Коммерческий подкуп

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по образованию РФ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Уральская государственная юридическая академия»

Регионально-заочный факультет

Кафедра уголовного права

Допустить к защите.

Зав. кафедрой Козаченко И. Я.

доктор юридических наук

«___» ___________ 2008 г.

КОММЕРЧЕСКИЙ ПОДКУП

Дипломная работа

студента группы В-05

Писцова Дмитрия Владимировича

Научный руководитель:

кандидат юридический наук,

доцент кафедры уголовного права

Калиина Оксана Михайловна

Екатеринбург, 2008 г.

Оглавление

Введение

Глава I. Уголовное законодательство России и зарубежных стран об ответственности за коммерческий подкуп.

1.1 Становление Российского законодательства об ответственности за коммерческий подкуп.

1.2. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп в зарубежном законодательстве. Использование зарубежного опыта

Глава II. Уголовно-правовая характеристика коммерческого подкупа

2.1. Характеристика объективных признаков коммерческого подкупа

2.1.1. Объект преступления

2.1.2. Отличие объекта преступления коммерческого подкупа от смежных составов.

2.1.3. Предмет преступления

2.1.4. Объективная сторона преступления. Особенности квалификации. Отличие от смежных составов

2.2. Анализ субъективных признаков коммерческого подкупа.

2.2.1. Субъект преступления

2.2.2. Субъективная сторона преступления.

2.3. Квалифицированные виды преступления коммерческого подкупа и основания освобождения за дачу коммерческого подкупа.

2.3.1. Квалифицированные составы

2.3.2. Освобождение от ответственности за преступление по ст. 204 УК РФ.

2.4. Проблемы, возникающие в правоприменительной практике при привлечении к ответственности по ст. 204 УК РФ.

2.4.1. Проблемы правоприменительной практики, причины и последствия при привлечении к ответственности по ст. 204 УК РФ.

2.4.2. Проблемы законодательного регламентирования уголовного преследования по заявлению коммерческой организации

Заключение

Литература

Приложения

Введение

Исторически коррупция и коррупционные преступления существовали еще в древности. Однако резкий всплеск этой преступности многие государства ощутили при строительстве цивилизованного капитализма и рынка: слишком высоки стали ставки в корыстном использовании служебного положения у различного ранга государственных служащих. Страны «классического» капитализма столкнулись с этим еще в ХIХ веке, соответственно ими приобретен и значительный опыт в борьбе с коррупционными преступлениями. Например, в Великобритании Закон о предотвращении коррупции (Тhe Рrеvention Of Corruption Act) был принят еще в 1889 г. (в дальнейшем он несколько раз изменялся и дополнялся). Так что понятие об этих преступлениях возникло не на пустом месте, ныне оно хорошо известно международному праву.

Исходя из этимологического содержания термина «коррупция» (от латинского corruptio), означающего «подкуп», в Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятом Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 34/169 от 17 декабря 1979 г., говорится: «Хотя понятие коррупции должно определяться в соответствии с национальным правом, следует понимать, что оно охватывает совершение или несовершение какого-либо действия при исполнении обязанностей или по причине этих обязанностей в результате требуемых или принятых подарков, обещаний или стимулов или их незаконное получение всякий раз, когда имеет место такое действие или бездействие» Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 34/169 от 17 декабря 1979 г. СПС Гарант-Максимум То есть указанный международно-правовой акт понимает под коррупцией подкуп, продажность должностных лиц и их служебное поведение, осуществляемое в связи с полученным или обещанным вознаграждением.

Этому вполне соответствует понимание коррупции в современной российской криминологии.

Следует отметить и то, что с 1999 г. понятие коррупционного преступления легализовано международным уголовным правом. Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию сформулировала составы целого ряда преступлений, проявляющихся в различных вариантах активного и пассивного подкупа должностных лиц и иных разновидностях корыстного злоупотребления служебным положением, рассматриваемых согласно Конвенции, как преступления коррупционные.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. существенным образом изменил сложившуюся к моменту его принятия систему общественно-опасных деяний, признаваемых преступлениями, в том числе тех из них, которые совершаются в сфере экономики. Одной из новелл действующего уголовного законодательства является наличие в нем самостоятельной главы 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях», включающей в себя норму об ответственности за коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ). Поскольку норма, предусматривающая уголовную ответственность за коммерческий подкуп, имеет как общие, так и отличительные черты с нормами, устанавливающими ответственность за получение и дачу взятки (ст. ст. 290, 291 УК РФ) возникает потребность в глубоком и всестороннем научном исследовании социальной сущности и юридической природы, сформулированных в статье 204 УК РФ запретов.

Кроме того, коммерческий подкуп зачастую сопряжен с совершением других преступлений, в частности, злоупотреблением полномочиями, подделкой документов, уклонением от уплаты налогов и т. п.

Выше названные составы размещены, тем не менее, в различных главах УК РФ, цель, очевидно, — дифференцировать ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы, службы в органах местного самоуправления (нормы главы 30 УК РФ) и за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (нормы главы 23 УК РФ). Специфика ответственности за последние преступления заключается, во-первых, в том, что наказания за них несколько снижены по сравнению с наказаниями за первые преступления. И, во-вторых, если деяние, предусмотренное статьями главы 23 УК РФ, причинило вред исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия (примечание 2 к ст. 201).

Законодатель оценил коммерческий подкуп как способ общественно опасного неправомерного вмешательства в управленческие процессы, в том числе по управлению собственностью, деятельностью организации, ее подразделений и сотрудников. Специфика общественной опасности коммерческого подкупа выражается в противоправном способе воздействия на управленческие процессы при принятии решений и осуществлении субъектом своих служебных полномочий.

Коммерческий подкуп справедливо относится криминологами к коррупционным преступлениям Волженкин Б. В. Коррупция: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе». СПб., 1998. С. 33; Он же. Коррупция как социальное явление//Чистые руки. М., 1999. N 1. С. 31; Ильин О. Динамика коррупции после введения нового Уголовного кодекса Российской Федерации//Чистые руки. М., 1999. N 1. С. 45.

В специальной литературе выделяется несколько причинных оснований для установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп. К ним относят:

а) содержание конкретных управленческих отношений, которые нуждаются в охране уголовно-правовыми средствами;

б) возможность появления новых общественных отношений в связи с реформированием отношений в сфере управления и регулирующих их законов;

в) социально-правовой статус лица, выполняющего управленческие функции, характер и содержание его полномочий;

г) особое психическое отношение субъекта к деянию и последствиям;

д) ущерб и иные негативные последствия Макаров С. Д. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп Иркутск ИЮП ГП РФ, 2001. С. 13.

Как уже отмечалось в уголовных делах, возбужденных по ст. 204 УК РФ, помимо данного преступления, обвиняемые часто привлекаются к уголовной ответственности и за другие преступления.

К числу важнейших факторов, определяющих объективную потребность общества в криминализации какого-либо деяния, можно отнести, прежде всего, общественную опасность деяния, степень его распространенности и невозможность успешной борьбы с ним не репрессивными мерами. Среди оснований криминализации коммерческого подкупа можно, по моему мнению, выделить следующие: большая общественная опасность и его распространенность. Общественная опасность подкупа заключается не только в причинении материального ущерба, но и в подрыве экономической безопасности страны. В условиях рыночной экономики даже один человек, обладающий правом распоряжения в какой-либо области частного сектора, способен причинить ущерб не только на огромные суммы денег, но и значительному числу законопослушных граждан.

А ведь коммерческий подкуп крайне сложно выявить — подобного рода деяния обладают высокой степенью латентности (по мнению ученых и практических работников, правоохранительные органы выявляют не более 2% реальной коррупции). К тому же, как отмечается в западной юридической литературе, руководители корпораций предпочитают в некоторых случаях не придавать огласке факты злоупотреблений со стороны своих сотрудников, чтобы не отпугнуть потенциальных инвесторов.

Сложность борьбы с коммерческим подкупом обуславливается не только объективными причинами, сопряженными с несовершенством самого уголовного закона, а также взаимной заинтересованностью лица, дающего подкуп и, соответственно, лица, получающего его, в сохранении в тайне своих действий, но и субъективными, выражающимися в неприменении или неправильном применении уголовного закона правоохранительными органами. Выявление и анализ причин неправильного применения уголовного законодательства относительно преступления коммерческого подкупа в рамках борьбы с преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях порождает, с одной стороны, необходимость детального исследования и толкования содержания уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, а с другой — выработку предложении по совершенствованию уголовно-правовых установлений, непосредственно относящихся к коммерческому подкупу. От этого зависит эффективность борьбы с ним.

Целью настоящего исследования является системная характеристика преступления коммерческого подкупа, а также выработка комплекса предложений правотворческого и правоприменительного характера по совершенствованию борьбы с данным негативным социальным явлением.

Для реализации поставленной цели решались следующие исследовательские задачи:

-определение социально-экономических предпосылок установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп;

-исторический анализ развития российского законодательства, предусматривающего ответственность за дачу и получение подкупа, а также анализ аналогичных норм зарубежного и международного уголовного законодательства для выявления позитивных аспектов, которые возможно использовать для совершенствования ныне действующего уголовного законодательства России;

-уголовно-правовая характеристика коммерческого подкупа

-системный анализ элементов составов преступлений, предусмотренных статьей 204 УК РФ;

-выявление проблемных ситуаций, возникающих при квалификации фактов дачи или получения коммерческого подкупа с последующей

-сравнение уголовно-правовых норм, предусматривавших уголовную ответственность за коммерческий подкуп, с уголовно-правовыми нормами об ответственности за дачу и получение взятки и иными сходными составами преступлений, в целях установления их разграничительных признаков и недостатков уголовно-правовой конструкции.

Объектом данного исследования выступает коммерческий подкуп как правовое-правовое понятие и проблемы уголовной ответственности за его совершение.

Предметом исследования выступают уголовно-правовые нормы, содержащиеся в Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года; нормативные предписания действующего гражданского законодательства; материалы уголовных дел по делам о коммерческом подкупе, взяточничестве и иных преступлениях; данные, характеризующие состояние, динамику и структуру преступления коммерческого подкупа.

Методологическую основу исследования составляют общефилософские методы познания действительности, обязывающие к объективным оценкам, учитывающим как статистику, так и динамику изучаемого явления.

Глава I. Уголовное законодательство России и зарубежных стран об ответственности за коммерческий подкуп

1.1 Становление Российского законодательства об ответственности за коммерческий подкуп

В нашей стране вот уже на протяжении более 20 лет (если брать за отправную точку начало «перестройки» — 1985 год) государство проводит политику разгосударствления экономической сферы, передачу большей части государственных предприятий в руки новых собственников -- акционеров, осуществляет поддержку создаваемых коммерческих и иных организаций, полностью являющихся частными. За обозначенный период огромную роль в экономике страны стали играть коммерческие предприятия, организации, банки, фирмы, индивидуальные предприниматели. Начало же этому процессу положил Закон СССР «О кооперации в СССР», принятый 26 мая 1988 года. Дальнейшее преобразование плановой экономики СССР в рыночную было продолжено Законом СССР «О собственности в СССР», принятым 06. 03. 1990 г., в котором закреплялось существование в СССР собственности в форме собственности советских граждан, коллективной и государственной собственности (ч.1 ст. 4 Закона). В ч. 1 ст. З Закона устанавливалось, что в собственности могут находиться земля, ее недра, воды, растительный и животный мир, здания, сооружения, оборудование, предметы материальной и духовной культуры, деньги, ценные бумаги и другое имущество. По сути это означало признание существования в СССР частной собственности, хотя само понятие в Законе не употреблялось. Развитие частной собственности было продолжено Законом РСФСР «О собственности», принятым 24. 12. 1990 г. и «О предприятиях и предпринимательской деятельности». В них признавалось существование частной собственности в виде собственности юридических лиц (гл. 2 Закона «О собственности»). Допускалась самостоятельная реализация предприятием своей продукции, работ, услуг, отходов производства по ценам и тарифам, устанавливаемым самостоятельно или на договорной основе (ст. 23 Закона «О предприятиях и предпринимательской деятельности»). Законом РСФСР от 03. 07. 1991 г. «О приватизации государственных и муниципальных предприятий», было положено начало активнейшему преобразованию государственной собственности в частную. К началу 1995 года 85% всех субъектов бывшего народного хозяйства было приватизировано. Существование и деятельность в стране предприятий негосударственной формы собственности было подкреплено принятием 09. 10. 1990 г. Закона СССР «Об общественных объединениях», запрещавшего вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность общественных объединений, кроме случаев, определенных законом (ч.З ст. 5 Закона). Эти же положения были закреплены в Законе Р Ф «Об общественных объединениях», принятом 14. 04. 1995 г. Все это означало реализацию в экономической области одного из важнейших постулатов демократического государства -установление принципа равенства всех форм собственности, всех субъектов хозяйствования. Но в условиях свободы экономических отношений возникла новая проблема — злоупотребление правами со стороны различных субъектов экономической деятельности. Причем эти злоупотребления приняли угрожающий для экономической безопасности страны характер.

Исходя из сказанного выше, государство в лице своих законодательных органов должно было принять решение о степени общественной опасности такого нового для него явления, как подкуп лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, необходимости или отсутствии таковой в его криминализации, и исходя из этого — о методах и средствах борьбы с ним.

Из приведенных выше статистических данных видно, что наблюдается тенденция постоянного возрастания выявленных фактов коммерческого подкупа. Соответственно возрастает и размер выявленного причиненного ущерба. Надо полагать, что до криминализации коммерческого подкупа число подобных фактов было никак не меньше. Указанные цифры не представляются, на первый взгляд, столь значительными, однако, учитывая тенденцию к увеличению числа выявленных фактов коммерческого подкупа, а также уже упоминавшуюся высокую латентность данного преступления, эти цифры представляются уже совсем в ином свете.

28 декабря 1999 г. под председательством В. М. Лебедева -Председателя Верховного Суда Р Ф состоялся Пленум Верховного Суда Р Ф, который обсудил вопрос «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

С докладом выступил первый заместитель Председателя Верховного Суда Р Ф В. И. Радченко.

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, подчеркнул В. И. Радченко, что преступность, в том числе организованная и профессиональная, проникает во властные структуры. Ряд работников государственных служб поражен коррупцией и ее наиболее опасным проявлением — взяточничеством. Однако по этой категории наиболее опасных преступлений особенно высока латентность, поэтому данные судебной статистики лишь в малой степени отражают действительное состояние дел и не дают полной картины масштабов взяточничества и коммерческого подкупа. Но даже эти данные свидетельствуют о необходимости решительного противодействия этим преступлениям Официальный сайт Верховного суда РФ www. vspf. ru.

Председатель Пермского областного суда И. Н. Былев подчеркнул, что вопрос, который вынесен на рассмотрение Пленума, очень важен для правильного направления судебной практики в субъектах Российской Федерации. Обсуждаемый проект постановления Пленума, сказал выступающий, дает ответы на многочисленные вопросы, возникающие при рассмотрении этих дел. В нем отражены такие значимые правовые понятия, как, в частности, субъект взяточничества, коммерческого подкупа. При этом не только указан перечень лиц, являющихся таковыми, но и разъяснено, кого из них относить к представителям власти, что включают в себя понятия «организационно-распорядительные» и «административно-хозяйственные» функции. Не менее важны разъяснения о том, какие организации являются коммерческими, а какие — некоммерческими. По этому вопросу у судей были разные точки зрения. Далее И. Н. Былев изложил замечания и предложения судей Пермской области по существу ряда разъяснений, содержащихся в обсуждаемом проекте постановления Пленума.

Выступивший с заключением заместитель Генерального прокурора Российской Федерации С. Г. Кехлеров в основном поддержал подготовленный к рассмотрению на Пленуме проект постановления, высказал замечания и предложения Генеральной прокуратуры РФ как редакционного характера, так и по существу некоторых пунктов этого документа.

Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф принято 10 февраля 2000 г.

Тем не менее, на мой взгляд, постановление не закрыло все вопросы возникающие при рассмотрении уголовных дел данной категории, а в ряде аспектов заключило в себе противоречие с действующим законодательством, об этом мною буде сказано ниже.

1.2 Уголовная ответственность за коммерческий подкуп в зарубежном законодательстве. Использование зарубежного опыта

По похожему пути установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп пошли некоторые страны ближнего зарубежья, охватив данный состав дачей необоснованного вознаграждения, и установления ответственности за принятие необоснованного вознаграждения.

Уголовный кодекс Республики Таджикистан в ст. 279 предусматривает ответственность за коммерческий подкуп, определив его как незаконную передачу вознаграждения (ч. 1 и 2), так и незаконное получение (ч. 3).

Специальных статей об ответственности за коммерческий подкуп в уголовном законодательстве развитых стран (ФРГ, Франция, Швейцария и т. д.) не содержится. Исключением может служить Уголовный кодекс Нидерландов, который предусматривает ответственность за коррупцию в частном секторе (ст. 328). В этом Кодексе дифференцирована ответственность коррупционеров и публичных служащих (ст. 362, 363), получающих дары и подарки. Ответственность несет и лицо, давшее взятку (ст. 1777) Курс уголовного права. Том 4. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г. Н. Борзенкова и доктора юридических наук, профессора В.С. Комиссарова) — М.: ИКД «Зерцало-М», 2002.

Несмотря на значительные трудности использования зарубежного правотворческого опыта (трудности, вызываемые серьезными различиями построения системы национального уголовного законодательства, законодательной техники и традиций в правотворческой сфере) для совершенствования российского уголовного законодательства, такая возможность не только существует, но она является необходимой. Можно выделить основные направления использования такого опыта.

Прежде всего, это имплементация норм Европейской конвенции об уголовной ответственности за коррупцию (Конвенция Совета Европы 1999 г.). Разумеется, что это должен быть не просто механический процесс, а кропотливая работа, учитывающая собственные (национальные) правотворческие традиции построения системы уголовного законодательства, в т. ч. и системы норм об уголовной ответственности за коррупционные преступления.

И все же перспективы реализации такой задачи представляются вполне оптимистическими. Представляется, что ее реализацию необходимо осуществить, исходя из специфики структуры российского УК, особенностей законодательной техники при конструировании норм о должностных преступлениях в частности, и норм Особенной части УК РФ вообще, более склоняющейся к абстрактному, а не казуистическому построению их диспозиции.

Вторым направлением (помимо имплементации норм европейской конвенции) является формулирование ряда специальных норм о коррупционных преступлениях по типу содержащихся в уголовном законодательстве некоторых европейских стран и США. Так, печальный опыт российской действительности в части неимоверной коррумпированности ее политической элиты делает настоятельно необходимым формулирование в УК РФ норм по типу предусмотренных федеральным законодательством США об уголовной ответственности государственных служащих, если те: принимают участие в том качестве в каких-либо делах, где они сами, их супруги или родственники являются доверительными собственниками либо партнерами; получают жалование или другие дополнительные выплаты за свои услуги из любого другого источника, кроме положенной им заработной платы и других законных доходов государственного служащего.

Настоятельно необходима в УК РФ и норма, подобная норме федерального законодательства США об ответственности за нарушения правил проведения избирательных кампаний (например, об ответственности кандидата на выборную должность, который для обеспечения своего избрания обещает использовать свое влияние или поддержать назначение какого-либо лица на публичную должность или получение тем работы в частной сфере).

Непростые зигзаги становления рыночной экономики в России свидетельствуют о высочайшей цене служебной тайны, которой располагают высокопоставленные чиновники и превращении ее в предмет торга и наживы. Лишь один пример с известным обвалом финансового рынка, происшедшего 17 августа 1998 г. С этого дня так называемые ГКО, выпущенные на миллиардные суммы, обесценились. Но, как это ни странно, потерпевшими-банкротами стали не все держатели этих «ценных» бумаг. Некоторые благополучно (и буквально накануне) сумели избавиться от них.

В связи с этим стоит приглядеться, например, к содержанию английского Закона о внутрибиржевых сделках, по которому предусмотрена ответственность за использование в личных целях сотрудниками биржи служебной информации, не доступной обычному держателю ценных бумаг, влияющей на формирование цен. По этому Закону отвечают и правительственные чиновники, осуществляющие через биржи мероприятия по приватизации государственного имущества, в случаях проведения ими лично или через посредников каких-либо сделок с ценными бумагами на это имущество в делах, по которым они располагают служебной информацией. Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах. /Отв. ред. Решетников Ф. М. -- М., 1994. С. 54−57.

Указанные предложения вовсе не исчерпывают возможностей использования законодательного опыта борьбы с коррупционными преступлениями, имеющегося в европейских странах и в США, для совершенствования российского уголовного законодательства. Однако в этих странах имеется весьма серьезный, выстраданный десятилетиями борьбы с коррупционными преступлениями опыт. Россия же всерьез столкнулась с беззастенчивой и всепроникающей коррупцией сравнительно недавно, с началом рыночных реформ в экономике. Так что, использование такого опыта представляется крайне необходимым.

Глава II. Уголовно-правовая характеристика коммерческого подкупа

2.1 Характеристика объективных признаков коммерческого подкупа

С учетом новизны главы УК РФ о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях, характеристика признаков их составов представляет несомненный интерес. В данной работе обращается внимание на спорные моменты их законодательной регламентации.

2.1. 1 Объект преступления

В 204 статье УК РФ предусмотрены два состава преступления — незаконная передача (ч. 1, 2 ст. 204) и незаконное получение предмета коммерческого подкупа (ч. 3, 4 ст. 204).

Уголовным кодексом родовой объект отнесен к преступлениям в сфере экономики, а по видовому признаку к преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Соответственно непосредственным объектом коммерческого подкупа (любой его разновидности) является нормальная, регламентируемая законодательством, деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Относительно понятия «непосредственный объект коммерческого подкупа» на заре введения новой редакции уголовного кодекса в литературе высказано немало суждений. Например, одни авторы определяли объект как злоупотребление полномочиями Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А. И. Рарога. М., 1997. С. 214−215, другие называли объектом интересы службы Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. М., 1998. С. 386, третьи выделяли основной непосредственный объект с несколькими разновидностями общественных отношений и дополнительный непосредственный объект также с несколькими разновидностями Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Л. Д. Гаухмана, С. В. Максимова. М., 1999. С. 580

Так отмечалось, что коммерческий подкуп имеет дополнительный объект: это — права и законные интересы граждан либо охраняемые законом интересы общества и государства, а также имущественные и иные правомерные интересы организации Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. Б. В. Здравомыслова. М., 1996. С. 236. Однако, эти интересы выступают, на мой взгляд, в виде факультативного, а не дополнительного объекта, поскольку все указанные интересы при коммерческом подкупе, безусловно, страдают, но они конструктивно находятся за составом преступления. Права и законные интересы граждан могут выступать дополнительным объектом коммерческого подкупа в случаях, если он сопряжен с вымогательством, т. е. когда лицо подверглось такому воздействию.

Определяя непосредственный объект рассматриваемого преступления, необходимо уяснить признаки состава этого преступления. Из ст. 204 УК вытекает, что управленческая деятельность коммерческой и иной организации:

а) является элементом коммерческого подкупа;

б) осуществляется специально уполномоченными лицами этой организации;

в) направлена на удовлетворение охраняемых законом прав и интересов организации;

г) осуществляется в рамках, установленных законодательством и иными нормативными актами.

С учетом этих признаков, как уже было сказано выше, непосредственным объектом преступления выступает нормальная деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций, складывающиеся в сфере осуществления законной деятельности (службы) лицами, выполняющими управленческие функции.

2.1. 2 Отличие объекта преступления коммерческого подкупа от смежных составов

Коммерческий подкуп имеет некоторые общие признаки со смежными преступлениями: получением взятки (ст. 290 УК); дачей взятки (ст. 291 УК); подкупом участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК), провокацией взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК).

Основное отличие между коммерческим подкупом и взяточничеством (ст. 290 и 291 УК) проходит по объекту. Объектом должностных преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную и правильную работу государственного аппарата, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений. Объектом же коммерческого подкупа, как уже отмечалось выше, следует считать нормальную, т. е. соответствующую целям, задачам и принципам, реализацию прав и обязанностей лица, осуществляющего управленческие функции в коммерческой и иной организации. Расположение данных составов преступлений в различных главах Уголовного кодекса также свидетельствует о наличии в этих составах различных объектов.

По этим же признакам различаются между собой коммерческий подкуп (ст. 204 УК) и подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК). Так, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 184 УК, являются охраняемая законом нормальная деятельность организаций, связанная с проведением профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, а также интересы участников и зрителей этих соревнований и конкурсов Уголовное право России. Особенная часть. В двух томах. (под ред. Г. Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова): «Зерцало» М., 2005 С. 307. Объект уголовно-правовой охраны коммерческого подкупа указан выше.

2.1. 3 Предмет преступления

Предмет коммерческого подкупа — деньги, ценные бумаги, иное имущество или услуги имущественного характера.

Деньги могут быть представлены в виде российской или иностранной валюты (ст. 140 ГК РФ). Такая валюта должна находиться в обращении и использоваться в качестве платежного средства.

Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности (ст. 142 ГК РФ). Виды ценных бумаг перечислены в ст. 143 ГК РФ. К ним, в частности, относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек и др.

Иное имущество — это имущество, за исключением уже названных денег и ценных бумаг. К числу такового относятся, в частности, автомобили, квартиры, ювелирные изделия и т. д.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» Здесь и далее Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (с изменениями от 6 февраля 2007 г.) СПС Гарант-Максимум разъясняется, что услуги имущественного характера — это услуги, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т. д.). Такие услуги должны получить в приговоре денежную оценку. Это важно для квалификации, поскольку не исключена возможность признания совершенного деяния малозначительным (ч. 2 ст. 14 УК) вследствие незначительной стоимости предмета подкупа.

Пленум Верховного Суда Р Ф обоснованно, на мой взгляд, признает предметом взятки или коммерческого подкупа только имущество, выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате. Но открыт вопрос о том, какие именно выгоды и услуги могут рассматриваться как подкуп: только урегулированные законодательством (допустим, упоминаемый в постановлении ремонт квартиры) либо, наряду с ними, носящие нелегальный характер — в частности, сексуальные услуги Государство и право. 2000. N 4. С. 22. А могут ли быть наркотики предметом коммерческого подкупа?! Думается да.

Здесь законодатель изложил свою позицию не достаточно внятно, а пленум, урегулировав часть возникающих вопросов, создал новые. Так пленум сформулировал понятие — услуги имущественного характера, как оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате. Глубоко убежден, что эта формулировка не может раскрывать понятия услуг имущественного характера, так множество услуг, оказываемых безвозмездно, по общему правилу не подлежат оплате, но безусловно, носят имущественный характер (медицинские услуги, социальные и т. п.).

Обобщая все вышеизложенное, я считаю, названное имущество и услуги должны иметь материальную ценность, именно материальную, т. е. в деньгах, и от этого имущества и (или) услуг лицо, которое их получило может извлечь реальную выгоду. Я хочу сказать, что не может быть предметом подкупа очень дорогая сердцу подкупающего вещь, не имеющая материальной оценки и ничего не стоящая для получателя подкупа.

По моему мнению, предметом коммерческого подкупа с учетом всего вышесказанного являются: имущество (в т. ч. деньги ценные бумаги) и услуги, которые могут быть материально оценены.

2.1. 4 Объективная сторона преступления. Особенности квалификации. Отличие от смежных составов

Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 1, 2 ст. 204 УК РФ, состоит из действий в виде передачи лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, предмета коммерческого подкупа, а равно оказания ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 3 ст. 204 УК РФ, выражается в виде действий, а именно: получения предмета коммерческого подкупа или пользования услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

При этом следует учитывать, что объективная сторона может быть выполнена, только в случае незаконного получения или незаконной передачи предмета коммерческого подкупа.

При этом, незаконное получение вознаграждения должно быть обусловлено совершением в интересах дающего какого-либо действия (бездействия), например, предоставление льготного или беспроцентного кредита, зачисление на банковский счет денежных средств, приобретенных преступным путем, и т. д. Многие юристы считают, что не имеет значения, законны или нет данные действия по своей сути Курс уголовного права. Том 4. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г. Н. Борзенкова и доктора юридических наук, профессора В.С. Комиссарова) — М.: ИКД «Зерцало-М», 2002 СПС Гарант — максимум. Важно, чтобы совершенные лицом, выполняющим управленческие функции, за вознаграждение действия (бездействие) были связаны с занимаемым им служебным положением и использованием последнего. Считаю такую позицию не верной по той причине, что совершение незаконных действий за вознаграждение может и должно образовывать самостоятельный состав преступления, охватываемый совершенно другими статьями. По этой причине в литературе высказывается мнение о том, что деяние, совершаемое лицом, выполняющим управленческие функции, в интересах дающего, может по сути своей быть как преступным, так и непреступным, например, неправомерным (выдан льготный кредит организации, которая не имела на это преимущественного права перед другими организациями; товар продан по более низкой цене, чем сложилась на рынке или была предложена другим покупателям, и т. д.) Уголовное право. Особенная часть/Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой, Г. П. Новоселова М., Издательство Норма 2000. С. 362. Считаю данную позицию наиболее заслуживающей внимания. Следует лишь дополнить, что если деяние преступно, то действия лица должны, помимо ч. 3 ст. 204 УК, дополнительно квалифицироваться по соответствующей статье Особенной части Кодекса. Если же деяние неправомерно, но не преступно, то действия виновного полностью охватываются ч. 3 ст. 204 УК и дополнительной квалификации не требуют. При этом в первом и втором случаях, необходимо учитывать, что если действие или бездействие выходит за рамки полномочий лица, квалификация по данной статье невозможна, т. к. не имеется специального субъекта, поскольку для характеристики объективной стороны анализируемого состава преступления важное значение имеет, что деяния, совершенные лицом, получившим предмет подкупа, возможны только в связи с занимаемым им служебным положением.

И передача, и получение вознаграждения должны быть незаконными, об этом прямо говорит законодатель. Незаконность вознаграждения может быть обусловлена различными обстоятельствами. Изучение судебной практики позволяет выделить несколько возможных вариантов, при наличии которых передача/получение вознаграждения признаются не соответствующими закону.

В теории уголовного права встречается позиция, когда при исследовании вопроса об объективной стороне коммерческого подкупа подменяют деяние как признак объективной стороны рассматриваемого преступления понятиями и терминами других отраслей права. Так в самом начале криминализации данного деяния, С. А. Гордейчик предлагал рассматривать незаконное получение вознаграждения при коммерческом подкупе как нарушение требований нормативных актов, регулирующих трудовые правоотношения Гордейчик С. А. Преступления управленческого персонала коммерческих и иных организаций в сфере экономической деятельности. Автореф. канд. дисс. Волгоград, 1997. С. 96. Он рассматривал коммерческий подкуп «в качестве сделки, сущность которой заключается в том, что лицо передает лицу, наделенному управленческими функциями, вознаграждение за совершение (несовершение) служебных действий» Горелик А. С., Шишко И. В., Хлупина Г. И. Преступление в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. С. 193.

Указанное высказывание нельзя поддержать. Прежде всего, коммерческий подкуп является противоправным (в законе указано «незаконная передача») как по форме, так и по содержанию. Он не порождает каких-либо юридически значимых действий и правовых последствий для сторон. Поэтому нормы гражданского права, так же как и трудового, в данном случае не могут применяться. Кроме того, между нормами уголовного и других отраслей права в данном случае не происходит содержательной связи. Основным признаком объективной стороны этого состава преступления является незаконная передача вознаграждения лицу, выполняющему управленческие функции. Значительное количество юристов под незаконной передачей понимает действия, прямо запрещенные законом, нормативно-правовыми актами либо учредительными документами, т. е. действия на которые установлен каким либо нормативным документом запрет. Нельзя сказать, что эта позиция лишена смысла, однако, при таком положении можно говорить о том, что всякое получение лицом, указанным в ст. 204 КУ РФ денег, ценных бумаг, прямо не разрешенное (но не запрещенное) законом или иными нормативными актами, в т. ч. актами организации, также является коммерческим подкупом. Полагаю, обе эти позиции не бесспорны. Думается, что законодатель имел ввиду — под незаконным получением / передачей предмета коммерческого подкупа именно действие — прямо запрещенное законом или ему противоречащее. Однако, если проводить аналогию со ст. 290 УК РФ, где Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» для государственных служащих установлен запрет получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, то в отношении лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих организациях никаких запретов не содержится.

Рассмотрим такой пример. А. работает руководителем группы продаж в неком ООО. Имея право самостоятельно распределять торговое оборудование между клиентами ООО, он извлек имущественную выгоду за предоставление частным предпринимателям во временное безвозмездное пользование торгового оборудования, поскольку желающих получить оборудование в аренду бесплатно много, а оборудования мало. Так, за передачу во временное безвозмездное пользование некого оборудования, принадлежащего ООО, частному предпринимателю Б. он получил от последнего деньги в некоторой сумме, при этом, допустим, совершил несколько таких эпизодов, и передавал оборудование в дальнейшем, только указанным образом. Наличие всех признаков коммерческого подкупа налицо. Однако представим себе ситуацию, что в его трудовом договоре указано, что сотрудник А. имеет на это право, и работодатель не возражает. Что в данном случае происходит?! Безусловно, интересы ООО не страдают, а страдают интересы предпринимателя Б. Можем ли мы квалифицировать в данном случае, как коммерческий подкуп содеянное, возникает вопрос. А вопрос возникает, на мой взгляд, по причине того, что уголовный закон неполноценно сформулировал положения 204 статьи. Из её содержания сложно почерпнуть, что является незаконной передачей предмета коммерческого подкупа. Кроме того, анализируя данный аспект, мы приходим к выводу, что законная передача предмета коммерческого подкупа, при полном наличии всех остальных признаков — не является уголовно-наказуемым деянием.

Следует обратить внимание на то, что в юридической литературе при характеристике коммерческого подкупа обращается внимание на то, что в ст. 204 УК говорится именно о подкупе. «Это значит, что получателя подкупают, т. е. передают или хотя бы обещают вознаграждение до совершения соответствующих служебных действий. Следовательно, последующая (после совершения действий) и заранее не оговоренная передача вознаграждения подкупом вообще не считается» Горелик А. С. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп//Юридический мир. 1999 (январь — февраль). С. 17. В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» отмечается: «Суду следует указать в приговоре, за выполнение каких конкретных действий (бездействия)… лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получило взятку или предмет… коммерческого подкупа от заинтересованного лица. Время их передачи (до или после совершения действия (бездействия) в интересах дающего) на квалификацию содеянного не влияет». Отсюда однозначно следует вывод о том, что при коммерческом подкупе договоренность о передаче соответствующего предмета заключается до выполнения ответных действий в интересах дающего. При этом передача получение должно обязательно состояться, отсутствие передачи получения влечет отсутствие состава преступления. В толковом словаре русского языка говорится, что подкупать означает задаривать, ослеплять мздою, привлекать на свою сторону подарками, деньгами и т. п. Даль В. И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М.: Эксмо, 2002. С. 490. В этом же пункте постановления указывается: «Если имущественные выгоды в виде денег, иных ценностей, оказания материальных услуг предоставлены родным и близким должностного лица с его согласия либо если он не возражал против этого и использовал свои служебные полномочия в пользу взяткодателя, действия должностного лица следует квалифицировать как получение взятки». С одной стороны, приведенное разъяснение касается состава получения взятки. С другой стороны, возникает вопрос, можно ли это толкование распространить на состав коммерческого подкупа. Подавляющее большинство юристов считают, что такой вывод вполне правомерен, несмотря на ограничительный характер отмеченного выше разъяснения.

Составы преступлений, предусмотренных в ст. 204 УК РФ, являются формальными. В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указывается: «Дача… незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, а равно его получение… лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. В случаях, когда… лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять… предмет коммерческого подкупа… лицо, передающее предмет… подкупа, несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное… соответствующей частью статьи 204 УК РФ. Если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет… подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение, либо дачу… незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе. Не может быть квалифицировано как покушение на… коммерческий подкуп высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало».

При этом следует учитывать, что для признания коммерческого подкупа оконченным преступлением не требуется, чтобы служащий, принявший вознаграждение, совершил какое-либо ответное действие с использованием своего служебного положения в пользу дающего, поскольку эти действия не входят в объективную сторону рассматриваемого состава преступления и находятся за его пределами. Вместе с тем коммерческий подкуп может состоять и в незаконном оказании услуг имущественного характера или пользовании ими. В этом случае преступления признаются оконченными с моментов соответственно начала оказания услуг имущественного характера или пользования ими. Основными отличиями по объективной стороне преступлений, предусмотренных ст. 290,291 УК РФ состоит в том, что в ст. 204 УК речь идет о подкупе, т. е. когда предмет подкупа передается до совершения соответствующих действий в интересах дающего. Взятка же может быть передана как до, так и после совершения действий по службе без предварительной договоренности об этом (взятка-подкуп, взятка-вознаграждение). Объективная сторона данного преступления является самым сложным элементом состава анализируемого деяния, т. к. не содержит исчерпывающего указания на понятие незаконности получения — передачи. В этой связи конкретный следователь или конкретный судья имеет возможность признать получение — передачу законной или нет, поскольку в частности им не может быть знакома практика делового оборота, которую необходимо расценивать как действительно практику или подкуп. Отсутствие четкого критерия незаконности передачи — получения предмета подкупа ставит под сомнение вообще целесообразность существования данной уголовной нормы в законе.

Т. к. когда понятие носит оценочный характер нельзя говорить о беспристрастности принимаемого решения.

Делая вывод по данному аспекту считаю, что объективная сторона заключается в незаконной передаче — получении предмета коммерческого подкупа, незаконность которой, прямо установлена законом, либо прямо запрещена законом или иным нормативным актом, в т. ч. актом организации.

2. 2 Анализ субъективных признаков коммерческого подкупа

2.2.1 Субъект преступления

Следует отметить и то обстоятельство, что диспозиция ст. 204 не раскрывает полномочий лица, выполняющего управленческие функции, т.к. это изложено в диспозиции ст. 290 УК РФ. В связи с этим на стадии сбора материала и возбуждения уголовных дел неправильно дается юридическая оценка действий лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих организациях и получающих материальное вознаграждение за те или иные действия, не связанные с закрепленными за ними полномочиями.

Субъекты коммерческого подкупа различаются в зависимости от того, о каком из составов преступлений, предусмотренных в ст. 204 УК РФ, идет речь. Субъект передачи коммерческого подкупа (ч. 1, 2 ст. 204 УК) — общий, им является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъект получения предмета коммерческого подкупа (ч. 3, 4 ст. 204 УК) — специальный, т. е. лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации.

В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» разъясняется, что лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации дать взятку должностному лицу, несет ответственность по соответствующей части ст. 291 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, — как соучастник дачи взятки. Здесь же отмечается, что лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации передать лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, деньги, ценные бумаги, иное имущество, несет ответственность по ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, — как соучастник коммерческого подкупа.

На мой взгляд, сфера действия постановления Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» несколько выходит за пределы, очерченные в его наименовании. Уяснение особенностей субъекта преступления — должностного лица имеет значение не только для констатации состава получения взятки, но и для квалификации всех должностных преступлений — как предусмотренных главой 30 УК, так и иных (понятие лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, также важно не только для квалификации коммерческого подкупа).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой