Коммуникативно-функциональная специфика обращений в диалогической речи

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Дипломная работа

Коммуникативно-функциональная специфика обращений в диалогической речи

Введение

Обращение — это специализированное языковое средство, служащее для организации человеческого общения и интегрирующее участников ситуации общения в единый коммуникативный акт. В лингвистической литературе отмечается, что обращение используется «с целью привлечь внимание того лица, к которому речь направлена, вызвать у него определённую реакцию на сообщение или вынудить его к совершению действия, диктуемого разговорной ситуацией». [4; 11] Кроме того обращение участвует в организации направленности речи и одновременно в социальной регуляции общения.

Основной областью реализации обращения является диалогическая речь. Обращение может служить сигналом к началу речевой коммуникации, а также использоваться либо с целью привлечения внимания адресата в процессе общения, либо при выражении эмоций адресантом.

Несмотря на ряд исследований, посвящённых проблемам функционирования обращения в диалогической речи в её художественном представлении, описание коммуникативно-функциональных особенностей обращения до сих пор вызывает разногласия у лингвистов.

Таким образом, актуальность избранной темы исследования определяется следующими факторами: необходимостью изучения и системного описания коммуникативно-функциональных особенностей обращения с учётом их позиции в предложении (и в тексте), их разновидностей, а также коммуникативно-прагматического подхода к исследуемой проблеме.

Предметом исследования в данной работе являются коммуникативно-функциональные и позиционно-структурные особенности обращения в диалогической речи. Объект нашего исследования категория обращения.

Это предопределило основную цель данного исследования, а именно выявить коммуникативные и функциональные особенности употребления обращения в немецкой диалогической речи.

В соответствии с вышеизложенной целью были поставлены следующие задачи:

1) рассмотреть функции языка и функции речи и определить их общность;

2) описать коммуникативную ситуацию и ее составляющие;

3) определить, что такое диалог и выявить особенности и структуру диалогического общения;

4) охарактеризовать коммуникантов в диалогическом общении;

5) прояснить особенности обращения как особой лингвистической единицы и определить его статус;

6) описать и определить релевантную типологию функций обращения в диалогической речи;

7) установить соотношение между понятиями «фатическая» и «контактоустанавливающая» функции обращения;

8) рассмотреть позиционные и структурные характеристики обращения;

9) систематизировать лексико-грамматические средства выражения обращения в немецком языке;

10) определить и описать коммуникативно-функциональные особенности обращения в текстах молодёжной художественной литературы.

Поставленные задачи определили принципы отбора материала и методы его исследования.

Материалом для исследования послужили диалогические единства (270 ситуаций), содержащие обращения и заимствованные из молодежных романов современной немецкой литературы: Томаса Бруссига «Солнечная аллея», Мириам Гюнтер «Муравейник», Ирины Коршунов «Его звали Ян», Ганса-Георга Ноака «Эскалатор вниз».

В ходе исследования были использованы следующие методы: метод сплошной выборки, метод лингвистического описания, метод функционального и прагматического анализа, а также метод количественного подсчёта.

1. Характеристика коммуникативного процесса с позиций современной лингвистики

1.1 Коммуникативно-прагматический и функциональные подходы к изучению языка и речи

коммуникативный диалогический речь обращение

Парадигма современного языкознания сосредоточена на исследованиях того, как человек использует язык в качестве орудия общения, как в единицах языка отразился сам человек. Ю. Д. Апресян замечает: «Язык, как известно, в высокой степени антропоцентричен. Громадная часть его словаря посвящена человеку — его внутреннему миру, восприятию внешнего мира, физической и интеллектуальной деятельности, его целям, отношениям с другими людьми, общению с ними, оценкам событий, положений и обстоятельств». [1, c. 18]

Основной объект языкознания — это естественный человеческий язык в отличие от искусственного языка или языка животных. Следует различать два тесно связанных понятия — язык и речь. [19]

Язык — это орудие, средство общения. Это система знаков, средств и правил говорения, общая для всех членов данного общества. Это явление постоянное для данного периода времени. Речь — проявление и функционирование языка, сам процесс общения; она единична для каждого носителя языка. Это явление переменное в зависимости от говорящего лица. Противопоставляя эти две системы, Н. И. Формановская пишет: «Языковая деятельность направлена на созидание языка, изменяющегося во времени, на всех его уровнях. Речевая деятельность направлена на использование языка для общения — кодирования / декодирования высказываний и дискурсов / тестов». [16, c. 4]

В центре внимания современных лингвистических исследований находится общение как комплекс речевой деятельности людей по созданию и интерпретации разного рода высказываний и текстов. Понимание общения как деятельности невозможно без представления о таком направлении в языкознании, как коммуникативно-прагматическое.

Коммуникативный подход вскрывает те свойства языковых единиц, которые проявляются в общении, т. е. в коммуникативном взаимодействии партнеров в процессе обмена мыслями и чувствами для решения жизненно важных задач.

Прагматический подход предполагает учет того значимого компонента языковых единиц, который связан с индивидом, использующим язык как орудие общения и делающим свой выбор, ориентируясь в ситуации, в социальных признаках адресата, в теме, мотивах и целях, в месте и времени общения.

Функциональный подход касается тех свойств языковых единиц, которые заложены в них (в том числе и потенциально) и находят проявление в речи с точки зрения особенностей употребления их в тексте. [16]

Функциональный, коммуникативный и прагматические подходы к описанию языка тесно связаны и дополняют друг друга каждый со своей спецификой. В нашем дальнейшем исследовании мы попробуем проследить реализацию каждого подхода в описании такой единицы языка как обращение.

Коммуникативно-прагматическое исследование языка развивается на базе системно-структурного представления о его уровневом устройстве, но дополняет наши знания о возможностях языка в передаче коммуникативно-значимых смыслов при общении партнеров. На первый план выступает субъект речевых действий, определяющий и очерчивающий т.н. прагматическое коммуникативное пространство. Это, по определению Н. И. Формановской, та обширная зона, «где язык фиксирует многообразные отношения говорящего к действительности, и пользующийся языком в процессе коммуникативной деятельности а) называет, б) указывает, в) выражает эти отношения, а адресат воспринимает и истолковывает эти смыслы». [16, c. 9]

Таким образом, можно предположить, что коммуникативно-прагматический подход раскрывает периферийные относительно системы языка явления, которые актуальны в конкретной коммуникативной деятельности.

Функции языка и функции речи

Как уже говорилось ранее, язык и речь это две стороны одного и того же явления. Язык присущ любому человеку, а речь — конкретному человеку.

Основные компоненты коммуникативного акта, согласно концепции Р. О. Якобсона, таковы: адресант — контекст или референт — сообщение — контакт — код — адресат. [19] Коммуникативный акт — это элемент коммуникативного поведения, потока коммуникации как взаимодействия между коммуникантами, один из которых является адресантом, а другой адресатом. Р. О. Якобсон выделил 6 функций каждого компонента коммуникативного акта: говорящий — эмотивная функция (функция выражения), адресат речи — конативная функция (функция усвоения), контекст — референтная функция (коммуникативная функция), сообщение — поэтическая функция, контакт — фатическая функция (контактоустанавливающая функция), код — металингвистическая функция. На основании этого можно выделить следующие функции языка:

Эмотивная функция сосредоточена на адресанте и имеет своей целью прямое отношение говорящего к тому, о чем он говорит. Она связана со стремлением произвести впечатление определенных эмоций у реципиента [19] - неважно, идет ли речь о подлинных или притворных чувствах. По сравнению с референтным языком эмотивный язык, первым делом выполняющий экспрессивную функцию, обычно более близок к поэтическому языку. Когда человек пользуется экспрессивными элементами, чтобы выразить гнев, иронию или радость, он, безусловно, передает информацию — о себе, это субъективная информация.

Конативная (апеллятивная, или функция усвоения) функция ориентирована на адресата. Она находит свое грамматическое выражение в звательной форме и повелительном наклонении. Эти элементы сообщения не могут быть истинными или ложными.

Коммуникативная (референтивная) функция состоит в осуществлении референции, т. е. в сообщении определенной информации. Это главная функция языка и основная функция большинства коммуникативных актов.

Поэтическая функция языка — сосредоточение, направленность внимания на сообщение ради него самого (а не ради референта, контакта или адресата).

Существуют сообщения, основное назначение которых состоит в том, чтобы установить, продолжить или прервать коммуникацию, проверить, установлен ли контакт с реципиентом. Эта направленность на контакт выражается в фатической функции и осуществляется она посредством обмена риторическими формулировками или даже целыми диалогами, единственная функция которых — поддержание коммуникации. Фатическая функция языка является единственной функцией, общей для птиц и людей, так как стремление начать и поддерживать коммуникацию характерно и для говорящих птиц. Кроме того, эта функция языка усваивается раньше всех других функций маленькими детьми, так как стремление вступить в коммуникацию появляется гораздо раньше способности передавать или принимать информативные сообщения.

Метаязыковая функция (или функция толкования) преследует цель установления тождества высказывания. Необходимо ввести различие между двумя уровнями языка: «объектным языком», на котором говорят о внешнем мире, и «метаязыком», на котором говорят о самом языке. Метаязык играет очень важную роль не только для лингвистов и для науки в целом, но и в нашем повседневном языке. Мы пользуемся метаязыком, не осознавая метаязыкового характера наших операций (например, «Вы говорите по-русски?» или «Вы понимаете, о чем я говорю»).

Наряду с функциями языка существуют и функции речи. Р. О. Якобсон выделял следующие функции речи:

Коммуникативная (референтивная) функция — это передача какого-либо сообщения, ориентация на контекст сообщения. В процессе коммуникации она самая важная, так как передает информацию о предмете.

Экспрессивная (эмотивная) функция отражает отношение говорящего к высказыванию, прямое выражение чувств отправителя. При использовании экспрессивной функции важно не само сообщение, а отношение к нему. Эмотивный слой языка, например, представлен междометиями, которые являются эквивалентами предложений («ай», «ох», «увы»). Важнейшие средства передачи эмоций — интонация и жесты.

Поэтическая (эстетическая) функция соответствует сообщению, т. е. основную роль играет направленность на сообщение как таковое вне его содержания. Главное — это форма сообщения. Эта функция используется, прежде всего, в поэзии, где большую роль играют стопы, рифмы, аллитерация и т. д., направленные на восприятие, а информация часто второстепенна, причем зачастую содержание стихотворения нам непонятно, но нравится по форме. Эстетическая функция часто используется и в художественной прозе, а также в разговорной речи. Речь в таких случаях воспринимается как эстетический объект. Слова принимаются как что-то или прекрасное или безобразное.

Апеллятивная (директивная) функция соответствует получателю сообщения, на которого ориентируется говорящий, пытаясь тем или иным образом воздействовать на адресата, вызвать его реакцию. Грамматически это часто выражается повелительным наклонением глаголов (Говори!), а также звательным падежом в архаичных текстах (человече, сыне).

Фатическая функция (контактоустанавливающая) соответствует контакту. Цель сообщения при этой функции — установить, продолжить или прервать коммуникацию, проверить, работает ли канал связи. В языке для этих целей имеется большое количество фраз-клише, которые используются при поздравлениях, в начале и конце письма, причем они, как правило, не несут буквальной информации. Часто, когда мы не знаем, о чём говорить с человеком, но молчать просто неприлично, мы говорим о погоде, о каких-либо событиях, хотя нас они могут и не интересовать.

Метаязыковая функция — соответствует коду, т. е. предметом речи служит сам код. Это язык о «языке». [19]

Таким образом, рассмотрев функции языка и функции речи, мы видим, что многие функции свойственны и языку, и речи, а именно: апеллятивная, коммуникативная, поэтическая, фатическая и метаязыковая. Центральной функцией языка и речи является коммуникативная, которая реализуется посредством выражения мысли (передачи сообщения) и воздействия на себя и на других людей. Апеллятивная функция употребляется для адресации к коммуникантам, для призыва. Поэтическая (эстетическая) функция часто используется и в художественной прозе, а также в разговорной речи. Речь в таких случаях воспринимается как эстетический объект. Слова принимаются как что-то или прекрасное или безобразное. Фатическая функция используется для установления контакта. Метаязыковая функция свойственна также как языку, так и речи.

Понятие «коммуникативная ситуация»

В самом общем виде вербальная коммуникативная ситуация может быть определена как ситуация действительности, сложившаяся в результате речемыслительного поведения коммуникантов. Речемыслительное поведение описывается в психологии как особый вид социальной деятельности — речевая деятельность: «специфическая форма человеческой деятельности, её самостоятельный вид». [9, c. 56] Коммуникативная ситуация характеризует обстоятельства общения в целом, его стимулы, его участников и т. д.

Н.И. Формановская понимает под коммуникативной ситуацией «сложный комплекс внешних условий общения и внутренних состояний общающихся, представленных в речевом произведении, направляемом адресату». [16, c. 56]

В.Г. Гак выделяет в структуре коммуникативной ситуации говорящего и его адресата, пресуппозиции как фонд общих предварительных знаний, коммуникативные намерения и цели общения как деятельностные компоненты ситуации, место, время, обстоятельства действительности как предметные компоненты ситуации, отношения между коммуникантами, их социально-статусные характеристики как социально-психологические компоненты ситуации. [5]

И.П. Сусов описывает структуру коммуникативной ситуации следующим образом: «Я — сообщаю — тебе — в данном месте — в данное время — посредством данного высказывания — о данном предмете — в силу такого то мотива или причины — с такой-то целью или намерением — при наличии таких-то предпосылок или условий — таким-то способом». [15, c. 9]

Практически во всех примерах структурирования коммуникативной ситуации проявляются связи и отношения между компонентами социально-коммуникативной деятельности.

Рассмотрим некоторые компоненты коммуникативной ситуации подробнее:

1. адресат и адресант (кто — кому). Адресат (имеющий стимул к общению) прогнозирует в адресанте определенный образ, ориентируясь на который он использует общий фонд знаний, выбирает тему и регистр общения. Социальные взаимоотношения адресанта и адресата упорядочиваются по двум координатам — вертикали «вышестоящий — равный — нижестоящий» по статусу и роли, а также по горизонтали «свой — чужой». Эти координаты могут пересекаться, и тогда возникают дополнительные отношения «чужой вышестоящий», «равный свой» и т. д. Адресат и адресант являются носителями социальных статусов и ролей, что находит отражение в употребление конкретных языковых единиц.

2. тема (о чём). Она продиктована как предметно-признаковым окружением общающихся, так и текущим моментом жизненных задач.

3. мотив и цель (почему и зачем). Стимул и побудительная причина общения. Это область коммуникативных замыслов, интенций, намерений говорящего по отношению к фрагментам действительности.

4. место и время (где и когда). Партнеры встречаются в точке и в момент коммуникативного контакта — здесь и сейчас, что образует локально-темпоральный каркас речевого действия. Также партнеры общаются в каком-то предметном и протекающем участке места и времени, что предопределяет событийный план представляемой в высказывании ситуации.

Коммуникативная ситуация характеризуется степенью контроля и самоконтроля речевого поведения общающихся и соответствующего выбора языковых средств для построения речевого произведения.

Особенности диалогического общения

Диалог является одним из видов речевой деятельности. В центре нашего внимания находится изучение функционирования обращений в художественной диалогической речи, поэтому очень важно раскрыть суть диалога с позиций коммуникативного взаимодействия.

Диалог — как общественный и культурный феномен широко рассматривается в научных исследованиях последних десятилетий. Многогранность диалога привлекает интерес представителей таких наук как философия, социология, психология, семиотика, этнология. Но наиболее глубоко и подробно этот феномен рассматривается в лингвистике и особенно в прагмалингвистике, которая занимается анализом конкретных ситуаций общения. Прагматический подход учитывает такие параметры общения как субъект и адресат речи, цели речи, отношения между участниками коммуникации. С этой точки зрения диалог является воплощением сложного коммуникативного акта. Сложность состоит в том, что здесь два говорящих, два слушающих, следовательно, усложняется взаимодействие интенций, эмоций и оценок партнеров, возникают проблемы понимания, интерпретации смыслов и т. д.

Существуют различные определения понятия диалога. Согласно мнению Н. Д. Арутюновой и Е. В. Падучевой именно «в диалоге воплощена речь как действие со всем спектром возможных для неё коммуникативных целей». [3, c. 10]

Диалогическое общение — это целостный коммуникативный процесс обмена мыслями, чувствами, отношениями, высказываниями между партнерами по общей для них проблеме в виде речевой деятельности; цепь логически и содержательно связанных речевых реплик или высказываний непосредственно общающихся людей. Для осуществления диалогической речи необходимо участие, по меньшей мере, двух коммуникантов.

Кроме этого в диалоге следует учитывать коммуникативную интенцию, т. е. правила смены ролей между говорящими, взаимонаправленность внимания участников коммуникации, которая включает в себя ориентацию актуального говорящего на слушающего и ориентацию актуального слушающего на говорящего.

Х. Хенне и Х. Ребок интерпретируют диалог как «центрированную интеракцию», т. е. взаимодействие между двумя коммуникативными партнёрами со свободной сменой коммуникативных ролей. [23]

Такое понимание диалогического общения обращает нас к понятию интеракция как взаимодействие людей, участвующих в коммуникации. Взаимодействие понимается как «непрерывное производство цепочек взаимообусловленных актов, построенных двумя или несколькими агенсами, из которых каждый, с одной стороны, управляет, а с другой — руководствуется действиями другого». [25] В результате складываются отношения «субъект — субъект». Таким образом, речь двух собеседников требует их коммуникативных действий с учётом правил взаимодействия и воздействия. Л. М. Михайлов называет эти необходимые условия конституирования диалогического общения «принципами коммуникативно-прагматической организации этой формы речи». [11, c. 56] Автор представляет их следующим образом:

Принцип коммуникативного сотрудничества — наиболее общий и фундаментальный принцип для организации диалога как формы речи. Речь должна быть подчинена определённым правилам согласования, т. е. требует тесного коммуникативного сотрудничества. При этом должны учитываться цели, мотивы и задачи общения. Решающее значение для соблюдения этого принципа имеет способность собеседников определять функциональные типы предложений и коммуникативные интенции говорящего, различать прямые и косвенные речевые акты и адекватно реагировать на них, владеть метакоммуникативным инвентарём высказывания и правилами речевого этикета.

Принцип воздействия — это рассмотрение диалога как воздействия. Этот принцип предполагает наличие субъекто-объектных отношений. Например, разные функциональные типы предложений воздействуют по-разному. Так, вопросительные предложения побуждают к ответу, а также провоцируют эмоциональную реакцию, например, негодование или нежелание отвечать.

Принцип взаимодействия — это рассмотрение диалога как взаимодействия. Этот принцип предполагает исходным субъектно-субъектные отношения, когда оба собеседника активно участвуют в процессе общения. Взаимодействие — это категория довольно широкого значения. Она включает в себя такие процессы, как воздействие различных объектов друг на друга, их взаимную обусловленность, изменение состояния, взаимопереход, а также порождение одним объектом другого. Понятие взаимодействия находится в глубокой связи с понятием структуры. Оно выступает как фактор, посредством которого происходит объединение частей в определённый тип целостности.

Н.И. Формановская терминологически приравнивает диалог, дискурс и диалогический дискурс, так как: «Диалог — динамичное, развивающееся речевое явление…». [16, c. 335] Размышляя далее об устройстве и функционировании диалога, она отмечает следующее: «Диалог формируется как процесс и продукт речевой деятельности двух коммуникантов, включающий: а) знания говорящего о мире, о ситуации общения, его мнения, установки, интенции, эмоции, оценки и т. д.; б) учет по возможности таких знаний, мнений и т. п.; в) ориентировку на социальные роли и статус адресата в соотношении с собственными такими показателями — и т. д. В результате создается сложное речевое произведение, отражающее коммуникативное событие устного контактного непосредственного общения, в котором партнеры вербально (или невербально), путем смены коммуникативных ролей говорящего и слушающего в конкретной ситуации стремятся к достижению, с помощью определенных стратегий и тактик, желаемых результатов — и достигаю или не достигают их». [16, c. 335]

Принято различать микродиалог, состоящий из двух согласованных реплик — т.н. диалогическое единство, и макродиалог, находящий выражение в диалогическом жанре: беседа, спор, ссора и т. д. И то, и другое дискурсное или текстовое воплощение совместной деятельности коммуникантов, содержащей много разнообразной информации, которая заслуживает пристального внимания. Исследуемая нами языковая единица обращение будет рассматриваться как в контексте микродиалога, так и в контексте макродиалога.

1.2 Обращение: статус и характеристики

В системно-структурном описании языка обращение находится на периферии системы синтаксиса: это не предложение, не словосочетание и не словоформа в принятом смысле. Авторы, которые занимаются синтаксическим описанием обращения, отмечают свойство обращения не вступать в синтаксические связи с другими словами в предложении и его особую интонационную оформленность. При этом толкуется оно как слово или группа слов, которые называют того, к кому обращаются с речью. Н. И. Формановская подвергает критике отнесение обращения к понятию «слово» и задается вопросом, «каким образом слово получает облигаторную интонационную оформленность: как известно, слово как единица номинативного уровня интонации не имеет». [16, c. 194] Непонятно также, что, если это слово, почему оно не вступает в синтаксические связи с другими словами, что соответствовало бы законам языка.

Можно сравнить обращение и со звательным падежом, который не сохранился в некоторых современных индоевропейских языках. Но считать обращение падежом не совсем правомерно, так как падежные формы должны служить для скрепления слов в предложении. «Звательная же форма обращения никак не скрепляет слова, она отделяет обращение от текста, придавая ему особый самостоятельный статус». [16, c. 195]

Такие свойства обращения как интонированность и несочетаемость позволили А. А. Шахматову считать их односоставными предложениями, отягощёнными дополнительными семантическими оттенками упрека, предостережения, радости, изумления и т. д. Совершенно справедливой представляется критика Н. И. Формановской, которая замечает: «Однако становится неясным, каким образом дополнительные семантические приращения переводят единицу одного уровня в единицу другого уровня, т. е. слово в предложение». [16, c. 196]

Другой автор, В. П. Проничев, считает обращения в препозиции номинативно-побудительными предложениями, выражающими понятие о собеседнике. [13] Здесь сомнение вызывает термин «понятие», скорее всего это интенция, намерение говорящего по отношению к его партнеру по общению.

Всю противоречивость данной языковой единицы, на наш взгляд, может устранить коммуникативно-прагматическое описание языка.

С точки зрения прагматики обращение представляет собой речевое действие. При этом интенция говорящего как мотив и цель речевого действия — призыв, привлечение внимания собеседника для вступления с ним в коммуникацию.

Обращение принадлежит сфере речевого этикета, так как при помощи обращения устанавливается и поддерживается речевой контакт с собеседником, регулируются представления о ситуации общения и о ролевых позициях партнеров, их социальных и личных взаимоотношениях.

Обладая общим смысловым значением — называть адресата речи, обращения предназначены для маркирования социальных отношений, устанавливаемых в рамках коммуникативного акта. Факт употребления того или иного обращения должен непременно свидетельствовать об определенной ситуации, об определенных социальных отношениях. [11]

Коммуникативная ситуация, в которой реализуется обращение как единица речевого этикета, имеет следующую структуру: я — тебя (вас) — здесь — сейчас — имея мотив и цель — зову (называя) — чтобы включиться в контакт — в избранной тональности.

Обращения целесообразно рассматривать в зависимости от позиции, то есть от того, является ли оно свободным или несвободным относительно текста. С этой точки зрения различают препозицию, интерпозицию и постпозицию.

Функции обращения

Обращение реализует в процессе общения самые различные функции, причём «особенностью обращения является то, что в одном словоупотреблении совмещается ряд функций и обращение предстает единицей многозначной» [14]. Вопрос о функциях обращения поднимался во многих работах, но они исследовалось главным образом в формально-синтаксическом и стилистическом аспектах и почти не рассматривались с точки зрения семантической (референтной) или коммуникативно — прагматической реализации.

Л.П. Рыжова выделила следующие функции обращений: социально-регулятивную, интенциональную, перлокутивную, идентифицирующую, характеризующую и перформативную. [14]

Одной из основных функций обращения является социально-регулятивная, содержание которой определяется зависимостью выбора формы обращения от статуса и социальных ролей коммуникантов, отношений между ними, места и обстановки речевого акта, стиля и типа речи. Для выявления социально-регулятивной функции обращения можно представить его в виде высказывания Я сообщаю вам/тебе, что я обращаюсь к вам/тебе, которое отображает основные компоненты коммуникативного и социативного актов: я — адресант, вы/ты — адресат. Отношения между конституирующими обращение компонентами устанавливаются на основе процедуры анализа высказываний, предложенной А. А. Холодовичем, правда, с некоторыми оговорками. А. А. Холодович выделяет в высказывании четыре компонента: А — говорящий, В-слушающий, С — семантический субъект, Д — семантический объект. В случае обращения компоненты, А и С представляют одно то же лицо — отправителя речи, адресанта, компоненты В и Д — получателя речи, адресата. В соответствии с этим устанавливаются отношения между компонентами обращения.

Отношение А> В-это отношение респективности, т. е. уважительное / неуважительное, вежливое / невежливое отношение говорящего к адресату, определяемое нормами речевого этикета.

Отношение А>С — это отношение субъектной иерархичности. Поскольку А=С, то это отношение передает оценку говорящим своего социального статуса слушающему (более высокий, равный, более низкий), оценку своих социальных ролей в рамках данного коммуникативного акта.

Отношение А>Д — это отношение объектной иерархичности. Данное отношение передает оценку социального статуса адресата относительно социального статуса говорящего, отражает представление говорящего о социальных ролях адресата.

Анализируя отношения А>С и А> Д, нужно иметь в виду, что в обращении эти отношения «характеризуют не каждого из общающихся в отдельности, а адресанта (=посылающего сообщение) и адресата (= получающего сообщение) вместе как действующих лиц одной ситуации общения. Высший может быть высшим только в той ситуации, где он связан с низшим, и наоборот. Точно так же быть равным, своим или чужим, можно лишь по отношению к другому равному, своему или чужому. Каждое лицо характеризуется при этом не абсолютно, не само по себе, а только лишь через соотношение с другими лицами в данной конкретной ситуации». [14, c. 77]

Отношение С>Д в случае обращения является аналогом отношения А> Д; кроме того, оно указывает, что С совершает действие относительно Д с определенной целью. [20]

Таким образом, выявление отношений респективности, субъектной и объектной иерархичности, а также коммуникативной направленности обращения указывает на то, что обращение реализует в тексте (высказывании) функцию социальной регуляции, определяемую социальными ролями коммуникантов, соотношением их социальных статусов, правилами и нормами речевого этикета.

Интенциональная функция — выражение просьбы, мольбы, приказа, предупреждения, приглашения, угрозы и т. п. Здесь главным является то, что авторская интенция реализуется в тех случаях, когда она не выражена лексически, а детерминирована ситуацией речевого акта или окружающим контекстом.

Перлокутивная (реактивная) функция - употребление обращения в качестве ответа на то или иное сообщение. Содержанием этой функции является имплицитное выражение радости, огорчения, обиды, удивления, упрека и т. п., определяемые ситуацией общения или контекстом.

На основе референтной отнесенности имени можно выделить такие семантические функции обращения, как идентифицирующая и характеризующая (предикатная). По мнению Н. Д. Арутюновой «в предложении регулярно реализуются две основные коммуникативные функции — идентификация предметов, о которых идёт речь, и предикация, вводящая сообщаемое. Значение слов приспосабливается к выполнению одного из этих заданий… Апеллятивы создают промежуточную между идентифицирующей и предикатной номинацией зону семантики, сочетающей черты этих двух принципиально разных типов имён. Они осуществляют переход от идентифицирующей, объективной семантики к семантике, субъективного типа, соответствующей номинациям, употребленным в позиции предиката» [2, c. 326], так как «обращение в функциональном отношении двойственно. С одной стороны, оно позволяет адресату идентифицировать себя как получателя речи, с другой стороны, в обращении часто выражается отношение говорящего к адресату». [2, c. 355]

Идентифицирующая функция обращения реализуется, прежде всего, в ситуациях группового общения, где оно случается для выделения одного из собеседников, уточнения адресата с целью побуждения его к действию.

Идентифицирующая функция проявляется также в высказываниях, где обращение соотносится с высказываниями второго лица: «Kommst du mit, Achim?» или с глаголами в форме повелительного наклонения: «La? ihn, Robert!».

Выполнение обращением идентифицирующей функции опирается на прямую связь имени с референтом (в случае обращения — с адресатом). При этом идентифицирующая функция обращения с точки зрения восприятия его адресатом — явление универсальное, присущее любому обращению, тогда как с позиции адресанта наличие этой функции определяется ситуацией общения и авторской интенцией.

Употребление в позиции обращения эмоционально-оценочных номинаций, характеризующих адресата по различным признакам, определяется способностью обращения выражать отношение говорящего к адресату, что является содержанием характеризующей функции. Характеризующие номинации могут отражать отношение к адресату через отношение к его поступкам, к его поведению, к его образу жизни. Обращения также могут характеризовать адресата по внешнему виду.

Таким образом, реализация обращением характеризующей функции основывается на контакте «между денотатом имени и понятием (сигнификатом), элементом мира и элементом нашего мышления о мире» [2, c. 26], вследствие чего характеризующие номинации в позиции обращения ситуативны, отражают ситуацию речевого акта и носят субъективный характер. [14]

Для выявления перформативной функции существенным является вопрос об отношениях между коммуникантами, поскольку «перформативные высказывания употребляются для того, чтобы воздействовать на волю слушающего» [14, c. 78], то есть успокоить, убедить в чём-то.

Общение как деятельность предполагает не только направленность речи, исходящей от говорящего, на адресата, но и ответное направленное внимание лица, являющегося адресатом речи, к высказываниям, исходящим от говорящего. Включение или переключение внимания на речь требует определенных усилий со стороны адресата и известной, пусть измеряемой долями секунды, затраты времени на это. Внезапная (при невключенном внимании адресата) речь может быть не воспринята адресатом вообще или воспринята не полностью, ущербно. С целью избежать подобных потерь при общении пользующиеся языком реализуют в своей речевой деятельности фатическую функцию языка. Она направлена на включение / переключение внимания адресата на сообщение, поддержание на нужном уровне внимания адресата в период передачи сообщения и, наконец, на размыкание речевого контакта. В связи с этим возникающий в результате деятельности текст обычно включает не только собственно сообщение, но и элементы, функциональное назначение которых заключается в том, чтобы обеспечить прием сообщения адресатом. На каждой из трех выделенных фаз общения осуществлению этой же метакоммуникативной функции подчинены и возможные отзывы, языковые и неязыковые, со стороны адресата, посредством которых осуществляется обратная связь между автором сообщения и адресатом. Таким образом, регулирование процесса речевой коммуникации средствами самой речи включает в себя: а) установление речевого контакта, б) поддержание речевого контакта и в) размыкание речевого контакта. Рассмотрим основные особенности каждой из указанных трёх фаз и некоторые типичные средства реализации фатической метакоммуникативной функции.

Установление речевого контакта — это своеобразная нулевая фаза общения, предшествующая передаче собственно сообщения. Метакоммуникативной задачей, решаемой на данной фазе общения, является часто идентификация автора / источника сообщения. Такая дополнительная метакоммуникативная функция может быть необходима в условиях неопознаваемости или неопознанности автора / источника сообщения или трудности его опознания в силу, например, особенностей канала связи.

Установление речевого контакта может осуществляться путем употребления специальных элементов (междометий, а также иных частей речи в междометном употреблении), предваряющих «содержательную» речь.

Контактоустанавливающая функция присуща и обращениям, если обращение стоит в начале высказывания.

Связанные с установлением речевого контакта речевые действия имеют то общее свойство, что обычно они не являются сами по себе целью общения. Они предваряют собственно общение, создавая для его успешного осуществления необходимые условия. Они, как говорилось выше, своеобразная нулевая фаза общения, в которой осуществляются речевой контакт, уточняются необходимые параметры, касающиеся личности и взаимных отношений общающихся. Показательным для их несущественности по отношению к содержательной части общения является то, что при пересказе акта общения третьему лицу сведения о нулевой фазе обычно опускаются. Лишь если имели место какие-то отклонения от нормального течения нулевой фазы, трудности в ее осуществлении, на них может фиксироваться внимание при пересказе акта общения.

Поддерживание речевого контакта. Установлением контакта не исчерпываются метакоммуникативные задачи, решаемые в процессе общения. В ходе передачи сообщения говорящему важно, чтобы его сообщение принималось в течение всего времени его передачи. С целью поддержать восприятие адресатом текста на нужном уровне активности в передаваемое сообщение могут включаться, например, обращения к адресату, делаться специальные паузы, ставиться контролирующие вопросы и т. п. Осуществляемый говорящим выбор оптимальных паралингвистических параметров передачи сообщения, возможное их изменение в ходе общения свидетельствуют о том, что говорящий осознанно или неосознанно осуществляет оценку условий общения в процессе передачи сообщения.

Для данной фазы общения важным является также получение сигналов от адресата, которые свидетельствуют о его включенности в процесс принятия сообщения. Этой метакоммуникативной цели служат междометия, нейтральные фразы приёма сообщения, эмотивно-оценочные фразы. Значащим может быть и отсутствие сигнала. Так, тишина в зале может служить показателем внимания слушателей к принимаемому ими сообщению.

Размыкание речевого контакта. Бытовое общение обычно не использует специальных показателей размыкания речевого контакта. Собственно, в языке и нет для этого специализированных средств типа отмечавшихся выше в связи с фазами установления и поддерживания речевого контакта. Однако в специальных текстах в некоторых сферах общения прослеживается тенденция к канонизации определенных выражений в качестве метакоммуникативных сигналов — показателей окончания сообщения.

Таким образом, социо-, психо- и физиологические сообенности речевого общения обуславливают необходимость осуществления в процессе общения, наряду с коммуникативной, метакоммуникативной функции. В акте речевого общения и возникающем в результате общения тексте можно выделить соответственно два плана: коммуникативный (план передачи и приема собственно сообщения) и метакоммуникативный (план регулирования речевого общения в процессе общения).

Изучение социально-регулятивной, коммуникативно-интенциональных и семантических функций обращения показало, что обращение всегда реализует одновременно несколько функций, образующих сложную систему взаимодействия. Функция социальной регуляции обуславливает реализацию обращением семантических и речеактовых (коммуникативно-интенциональных) функций и является обязательным компонентом вокативной функции (или функции адресации), сущность которой заключается в привлечении внимания другого лица или побуждении его к совершению некоторого действия. Вокативная функция представляет собой более частный компонент фатической (контактной) функции. Нужно, однако, отметить, что понимание фатической функции заключается в установлении контакта. Думается, более адекватным является ее широкое понимание как функции организации интеракции, т. е. использования в процессе взаимодействия языковых средств для начала, поддерживания и окончания контакта, обусловленного фокусировкой внимания на контактном элементе сообщения.

Функции обращения как компонента средств речевого контакта занимают определенное место в иерархической системе функций речевого контакта и, следовательно, в иерархической системе функций языка, представление о которой даёт опыт Л. А. Киселевой, считающей, что главенствующее положение занимают коммуникативная и мыслительная функции. [10] Они представляют собой диалектическое двуединство и реализуются в виде частных функций, одной из которых является прагматическая функция (функция воздействия и регуляции поведения), включающая, в свою очередь, контактную (фатическую) функцию. [15]

На основе классификации функций обращений Л. П. Рыжовой мы определили основные функции для нашего анализа: фатическую, социально-регулятивную, перформативную, перлокутивную, интенциональную, идентифицирующую и характеризующую.

2. Коммуникативно-прагматический и функциональный потенциал обращения в диалогической речи

2.1 Позиционно-структурная характеристика обращений

В зависимости от места обращения в тексте различают свободные и несвободные обращения. Свободным обращениям присуща препозиция или вообще не включенность в текст, несвободным — интерпозиция или постпозиция. Например:

Обращение в препозиции:

- «Heinz, hor auf damit, das macht den Mischa nur verruckt. » [21, с. 63]

- «Conny, geh lieber«, sagte Selman zu mir, «du machst alles nur noch schlimmer. » [22, с. 34]

- «Herr Thumert«, sagte Gertrud. «Meine Mutter hat vier Sohne verloren. Das reicht. » [24; с. 88]

- «Mensch, du wirst ja ganz blass! Fehlt dir was?» [26, с. 32]

Обращение в интерпозиции:

- «Nee, Mann, so darfste das nich sehn, Mann, die hatte ich, klar, von Franki, aber,

Mann, wei?t du, ich hab Zappa dafur gekriegt, und Zeppelin. " [21, с. 52-53]

- «Hey, Typ, du vergisst, wo du dich befindest. Das hier ist die Ameisensiedlung. Wer

hier lebt, den kann so schnell nichts schocken«, sagte Andi uberheblich. [22, с. 185-

186]

- Maurice sagt: «Denk nach, ma petite, jetzt hast du Zeit. Wer denkt, der lernt. Und wenn du hier rauskommst, dann zeig, was du gelernt hast. » [24, с. 6]

- «Tut mir Leid, mein Junge, alles besetzt. » [26, с. 193]

Обращение в постпозиции:

— «Was hat die Armee aus dir gemacht, Bernd?» fragte Frau Kuppisch, den Tranen nahe. [21, с. 117]

— «Ich konnte dir eine Praktikumsstelle besorgen, Conny. » [22, с. 113]

— «Da hat der alte Haake mal Recht. Im Fruhling ist der Krieg namlich vorbei und wir brauchen keine Bucher mehr, was, Kleine?» [24, с. 30]

— Sven stand auf. «Der Jojo wei? das auch, Herr Loffler. Ich habe nicht vorgesagt. » [26, с. 74]

Частотность употребления свободных и несвободных обращений выглядит следующим образом:

Таблица 1 — Позиция обращений в тексте

Препозиция

Интерпозиция

Постпозиция

46,4%

17,2%

36,4%

Таким образом, мы видим, что чаще всего обращение встречается в препозиции (свободное обращение). Это можно объяснить тем, что в основном обращение служит для установления контакта и привлечения внимания адресата.

С точки зрения структуры выделяют нераспространённые, распространённые двучленные и распространённые трёх- и более членные обращения:

Нераспространённые обращения:

— «Zoni, mach mal winke, winke, wir wolln dich knipsen!» [21, с. 9]

— «Conny, du begreifst nicht, um was es geht. » [22, с. 56]

— «Leg dich hin, Mutti«, sagte ich. «Ich komme gleich. » [24, с. 21]

— Und dann sagte Axel eines Tages: «Du, heute bin ich pleite. Kannst du nicht mal die Zigaretten bezahlen?» [26, с. 36]

Распространённые двучленные обращения:

— «Jawohl, Herr Wachtmeister, lassen Sie das nicht durchgehen!» [21, с. 46] (существительное + существительное)

— «Mein Gott, lernt ihr in der Schule denn nicht, wie man anstandige Bewerbungen schreibt?» [22, с. 6] (местоимение + существительное)

— Als ich klein war, hatte meine Mutter es mir beigebracht. «Lieber Gott, mach mich fromm, dass ich in den Himmel komm. » [24, с. 149] (прилагательное + существительное)

— «Behalten Sie mich mal lieber hier, Herr Richter. Das ist wenigstens ein richtiges Gefangnis. » [26, с. 215-216] (существительное + существительное)

Распространённые трёхчленные:

— «Hab ich dich gefragt, du kleines Flittchen«, schrie meine Mutter mich an. [22, с. 121] (местоимение + прилагательное + существительное)

— «Mein lieber Junge, zu deinem Geburtstag wunsche ich dir alles Gute. Ich wollte dich gern besuchen, aber wir haben im Geschaft leider so viel zu tun, dass ich mir gerade jetzt keinen freien Tag nehmen kann. Dafur habe ich auch ein schones Paket an dich abgeschickt, und beim nachsten Besuchstag komme ich dann ganz bestimmt. In Liebe, deine Mutter. » [26, с. 97] (местоимение + прилагательное + существительное)

Проведя наше исследование, мы установили, что в основном употребляются нераспространённые обращения. Встречаются также двучленные и трёхчленные обращения.

Таблица 2 — Классификация обращений по структуре

Нераспространённые обращения

Распространённые двучленные обращения

Распространённые трёхчленные обращения

73,8%

25,5%

0,7%

Среди двучленных структур встречаются следующие комбинации:

Таблица 3 — Структура двучленных обращений

Существительное +

Существительное

Местоимение +

Существительное

Прилагательное +

Существительное

41,5%

48,8%

9,7%

Что касается трёхчленных обращений, то они состоят в большинстве случаев из следующих компонентов: местоимение + прилагательное + существительное.

С точки зрения постоянных социальных и ролевых признаков выделяются социально-ориентирующие (ролевые) обращения, которые включают в себя: имена собственные (Heinz, Mario, Horst, Paul, Conny, Andi, Benni, Viktor, Michi, Chris, Regine, Maurice, Jan, Trudchen, Walter, Fritz, Max, Jochen, Axel, Sven,), прозвища (Zoni, Hungerhaken, Su? e, Klugschei? er, kleines Flittchen, Kleine, Typ, Ausweib, ma petite, Doskopp, moje kochanie, Sau, Dackel, Boxer, Jojo, Pudel), гоноравтиные обращения, т. е. стандартные вежливые формы обращения (Herr Wachtmeister, sehr geehrter, Herr Pastor, Frau Lebermann, Conny Lebermann, Frau Herholzer, Herr Feldmann, Herr Steffens, Herr Thumert, Herr Katz, Herr Hamel, Herr Loffler, Herr Winkelmann, Frau Jager, Kollege Hamel, Herr Richter), термины родства и внутрисемейных отношений (Mama, Papa, Mutti, mein Junge, liebe Mutter, mein lieber Junge), более специализированные формулы обращения, т. е. звания, титулы, степени должности (Meister Horkefeld, Genosse Oberstleutnant), общие формулы обращения (Leute, Mensch, mein Gott, meine Herrschaften, Mann, Leute, meine Damen, Junge, Freundchen, Burschchen), местоимения (du).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой