Казахская диаспора в Китайской Народной Республике

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

Введение.

Гл. 1 История формирования казахской диаспоры в Китае.

1.1 Причины переселения.

1.2 Адаптация и сфера занятости.

1.3 Диаспоральная политика КНР.

Гл. 2 Социально-политическое положение оралманов (репатриантов) в Казахстане

2.1 Политика Республики Казахстан в отношении соотечественников за рубежом и репатриантов.

2.2 Специфика и трудности адаптации оралманов.

Заключение.

Список использованных источников и литературы.

Введение

Актуальность исследования. Диспоралогия очень молодая наука несмотря даже на то, что само слово «диаспора» известно еще с 586 г. до н.э. Многие работы ведутся по изучению китайской, немецкой, русской, корейской, японской и других диаспор, но по изучению казахской диаспоры написано и издано очень мало работ, особенно казахстанских авторов, одной из причиной этому является не финансирование государством программ по изучению казахской диаспоры в стране проживания. Теоретически многие из них опираются на исследования российских авторов, а практически политика Республики Казахстан в отношении диаспоры опирается на опыт Израиля и Германии в этой области. Но известны, что казахская диаспора изучалась зарубежными исследователями как в годы Советского Союза, так и на современном этапе. Но к сожалению многие вопросы так и остались малоизученными, так как переселение казахов велось во время войн или же насильственно, то многие документы и другие письменные источники не сохранились, некоторые вопросы прояснились благодаря только воспоминаниям очевидцев. Так как изучение казахской диаспоры в Республике Казахстан ведется только последние десять лет, в связи с приобретением независимости, эта тема до сих пор остается малоизученной и имеет много нерешенных проблем, как теоретического характера, так и практического. Остается плохо изученным влияние казахской диаспоры на международные отношения и отношения внутри страны-проживания.

Также в контексте темы есть ряд ключевых понятий, неопределенность которых создает сложность при определении тенденций по причине постоянного изменения границ Республики Казахстан. К этим понятиям относятся: «этнос», «нация», «этническая группа», «национальное меньшинство». Кроме того, в современной научной литературе отсутствует четкая дефиниция понятия «диаспора». Важной методологической частью работы является и эмпирическая интерпретация используемых понятий, таких как «соотечественники», «оралманы», «репатрианты», «иммигранты» и «мигранты».

«Диаспора» — слово греческого происхождения, означающее «рассеяние» и определяющее совокупность древних евреев, расселившихся вне Палестины со времени Вавилонского плена в 586 г. до н.э., вследствие насильственного переселения их в Вавилонию после взятия Иерусалима вавилонским царем Навуходоносором II. Постепенно термин стал применяться к другим этническим и религиозным группам.

Традиционно под диаспорой понимают часть народа (этнической общности), проживающую вне страны его происхождения, имеющую общие этнические корни и духовные ценности. Для диаспоры характерно осознание себя частью народа, проживающей в ином государстве; наличие собственной стратегии взаимоотношений с государством проживания и исторической родиной (или ее символом); формирование институтов и организаций, деятельность которых направлена на сохранение и развитие этнической идентичности. Диаспоры становятся неотъемлемым фактором современных международных отношений в силу углубления взаимодействия и взаимозависимости государств и, как следствие, нарастание миграционных процессов. В основе образования диаспор могут лежать и такие причины, как передел границ, распад государственных образований, миграционные потоки, вызванные угрозой насильственного выселения либо геноцида.

В современной политической науке понятие «диаспора» относится к одной из шести категорий этнической политики и характеризует этническую группу, проживающую в новых условиях, часто в нетрадиционной среде обитания. Диаспора создается миграциями, которые, в свою очередь, зависят от исторических событий, породивших, сформировавших и развивших ее.

Рассматривая понятие «диаспора», прежде всего, следует ее определять как вид отношений из трех составляющих: а) собственно этнических групп в их различных лингвистических, религиозных, исторических формах; б) родины, т. е. географической области, к которой этнические группы имеют привязанность; в) страны пребывания, т. е. той страны, где на сегодняшний день проживает диаспора.

Казахская диаспора обладает некоторыми особенными чертами, представляющие исторический и теоретический интерес. Во-первых, диаспоральные казахи никогда не составляли большинства в тех областях, где они проживали, тем самым являясь этническим меньшинством, не имели и не имеют значительного политического веса в политической структуре Китая, практически не обладая политической автономией, чтобы доминировать над остальным населением.

Диаспора, являясь этническим меньшинством старается поддерживать материальные и духовные связи со страной своего происхождения. Джон А. Армстронг предложил следующую дифференциацию диаспор: мобильная и пролетарская. Представители пролетарской диаспоры осознают свою принадлежность к передовой цивилизации, их профессиональные, коммуникативные и организационные способности позволяют им занять значительные (чаще всего экономические) позиции в стране проживания. Благодаря космополитической ориентации, языковым навыкам и коммерческим связям мобильные диаспоры играли и играют влиятельную роль во внешних сношениях с принявшей их страной.

Пролетарская диаспора является продуктом трудовой миграции, в большей степени из сельскохозяйственных районов стран второго и третьего мира в имперские государства. Практически у этих трудовых иммигрантов нет ни профессиональных, ни коммуникативных, ни организационных навыков для эффективного действия в своих коллективных интересах. Занимаясь непрофессиональным трудом, представители пролетарских диаспор не имеют возможности оказывать влияние на политику правительства.

Вышесказанное дает возможность отнести некоторую (незначительную) часть казахской диаспоры, к мобильной диаспоре., хотя и не обладающей политическим влиянием в станах-реципиентах, но благодаря высокой коммуникативной, организационной способностям и использованию традиционных знаний, сумевшей выжить в инокультурной среде обитания, без средств к существованию и мобильно приспособиться к новой экономической системе, создать путем развития этнического бизнеса новые рынки труда и товара.

Под термином «ирредента или невоссоединенная нация» в современной политической науке подразумеваются этнические меньшинства, населяющие территорию, смежную с государством, где большинство проживающих их соотечественники. За пределами своей страны ирредента оказалась вследствие войн, аннексии и спорных границ.

Исследованиями в данном направлении, и «ирредентизмом», занимают одно из приоритетных направлений конфликтологии, истории международных отношений, этнической политике. Однако, в бывшем Советском Союзе, республики которого были созданы на основе комплекса колониальных моделей территориальных захватов Российской империи, а также большевистских национально-территориальных разграничений в Казахстане и Средней Азии в 1924 г. и 1950−1960-е гг., данная отрасль в общественных науках отсутствовала.

По определению Л. Н. Гумилева, «этнос» — коллектив особей, выделяющих себя из прочих коллективов, а также система различных по вкусам и способностям личностей, продуктов их деятельности, традиций, вмещающей географической среды, этнического окружения, а также определенных тенденций, господствующих в развитии системы. Академик Ю. В. Бромлей считает, что этнос — это «исторически сложившаяся общность людей, обладающая общим, относительно стабильными особенностями культуры (в том числе языка) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от других таких же образований» 48,11

Но наряду с термином «этнос» широко используется такая категория как «нация». В энциклопедическом словаре по политологии авторы определяют нацию как тип этноса, исторически возникшая социально-экономическая и духовная общность людей с определенной психологией и самосознанием.

Но при этом в политологии, социологии, этнологии существует другое понятие согласно которому нация — это искусственная конструкция, которая не имеет собственной субстанции.

Как этническая группа, по мнению Т. В. Полосковой, диаспора определяется как общность людей одной этнической принадлежности, оторванная от своего этноса (народа, нации) и живущая в иноэтнической среде, но сохранившая особенности языка, культуры, этнического самосознания, обычаев и уклада жизни.

В некотором роде правовой аспект работы раскрывает термин «национальные меньшинства». По определению Верховного комиссара ОБСЕ по национальным меньшинствам Ван дер Стула — «…это группа, которая обладает языковой, этнической и культурной особенностью, стремится ее сохранить и выразить свою самобытность».

В Законе Р К «О миграции населения» понятие «оралман» определяется как «иностранцы и лица без гражданства казахской национальности, постоянно проживающие на момент приобретения суверенитета Республикой Казахстан за ее пределами и прибывшие в Казахстан с целью постоянного проживания». Понятие «репатриант» в том же законе определен как «гражданин Республики Казахстан добровольно или вынужденно возвращенный на свою родину».

Там же, термин «иммигрант» определен следующим образом, «иностранцы или лица без гражданства, прибывшие в Республику Казахстан для временного или постоянного проживания», а «мигрант» — это лицо, въехавшее в Республику Казахстан и выехавшее из Республики Казахстан, а также переселяющееся внутри Республики Казахстан вне зависимости от причин и длительности".

Рассматривая различные определения понятий мы пришли к выводу, что к казахам, проживающих в Китайской Народной Республике, больше соответствует определение «диаспора», так как эта часть казахов проживает вне страны своего происхождения и имеет общие этнические корни и духовные ценности.

Анализируя и систематизируя труды по проблемам истории возникновения и современного развития казахской диаспоры предлагается следующая периодизация мировой историографии, разделенная на шесть этапов.

К первому этапу относятся материалы русских и зарубежных географов, ученых, путешественников, в чьих трудах можно найти сведения о казахах, проживавших в странах Востока до 1950-х гг.

Второй этап характеризуется работами советских ученых, в которых рассматривались лишь отдельные вопросы истории казахов, проживавших за рубежом. Одной из причин отсутствия в советской истории комплексных трудов, посвященных казахской диаспоре и ирреденте являлся идеологический запрет на научную разработку проблематики в СССР. Другой важной причиной практически отсутствия научных исследований по теме являлась малочисленность источников в архивах СССР, проблематичность научных командировок советских ученых в зарубежные страны, где сосредоточены документы истории казахской диаспоры из-за «Железного занавеса».

К третьему этапу относятся научные изыскания западных ученых в 1950—1960-е гг., материалы социологических исследований ученых, проводившихся в лагерях и первых поселениях политических беженцев из Восточного Туркестана (Синьцзяна) в данный период, а также исследования казахских поселений турецкими учеными в 1960-х гг.

Четвертый этап характеризуется выходом монографических исследований западных историков, этнологов, изучавших историю и современное развитие казахских обществ в Китае, Турции, Швеции в 1970—1990-х гг.

К пятому этапу можно отнести монографии и различные другие публикации с 1951 года до 2002 года китайских историков, публицистов, статистов и других.

Шестой этап характеризуется трудами казахстанских ученых — историков, философов, демографов, социологов и других, получивших возможность исследовать данную проблему только в период независимости Республики Казахстан.

К работе была привлечена монография Г. М. Мендикуловой «Исторические судьбы казахской диаспоры. Происхождение и развитие.» является единственным комплексным исследованием казахстанского автора о казахской диаспоре, в которой исследуются вопросы исторического процесса возникновения и формирования, а также современное состояние казахской диаспоры. Различные аспекты этой проблемы были рассмотрены в работах К. С. Султанова «Перекресток интересов» и «Реформы в Казахстане и Китае» положение казахов в Китае, как национальных меньшинств и казахов в Казахстане, как оралманов (репатриантов).

Положение казахов является темой многочисленных статей в периодической печати, таких авторов как, Сыроежкина К., Бижанова Б., Балакирева, Каллиолакызы Б., Карина Е., Доброта Л., Касымова Е. и др.

Тема казахской диаспоры затрагивается на научных конференциях и симпозиумах, примеров этому может служить симпозиум, проходивший в г. Туркестане в 1995 г. «Казахская диаспора: проблемы и перспективы», конференция «Государственность Казахстана: истоки и развитие», проходивший в г. Алматы в 1996 г. и др. Интерес к этой теме проявлен не только в Казахстане, но и за рубежом, примером тому может служить научная международная конференция «Идентичность и роль женщины во время перемен: Центральная Азия, Восточная и Центральная Европа и Терция» в г. Анкаре в 1996 г. и конференция «Постсоветский мир: переходный период», проходившая в Великобритании в Редингском университете.

Однако еще до распада СССР проблемы казахской диаспоры были предметом научных исследований и газетных публикаций в различных странах мира. Можно сослаться на работы Ингвара Сванберга «Последние кочевники Китая» (1998) и «Современные казахи» (1999), Милтона Кларка «Побег казахов на свободу» (1954), Лоренса Крейдера и Айвора Уйена «Казахи» (1955) и Анреа Зингера «Казахи Синьцзяна» (1989). В работе же были использованы материалы из монографий Линды Бенсон и Ингвара Сванберга «Казахи Китая», а также китайские источники, такие как («Краткая история мусульманских народов Северо-Западного Китая») и («Краткая история народов Китая»). Также был привлечен к работе художественно-исторический роман Зуруна Шабиду («Атамекен») на казахском языке, арабской вязью.

В работе была использованы монографии Shvartz Henry «The Minorities of Northen China: a survey». (Генри Шварц «Национальности Северного Китая: исследование») и Lias Godfrey «Kazak exodus» (Готфри Лиас «Исход казахов»)

Теоретическая часть работы опирается на исследования Полосковой Т. В., Акимбекова С., Забировой А. Т. и др. авторов.

К подготовке работы были привлечены документы и материалы МИД Р К Отдела по работе с соотечественниками за рубежом. Использованы речи, выступления Президента Р К Назарбаева Н. А., интервью вице-министра иностранных дел Р К Кайрата Абусеитова, Председателя Агентства по миграции и демографии Джагановой Алтыншаш, а также Советника председателя Агентства Р К по миграции и демографии Ансатова Садвакаса.

Помимо официальных документов в данной работе были использованы материалы информационных изданий и сведения, размещенные в Интернете.

Важную группу источников составили статистические сведения о численности казахского населения, указанные во «Всесоюзной переписи населения 1926 г.» и «Об основных показателях Всесоюзной переписи населения 1939, 1959, 1970, 1979 и 1989 гг. «

Методологические принципы исследования. Теоретико-методологической основой работы являются труды политологов и специалистов — международников различных направлений и школ. При подготовке были использованы различные методологические возможности системного подход в различных его проявлениях.

Комплексность и системность изучения проблем казахской диаспоры как фактора международных отношений требует сравнительного рассмотрения интересов, целей государства проживания, в данном случае Китая, исторической родины, т. е. Казахстана и самой диаспоры, ее организации и институтов.

Комплексный подход предполагает изучение проблем на уровне социально-психологическом (взгляды, идеи, ценности, ориентации, носителями которых выступают представители казахской диаспоры), так и на институциональном, общегосударственном и международном. Институциональный уровень предусматривает анализ системы общественно-политических, национально-культурных объединений, возникающих в среде казахской диаспоры, а также деятельность государственных учреждений в стране проживания, в обязанности которых входит решение проблем национальных меньшинств.

Общегосударственный анализ проблем означает изучение базовых направлений государственной политики страны проживания по отношению к национальным меньшинствам.

Цель работы — анализ и систематизация материалов по основным аспектам формирования и развития казахской диаспоры, ее взаимодействию с государственными органами страны проживания, а также Республики Казахстан. Для достижения цели были сформулированы следующие задачи:

Проанализировать причины переселения казахов в Китай, а также их возвращения на историческую родину.

Выявить основные направления диаспоральной политики Казахстана и Китая.

Провести сравнительный анализ положения казахов в Китае и в Казахстане.

Охарактеризовать специфику и трудности адаптации казахов в Китае и казахов, переехавших из Китая в Казахстан.

Кроме того, в дипломной работе рассмотрены особенности становления казахской диаспоры в XVII — XIX вв. и охарактеризованы основные этапы ее формирования. Первый этап формирования казахской диаспоры относится к событиям, имевшим место в XVII — первой половине XIX в., когда в ходе казахско-ойратских войн у казахов были отторгнуты их земли в районе Семиречья, Тарбагатая, Барлыка и др., что повлекло за собой нарушение традиционных маршрутов кочевания казахов Среднего и Старшего жузов и являвшихся одной из причин формирования казахской диаспоры в Китае.

Второй этап в истории возникновения казахской диаспоры в Китае характеризуется событиями, положенных в основу процесса русско-китайского территориального разграничения в Центральной Азии путем подписания ряда важных правительственных документов, таких как: Пекинский договор от 2 ноября 1860 года, Чугучакский Протокол 1864 года, Хобдинский Протокол 1869 года, Тарбагатайский Демаркационный протокол 1870 года, Ливадийский договор 1879 года, Петербургский договор 1881 года. Вследствие подписания и ратификации этих договоров и протоколов казахские территории и население, проживающее на них, были насильственно разделены между Россией и Китаем и без учета их желаний были распределены в подданство к ним.

В дипломной работе будут также исследованы исторические события ХХ в., повлиявшие на развитие казахской диаспоры, такие как проведение Столыпинской аграрной реформы в Казахстане, национально-освободительное движение в Центральной Азии 1916 году, гражданская война 1918−1920 гг., неприкрытый геноцид против казахского народа, проводившийся в период коллективизации в Казахстане, а также участие казахов во Второй мировой войне, приведшей к крупномасштабным людским жертвам и окончательной потере Родины для многих из них.

Кроме того, мы попытаемся уделить внимание проблемам казахских общин, проживающих за пределами Казахстана, определить общие и специфические черты в развитии и особенности адаптации к иной среде обитания.

Хронологические рамки работы охватывают отрезок исторического времени, в течение которого происходили события, сформировавшие казахскую диаспору, а именно XVIII—XXI вв.

Структура дипломной работы. Данная дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников и литературы. Первая глава посвящена истории формирования казахской диаспоры в Китае, анализу адаптации с сферы занятости и рассмотрена диаспоральная политика КНР. Во второй главе будут раскрыты такие вопросы, как политика Республики Казахстан в отношении диаспоры в Китае и репатриатов (оралманов), рассмотрены специфика и трудности их адаптации и приведен сравнительный анализ социально-экономического и политического положения казахов в КНР и оралманов (репатриантов) в Казахстане.

Глава 1. История формирования казахской диаспоры в Китае

1.1 Причины переселения

Казахская диаспора неоднородна и разнотипна, формировалась на протяжении ни одного столетия и имела в каждый исторический период различные причины для формирования и развития. Эти причины можно дифференцировать как политические, религиозные и экономические.

К политическим причинам можно отнести такие события, породившие и развившие казахскую диаспору, как: джунгарско-казахские войны XVIII в., национально-освободительные восстания и войны казахов против царского самодержавия XVIII—XIX вв., национально-освободительное движение в Центральной Азии против царизма в 1916 г., установление советской власти, а Казахстане, проведение политики геноцида по отношению к казахам в период коллективизации, борьба казахов против коммунистов Китая и Синьцзяна, события Второй мировой войны.

Экономические причины, побудившие казахов к миграции следующие: разрушение традиционной кочевой системы хозяйствования в Казахстане после присоединения его к Российской империи, т. е. проведение Столыпинской аграрной политики в Казахстане в царский период, а также в советский период во время коллективизации, трудовая иммиграция в страны Западной Европы и Америки в 1960—1990-х гг., нестабильность в экономике современного Казахстана, находящегося в состоянии перехода к рыночным отношениям после развала социалистической системы СССР.

Религиозные причины существовали в основном в царский и советский периоды, когда был затруднен выезд верующих для совершения хаджа в Мекку и Медину — святые места для всех верующих мусульман. Поэтому казахи, совершавшие хадж, старались оставаться в странах Востока для беспрепятственного совершения религиозных постов ислама 39, 17−18.

Основополагающую роль в возникновении казахской диаспоры сыграли политические события, происходившие в XVI—XIX вв. в Центральной Азии, в особенности, тесные многосторонние взаимоотношения между Казахстаном, Российской империей, Китаем и Джунгарией.

Казахско-ойратские отношения в XVII — первой декаде XVIII вв. являются той исторической основой, на которой спустя век — полтора была создана казахская диаспора в Китае, ставшая отправной точкой для возникновения диаспоры у казахов в ХХ в. Необходимо отметить, что районы Южного и Юго-Восточного Казахстана подвергались нападению со стороны ойратов еще в XV в., в период существования государства Моголистан 39, 51.

Побудительным мотивом появления ойратов в Казахстане во второй половине XVI в. становится территориальный захват вследствие земельного голода и пастбищной тесноты в Джунгарии 18, 21

На рубеже XVI—XVII вв. некоторая часть ойратов была подчинена казахским ханам, военные столкновения между казахами и ойратами зачастую заканчивались победой первых, в особенности при хане Есиме, то с возникновением Джунгарского ханства (из юго-восточной группировки ойратов, располагавшихся на востоке от Казахского ханства) в середине 1630-х гг., отношения между этими двумя государствами кардинально изменяются. Набеги в целях грабежа казахского населения отступают на второй план, а на первый выдвигается идея (цель) захвата территорий. Со второй половины XVII в. борьба между Казахским ханством и Джунгарией за кочевья велись с переменным успехом, но вскоре ойратам удалось захватить и удержать за собой небольшую восточную часть Семиречья, ранее принадлежавшую казахам 54, 43−46. Это было первое отторжение земель в пользу Джунгарии, приведшей к миграции основной массы казахов племени дулат, кочевавших по левобережью р. Или, в районы рек Чу, Талас, Келес 14, 38.

В начале 1690-х гг., с приходом к власти Галдан — хана, Джунгария укрепила свои позиции. Ойратская армия во главе с Галдан — ханом вторглась в районы Семиречья и Южный Казахстан 37, 109. Несогласованность в действиях казахских, бухарских и кыргызских военачальников, а также стремительность и неожиданность, с которыми ударились ойраты, привели к разгрому некоторых казахских родов и захвату нескольких оседлых оазисов бассейна р. Сырдарьи, вследствие чего казахам пришлось покинуть родные места 66, 19.

XVIII в. вошел в историю казахско-ойратских отношений как время кровопролитной и жестокой войны, огромных людских потерь с обеих сторон, мощных миграционных процессов, повлиявших на дальнейшую историческую судьбу народов Центральной Азии.

В феврале — марте 1723 г. ойраты обрушились на казахские аулы Старшего и Среднего жуза, не подготовленные к отражению нападения в силу ряда причин. Казахи не смогли оказать сопротивления и вынуждены были бежать со своих кочевий, бросив там скот и имущество.

Вторжение ойратских феодалов привело к нарушению исторически сложившихся этнических границ, вызвало целый ряд перемещений племен и народов Центральной Азии.

В 1757 г. Цины разгромили Джунгарское ханство и за этим последовало отторжение казахских земель в пользу Цинского Китая.

В августе — сентябре 1757 года хан Аблай направляет первое посольство в Пекин, с целью установления мирных отношений с Цинской империей. В ходе встречи Аблая с китайскими послами им был обсужден широкий спектр вопросов. В первую очередь дольновидный и тонкий в дипломатии Аблай пытался получить подтверждение в заверении цинских военоначальников о неприкосновенности системы политического управления казахов. Во время переговоров Аблай ставит вопрос о меновой торговле, и в итоге была достигнута договоренность об открытии торговли в местностях Иран-Хабирга и Урумчи 27, 81.

Следует отметить тот факт, что в течении правления в Китае Маньчжурской династии Цин всегда было две наиболее важные области, которые редко находились под китайским контролем вследствие свободолюбия народов, исконно проживавших на этих землях. Во-первых, это — Тибет и во-вторых, северо-западная часть Китая, образованная на захваченных землях разгромленного Джунгарского ханства, включавшего в свой состав земли народов Центральной Азии и позже, спустя полтора столетия, названная китайскими правителями «Синьцзян», что в переводе с китайского означает «новая граница» или «новая территория». С 1884 года Синьцзян стал обычной провинцией Китая 16, 41 (см. Приложение № 3).

В период военных действий Китая против Восточного Туркестана китайское правительство отвлекало казахов от вмешательства в антицинское национальное-освободительное движение уйгуров путем ведения переговоров о праве казахов кочевать в верховъях р. Иртыш, долине и верховъях реки Или. Как только восточнотуркестанские города были захвачены, и антицинские национально-освободительные движения подавлены, китайское правительство резко изменило свою политику по отношению к казахам и категорически отказалось от своих обещаний, так как с покорением Джунгарского ханства и Восточного Туркестана Китай получил ключ к северо-западной части Центральной Азии и не нуждалось в нейтралитете или поддержке казахов.

5 сентября 1763 г. вышел приказ о запрещении казахам и кыргызам кочевать в районе р. Чу, Талас и в некоторых других местах западнее р. Или и южнее р. Аягуз 19, 173. Несмотря на запрет казахи продолжали кочевать в Тарбагатае и Семиречье, за что подвергались постоянным репрессиям со стороны китайских гарнизонов. Маньчжоу-го начали проводить политику выдворения казахов с земель долины рек Или, Хоргоса, Лепсы, озера Алаколь, урочищ Тарбагатая и долины верховъев Иртыша.

Получая отпор со стороны казахов в 1767 г. Цины «разрешили» казахам зимовать в Тарбагатае и в других местах Восточного и Юго-Восточного Казахстана при условии выплаты податей. Казахи продолжали кочевать на этой территории и в первой половине XIX в., когда колонизационные захваты России в Казахстане и Средней Азии имели успешные результаты, вызвавшие необходимость решения ряда межгосударственных проблем, таких как развитие русско-китайских отношений и начало русско-китайских государственно-территориального разграничения в Центральной Азии.

В июне 1822 года издается «Устав о сибирских киргизах (казахах)», который устанавливал выборность окружных старших султанов, а в «Уставе об управлении инородцев», изданном месяцем позже четко прописывалось: п. 35 — «кочующие управляются по степным законам и обычаям, каждому племени свойственным» 54, 8.

Первым официальным документом о проведении границ между Китаем и Россией в Центральной Азии стал Пекинский договор от 2 ноября 1860 г., получивший более конкретную доработку в Чугучакском Протоколе 1864 г. Спустя несколько лет после подписания Чугучакского Протокола, воспользовавшись начавшимся в 1864 г., антицинским национально-освободительным движением в Синьцзяне, Россия потребовала провести проверку и изменить кое-где демаркационную линию путем присоединения к ней земель за счет китайской империи. Так был подписан Хобдинский Протокол 1869 г., а на следующий год — Тарбагатайский Демаркационный протокол 1870 г. 39, 55−70 (см. Приложение № 1 и Приложение № 2).

Государство Якуб-бека и «Илийский вопрос» сыграли немаловажную роль в окончательном территориально-государственном разделе земель между Китаем и Россией в Центральной Азии, вследствие которого были нарушены традиционные маршруты казахов, а пастбищные и водные угодья были отняты у них.

Взаимоотношения Якуб-бека и России складывались следующим образом. С приходом к власти в Кашгарии Якуб-бек испытывал неприязненные отношения, искусно подогреваемые британскими агентами, к своему западному соседу и всячески демонстрировал это. Его противодействия России прекрасно просматривались в событиях, связанных с Кркандским и Таранчинским ханствами и т. д. Россия же была больше заинтересована в Илийском крае, нежели в Кашгарии, так как плодородие земель данного района и важность в ведении русской торговли повлияли на то, что Или (Кульджа) была очень интересна и необходима для Российской империи.

Начавшееся 7 июня 1864 г. восстание дунган в г. Кучаре распространилось на весь Синьцзян, в котором участвовали практически все неханьские народы. В ходе восстания была разрушена военно-бюрократическая машина Маньчжоу-го в Синьцзяне 17, 368. Данные события вызвали опасения и озабоченность царского правительства, не имевшего в тот момент достаточных военных сил для поддержки китайских властей и справедливо полагавшего, что выступления на стороне Цинов вызовет мощный взрыв недовольства народов Казахстана и Средней Азии. Несмотря на настойчивые просьбы цинских властей помочь войсками в установлении порядка и ликвидации антиманьчжурского восстания, русское правительство так и не оказало помощи им, решив придерживаться политики невмешательства в ход антицинской борьбы, и к 1865 году в Синьцзяне была ликвидирована власть Маньчжоу-го.

После захвата Илийского края дунганами и таранчами в январе 1866 г. ими был установлен весьма неустойчивый режим, возглавляемый султаном Абиль-оглы. Но когда в 1870 году начались трения между этими двумя этническими группами, торговля была полностью остановлена в данном регионе, и распространился слух о том, что Якуб-бек собирается овладеть Илийским краем, Россия решила ввести в июле 1870 года свои войска под командованием генерала Г. А. Колпаковского в район Или, используя несостоятельность маньчжурского правительства в усмирении антицинских восстаний.

Посол России в Пекине заявил, что введение войск в район Или следует расценивать как помощь русского правительства Цинам для установления там закона и порядка. Видимо, Россия была действительно очень озабочена британской помощью, оказываемой Якуб-беку, вследствие чего она пообещала цинскому правительству, что покинет район или, когда Китай в состоянии будет управлять им. Столь опрометчивое заявление спустя десятилетие стоило России земель в Илийском крае, из которого она вынуждена была уйти.

22 июня 1871 года русские войска при поддержке казахов-волонтеров почти без боя заняли Кульджу. Этот факт хорошо был использован Великобританией, которая видела в государстве Якуб-бека необходимый оплот борьбы против продвижения и укрепления позиций России в Центральной Азии.

Интерес Великобритании к государству Якуб-бека был неслучаен, так как оно находилось на стыке среднеазиатских владений Российской империи и Британской Индии, куда англичане не хотели допустить возможного проникновения русских через Кашгарию. Кроме того, Британия рассматривала данный регион как прекрасный рынок сбыта английских товаров и получения дешевого сырья. В-третьих, государство Якуб-бека было бы удобным плацдармом для британского проникновения в Казахстан и среднеазиатские государства. Британские правящие круги пытались использовать мусульманина Якуб-бека против русских соседей, удачно используя религиозный мотив в своей политической игре. Политика британского правительства «divide et impera» (разделяй и властвуй), принесшая свои плоды в Индии, проверенная и испытанная в течении двухвекового колониального угнетения, разобщения, уничтожения государств и населения полуострова Индостан, стала распространятся и в регионе Центральной Азии.

Однако, принимая британскую военную помощь (в виде посылки оружия и военных консультантов), Якуб-бек оставался независимым правителем, что в конечном итоге привело к потере интереса Великобритании к его персоне. С помощью огромного иностранного займа Цинам удалось отправить сильную экспедицию в Синьцзян для возврата этой области. С разгромом государства Якуб-бека между Китаем и Россией возникла необходимость выяснить свои отношения и приоритеты в данном регионе. Русско-китайские переговоры завершились подписанием Ливадийского договора о возвращении Илийского края Китаю 20 сентября 1879 г. Несмотря на обещания китайского правительства не проводить репрессии против участников антиманьчжурского восстания в Синьцзяне, которые были оговорены в Петербургском договоре, подписанный 12 февраля 1881 г., представители неханьских народов (около 100 тыс. человек) старались переселиться в пределы Казахстана и Средней Азии.

Для Российской империи переселение такого количества подданых, имевших навыки антигосударственных восстаний, нуждающихся в земельном обеспечении, уставших от беззакония и произвола манчжурско-китайских местных властей и готовых при неправильной политике по отношению к ним в любой момент «вспыхнуть, как спичка», с одной стороны, доставляло много хлопот в политическом, экономическом и военном плане, с другой же стороны, при вдумчивой и мудрой политике за счет притока уйгуров, дунган, казахов, кыргызов из Синьцзяна прибавлялось податное население, что соответственно увеличивало денежные поступления в царскую казну, с третьей же стороны, уйгуры, дунгане, казахи, кыргызы, были настроены не вполне миролюбиво по отношению к китайскому правительству, что могло быть использовано Российской империей против Китая.

С возвращением Россией Илийского края Китаю казахские роды суан, албан, кызай лишились своих сезонных кочевий по долинам рек или, ее притока Текес и в других районах, так как нарушились традиционные кочевые маршруты казахов, насильственно причисленных к одному из государств, разделивших между собой казахские земли.

Вследствие достигнутых соглашений между Китаем и Россией казахи пользовались своими бывшими кочевками практически до 1892 г., когда озабоченные данными постоянными проникновениями и возникавшими беспорядками китайские власти стали ограничивать кочевки казахов, что негативно отразилось на их жизнедеятельности.

События ХХ в. еще более усугубили насущные проблемы казахского населения, находившегося в составе двух государств — Российской империи, а затем СССР, и Китая, — привели к многочисленным людским потерям у казахского народа, проживающего как в Казахстане, так и в Синьцзяне.

В начале ХХ в. на территории Казахстана крупномасштабно проводилась Столыпинская аграрная реформа, приведшая к изменению демографической картины, социально-экономических отношений, ухудшению и без того тяжелого положения казахов. В Казахстан, кроме добровольных, негосударственных мигрантов, хлынули потоки государственных переселенцев из Европейской части России, Украины, Белоруссии, являвшихся, по существу, разорившимися мелкими крестьянами, остро нуждавшимися в земле. Все время растущий поток русских переселенцев и незаконные изъятия земель Переселенческим управлением, чинимые произволом чиновников, вынудили казахов тысячами мигрировать в Китай.

Следует отметить, что за 1902−1913 гг. численность казахского населения сократилось на 8−9%, что составляет около 286 тыс. человек.

Большинство казахов пришли в Или и Алтайские просторы Синьцзяна. В 1911 г. в Китае казахи составляли 244 тыс. 900 человек. Для упрочения верноподданческих идеалов в казахской среде китайские чиновники заставляли обучать детей в школах на китайском языке, а учителей присылали специально не исповедующих мусульманскую религию. Так дело обстояло со всеми представителями неханьских этнических групп: казахами, уйгурами, кыргызами, монголами, татарами, узбеками и др. Такими мерами китайские чиновники пытались разъединить мусульманское население Синьцзяна и превратить его в послушных верноподданых.

В 1914 г. китайские власти Синьцзяна и русский консул в Урумчи достигли соглашения, в котором ставилось условие, что казахи, иммигрировавшие до июля 1911 г. (до начала Синхайской революции в Китае) и оставшиеся в Синьцзяне, становились китайскими поддаными, те, которые прибыли после этой даты, возвращались в Российскую империю. Китайские власти в Пекине, опасаясь, что русские будут использовать казахов в своих политических требованиях на Или, решили, что число репатриантов не может превышать 6 тыс. человек.

25 июня 1916 г. был издан царский указ «О привлечении мужского инородческого населения империи для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных необходимых для государственной обороны работ», в котором говорилось, что на оборонительные работы привлекается мужское инородческое население в возрасте от 19 до 43 лет из областей Сырдарьинской, Ферганской, Самаркандской, Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской, Тургайской и Закаспийской. Казахи, как и другие народы Центральной Азии, традиционно были освобождены от несения военной службы в царской России, но данный указ послужил поводом для начала национально-освободительного движения в Казахстане и Центральной Азии, причинами которого являлись усиление колониального гнета, изъятие казахских земель, увеличение налогов и поборов, резко ухудшившееся положение народных масс.

Миграция казахов из Семиреченской области в Китай начались еще в июле 1916 г., а к сентябрю достигли широких размеров 39, 70−85.

В октябре 1916 г., после восстания в Семиречье против царского самодержавия, спасаясь от карательных акций русской армии, перешли через русско-китайскую границу около 300 тыс. казахов. Пограничные области Синьцзяна, такие как Тайчен на севере, Или на западе, Кашгар и Аксу на юге, стали центрами казахских беженцев, в которых насчитывалось: в Алтайском округе — около 100 тыс., Тарбагатайском — 60−70 тыс. и более 100 тыс. — в Илийском округах 55, 7.

За переход на свою сторону китайцы с казахов потребовали плату: 9 черных иноходцев, 9 аргамаков, 10 тыс. рублей деньгами и 12 джамбе (слитков серебра). Только при такой оплате казахи имели возможность перейти китайскую границу, но нередко доведенные до отчаяния карательными мерами царских войск, природными несчастьями или грабежами со стороны многочисленных банд, казахские беженцы прорывали границу в тех местах, до которых могли добраться.

Губернатор Синьцзяна Ян Цзэнсинь хотел как можно быстрее покончить как с проблемой поддержки этих беженцев, так и с проблемой безопасности своих границ, потому что количество казахских беженцев намного превышало войска, находившихся в его подчинении. Кроме того, он не хотел давать ни малейшего повода русским войскам для проведения карательных акций, от которых могли пострадать жители Синьцзяна. Поэтому губернатор Ян Цзэнсинь решил урегулировать вопрос с казахскими беженцами мирным путем. Кроме того, по обеим сторонам границы доминировало казахское население, и Ян не хотел рисковать лояльностью казахов, которые могли оказаться полезным в случае русского нападения.

Русские власти требовали от Яна немедленно «выдворить проживающих в Китае дунгане, таранчей, киргизов и других рабочих-инородцев в возрасте от 19 до 31 года. в ходе переговоров с русскими властями он добился подписания договора об амнистии казахских и кыргыских беженцев при условии возвращения их домой. В конце мая 1917 года около 160 тыс. казахов было репатриировано в Казахстан. Благодаря действиям губернатора, последние казахские беженцы покинули Синьцзян осенью 1918 года.

Установление Советской власти и гражданская война в Казахстане явились новым толчком для миграций казахов за пределы Родины. Вскоре после начала Великой Октябрьской социалистической революции казахи небольшими группами стали переходить границу с Китаем. Они перегоняли свой скот, в основном, в районе пограничной Кульджи, через Тарбагатайские горы и долину Черного Иртыша. Многие из них оставались в Синьцзянском Алтае и Илийском крае. Годфри Лиас упоминает о нескольких сотнях беженцев из Казахстана в Китай во время установления советской власти и гражданской войны 65, 61.

Одним из трагических событий ХХ в. для Казахстана стало проведение насильственной и беззаконной коллективизации 1928−1932 гг., являвшихся, по сути своей, геноцидом против казахского народа, разрушением сложившейся хозяйственной системы с ее отработанными социокультурными традициями и механизмами регуляции, не сопровождавшимися заменой экологически, экономически и технологически более приемлемой, перспективной альтернативой 32, 243. Данный процесс характеризовался в Казахстане огромными человеческими жертвами, которые сказываются до сих пор на всех сферах жизни казахстанского общества. По данным извлеченным из Центрального Государственного архива Республики Казахстан (ЦГА РК), можно судить о том, как чиновники разных уровней пытались обставить и объяснить дело с возникшими откочевками из Казахстана, говоря о том, что: «В первые откочевки шли, главным образом, байско-кулацкие элементы, которые самочинно забирали скот и уходили за пределы края» 39,74.

В советский период сведений о числе погибших во время коллективизации не давалось, даже материалы Всесоюзной переписи населения СССР 1939 г. до периода перестройки держались в секрете для советских людей. Однако на Западе выходили работы, в которых английские и американские исследователи писали о размерах коллективизации для СССР и региона Центральной Азии. Но в большей степени западные ученые были поражены размером катастрофических последствий данного явления для Казахстана.

Безусловно, что источниками, дающими возможность при сопоставлении и анализе получить относительно точные сведения о размерах казахской катастрофы в период проведения коллективизации, являются две Всесоюзные переписи населения — 1926 и 1939 гг. По сведениям, извлеченным их материалов Всесоюзной переписи населения 1926 г., в КазССР проживало 3 млн. 628 тыс. казахов 15, 37. По Всесоюзной переписи населения 1939 г., в Казахстане проживало, а точнее сказать, осталось в живых 2 млн. 307 тыс. человек. Следовательно, в период с середины 1930 г. по 15 января 1939 г. казахское население сократилось на 1 млн. 793 тыс. человек. Эти данные приводятся без учета часто неточных данных переписей 1926 и 1939 гг. (неучтено количество кочевого и полукочевого казахского населения, женщин и грудных детей). С учетом этих поправок уменьшение численности наличного казахского населения в Казахстане в эти годы составило около 2 млн. человек, или 49% его первоначальной численности 31, 225.

Загнанные в коллективы, где выпас скота был часто недостаточен, казахи видели, как погибали от голода их стада, после гибели которых следовала смерть людей. Начались массовые переселения казахов, исчисляемые в 1 млн. 30 тыс., в Россию, Узбекистан, Туркменистан, Каракалпакию, Китай, Иран, Афганистан. Из них 616 тыс. откочевали безвозвратно и 414 тыс. впоследствии вернулись в Казахстан. Около 200 тыс. казахов, безвозвратно откочевали, ушли в Китай, Монголию, Афганистан, Иран 32, 57.

Одной из малоприводимых причин переселения некоторых казахских семей в Китай в 1930—1940-х гг. являлось проведение политики направления советских кадров военных, инженеров, учителей, врачей и т. п. в Синьцзян на работу для повышения профессионально — образовательного уровня населения, что западными исследователями рассматривается как наличие мощного советского контроля и влияния в данной пограничной с СССР области Китая в вышеназванный период во время правления Шэн Шицая.

1 октября 1931 г. было подписано секретное соглашение между китайским комиссаром по Иностранным делам Чен Чи-шаном и Генеральным консулом СССР в Табризе Славутским, результатом которого явилось проведение интенсивного курса на советизацию Синьцзяна путем военного, политического и экономического влияния. Думается, что проблема советизации данной провинции стояла перед советским правительством как следствие обеспечения безопасности своих границ и наличия хорошего союзника на востоке страны перед надвигающимися событиями в годы японо-китайской и Второй мировой войн 39, 97−98.

7 июля 1937 году Япония вторглась во Внутренний Китай, что заставило Гоминьдан согласиться с Коммунистической партией Китая о создании единого антияпонского национального фронта и обратиться в сентябре этого же года к СССР с просьбой о срочной поставке вооружений и боеприпасов. Эта просьба была выполнена, Китаем также был получен кредит в сумме 500 млн. американских долларов, выдававшийся по частям или боевыми самолетами, танками, артиллерией, боеприпасами и т. п. 53, 254.

Рост советского влияния в Восточном Туркестане характеризуется следующими показателями: в стране было открыто пять советских консульств, 910 всей иностранной торговли Синьцзяна велось с СССР, происходило неограниченное перемещение должностных лиц или просто граждан из Советского Союза для совершения торговых операций, посылка советских технических экспертов для развития Синьцзяна.

Вторая мировая война принесла много бед, изменила судьбы народов, многих лишила Родины, а миллионы людей — жизни. Более 350 тыс. казахов не вернулись домой с фронтов Великой Отечественной войны, будучи убитыми или пленными.

Разная судьба была у казахов на войне и после нее. Кто-то вернулся в Отчизну, которая не ждала, не доверяла, проверяла, содержала в лагерях, а затем, проверив и поверив, отпускала. Кто-то предчувствуя свою горькую судьбу на Родине, не возвращалась туда, выживал, жил на чужбине 39, 98−157.

Во время гражданской войны в Синьцзян бежали белогвардейцы генералов Дутова, Бакича, Новикова. В 30-х годах в Китай ушли тысячи казахов, укрываясь от голода и сталинских репрессий; в 40-х бежали дезертиры, уклоняясь от войны с Японией 70.

До обострения советско-китайских отношений в 60-х годах родственники навещали друг друга, пересекая «границу дружбы» без всяких виз и официальных пропусков. В Синьцзяне были созданы автономные уезды, районы и волости для нацменьшинств — выходцев из Средней Азии 43, 79. Советские власти разрешали китайскому населению заниматься сенокошением, заготовкой дров, ловлей рыбы и другой хозяйственной деятельностью на ряде участков советской территории. Товарищеские отношения сложились между пограничниками двух государств 12, 259.

В 1962 году в результате притеснений китайских властей произошел массовый переход этих нацменьшинств из СУАР в СССР. Десятки тысяч беженцев с детьми и имуществом покинули свои обжитые места и перебрались из Синьцзяна в Казахстан, Узбекистан, Киргизию, Таджикистан. Границы были закрыты. Однако связи между людьми, проживающими по обе стороны границы, сохранились 43, 80.

Итак, говоря о возникновении казахской диаспоры в Китае, можно сделать следующие выводы. Процесс возникновения казахской диаспоры в Китае состоит из двух этапов: первый — во время ойратско-казахских войн XVII—XVIII вв., в ходе которых казахи потеряли свои земли в районах Семиречья, Тарбагатая, Барлыка и др. Казахско-ойратские войны непосредственно привели к гибели тысячи людей, мощным миграционным процессам у народов Центральной Азии, коренным образом изменивших демографическую ситуацию в этом регионе. Кроме того, во второй половине XVIII в. была установлена непосредственная граница между Казахстаном и Китаем.

Второй этап в истории возникновения казахской диаспоры в Китае характеризуется процессом русско-китайского территориально-государственного разграничения в Центральной Азии путем подписания ряда важных правительственных документов, таких как Пекинский договор от 2 ноября 1860 г., Чугучакский Протокол 1864 г., Хобдинский Протокол 1869 г., Тарбагатайский Демаркационный протокол 1870 г., Ливадийский договор 1879 г., Петербургский договор 1881 г. Вследствие подписания и ратификации вышеназванных договоров и протоколов казахские территории и население, проживающее на них, были насильственно разделены между этими государствами и без учета их желаний были распределены в подданство к ним.

События ХХ в. еще более усугубили насущные проблемы казахского населения, находившегося в составе двух государств — Российской империи, а затем СССР, и Китая, — привели к многочисленным людским потерям у казахского народа, проживавшего как в Казахстане, так и в Синьцзяне. Следствием этого явилось возникновение казахской диаспоры и ее развитие в странах Центральной Азии, а затем дальнейшее распространение по всему миру.

1.2 Адаптация и сфера занятости

Проблема способности и возможности более или менее успешного функционирования казахов на чужбине, что зависит от их способности к адаптации, является одной из важных этнологических, социально-антропологических и психологических вопросов. Под понятием «адаптация» подразумевается «приспособление человека или группы людей к жизни в новой инонациональной среде, а отчасти и приспособление к ним этой среды с целью взаимного сосуществования и взаимодействия…» 64, 10 во всех сферах общественной жизни. Адаптацию (как процесс и стадию) следует рассматривать как явление в жизни мигрантов в инонациональной среде, охватывающее социальную, культурную и психологическую сферу взаимодействия выходцев из других стран с представителями коренных жителей или господствующего этнического большинства, а также с себе подобными 43, 153.

Адаптация мигрантов к новой нетрадиционной среде обитания, как и характер самого процесса, зависят от объективных и субъективных факторов. К первым можно отнести условия (социальные, политические, этнокультурные) существования мигрантов в стране поселения, их социальный и профессионально-квалификационный состав, этнокультурные и этнопсихологические характеристики населения стран выезда и въезда, особенности этнической ситуации и межэтнических отношений в стране проживания. Среди субъективных факторов особую роль в процессе адаптации мигрантов играют следующие показатели: политика правительства в отношении мигрантов и этнических меньшинств, деятельность общественных организаций, психологические установки на адаптацию прибывших, связанные с продолжительностью пребывания в стране въезда (кратковременное или длительное пребывание, постоянное местожительство).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой