Коммерческий подкуп

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Негосударственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Открытый институт»

(частное учреждение)

КУРСОВАЯ РАБОТА

КОММЕРЧЕСКИЙ ПОДКУП

по дисциплине «Уголовное право«

Владивосток

2014

Оглавление

Введение

1. Общая характеристика коммерческого подкупа либо провокации взятки

2. Вопросы квалификации коммерческого подкупа либо провокации взятки

3. Уголовно-правовые меры борьбы с коммерческим подкупом либо провокацией взятки

Заключение

Список использованных источников

Введение

В настоящее время вопрос о провокации преступлений приобретает особую актуальность. Это обстоятельство подтверждается фактами действий со стороны сотрудников правоохранительных органов (в частности, оперативно-розыскных), направленных на склонение должностных лиц либо лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих или иных организациях, к получению без их согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказание им услуг имущественного характера. Такие случаи широко освещаются в средствах массовой информации. Применительно к российскому уголовному законодательству речь идет о провокации к совершению двух видов преступлений коррупционной направленности — получению взятки (ст. 290 Уголовного кодекса РФ) (далее УК РФ) и коммерческого подкупа (ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ). Проведение оперативно-розыскных мероприятий не в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа влечет уголовную ответственность по ст. 304 УК РФ.

Сегодня показатели раскрываемости провокации взятки либо коммерческого подкупа достигли рекордно низкой отметки. Данная ситуация обуславливается не только несовершенством правоприменительной деятельности и высокой латентностью провокационных деяний со стороны правоохранительных органов. Прежде всего, динамика их выявления зависит от процессов криминализации и декриминализации уголовного закона, реформирования правоохранительной системы и иных обстоятельств, связанных с реагированием на рассматриваемое явление. На выявление фактов провокации оказывают влияние и отдельные несовершенства законодательной конструкции ст. 304 УК РФ:

а) отсутствие в диспозиции ст. 304 УК РФ указания на возможность совершения провокации сотрудником правоохранительного органа либо лицом, оказывающим ему содействие (судя по судебно-следственной практике, провокации совершаются именно такими лицами);

б) игнорирование легального закрепления юридических последствий правомерного поведения таких лиц (применению подлежит лишь ссылка на разъяснение Верховного Суда РФ);

в) сведение сущности провокации только к двум преступлениям (хотя в действительности метод провокации применяется к большему кругу посягательств).

Объектом курсовой работы являются экономические, социальные и правовые составляющие общественных отношений, нарушаемые при провокации взятки либо коммерческого подкупа.

Предмет составляют меры уголовно-правового и организационного характера, способные обеспечить гарантии прав и свобод граждан от провокации взятки либо коммерческого подкупа.

1. Общая характеристика коммерческого подкупа либо провокации взятки

Содержание данного деяния, казалось бы, примыкает к составам, связанным с взяточничеством. Но помещение ст. 304 УК РФ в главу о преступлениях против правосудия оправданно, хотя цели и мотивация данного деяния выходят за пределы стремления помешать законной деятельности органов уголовного судопроизводства и могут быть направлены на шантаж. По основному содержанию ст. 304 УК РФ устанавливает ответственность за специальный вид фальсификации доказательств.

Непосредственный основной объект рассматриваемого преступления — общественные отношения, обеспечивающие законную деятельность по осуществлению уголовного судопроизводства. Непосредственный дополнительный объект преступления — общественные отношения, обеспечивающие нормальную работу должностных лиц государственных и муниципальных органов и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

По объективной стороне провокация взятки либо коммерческого подкупа состоит в создании виновным видимости того, что определенное должностное лицо (коммерческой или иной организации) приняло взятку. Для достижения преступного результата виновный может использовать различные способы — передача денег, ценных бумаг, иного имущества либо оставление (без ведома лица, в отношении которого осуществляется провокация) предмета провокации в помещении, занимаемом должностным лицом. Характерным обстоятельством этого преступления является то, что провоцируемый не знает о совершаемых в отношении его противоправных действиях.

Субъект данного преступления специальный. Им может быть любое физическое лицо, достигшее шестнадцати лет. Но часто субъектом является оперативный работник, следователь.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что идет на провокацию, и стремится создать заведомо ложные доказательства вины во взяточничестве или коммерческом подкупе. Цель преступления указана в самой норме — искусственное создание доказательств совершения преступления (предварительное сообщение о якобы вымогаемой взятке и т. д.) либо шантажа. Мотивы преступления — месть, корысть, зависть и пр. Мотив, как и факт исполнения указания вышестоящего должностного лица, не влияет на ответственность, но может иметь значение для наказания. Но при всех условиях речь идет об умысле, а не о халатности, когда, например, оперативный работник не распознал провокационных намерений обратившегося к нему заявителя. Необходимо различать провокацию как фальсификацию доказательств и ситуацию, когда получены достаточные данные о готовящейся передаче взятки (подкупа) и принято решение пресечь преступление, захватив участников с поличным.

Провокация взятки или коммерческого подкупа — это всегда создание несуществующего преступления, а не слежение за развитием реального преступления и выбор тактически оптимального момента для получения доказательств. Преступление считается оконченным при наличии самого факта провокации; при наступивших последствиях в результате провокации требуется квалификация по совокупности.

2. Вопросы квалификации коммерческого подкупа либо провокации взятки

Действующее уголовное законодательство определяет провокацию взятки либо коммерческого подкупа как «попытку передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа». Таким образом, по представлению законодателя объективная сторона провокации взятки либо коммерческого подкупа характеризуется единственным обязательным признаком — деянием, которое может быть осуществлено только посредством активного поведения — действия, и заключается в «попытке передачи» предмета подкупа в «целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа». Однако следует отметить, что употребление термина «провокация» относительно продиктованной законодателем цели — имитации передачи незаконного вознаграждения, на наш взгляд, вряд ли удачно.

С целью, предусмотренной законодателем как обязательный признак субъективной стороны, могут быть связаны действия, направленные на создание видимости, формирование ложных данных о получении должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях, незаконного вознаграждения. Кроме того, расхождение смысла названия данной статьи и содержания вызывает затруднения в ее толковании и применении в практической деятельности органов предварительного следствия и суда.

Если толковать «попытку передачи» взятки либо коммерческого подкупа буквально, то это действие, по сути, не образует оконченного состава преступления — получения взятки либо коммерческого подкупа. В этой ситуации провокатору не о чем сообщать в правоохранительные органы. В юридической литературе существует точка зрения, согласно которой сущность провокации взятки либо коммерческого подкупа состоит именно в неудавшейся попытке предоставить деньги, ценные бумаги и т. п., т. е. «с объективной стороны действия, о которых идет речь в ст. 304 УК РФ, ничем не отличаются от покушения на дачу взятки».

Согласно действующей формулировке ст. 304 УК РФ, передача денег, ценных бумаг и т. п. может осуществляться и без ведома потерпевшего, например, путем зачисления денежных средств на банковский счет потерпевшего, подкладывания их в карман его одежды, в его автомобиль, кабинет, путем регистрации сделки с недвижимостью от его имени и т. д. В этой связи в Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф № 24 указано, что, «провокация взятки или коммерческого подкупа является оконченным преступлением с момента передачи имущества либо оказания услуг имущественного характера без ведома должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, либо вопреки их отказу принять незаконное вознаграждение».

Указание законодателя и Пленума Верховного Суда Р Ф на отсутствие согласия потерпевшего принять незаконное вознаграждение подразумевает, что получение взятки провокатором сымитировано. Следовательно, из данной предпосылки логически вытекает другая: при достижении согласия должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях, принять предмет подкупа, исключается состав провокации. «Сопоставление ст. 304 УК РФ с общим теоретическим понятием провокации преступлений показывает, — пишет В. Д. Иванов, — что в ней ни о какой провокации речи не идет, ибо она по существу предусматривает частный случай фальсификации доказательств. Для провокации же преступления обязательно требуется, чтобы провокатор добился согласия на принятие указанными лицами предмета взятки либо коммерческого подкупа, о чем он в последующем и сообщает в органы власти с разоблачением о совершении преступления спровоцированными им лицами».

Неудачная формулировка состава провокации взятки либо коммерческого подкупа осложняет успешное применение нормы на практике, приводит к многочисленным следственным и судебным ошибкам.

Если же провокацию рассматривать как имитацию, инсценировку получения незаконного вознаграждения, то при достижении согласия служащего на принятие подкупа доказательства получения взятки либо коммерческого подкупа соответствуют действительности. При этом должностное лицо либо служащий коммерческой или иной организации считается совершившим преступление, предусмотренное уголовным законодательством.

Вторая точка зрения основывается на том, что в действиях лица, склонившего служащего принять предмет незаконного вознаграждения, отсутствует состав провокации взятки либо коммерческого подкупа. Так, по мнению ряда авторов — Н. Егоровой, О. А. Мансурова, С. Н. Радачинского подобные действия следует квалифицировать как подстрекательство к получению взятки (коммерческого подкупа) по ч. 4 ст. 33 и ч. 3 ст. 204 УК РФ. На наш взгляд, правильность данной точки зрения можно подвергнуть сомнению.

Отождествляя провокационную деятельность с подстрекательством к получению взятки (коммерческого подкупа), указанные авторы не учитывают направленность умысла виновного лица. Подстрекательство к совершению преступления обязывает учитывать как объективные, так и субъективные критерии соучастия, характерные для данной специфической формы преступной деятельности. Соучастие в преступлении должно быть только умышленным, т. е. лица, участвующие в преступной деятельности, должны быть взаимно осведомлены о совершении данного преступления, а их действия должны быть согласованны. Однако в действиях провокатора и провоцируемого отсутствует согласованность и сговор, стремления каждого из них направлены на достижение не единого, а совершенно различных результатов. Их действия, не являясь взаимосвязанными и взаимообусловленными, не образуют соучастия.

В правильной квалификации действий виновного, склонившего к получению взятки или к коммерческому подкупу должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих либо иных организациях, определяющую роль играет субъективная сторона провоцирующего, цель его деятельности. При инкриминировании субъекту дачи взятки (ст. 291 УК РФ) либо передачи коммерческого подкупа (ч. 1 ст. 204 УК РФ) охватывается только объективная сторона преступления, без учета реальных намерений провоцирующего. Цель дающего взятку — совершение должностным лицом действий, относящихся к его служебным полномочиям (или воздержание от таких действий) в интересах дающего или представляемых им лиц. Цель провокатора — наступление негативных последствий, для принявшего незаконное вознаграждение. В связи с тем, что формулировка ст. 304 УК РФ не подразумевает передачу должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, незаконного вознаграждения, факт дачи взятки либо коммерческого подкупа должен квалифицироваться по совокупности с тем преступлением, которое виновный намеревался совершить — провокацией взятки либо коммерческого подкупа.

В свою очередь, инкриминирование виновному только покушения на провокацию взятки либо коммерческого подкупа (ч. 3 ст. 30 и ст. 304 УК РФ) не в полной мере отражает объективную действительность, поскольку имеет место дача взятки (передача коммерческого подкупа) служащему, которая окончена в момент передачи хотя бы части денег, ценных бумаг и т. п. По аналогичному принципу должна производиться квалификация при умысле виновного похитить предмет, имеющий особую историческую или культурную ценность, когда на самом деле он таковым не является. В этом случае, в зависимости от обстоятельств дела, похитителю инкриминируется кража и покушение на хищение предметов, имеющих особую ценность.

В силу того, что на сегодняшний день под провокационными действиями помимо уговоров, угроз, советов и предложений понимаются и подкидывание денег в кабинет, автомобиль, зачисление их на лицевой счет без ведома и согласия лица, закрепление подобного рода действий в составе провокации взятки либо коммерческого подкупа считается целесообразным

При достижении согласия провоцируемого провокатор подлежит уголовной ответственности за провокацию взятки либо коммерческого подкупа без дополнительной квалификации по совокупности с иными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации.

3. Уголовно-правовые меры борьбы с коммерческим подкупом либо провокацией взятки

Совершенно очевидно, что любой, даже самый совершенный закон, ориентированный на борьбу с преступностью, не может рассчитывать на высокий «коэффициент полезного действия», если в тандеме с этим законом не будут предусмотрены меры предупредительного характера. Такие меры, как известно, основаны на различных организационных рычагах воздействия, способных придать синергетический эффект мерам правовым.

При всем разнообразии возможных вариантов, Р. Акофф выделяет четыре подхода к решению социальных проблем:

1) отказ от каких-либо действий в надежде на то, что проблема исчезнет сама собой;

2) поиск частичных решений, смягчающих проблемную ситуацию до приемлемого состояния;

3) поиск оптимальных наилучших решений;

4) растворение проблемы. Соответствующий подход характерен для методологии «мягких» систем, он ориентирует на поиск таких изменений в системе, которые позволят органам власти их представить в простой и наглядной форме.

Положение о необходимости обеспечения приоритета предупреждения провокаций взятки (коммерческого подкупа) перед наказанием за подобные преступные посягательства можно смело отнести к числу окостеневших аксиом общей проблемы предупреждения преступлений. И действительно, большинство современных государств, тратит на преследование за совершение правонарушений гораздо больше средств, чем на их предупреждение. Мысль о том, что легче предупредить значительное число провокаций взятки (коммерческого подкупа), чем быть вынужденным наказывать за подобные факты, верна лишь для случая, когда общество располагает совершенным уголовно-правовым механизмом и соответствующими ресурсами. Здесь же следует указать на то, что профилактика должностных преступлений и преступлений против правосудия, в основе, которой лежит устранение или ослабление криминогенных факторов, стоит гораздо дороже обычных мер уголовной репрессии. Сегодня Россия тратит на борьбу с преступностью в целом около 9% своего годового бюджета. Однако самая большая трудность при решении этой дилеммы — сомнения в правильности оценки эффективности предупредительных мер.

Еще Ч. Беккариа в своей работе «О преступлениях и наказания» подметил особенность предупреждения преступлений, которая, по его представлению, заключается в том, чтобы заинтересовать коллегию исполнителей законов скорее в контроле за ними, чем в их искажении. Чем многочисленнее будет коллегия, тем меньше опасность узурпации ее членами законов, поскольку сложнее осуществить подкуп лиц, наблюдающих друг за другом. А заинтересованность в усилении собственной власти тем меньше, чем меньше доля власти каждого, в особенности по сравнению с опасностью замышляемого предприятия. Если государь внешней пышностью и блеском, суровыми указами и запретом подачи справедливых и несправедливых исков со стороны тех, кто считает себя притесненным, приучит подданных бояться судей больше, чем законов, то от этого больше выиграют судьи, чем безопасность граждан и общества в целом.

Представляется очень важным максимально привлекать СМИ к формированию антипровокационного мировоззрения как метода борьбы с преступлениями не столько у населения, сколько среди сотрудников правоохранительных органов. Большой воспитательный потенциал здесь скрыт в правильной постановке проблемы, ориентирующей мировоззрение различных слоев населения на то, что в качестве «жертвы» провокации вполне может быть любой гражданин, включая и самих сотрудников правоохранительных органов. Как считает автор, формирование позитивного мировоззрения как раз и является наиболее сложной задачей предупредительного воздействия. В настоящее время, как известно, в этом направлении делаются определенные шаги, но они пока не дают ощутимых результатов.

Таким образом, борьба с преступлениями против правосудия требует системы комплексных мероприятий. И важнейшим из них является привлечение к борьбе с различного рода провокациями независимых открытых СМИ, способных сформировать у граждан уважение к закону.

Не менее важно, чтобы законодательно были декларированы и реально обеспечены условия для нормального функционирования свободной прессы. Свободе прессы будет способствовать целый ряд мер: принятие закона о свободе информации, открывающего гражданам, в том числе и журналистам, доступ к информации из властных структур; отмена или пересмотр законов, касающихся клеветы и оскорбления личности, дабы исключить возможности их использования в целях давления на прессу; ликвидация цензуры в средствах массовой информации; повышение профессионального уровня журналистики; ликвидация дискриминации отдельных средств массовой информации со стороны органов власти (например, ограничений на доступ к информации или на возможности размещения рекламы); обеспечение профессиональной независимости и ответственности журналистов, работающих в государственных средствах массовой информации.

При этом должны решаться следующие задачи: адекватно отражать в СМИ правовую действительность; воспитывать уважительное отношение к праву и практике его применения; преодолевать правовой нигилизм; формировать активную гражданско-правовую позицию населения по защите своих прав и свобод, вырабатывать общественное мнение для установления режима законности и правопорядка; объективно освещать деятельность правоохранительных органов, формировать в общественном сознании позитивный образ правоприменительных органов.

Для решения этих задач необходимо обеспечить максимальную открытость правоохранительных органов для СМИ, доступность информации, представляющей общественный интерес, систематическое информирование населения о состоянии правопорядка и деятельности правоохранительных органов, контроль общества за их работой. Например, по мнению Томаса Джефферсона, свобода прессы — это вечная бдительность и постоянный долг ограждать собственное правительство от коррупции.

Из большого множества возможных направлений по предупреждению провокации взятки (коммерческого подкупа) к числу наиболее эффективных мер воздействия были отнесены следующие:

— обеспечение ответственности руководителей всех уровней за действия их подчиненных;

— повышение эффективности контроля, чтобы руководители имели возможность проверять и контролировать деятельность своих подчиненных;

— проведение внезапных проверок деятельности оперативно-розыскных подразделений как ведомственных, так и вневедомственных;

— обязательное для руководителей всех уровней правоохранительных органов проведение аттестации подчиненных, на предмет исполнения ими своих служебных обязанностей и проверка соблюдения ими законов;

— введение ограничений на трудоустройство в частном секторе для чиновников, уволившихся с государственной службы;

— обеспечение свободы слова и предоставление средствам массовой информации реальных возможностей изобличать факты провокации;

— создание механизмов постоянного контроля за деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления со стороны гражданского общества;

— проведение периодических опросов общественного мнения о работе органов власти;

— сравнение реальной практики с образцами «наилучшей практики» и с правилами, действующими в системах, обладающих наибольшей прозрачностью;

— обеспечение свободы принятия решения независимо от ведомственных интересов и давления;

— привлечение «людей со стороны», т. е. независимых лиц, не являющихся частью системы;

— сотрудничество всех негосударственных структур и граждан, заинтересованных в предотвращении провокаций взятки (коммерческого подкупа).

В рассматриваемом ключе весьма важной также является правильная организация работы независимых следователей, прокуроров и судей. Последняя должна быть организована таким образом, чтобы они выполняли свои профессиональные обязанности в условиях гласности и подлинной независимости, обеспечивая обязательность наказания за правонарушения в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. Необходимо также обеспечить должный уровень следствия (при соблюдении международных норм защиты прав человека), предоставить органам расследования доступ к правительственной документации и возможность получения международной правовой помощи, а также усовершенствовать уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, приведя его в соответствие с реалиями, в том числе с современными международными стандартами, особенно в том, что касается коррупции.

Вместе с тем, центральным звеном рассматриваемой предупредительной модели должна являться специально адаптированная для предупреждения различного рода провокаций, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов, система социального контроля. Важное значение здесь приобретает характер и вид социального контроля.

Например, Д. Блэк определяет «социальный контроль» как нормативный подход к происшествиям. Такой подход подразумевает, что реакция на происшествие адресуется отдельному лицу и подразумевает наличие нормативных элементов. Все виды юридической реакции на происшествия (уголовные, гражданские, административные наказания) представляют собой формы социального контроля.

В силу специфичности решаемых ОВД задач, связанных с ограничением прав граждан, режима секретности, форм и методов работы, контроль за деятельностью ОВД не только объективно необходим, но и проявляется в различных формах. В литературе по вопросам управления ОВД данной проблеме уделяется значительное внимание.

В силу различного правового статуса упомянутых субъектов, формы и методы этого контроля существенно отличаются. В первом случае они ориентированы, прежде всего, на проверку результатов и технологии выполнения задач, возложенных на ОВД. Для этого используются такие формы контроля как инспектирование, целевые и комплексные проверки, заслушивание исполнителей, ревизии и т. п. ведомственные формы контроля. Во втором случае, когда речь идет о надведомственном контроле, акцент делается на то, в какой мере ОВД выполняют свое социальное назначение, обеспечивают стабильное функционирование общества, т. е. речь идет об оценке результатов работы не только с точки зрения профессиональных, но и общесоциальных интересов, аксиологических оценок.

Социальный контроль, за деятельностью ОВД тесно связан с социальными процессами. Общество посредством контроля проверяет, насколько его нормы и ценности защищаются ОВД, а также в какой мере ими руководствуются сами сотрудники ОВД. В этом смысле социальный контроль выступает регулятором отношений в системе общество — ОВД.

Существенно отличается социальный контроль, за деятельностью ОВД от ведомственного контроля своим предметом. Поскольку социальный контроль носит социальный характер, то его предметом является проверка соблюдения ОВД общественно-значимых норм, включая правовые, нравственные, административные, т. е. те которые вытекают из социального назначения их деятельности.

Следующим важным признаком социального контроля за деятельностью ОВД является то, что он не направлен на проверки конкретных планов, результатов оперативно-служебной деятельности. Это дело ведомственного контроля. Тем самым сохраняется самостоятельность ОВД в профессиональной сфере.

Говоря о значении социального контроля, за деятельностью ОВД, следует отметить, что он выполняет ряд функций. Одна из важнейших — предупредительная. Дело в том, что ОВД располагают большим потенциалом (численность сотрудников, формы и методы работы, техническое и военное обеспечение). Все это должно быть подконтрольно. История учит, что силовые структуры, которые создаются для обеспечения безопасности общества, нередко сами становились источником опасности для общества. Социальный контроль призван нейтрализовать эти угрозы, исключить узурпацию власти силовыми структурами.

Кроме отмеченного, социальный контроль позволяет: более объективно оценить состояние ОВД, поскольку не связан корпоративными интересами; определить перспективы и концепцию развития с учетом новых процессов, происходящих в обществе. Так, за последние годы к ОВД предъявляются новые требования, такие как гласность, доступность для населения (милиция для граждан, а не против них) и др.

Как и всякая деятельность, связанная с обеспечением правопорядка, социальный контроль должен осуществляться в рамках закона. Это важно и для субъектов контроля, а также для сотрудников ОВД. В целом ряде законов, регламентирующих деятельность ОВД («О милиции», «Об оперативно-розыскной деятельности Российской Федерации» и др.) имеются специальные главы, статьи, посвященные контролю. Однако в них указываются лишь субъекты контроля, что же касается форм, методов контроля и других важных вопросов, то они остаются вне поля зрения законодателя. Все это затрудняет практическую организацию социального контроля, за деятельностью ОВД. В этой связи нельзя не согласиться с предложениями, высказанными в литературе, о разработке специального Федерального закона о гражданском контроле, который бы носил рамочный характер. На базе такого закона возможна разработка и Закона о гражданском (общественном) контроле за деятельностью ОВД.

Успешная реализация социального контроля, за деятельностью ОВД во многом зависит от приведения его в определенную систему. В теории управления под системой контроля понимается совокупность взаимосвязанных элементов: субъектов, объектов контрольной деятельности, информационных связей, форм и методов контроля, которые направлены на достижение цели проверки, наблюдения и устранения выявленных недостатков в деятельности ОВД.

Исходя из данной цели, а также с учетом тех объективных функций, которые призваны выполнять социальный контроль за деятельностью ОВД, с целью предупреждения случаев провокаций взятки (подкупа), можно определить следующие задачи:

— обеспечение органов государственной власти и граждан информацией о деятельности ОВД;

— предупреждение, выявление и пресечение нарушений прав личности в оперативно-служебной деятельности ОВД;

— разработка предложений по совершенствованию деятельности ОВД;

— защита прав и законных интересов сотрудников ОВД и членов их семей;

— исключение злоупотреблений и ошибок в деятельности сотрудников ОВД;

— соблюдение международных договоров, стандартов, связанных с обеспечением прав личности.

Таковы общие задачи, которые стоят перед социальным контролем, за деятельностью ОВД.

Важной формой социального контроля, за деятельностью ОВД выступает общественное мнение. Оно изучается как независимыми социологическими центрами, так и непосредственно самим ведомством. Общественное мнение позволяет выявить, насколько население доверяет деятельности ОВД, включая конкретные службы. В процессе мониторинга общественного мнения выясняются также и недостатки, которые видит население в работе полиции.

В качестве субъектов социального контроля, за деятельностью ОВД могут выступать и различные общественные объединения, ассоциации, фонды, которые в той или иной мере связаны с деятельностью МВД. В настоящее время таких общественных формирований насчитывается десятки. Опыт их работы в полной мере еще не изучен. При этом важно избежать двух принципиальных ошибок — это вмешательство подобного рода объединений в собственно профессиональную деятельность ОВД (опасность и примеры подобного рода вмешательства имеются), а также политизация подобного рода общественных формирований.

Общим фактором успеха любых усилий в борьбе против провокации, будь то реформа программ, реорганизация системы управления либо реформа системы правоохранительных органов, является необходимость поддержки со стороны всего общества. Люди должны осознать всю серьезность проблем, связанных с предупреждением провокации взятки (коммерческого подкупа), а также увидеть, что можно сделать для борьбы с ней. И здесь важную роль призвано сыграть гражданское общество (в широком значении этого понятия). Религиозные деятели, ассоциации предпринимателей, профессиональные союзы и иные общественные организации в сотрудничестве с правительством и частным сектором должны помочь обществу осознать насколько велик вред, наносимый коррупцией.

Российское общество может и должно функционировать в условиях, в полной мере отвечающих принципам свободы и демократии. Процесс создания негосударственных организаций и других институтов гражданского общества должен быть простым, но при этом должны быть созданы эффективные препятствия для провокации со стороны, как должностных лиц, так и лиц, не обладающих указанным статусом.

В данной работе нельзя также не обратиться к проблеме правового воспитания граждан. Соответствующая проблема одна из наиболее сложных и важных при решении задач борьбы с провокацией взятки (коммерческим подкупом). Средствами идеологического воздействия, убеждения, воспитания и просвещения необходимо:

— сформировать у населения антикриминальный социальный оптимизм, веру в успех дела борьбы с такого рода преступлениями;

— снизить уровень страха перед произволом чиновников правоохранительных органов;

— опровергнуть укоренившиеся в сознании значительной части граждан представления о полной и окончательной утрате государственного и общественного контроля над указанными чиновниками.

Одновременно должны быть приняты радикальные меры по повышению правовой культуры общества, ограничению и постепенному преодолению правового нигилизма, восстановлению остроты оценок преступного в массовом сознании, пресечению распространения нравственно-правовой без нормативности и криминального эгоизма, взглядов о моральной допустимости и даже привлекательности (особенно в глазах молодежи) некоторых форм отклоняющегося и преступного поведения. В массовых информационных воздействиях необходимо полностью исключить, как несовместимое с ценностями и нормами цивилизованного общества, какое бы то ни было нивелирование различий между аморальным и моральным, преступным и непреступным.

Следует отметить, что эффективность предупреждения провокации взятки (подкупа) зависит, прежде всего, от качества (прочности) социально-правовой системы. Поэтому основные задачи, которые должны стоять перед субъектами предупреждения — это, во-первых, определить ингредиенты цементирующей основы отмеченной системы, во-вторых, вычленить, какую долю в исследуемой системе занимают преступные посягательства, и, наконец, в-третьих, какими средствами общество может оградить себя от реальной или потенциальной угрозы провокации взятки (подкупа).

Для предупреждения провокации взятки (подкупа) имеет существенное значение организация эффективного социального контроля. В качестве субъектов такого контроля могут быть как ведомственные службы, так вневедомственные структуры. Не менее важным субъектом социального контроля, за деятельностью ОВД являются различные общественные объединения, ассоциации, фонды, которые в той или иной мере связаны с деятельностью МВД, а также конкретные граждане.

Эффективность предупреждения провокации взятки (подкупа) зависит, прежде всего, от качества (прочности) социально-правовой системы. Поэтому основные задачи, которые должны стоять перед субъектами предупреждения, это: во-первых, определить ингредиенты цементирующей основы отмеченной системы, во-вторых, вычленить какую долю в исследуемой системе занимают преступные посягательства, и наконец, в-третьих, какими средствами общество может оградить себя от реальной или потенциальной угрозы провокации взятки (подкупа).

коммерческий подкуп провокация взятка

Заключение

На сегодняшний день уровень преступности в сфере провокации взятки либо коммерческого подкупа резко возрос. Подобное положение дел вызвано, прежде всего, тем, что наша страна, к сожалению, входит в число лидеров в отношении роста коррупции, и использование методов провокации зачастую продиктованы как меркантильными, так и карательными соображениями.

При действительно существующих сложностях и весьма незначительных результатах борьбы с коррупцией приобрели распространение случаи, когда с целью приукрашивания результатов своей работы правоохранительными органами нередко преднамеренно моделируют ситуации, при которых должностному лицу предлагается взятка с целью проверки последнего «на законопослушание». Цель борьбы с коррупцией заключается в выявлении действительных преступлений и субъектов преступлений, а не в создании новых преступлений. Случаи провокации взятки (коммерческого подкупа), очевидно, являются серьезнейшим искажением общественно значимых целей уголовной политики, так как провокация всякого преступления — то есть его искусственное вызывание в целях последующего изобличения — сама по себе является преступлением. Преступление, предусмотренное ст. 304 УК РФ, в отличие от сходных составов предполагает действия, направленные на активную подтасовку фактов и реконструкцию ситуации, способной создать видимость реального получения взятки либо совершения коммерческого подкупа. Кроме отмеченного, институализирующим элементом следует назвать объективную сторону состава, специфика которой заключается в моделировании возможных вариантов действий виновных по созданию условий видимости получения должностным лицом (или работником коммерческой организации) денег или иного имущества в качестве взятки (подкупа).

Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12. 12. 1993) (с учетом поправок, внесенных Законами Р Ф о поправках к Конституции Р Ф от 30. 12. 2008 N 6-ФКЗ, от 30. 12. 2008 N 7-ФКЗ) // СПС «Консультант плюс» Версия 4000. 00. 52.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13. 06. 1996 N 63-ФЗ (в ред. от 21. 10. 2013) // Собрание законодательства РФ, 17. 06. 1996, N 25, ст. 2954.

3. О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях: постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 09. 07. 2013 N 24 // Российская газета, N 154, 17. 07. 2013.

4. Долгова А. И. Криминологические проблемы изучения видов преступности и взаимосвязей между ними // Преступность, ее виды и проблемы борьбы с ней / М., 2011. 118 с.

5. Егорова Н. Провокация взятки либо коммерческого подкупа // Российская юстиция. 1997. N 8.

6. Есаков Г. А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю. В. Грачева, Г. А. Есаков, А. К. Князькина и др.; под ред. Г. А. Есакова. М.: Проспект, 2010. 480 с.

7. Котин В. П. Провокация взятки // Государство и право, 1996 г. № 2. С. 82−88.

8. Костырко В. Н. Социально-экономические меры предупреждения коррупции // Вестник государственной службы. М. 1993 г. № 3.

9. Мальцев В. В. Не провоцировать, а пресекать взяточничество // Законность. 2013. N 9. С. 33 — 35.

10. Панов А. Г. Что такое коррупция и как с ней бороться / под ред. А. Г. Панова, Б. В. Яцеленко. М.: Министерство юстиции Российской Федерации, 2010. 32 с.

11. Рарог А. И. Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А. И. Рарога. М., 2008. — 857 с.

12. Ревина В. П. Уголовное право России. Особенная часть: учебник / Д. И. Аминов, Л. И. Беляева, В. Б. Боровиков и др.; под ред. В. П. Ревина. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юстицинформ, 2009. 395 с.

13. Чучаев А. И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А. А. Ашин, А. П. Войтович, Б. В. Волженкин и др.; под ред. А. И. Чучаева. 2-е изд., испр., перераб. и доп. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2010. VIII, 1032 с.

14. Шмонин А. В., Семыкина О. И. Провокация преступлений со стороны правоохранительных органов: сравнительный анализ российского и зарубежного законодательства // Журнал российского права. 2013. N 7. С. 71 — 81.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой