приводит к положению об общественно-исторической сущности личности.

Это бесспорное положение указывает лишь на разные системные качества, проявляемые человеком, и ничего еще не говорит о сущности его личности, о том, что ее порождает. А в этом как раз и заключается научная задача.

Так же, это предположение дает возможность понимать некое значение, что личность впервые возникает, рождается именно в таком обществе, что человек вступает, вклинивается в историю (как и ребенок вступает в жизнь) лишь как индивид, наделенный определенными конкретными природными свойствами и способностями, и что личностью он становится лишь в процессе социализации, в качестве субъекта общественных отношений.

Другими словами, социальная психология дает понять, что в отличие от индивида личность человека совершенно ни в коем смысле не представляется собой предсуществующей посылкой по отношению к его деятельности, как и его сознание, она ею порождается.

Как исследование, так и изучение процесса рождения и трансформаций, дифференциаций личности человека в его деятельности, протекающей в конкретных социальных условиях внешней среды и общества, и является ключом к ее подлинно научному психологическому пониманию.

Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

Культура

Специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, которая представлена в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях и в совокупности отношений людей к внешней среде, между собой и к самим себе.

2

Личность

Совокупность социальных свойств человека, продукт общественного развития и включения индивида в систему социальных отношений посредством активной предметной деятельности и общения.

3

Общество

Исторически развивающаяся целостность отношений между людьми, складывающаяся в процессе их жизнедеятельности.

4

Сложное общество

Общество с сильно дифференцированными структурами и функциями, которые связаны между собой и зависимы друг от друга, обусловливающие необходимость их координации.

5

Социализация

Процесс усвоения индивидом образцов поведения, психологических механизмов, социальных норм и ценностей, необходимых для более успешного функционирования индивида в обществе.

6

Социальная группа

Определенная целостность людей, имеющих общий социальный признак и выполняющих общественно важную функцию в общей структуре общественного разделения труда и деятельности.

7

Социальная система

Структурный элемент социальной реальности, определенное целостное образование.

8

Социальное взаимодействие

Любое поведение индивида, группы индивидов, либо общества в целом, как в настоящий момент, так и в определенный промежуток времени.

9

Социологическое исследование

Система логически последовательных методологических, методических и организационно-технических процессов, которые связаны между собой одной целью: получить объективные, достоверные данные для последующего их анализа и использования в практике.

10

Ценность

Свойство общественного предмета удовлетворять определенным потребностям общественного субъекта (индивида, группы, целого общества).

Список использованных источников

психология социальный личность антропологический

1. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. Л., 1968. -214 с. [Электронный ресурс]

2. Асмолов А. Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988- 124 с.

3. Кон И. С. Социология личности. М., 1967−243с.

4. Ковалев А. Г. Психология личности. М., 1970−211 с

5. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975−186 с.

6. Парыгин Б. Я. Основы социально-психологической теории. М., 1971.

7. Платонов К. К. Социально-психологический аспект проблемы личности в истории советской психологии // Социальная психология личности. М., 1979−86 с.

8. Бодалев А. А. Психология межличностных отношений//Вопросы психологии. 1993. № 2. С. 86−91.

9. Божович Л. И. Проблемы формирования личности. М.; Воронеж, 1995

10. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб, 1997.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой