Изучение мер процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПЛАН

Введение

Глава 1. Общие положения применения мер процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве

§ 1. Понятие мер процессуального принуждения и цели их применения

§ 2. Виды мер процессуального принуждения

Глава 2. Меры процессуального принуждения, связанные с ограничением личной свободы

§ 1. Понятие, основания и порядок задержания лица по подозрению в совершении преступления

§ 2. Понятие, основания и порядок избрания заключения под стражу и домашнего ареста в качестве меры пресечения

Глава 3. Меры процессуального принуждения не связанные с ограничением личной свободы

§ 1. Понятия, основания и порядок избрания мер пресечения не связанных с ограничением личной свободы

§ 2. Понятие, основания и порядок применения иных мер процессуального принуждения не связанных с ограничением свободы

Заключение

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы работы. Характер и уровень развития права в ту или иную эпоху определяют не только содержание и объем прав человека и гражданина, но и его значение в шкале ценностей общества и государства. В процессе становления и развития мировой цивилизации, занявшем значительный по продолжительности период, постепенно сформировалась единая идея осознанной людьми необходимости свободы и независимости человека в разумных пределах. В настоящее время, когда большинством государств накоплен позитивный опыт и установлен мировой стандарт в области прав и свобод личности, необходимо стремиться к тому, чтобы реальная действительность была приведена в соответствие с этим стандартом. Отсюда важнейшей задачей нашего времени является закрепление, гарантирование и применение на практике передовых идей, определяющих приоритет личности и провозглашающих ее высшей ценностью.

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации получили развитие гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. Согласно УПК Р Ф Здесь и далее имеется в виду Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. назначением уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6).

Институт уголовно-процессуального принуждения является необходимым и социально обусловленным средством выполнения государством функции защиты общества от преступных посягательств, выявления и наказания преступников, обеспечения надлежащего уголовно-процессуального производства. Исследованию проблем уголовно-процессуального принуждения в разное время были посвящены работы 3.Д. Еникеева, 3.3. Зинатуллина, Е. М. Клюкова, 3.Ф. Ковриги, В. М. Корнукова, Ф. М. Кудина, Ю. Д. Лившица, И. Л. Петрухина, А. А. Чувилева, С. А. Шейфера и других.

Правовые ограничения — довольно жесткий способ достижения целей, однако это вызывается крайней необходимостью. В демократическом государстве всякое ограничение прав личности — вынужденное действие, обусловленное необходимостью обеспечить равновесие между этим правом, презумпцией невиновности и интересами общества и государства. Неосуществимой идеей явилась бы попытка обойтись без таких ограничений в деле борьбы с преступностью, а вот запрет всякого излишнего принуждения — в обязанность правового государства по отношению к гражданскому обществу.

Правильность ограничения прав личности достигается, если нормы принуждения применяются только при наличии веских оснований (доводов) — соразмерных по статусу с доказательствами — под которыми правоприменителем понимаются данные, отвечающие требованиям достаточности, относимости и допустимости, способные убедить разумного и осторожного человека в том, что принуждение необходимо.

Для обеспечения правомерности и эффективности ограничения прав личности не меньшую роль играет и безукоризненное соблюдение законодательно установленной процедуры. Свидетельством тому является, например, возрастающее число лиц, оправданных судами в 2006 году на 6,5%: с 8,2 тыс. лиц в 2005 году до 8,7 тыс. в 2006 году. Число лиц, в отношении которых уголовные дела прекращены, в 2006 году составило 387 тыс. лиц или 29,4% от общего числа лиц, в отношении которых судами были рассмотрены уголовные дела, что на 15% больше, чем в 2005 году, когда данный показатель составил 336 тыс. лиц Общая характеристика судимости в России в 2006 году [Текст] // Преступность и правонарушения (2002−2006): статистический сборник / Министерства внутренних дел РФ, Межгосударственный статистический комитет СНГ, Судебный Департамент при Верховном Суде Р Ф. М., 2007. С. 150.

Объект и предмет дипломной работы. Объектом исследования является основанная на нормах уголовно-процессуального закона система общественных отношений, возникающих при осуществлении деятельности по применению мер процессуального принуждения.

Предметом дипломной работы являются меры процессуального принуждения, их содержание и порядок применения, а также возникающие в связи с этим проблемы.

Цель исследования — на основе изучения теории и практики деятельности правоохранительных органов в обеспечении прав личности в условиях состязательного судопроизводства.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: проанализировать понятие мер процессуального принуждения, рассмотреть различные виды мер процессуального принуждения, практику их применения.

При написании дипломной работы использовались труды в области уголовного процесса, прокурорского надзора, организации правоохранительной деятельности, уголовного права, криминологии, материалы судебной практики.

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПРИМЕНЕНИЯ МЕР ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§ 1. Понятие мер процессуального принуждения и цели их применения

Любое производство по уголовному делу связано с принятием различного рода процессуального решения и совершаемых в соответствии с этими решениями процессуальных действий. В свою очередь, эти решения в той или иной степени затрагивают чьи-либо права и интересы, связанные с определенными ограничениями. Необходимость такого рода ограничений связано с самим ходом решаемых по делу задач уголовного судопроизводства (необходимость раскрытия преступления, подвергнуть к ответственности виновного и не допустить необоснованное наказание и т. д.). Гуценко, К. Ф. Уголовный процесс [Текст] / К. Ф. Гуценко. М.: Зерцало, 1999. С. 163. В связи с чем органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда наделены широким кругом полномочий по принятию различного рода мер уголовно-процессуального принуждения, являющиеся неотъемлемыми свойствами правового регулирования, с помощью которых государство рассчитывает реализовать требование закона.

В уголовном судопроизводстве принуждение выступает в форме требований, предъявляемых к участнику уголовного судопроизводства. Предъявляемые требования носят самый различный характер: в одних случаях это настаивание на совершении определенных действий, в других — ожидание воздержания от нежелательного поведения, в третьих — привлечение к ответственности.

В процессе производства по уголовному делу органы расследования и суд к лицам, не исполняющим требования закона, или для предупреждения такого неисполнения, вынуждены использовать меры уголовно-процессуального принуждения, которые служат реализации назначения уголовного судопроизводства. Под правовым государственным принуждением следует понимать внешнее, основанное на норме права воздействие на поведение людей, в целях подчинения их воле государства. Правовое принуждение может выступать в многообразных формах и иметь различный характер. Оно может иметь гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой, уголовно-процессуальной и иной правовой характер См.: Щерба, С. П. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве [Текст] / С. П. Щерба // Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В. П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М., 2002. С. 218..

Мерами уголовно-процессуального принуждения называются предусмотренные УПК решения и действия дознавателя, следователя, прокурора, суда (судьи), которые принимаются и совершаются в отношении подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), свидетеля, потерпевшего и других участников уголовно-процессуальных отношений в целях обеспечения процесса доказывания по уголовному делу и осуществления функций уголовного преследования и справедливого разрешения уголовного дела, а также собирания доказательств и обеспечения гражданского иска. Они выражаются в лишении или ограничении личной свободы, временном лишении должности, ограничении права собственности, угрозе имущественных потерь и иных лишениях и правоограничениях.

Из приведенной дефиниции могут быть выделены следующие признаки.

Меры уголовно-процессуального принуждения, по общему правилу, применяются тем органом или должностным лицом, в производстве которого уголовное дело находится в данный момент, дознавателем, следователем или судом. Сказанное означает, что такие меры применяются на всем протяжении уголовного судопроизводства. Исключение составляют лишь стадия возбуждения уголовного дела, когда арсенал следственных действий еще не включен вообще, а также стадия исполнения приговора, когда этот арсенал уже выведен из сферы применения.

Меры уголовно-процессуального принуждения применяются не только в отношении лиц, которые подвергаются уголовному преследованию (подозреваемый, обвиняемый), но и в отношении других участников уголовного судопроизводства. Например, при неявке без уважительных причин приводу могут быть подвергнуты как подозреваемый и обвиняемый, так и свидетель или потерпевший (статья 113 УПК), а арест на имущество может быть наложен даже в том случае, когда оно находится у любого лица, если, конечно, есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

Содержанием мер уголовно-процессуального принуждения являются:

— лишение личной свободы, которое составляет суть задержания по подозрению в преступлении и меры пресечения в виде заключения под стражу;

— ограничение личной свободы, которое имеет место, например, при применении меры пресечения в виде подписки о невыезде;

— ограничение права собственности, которое имеет место при наложении ареста на имущество;

— угроза значительной имущественной потери, которая образует суть меры пресечения в виде залога;

— временное лишение должности, которое имеет место при применении временного отстранения от нее;

— иные лишения и правоограничения (например, доставление в правоохранительный орган лица вопреки его воле, которое является содержанием привода, денежное взыскание, означающее причинение убытков, особый режим военной службы, который применяется при избрании меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части).

Меры уголовно-процессуального принуждения применяются в целях обеспечения функций уголовного преследования и разрешения дела по существу, а также в целях собирания доказательств и обеспечения гражданского иска по уголовному делу. Так, задержание подозреваемого и применение меры пресечения призваны обеспечить функции уголовного преследования и разрешения дела; привод свидетеля или потерпевшего — собирание доказательств в виде показаний названных участников уголовного судопроизводства, а наложение ареста на имущество — гражданский иск, предъявленный по уголовному делу.

Сам термин «принуждение» означает приневоливание, склонение к какому-либо нежелательному для человека поступку Ожегов, С.И., Шведова, Н. Ю. Толковый словарь русского языка [Текст] / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. М., 1993. Целью принуждения является попытка ограничить лицо в желании самостоятельно принимать решения, указывать одно «направление», без права выбора. Одним словом, лишить человека воли. Воля — это способность к преодолению препятствий, это усилие, это способность избирательно реагировать на внешние факторы Скуратов, Ю.И., Лебедев, В. М. Комментарий к уголовному кодексу РФ [Текст] / Ю. И. Скуратов, В. М. Лебедев. Изд. 2-е. М.: НОРМА-ИНФРА, 1998. С. 17. В уголовном праве под принуждением понимается применение по отношению к лицу незаконных методов физического или психического воздействия в целях причинения вреда правоохранительным интересам Булатов, Б.Б., Николюк, В. В. Меры уголовно-процессуального принуждения [Текст] / Б. Б. Булатов, В. В. Николюк. М.: Спарк, 2003. С 6. Принуждение — это воздействие и выражается оно в двух видах: физическом и психическом.

Принуждение в уголовном процессе обладает как общими, характерными и для других отраслей права (государственного, административного, гражданско-процессуального, уголовного и др.) признаками (императивность, способ реализации правовых норм, идентичность ограничиваемых прав и др.), так и специфическими особенностями.

Последние выступают в качестве признаков уголовно-процессуального принуждения:

— сфера использования — уголовное судопроизводство;

— цели — защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод;

— применение только при наличии законно и обоснованно возбужденного уголовного дела;

— применение принуждения только к лицам, процессуальный статус которых прямо установлен законом;

— наличие оснований и условий, предусмотренных законом;

— наличие решения соответствующих должностных лиц, когда это предусмотрено законом Элькинд, П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. [Текст] / П. С. Элькинд. Л., 1976. С. 87−88; Чистякова, В. С. Законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения [Текст] / В. С. Чистякова. М., 1978. С. 3−11; Михайлов, В. А. Меры пресечения в российском уголовном процессе [Текст] / В. А. Михайлов. М., 1996. С. 6−11 и др.

Основными критериями правомерности применения уголовно- процессуального принуждения являются:

Соразмерность объема ограничений прав лица при применении принуждения с действительной необходимостью, диктуемой обстоятельствами дела. Так, Комиссия по правам человека и Европейский Суд по правам человека при рассмотрении конкретных дел проводят двойной анализ ситуации. Во-первых, они определяют, законна ли сама цель установленного ограничения. Во-вторых, они изучают, являются ли средства, примененные в целях ограничения права или свободы, соразмерными преследуемой законной цели Путеводитель по Европейской Конвенции о защите прав человека. Совет Европы [Текст] / М., 1994. С. 45−49. Если тяжесть воздействия на охраняемое основным правом благо перевешивает общественный интерес, то ограничение принимает форму несоразмерного. Это означает, что при определенных обстоятельствах государство должно отказаться от преследования законного общественного интереса, так как частный интерес в охраняемом основным правом благе имеет перевес.

Достижение целей, ради которых применяется принуждение. Государственная мера, которая наносит вред охраняемым основными правами благам, не достигая при этом своей цели, есть излишнее и тем самым чрезмерное посягательство.

Соблюдение пределов «применения» и пределов «интенсивности». Пределы «применения» — это продолжительность действий мер уголовно-процессуального принуждения в рамках уголовно-процессуальных сроков и в силу обстоятельств, диктующих необходимость сохранения принятых мер. Пределы «интенсивности» — предельный круг благ, который может быть ограничен при применении принуждения в ходе осуществления расследования по делу.

Принуждение возможно в отношении многих участников уголовного судопроизводства. В частности, УПК РФ допускает применение принуждения к: обвиняемому (ст. ст. 97, 113, 179, 196 и др.), подозреваемому (ст. ст. 93, 100, 113, 179, 196 и др.), потерпевшему (ст. ст. 112, 113, 179, 196 и др.), свидетелю (ст. ст. 112, 113, 179, 202 и др.), защитнику (ст. 53 ч. 2, ч.2 ст. 161), гражданскому ответчику (п. 2 ч. 3 ст. 54, ч. 2 ст. 161), гражданскому истцу (ст. 44 ч. 6, ч. 2 ст. 161), эксперту (ст. 57 ч. 5, 6, ч. 2 ст. 161), специалисту (ч.4 ст. 58, ч. 2 ст. 161), понятому (ч. 4 ст. 60, ч. 2 ст. 161), представителям потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, частного обвинителя, а также несовершеннолетнего обвиняемого и подозреваемого (ч.2 ст. 161).

Исключительное право применять меры процессуального принуждения в ходе уголовного судопроизводства принадлежит государству в лице: суда, прокурора, следователя, руководителя следственного органа, начальника органа дознания, дознавателя. Правомерное применение уголовно-процессуального принуждения необходимо отличать от незаконных действий органов государства и должностных лиц, которые своими действиями неправомерно сужают права того или иного лица, тем самым, нарушая закон. В этом случае виновные должностные лица несут уголовную ответственность за предусмотренные уголовным кодексом РФ преступления.

В.М. Корнуков определил меры процессуального принуждения как предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством процессуальные средства принудительного характера, применяемые в строго установленном законом порядке органом дознания (иногда лицом, производящего дознание), следователем, прокурором и судом в отношении обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетелей и некоторых других лиц для устранения действительных и возможных препятствий, возникающих в процессе расследования и решения уголовных дел, в целях обеспечения успешного осуществления задач уголовного судопроизводства.

Данное определение, по мнению многих ученых-правоведов, отвечает всем требованиям понятия процессуального принуждения: предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством; является средствами принудительного характера; перечислен весь перечень должностных лиц, способных принимать решения по данным мерам; указаны те, к кому они могут быть применены; отражены препятствия и цели применения мер принуждения. Но есть и спорные моменты данного определения. Из него, на взгляд Б. Б. Степанова Степанов, Б. Б. Понятие и виды мер уголовно-процессуального принуждения [Текст] / Б. Б. Степанов. Ставрополь, СевКавГТУ, 2004. С. 4., можно удалить часть — «применяемые в строго установленном законом порядке». Связано это с тем, что В. М. Корнуков определил меры принуждения «как предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством» и применение их в строгом соответствии с законом является неоспоримым фактом, не нуждающимся в самостоятельном выделении. Кроме того, в данном определение список лиц, к которым меры принуждения могут быть применены, является не полным (вследствие обширности). Его можно заменить словосочетанием «лица, участвующие в уголовном процессе».

Между тем, и в современной правовой литературе решению этой проблемы уделено необходимое внимание. Сформировались некоторые точки зрения, мнения и убеждения ученых, которые многие свои работы посвятили изучению принуждения в уголовном процессе.

Так, по мнению одних, применяемые в уголовно-процессуальной деятельности органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда меры, связанные с определёнными ограничениями прав и свобод личности называют мерами уголовно-процессуального принуждения См.: Малышева, И. А. Меры уголовно-процессуального принуждения [Текст] / И. А. Малышева // Уголовный процесс: Сборник учебных пособий. Общая часть. Вып. 1. М.: ИМЦ ГУК МВД России. 2002. С. 211.

Другие полагают, что процессуальное принуждение — это система мер государственно-властного характера, влекущих существенное ограничение прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и иных участников уголовного судопроизводства путем физического, материального, психологического и морального воздействия на них при наличии фактических данных, указывающих на необходимость применения этих мер См.: Гречишникова, О. С. Процессуальное принуждение [Текст] / О. С. Гречишникова // Уголовный процесс. Учебник / Под ред. С. А. Колосовича, Е. А. Зайцевой. Волгоград, 2002. С. 161.

Третьи считают, что в уголовном судопроизводстве мерами уголовно-процессуального принуждения являются предусмотренные уголовно-процессуальным законом принудительные средства, применяемые уполномоченными на то государственными органами или должностными лицами при наличии к тому достаточных оснований и в порядке, установленном законом, в отношении подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений, а также других, участвующих в деле лиц в целях пресечения и предупреждения противоправных действий этих лиц, устранению препятствий для производства по уголовному делу и обеспечения надлежащего исполнения приговора.

На основании изложенного можно констатировать, что меры уголовно-процессуального принуждения — это предусмотренная уголовно-процессуальным законом система процессуальных средств принудительного характера, применяемые в сфере уголовного судопроизводства при наличии к тому оснований органами дознания, следователем, прокурором и судом в установленном законом порядке к подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, потерпевшему, свидетелю и другим участникам уголовного судопроизводства для предупреждения и пресечения противоправных действий этих лиц, в целях успешного расследования и разрешения уголовного дела и обеспечения надлежащей реализации уголовного судопроизводства.

Меры уголовно-процессуального принуждения направлены на: пресечение возможности продолжения подозреваемым (обвиняемым) преступной деятельности, его уклонения от следствия или суда либо воспрепятствование преступной деятельности; обеспечение доставления лиц в следственные или судебные органы; обнаружение и процессуальное закрепление доказательств; обеспечение исполнения приговора в части имущественных взысканий.

Так В. Т. Томин под мерами процессуального принуждения понимает предусмотренные законом процессуальные средства принудительного характера, ограничивающие права и свободы человека и гражданина, а также и права юридического лица, участвующего в уголовном процессе Томин, В. Т. Уголовный процесс России [Текст] / В. Т. Томин. М.: Юрайт-издат., 2003. С. 235. Данное определение компактно и содержательно одновременно. В нем отражено, что меры принуждения закреплены законом, являются инструментом принудительного характера, ограничивают права и свободы как физических, так и юридических лиц. Часть определения, касающаяся «участвующего в уголовном процессе» указывает не только на лиц, нарушивших закон, но и на иных участников (потерпевший, эксперт и т. д.). Единственно, что можно добавить — это круг лиц, принимающих решение по мерам принуждения (дознаватель, следователь и суд).

Действующий УПК относит к мерам уголовно-процессуального принуждения задержание подозреваемого (статьи 91−96 УПК), меры пресечения (статьи 97−110 УПК), обязательство о явке (статья 112 УПК), привод (статья 113 УПК), временное отстранение от должности (статья 114 УПК), наложение ареста на имущество (статьи 115−116 УПК) и денежное взыскание (статьи 117−118 УПК). Это меры уголовно-процессуального принуждения, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством. Не следует, однако, упускать из виду, что уголовно-процессуальное принуждение может выступать всего лишь составной частью и способом осуществления определенного следственного действия по собиранию доказательств. Примером может быть обыск, который допускает вторжение в жилище против воли проживающих в нем лиц, вскрытие любых помещений, если владелец отказывается добровольно их открыть, запрещение лицам, присутствующим в месте производства обыска, покидать его, а также общаться друг с другом или с иными лицами, принудительно изымать предметы, документы и ценности.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что под мерами процессуального принуждения понимают предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством процессуальные средства принудительного характера, применяемые в строго установленном законом порядке органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором и судом в отношении обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетелей и некоторых других лиц для устранения действительных и возможных препятствий, возникающих в процессе расследования и решения уголовных дел, в целях обеспечения успешного осуществления задач уголовного судопроизводства.

§ 2. Виды мер процессуального принуждения

Еще до недавнего времени категории «меры уголовно-процессуального принуждения» и «иные меры процессуального принуждения» использовались в юридической литературе как учебные и научные понятия. В уголовно-процессуальном законодательстве РСФСР указанные термины не фигурировали вообще Булатов, Б.Б., Николюк, В. В. Указ. соч. С 8−9. В Уголовно-процессуальном кодексе 2001 года существенным образом изменилась законодательная регламентация уголовно-процессуального принуждения. Впервые в законе официально закреплен термин «уголовно-процессуальное принуждение».

УПК РФ также выделил самостоятельный раздел «Меры процессуального принуждения». В данном IV разделе меры уголовно-процессуального принуждения классифицированы на: задержание, меры пресечения, иные меры процессуального принуждения. Более широко распространился судебный порядок избрания мер принуждения, кроме заключения под стражу, еще и на отстранение обвиняемого (подозреваемого) от должности и арест имущества. Иначе сформулированы основания избрания и применения отдельных мер принуждения, а также установлена возможность возмещения гражданину вреда, причиненного незаконным применением меры процессуального принуждения, независимо от принятых решений по уголовному делу.

По содержанию и назначению меры процессуального принуждения можно разделить на:

1) меры, обеспечивающие задержание лица по подозрению в совершении преступления (ст. 91 УПК);

2) меры пресечения, обеспечивающие надлежащее поведение лица, подвергаемого уголовному преследованию и обвинению (ст. 97−98 УПК);

3) меры процессуального принуждения, обеспечивающие порядок уголовного судопроизводства и надлежащее исполнение приговора (ст. 111 УПК).

В данном разделе УПК определены также: порядок, основания и условия применения мер процессуального принуждения; гарантии прав лиц, подвергаемых такому принуждению; порядок приведения в исполнение решений о применении мер процессуального принуждения.

В УПК включены императивные требования о том, что избрание и применение таких мер процессуального принуждения как домашний арест (ст. 107); заключение под стражу (ст. 108); временное отстранение от должности (ст. 114); наложение ареста на имущество (ст. 115); наложение ареста на ценные бумаги (ст. 116); наложение денежного взыскания (ст. 117) производится только на основании судебного решения. Данное правило является важнейшей гарантией охраны прав и свобод человека и гражданина и вытекает из конституционных положений.

Следственные действия, подавляющее большинство которых имеют явно принудительный характер, в число мер процессуального принуждения законодателем не включены. Хотя в теории уголовного процесса это вызывает у ряда ученых возражения. Представляется, что так как следственные действия носят принудительный характер, то они должны быть отнесены к средствам принуждения уголовного процесса, но не к мерам уголовно-процессуального принуждения в том понимании как это выражено в действующем УПК.

В уголовном процессе меры процессуального принуждения:

— применяются государственными органами и должностными лицами в пределах их полномочий к участвующим в деле лицам, ненадлежащее поведение которых или возможность такого поведения создает или может создать препятствия для успешного хода и порядка уголовного судопроизводства;

— имеют конкретные цели;

— применяются при наличии предусмотренных законом оснований, условий и в порядке, гарантирующим их законность и обоснованность.

Общей для всех мер уголовно-процессуального принуждения является возможность их применения независимо от воли и желания лица, в отношении которых они осуществляются. Принуждение выражается в стеснении и ограничении личных, имущественных и иных субъективных прав граждан (например, ограничение неприкосновенности личности при задержании и аресте; свобода передвижения при домашнем аресте, подписке о невыезде и надлежащем поведении; право осуществлять трудовую деятельность при отстранении от должности; ограничение права распоряжаться имуществом при наложении ареста на имущество и т. п.). Внешне процессуальное принуждение выражается в форме психического, физического или морального воздействия на поведение субъекта, как с целью пресечения, так и с целью предупреждения его неправомерного поведения.

По своему характеру меры уголовно-процессуального принуждения неодинаковы и преследуют разные цели. Одни из них направлены на пресечение возможного продолжения преступной деятельности подозреваемого и обвиняемого, их уклонения от следствия и суда либо препятствования процессуальной деятельности (меры пресечения, задержание, отстранение от должности). Другие связаны с необходимостью доставления или обеспечения явки лиц в органы расследования или в суд (привод, обязательство о явке). Третьи служат средством обеспечения исполнения приговора в части имущественных взысканий (наложение ареста на имущество).

Таким образом, по своему назначению меры уголовно-процессуального принуждения могут быть разделены на средства пресечения, предупреждения противоправного поведения и средства обеспечения надлежащего поведения.

Поскольку меры уголовно-процессуального принуждения ограничивают конституционные права и свободы граждан, необходимы надежные процессуально-правовые гарантии, которые бы обеспечивали законность и обоснованность их применения. В правовом государстве важно, насколько применение мер процессуального принуждения вызвано действительной необходимостью ограничения прав граждан. Цели уголовного судопроизводства должны достигаться при наименьшем ограничении прав и свобод гражданина. Конституция Р Ф, УПК РФ устанавливают важные процессуальные гарантии этого (например, установление в законе правила о том, что меры процессуального принуждения могут применяться только по возбуждённому уголовному делу). Закон устанавливает исчерпывающий круг должностных лиц, правомочных применять меры процессуального принуждения, и лиц, в отношении которых они могут быть применены. Меры процессуального принуждения могут быть применены лишь при наличии указанных в законе оснований, под которыми понимаются конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость принудительного воздействия. При применении принудительных мер пресекательного характера (меры пресечения, привод, задержание) эти обстоятельства, например, выражаются в предполагаемых или совершаемых противоправных действиях лица.

Закон детально регламентирует процессуальный порядок применения мер процессуального принуждения. Они применяются по мотивированному решению соответствующих должностных лиц или суда, а наиболее строгие из них могут быть применены только по судебному решению (заключение под стражу, домашний арест, временное отстранение от должности) См.: Чистякова, В. С. Указ. соч. С. 289. и др.

Однако, несмотря на детальную регламентацию системы видов мер уголовно-процессуального принуждения и порядка их применения, ни Конституция России, ни УПК Российской Федерации, при наличии целого ряда решений Конституционного Суда Р Ф имеющих прямое отношение к обоснованию условий допустимости ограничения прав и свобод личности при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности, не содержат определения понятия мер уголовно-процессуального принуждения.

Несмотря на четкое разделение мер принуждения на три категории, в юридической литературе нет единого мнения о целесообразности такого деления. Многие авторы относят к иным мерам процессуального принуждения все меры, предусмотренные законодателем, за исключением мер пресечения Булатов, Б.Б., Николюк, В. В. Указ. соч. С. 19- 21. В. Т. Томин последние две разновидности мер принуждения, объединяет, как «иные меры процессуального принуждения», выделяет только две: 1) меры пресечения, 2) иные меры процессуального принуждения, тем самым, относя задержание к иным мерам процессуального принуждения Томин, В. Т. Указ. соч. С. 237. Данная точка зрения является не безосновательной. Задержание и заключение под стражу являются самыми строгими и нежелательными для человека, но и необходимыми ограничениями свободы и личной неприкосновенности. Если меры пресечения имеют в своих рядах крайнюю меру в виде ареста, то почему и иные меры процессуального принуждения не могут иметь что-то подобное.

С другой стороны, ряд процессуалистов задержание относят к мерам пресечения Михайлова, В. А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве [Текст] / В. А. Михайлова. Тюмень, 1994. С. 27. Задержание подозреваемого, по своей сути, представляет собой начальный этап заключение под стражу, являясь мерой процессуального принуждения, оно носит явный превентивный характер. К тому же между этими мерами (задержанием, заключением под стражу) много общего: 1) лишают свободы лица; 2) применимы к лицам, совершившим преступления, за которые уголовным законом предусмотрено лишение свободы; 3) препятствуют лицу уклониться от органов правосудия и помешать установлению истины по делу.

Так, при наличии общих признаков, заключение под стражу (на первый план выступает физическая изоляция от общества), задержание (предварительный арест) представляет собой краткосрочное лишение свободы подозреваемого, тем самым дает веские основания рассматривать задержание не в группе иных мер процессуального принуждения, а наряду с мерами пресечения, что и породило в теории уголовного процесса мнение — задержание является фактически мерой пресечения.

Данное утверждение само по себе является спорным. Все общие признаки задержания и заключения под стражу сводятся к одному: лишают лицо свободы, но цели при этом разные. Вопрос о задержании решается одновременно с вопросом о возбуждении уголовного дела. Цель данного ограничения свободы, в первую очередь, заключается в предоставление времени органам дознания, предварительного следствия для проверки причастности (непричастности) лица к совершенному преступлению, а воспрепятствование лицу уклониться от органов правосудия и помешать установлению истины по делу является второстепенным. Цель же заключения под стражу выражена в пресечении возможности лица скрыться от органов дознания, предварительного следствия и воспрепятствовать расследованию (осуществлению) правосудия. К тому же по смыслу раздела 4 УПК РФ законодатель четко указал, что меры пресечения являются составной частью мер уголовно-процессуального принуждения. Вследствие чего любые меры пресечения — есть мера принуждения, но не любая мера принуждения может быть мерой пресечения. Исчерпывающий перечень мер пресечения определен ст. 98 УПК РФ, в силу чего задержание не является самостоятельной мерой процессуального принуждения и не может быть отнесена ни к одной из мер пресечения.

Любая мера пресечения может быть применена на любой стадии уголовного процесса, за исключением стадии возбуждения уголовного дела, где вообще исключено применение уголовно-процессуального принуждения, а также на стадии исполнения приговора, где вопрос о мере пресечения не имеет смысла, поскольку осужденный уже отбывает назначенное наказание. Право на применение мер пресечения по общему правилу принадлежит тому, в чьем производстве находится уголовное дело: на стадии предварительного расследования — следователю и дознавателю, а на судебных стадиях — соответствующей судебной инстанции.

Мерами пресечения являются: 1) подписка о невыезде; 2) личное поручительство; 3) наблюдение командования воинской части; 4) присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым; 5) залог; 6) домашний арест; 7) заключение под стражу. По сравнению с УПК РСФСР 1960 г. этот перечень претерпел незначительные изменения: в качестве меры пресечения больше не применяется общественное поручительство, зато введена новая мера — домашний арест.

По общему правилу мера пресечения применяется в отношении обвиняемого, то есть лица, в отношении которого на основании собранных по делу доказательств вынесено постановление о привлечении его в качестве такового к уголовному судопроизводству. Мера пресечения может быть применена и в отношении подозреваемого. При этом статья 100 УПК акцентирует внимание правоприменителей на том, что применение любой меры пресечения в отношении лица, которому еще не предъявлено обвинение, — явление исключительное, строго ограниченное по срокам. В силу этих правил подозреваемый в уголовном процессе всегда существует временно, не дольше 10 суток. Причем если данное лицо было задержано по подозрению в преступлении, а затем заключено под стражу, но обвинение ему еще не предъявлено, в десятисуточный срок входит все время задержания. Словом, гражданин ни при каких обстоятельствах не может находиться в условиях лишения свободы без предъявления обвинения свыше 10 суток. Если же в этот срок ему предъявлено обвинение, вступают в действие общие правила продолжительности пребывания под стражей, но уже не подозреваемого, а обвиняемого.

Таким образом, в науке уголовного процесса, как рассмотрено выше, нет единого мнения в отношении понятия и видов принуждения, но все они едины в одном — что меры уголовно-процессуального принуждения закреплены законом. УПК РФ, в свою очередь, дает исчерпывающий перечень мер принуждения: задержание, меры пресечения и иные меры процессуального принуждения. Рассмотрим их более подробно.

ГЛАВА 2. МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ОГРАНИЧЕНИЕМ ЛИЧНОЙ СВОБОДЫ

§ 1. Понятие, основания и порядок задержания лица по подозрению в совершении преступления

По своей сущности уголовно-процессуальное задержание представляет собой краткосрочное (на время, не превышающее 48 часов) досудебное лишение свободы со всеми присущими данному понятию признаками. Острота данной меры уголовно-процессуального принуждения определяется тем, что она применяется органами дознания (прежде всего, конечно, милицией) и следователями, во-первых, вне предварительного судебного и прокурорского контроля, а во-вторых, при наличии оснований, которые отнюдь не предполагают полной доказанности виновности лица в совершении преступления. В силу указанных обстоятельств ошибки при применении данной меры принуждения — иначе говоря, задержание невиновных — практически неизбежны, хотя заведомо оправдывать любую и каждую из них тоже было бы неправильно.

Согласно статье 91 УПК, орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:

— когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

— когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

— когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если дознавателем с согласия прокурора, а также следователем с согласия руководителя следственного органа в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Задержание по подозрению в совершении преступления производится в целях выяснения причастности к преступлению и разрешения вопроса о применении меры пресечения в виде заключения под стражу. Мотивами же применения данной меры уголовно-процессуального принуждения принято считать основанные на объективных обстоятельствах дела, служащих основаниями для задержания, субъективные побуждения соответствующего должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, не допустить, чтобы лицо, подозреваемого в преступлении: а) уклонилось от дознания или следствия; б) воспрепятствовало производству по уголовному делу; в) продолжало преступную деятельность.

В теории уголовного судопроизводства принято выделять также условие задержания подозреваемого Безлепкин, Б. Т. Уголовный процесс России [Текст] / Б. Т. Безлепкин. М.: Велби, 2003. С. 157−158. Таким условием является наличие возбужденного уголовного дела о преступлении, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Без такого дела гражданин не может быть подвергнут краткосрочному досудебному лишению свободы. Задержание — это мера присуждения, после него незамедлительно производится допрос подозреваемого. Поэтому протокол задержания в материалах, по которым в возбуждении уголовного дела отказано, находиться не может. Относительно широко распространенного мнения, будто в ряде случаев задержание в порядке статьи 91 УПК предшествует возбуждению уголовного дела (например, когда лицо застигнуто на месте совершения преступления или же непосредственно после его совершения), ошибочно. Оно основано на смешении различных по своей природе мер государственного принуждения — задержании административного и задержании уголовно-процессуального, которыми на законном основании пользуются органы охраны правопорядка для пресечения правонарушений. Уголовно-процессуальное задержание потому и называется уголовно-процессуальным, что производится по правилам УПК, то есть по решению органа или должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело.

Моментом задержания подозреваемого считают официальное объявление управомоченного должностного лица гражданину о том, что он задерживается по подозрению в преступлении. Именно с этого момента между сотрудником правоохранительного органа и физическим лицом возникает правоотношение, глубинный смысл которого заключается в том, что свободный гражданин утрачивает свободу, он подлежит аресту, пребыванию под стражей, побег откуда пресекается силой вплоть до применения оружия. Гражданин обязан подчиниться задержанию, а неподчинение и сопротивление также пресекаются силой с соблюдением правил уголовно-правовых институтов необходимой обороны, крайней необходимости и правомерности вреда, причиненного при задержании.

После доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены его права, предусмотренные статьей 46 УПК. В протоколе указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым. О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого. В тот же срок орган дознания, дознаватель или следователь уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии — других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому. При задержании подозреваемого, являющегося военнослужащим, об этом уведомляется командование воинской части. Требование закона о том, что о задержании должно быть сообщено соответствующим лицам, имеет очевидное нравственно-гуманистическое содержание и предназначено исключить такие ситуации, когда бы задержание по подозрению в преступлении оборачивалось пропажей без вести человека.

Если подозреваемый является гражданином или подданным другого государства, то о задержании уведомляется посольство или консульство этого государства. При необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с санкции прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним. В УПК не указано, как оформляется решение о том, чтобы в интересах расследования сохранить факт задержания данного лица. В данном случае, как и в других подобных, следует руководствоваться пунктом 25 статьи 5 УПК, где говорится, в частности, о том, что любое решение лица, производящего расследование по уголовному делу, облекается в форму постановления, которое в данном случае нуждается в прокурорской санкции.

Если у задержанного остались без присмотра и помощи несовершеннолетние дети, другие иждивенцы, а также престарелые родители, нуждающиеся в постороннем уходе, то следователь, дознаватель обязаны принять меры по их передаче на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо помещению в соответствующие детские или социальные учреждения, а также по обеспечению сохранности оставшегося без присмотра имущества, и уведомить об этом подозреваемого (статья 160 УПК).

Задержанный по подозрению в совершении преступления подлежит личному обыску, который производится без специального постановления. Словом, право личного обыска задержанного дает сам факт задержания, что вполне объяснимо. Такой обыск является логическим продолжением задержания, нацеленным прежде всего на разоружение подозреваемого в широком смысле данного понятия, то есть на изъятие всего, что не может быть оставлено при заключении под стражу, а также всего, что может послужить вещественными доказательствами по уголовному делу.

Порядок и условия содержания задержанных или подозреваемых, заключенных под стражу, определяются Федеральным законом от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» с последующими изменениями и дополнениями Федеральный закон РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» [Текст]: от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. N 29. Ст. 2759. Задержанные по подозрению в преступлении содержатся под стражей в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых (ИВС), которые имеются в органах внутренних дел и в пограничных войсках.

По общему правилу общаться с задержанным по уголовному делу имеет право лишь тот, в чьем производстве находится данное дело, причем такое общение имеет во всех случаях совершенно определенные форму и цели. Это производство с участием задержанного следственных действий по собиранию доказательств — допросов, очных ставок, опознаний, экспертиз и др. Если же во встрече с задержанным нуждаются оперативные работники в связи с проводимыми ими оперативно-розыскными мероприятиями, такая встреча возможна лишь с разрешения лица, в чьем производстве находится уголовное дело. Характер такой встречи не определяется правоотношениями; обе стороны не связаны взаимными правами и обязанностями, как это имеет место в следственной деятельности, где каждый шаг регламентирован УПК.

Проблемам задержания посвящено немало научных работ. Ряд вопросов процессуального регулирования задержания лиц по подозрению в совершении преступлений являются дискуссионными уже достаточно давно. Один из самых актуальных вопросов — является ли задержание следственным действием. На этот счет в литературе высказываются две противоположные точки зрения.

Сторонники принадлежности задержания к следственным действиям обосновывали свою позицию толкованием положений прежнего УПК, отдельные статьи которого относили задержание к следственным действиям: ст. 87 УПК РСФСР называла протокол задержания в числе других протоколов следственных действий, служащих доказательством; ст. 119 УПК РСФСР причисляла задержание подозреваемого к неотложным следственным действием по установлению и закреплению следов преступления. Кроме того, закон предоставлял право задержания лишь лицам, правомочным выполнять следственные действия, — органу дознания, следователю, прокурору (ст. 122, ч.6 ст. 127, п. 5 ст. 211 УПК РСФСР); обязывал проводить допрос подозреваемого немедленно (ст. 123 УПК РСФСР), что возможно лишь по возбужденному уголовному делу, и т. д. Этими доводами аргументировалась возможность задержания в уголовно-процессуальном смысле лишь после возбуждения уголовного дела или одновременно с ним. При этом отмечалось, что если допустить задержание до возбуждения уголовного дела, то надо допустить и освидетельствование, личный обыск и даже допрос подозреваемого, что лишает акт возбуждения уголовного дела юридического значения.

Представители иного подхода полагали, что задержание является действием не следственным, а процессуальным, осуществляемым в рамках стадии уголовного процесса, именуемой производством по возбуждению уголовного дела. По их мнению, процессуальная деятельность начинается не с возбуждения уголовного дела, а с обнаружения признаков преступления. В связи с этим предлагалось допустить до возбуждения уголовного дела и другие процессуальные действия (личный обыск, освидетельствование и др.).

Правильное определение статуса задержания в системе процессуальных действий имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение — в частности, для решения вопроса о возможности составления протокола задержания до возбуждения уголовного дела.

Анализ норм УПК РФ, регулирующих задержание лиц по подозрению в совершении преступления, позволяет дать ответ на давний спор процессуалистов. Первое, что обращает на себя внимание, это отсутствие в нормах нынешнего УПК (в отличие от прежнего) указаний на принадлежность задержания к следственным действием. Так, в отличие от ст. 87 УПК РСФСР («Протоколы следственных и судебных действий»), ранее относившей к следственным действиям и задержание, соответствующая ей ст. 83 УПК РФ констатирует лишь то, что «протоколы следственных и судебных действий допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным настоящим кодексом», при этом сами следственные действия в статье не перечисляются. Статья 157 УПК РФ в отличие от соотносимой с ней ст. 119 УПК РСФСР также не дает явного перечня другой категории следственных действия — относящихся к неотложным.

Мнение о том, что в процессуальном смысле задержание начинается с момента составления протокола задержания, противоречит положениям УПК о том, что задержание охватывает период с момента «захвата» до оформления протокола. Нельзя согласиться и с тем, что завершение действия — составление протокола — есть его начало, поскольку фиксация его результата является этапом завершения процессуального действия.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой