Кадровые вопросы в деятельности партийно-политических групп в первой Московской Городской Думе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кадровые вопросы в деятельности партийно-политических групп в первой Московской Городской Думе

Голосование гласных МГД по кадровым вопросам было своего рода «лакмусовой бумажкой» для идентификации их партийной принадлежности.

Согласно Городовому положению 1892 г. гласные МГД избирали Городского Голову, Товарища Городского Головы, членов Управы и Секретаря МГД, Председательствующего и его заместителя в МГД при решении дел и вопросов, перечисленных в ст. 120 Городового положения, члена Московского губернского по земским и городским делам присутствия и Особого по городским делам присутствия и его заместителя, членов думских подготовительных комиссий, выбиравших председателя комиссии. Наиболее важными комиссиями в МГД были: Финансовая (далее ФК МГД), дававшая заключения по вопросам предусматривающим финансовые расходы, и Ревизионная (далее РК МГД), контролирующая исполнение городской сметы.

Москва была уездом в Московской губернии, и МГД избирала 14 губернских гласных в Московское губернское земское собрание из общего количества в 61 гласный (Не считая лиц, входящих в земское собрание по должности). Быть губернским гласным и отстаивать интересы города в губернском собрании было почетно.

Выборы на все эти должности проходили после избрания новых гласных МГД, за исключением выборов Товарища Городского Головы и половины состава Городской Управы. Стандартная процедура выборов в МГД была следующей: на первом заседании гласные записками выдвигали кандидатов. Управа рассылала этим кандидатам письмо с вопросом о готовности баллотироваться. В случае, если кандидат высказывал согласие баллотироваться, его ящик выставлялся на голосование. Как правило, кандидаты, не получившие весомой поддержки при выдвижении, отказывались от участия в выборах. На самих выборах голосование осуществлялось шарами. Избирательный ящик был разделен на две стороны: белую (правая сторона ящика) и черную (левая сторона ящика). Шары, обнаруженные в белой части, были «за», а в черной «против». Необходимо было получить больше «белых», чем «черных» шаров.

Заседание МГД считалось правомочным, если на нем присутствовало больше половины от списочного состава гласных. С явкой гласных часто были сложности, и заседания Думы вместо положенных 18. 00 начинались позже. Решения Думы принимались большинством голосов при наличии кворума.

Городской Голова председательствовал на заседаниях МГД, за исключением вопросов, указанных в ст. 120 Городового положения, это вопросы о деятельности должностных лиц городского управления, доклад РК МГД, назначение содержания по должности. В его отсутствие заседание вел Товарищ Городского Головы.

Выборы каждого должностного лица имели свою процедуру и традиции. Городской Голова избирался из гласных Думы. Дума могла выбрать двух кандидатов, затем министр внутренних дел представлял одного из них царю на утверждение в должности. Товарищ Городского Головы и член Городской Управы могли быть избраны необязательно из числа гласных МГД, но они должны были иметь избирательный ценз.

Городская Управа была исполнительно-распорядительным органом МГД. В ее состав входили: Городской Голова, Товарищ Городского Головы и 10 членов Управы (с 1911 г. — 12). Члены Городской Управы имели право голоса на заседаниях МГД.

Формирование политических групп в МГД в конце 1904 г. -начале 1905 г. оказало влияние на выборы на думские должности. Результат выборов Городского Головы в январе 1905 г. был предопределен ролью кн.В. М. Голицына в принятии заявления МГД от 30 ноября 1904 г. Робкие попытками Администрации города привлечь его к ответственности только добавили ему популярности в среде гласных. Даже бывшие лидеры антиголицынской оппозиции А. С. Вишняков, Н. И. Гучков и Н. Н. Щепкин, ранее сами метившие в Городские Головы, решили его поддержать1. В результате кн.В. М. Голицын был избран Городским Головой на новый срок почти единогласно («за"-111 «против"-10).

При выборах на другие думские должности, как писал Н. П. Вишняков, либеральные гласные, образовавшие совет десяти, решил забаллотировать при избрании на думские должности гласных «за их политические убеждения, именно за то, что они не собла-готворили подписать постановление Думы 30 N… Таким образом исчезли имена таких людей как Герье, фон Венрих, Серг. Ив. Печкин и А.П. Максимов». В результате на важные думские должности были избраны в основном либеральные гласные. Председательствующим в собраниях Думы был избран С. А. Муромцев, его заместителем — Н. М. Перепелкин, членом Губернского по городским делам присутствия и Особого по городским делам присутствия -Н.И. Гучков, его заместителем — Н. М. Перепелкин, Секретарем МГД -Н.И. Астров, Уполномоченным МГД по наблюдению за делами Городского Кредитного Общества А. С. Вишняков, земскими гласными: В. А. Абрикосов, А. Е. Арманд, В. А. Бахрушин, А. И. Геннерт, М. Я. Герценштейн, А.И. и Н. И. Гучковы, М. Г. Комиссаров, С. Н. Мамонтов, А. А. Мануйлов, С. Т. Морозов С.А. Муромцев, П. П. Щапов и Н. Н. Щепкин, а кандидатами в гласные: Н. А. Осетров, В. В. Пржевальский П.А. Столповский и граф С. Л. Толстой.

Председателями ведущих думских комиссий стали также представители либерального большинства: ФК МГД М. Я. Герценштейн, Организационной — С. А. Муромцев, Железнодорожной — Н. Н. Щепкин, РК МГД — В. В. Пржевальский, О пользах и нуждах общественных — А. С. Вишняков. Представители оппозиции были забаллотированы: В. И. Герье в земские гласные и комиссию о пользах и нуждах общественных, в которой он долгие годы председательствовал, А. П. Максимов — в земские гласные. МГД создала комиссию по общим вопросам городского устройства, и в ее состав были избраны только гласные, близкие к либеральному большинству: А. С. Вишняков, Н. М. Перепелкин, А. И. Геннерт, А. С. Алексеев, Н. И. Гучков, С. А. Муромцев, А. А. Мануйлов, М. Я. Герценштейн, М. В. Челноков, Н. Н. Щепкин, С. Н. Мамонтов М.С. Зернов, В. В. Пржевальский, С. Т. Морозов, Н. П. Шубинский и С. В. Пучков. Председателем комиссии был избран Н. Н. Щепкин.

Во время октябрьских событий в МГД возник организационный кризис. Заседание МГД 15 октября 1905 г. началось с растерянной речи кн. В. М. Голицына, заявившего, что «почва из-под ног уходит… дальнейшее развитие событий представляется в самом грозном свете», а затем сославшись на болезнь, он передает председательство на собрании. 3 На заседании 17 октября 1905 г. было зачитано заявление об отставке кн. В. М. Голицына. Н. И. Астров писал, что на кн. В. М. Голицына очень сильно повлияло объяснение с забастовщиками в здании Думы, в ходе которого его освистали и кричали «вдогонку… угрозы и ругательства». Бюро корпорации городских рабочих потребовало отставки консервативно настроенного Товарища Городского Головы И. А. Лебедева и «для принуждения его оставить городскую службу» объявило ему бойкот. Он заключался в том, чтобы «отданные им единолично словесные или письменные распоряжения не выполнять, за справками ни по какому делу не обращаться, на полученные к нему приглашения не идти»5. Как писал Н. И. Астров, в действиях И. А. Лебедева как администратора «было нечто деревянное, сухое и формальное», и это было причиной его непопулярности в Управе. В тот день, когда был инцидент с кн. В. М. Голицыным, забастовщики набросились и на И. А. Лебедева, которому, по словам Н. И. Астрова, «было нанесено оскорбление действием», и он написал заявление об отставке.

Во главе Управы стал Д. Д. Дувакин, но он долго не выдержал и с ним случился сердечный приступ. На заседании МГД 16 октября 1905 г. для заведования текущими делами в помощь Управе была избрана Исполнительная Комиссия в составе: М. Я. Герценштейн, А. И. Гучков, Н. М. Кишкин, М. В. Челноков и Н. Н. Щепкин. Как писал Н. И. Астров: «В эти тяжелые для Управы дни очень небольшая группа гласных не покидала Думы. Щепкин, братья Гучковы, М. Я. Герценштейн, были постоянными участниками в обсуждении всех вопросов, возникавших из хаоса разрушавшейся жизни». 7

На заседаниях МГД 25 октября и 1 ноября 1905 г. обсуждалось заявление городских рабочих об удалении Товарища Городского Головы И. А. Лебедева. Большинство предлагало оставить это обращениє без рассмотрения. А. С. Шмаков заявил, что необходимо подумать над вопросом, «следует ли ограничиться увольнением всех лиц, которые подписали заявление или привлечь их к уголовной ответственности». Дума приняла предложения Н. И. Гучкова о необходимости выразить полное доверие И. А. Лебедеву. Н. И. Гучков назвал заявление рабочих «посягательством на самостоятельность МГД, основанным на произволе» и сравнил его с действиями В. К. Плеве по неутверждению Д. Н. Шипова Председателем Московской губернской земской Управы и, сорвав аплодисменты, заявил: «Я отдаю предпочтение посягательству В. К. Плеве, потому что оно не вело к анархии». 9 Дума выразила «глубокую благодарность МГД за многолетнюю, усердную и самоотверженную деятельность его и преданность городскому делу»1. Но И. А. Лебедев отказался забрать заявление об отставке.

С конца октября 1905 г. в Думе обсуждалась кандидатура преемника кн. В. М. Голицына. К этому времени ранее господствовавшая в МГД либеральная группа гласных раскололась на сторонников кадетов и А. И. Гучкова, позже октябристов. «Русское Слово» писало: «По общему признанию, наибольшими шансами на этот пост обладал бы А. И. Гучков, как человек, несомненно, широких прогрессивных взглядов и вполне твердым характером; на его кандидатуре могли бы охотно помириться самые крайние элементы нашей Думы. Н. И. Гучков — деятель безусловно крупный в Москве и пользующийся большим уважением во всех группах московской думы. Если говорить о двух кандидатурах о С. А. Муромцеве и Н. П. Шубинском, то против них все правые нашей Думы». 11 Газета «Слово» называла преемником кн. Голицына «Комиссарова, Муромцева или Алексан-дра Гучкова». А. И. Гучков имел все шансы избраться Городским Головой, но его больше интересовала политическая деятельность. В конце октября 1905 г. А. И. Гучков участвует в переговорах с Председателем Совета Министров С. Ю. Витте о формировании правительства, ему предлагается пост министра торговли. В конце октября 1905 г. А. И. Гучков уступает эту должность Н. И. Гучкову.

Для либеральных гласных кандидатуры и А. И. Гучкова и его брата были нежелательны, политические расхождения между ними все более усиливались и они видели в них, особенно в А. И. Гучкове, «опасного политического противника». К кандидатуре А. И. Гучкова отрицательное отношение высказали и городские служащие. На собрании 13 ноября 1905 г. была принята резолюция: «Городские служащие протестуют против кандидатуры А. И. Гучкова, так как она не отвечает тем демократическим задачам, которые выдвигаются перед Городским Самоуправлением современной жизнью и великим освободительным движением». 14

На совещании либеральных гласных 2 ноября 1905 г. кандидатуры С. А. Муромцева и Н. Н. Щепкина рассматривались на должность Городского Головы, а М. Я. Герценштейна в Товарищи Городского Головы. Н. И. Астров писал: «Подсчет голосов не оставлял сомнения в том, что нам, прогрессивной группе, оказавшейся в меньшинстве, не удастся провести своего кандидата. К тому же естественный наш кандидат, Муромцев, говорил, что он предполагает баллотироваться в Государственную Думу». 16

Для обсуждения кандидатов в Городские Головы было созвано несколько частных совещаний гласных. На совещании 4 ноября 1905 г. была проведена баллотировка кандидатов на эту должность. За А. И. Гучкова было подано 42 записки, Н. И. Гучкова — 17, С. А. Муромцева — 11, Н. Н. Щепкина — 2 и М. Я. Герценштейн — 2. Комментируя низкий результат Н. Н. Щепкина Н.П. Вишняков писал: «На том и умерло имя этого недостойного клоуна. Я очень сожалею, что вынужден квалифицировать этого очень умного, очень знающего и очень способного человека, но вызывающего и необыкновенную антипатию, своим вилянием перед толпой. «

На совещании 17 ноября Н. И. Гучков выступил с речью о своем видении работы МГД, в которой он выступил за деполитизацию работы Думы, сказав, что он не отрицает необходимость реагировать Думе на значимые общественные события, но в то же время «Дума никогда не должна забывать, что она является одним из органов государственного управления, что Думе по закону отведено совершенно определенное место — ведать местные пользы и нужды». 18 На этом собрании кандидаты вновь были подвергнуты баллотировке: Н. И. Гучков получил 80 записок, Н. Н. Щепкин — 19, С. А. Муромцев -5 и М. Я. Герценштейн — 2. На этом совещании Н. И. Гучков, а также Д. Д. Дувакин, А. И. Геннерт и В. С. Барщев были избраны в состав депутации к Председателю Совета Министров С. Ю. Витте. Таким образом в состав депутации не был избран ни один представитель либеральных гласных, но был избран их давний оппонент В. С. Баршев.

На собрании МГД 19 ноября 1905 г., которое началось с обсуждения севастопольских событий, Н. И. Гучков был избран Городским Головой («за» — 103 «против» — 21). С. В. Бахрушин писал, что «политическая физиономия» Н. И. Гучкова сложилась «под влиянием двух действовавших в нем чувств — преклонение перед братом и страха перед революцией. Оба чувства сливались в нем неразрывно он верил, что спасти Россию от революции мог только его гениальный брат и вместе с тем, борьба с революцией была для него одной из форм служения заветам того-же брата». 1

Октябристы и правые с зимы 1906 г. начали усиливать свои позиции в Думе. В январе 1906 г. А. С. Шмаков при их поддержке избирается в Комиссию по общим вопросам городского устройства, контролируемую прогрессистами. После этого М. С. Зернов, Н. Н. Щепкин, М. Я. Герценштейн, С. А. Муромцев, А. С. Алексеев, В. В. Пржевальский, А. С. Вишняков, А. А. Мануйлов и М. В. Челноков выходят из состава этой комиссии. В комиссии остались А. И. Геннерт, А. И. Гучков, С. Н. Мамонтов, Н. М. Перепелкин, С. В. Пучков и В. П. Шубинский. Октябрист Н. М. Перепелкин избирается членом Московского губернского по земским и городским делам присутствия и Особого по городским делам присутствия. Его заместителем становится И. А. Лебедев.

С.В. Бахрушин писал, что Н. И. Гучков «не доверял старым и опытным работникам, он окружал себя людьми, преданных ему лично или принадлежащих к «Союзу 17 октября». Весной 1906 г. членами Управы избираются близкие к Н. И. Гучкову, В. Д. Брянский С.В. Челноков. Н. И. Гучков уволил из Управы служащих, активно участвовавших в октябрьско-декабрьской забастовке, в том числе и Председателя исполнительной комиссии служащих центрального управления генерал-майора П. В. Аверьянова.

Осенью 1906 г. важным кадровым вопросом в МГД стали выборы Товарища Городского Головы. Эта должность после отставки И. А. Лебедева год оставалась вакантной. Н. И. Гучкову было крайне важно иметь на этой должности одновременно и «своего человека», и человека, способного «технически» вести городское хозяйство. Зимой 1906 г. в московской прессе на эту должность стала обсуждаться кандидатура близкого к правым Т. С. Королева, который, как писал в своих воспоминаниях С. В. Бахрушин, был «настоящий тип Островского, грубый и невежественный самодур». Как писало «Русское слово», Т. С. Королев так надеялся на свое избрание, что «перестал носить сапоги бутылками и долгополый кафтан». Но кандидатура Т. С. Королева кроме укрепления союза с правыми, Н. И. Гучкову больше ничего не давала, и могла вызвать недовольство у других членов Управы. В связи с этим, Н. И. Гучков добился избрания весной 1906 г. В. Д. Брянского членом Управы с намерением провести его позже в Товарищи Городского Головы.

Осенью 1906 г. Н. И. Гучков посчитал, что наступил удобный момент для выборов Товарища Городского Головы. Хотя В. Д. Брянский был бы избран на эту должность всего на два месяца, но ему было бы уже гораздо проще в 1907 г. переизбраться на новый срок. Прогрессисты были против того, чтобы осенью 1906 г. проводить выборы и предлагали провести их в январе 1907 г. Они подняли вопрос о том, что у В. Д. Брянского отсутствует необходимый ценз для избрания Товарищем Городского Головы. Кандидатура В. Д. Брянского вызвала сомнение и у правых, которым ранее намекалось на возможность избрания Т. С. Королева. Как писало «Русское слово», правые на этой должности хотели бы видеть не «пришельца» и «чужеземца», а «коренного москвича». Н. И. Гучков на заседании МГД 31 октября 1906 г высказался за необходимость скорейшего избрания Товарища Городского Головы, обосновав это предстоящими выборами в Государственную Думу, организация которых будет отвлекать его от исполнения своих прямых обязанностей. По этому вопросу развернулась острая дискуссия, позицию Н. И. Гучкова поддержали В. Ф. Малинин, Н. П. Шубинский, А. И. Гучков, С. В. Пучков, позицию прогрессистов об отсрочке выборов изложили П. А. Столповский, В. В. Пржевальский, Н. М. Кишкин и М. В. Челноков, сказавший: «После этих выборов мы будем связаны в назначении кандидатуры при новых выборах и именно тем, что теперь мы должны будем предложить каких-то лиц, которые согласны бросить свои дела и идти на два месяца. Мы будем связаны с нравственной стороны». 25 На этот раз Дума не поддержала Н. И. Гучков и решила отложить выборы на январь 1907 г. («за» — 54, «против» — 52) Члены Управы голосовали против предложения Н. И. Гучкова. Н. И. Гучков потерпел первое чувствительное поражение в МГД с момента избрания Городским Головой. Но в начале 1907 г. Н. И. Гучкову удалось добиться избрания В. Д. Брянского Товарищем Городского Головы («за» — 53), кандидат прогрессистов Д. Д. Дувакина получил

23 голоса. В. Д. Брянский оставался на этой должности до 1917 г. П. А. Бурышкин характеризовал В. Д. Брянского так: «Человек очень одаренный, но скорее чиновник, чем общественный деятель. Он хорошо знал городское хозяйство, имел известный авторитет, но политически был фигурой не ясной. Человек правых убеждений. „Прогрессивную группу“ он не любил, а ея руководители платили ему тем же». В. Д. Брянский в должности Товарища Городского Головы не был простым исполнителем при Н. И. Гучкове. Он достаточно быстро начал играть свои игры, его подходы к муниципальным проблемам часто совпадали с подходами прогрессистов. Он сыграл определенную роль в поражении Н. И. Гучкова в 1913 г. на выборах Городского Головы. В начале 1907 г. членами Управы были избраны октябристы В. Ф. Малинин и Л. Г. Урусов. После отставки Секретаря МГД Н. И. Астрова на этот пост был избран С. П. Юнгфер.

После избрания земских гласных от Москвы в феврале 1905 г. некоторые из них умерли: С. Т. Морозов, В. А. Бахрушин и М. Я. Герценштейн, а М. Г. Комиссаров отказался от этой должности. В результате в земские гласные из числа кандидатов вступили: П. А. Столповский, Н. А. Осетров, В. В. Пржевальский и граф С. Л. Толстого. Но на собрании 18 декабря 1906 г. московский губернатор В. Ф. Джунковский предложил Губернскому земскому собранию удалить из состава собрания двух гласных В. В. Пржевальского и графа С. Л. Толстого, так как, по его мнению, избрание кандидатов в губернские гласные в феврале 1905 г. было неправомочно и необходимо было на собрании МГД избрать новых губернских гласных. Земское собрание, учитывая, что такая практика вступления в губернские гласные была долгие годы, и в число губернских гласных нынешнего состава таким образом уже попали П. А. Столповский и Н. А. Осетров, признало требование губернатора «неоснованным на законе» и неподлежащим исполнению. Но губернское присутствие 19 декабря 1906 г. поддержало позицию губернатора, и губернское земское собрание вынуждено было удалить из своего состава: В. В. Пржевальского, графа С. Л. Толстого, П. А. Столповского и Н. А. Осетрова. Так как трое из четырех удаленных гласных имели определенную политическую ориентацию, то эта история получила политическую окраску. На собрании 19 декабря 1906 г. МГД должна была избрать новых земских гласных от Москвы. На нем октябрист А. И. Геннерт предложил избрать старых гласных. Его поддержали прогрессисты П. А. Столповский и Г. А. Мейнгард. В свою очередь, И. А. Лебедев и Ф. Ф. Воскресенский заявили, что нет необходимости обязательно избирать тех же гласных. Тем не менее Дума избрала троих прежних земских гласных, а вместо графа С. Л. Толстого избрала Н.К. фон Вендриха. Неизбранными оказались также И. А. Лебедев, В. Ф. Малинин и А. П. Максимов. На заседании 9 января 1907 г. МГД по предложению Г. А. Мейнгарда, А. И. Геннерта, П. А. Столповского и В. В. Пржевальского решила обжаловать решение Губернского присутствия об удалении гласных из Московского Губернского земского собрания в Сенате. Против этого предложения выступали Н. П. Шубинский и А. С. Шмаков. В 1911 г. Сенат решил оставить эту жалобу МГД без последствий.

Таким образом противостояние политических групп гласных достаточно быстро распространилось на кадровую сферу. Наибольшая борьба в этот период велась за должности Городского Головы, Товарища Городского Головы и губернских гласных. Н. И. Гучков и октябристы в этот период активно продвигала своих представителей на думские должности. Большинство членов Управы в обозначенный период действовали автономно и в основном не были подвержены влиянию партийно-политических групп гласных. В составе Управы были сторонники разных политических сил.

В начале 1908 г. после избрания новых гласных МГД стал активно обсуждаться вопрос об избрании Городского Головы. Умеренно-правые гласные были за переизбрание Н. И. Гучкова, а прогрессисты категорически против, но, после провала Н. Н. Щепкина, на выборах и своей однозначной кандидатуры у них не было. Д. Н. Шипов отказывался выдвигаться несмотря на уговоры. Один из лидеров московских кадетов Н. М. Кишкин в интервью газете «Руль» заявил, что самым «вероятным кандидатом … является А. И. Коновалов, прошедший по обоим спискам». В этой ситуации прогрессистам было выгодно отложить выборы. Н. И. Гучков же пытался их ускорить, и с этой целью довел до сведения градоначальника, что «он 1 января в день, когда истекают полномочия старой думы, слагает с себя обязанности Городского Головы». Это заявления «Речь» назвала «дешевым эффектом… Прежние Городские Головы таких заявлении не делали».

30 декабря 1908 г. состоялось частное совещание гласных МГД. На нем Н. И. Астров огласил заявление 28 гласных, которые просили отсрочить выборы Городского Головы на один месяц, чтобы «найти общие точки в двух группах». Против выступили октябристы и правые: К. Э. Линдеман, П. Н. Кулешов, граф Л. А. Камаровский, А. С. Шмаков и П. М. Калашников, аргументируя это тем, что «те группы которые враждовали на выборах, враждовали и раньше, они будут враждовать и через месяц… этот месяц уйдет на улавливание новых сторонников и на перетягивание голосов». Беспартийный гласный Н. Е. Буланов предложил проголосовать: допустимо ли на частном совещании баллотировать вопрос об отсрочке голосования? «За» проголосовало 54 гласных при 50 «против». Как писала «Речь», после этого «октябристы демонстративно покидают зал с криками, что счет голосов не верен». 31

В начале января 1909 г., прогрессисты решили выдвинуть в Городские Головы М. В. Челнокова и соответственно отказались от идеи отложить выборы. Его кандидатура была удачна. М. В. Челноков — старый земский деятель, бывший Председатель Московской уездной земской управы, депутат П-Ш-ей Государственной Думы, принадлежал к московскому торгово-промышленным миру. П. Н. Милюков дал М. В. Челнокову такую характеристику: «Это был коренной русак, самородок, органически сросшийся с почвой, на которой вырос… он был очень на месте как „свой“ в московской купеческой среде; и всюду он вносит свои качества проницательного ума, житейской ловкости и слегка скептического отношения к вещам и людям». Н. И. Астров, представляя кандидатуру М. В. Челнокова на собрании прогрессистов, сказал, «что по своему характеру он везде вносил дух примирения… что он, не имея тяготения к узкой партийности, внесет примирение и объединение во враждующие теперь группы гласных Думы». 33

На собрании МГД 3 января 1909 г. лидер прогрессистов Д. Н. Шипов предложил сократить жалование Городскому Голове с 30. 000 до 24. 000 руб. в год, так как Дума должна показать «стремление сократить накладные непроизводительные расходы городского управления». Это предложение поддержали прогрессисты А. В. Платов, А. К. Андреев, А. Д. Алферов, М. М. Новиков, против выступили умеренно-правые К. Э. Линдеман, А. И. Геннерт и Ф. С. Грачев, и оно было принято 82 голосами «за» при 57 «против». Записками были намечены кандидаты в Городские Головы: Н.И. Гучков-71, М. В. Челноков — 64, Д. Н. Шипов -2, Н. М. Перепелкин — 1 и А. И. Геннерт — 1. На заседании МГД 7 января 1909 г. Н. И. Гучков был избран Городским Головой, получив 80 голосов «за» и 65 «против», а М. В. Челноков 67 «за» и 78 «против». По мнению Д. Н. Шипова 10 голосов Н. И. Гучкову дали члены Управы. 35 «Русское слово» писало: «Городской Голова прошел всего семью голосами. Такого случая в Москве ещё не было».

Важными для групп гласных были выборы земских гласных от Москвы. Обе группы гласных подготовили свой список кандидатов. При голосовании 7 января 1909 г. большинство голосов получили кандидаты, находившиеся в двух списках: Н. М. Перепелкин («за» -128), А. И. Геннерт («за» — 120) и Т. Е. Гоголев («за» — 100). Прогрессисты смогли провести в губернские гласные: А. И. Коновалова («за» 90), С. Н. Мамонтова («за» — 89) и В. А. Бахрушина («за» — 87), а умеренно-правые: Н. И. Гучкова («за» — 89), П. П. Щапова («за» — 81), С. И. Анофриева («за» — 80), В. И. Герье («за» — 80), А. И. Гучкова («за» -77) и Ф. Ф. Воскресенского («за» — 75). Двое гласных оказались неизбранными. Довыборы прошли на собрании МТД 13 января 1909 г., и на нем были избраны прогрессисты: Н. И. Астров («за» — 65) и Л. Л. Катуар («за» — 63), а кандидаты умеренно-правых: П. М. Калашников («за» — 60) и А. В. Иванов («за» — 59) забаллотированы. Довыборы в губернские гласные проходили в течение всего периода работы МТД. После отказа А. И. Коновалова от звания гласного МГД осенью 1909 г. на довыборах был избран прогрессист А. Д. Алферов («за» — 68), победив кандидата умеренно-правых А. П. Максимова («за» — 55). После смерти В. А. Бахрушина весной 1910 г. в губернские гласные был избран умеренно-правый А. П. Максимов («за» — 51), победив прогрессиста Н. Н. Шустова («за» — 44) и кандидата «центра» А. К. Андреев («за» — 16). После смерти А. П. Максимова в октябре 1910 г. губернским гласным был избран умеренно-правый Н. Л. Богоявленский, («за» — 58), победив прогрессиста П. П. Золотарева («за — 50). Об этом голосовании «Московский листок» писал: «правые и левые мобилизовали все силы, левые притащили на вечернее заседание С. Н. Мамонтова, избегавшего вообще посещать здание на Воскресенской площади». После смерти С. И. Анофриева в феврале 1912 г. губернским гласным был избран кандидат прогрессистов Н. Н. Шемшурин, победивший кандидата умеренно-правых К. Э. Линдемана. Таким образом, за 1909−1912 гг. губернскими гласными от Москвы было избрано 7 представителей умеренно-правых, 7 — прогрессистов и 3 по совместному списку.

Выборы Городского Головы и губернских гласных в начале 1909 г. показали отсутствие в Думе устойчивого большинства и в связи с этим была предпринята попытка согласования интересов умеренно-правой и прогрессивной групп при выборах в думские комиссии. Это предложение вызвало острую дискуссию на совещании умеренно-правых 15 января 1909 г., часть гласных, «руководимые Ф. Ф. Воскресенским и М. В. Живаго отказались вступать в соглашение с прогрессистами, в которых они видели „кадетов“ и желали образовать комиссии самостоятельно из членов собственной партии,… при этом по адресу своего бюро были высказаны такие обвинения в угодливости прогрессистам, что оскорбленные этими обвинениями А. И. Геннерт, Н. М. Перепелкин и А. М. Полянский решили даже выйти из состава бюро», — писал «Московский листок». Но на заседании умеренно-правой группы 17 января 1909 г. этот инцидент удалось сгладить был утвержден список кандидатов в думские комиссии и Комитету группы поручено согласовать его с Комитетом прогрессистов. 39 В начале 1909 г. думские комиссии были избраны на пропорциональной основе. Таким же образом были распределены руководящие посты в этих комиссиях. Прогрессисты получили председательство в комиссиях: ФК МГД (Л.Л. Катуар, заместитель Н.И. Астров), Водопроводно-канализационной комиссии

(С.Н. Мамонтов), Общественного здравия (Н.Д. Титов), Ломбардной (А.В. Бурышкин), по общим вопросам городского хозяйства (Д.Н. Шипов), Железнодорожной (С.Н. Мамонтов); а умеренно-правые: по составлению проектов обязательных постановлений (А.М. Полянский), О пользах и нуждах общественных (Н.П. Вишняков), РК МГД (С.И. Анофриев), По рассмотрению жалоб (А.И. Геннерт), Пенсионной (Н.М. Перепелкин). Организационной (кн. Н.Н. Оболенский). Позднее были избраны председатели комиссий: по народным развлечениям (Н.Л. Богоявленский), по исследованию положения городских больниц (А.С. Шмаков). Соглашение об избрании равного числа гласных в подготовительные комиссии МГД между основными группами Думы соблюдалось два года. Весной же 1911 г. умеренно-правые, в союзе с «группой центра», стали проводить в подготовительные комиссии своих членов на места прогрессистов, что заставило прогрессистов ответить тем же.

В ходе работы Думы умеренно-правые неоднократно критиковали работу ФК МГД, находившейся под контролем прогрессистов. На заседании комиссии по вопросам городского и земского хозяйства при МГС «Союза 17 октября» с докладом о работе ФК МГД выступил К. Э. Линдеман, заявив, что она «никогда не исполняла своих прямых обязанностей» и представляет необоснованные заключения. Докладчик предложил упразнить комиссию, так как она «ведет финансы Москвы ко все возрастающему запустению». 41 На собрании МГД 10 декабря 1910 г. лидер умеренно-правых Н. Л. Богоявленский подверг критике деятельность ФК МГД, заявив, что на ней лежит большая ответственность за «тяжелое финансовое положение города», так как «Комиссия утверждала перерасходы». О деятельности ФК МГД «Голос Москвы» писал: «Где хоть малейший след в том, что катуаровско-астровская комиссия хоть на секунду изменила старому принципу: „Чужих денег не жалко“… ФК нынешнего состава является как бы центральным ядром всей прогрессивной группы». 43 Критика деятельности ФК МГД позволяла октябристам попытаться переложить ответственность за сложное положение городских финансов на прогрессистов.

Большая борьба между группами гласных велась за посты Председательствующего и заместителя Председательствующего в собраниях МГД по ст. 120 Городового положения и члена, заместителя члена Московского губернского по земским и городским делам и Особом по городским делам Присутствия. Зимой 1909 г. на должность Председательствующего был избран Н. М. Перепелкин, а его заместителем С. И. Печкин («за» — 111, «против» 11). Летом 1909 г. Н. М. Перепелкин из-за болезни отказывается от этой должности. На новых выборах МГД избирают Д. Н. Шипова («за» — 47), победивший кандидата умеренно-правых Н. Ф. Рихтера (за — «36»). В сентябре 1910 г. Д. Н. Шипов отказался от этой должности. Прогрессисты выдвинули А. Д. Алферова, а умеренно-правые Н. Ф. Рихтера. Накануне избрания нового Председательствующего была выдвинута и компромиссная кандидатура А. И. Геннерта, но она, как писал «Московский листок», «нашла мало сторонников и среди левых и среди правых» и «правые мобилизовали все свои силы, а левые в свою очередь привели всех своих, чтобы только не сел Н.Ф. Рихтер». 44 Новым Председательствующим был избран умеренно-правый Н. Ф. Рихтер («за» — 58, «против» — 55), выигравший у прогрессиста А. Д. Алферова («за» — 57, «против» — 56). В октябре 1910 г. от должности Заместителя Председательствующего отказывается С. И. Печкин, и на собрании МГД 3 ноябре 1910 г. при выдвижении на эту должность А. С. Шмаков и А. Д. Алферов получают по 37 записок. На собрании МГД 16 ноября 1910 г., на котором должно было состояться голосование шарами, как сообщил «Московский листок», прогрессисты «собрали всех своих, чтобы провалить ненавистного им Шмакова». Для этого из Петербурга даже приехал М. В. Челноков. 45 Но А. С. Шмаков в последний момент отказался от баллотировки, узнав об этом, отказался и А. Д. Алферов, и в отсутствие конкурентов на эту должность был избран Н. П. Вишняков («за» -73 «против» — 34). После смерти Н. Ф. Рихтера осенью 1911 г. на собрании МГД 14 декабря 1911 г. состоялись новые выборы Председательствующего при голосовании записками: А. Д. Алферов получил 20 записок, Н.П. Вишняков-19 и А.И. Геннерт- 14. Кандидатура А. И. Геннерта, как писало «Русское слово», была приемлема для многих прогрессистов, но с кандидатурой Н. П. Вишнякова они не соглашались. На этот раз умеренно-правые пошли на компромисс, и А. И. Геннерт («за» — 50, «против» 35) был избран в отсутствии конкурентов.

Зимой 1909 г. членом Московского губернского по земским и городским делам и Особого по городским делам присутствия (далее член Присутствия) был избран Н. М. Перепелкин, получивший больше голосов, чем Н. И. Астров, а заместителем был избран А. М. Полянский. Летом 1909 г. Н. М. Перепелкин отказывается от этой должности, и МГД осенью 1909 г. членом Присутствия избирает А. М. Полянского. На заседании МГД 20 октября 1909 г. его заместителем был избран Н. И. Астров («за» — 78), а кандидат умеренно-правых С. П. Патрикеев получил («за» — 68). По поводу этого решения МГД умеренно-правые гласные Ф. Ф. Воскресенский, С. А. Шлиппе, А. С. Шмаков, Н. Л. Богоявленский, К. Э. Линдеман и граф Л. А. Камаровский подали особое мнение, в котором обосновывали незаконность избрания Н. И. Астрова на эту должность тем, что согласно циркуляру МВД 1893 г. она несовместима со званием мирового судьи. По поручению Комитета умеренно-правой группы К. Э. Линдеман в своем письме к А. И. Гучкову писал, чтобы он похлопотал в МВД, чтобы Н. И. Астров не был утвержден. 47 Зимой 1910 г. МВД удовлетворило этот протест. В феврале 1910 г. Заместителем члена Присутствия был избран прогрессист В. А. Галяшкин («за» -65), опередивший кандидата умеренно-правых И. С. Цедровского («за» — 48) и кандидата «центра» С. И. Анофриева («за» — 51). Об этих выборах «Голос Москвы» писал: «левые все в сборе, из умеренных отсутствует 19 гласных, дав тем самым победу левым». 48 В феврале 1911 г. у члена Присутствия А. М. Полянского произошел инцидент с градоначальником А. А. Адриановым — председателем Особого по городским делам присутствия, который приписал А. М. Полянскому статью в «Русских ведомостях» об автомобильной распущенности полиции. 4 После этого А. М. Полянский заявил о своей отставке, так как в результате объяснения «создалось такое положение, в силу которого я, охраняя свое достоинство как представителя Думы, не счел более возможным оставаться членом Особого Присутствия». 5 По предложению Н. И. Астрова Дума решила не выбирать члена Присутствия до выяснения председателем Особого по городским делам Присутствия А. А. Андриановым недоразумения с А. М. Полянским и пока Дума не получит надлежащего удовлетворения, а по предложению лидера умеренно-правых Н. Л. Богоявленского МГД выразила А. М. Полянскому «благодарность за его твердость в отстаивание городских интересов». 51 О своей отставке в знак солидарности с А. М. Полянским заявил и заместитель члена В. А. Галяшкин. Московский градоначальник наложил протест на решение Думы отложить выборы на эту должность, и оно Особым по городским делам присутствие было признано несостоявшимся. МГД несколько раз пыталась избрать члена Присутствия, но в выборах участвовало ничтожное количество гласных. В начале 1912 г. А. А. Андрианов объяснился с А. М. Полянским, и после этого А. М. Полянский был вновь избран членом Присутствия, а В. А. Галяшкин его заместителем.

Другим важнейшим кадровым вопросом МГД были выборы членов Управы и городского Секретаря. Выборы городского Секретаря должны были состояться в апреле 1909 г. Главным кандидатом был С. П. Юнгфер, занимавший эту должность и близкий к умеренно-правым. Умеренно-правые опасались выдвижения кандидатуры Н. И. Астрова. «Голос Москвы» писал, что «подыгрывающий под прогрессистов … „Руль“ начинает восхвалять Н. И. Астрова как идеального секретаря», которому ставится в заслугу работа в бюро съезда городских и земских деятелей, но «обывательская Москва» будет долго помнить эту кровавую эпоху…, когда организовалось третье сословие думских служащих с пресловутым генеральным специалистом во главе… для этой банды, конечно, лучше секретаря, чем Н. И. Астров и требовать нельзя… в С. П. Юнгфере наша пресса не встретила той болтливой предупредительности, которую так ценила в его предшественнике и теперь обрушивается на него за «канцелярский формализм и буквоедство». Но тревога оказалась ложной. Прогрессисты своего кандидата на эту должность не выдвинули, и в апреле 1909 г. МГД избрала С. П. Юнгфера городским Секретарем.

МГД занималась выборами членов Управы в течение всего периода своей деятельности. В 1909 г. истекли полномочия членов Управы В. Н. Григорьева, В. Ф. Малинина, С. В. Челнокова и М. И. Приклонского. Умеренно-правые поддерживали В. Ф. Малинина и С. В. Челнокова, которого тем не менее упрекали за многие «недочеты и непорядки в трамвайном деле», М. И. Приклонского и С. И. Анофриева, а кандидатуру бывшего оперного антрепренера, члена ЦК «Союза 17 октября» М. М. Кожевникова считать «для добавочной баллотировки»53. Умеренно-правые были против кандидатуры В. Н. Григорьева, «памятуя его двусмысленное поведение в дни освободительного движения, его заигрывание со служащими и его подыгрывание разным забастовочным комитетам и с.р.д…в отделениях В. Н. Григорьева всегда находят прибежище лица с определенной политической репутацией». Но кандидатуру В. Н. Григорьева поддержал Н. И. Гучков. По поводу кандидатуры М. И. Приклонского «Голос Москвы» писал, что против него «большое число гласных очень настроено и шансы его представляются более чем сомнительными». 54 Прогрессисты поддерживали кандидатуру В. Н. Григорьева, а также выдвинули двух новых кандидатов: Председателя Тамбовской губернской земской управы М. Н. Колобова и члена Тульской губернской земской Управы Н. С. Лопухина. При выдвижении кандидатов в члены Управы результаты были следующими: В. Н. Григорьев — 69, В. Ф. Малинин — 57, С. В. Челноков — 53, М. Н. Колобов и Н. С. Лопухин по 46, М. И. Приклонский -- 38, С. И. Анофриев — 31, М. М. Кожевников — 30 и И.А. Лебедев-22. На собрании МГД 14 апреля 1909 г. членами Управы были избраны В. Н. Григорьев («за» — 66, «против» — 59), В. Ф. Малинин («за» — 75, «против» — 50), С. В. Челноков («за» — 64 «против» — 61) и один член Управы не был избран. Кандидаты прогрессистов получили: Н. С. Лопухин («за» — 61, «против» — 64) и М. Н. Колобов («за» — 57, «против» — 68). Как писал Д. Н. Шипов: «Такой неуспех явился последствием отчасти индифферентизма некоторых членов прогрессивной группы, а отчасти отсутствия необходимой солидарности между членами группы». (8 прогрессистов опоздали на голосование, 11 — вопреки решению группы положили свои шары одному из баллотирующихся вновь членов управы, 4 — не положили избирательные шары кандидатам прогрессистов). 55 Повторные выборы состоялись 27 мая 1909 г., на них в члены Управы был избран кандидат прогрессистов В. И. Штуцер, а кандидат умеренно-правых М. М. Кожевников был вновь забаллотирован. Но так как В. И. Штуцер не получил обещанный ему отдел Управы, отвечающий за эксплуатацию трамвая, то он отказался от должности члена Управы. Новые выборы члена Управы прошли на собрании МГД 20 октября 1909 г. Накануне этого заседания Комитет умеренно-правых разослал среди своих членов обращение, в котором говорилось: «Необходимо быть на этом заседание безусловно всем. Если мы на этот раз не проведем с настойчивостью наших желаний и взглядов, то ясно докажем, что у нас нет никакой планомерности в наших действиях и они не руководствуются твердо обоснованными взглядами и подвержены совершенно случайным обстоятельствам и моментам. Раз это так, то будут излишне всякие собрания и все попытки к этому не будут иметь серьезного значения, а на такое занятие взрослые и занятые люди не должны тратить время.» Большинство гласных проголосовало за кандидата прогрессистов Н. С. Лопухина («за» — 69, «против» — 68). Кандидат умеренно-правых М. М. Кожевников получил («за» — 63, «против» — 74). По поводу этого решения МГД умеренно-правые гласные граф Л. А. Камаровский, Н. Л. Богоявленский, К. Э. Линдеман и С. А. Шлиппе обратились с особым мнением о незаконности избрания членом Управы Н. С. Лопухина, так как он не имел избирательного ценза и не состоял на момент выборов гласным МГД, а имел лишь доверенность для участия в выборах гласных МГД от одного из обществ. Как писало «Русское слово» это Особое мнение встретило в думских кругах резкое осуждение: «Даже в самые острые моменты партийной борьбы, ни одна из борющихся сторон не прибегала к протесту против состоявшихся выборов, считая подобный акт некорректным, и только нынешние гг. протестанты впервые вступили на этот скользкий путь». 57 В ноябре 1909 г. Особое по городским делам присутствие признало выборы Н. С. Лопухина членом Управы несостоявшимися. На новых выборах члена Управы в феврале 1910 г. неожиданно голосами умеренно-правых и «центра» был избран С. И. Анофриев («за» 68), один из наиболее критично настроенных к Управе гласных Думы, а кандидат прогрессистов В. А. Галяшкин получил лишь 58 голосов. «Русское слово» писало, что в избрание С. И. Анофриева, «в предыдущей думе занимавшего ничтожнейшее положение», «смутило не только городскую Управу и интеллектуальные, культурные элементы нашей думы,… но и наиболее просвещенных и опытных работников по городскому самоуправлению из состава так называемого третьего элемента». По поводу этого голосования «Московский листок» писал: «Господа думские прогрессисты… смущены явной изменой так называемой арендаторской группы… отколовшись от прогрессистов, арендаторская группа вошла… в блок с правой половиной Думы, а блок по этому частному случаю может превратиться в очень прочное содружество… Тем более, что во взаимном понимании городских интересов у правых и арендаторов гораздо больше общего, чем у арендаторов и прогрессистов». 59 В начале 1911 г. истекали полномочия Товарища Городского Головы В. Д. Брянского, членов Управы Д. Д. Дувакина, Н. А. Муромцева, А. Н. Петунникова, Г. А. Пузыревского и Л. Г. Урусова. Как писало «Утро России»: «Результаты выборов будут зависеть от того, к кому примкнут арендаторы, которых усиленно заманивают октябристы и правые… в комитете октябристской партии… слияние с арендаторами было признано „вообще желательным“. Да и сами арендаторы не прочь примкнуть к октябристам». Умеренно-правые вместе с представителями «центра» на двух совещаниях обсуждали кандидатов в члены Управы. По результатам баллотировки на совещании решено поддержать нынешнего Товарища Городского Головы В. Д. Брянского, а в члены Управы Д. Д. Дувакина, Г. А. Пузыревского, Л. Г. Урусова и А. А. Шлиппе. В члены Управы решил баллотироваться также Н. Е. Буланов. На совещании прогрессистов, как сообщило «Раннее утро», было решено, что «оценивая соотношение сил в Думе, группа прогрессистов не находит возможным выставлять своих кандидатов, относится отрицательно к кандидатурам Н. Е. Буланова и А. А. Шлиппе, и, не желая вводить вредный элемент в смысле общественном в Городскую Управу, будет баллотировать за теперешний ее состав…, приступив к оценке настоящего состава управы по существу большинство высказало убеждение, что при нормальных условиях думской жизни ни за одного из теперешних членов управы нельзя было бы высказаться». ' На собрании МГД 25 января 1911 г. за В. Д. Брянского проголосовало («за» — 94, «против» — 33), Д. Д. Дувакина («за» — 96, «против» — 31), Г. А. Пузыревского («за» -105, «против» — 22), Н. А. Муромцева («за» — 87, «против» — 40) и Л. Г. Урусова («за» — 93, «против» — 34). А. А. Шлиппе и Н. Е. Буланов накануне голосования сняли свои кандидатуры, и должность одного члена Управы оказалась вакантной. На собрании МГД 15 февраля 1911 г. довыборы члена Управы не состоялись. За бывшего члена Управы А. Н. Петунникова, поддержанного прогрессистами, проголосовало («за» — 54, «против» — 55), а за кандидата умеренно-правых М. М. Кожевникова («за» — 47, «против» — 67). Чтобы уменьшить вероятность срыва новых выборов члена Управы, а в этом случае члена Управы должна была бы назначить администрация, Н. И. Гучков договорился с лидерами думских партий, чтобы они поддержали кандидатуру В. Н. Литвинова. 62 Но на собрании МГД 2 марта 1911 г. при голосовании записками больше всех записок получил прогрессист Ф. А. Лузин — 43, а В. Н. Литвинов только 18, и накануне собрания МГД 8 марта 1911 г., как писало «Раннее утро»: «Н. И. Астров уговорил Ф. А. Лузина „не рисковать“ своей кандидатурой на должность члена Управы, и комитет прогрессивной группы представил ее членам полную свободу действий». 3 На собрании МГД 8 марта 1911 г. за В. Н. Литвинова проголосовало («за» — 67), а за Н. Е. Буланова («за» — 35).

В конце 1911 г. МГД приняла решение учредить должности двух новых членов Управы в связи с большой загруженностью членов Управы из-за разрастания городского хозяйства. Выборы на эти два места намечались на зиму 1912 г. Но в феврале 1912 г неожиданно умирает С. И. Анофриев, и в Управе открывается третья вакансия. Претендентами на эти должности были кандидаты прогрессистов: С. И. Анциферов и Ф. А. Лузин и умеренно-правых М. М. Кожевников, которого называли кандидатом «заранее обреченным на провал». Ф. А. Лузин был активным членом РК МГД, как писало «Русское слово», ему в «ревизионных докладах принадлежали самые лучшие страницы». 65 Но Ф. А. Лузин был политической фигурой, активным членом ПНС. «Голос Москвы» писал, что в «кулуарах Думы вспоминали его (Ф.А. Лузина) недостойную роль в травле инженера Кребса, в результате которой этот герой долга был убит». Против этой кандидатуры был Н. И. Гучков и Управа. Но помимо прогрессистов кандидатуру Ф. А. Лузина поддержал «центр», со многими представителями которого он вместе работал в РК МГД. На собрании МГД 7 марта 1912 г. за Ф. А. Лузина проголосовала 70 при 51 «против», а М. М. Кожевников набрал 51 голос при 70 «против». Избрание членом Управы Ф. А. Лузина стало большой победой прогрессистов, продвинувших «своего» в управскую коллегию. «Русское слово» писало: «Н. И. Гучкову и его союзникам в составе управы … нанесен первый удар. Брешь сделана». 7 Выборы двух новых членов Управы МГД отложила на 1913 г.

Одной из важнейших инициатив прогрессистов стало создание Комиссии по общим вопросам городского хозяйства. В заявлении об ее образовании говорилось о следующих целях ее создания: упорядочение думских подготовительных комиссий с целью повышения эффективности их работы, осуществление фактической ежегодной ревизии городского хозяйства, организация управления городскими предприятиями, имеющими коммерческий характер (трамвай, газовый завод, канализация). Разрешение этих проблем было очень актуально для МГД, так вопрос о необходимости проведения фактической ежегодной ревизии городского хозяйства, а не только документарной, обсуждался уже около десяти лет в МГД, причем, было ясно, что только силами РК МГД ее провести невозможно. В комиссию по общим вопросам было избрано по 5 гласных от прогрессистов (В.И. и Н. И. Астров, М. М. Новиков, Л. Л. Катуар, Д.Н. Шипов) и от умеренно-правых (С.И. Анофриев, А. И. Геннерт, Н. М. Перепелкин, граф Л. А. Камаровский и С.В. Пучков). Председателем комиссии стал Д. Н. Шипов, впервые избранный гласным МГД, а его заместителем Н. И. Астров. Умеренно-правые гласные с очень большим недоверием отнеслись к работе этой комиссии. Так «Голос Москвы» сообщил, что факт признания Д. Н. Шиповым того, что он является «новичком в городском деле» послужил для Ф. Ф. Воскресенского и А. С. Шмакова «материалом для иронии по адресу председателя, взявшегося за дело, которое не понимает». 69 Особое возмущение у умеренно-правых вызвало предложение комиссии по общим вопросам на собрании МГД 30 апреля 1909 г. отложить до осени 1909 г. выборы подготовительных комиссий, необразованных в начале 1909 г., так как комиссия по общим вопросам может решить, что их существование нецелесообразно. На собрании МГД 14 апреля 1909 г. это предложение Д. Н. Шипова было отвергнуто, и был избран новый состав комиссий: по народным развлечениям, по урегулированию г. Москвы, по жилищным вопросам и по исследованию положений городских больниц. Прогрессисты не участвовали в голосовании по этому вопросу. Как писал «Голос Москвы», «Ф. Ф. Воскресенский и А. С. Шмаков говорили, что дело не ждет, нельзя ставить городское благоустройство в зависимость от «ученических годов» г. Шипова. 70 В начале мая 1909 г. Д. Н. Шипов разослал предложения о реорганизации думских комиссий, в которых предлагалось:

Для осуществления фактической ревизии городского хозяйства гласные распределятся по комиссиям (отделы думы), образующимся в соответствии с параграфами городской сметы;

Создать в МГД отделы: народного образования, общественного ЗДраВИЯ, Общественного ПрезреНИЯ, ГОРОДСКИХ Предприятий, ГОрОДского благоустройства, по расходам обязательным для городского управления. Отделы могли делиться на подотделы;

Каждый гласный обязан состоять не более чем в одном отделе;

В компетенцию отделов входят: знакомство с соответствующими городскими учреждениями, осуществление финансовой ревизии, рассмотрение сметных предложений управы, представление думе своих замечаний по докладам управы и самостоятельных докладов.

«Московский листок» скептически отнесся к этим предложениям: «Как можно серьезно относиться к этому плану реформ, к этой программе переустройства всей работы МГД, если она исходит от самого Д. Н. Шипова, только что очевидно познавшего премудрости городского хозяйства.. так сказать — на спех».

Впоследствии комиссия по Общим вопросам на основании этих предложений подготовила доклад о реорганизации деятельности МГД, состоящий из 90 параграфов. Согласно ему помимо 6 отделов предлагалось оставить три комиссии: по составлению проектов обязательных постановлений, по рассмотрению жалоб и финансово-ревизионную, которая освобождается от обязанности давать свои заключения по существу всех вопросов, связанных с ассигнованием денежных средств, а ее главной функцией становится согласование предложений отделов и установление необходимого равновесия между сметой доходов и сметой расходов. Этот доклад правые назвали «шиповская конституция». Обычно критичный к прогрессистам «Московский листок» писал, что «авторы проекта действительно стремились к тому, чтобы вся Дума целиком вошла в соприкосновение со всеми отраслями городского хозяйства, чтобы гласныс. были действительными хозяевами города». Как недостаток проекта «Московский листок» отмечал: «Слишком активное участие Думы во всех вопросах, что может служить для управы отличным щитом и постоянным правом быть безответственной… и … расчет на слишком большую работоспособность гласных». Этот «слишком утопичный проект реформы может послужить канвой для более реального проекта, который могла бы выработать Дума совместно с комиссией по общим вопросам».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой