Коррупция в органах государственной власти

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Сочинский Государственный Университет

Экономический факультет

Кафедра административного управления и региональной экономики

Курсовой проект

на тему: «Коррупция в органах государственной власти»

Направление бакалавриата 81 100

«Государственное и муниципальное управление»

(профиль «Государственная и муниципальная служба)

Выполнил: студент группы 13-ЗГМУ

Полунова Людмила Владимирона

Руководитель курсового проекта

ст. преп. кафедры АУиРЭ

КАНТЕМИРОВ Д.А.

г. Сочи 2014 г.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1 Коррупция как социально-правовое явление

1.1 Коррупция как социально-правовая категория

1.2 Понятие коррупции с точки зрения международного сообщества

1.3 Понятие коррупции Российской Федерации

Глава 2. Организационная основа, принципы и меры противодействия коррупции в органах государственной власти

2.1 Основные принципы противодействия коррупции

2. 2 Организационная основа противодействия коррупции

2.3 Меры по профилактике и предупреждению коррупции

Глава 3. Актуальные проблемы противодействия коррупции в органах государственной власти и основные направления по повышению эффективности противодействия коррупции

3.1 Проблемные вопросы противодействия коррупции в России

3. 2 Понятие конфликта интересов на государственной службе: порядок предотвращения и урегулирования

3.3 Основные направления деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции

Заключение

Библиографический список

ВВЕДЕНИЕ

История коррупции не уступает по древности известной нам истории человеческой цивилизации, где бы она ни проявлялась — в Египте, Риме или Иудее. Проблема борьбы с коррупцией является одной из наиболее острых и «кровоточащих» проблем Российского государства и общества. На протяжении многих веков власть принимает различные меры по борьбе с коррупцией, однако универсальной и наиболее эффективной модели противодействия не выявлено до сих пор.

Тема настоящей работы: «Коррупция в органах государственной власти». Актуальность указанной темы определяется тем, что вопросы противодействия коррупции приобретают особое значение в современной России. Уверенность более 75% российских граждан в коррумпированности власти на всех уровнях — стереотип массового сознания. Усиление и проникновение коррупционных проявлений в различные сферы общественной жизни, поражение государственных органов, низкий уровень доверия населения к власти стало характерной особенностью повседневной ситуации в России. Осознание серьезности проблемы привело к принятию ряда антикоррупционных нормативно-правовых актов в 2008—2009 гг. Создание надлежащей правовой базы позволило начать перестройку организационной составляющей противодействия коррупции.

Учитывая сложность причин, порождающих коррупцию и многообразие форм ее проявления, подход к противодействию ей должен быть комплексным. Это указывает на необходимость надлежащего изучения и осмысления деятельности по противодействию коррупции, что также определяет актуальность соответствующих теоретических разработок.

Учитывая сложность причин, порождающих коррупцию и многообразие форм ее проявления, подход к противодействию ей должен быть комплексным. Это указывает на необходимость надлежащего изучения и осмысления деятельности по противодействию коррупции, что также определяет актуальность соответствующих теоретических разработок, так как важная роль в борьбе с коррупцией принадлежит праву, универсальному средству борьбы с противоправными деяниями.

Объектом исследования в настоящей работе являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления деятельности, направленной на противодействие коррупции в органах государственной власти.

В качестве предмета исследования выступает коррупция в системе органов государственной власти, а также правовые и организационные основы противодействия коррупции в России.

Целью данной работы является изучение организационно-правовых основ противодействия коррупции в органах государственной власти, а также месте и роли органов государственной охраны в сфере борьбы с коррупцией.

Достижение указанной цели предполагает решение следующих задач:

— проанализировать понятие и нормативно-правовые основы противодействия коррупции в системе государственной службы в современных условиях;

— исследовать организационные основы противодействия коррупции;

— обобщить основные проблемы противодействия коррупции в системе органов государственной власти и определить основные направления противодействия коррупции.

Методологической основой работы являются современные научные методы, в том числе формально-логический, системно-структурного анализа, сравнительно-правовой, а также общенаучные и специальные социологические методы исследования: описание, индукция, дедукция, сравнительный и статистический анализ, анализ документов и др.

1. КОРРУПЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ ЯВЛЕНИЕ

1.1 Коррупция как социально-правовая категория

У коррупции не существует единственно верного, канонического, универсального определения. Одной из главных причин, обуславливающих сложность формирования юридического понятия коррупции, является ее выход как социального явления в широком смысле за границы исследования экономики или права.

Коррупция — сложное социальное явление, имеющие различные и не всегда очевидные формы проявления. Многие исследователи подчеркивают комплексный, системный характер этого явления и понятия, справедливо связывая его со всеми социальными процессами общества, с учетом социально-политических, демографических, национально-психологических и этнических особенностей конкретного государства.

Подходы к этимологическому происхождению термина «коррупция» также различаются большим разнообразием. Зачастую утверждается, что слово «коррупция» произошло от латинского «corruptio», что означало «порча, подкуп», «коррумпировать», «корруптировать» (лат. corrumpere) — подкупать кого-либо деньгами или иными материальными благами".

Однако многие авторы указывают на несколько иную, более широкую трактовку анализируемого термина. Например, в латинско-русском словаре И. Х. Дворецкого, кроме значений «порча» и «подкуп» приводятся такие значения, как «совращение, упадок, извращенность, плохое состояние, превратность (мнения или взгляда)». Авторы сборника «Основы противодействия коррупции» пишут: «Коррумпировать (от лат. «corrumpere») значило повреждать желудок плохой пищей, портить воду в закрытой таре, расстраивать дела, расточать состояние, приводить в упадок нравы и т. п.

Среди прочего, отнюдь не в первом своем значении «коррумпировать» означало подкупать кого-либо или всех — народ (не обязательно должностное лицо) деньгами, щедрыми раздачами".

Свою трактовку предлагает Г. К. Мишин, указывающий, что вопреки утверждениям большинства пишущих по этим вопросам авторов, латинский термин «corruptio» происходит от двух корневых слов «cor» (сердце; душа, дух; рассудок) и «ruptum» (портить, разрушать, развращать). Поэтому суть коррупции не в подкупе, продажности публичных и иных служащих, а в нарушении единства (дезинтеграции, разложении, распаде) того или иного объекта, в том числе органов государственной власти.

Анализируя основные подходы к определению коррупции как социального явления, необходимо помнить о междисциплинарном характере его исследования. Характерные для каждой отрасли обществоведения методы и исследовательские подходы оказывают серьезное влияние на выработку специфических для каждой науки определений.

Так, политическая наука воспринимает коррупцию как фактор, деформирующий политическую организацию общества, разрушающий демократические процедуры. В связи с этим на первое место ставятся такие формы коррупции, как:

— незаконное финансирование политических партий;

— парламентские злоупотребления;

— торговля влиянием и др.

Указанные формы проявления образуют отличную от деловой и бытовой политическую коррупцию, которая, в свою очередь, порождает клептократию — базирующуюся на коррупции форму организации власти и адекватную ей социально-политическую группу.

С позиции социологического подхода коррупция является социальной болезнью, синдром больного общества, ярким примером социальной дисфункции, обусловленной противоречием между индивидуальными целями членов социальной организации и целями самой организации, а также между формально-логической сущностью социальной организации и социальной природой.

В социологии распространен взгляд на коррупцию как форму девиантного поведения. «Коррупция — вид поведения, которое отклоняется от превалирующих норм. Это девиантное поведение, ассоциированное с определенной мотивацией, в частности с получением личной выгоды за общественный счет». Дж. Най определяет коррупцию как «поведение, которое отклоняется от формальных обязанностей публичной роли под воздействием относительно частных (индивидуальных, семейных, частных) материальных или статусных целей».

Необходимо вспомнить и о «этическом подходе» к определению коррупции, который представлен в ряде публикаций международной организации Transparency International. По мнению сторонников такого подхода, коррупция является следствием недостатка этических правил, вызывающего кризис системы управления. Главным средством антикоррупционных реформ должно стать проведение реформы управления в целях установления «good governance» и принятие этических правил в бизнесе и в других структурах общества.

Можно рассматривать коррупцию и как экономический феномен. Экономическая сущность коррупции и губительное воздействие данного явление на мировую экономическую систему раскрыта в работах американских ученых С. Роуз-Аккерман, П. Мауро, И. Шихаты и др. С. Роуз-Аккерман отмечает, что «экономика — действенный инструмент анализа коррупции. Культурные различия и мораль добавляют свои нюансы и частности, однако для понимания того, где искушение коррупции является наиболее ощутимым и где оно оказывает наибольшее воздействие, необходим общий экономический подход». Среди экономических теорий коррупции выделяют теорию коррупции как статусной ренты за монопольное положение чиновника, повышающей экономические издержки (П. Мауро, И. Шихата), а также так называемая «агентская модель» коррупции. Первая теория хорошо иллюстрируется отечественными учеными Г. Сатаровым и М. Левиным, полагающими, что в характеристике коррупции центральным является должностной момент, то есть «корень» коррупции в наличии «места», положения, из которого можно извлекать прибыль. «Агентская модель» впервые была описана К. Э. Бэнфилдом, считавшим, что «коррупция становится возможной, когда существуют три типа экономических агентов: уполномоченный, уполномочивающий и третье лицо, доходы и потери которого зависят от уполномоченного. Уполномоченный подвержен коррупции в той мере, в какой он может скрыть коррупцию от уполномочивающего. Он становится коррумпированным, когда приносит интересы уполномочивающего в жертву собственным, нарушая при этом закон».

1.2. Понятие коррупции с точки зрения международного сообщества

Значительное внимание борьбе с коррупцией и ее предупреждению уделяет мировое сообщество. Под эгидой Организации Объединенных Наций (ООН) приняты: резолюция ЭКОСОС (Экономический и социальный Совет ООН) по борьбе с коррупцией (1995г.); Международный кодекс поведения государственных должностных лиц (1996г.); Декларация о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих организациях (1997г.); Конвенция против транснациональной организованной преступности (2000г.) и др. Не меньшая работа проводится Советом Европы, Европейским Союзом, Организацией Американских государств (ОАГ), Организацией экономического развития и сотрудничества (ОЭСР) и некоторыми другими. В части принятых документов, наряду с перечислением правонарушений, попадающих под разряд коррупционных, предприняты попытки дать обобщенное определение коррупции.

Справочный документ ООН о международной борьбе с коррупцией определяет коррупцию как злоупотребление государственной властью для получения выгод в личных целях. Практически идентично с ним определение Всемирного Банка: «коррупция — злоупотребление государственной властью ради личной выгоды». В настоящее время в силу большей изученности феномена коррупции эти определения представляются несколько ограниченными.

В целом международные нормативно-правовые акты по-разному подходят к вопросу об определении коррупции, что зачастую обусловлено особенностями предмета их регулирования.

Так, в Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятом Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1979 г., говорится, что понятие коррупции должно определяться национальным правом. В качестве ориентира в Кодексе дается примерное определение коррупции — выполнение должностным лицом каких-либо действий или бездействия в сфере его должностных полномочий за вознаграждение в любой форме, в интересах дающего такое вознаграждение, как с нарушением должностных интересов, так и без их нарушения. Фактически Кодекс не содержит определения коррупции, а рекомендует национальному законодателю включить наиболее опасные коррупционные проявления в это определение.

В дальнейшем международное право отдавало предпочтение более широкой трактовке понятия коррупции. Так, Межамериканская конвенция о борьбе с коррупцией, принятая на уровне Организации американских государств 29 марта 1996 г. относит к «актам коррупции» (ст. 6 Конвенции) активный и пассивный подкуп госслужащих, «любое действие или воздержание от действия при исполнении обязанностей с целью незаконного получения выгод для себя или для третьей стороны» (злоупотребление должностными полномочиями), мошенническое использование или сокрытие имущества, полученного от коррупции, соучастие в любом коррупционном преступлении. Конвенция Организации американских государств не относит к субъектам коррупции частных управленцев, хотя достаточно широко трактует «публичную функцию», считая таковой «временную или постоянную, оплачиваемую или почетную деятельность, осуществляемую гражданином от имени государства или в интересах государства или его учреждений, на любом иерархическом уровне».

Основной массив международных документов, носящих нормативно-правовой характер, точного определения коррупции не содержат. Вместо этого указывается перечень коррупционных правонарушений, подлежащих криминализации.

Так, глава II «Меры, которые должны быть приняты на национальном уровне» Конвенции Совета Европы 1999 г. «Об уголовной ответственности за коррупцию» предусматривает:

— активный подкуп национальных и иностранных публичных лиц, членов публичных собраний, равных им лиц в частном секторе, международных организациях, членов международных парламентских собраний, судей и должностных лиц международных судов, т. е. приготовление и дачу взятки либо любого преимущества нематериального характера государственному служащему любого ранга (ст. 2);

— продажность таких лиц, именуемых «публичными должностными лицами», включающая наряду со взяточничеством иные формы умышленного «испрашивания» или «получения» ими «какого-либо неправомерного преимущества для самого этого лица или любого иного лица, или же принятие предложения или общения такого преимущества (ст. 3)». В той же главе предлагается криминализировать «злоупотребление влиянием в корыстных целях», схожее с посредничеством, отмывание преступных доходов от коррупционных преступлений и связанные с ними правонарушения в сфере бухгалтерского учета.

Ст. 2 Конвенции о гражданско-правовой ответственности за коррупцию содержит следующее определение коррупции: «просьба, предложение, дача и получение, прямо или опосредовано, взятки или любого другого ненадлежащего преимущества или перспектив таковых, которые искажают нормальное выполнение любой обязанности или поведения, требуемое от получателя взятки, ненадлежащего преимущества или перспектив таковых».

1.3 Понятие коррупции Российской Федерации

Развитие коррупции в России вошло в стадию создания обширных и устойчивых интегрированных структур с сетевой формой организации. Это преступные сообщества, созданные для совместного извлечения дохода из коррупционной деятельности, участники которых объединяются не только для извлечения прибыли из такой деятельности, но и в целях эффективного осуществления инвестиций в расширение коррупции как особого рынка криминально-коррупционных услуг. Наиболее активны здесь отдельные группы государственных чиновников, определенные коммерческие или финансовые структуры, криминальные образования для защиты коррупционных сетевых структур и др. Это обусловливает научное изучение и выработку правильного понимания термина коррупции, форм ее существования и причин совершенствования.

Следует отметить, что в России уже неоднократно предпринимались попытки дать законодательное определение коррупции.

На основании установленных концептуальных правовых основ противодействия коррупции к настоящему времени принят целый блок антикоррупционных федеральных правовых актов, среди которых особую значимость имеет Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее — Федеральный закон № 273-ФЗ), который стал важнейшим системообразующим антикоррупционным нормативно-правовым актом. В нем впервые унифицирован правовой механизм борьбы с коррупцией, придавая правовому порядку в данной сфере большую системность и определяя логическое развитие законодательства о противодействии коррупции.

Федеральным законом № 273-ФЗ впервые было дано комплексное легальное определение того, что следует понимать под коррупцией и антикоррупционной деятельностью. В этой связи согласно закону, законодатель, путем перечисления противоправных действий, являющихся проявлением коррупции, — злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп — и указания на сущностный признак коррупции — незаконное использование лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства, сопряженное с получением выгоды, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими лицами (коррупцией также признается совершение указанных действий от имени или в интересах юридического лица) выделил ее содержание.

Вместе с тем, противодействие коррупции — деятельность федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц в пределах их полномочий:

— по предупреждению коррупции, в том числе по выявлению и последующему устранению причин коррупции (профилактика коррупции);

— по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию коррупционных правонарушений (борьба с коррупцией);

— по минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений.

Таким образом, в действующем на настоящий момент российском антикоррупционном законодательстве сформулировано единое понятие коррупции, которое в целом соответствует принципам и нормам международного права.

Однако, принимая во внимание что российское антикоррупционное законодательство складывалось на протяжении многих десятилетий и было сформировано до того, как противодействие коррупции было признано одним из приоритетных направлений деятельности всей системы органов публичной власти в рамках программно-целевого и системообразующего правового регулирования, его эффективность в сфере противодействия распространению коррупции, сращивания интересов бизнеса и чиновников, включению в коррупционные схемы должностных лиц недостаточна.

2. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ОСНОВА, ПРИНЦИПЫ И МЕРЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ В ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

2.1 Основные принципы противодействия коррупции

Анализ международных актов, направленных на противодействие коррупции в государственном аппарате, а также юридической литературы позволил выявить ряд принципов, на которых должна осуществляться деятельность по противодействию коррупции.

Так, В. Н. Лопатин выделяет следующие принципы:

— партнерство субъектов антикоррупционной политики;

— приоритет мер предупреждения коррупции и нравственных начал борьбы против коррупции;

— недопустимость установления антикоррупционных стандартов ниже уровня, определенного федеральными законами;

— недопустимость объединения функций разработки, реализации и контроля над реализацией мер антикоррупционной политики;

— поддержание оптимального уровня численности лиц, занимающих государственные должности и состоящих на государственной и муниципальной службе;

— целевое бюджетное финансирование мер реализации антикоррупционной политики;

— признание повышенной общественной опасности коррупционных правонарушений, совершенных лицами, занимающими должности, предусмотренные Конституцией России, федеральными законами, конституциями или уставами субъектов РФ;

— недопустимость установления привилегий и иммунитетов, ограничивающих ответственность или усложняющих порядок привлечения к ответственности лиц, замещающих государственные должности, должности государственных, муниципальных и иных служащих, совершивших коррупционные правонарушения; недопустимость ограничения доступа к информации о фактах коррупции, коррупционных факторах и мерах по реализации антикоррупционной политики.

В настоящее время основные принципы, на которых основывается противодействие коррупции в России определены ст. 3 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

К ним относятся:

1) признание, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина;

2) законность;

3) публичность и открытость деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;

4) неотвратимость ответственности за совершение коррупционных правонарушений;

5) комплексное использование политических, организационных, информационно-пропагандистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер;

6) приоритетное применение мер по предупреждению коррупции;

7) сотрудничество государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами.

Первые четыре из указанных принципов имею общеправовое значение. Специальное правовое значение для целей противодействия коррупции отводится принципам, закрепленным в пунктах 5−7.

Принцип признания, обеспечения и защиты основных прав и свобод человека и гражданина в законе «О противодействии коррупции» обретает особый смысл, поскольку коррупция как негативное социальное явление приводит к нарушению прав граждан, к несоблюдению условий нормальной конкуренции между субъектами экономической деятельности, к дискредитации института публичной гражданской службы в государстве.

Принцип законности в контексте закона о противодействии коррупции имеет собственные нюансы и подразумевает: точное исполнение Закона государственными и муниципальными служащими, исключающее коррупционные проявления; точное исполнение Закона гражданами и организациями, которые не должны инициировать коррупционные отношения; точное соблюдение и исполнение Закона правоохранительными и другими органами в процессе противодействия коррупции. В итоге деятельность по противодействию коррупции имеет целью восстановление состояния законности.

Принцип публичности и открытости деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, несмотря на очевидные положительные сдвиги, пока чаще всего заменяется более узким принципом гласности. Ряд принятых законодательных актов (от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления) направлены на повышение информационной открытости деятельности органов государственной власти и местного самоуправления. Однако до подлинного режима информационной открытости власти еще далеко.

Принцип неотвратимости ответственности. Использование названного принципа еще раз подчеркивает серьезность антикоррупционной политики и ориентированность на конкретные итоги деятельности по противодействию коррупции. Данный принцип означает, что за каждый факт коррупционного нарушения должно назначаться адекватное наказание.

Принцип комплексного использования политических, организационных, информационно-пропагандистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер противодействия коррупции предусматривает не только координацию действий субъектов, участвующих в процессе реализации данных мер. Начала данного принципа заложены в деятельности Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции, в рамках которого можно отмечать ответственное представительство по каждому из направлений, комплексно составляющих рассматриваемый принцип. Наряду с этим комплексный характер применения перечисленных мер противодействия коррупции отражен в политико-правовом программном документе, каковым является Национальный план противодействия коррупции, утверждаемый Президентом Российской Федерации.

Принцип приоритетного применения мер по предупреждению коррупции выражается в заблаговременном принятии профилактических мер, направленных на предупреждение коррупции, и прежде всего на устранение причин и условий, способствующих ее проявлениям. Рассматриваемый принцип требует комплексного содержания. Например, по результатам проведенных органами прокуратуры проверок, в ходе которых были выявлены недостатки законодательства, способствовавшие коррупционным проявлениям, могут быть предприняты наряду с мерами прокурорского реагирования и содержательно обоснованные правотворческие инициативы, исключающие коррупционные детерминанты на законодательном уровне. Кроме того, данный принцип предполагает взвешенный подход к избранию мер не только в рамках их степени (карательные и предупредительные, в пользу последних). Важно еще и правильное сочетание общих и специальных мер предупреждения коррупционных проявлений. В этой связи обратимся в основе к тому же примеру, но в ином его содержании. Так, внедрение механизмов дополнительного внутреннего контроля деятельности служащих, обязанности которых подвержены риску коррупционных проявлений (посредством применения технических средств — веб-камеры, дублирование составленных документов на специальном сервере), должно быть оправданно в применении только тогда, когда иные меры, прежде всего общего предупреждения (например, тот же компенсационный пакет), нерезультативны.

Принципу сотрудничества государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами в противодействии коррупции уделено особое внимание в рамках положений антикоррупционных конвенций. Так, например, в ст. 13 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции в наиболее приближенном значении к сотрудничеству отмечается необходимость оказания со стороны государственных институтов содействия активному участию «отдельных лиц и групп за пределами публичного сектора, таких, как гражданское общество, неправительственные организации и организации, функционирующие на базе общин, в предупреждении коррупции и борьбе с ней». В рамках рекомендуемых Конвенцией мер по участию институтов гражданского общества в противодействии коррупции можно выделить те из них, предпосылки к реализации которых имеются в российской действительности.

Примечательно, что, по мнению экспертов «Трансперенси Интернешнл», в связи с опубликованием ИВК-2010, наиболее эффективным механизмом в противодействии коррупции в России остается именно гражданский контроль.

Таким образом, составляющими всей системы противодействия коррупции являются политические, организационные, информационно-пропагандистские, социально-экономические, правовые, специальные меры.

При этом следует подчеркнуть, что политические меры — это разработка самой политики противодействия коррупции, принятие общих, политических решений, выражающих волю к борьбе, а основные направления политики противодействия коррупции определяются Президентом Р Ф.

Сегодня является очевидным, что гражданский контроль не может быть эффективным без четкой политической воли по вопросу борьбы с преступностью.

Показательным примером политической воли, можно отметить расследование уголовного дела, возбужденного в октябре 2012 года Главным военным следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации в отношении должностных лиц ДИО Минобороны России, а также лиц, выполнявших управленческие функции в дочерних и зависимых обществах по фактам мошенничества при реализации недвижимости, земельных участков и акций, принадлежащих ОАО «Оборонсервис». Впоследствии следователи возбудили и соединили с ним в одно производство еще 29 уголовных дел. Именно установление коррупционного признака, позволило впервые в новейшей истории России проявить политическую волю Президентом Российской Федерации, снявшим с должности Министра обороны А. Сердюкова.

2.2 Организационная основа противодействия коррупции

Организационные основы противодействия коррупции регламентируются ст. 5 ФЗ «О противодействии коррупции», в рамках которой определены должностные лица и органы, осуществляющие противодействие коррупции, а также установлены функции, обязанности, и полномочия должностных лиц и органов в сфере противодействия коррупции.

Часть 1 ст. 5 Закона «О противодействии коррупции» посвящена Президенту Р Ф, так как именно он в соответствии с ч. 1 ст. 80 Конституции Р Ф является главой государства.

Президент РФ определяет основные направления государственной политики в области противодействия коррупции. В качестве документов, изданных Президентом Р Ф в рамках реализации предусмотренной данной статьей функции, можно рассматривать Указ Президента Р Ф от 19 мая 2008 г. № 815 «О мерах по противодействию коррупции» и Национальный план противодействия коррупции на 2010−2011 годы.

Президент РФ устанавливает компетенцию федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых он осуществляет (МВД, МЧС, МИД, Министерством обороны, Министерством юстиции, ФСБ, ФСКН и др.) в области противодействия коррупции.

В ч. 2 ст. 5 Закона «О противодействии коррупции» обозначены функции Федерального Собрания — парламента РФ, являющегося в соответствии со ст. 94 Конституции Р Ф представительным и законодательным органом РФ. Названы две такие функции:

1) обеспечение разработки и принятия федеральных законов по вопросам противодействия коррупции.

2) осуществление контроля деятельности органов исполнительной власти в пределах полномочий федерального парламента. Эта функция, которая не конкретизирована применительно к определению организационных основ противодействия коррупции, регламентирована соответствующими положениями Конституции Р Ф; и Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации».

Часть 3 ст. 5 Закона «О противодействии коррупции» обозначает функцию Правительства Р Ф, которое распределяет функции между федеральными органами исполнительной власти, руководство деятельностью которых оно осуществляет, по противодействию коррупции.

Таким образом, полномочия Федерального Собрания и Правительства Российской Федерации сформулированы весьма лаконично и являются повторением их известных функций.

В ч. 4 ст. 5 Федерального закона «О противодействии коррупции» говорится о функциях федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления. Однако при этом данные функции не детализируются, указано лишь то, что эти органы «осуществляют противодействие коррупции в пределах своих полномочий».

Национальным планом противодействия коррупции в качестве одной из первоочередных мер по его реализации (разд. IV) руководителям федеральных государственных органов, государственных органов субъектов РФ предписывалось в пределах своей компетенции было предписано разработать и до 1 октября 2008 г. принять планы противодействия коррупции в соответствующих федеральных государственных органах и государственных органах субъектов РФ. В качестве примера выполнения данного предписания представляется целесообразным упомянуть о Плане Министерства юстиции Российской Федерации по противодействию коррупции на 2008−2009 гг., утв. приказом Минюста России от 30 сентября 2008 г. № 219.

Пунктом 5 статьи 5 Федерального Закона «О противодействии коррупции» предусмотрено формирования органов по координации деятельности в области противодействия коррупции. Решение о создании таких специализированных органов принимает Президент Р Ф. Главной целью подобных органов является координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по реализации государственной политики в области противодействия коррупции. В состав органов входят представители федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и иные лица.

Органы по координации не имеют непосредственных полномочий в отношении неопределенного круга лиц, поэтому для исполнения их решений подготавливаются проекты указов, распоряжений и поручений Президента Р Ф, проекты постановлений, распоряжений и поручений Правительства Р Ф, которые в установленном порядке представляются на рассмотрение соответственно Президенту Р Ф, Правительству Р Ф. Также для исполнения их решений могут издаваться акты (совместные акты) федеральных государственных органов, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, представители которых входят в состав соответствующего органа по координации деятельности в области противодействия коррупции. Это позволяет заключить, что органы по координации выполняют совещательную функцию и лишь подготавливают решения «стабильных», постоянных государственных органов. Также органы не обладают компетенцией в юрисдикционной сфере.

В 2008 году при Президенте Р Ф был образован Совет по противодействию коррупции.

Основными задачами Совета являются:

— подготовка предложений Президенту Р Ф, касающихся выработки и реализации государственной политики в области противодействия коррупции;

— координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления муниципальных образований по реализации государственной политики в области противодействия коррупции;

— контроль за реализацией мероприятий, предусмотренных Национальным планом противодействия коррупции.

Совет для решения возложенных на него основных задач:

— запрашивает и получает в установленном порядке необходимые материалы от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ;

— приглашает на свои заседания представителей федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и общественных объединений.

Члены Совета принимают участие в его работе на общественных началах; заседание Совета ведет председатель Совета; решения Совета оформляются протоколом; для реализации решений Совета могут издаваться указы, распоряжения и даваться поручения Президента Р Ф.

Указом утвержден состав Совета при Президенте Р Ф по противодействию коррупции.

Для решения текущих вопросов деятельности Совета образован президиум Совета при Президенте Р Ф по противодействию коррупции. Председателем президиума Совета определен Руководитель Администрации Президента Р Ф.

В ч. 6 ст. 5 Закона «О противодействии коррупции» говорится о функциях Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров, которые в пределах своих полномочий координируют деятельность органов внутренних дел Российской Федерации, органов федеральной службы безопасности, таможенных органов Российской Федерации и других правоохранительных органов по борьбе с коррупцией и реализуют иные полномочия в области противодействия коррупции, установленные федеральными законами.

Часть 7 ст. 5 Закона «О противодействии коррупции» отдельно оговаривает участие в процессе противодействия коррупции Счетной палаты РФ как постоянно действующего органа государственного финансового контроля. В Федеральном законе от 11 января 1995 г. № 4-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» антикоррупционный аспект ее деятельности не выделяется. Однако анализ задач Счетной палаты РФ позволяет оценить важность информации, находящейся в распоряжении этого органа, для обнаружения коррупционных правонарушений (организация и осуществление контроля за своевременным исполнением доходных и расходных статей федерального бюджета; определение эффективности и целесообразности расходов государственных средств и использования федеральной собственности и др.).

Вместе с тем в условиях глобализации процессов мирового развития международных политических и экономических отношений, формирующих новые угрозы и риски для развития личности, общества и государства, Россия в качестве гаранта благополучного национального развития переходит к новой государственной политике в области национальной безопасности, в рамках обеспечения которой, в сфере государственной и общественной безопасности выделены основные источники угроз. Среди которых отмечается сохраняющийся рост преступных посягательств связанных с коррупцией.

Продолжение развития организационной основы противодействия коррупции в области обеспечения национальной безопасности, нашло в Концепции общественной безопасности в Российской Федерации, утвержденной Президентом Р Ф 20 ноября 3013 г., из которой следует, что Российская Федерация при обеспечении общественной безопасности на долгосрочную перспективу исходит из необходимости постоянного совершенствования системы обеспечения общественной безопасности, а также политических, организационных, социально-экономических, информационных, правовых и иных мер по предупреждению, выявлению и пресечению преступлений, связанных с коррупцией.

При этом Концепция является основополагающим документом стратегического планирования, определяющим государственную политику в сфере обеспечения общественной безопасности, а также основой для конструктивного взаимодействия в этой сфере сил обеспечения общественной безопасности и институтов гражданского общества, граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства.

Принимая во внимание что, несмотря на формирование соответствующих потребностям времени правовых и организационных основ противодействия коррупции, уровень распространённости этого явления в Российской Федерации продолжает оставаться высоким. Отмечаются многочисленные факты коррупционных преступлений, совершаемых против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

На основании этого основными направлениями деятельности сил обеспечения общественной безопасности в пределах их компетенции в области противодействия коррупции являются:

— выявление и последующее устранение причин коррупции и условий её возникновения, разработка и осуществление профилактических мер, направленных на снижение уровня коррумпированности общественных отношений, обеспечение участия институтов гражданского общества в профилактике коррупции;

— минимизация и (или) ликвидация последствий коррупционных правонарушений.

Таким образом, усиление курса на противодействие коррупции не предполагает системных и структурных изменений органов государственной власти. Российское законодательство не восприняло опыт многих стран по созданию специализированного органа противодействия коррупции с особыми полномочиями, включающими расследование коррупционных преступлений высших должностных лиц. Поэтому, как нам представляется несмотря на существенное увеличение денежного содержания чиновничьего аппарата, коррупция среди должностных лиц органов государственной власти как сформировавшаяся система общественных отношений не собирается в ближайшем будущем «сдаваться» и «пасовать» перед деятельностью федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц по противодействию преступным посягательствам связанным с коррупцией.

2.3 Меры по профилактике и предупреждению коррупции

В соответствии со ст. 6 ФЗ «О противодействии коррупции» профилактика коррупции осуществляется путем применения следующих основных мер:

1) формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению;

2) антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов;

3) предъявление в установленном законом порядке квалификационных требований к гражданам, претендующим на замещение государственных или муниципальных должностей и должностей государственной или муниципальной службы, а также проверка в установленном порядке сведений, представляемых указанными гражданами;

4) установление в качестве основания для увольнения лица, замещающего должность государственной или муниципальной службы, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, с замещаемой должности государственной или муниципальной службы или для применения в отношении его иных мер юридической ответственности непредставления им сведений либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также представления заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей;

5) внедрение в практику кадровой работы федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления правила, в соответствии с которым длительное, безупречное и эффективное исполнение государственным или муниципальным служащим своих должностных обязанностей должно в обязательном порядке учитываться при назначении его на вышестоящую должность, присвоении ему воинского или специального звания, классного чина, дипломатического ранга или при его поощрении;

6) развитие институтов общественного и парламентского контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции.

Указанные меры по профилактики коррупции реализуются в различных сферах:

1. Требования к государственному (муниципальному) служащему. К их числу относятся квалификационные требования. Нововведением является установление ответственности за непредставление государственным (муниципальным) служащим сведений либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также представление заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера супруги (супруга).

2. Профилактические меры, связанные с активностью общества. Как показывает исторический опыт, противодействие коррупции силами лишь представителей бюрократического аппарата, не является эффективной. Ситуация, в которой задачи, поставленные руководством страны, должны выполнятся чиновниками, погрязшими в коррупционных действиях, характерна и для России. В этих условиях особую актуальность приобретает более активное сотрудничество государства с институтами гражданского общества, повышение информационной открытости деятельности государственных органов для общества, а также повышение результативности общественного контроля за деятельностью государственных органов.

Общественный контроль должен иметь надлежащую нормативно-правовую базу. Так, в настоящее время, одним из органов общественного контроля является Общественная палата РФ. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 4 августа 2006 г. № 842 при федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственных федеральным министерствам создано 40 общественных советов, в функции которых входит общественный контроль за деятельностью соответствующего органа власти.

Субъектами общественного контроля являются также собственно общественные объединения, политические партии и союзы их сторонников. Осуществляют активную деятельность такие общественные объединения против коррупции, как: «Транспаренси Интернешнл», Национальный антикоррупционный комитет, Межрегиональное общественное движение «Против коррупции», Фонд ИНДЕМ и др. Они заняты аналитической, просветительской, консультативной деятельностью в области противодействия коррупции.

К методам осуществления общественного контроля по вопросам противодействия коррупции помимо прочего относятся: проведение конгрессов, совещаний, круглых столов, выпуск тематических брошюр, буклетов, методических рекомендаций, кодексов поведения и др.

3. Парламентский контроль. К формам и способам парламентского контроля относятся: участие парламента в формировании правительства, в назначении и смещении с должности ряда высших должностных лиц; обсуждение политики правительства и возможность выражения ему недоверия; контроль за использованием средств государственного бюджета и утверждение отчета об исполнении бюджета (через счетные палаты, контрольные управления); депутатские запросы; проведение парламентских расследований и парламентских слушаний, контрольная деятельность парламентских комитетов и комиссий; контроль за актами делегированного законодательства; создание специальных органов, осуществляющих от имени парламента контроль за соблюдением прав и законных интересов граждан (Уполномоченный по правам человека); ратификация международных договоров.

В целях противодействия коррупции представительные и законодательные органы в России могут применять все перечисленные формы. Однако при правовой регламентации форм парламентского контроля тема коррупции, как правило, специально не обозначается (например, в Федеральном законе от 27 декабря 2005 г. № 196-ФЗ «О парламентском расследовании Федерального Собрания Российской Федерации).

4. Институт антикоррупционной экспертизы. В настоящее время создана правовая основа для проведения экспертизы правовых актов на предмет наличия в них коррупционных факторов: принят и действует Федеральный закон № 172-ФЗ от 17 июля 2009 г. «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и утверждены Правила и Методика проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции.

противодействие коррупция конфликт орган

3. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ В ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПО ПОВЫШЕНИЮ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ

3.1 Проблемные вопросы противодействия коррупции в России

На сегодняшний день, коррумпированность должностных лиц органов государственной власти перерастает на новый качественный уровень, который характеризуется следующими чертами:

— принадлежностью к системе коррупционных отношений не только отдельных должностных лиц высших федеральных органов власти, но и определенных их подразделений и структур;

— иерархичностью коррумпированного аппарата, когда свое начало он получает в органах федеральной власти, доходя до низовых звеньев государственных органов, из чего строится цепочка принимаемых решений по вопросам преимущественно на основании денежных (имущественных) отношений;

— тесной связанностью коррумпированных должностных лиц с криминальными кругами общеуголовной и организованной преступности на основе взаимовыгодного сотрудничества и оказанием обоюдных услуг государственного и уголовного характера;

— принадлежностью к типичной системе коррупционных отношений должностных лиц правоохранительных органов, что, в свою очередь, является значительным фактором, тормозящим борьбу с коррупцией в государстве;

— существенным гражданским и правовым бессилием противодействия коррупции со стороны граждан, общества и отдельных организаций и учреждений.

К этому следует добавить, что доля экономических преступлений (в организованных формах) совершаемых лицами, имеющими коррупционные связи, в общем количестве зарегистрированных организованных преступлений в сфере экономики постоянно растет, и как следствие, причиняемый такими преступлениями материальный ущерб продолжает сохраняться на высоком уровне. Если еще учесть высокий уровень латентности экономических преступлений, совершаемых в организованных формах должностными лицами, имеющими коррупционные связи, то нетрудно представить, какие масштабы реального вреда «работают» против упрочнения честных рыночных отношений в стране.

Кроме того, как отмечает Э. Ю. Грибакина, особенностью современной коррупции является наличие в реальной жизни сознательного обеспечения тайны коррупционных связей. Это способствует формированию ситуации, когда коррупция — как скрытая форма отношений — преступлением не признается и как таковая не является предметом юриспруденции. При этом само противодействие сводится только к пропагандистской акции, которой обеспечивается мощная теневая завеса, маскирующая данный тип социальных контактов, обозначенных словом «коррупция». Возникают также сложности на пути к изучению коррупции благодаря, в частности, режиму секретности, прежде всего в органах власти и управления. Попытки ученых исследовать коррупционные сети, например, путем проведения массового опроса чиновников не удаются.

Таким образом, целенаправленное прикрытие коррупционных связей достигается также за счет того, что борьба с ними возлагается на самих коррупционеров. Наличие принципа, условно назовем, «рука руку моет» позволяет удерживать информацию о коррупционных контактах от широкого распространения.

В целом на сегодняшний день можно констатировать высокий уровень продажности должностного аппарата государственных органов власти, части правоохранительных и судебных органов, что негативно влияет на развитие политической системы, экономики и социальной сферы, переходящей в реальную угрозу национальной безопасности.

3. 2 Понятие конфликта интересов на государственной службе: порядок предотвращения и урегулирования

Изначально конфликт интересов был нормативно закреплен в законодательных актах, которые регламентируют гражданско-правовые отношения, но с принятием Закона о государственной гражданской службе конфликт интересов приобрел и публично-правовой аспект.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой